электронная
288
печатная A5
399
16+
Lumineria. Традиция и Доктрина

Бесплатный фрагмент - Lumineria. Традиция и Доктрина

Объем:
112 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0050-5346-6
электронная
от 288
печатная A5
от 399

Дорогой читатель! Вы видите перед собой конспект основных мыслей и вопросов теории, о которой сможете прочитать более чем на 750 страницах полной версии книги «Lumineria» автора Исраэля Верано.

Lumineria

Традиция и Доктрина

Эту книгу я посвящаю всем хорошим людям, которых я встречал и ещё встречу на своём пути. В частности — своей жене, которая всегда верила в ценность этой книги и оказывала моральную поддержку.

Название Традиции — Lumineria образовано от двух общих латинских корней языков романской группы. Корень lum в этих языках означает «свет», а корень in означает «внутри». В плановых языках эсперанто и идо используются точно такие же корни. В языке племени йоруба западной Африки слово ina означает «свет», а inu означает «внутри». Если записать название Традиции на любом из семитских языков, то рядом стоящие буквы N и R образуют корень, который означает «свет». Окончание ia в романских языках обозначает культовую практику и почитание чего-либо. Такое окончание можно встретить в словах stregeria, stregoneria, brujeria, carboneria и santeria.

Люминерия — это Традиция почитания собственного внутреннего Света, раскрываемого посредством Просвещения, нравственного самосовершенствования и духовной практики. Общение с этим Светом сближает практика с личным Гением, светящимся двойником божественной эманации, которая заложена в сознании каждого из нас. Как и в любой другой философско-мистической традиции, в Люминерии есть своя инициация. Основная её часть заключается именно в Просвещении и получении необходимых знаний. Для этой инициации была написана данная книга.

В книгу вошли следующие главы:

1. ГНОСТИЧЕСКАЯ ИНИЦИАЦИЯ

2. ЗОЛОТОЙ ВЕНЕЦ ЛЮЦИФЕРА

3. ЧЁРНЫЙ ОГОНЬ ОККУЛЬТИЗМА

4. ЛУНА, ОТРАЖЁННАЯ В ЛУЖЕ

5. ТЕАТР ОДНОГО УМА

6. ПЕСНЯ НОЧНЫХ ПТИЦ

7. ТАЙНА ЖИВОГО ПЛАМЕНИ

8. ДОКТРИНА ВНУТРЕННЕГО СВЕТА

Послесловие

Гностическая инициация

Существует две истории: история официальная, которую преподают в школе, и история секретная, в которой сокрыты истинные причины событий.

(Оноре де Бальзак)

1

Все религии — творение человеческого ума. Каждая религия — лишь отражение той картины миропонимания, которой придерживались её создатели. Как правило, такие концептуальные построения крайне субъективны и несовершенны. Я решил начать эту книгу с обсуждения истории религиозных идей и их антропологического анализа не случайно. Основная тема этой книги — человек и его место в мире. Для человека всё, что ценно — становится священным, особенно когда ценностью обладает не материальный предмет, а идея.

У каждой отдельно взятой культуры в разное время были разные системы ценностей, а религии были первым и главным самовыражением таких систем. Со временем ценности меняются, а вслед за ними неохотно изменялись и религиозные доктрина и практика. В эпоху Раннего неолита религиозные представления постепенно лишились гибкости, а всё, что не гибко, — подвергает себя коррозии. Так впервые возникло явление, которое в антропологии называется «организованной религией». Уязвимое место этого явления — неспособность или нежелание синхронизироваться с постоянно изменяющейся и эволюционирующей системой ценностей — моральных, нравственных, духовных, интеллектуальных.

Для того чтобы очистить до блеска основу всякой нравственности и опыт соприкосновения с божественным, нам придётся отряхнуть от ржавого налёта истории ранние религиозные представления народов и племён. Самый ранний (и потому — лучший) пример организованной религии — это древняя культура Ближнего Востока. На этом примере я покажу, каким образом любое учение, основанное на устаревшей системе ценностей и знаний о мире, сковывает движение человеческого ума в новом времени и отражается на его восприятии внешнего мира и отношении к извечным проблемам общества. Заодно мы совершим интереснейшую одиссею по историческому курсу развития религиозных идей и рассмотрим несколько примеров взаимовлияния культур древности.

Антропология учит, что самой первой религией на земле был шаманизм.

