электронная
133
печатная A5
304
18+
Люби меня тайно

Бесплатный фрагмент - Люби меня тайно

Объем:
96 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0050-5657-3
электронная
от 133
печатная A5
от 304

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Запахи кофе и свежей выпечки назойливо дразнили женщину, уговаривая её попробовать хотя бы кусочек тающей во рту сдобы, выпить чашечку кофе. Манящие ароматы змеем искусителем вырывались из маленьких кафе, расположенных прямо в коридорах делового центра в Ла-Дефанс.

Вивьен-Эстер очень хотела остановиться, сесть за столик, с наслаждением вытянуть гудящие от долгой ходьбы ноги, сделать глоточек латте, и с удовольствием впиться зубами в ароматный бок круассана. Но на документах не хватало ещё одной подписи, а до обеденного перерыва оставалось пять минут. С сожалением пройдя мимо очередного кафе, и, улыбнувшись красавчику-бармену, она подошла к нужному офису.

Войти не успела. Дверь перед ней распахнулась, и в коридор выскочила её школьная подружка Софи. Женщина пересекла широкий коридор делового центра, уткнулась головой в оконное стекло и зарыдала.

— Софи! Что случилось? — взволнованно спросила она, сразу забыв обо всех своих планах. Её подруге было плохо — к чёрту все дела!

Она подошла к плачущей женщине, обняла её за вздрагивающие от рыданий плечи, провела рукой по волосам, пытаясь успокоить.

Вивьен-Эстер и Софи вместе учились, и дружить стали класса с десятого. Не то чтоб это была такая уж близкая дружба, но девичьи воспоминания всегда сближают, и теперь уже взрослые, женщины частенько делились друг с другом наболевшим. Софи была разведена и в последнее время пыталась устроить свою личную жизнь, но как она говорила: «Попадаются одни козлы». Сейчас её лицо симпатичным назвать было трудно. Красный, распухший от слёз нос, потёкшая тушь, стёртая помада.

— Что случилось, Софи? — спросила она притихшую на её груди женщину.

— Он меня бросил!

— Кто бросил? Ты уже целый месяц ни с кем не встречаешься, — удивлённо сказала Вивьен-Эстер.

— Базиль! — с болью в глазах ответила Софи.

— Какой Базиль? — не поняла женщина.

— Он со мной в группе познакомился.

— В какой группе, ты же никуда, кроме фитнеса не ходишь?

— В интернете, в группе поэтов. Базиль- поэт, недалеко от меня живёт, в Сюрене.

— Но ты же не поэт! Или поэт? Ничего не пойму, — немного удивлённо произнесла Вивьен-Эстер.

— Я хотела с настоящим поэтом познакомиться, вот и зашла в группу, — ответила подруга. Она понемногу успокаивалась, её плечи перестали дрожать, голос чуть окреп.

— Зачем тебе поэт? Сходи в сквер Жана-Риктюса и слушай их бесплатно сколько хочешь, хоть каждый день с утра до поздней ночи.

— Нет, не таких поэтов. Мне не хватает душевного тепла. Я хотела, чтобы мне посвящали стихи, называли своей Музой. А Базиль, он такой возвышенный, утончённый. Не то что эти дураки офисные. Только и могут в вырез блузки заглядывать, да слюни пускать, а как жениться- так ни одного желающего. А мне уже тридцать пять лет, у меня уже вон, морщинки появились! Кому я морщинистая нужна бу-у-ду!

Женщина снова расплакалась, вытирая слёзы кусочком бумажного полотенца.

— Ты познакомилась с ним в интернете, он читал тебе стихи и говорил, что жить без тебя не может. Но что-то пошло не так, и он тебя бросил. Правильно? — спросила Вивьен-Эстер.

— Неет — сквозь слёзы ответила заплаканная женщина.

— Так что же случилось между тобой и этим «возвышенным» негодяем?

— Всё было хорошо. Он мне понравился, я ему. Целый месяц романтической переписки, признания в любви, клятвы, говорил, что жить без меня не может. Писал, как будет страстно целовать меня при встрече и носить на руках, потому что я- богиня. В субботу предложил встретиться. Я готовилась, причёску новую сделала, платье купила. Сходила с ним на свидание. Всё было как в сказке. Но сегодня он написал, что бросает меня. Просто так, без повода.

