электронная
72
печатная A5
296
18+
Любимые стихи

Бесплатный фрагмент - Любимые стихи

избранное


5
Объем:
136 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-3598-1
электронная
от 72
печатная A5
от 296

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Изумруды и рубины

И зачем без ножа резать сердце мне?

Ведь тобою вся жизнь расколота!

Снова я создаю коллекцию:

Вышиваю по бархату золотом.

Снова в вазу поставлю кисти,

Соберу в коробку сангину.

Изумруды беру для листьев,

Для цветов я возьму рубины.

Вышиваю, а слезы льются,

Окропляя каймою платье…

И уж больше не посмеются

Надо мной твои лживые братья.

За любовь твою вытру слезы,

Не согласна на половину!

Изумруды вошью я в розы,

Но а в листики их — рубины!

Притворяешься?

Притворяешься, злой притворщик,

Что сейчас безразлична тебе?

Притворяйся — плохой заговорщик

Из тебя в одинокой судьбе!

Восхищенно-надменным взглядом

Ты умеешь порою смотреть.

И словесным прогоркшим ядом,

Как дубинкой, ты можешь «огреть»!

Так давай же не будем друг другу

Так отъявленно мерзко мстить!

Так помиримся, взяв себя в руки,

И о многом мы сможем забыть!

5 июня

Тихая музыка танца,

Дрогнули руки твои,

И мне захотелось отдаться

Всецело твоей любви!

О, нежные сильные руки!

Свели вы меня с ума!

Вы только прибавили муки,

И кругом пошла голова.

Скользят твои руки по телу,

Сливаются с темнотой…

Зачем я тогда несмело

Спросила тебя: «Что с тобой?»

А ты, будто слов не слышал,

Сильнее в объятиях сжимал.

И в танце то выше, то ниже,

Смеясь надо мною, ласкал.

И тайная жгучая сила

Хотела ответить любви…

Тогда ты сказал мне: «Спасибо,

Теперь посиди, отдохни!»

Почему?

Почему поцелуев боишься,

Словно яда гремучей змеи?

Почему порою стыдишься

Ты бушующей страстью крови?

Почему оттолкнешь, если хочешь

Ты забыться в любви со мной?

Почему к сладострастной ночи

Не вернешься, желанный мой?

Возвращайся, прошу, умоляю,

Хоть на час ты в объятия мои!

И я снова с тобой познаю

Все превратности грешной любви!

Страстный взгляд…

Страстный взгляд, плотно сжатые губы

Вновь поранили сердце мое.

«Не люби!» — говорила сквозь зубы, —

Не люби не меня, не ее!»

Долго плача, любви искала

На искусанных в кровь губах,

Ведь для совести надо мало,

Чтоб помучить могла в страшных снах.

Осознала потом, что грешила,

Прогоняла желание свое!

Славный, нежный, красивый, милый,

Обнажи скорей чувство свое!

Подойди же ко мне с поцелуем

И рукою своей обвей!

Может быть, я даже ревную

К той, другой, и не только к ней!

Поцелуи твои отравлены

Поцелуи твои отравлены

Нежным ядом любви и страсти,

А романтика грустью приправлена

И шикарных ночей сладострастьем.

Невозможно в тебя не влюбиться,

К каждой женщине возревнуя!

Невозможно тобой напиться,

Оторваться от поцелуев.

Невозможно в разлуке томной

С сердцем раненым находиться.

И с желанием тайным нескромным

Невозможно тобой насладиться!

Говорят, что разлука лечит,

Да неправда все это, милый!

Я-то знаю, разлука калечит

Мое сердце и душу, любимый!

И когда ты приедешь ночью.

Беспощадно меня ревнуя,

Не дам повода и нарочно

Буду ждать тебя с поцелуем!

Мои волосы пахнут мятой

Мои волосы пахнут мятой,

Но а губы — сладкой малиной.

Ты скажи мне, теперь где спрятан?

В синем море? В лесной полыни?

Ты скажи мне, зачем оставил,

Приручил, оттолкнул и бросил?