Принято считать, что самой древней организованной религией Ближнего Востока, положившей начало всем остальным доминирующим религиям, была религия Месопотамии. Удивительно, но и в ней ещё сохранились отголоски более древних шаманских практик.

Религия древних греков, столь далёкая на первый взгляд от шаманизма, в глубокой древности также основывалась на практике шаманского транса.

В более поздний период эти мистерии обновил другой обожествлённый герой — Орфей. Он обучался некоторое время у египетских жрецов, а позже практиковал шаманские техники Диониса.

Автор рассматривает традиции, связанные с шаманизмом, у разных народов, находя их схожими. Затем автор переходит к традициям еврейских пророческих практик, подчеркивая их связь с шаманизмом.

Как и в сибирском шаманизме, в еврейских пророческих практиках неофит, не удостоившийся зова, мог сам обучиться техникам прорицания, но это ещё не гарантировало ему успех, — именно так пишет еврейский мудрец Рамбам в книге Мишне Тора. Однако Рамбам подтверждает, что были для этого специальные школы, в которых обучение техникам было всегда доступным. В программу обучения в обязательном порядке входило освоение хотя бы одного музыкального инструмента. Игра на инструментах помогала пророкам входить в трансовое состояние, в котором они могли изрекать пророчества.

Суфии во время своих танцев тоже играют преимущественно на бубнах, флейтах и бубенчиках.

Эпизод, в котором Иаков сталкивается в горах с неким бесплотным существом и борется с ним до восхода солнца, — очень знакомый мотив из сказок про шаманов. Как правило, шаман ищет уединения в степях и горах, где ему является некий дух, с которым завязывается борьба. В случае если побеждал шаман, дух становился его слугой («онгон» — в сибирском шаманизме) и защитником до конца его жизни, он обучал его тайнам лечения и нападения, если у молодого шамана не было своего учителя. Иногда этот дух вселялся в фетиш, который шаман находил или сам изготавливал на месте схватки с невидимым соперником.

Следы шаманизма явно проглядываются в религиозных культах Ближнего Востока. … К моменту появления письменности, когда человек мог подробно описать свои религиозные практики и оставить их для современных историков и антропологов, эти шаманские практики уже себя изжили, они уступили место более эстетичным ритуалам поклонения — ритуалам курения благовоний, храмового пения, литургии. Всё в природе эволюционирует — и даже религия. Где-то шаманизм исчезает, а где-то ещё практикуется. Невозможно строить догадки о древности того или иного народа, основываясь только на его связи с шаманизмом.

Итак, религии древнего Египта, древней Месопотамии и древнего Инда мы можем считать первыми организованными религиями, имеющими свои священными тексты, церковную иерархию, культовый календарь, сложную обрядовую систему. Раньше них, скорее всего, был только шаманизм, поэтому исследования религиозной истории и влияния религиозных идей лучше всего начинать именно отсюда — с этих древних культур.

Библейский культ бога Яхве лёг в основу самых доминирующих мировых религий, если не считать индуизм и его ответвления. Этот культ произвёл такие известные религии как иудаизм, христианство, ислам, сабеизм, бабизм, бахаизм, йезидизм, манихеизм (изначальный), мандеизм, мормонизм, а также — философско-эзотерические течения: как суфизм, каббализм, саббатианство, хасидизм, ноахизм, розенкрейцерство, масонство, спиритуализм (кардекизм). Под влиянием яхвизма формировались такие молодые синкретические религии и эзотерические секты как мунизм, сантерия, кандомбле, умбанда, теософия, антропософия, Агни-Йога, саентология, Каодай, Нью-Эйдж и прочие.

Яхвизм, согласно Библии, был основан Моисеем — мужчиной из колена Леви израильского народа в Египте.

Далее автор останавливается на загадках биографии Моисея и ставит вопрос: был ли Моисей на самом деле евреем?

Для установления подлинной личности Моисея автор анализирует такие факторы из жизни египтян как: эпоха, политическая обстановка, военная обстановка, местный культ, местный фольклор, этнический состав населения, топография, климат и прочее.