— Успокойся, просто так ничего не бывает. Иди работай. Вечером, часиков в восемь, приходи ко мне. Вместе мы во всём разберёмся.

Софи перестала плакать, вытерла слёзы.

— Спасибо тебе, Вивьен, я думала — умру! Сердце так и разрывалось. Ты такая хорошая!

Рабочий день у Вивьен закончился ровно в восемнадцать ноль-ноль. Слава богу, сегодня не пришлось задерживаться, подводя итоги дня. Неспешно убрав бумаги со стола, она вышла из своего кабинета, сдала ключи пожилому охраннику и отправилась домой.

Дома всё было как обычно, муж пришёл чуть раньше и уже сидел за компьютером. На экране мелькали фишки и карты. «Чёртов покер!», — со злобой подумала она.

— Бонсуар, дорогой, — поприветствовала она мужа.

— Привет, дорогая, — ответил он, не вставая с кресла.

А ведь ещё полтора года назад он встречал её в прихожей, помогал раздеться, целовал, говорил, что скучал, обнимал, мял её попку, впивался в губы страстным поцелуем. Как будто всё это было в другой жизни.

— Как на работе? — спросила она.

— Да всё нормально, у тебя как?

— Работаем потихоньку. Килюс опять пьяный пришёл, ты его, наверное, помнишь. Мы с ним в одном кабинете сидим.

— Да помню, а он что, запил?

— Они с женой последнее время как кошка с собакой.

— Может, помирятся?

— Может и да, а может, и нет, — ответил муж.

— Жермен, посиди со мной пока я ужинаю, — попросила она супруга. Ей хотелось поговорить, рассказать ему последние новости, посоветоваться по поводу совместных выходных, да и просто посидеть с ним рядом.

— Не могу, онлайн-турнир по покеру начинается, хочу посмотреть.

— Ну, а в кино вечером сходим? — с надеждой в голосе спросила она.

— Нет, вечером у меня дела, — ответил супруг. — В покерный клуб пойду. Я на прошлой неделе сто евро проиграл, сегодня буду отыгрываться.

— Вы как дети малые со своим покером! Лучше бы своими жёнами занялись! — гневно ответила Вивьен-Эстер.

— Успокойся, женщина, — сказал он, нахмурив брови. — Ложись без меня, я буду поздно.

«Опять придётся одной засыпать, — грустно подумала Вивьен-Эстер, — не в первый раз уже. Что бы он сгорел, твой покерный клуб!» Она будет лежать и ждать чуда. Может свет отключат или полиция закроет это заведение, отбирающее у неё мужа. Тогда они заснут вместе, крепко прижавшись друг к другу. Вивьен-Эстер будет чувствовать рядом горячее тело мужа, уляжется на его плечо, будет водить рукой по его груди, животу, а может и опустит её ниже, станет говорить всякие глупости, наслаждаясь минутами такой необходимой обоим, душевной близости.

Вспомнила, как спросила у матери, почему у неё два имени: Вивьен и Эстер? «Доченька, твоя бабушка Эстер была очень счастливой женщиной. Она прожила долгую жизнь с мужчиной, который взял её замуж в восемнадцать лет. Это был её первый и последний брак. Они с твоим дедом прожили душа в душу целых пятьдесят лет. Я надеюсь, её имя принесёт тебе счастье».

«Судя по тому, что сейчас происходит с нашими чувствами, быть семьёй нам осталось недолго», — подумала женщина. Бабушкино счастливое имя в этот раз не сработало.

В дверь позвонили.

— Дорогая, ты кого-то ждёшь? — крикнул из-за компьютера Жермен.

— Да, ко мне Софи пришла, мы с ней на кухне по бокальчику вина выпьем и поговорим о своём, о женском.

— Ну вот Вивьен, — продолжила Софи, отпив глоток красного вина, — так я и попала в эту группу поэтов. Все вежливые, культурные, ко мне только на «Вы» обращаются, интеллигенты, одним словом. Я сказала, что я начинающая поэтесса, и мне нужен наставник. Они сообщениями меня засыпали, все хотели мне помочь. Я просмотрела странички желающих и выбрала Базиля.

— Почему его? — уточнила Вивьен.