Передернул всю жизнь, исправил

Плюсы, минусы, жесткие оси…

И амебой меня бесхребетной

Сделал враз, а потом оставил,

Нет, не нужно любви заветной,

Ты же хочешь любви без правил!

Прав лишь ты, но а я не очень,

Я всегда неправа, любимый!

Подожду я, когда захочешь

Поцелуев опять в полыни!

Твои губы пахнут рябиной,

Но а волосы вовсе не пахнут!

Жду тебя вновь и вновь, любимый,

Ясным соколом, сизой птахой!

Прилети и ударься о земь,

Чтобы так о любви ты вспомнил,

Никогда чтоб меня не бросил,

А оставил с собой надолго!

Рыцарь

Мимо замка, по узкой дорожке

Шел печальнейший белый рыцарь,

Но а в замке жила королева

Одинокою запертой птицей…

Был тот рыцарь все время спящим,

На глазах пелена — не видел,

Что нет той королевы краше,

Что к нему она выходила!

Каждый день на рассвете рыцарь

Проходил мимо окон прекрасной,

А она, сильно раненой птицей,

Ожидала его, как в сказке.

Но однажды, забыв о муке,

Захотела любовью согреться.

Из окна — да к любимому в руки…

И разбила о камни сердце.

Благородство

Благородство — любимого имя

Моего одного его!

Как прожить без него, красивого?

Как теперь засыпать без него?

Мне понравилось спать с тобою,

Находясь под защитой твоей!

Я спала две ночи спокойно,

Словно в детстве среди добрых фей!

Словно ангелы крылья сложили

На постель для тебя и меня.

И чудесно они любили

Твой — меня, но а мой — тебя!

Одинокое прощание

Я прощаюсь всегда одиноко

Каждый раз, расставаясь с тобой.

Кареглазый прекрасный высокий,

Ты становишься не со мной…

Одиночество вновь поглощает

Без тебя! Без тебя! Без тебя!

И отчаяние накрывает

Черной скатертью, не любя.

Неужели совсем не чувствуешь,

Что люблю, что ты нужен, любимый!

Оглянись, полюби, помучься,

Поделись тем, что таимо!

Я прошу, человеком сделайся,

Не картиной, не мраморной стойкой.

И приди, наберись же смелости,

И покайся в неверности плотской…

Может быть и прощу, а может

Тихо стану страдать и плакать,

А тебе уж никто не поможет,

Возврати меня в серую слякоть!

Не копай

Не копай мои мысли странные,

Не уйдет наше время вспять.

А стихи мои черствые, бранные

За тобой плетутся опять.

Где мужчина красивый славный,

Что рассказами развлекал?

Где любовь, что проносится плавно

Мимо рек и пустынных скал?

Мысли

Долго мы с тобою не виделись…

В твоем сердце стальная злость,

Ну а я на тебя обиделась,

Только сердце к тебе рвалось.

Вырывалось из рёбер до боли

И летело послушно к тебе…

Сколько надо жестокой воли,

Чтоб его притянуть к себе?

Привязать нежно-алое сердце,

Приковать, пригвоздить, притачать,

А потом тихо с милым согреться

И тихонечко помолчать!

Мечта

Я хочу поскорее похитить

У всех женщин тебя навсегда.

И любовью любовь нежно выпить,

Пусть прольется она, как вода.

Пусть горящею желтой сталью

Опояшет тебя навсегда,

Пусть любовь поспорит с печалью

И останется на года.

Нельзя

Нельзя тебя любить… запретом

Сжимают сердце тяжко кандалы

Стыда и боли, что легли обетом

И заточили острые колы…

Ты не узнаешь, не ищи напрасно

Меня одну в июльский шумный вечер.

Останусь я опять в тени несчастной

Смотреть, как светят ярко свечи.

И карий взгляд твой больше не коснется

Ресниц и губ моих, души моей.

И сердце бедное уж не порвется,

Когда узнаю, что уходишь к ней.

Пусть вкус любви, пьянящий, словно дым,

Тебе расскажет коротко и точно,

Как мною ты давно уже любим,

Прекрасный нежный, но чуть-чуть порочный.