Итак, в Египте проживает некое семитское племя, находящееся в рабстве у египетской верхушки. В истории такого события никогда не было, более того — историки отмечают, что все строительные работы производились добровольными наёмниками, коих в стране хватало и без рабства. …Надзиратели с плетью — продукт фантазии кинематографов, даже в самой Библии бичевание строителя Моисею показалось настолько возмутительным и аморальным, что Моисей вступается за пострадавшего и в драке нечаянно убивает египтянина. Убийство в египетском государстве было редким и непростительным явлением — поэтому Моисей спасается бегством от карающей руки закона.

Согласно Библии, евреи пришли в Египет в поисках пропитания, поскольку Ханаан тогда переживал трудности неурожайного периода.

Далее следует длинный эпизод встречи с Иосифом и примирения братьев, после которого все родоначальники колен Израиля поселяются в Египте. Спустя очень короткое время (две версии: 230 и 400 лет) потомки двенадцати братьев и как минимум одной сестры выходят из Египта как одно большое племя, в котором одних только мужчин — 600 000 душ! Здесь уже можно заподозрить авторов этой легенды в недобросовестном пересказе. Скорее всего, авторы хотели приурочить историю своего народа к какому-то другому масштабному событию, реально происходившему в истории. И такое событие есть! Оно описано в Папирусе Ипусера, написанном примерно в XIV веке до нашей эры (время Исхода). Этот папирус был найден в некрополе Саккара (недалеко от Мемфиса) и хранится среди экспонатов музея Лейдена (Нидерланды) под номером 1344.

Папирус описывает события гражданской войны и восстания низших классов против социальной верхушки.

Автор приводит фрагменты перевода этого документа, сделанного египтологом Аланом Гардинером.

Эти фрагменты позволяют сделать вывод, что в документе описаны события, похожие на десять египетских казней, бедствия, поразившие Египет, в результате восстания варваров, пришедших в Египет из пустыни.

Когда Египет был почти опустошён и наводнён болезнями, в центре событий появляется некий египетский жрец, точного имени которого мы не знаем (античные историки дают несколько вариантов имени), поэтому условно назовём его Месу — именно так его звали согласно одной из существующих гипотез. Этому жрецу была поручена сложная и небезопасная миссия по возвращению северных племён обратно в Ханаан при помощи искусственно созданной религии.

Автор считает, что во главе этого проекта стояло египетское жречество, которое во время правления Эхнатона практиковало культ единого Бога Атона. По предположению автора, совет жрецов выбирает Месу (Моисея) и поручает ему план создания новой религии для азиатских племён и скорейшего их возвращения в свои земли.

Египетское жречество в этой новой семитской религии должно невидимым образом занимать самые главные посты (священники, пророки, при возможности — цари) и питаться всеми достижениями семитских племён в Ханаане. И ещё одно важное условие для новой религии — она должна содержать ясный запрет для последователей когда-либо возвращаться в Египет.

Теперь вернёмся к Папирусу Ипусера. Иудейские раввины во время проповедей любят упоминать этот папирус в качестве научного доказательства ветхозаветной легенды об Исходе и десяти Казнях Египетских, при этом нужные строки вырываются из контекста и озвучиваются, а весь остальной текст и его основная суть — умалчиваются.

В Библии эти события описаны как чудесное вмешательство бога Яхве и освобождение несчастных рабов от гнёта египетского фараона, который, как оказалось, не хотел расставаться с семитскими гостями страны! Грабёж и мародёрство вовсе не упомянуты, хотя кое-какие сильно приуменьшенные свидетельства о воровстве египетских сокровищ всё же в Библии содержатся:

«А сыны Израиля сделали по слову Моисея и взяли в долг у египтян вещи серебряные, и вещи золотые, и одежды. Господь же дал приязнь народу в глазах египтян, и те одалживали им, и опустошён был Египет» (Исход 12:35—36).

Итак, перед семитами предстал некий египетский жрец и объявил себя другом и соплеменником.

Автор подробно разбирает версии о происхождении Моисея и целях вывода евреев из Египта. Он выдвигает версию о том, что события, описанные в Пятикнижии (Ветхом Завете) тесно связаны с египетскими сказаниями.

До наших времён дошла только малая часть всего литературного и культового наследия Египта, и именно эта небольшая часть находит свои параллели в Библии. Если бы до нашего времени сохранилось всё наследие древнего Египта целиком, мы бы поразились тому, как на протяжении всей Библии автор рассказывает нам сказки и легенды древней египетской культуры.