— Ему тридцать семь лет, живёт со мной в одном городе, и он симпатичный мужчина, — ответила подруга. — Позавчера он пригласил меня на свидание. Ну ты же знаешь, я трусиха ещё та, поэтому согласилась, с условием, что мы встретимся в людном месте, и выбрала «наш» парк.

— Это какой? Форт Мон-Валерьен?

— Да. Он безопасный, там всегда много людей, и он весь в фонарях, — ответила и, задумавшись, она замолчала.

— Ну, так встретились? — Вивьен была в нетерпении.

— Ты знаешь, я ведь до этого его никогда не видела, только фотки в интернете. Да и ты понимаешь, то, что мы видим на экранах компьютеров или телефонов, зачастую, к реальности не имеет никакого отношения. Конечно же, я боялась этой встречи. А вдруг, я ему не понравлюсь? Моё фото на поэтической страничке немного подретушировано, — ответила она и снова замолчала.

Вивьен долила ей вина, сунула бокал в руки.

— Ну, давай, за нас красивых, за них козлов! — произнесла она извечный женский тост.

Они выпили, закусили кусочками «Эддема»

— Ну, и что дальше, он оказался мелким и страшным мужичком? — спросила Вивьен.

— Ты знаешь, я ведь и этого ожидала. Я была уверена, что если сходство с его фотографией и будет, то минимальное. К такому развитию событий я и была готова. Но, всё оказалось совсем не так.

— А как? — в ожидании подробностей спросила Вивьен. — Он старый страшный одноногий клошар?! — решила уточнить она.

Не дождавшись ответа, от негодования, хлопнула ладонью по столу.

— Я всегда знала, что знакомства по интернету так и заканчиваются –разочарованием!

— Нет, он оказался ещё лучше, чем на фото, — с грустью ответила Софи и сделала большой глоток вина.

Теперь «подвисла» Вивьен. В её голове не укладывалась такая информация. Ну как, как такое возможно? Не может быть, чтобы человек оказался даже лучше, чем на фото!

— Да, именно так, обаятельный, широкоплечий красавец. Я стояла, рассматривала входящих в парк мужчин, и ждала человека, хотя бы отдалённо похожего на фотографию в группе.

«А кого ждёт такая обворожительная девушка?» — его голос очаровал меня с первых звуков. Он стоял чуть сбоку и улыбался. Красив, подтянут, обаятелен.

«Жаль, что не тебя, красавчик», — ответила ему я, улыбаясь во все тридцать два зуба. Я старалась ему понравиться с первых секунд. Но с горечью подумала, что жду другого.

«Вы Софи?» — спросил он с озорными искорками в глазах.

«Да, я», — ответила удивлённо.

«Привет, я Базиль, вы меня ждёте», — Софи сделала ещё глоток вина.

— Ты знаешь, есть такое выражение — «выпрыгнуть из трусиков»? Так вот, после его слов о том, что он мой интернет-знакомый, я думала так и случится.

— Это был он! — воскликнула Вивьен. От удивления её рука с бокалом вина застыла в воздухе.

— Да. Вивьен, ты знаешь, о чём я подумала в первые секунды?

— Конечно, что тебе чертовски повезло. Бог услышал твои молитвы и послал супер-мужчину.

— И я об этом тоже. Я подумала, что он для меня слишком хорош, почувствовала себя уродиной рядом с таким красавчиком. Так вот, он сказал буквально пару комплиментов, но преподнёс так, что я почувствовала себя королевой. Ты знаешь, я всё время была напряжена, но после его искренних слов, будто вынырнула из-под воды. Звуки, ароматы, разговоры, скрипы, шум деревьев, всё это вдруг проявилось, словно изображение на Полароиде. Приятная музыка, запах жареных каштанов, смех гуляющей молодёжи, тёплый летний ветерок и красавец мужчина, превратили вечер в сказку. Через полчаса после знакомства, я была готова идти за ним на край света, сделать всё, что он попросит. Я как бы случайно дотрагивалась до него, когда оказывалась слишком близко, жадно вдыхала аромат мужского парфюма. Даже прикасаясь к его одежде, я получала удовольствие. Я чувствовала себя влюблённой семнадцатилетней девушкой, это было волшебно. Моё сердце в тот вечер билось только для него.