Мне хотелось бы…

Мне хотелось бы, чтобы вечером

Прогулялся по лужам со мной…

Чтобы было тебе делать нечего,

Мой желанный и дорогой!

Мне хотелось бы, чтобы рядом был,

А не где-то там, далеко…

Неужели не знаешь ты?

Без тебя мне уже нелегко.

Нет, не знаешь и не узнаешь

О моей одинокой любви

Все прекрасно всегда понимаешь,

И поэтому просто живи!

Просто так, не лукавя, смело,

Дерзко маску с лица ты сбрось!

Но рисуешь вновь белым мелом

Эту новую маску — злость!

Мой желанный

Мой желанный, скорей забери

Меня снова в мечты свои!

И себя вновь со мной помири,

Вот об этом все мысли мои!

Мысли все об огне, что ночью

Разгорелся в тени украдкой.

Неужели любви ты не хочешь?

Неужели с тобой все в порядке?

Нет, конечно, сгорая, любишь

Точно так же, как я, ночами.

И меня ты не скоро забудешь,

Разрываемый ночи страстями.

Не ревную

Не ревную! Как странно это!

Разве можно? Не может быть!

Неужели печальным светом

Озарённая, стану стыть?

Льда не нужно на сердце горячее,

Не хочу замерзнуть совсем!

Надоела мне жизнь собачья

С обострением горьких проблем.

Где же милый абстрактный образ?

Кто ты: гений или герой?

Я, быть может, во тьме суровой

Повстречаю тебя порой…

Слава богу, что ты не гений,

А тем более не герой!

Я надеюсь, во имя мнений,

Не пожертвуешь подло мной…

Одна. Себе

Одна? Зачем идешь гулять одна?

Я удержать тебя пока не в силах…

Как плохо отражается весна

В глазах твоих зеркальных милых.

Я не могу идти сейчас с тобой

По набережным города песочным.

Ты счастлива, укравшая покой,

Идущая прогулкой в одиночку?

Скелет из шкафа

Не в аду я живу, не в раю:

Серо в жизни моей унылой.

Я из шкафа скелет достаю,

Вспоминаю о том, что было.

Вспоминаю о счастье том,

Как могла я к тебе приехать.

Вспоминаю я ночью и днем

О твоих и моих успехах.

Сколько можно любовь оживлять?

Неужели всегда буду помнить?

Буду думать о нем опять:

Самом нежном прекрасном скромном.

Грусть и тоска

Грусть и тоска сжали сердце,

И теперь я снова во сне,

Так не сыпь мне, любимый, перец

На открытые раны мне!

И бадьян, и корицу не сыпь мне.

Не заглушишь приправами боль.

За любовь мою душу выпей,

Ароматом не лей любовь.

Не целуй сладко в губы меня,

Не плати жестокостью мне.

Ты не сталь, ты скорей броня,

Замурован в гранитной стене.

Обрученная с Одиночеством

Не на радость, не на беду

Исполняется злое пророчество.

Тихо ночью украдкой иду,

Обрученная с Одиночеством.

Шелестит на поле ковыль.

С тучей месяц играет в прятки,

И от чувства лишь серая пыль,

И бегу от любви без оглядки!

Возрождаются тихо мечты,

Забывается злое пророчество.

На пути повстречался ты,

Перевенчанный с Одиночеством.

Заплети одну косу, красавица!

Заплети одну косу, красавица,

Чтоб свободною быть опять.

Чтобы снова ему понравиться,

Чтобы милой женою стать.

Чтобы женской красой до ночи

Восхищаться он мог опять,

Чтоб понравиться так, между прочим,

Чтобы нежной женою стать.

Чтобы волосы чудной гривой

Вновь рассыпались по плечам.

Чтобы верить его красивым

Страстным добрым, но лживым словам.

Белая лебедушка

Я лебедушкой белой

Мимо счастья плыву.

И рукою несмелой

Землянику сорву.

Красной ягодой спелой

Угощу я тебя.

И молитвой умелой

Заколдую, любя.