Ссылаясь на различные источники, в частности, на Иосифа Флавия, автор приходит к окончательному выводу, что Моисей был египетским жрецом. Он выдвигает и обосновывает версию о том, что Исход евреев из Египта был не исходом, а изгнанием, то есть фараон был заинтересован удалить «ритуально нечистых» семитов из своей страны. Свою версию автор основывает на источниках, таких как папирус Ипусера, античные историки Херемон и Манефон, Тацит, Лисимах. В этих источниках есть и указания на бедствия, обрушившиеся на Египет, напоминающие 10 египетских казней, описанных в Библии.

2

Автор замечает, что в еврейской Библии почти все мужчины колена Леви носят чисто египетские (а не семитские) имена: Месу (Мошеh), Арунах (Аhарон), Пинхас (Пинхас), Хофу (Хафни или Хофни), Мери-Ра (Мерари), Мери-От (Мерайот), Ра-Амон (Рамон), Ур (Ор) и так далее.

Итак, Месу собрал свою команду жрецов, называемую левитами. Я умышленно называю её «командой», потому что будет неправильным такое искусственное образование называть племенем или коленом. Всё дело в том, что Библия сообщает о двенадцати коленах, а вместе с Леви получается на одно больше. По этой причине авторы Библии в разных книгах Ветхого Завета часто путались в составлении списка всех колен. Вот эти колена: Рувим, Симеон, Иуда, Дан, Неффалим, Гад, Асир, Иссахар, Завулон, Вениамин, Манассия и Ефрем. Всего получилось двенадцать. Колено Леви здесь не вписывается, поэтому переписчики Библии просто заменили колена Манассии и Ефрема одним именем — Иосиф. На иврите слово «леви» означает «сопровождающий», в современном иврите это значение корня сохранилось. То есть, левиты — это те, кто должны были сопровождать племена обратно в Ханаан. Далее мы увидим, что при заселении Ханаана все колена поделят между собой земли, и только «колено» Леви не получит своего удела. Но именно в этом и заключался план жрецов Моисея: выслать (shelakh) народы севера обратно в свою землю, самим народам объяснить, что они не изгоняются, а наоборот — с гордо поднятой головой покидают недостойную их языческую страну, а сами жрецы поселятся на земле изгнанных племён и будут пользоваться всеми социальными благами, какие только могли получить жрецы в те древние времена суеверий и набожности….»

После подробного анализа сведений о левитах, автор останавливается на коэнах, доказывая, что они были высшими египетскими жрецами, и переходит к рассказу о том, что представляла из себя Святая Святых Храма: «В это помещение имеют право заходить только коэны, и даже обычные левиты не имели допуска к этому месту. Что там хранилось — можно только догадываться…» И далее: «В этом помещении могли проходить тайные собрания жрецов Атона».

Возвращаясь к Исходу евреев из Египта, автор обосновывает версию о том, что чудеса с огненным и облачным в пустыне — могут быть объяснены вполне логически и материалистически. Эти объяснения он подробно приводит и обосновывает.

После этого автор обращается к переходу евреев через Красное море и отмечает: «… но никакого чудесного перехода через море не было. В еврейском оригинале это море называется Yam Suf, что в переводе означает „Море Камышей“. А камыш — это пресноводное растение, оно живёт у берегов рек и озёр, но никак не на море! Поэтому „переход через море“ мог происходить где-то в районе Дельты Нила или на пересыхающей части Суэцкого Канала. Египетская земля — это плоская низменность, особо чувствительная к приливам и отливам. На этих приливах и отливах Нила основывается весь религиозный культ реки Нил. В особые сезоны там не составляет труда пройтись по мелководью».

Автор, основываясь на версиях других историков, выдвигает гипотезу о том, что Моисей вывел евреев из Египта, чтобы умертвить в пустыне

На пути в землю Ханаана племена Израиля столкнулись с армией амалекитян. Амалекитяне — это другое семитское племя, которое, согласно Библии, не участвовало в Исходе и всячески противилось израильскому заселению ханаанской земли. В ходе этого столкновения завязалась жестокая битва, в которой амалекитяне удивили израильтян своей мощью. Во время битвы Моисей стоял с поднятыми руками и молился. Подробно разбирая этот эпизод Библии, автор доказывает, что «…Моисей призывал солнечного бога Амона до самого восхода солнца!»