Мы гуляли до самой темноты. Посидели в кафе, покатались на каруселях, даже в тире стреляли. Базиль учил меня правильно целиться. Когда он прижимался сзади и рассказывал на ушко о мишени и прицеле, я таяла словно кусочек масла на солнце. Он читал мне стихи. Казалось, что я попала в фантастическую страну. Боялась сделать резкое движение, чтобы не разрушить происходящее со мной волшебство. Базиль оказался мужчиной моей мечты.

Софи сделала очередной глоток вина.

— Слушай, а у тебя коньяка нет? Мне так плохо, что вино уже не помогает.

— Да, сейчас.

Хозяйка достала початую бутылку коньяка, лимон. Налила. Софи выпила, поморщилась и закусила шоколадкой.

— Вот скажи мне, а что с ним не так? Видный, красивый мужчина знакомится в интернете, что-то здесь не так. Может он импотент? — спросила Вивьен подругу.

— Я об этом тоже думала, самым краешком сознания. Слишком всё хорошо началось для одинокой женщины. Полгода без мужика, а тут такой красавчик, — ответила Софи. — Ты помнишь, ту лавочку, что сделали ребята в кустах за летним кинотеатром?

— Конечно, помню. Я там целоваться училась, её мальчики «места для поцелуев» называли. Такое место не забудешь.

— Со мной там тоже самое происходило. Именно туда я и затащила его, на «звёзды посмотреть». Я даже забывала ему в глаза смотреть, изучала ширинку и думала о том, что там под ней. Отбросила в сторону стеснение и полезла к нему в штаны.

— Он, наверное, в шоке был от твоего поведения? — спросила Вивьен.

— Ну да, удивился, но быстро взял себя в руки, а вернее, отдался моим, — захихикав, ответила она.

Софи снова замолчала, думая о чём то своём.

— Ну, что дальше то было, не тяни кота за хвост, — возмутилась Вивьен её молчанием. — Рассказывай, что у него в штанах? — она вся просто изнемогала от любопытства.

— Ты знаешь, я была готова ко всему. Не могло всё быть так хорошо, — продолжила Софи, отпив маленький глоточек коньяка. — Сначала, я сделала то, о чём мечтала весь вечер. Поцеловала его в губы. Страстный, горячий поцелуй. Наши языки переплетались, а губы жадно прижимались к губам. От поцелуя закружилась голова, захотелось, чтобы он посильнее обнял меня и не отпускал. Но мне надо было проверить, насколько он мужчина. С трудом оторвавшись, присела перед ним и расстегнула молнию брюк, запустила руку в трусы, и…

— Да не тяни! Что там? Всё плохо? Я так и знала! — от наплыва эмоций у Вивьен даже кольнуло сердце.

— Ты представляешь, я воспитанная женщина, которая на работе не разрешает коллегам даже смотреть в свою сторону, на первом же свидании полезла мужчине в трусы, с явным намерением полапать его дружка и взять его в рот.

— Фу, Софи, как грубо, в рот! — с притворным ужасом сказала Вивьен.

— Минет ты дома мужу делаешь, от большой любви. Если на первом же свидании, на старой лавочке в кустах, ты решила это сделать, то просто открываешь рот и берёшь его в надежде, что мужчина тебе перезвонит на следующий день, — ответила она. — Ты представляешь, что за несколько часов общения он сделал из меня шлюху? Меня, женщину, которая не давала первому мужу до свадьбы! Меня, которую слизняки нашего отдела прозвали «Принцесса» за то, что я не обращаю внимания на их попытки ухаживаний. Если бы неделю назад мне сказали, что на первом же свидании, я полезу в трусы мужчине, с которым знакома всего несколько часов, я бы смеялась до икоты, — Софи снова замолчала, вероятно, заново переживая тот вечер.

— Наливай подруга, — с улыбкой сказала она. Хотя, улыбочка получилась так себе, грустненькая. Выпили, закусили лимончиком.

— Софи, так что там, в штанах?!

— А в штанах, подруга, оказался крепкий мужской член. Честно говоря, я думала о том, что произойдёт дальше, если он не стоит. Я бы разрешила ему проводить себя домой, и забыла об этом на следующий день. Сказать по правде, я на это и рассчитывала. А вот то, что он может стоять, я как-то и не подумала. Моя рука в его трусах сжала горячий, готовый к употреблению орган. Это было неожиданно. Судя по тому, что я нащупала, он был идеального для меня размера и толщины.