И красивый мой жалкий

Песню нежно споет.

И в полях с красноталом

Одиноко умрет.

Я лебедушкой белой

Одиноко плыву

У тебя, мой несмелый,

Поцелуи сорву.

Эолова арфа

Хуже нет одиночества кары

И любви самой пылкой на свете.

Нежный ветер Эоловой арфой

Мне играл эту песню на флейте.

Не ищу я свиданий томных

У того ночного костра,

Поцелуев его, нескромных

И ответа: «Все было вчера!»

Не ищу любви новой и старой

И не жду я письма в конверте,

Только ветер Эоловой арфой

Мне сыграет опять на флейте.

Прекрасный Князь зловещей серой Тьмы

Иду по замку мертвой тишины,

Во тьме глубокой еле слышен шаг.

Теперь мне боль и грубость не нужны,

Теперь со мной играет черный Страх.

И света нет нигде, и замер замок,

Лишь синий огонек вдали мелькнет,

Но жду я миг, который будет сладок,

И у меня его никто не отберет.

Вхожу я в зал просторный тихо и достойно,

И думы восхищением полны.

Меня здесь встретит нежный и спокойный

Прекрасный Князь Зловещей серой Тьмы.

Плачущий Ангел

Плачет Ангел, слезами смывая

Обиды жестокую боль.

Плачет он, кляня и рыдая

Порочащую любовь.

Плачет, смывая слезами раны

С крыльев своей души.

Капают слезы на раны рваные:

Больше не смей грешить!

Падшей любовью другого Ангела

Хотел он тогда искусить,

Вот и страдает он в муках пламени,

Его уж не воскресить!

Ангел с глазами карими ясными,

Что будешь делать ты?

Смотри, не убей отказами властными

Ее синеглазой мечты!

Осенний стих

Увязли в георгинах цветники,

Курится пруд с соленою водой.

Здесь осень без печали и тоски

Играет акварелью золотой.

Сусальным золотом отцвечен храм,

Кружатся листья хороводом цвета,

Но скоро всё и тут, и там

Накроет серостью ноябрь без света…

Ненавижу осень

Я ненавижу осень,

Идет хандра.

И неба просинь

Уже уходит во вчера.

И накрывает холод,

И нет тепла.

Любовный голод…

Ночная мгла…

Ноябрь

Акварели «по-мокрому» писаны

В ноябре на туманном листе.

И хотелось собраться с мыслями,

Но уж мысли размыты все.

Их размыла печально осень,

На листах отражая стихи.

И в кричащем многоголосье

Летят лебеди мимо ольхи.

И размазало акварелью

Лужи, пруд и дома, и храм…

Так ушло лето с яркой пастелью,

Осень бросилась серо к ногам.

Под лучом весеннего солнца

Жизнь не стала ни капли хуже,

Все прекрасно и в розовом цвете

Заливаются золотом лужи —

Это солнце весеннее светит!

Настроение изменчивым стало,

Словно легкий весенний ветер.

То, что есть, не покажется малым,

И пусть душу любовь не треплет!

И все чаще, любви вопреки,

Закрываю души оконца,

И лечиться хочу от тоски

Под лучом весеннего солнца.

Осень

Желтый лист устилает землю.

Уже год пролетел, снова осень.

А тоску я опять не приемлю —

Пусть крылатое счастье уносит!

Вспоминаю, как шли по аллеям

Мы с тобой, позабыв о печали,

И друг другу сказать успели

Обо всем, о чем мы мечтали.

Тают в дымке виденья прекрасные,

И взметается чувство ввысь.

Мы, красивые, оба несчастные,

Увидевшись, вновь разошлись.

На Семь ветров

На золотых вершинах сосен,

Дерев, кустов

Играет солнце ярко.

Не нужно слов,

Не станет жарко.

То осень золотая

Кружиться будет опять с зимой,

То в листопаде желтом искрясь, играя,

Шел снег порой.

И падал ночью он, нас укрывая

В тени дворов.

Мы молча шли, слова роняя,

На «Семь ветров».

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 296