После этих событий Библия описывает начало вторжения племён в Ханаан. Моисей остановился у восточной границы за рекой Иордан, тут же все трое — Моисея, Аарон и Мириам исчезают почти одновременно. Автор подробно описывает, как именно это происходит, и делает вывод что Моисей, Ааарон и Мариам вернулись в Египет, выполнив свою миссию. Попутно выдвигается гипотеза, что Мариам в дей2ствительности могла быть не женщиной, а мужчиной.

После исчезновения Моисея и его главных жрецов израильтяне в сопровождении других левитов и коэнов вошли в Ханаан. Поскольку левиты были тайными жрецами Атона, их служение в Скинии (а позже — в Храме) не должно было сильно отличаться от египетского служения. Мы находим этому немало подтверждений в самой Библии и трудах античных историков.

Эту версию автор разбирает очень подробно, в частности отмечает, что среди всей храмовой утвари священного помещения, описанного в книге Иезекииля, и был фетиш египетского бога Атона, который жрецы вместе с Моисеем несли во время Исхода в Ковчеге. Как уже упоминалось ранее, некоторые из историков сообщали, что завоеватель Иерусалима вместо ожидаемой ослиной головы видел в Святая Святых какой-то камень. В действительности такой камень был — еврейская традиция называет его «even ha-shthiyh» (Камень Основания), он часто упоминается в Библии в эпизодах храмового служения. Согласно поздней еврейской традиции, этот камень был частью некой скалы, которая выступала из Храмовой Горы, и именно эта скала по сей день находится в мечети Купол Скалы («Кубат са-Сахра»). По иудейской вере, именно с этого камня началось сотворение суши, когда земля только показалась из воды (Бытие 1:9). В египетской религии содержались точно такие же представления, в особенности — в гелиопольском мифе творения, описанном в Текстах Пирамид. Эти тексты были так названы из-за того, что они были написаны на стенах некой тайной камеры внутри пирамиды. В свою очередь эта камера являлась прототипом комнаты Святая Святых, где гелиопольский миф был опять записан на стенах. Этот Первозданный Камень египетской мифологии называется Бен-Бен, его символическим воспроизведением является пирамидион на верхушке всякой пирамиды Египта. Он олицетворяет собой созидательную силу солнца, пробудившую жизнь на земле. Согласно Текстам Пирамид (587,600), именно в Гелиополе бог творения Атум превратился в первый холм, а этот холм позже вырос в пирамиду, на вершине которой и красовался священный Бен-Бен. И разумеется, гелиопольские жрецы верили, что их фетиш солнечного бога и есть тот самый первозданный Бен-Бен. Жрецы Моисея не забыли прихватить свою святыню (возможно, таких символических «бенбенов» было несколько) и принести её в Иерусалим. И именно этот фетиш они и называли Атоном. В африканских культурах фетиш бога принято называть именем самого бога, такая традиция, к примеру, до сих пор соблюдается в религии Ифа народа йоруба. Израильтяне часто слышали в разговорах жрецов о поклонении Атону, но не понимали о чём идёт речь. Они предположили, что это как-то связано с ослицей, и распространили этот слух в своём народе.

Литургия жрецов в камере с фетишем выглядела вполне по-египетски. Во время этой литургии зачитывался знаменитый Большой Гимн Атону, написанный как раз тем самым Эйе, имя которого Моисей упоминает в доме фараона. Текст этого гимна украшал стены неоконченной гробницы самого Эйе в Амарне. Разумеется, в Торе Моисея содержатся указания о том, что левиты и коэны должны петь перед алтарём, но что же они пели в пустыне, если Псалмы, согласно традиции, были написаны только царём Давидом примерно тремя веками позже? Ответ: они пели те же самые псалмы Давида, — правда, не все. Давид не являлся автором всей книги Псалмов, и мы ещё не раз убедимся в этом.

Анализируя дальнейшую историю коэнов, которых автор считает египетским жречеством, он отмечает:

«После Вавилонского Пленения генетическая и духовная ассимиляция египетского жречества уже была неизбежной. В память о египетском происхождении остались только некоторые элементы ритуального облачения жрецов». Автор высказывает интересные версии о происхождении талита и тфиллина».

Влияние гелиопольских мистерий Атона сказалось позже на формировании священной книги иудаизма. Конечно, гораздо больше влияния оказала вавилонская культура, но египетское влияние тоже несомненно присутствует. И это говорится не только о легендах, связанных с Моисеем. Миф творения гелиопольцев отражён в изложении книги Бытия.