— Он был большой?! — заинтересованно спросила Вивьен.

— Нет, самый обычный, сантиметров 14—15. Зачем мне большой? Терпеть неудобства и боль от размеров? Я хочу получать от секса удовольствие, а не дискомфорт. Ты знаешь, того что случилось со мной через несколько секунд, не было никогда. От низа живота ударила волна. Она была резкой, тягучей и сладкой. Ударила вверх через грудь, заставляя соски одеревенеть от желания, и затопив голову, напрочь смыла стыд и благоразумие. Откатила в промежность, да так сильно, что у меня аж трусики промокли. Я очнулась уже с его членом во рту. Яростно насасывала, так жадно, что пару раз слышала свои причмокивания.

— У тебя мужика полгода не было, поэтому так и получилось, — решила Вивьен успокоить подругу.

— Это не первый раз, когда я долго сижу без ласки. Нормального мужика я найти не могу, а с остальными трахаться противно.

— Софи, не хочу тебя расстраивать, но у тебя слишком высокие требования к мужчинам, и завышенная самооценка. Поэтому тебя и прозвали «Принцессой».

— Обычно, я контролирую весь процесс, но не в этот раз. Страсть, жгучая, как мексиканский перец, и острая, как скальпель, всепоглощающее желание и дикая похоть, наслаждение и удовольствие — адским коктейлем затопили все клеточки моего тела. Это была не я. Вместо меня, с членом во рту и на коленях, стояла похотливая сучка, которая хотела почувствовать горячую сперму на своём лице. Я сама попросила его кончить сначала в рот, а потом на лицо. Первая порция тягучей жидкости, попавшей в рот, заставила меня испытать микрооргазм. Я её проглотила! Представляешь! А потом, как послушная, готовая на всё ради своего хозяина собачка, подставила лицо под горячие капли. Так я ещё и тёрлась о его член, размазывая по щекам его семя вперемешку со своей слюной, втягивала запах его головки, закатывая глаза от удовольствия. Это было как наваждение, я не понимаю, что со мной произошло. Господи, как низко я пала за один вечер!

— И на этом всё закончилось? — спросила Вивьен подругу.

— Нет, это было началом моего падения в бездну. Ты даже не представляешь, какое дикое желание обладать этим мужчиной меня накрыло. Я еле сдерживала себя, чтобы его не покусать. Ещё минуту стояла перед ним на коленях, не могла прийти в себя. Держалась за его бёдра, и таращилась на его член, застыв словно статуя.

«Софи, вставай», — сказал он, и помог мне подняться. Стою, смотрю на свои колени. Они в царапинах, с парой прилипших маленьких веточек и зелёными пятнами от листьев. Представляешь, я стала перед ним на колени, чтобы было удобнее сосать! Я! На колени! Перед мужиком! В кустах! И меня не смущали ни листья под ногами, ни мусор, а боль от впившихся камушков я просто не заметила.

— На этом твои сексуальные приключения в этот вечер закончились? — спросила я подругу.

— Они, по большому счёту, только начались. Через пару минут я пришла в себя. Прогулки под луной и стихи мне были не нужны. Я хотела только одного, почувствовать руки, лапающие меня без стеснения, и его член в себе работающий как поршень. Схватила за руку, и потащила домой. Хорошо, что живу рядом. Провела мимо удивлённой консьержки. В лифте прижалась к нему так, словно боялась, что он сбежит. Очень хотелось поцеловать его в губы. Долго, взасос, с языком. Но, я только что брала у него за щеку как распоследняя шалава из Сен-Дени, и вся была перемазана в его же сперму. Поэтому, просто сосала его указательный палец, и мяла через брюки мужское достоинство. И даже это доставляло мне удовольствие. Я чувствовала, как с каждым этажом, его член становится больше, а моё желание поиметь этого самца — сильнее. Ты ведь видела, как в кино иногда показывают дикую страсть?

— Как? — Вивьен пришлось задать ей этот вопрос, чтобы она продолжила рассказ.

— Я ключом в замочную скважину не могла попасть. У меня от желания был дикий мандраж. Раз не попала, второй. Почувствовала, как сильные руки берутся с двух сторон меня за талию, и оттаскивают от двери. Он повернул меня лицом к перилам и надавил между лопаток, заставляя нагнуться. Я сначала не поняла, чего он хочет. Я хотела побыстрее оказаться в своей квартире наедине с ним, а он меня от двери оттягивает. Понимание того, что он хочет сделать, наступило, когда я упёрлась руками в перила, чуть налегая на них грудью.

Да, подруга, он решил меня поиметь прямо в подъезде. Всё изменилось за одну секунду. Осознание того, что со мной сейчас произойдёт, обострило звуки и запахи. Я слышала и чувствовала то, на что никогда не обращала внимание. Всё вокруг стало другим, одновременно туманным и осязаемым кожей. Я слышала, как у соседей работают телевизоры, их звуки сливались в непонятное бормотание с вкраплениями музыки. Громкие голоса, стук, крики детей. Десятки запахов вдруг стали осязаемы. Запах подъезда, котов, готовящейся еды.

— Ой! — от удивления Вивьен открыла рот. — В подъезде?

— Да, именно там, — ответила Софи. — Задрал на спину платье, стянул трусики, и трахнул. Страх быть застигнутыми придавал особые чувства и ощущения. Они стали острыми, у секса появился запах. Этот секс был таким жарким, ярким и горячим, как вспыхнувшее масло на плите. Когда он снимал с меня трусики, моё сердце так сильно билось, что казалось, от его ударов вздрагивают деревянные перила лестничного марша.

— И ты ему разрешила?! — возмущённо спросила Вивьен.

— Ну как тебе сказать. Конечно же, я боялась. А если кто из соседей выйдет? Или будет в глазок подсматривать? Я же не малолетка какая-то, что бы меня по подъездам имели. Но когда ты стоишь раком, и мужчина задирает твоё платье, чувство стыда куда-то пропадает.

— Так и что ты сказала этому наглецу?

— Я — ничего. Когда он стягивал с меня трусики, перебирала ногами, чтобы было быстрее. Когда он расстёгивал брюки, крутила в нетерпении задницей, мечтая только об одном, — Софи, снова замолчала.

— О чём? — не выдержала Вивьен паузы.

— Только об одном, — ответила она. — Я так сильно его хотела, что казалось, если он сейчас мне не вставит, мои половые губки лопнут он притока крови. В тот вечер, я бы дала ему, даже если бы на это вышли посмотреть все соседи. Ещё и подразнить меня успел!

— Как это, подразнить? — удивлённо спросила Вивьен.

— Стал водить головкой по моей заднице, иногда проводя по горячим и скользким от смазки губкам, как бы рисуя узоры. Целых пять секунд сладких мучений. Я сильнее закрутила попкой пытаясь поймать его своей дырочкой. Он шлёпнул меня. Звук эхом разнёсся по всему подъезду. Но на удивление, мне не было больно. Удар горячей волной разлился по телу. Он наклонился, взял меня за волосы, чуть потянул на себя, так, что моё ушко оказалось у его горячих губ, и сказал: «Умоляй меня, сучка».

Софи снова замолчала. Последняя часть рассказа разбудила у Вивьен странные желания. Ей тоже хотелось стать сучкой властного мужчины. Вот ужас! Она, замужняя женщина, хочет, чтобы её трахали в подъезде, намотав волосы на кулак, и шепча на ушко жаркие слова.

— Он крепко держал меня за талию, не давая шевельнуться, — продолжила свой рассказ Софи. — Головка члена погрузилась в меня, буквально на несколько миллиметров, раздвинув губки, ещё больше распаляя моё желание. Ты представляешь, какая это мука, ощущать упирающийся в твою горячую пещерку член, и не чувствовать его внутри? Я пыталась насадиться на него, но он крепко меня держал.

«Я жду», — сказал он. Сначала, я не поняла, чего он хочет.

«Трахни меня», — прошептали мои губы. Первый раз в жизни я просила об этом. Это были слова стыдливой похоти. Первые слова я сказала неуверенно, и получила очередной шлепок по заднице.

«Плохо просишь», — сказал он, и чуть сильнее потянул за волосы.