Далее автор останавливается на истории царя Саула и царя Давида.

В общем плане религиозные атрибутика и практика израильтян во время Исхода полностью основывались на традиции Египта. Автор анализирует сведения о Ковчеге Завета, об облачении первосвященника в Храме и другие сведения и продолжает:

«Как мы видим, весь иудаизм поколения Исхода, основанный Моисеем, есть не что иное как традиционная египетская религия бога Атона. Жрецы этой религии стояли во главе социальной пирамиды, за ними следовали цари и пророки (избранные жрецами), ещё ниже — судьи, полководцы и герои из семитских племён, а ещё ниже — вся основная масса семитов Ханаана. Искусственная религия, разработанная жрецами, согласно их замыслу должна была перевоспитать дикие ханаанские племена и преобразовать их в новую более цивилизованную культуру, способную соединить две другие древнейшие цивилизации востока — Вавилон и Египет. В случае удачного осуществления этого плана автор книги пророка Исайи в девятнадцатой главе обещает израильтянам всемирную славу и почётное место в тройке ведущих цивилизаций древности: Египет, Вавилон, Израиль. Атонизм, согласно автору, со временем вернётся обратно в Египет, его жрецы, выросшие в Ханаане, принесут с собой ханаанский язык, но поселятся в Египте снова по праву крови. Им будут предоставлены пять городов, один из которых — Гелиополь. Далее египетский народ называется народом Бога, а не израильский: «Благословен народ Мой — египтяне, и дело рук Моих — ассирияне, и наследие Моё — израильтяне» (Ис. 19:25).

На первый взгляд кажется странным, что Ассирия (Вавилон) упомянута между Египтом и Израилем, хотя мы знаем, что иудаизм — «проект» египетского жречества. Однако если мы уберём из Библии всё что связано с египетской культурой, то оставшееся можно будет смело назвать вавилоно-угаритским наследием.

Далее подробно рассмотрено происхождение заповедей седьмого дня (шабат) и десятины, выделяемой на храмовые нужды. Автор считает, что «Кодексы законов древнего Шумера и Аккада легли в основу большинства заповедей еврейской Библии, связанных с правовым делом, мерами наказаний, разводами, гражданскими обязанностями и так далее, они меньше всего связаны с ритуальной стороной еврейской религии, которая по большей части основывается на египетских мистериях».

Касательно теоретической (повествовательной) части Библии можно сказать, что она также основывается на вавилонской традиции. Если говорить более конкретно, то вся мировая история, как она описана в Библии, от Сотворения и до Исхода — является калькой вавилонской мифологии с самыми незначительными изменениями (вроде имён, чисел и диалогов)».

Эта версия далее подробно обоснована автором.

Отдельный раздел главы автор посвящает истории Авраама.

Он считает: «Авраам — это некий выдуманный персонаж, образ которого срисован с легендарного и славного царя города Ур», автор подробно и интересно обосновывает эту версию.

В частности автор останавливается на проблеме монотеизма:

«Во всей Библии есть множество мест с упрёками в адрес евреев по поводу их многобожия, но ничего странного в этом быть не должно, так как изначальный иудаизм не отрицал существования иных богов. Как уже говорилось ранее, израильтяне считали благородным поклонение своему племенному богу, но не считали постыдным и тем более грешным почитание других богов своей земли. Этот племенной бог постепенно вытеснил из жизни израильтян всех остальных богов, забрав себе их функции, поэтому он становился самым влиятельным и единственно почитаемым. В Псалме 81 (в евр. ориг. 82) говорится, что бог израильтян «встал в сонме богов и произнёс суд среди богов». … В Книге Судей автор сообщает, что племенные боги семитов дают во владение землю своим племенам — так Яхве отдал землю аморреев (изначальных сутеев) израильянам, а бог Хамос (Камош) дал свои землю народу Иеффая. В книге Второзаконие авторы сообщают, что когда Верховный Бог сотворил народы, Он разделил между ними землю по числу всех богов, и часть бога Яхве досталась евреям (Втор. 32:8—9). Таким образом, племена, почитавшие в качестве патрона и племенного покровителя разных богов, формально всё ещё считаются единоверцами. Окончательное подтверждение этому мы находим в книге Судей (3:5—6), где говорится, что израильтяне мирно сожительствовали со всеми остальными племенами Ханаана — ханаанеями, хеттами, амореями, ферезеями, евеями и евусеями, и даже заключали с ними браки. Разумеется, после оформления иудейского канона такие браки с «язычниками» могут показаться вовсе невозможными с позиции ортодоксального иудаизма, но канон и историческая истина, как мы уже не раз убеждались, — это не одно и то же.

Автор касается проблемы культа Баала и его супруги Ашеры, с которым, по его мнению, были связаны у евреев изваяния храмовых быков, держащих купальню во дворе Храма. Шестиконечные звёзды, связанные с культом Баала, также остались среди остальной символики, почитаемой в еврейской традиции. Такие звёзды украшали многие капища и храмы, разрушенные самим Иосией. Потолок храма в ливанском Баалбеке, посвящённого Баалу, до сих пор украшен шестиконечной звездой. Иосия не стал уничтожать изображение гексаграмм, — возможно, потому что технически это не представилось ему возможным ввиду их повсеместного присутствия. В конечном итоге был создан миф о том, что эта звезда как-то была связана с иудейским царём Давидом, которого Иосия считал своим вдохновителем и кому-то старался уподобиться. Это несмотря на то, что пророк Амос упрекает израильтян в использовании этой «языческой» звезды ещё во времена Исхода (Ам. 5:25—26). Хотя упрёк, как мы теперь понимаем, был вовсе неуместен: во время Исхода только египетские жрецы (левиты) придерживались самого «чистого» на ту пору монотеизма, а сами же израильтяне вполне могли носить с собой символы и атрибуты родной семитской религии.

В следующем разделе главы автор касается реформы царя Иосии, которая заключалась в объединении всей религиозной практики и культурного наследия ханаанских племён, но с поправкой на устранение всякого вольнодумства среди жрецов новой иудейской религии. Иосия мечтал о новом государстве, которое объединит всех его граждан одним мировоззрением, одним культом и даже одной историей, которую для этого придётся переписать. Для этого он очищает храмовый атонизм левитов от примеси ханаанских культов, которые к тому времени успели глубоко проникнуть в храмовое служение, но при этом получившуюся форму поклонения он воспринимает уже не как атонизм, а как новый религиозный культ собственного изобретения. Но самое главное, что инициировал Иосия для осуществления этого замысла — это создание нового и общего канона, который будет поставлен над всеми жителями Ханаана. Этот канон вначале утвердился во всём Иудейском Царстве, а лишь потом распространился и на соплеменников из бывшего Израильского Царства, завоёванного ассирийцами.

Спустя ровно век после того, как Езекия сокрушал идолов родной религии, в иудейском народе появляется новый пророк из Иерусалима, который проповедует народу обновление религии и отказ от идолов. Это — тот самый пророк Иезекииль, который якобы обнаружил в Храме своего родного города странных жрецов с египетскими манерами служения.

Это привело к конфликту, на сути которого автор подробно останавливается, а затем сообщает, что ранее уже «… небольшими группами уже предпринимались попытки построить новый храм вдали от Иерусалима и назначить в нём своих жрецов, не имевших прямой передачи от Аарона. Но такие группы, как правило, существовали недолго, а новички примыкали к ним крайне неохотно». Репутация Храма очень важна для иудеев. Несмотря на то, что часть храмового золота могла быть вынесена в качестве некого наказания за ложь, сам Храм по большей части оставался нетронутым. Реформа по созданию нового монотеистического культа, судя по всему, именно в тот период стала приводиться в исполнение на деле. Жрецам были выдвинуты некоторые условия, с которыми они согласились (возможно, под угрозой смерти). Поскольку целью реформы было полное слияние всех культовых практик, жрецам пришлось принять на себя исполнение и семитских религиозных законов (как, например, запрет бритья головы и бороды), а семиты переняли некоторые египетские обычаи храмовых жрецов (талит и тфилин). Кроме того, были узаконены браки между левитами и израильтянами. При этом жреческий сан всё равно передавался от отца-левита к сыну, рождённому от израильтянки. Иезекииль одобрил веру в солнечный аспект единого Божества (потому в девятой главе он ставил крест на головы людей), а священные тексты (гимн Атону, Притчи Соломона и другие свитки) остались на законных основаниях лишь после замены египетских имён на имя нового семитского создателя — Яхве.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 288
печатная A5
от 399