С каждой фразой мой голос становился уверенней, и, представляешь, мне нравилось это говорить: «Трахни меня! Поимей свою сучку!». Он отпустил мои волосы, взялся сильными руками за мою попку и резко вошёл, весь, по самые яички. Я вскрикнула от наслаждения так, что слышно было до первого этажа, а я живу на четырнадцатом! Одновременно с этим на улице ударил гром, сверкнула молния, и по стёклам забарабанил крупные капли дождя, словно смывая последние остатки благоразумия.

Божественный миг проникновения! Волна наслаждения от скользящей по стенкам влагалища головки, расходится по всему телу, как круги по воде. Эйфория. Чувства и ощущения размывают реальность, стирая моральные принципы и страх быть замеченными, унося в мир наслаждения. Мои глаза закрыты, я ничего не вижу и не слышу. Я послушная игрушка в его руках. «Да, да, ещё!», — шепчут мои губы. Оргазм был такой сильный, что я на секунду потеряла сознание. Я даже не помню, как он завёл после этого меня домой. Словно смотрела на себя со стороны. Он раздел меня и отвёл в ванную. Душ делает с женщиной чудеса. У меня всё ещё тряслись ноги от пережитого, и в голове был туман от сильнейшего в моей жизни оргазма. Он разделся, потому что, мне пришлось держаться за его плечи, чтобы не упасть. Он сам меня помыл.

— Всю? — не удержалась Вивьен, от вопроса, — и даже там?

— Всю, — ответила она. — Я не смогу объяснить чувство, когда мужчина после секса моет твою промежность. Не просто лапает тебя мыльными руками, а делает это правильно. Перебирает на полочке твои гели для душа, читает надписи, и выбирает нужный. Берёт сильными руками и нажимает на дозатор. Струя геля вырывается из дозатора и бьёт в его ладонь. Он намыливает пальцы до пенки, и, глядя тебе в глаза, нежно касается твоего самого интимного места, аккуратно, словно это хрупкий хрустальный цветок. Нежность сильных пальцев сводит с ума, мягкие круговые движения заставляют думать совсем не о чистоте. Приходится схватиться за его упругую попку, чтобы на секунду прийти в себя, и снова рухнуть в пропасть нежных касаний.

Это надо почувствовать, это надо пережить!

И опять в животе запульсировала маленькая точка желания. Нет, не надо врать самой себе — Вивьен ещё и завидовала ей.

— И после душа, ты заснула?

— Нет. После душа он завернул меня в полотенце и отнёс на кровать, — ответила Софи.

— Он тебя поимел ещё раз? Вот же жеребец! — не сдержавшись выкрикнула она.

— Он положил меня на кровать, вытер. Ты знаешь, даже после всего произошедшего, мне было немного стыдно, что он смотрит на меня голую. Я хотела прикрыться полотенцем, но он его забрал. Его взгляд казался осязаемым. Он прошёлся по груди, животику, и остановился между ножек. Я покраснела от такого внимания.

«Ноги раздвинь», — сказал он хриплым голосом. Я не могла не подчиниться, и немного развела их. «Сильнее», — он был настойчив. Моё лицо горело от происходящего, но я не могла его ослушаться.

«Какая она красивая, — прошептал он. — Нет, ты вся красивая. И твоя грудь, и твой животик, и стройные ножки. Губы манят меня, так и хочется впиться в них горячим поцелуем».

От его слов, я покраснела ещё сильнее. Он сел рядом. Его рука оказалась между моих ног. «И сюда мне хочется впиться горячим поцелуем, — сказал он. — Я выпью тебя до дна».

Его голова стала наклоняться ниже, ещё ниже. Я закрыла глаза, и запустила свои руки в его волосы. Я знала, что сейчас произойдёт.

Лёгкие касания губами моего живота заставляли вздрагивать. Чувствительность стала сильнее в десятки раз. Даже его дыхание опаляло кожу, казалось горячим. Проведя языком вокруг моего пупка, он превратил его в жерло огнедышащего вулкана. Его руки ласкали мою грудь, нежно её поглаживая. Возбуждённые соски оказывались между его пальцев. Иногда мужчина увлекался, и сильными пальцами сжимал грудь. Боль приносила наслаждение, пробивала тягучей и сладкой иглой в самое лоно.

Руки опустились вниз, погладили живот, скользнули к внутренней поверхности бёдер, чуть надавили, раздвигая ноги, открывая его взору мою промежность. Сейчас мне не было стыдно, я хотела, чтобы он ей любовался. Его губы жадно целовали лобок. Он нахлынувшей страсти он покусывал его, не сильно, чуть сжимал зубами и с удовольствием смотрел на мою реакцию. Я подталкивала его голову вниз. Мои губки и клитор заждались его ласки. Я была словно во сне. Сейчас мне хотелось только одного — почувствовать его губы и язык между своих ног. Если сейчас начнётся пожар, или дом будет разваливаться на части, я его не отпущу, пока не получу всю его любовь и нежность.

Сладкий миг касания его губ моей промежности. Он ещё ничего не сделал, а я уже выгибаюсь дугой. Его язык скользит снизу вверх по моей, набухшей от притока крови и возбуждения, левой складочке. Руки гладят мои бёдра, проходят по внутренней поверхности, вверх к талии, вниз по упругим ягодицам. Язык работает не переставая, снизу вверх, снизу вверх. «О Господи, прошу, пусть он не прекращает!».

Его язык и губы переключаются на правую складочку, также нежно её вылизывая. Я хочу прижать его лицо к истекающей соками промежности и потеряться об него, но он сильнее меня. Как же это сладко! Я не только выгибаюсь под его ласками, я кручусь, и так сжимаю простынь, что кажется, скоро её порву.

Язык моего мучителя движется посередине, поднимаясь вверх, касается жемчужины клитора. В эти моменты, мне кажется, что я на секунду теряю сознание от кайфа.

«Да, да, не прекращай, — шепчут мои искусанные губы. — О боже, что он делает!» Указательный палец Базиля оказывается во мне. Внутри так горячо, что мне кажется, я его обожгу.

«Аааааа!» — протяжный стон вырывается из моих губ. Он такой громкий, что я слышу его через плотные волны наслаждения, накатывающие на меня с каждым движением его языка.

Палец внутри меня движется, поглаживая стенки влагалища. Они дрожат от наслаждения вместе со мной. Я забываю дышать от происходящего, таю в его умелых руках. Неосознанно начинаю двигаться навстречу. Его движения становятся быстрее. Я перестаю постанывать, я кричу от наслаждения.

Он добавляет к моим сладким мучениям второй пальчик. Обрывки ускользающего сознания не понимают, почему он не может попасть в мою киску сразу двумя.

«Нет! Нет!», — шепчут мои губы, когда я осознаю происходящее.

Второй палец надавливает на скользкое от обилия моей смазки колечко ануса, и оно, предательски не сопротивляясь, пускает его в себя.

Такого со мной не было ещё никогда. Новые чувства и ощущения взрывной волной расходятся по всему телу. Кайф! Кайф! Кайф!

«Возьми меня», — звучат слова рваными кусками. Я не могу нормально дышать и разговаривать, я вся во власти мужчины.

Он ложится сверху. Входит. Мощный мужской торс плющит мою грудь, губы впиваются в шею. Мужчина начинает движения, заложенные в нас самой природой и первобытными инстинктами. Мои ногти впиваются в его спину, ноги обхватывают поясницу.

Софи снова собралась разреветься.

Так, даже не думай, выпей вина, сейчас во всём разберёмся, — сказала Вивьен. — Во-первых, почему ты решила, что это любовь? Обычный секс.

Софи так посмотрела на подругу, как будто та сказала огромную глупость.

— Хорошо-хорошо, горячий, необузданный, умопомрачительный секс! — исправилась она.

— Вивьен, он такой, такой! Он так мне о любви рассказывал, так рассказывал! Стихи писал, говорил, что умрёт, если мы не будем вместе. Обещал, всю жизнь на руках носить. И любить до гробовой доски. Называл своей Музой. Вот послушай, что он мне написал:

Твой образ видел я перед собою

В толпе людей, среди колосьев ржи,

В скитаньях, предначертанных судьбою,

В мучениях мятущейся души.

В каскадах смеха, в трепетанье бликов

Искрящейся воды, или огня,

Зимой и летом, в малом и великом…

Твои глаза преследуют меня.

Тебя я видел за столом и в поле.

Кольцом объятий нам замкнулся мир.

В плену своих иллюзий иль на воле

Тебя я не покину, мой кумир!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 133
печатная A5
от 304