электронная
90
печатная A5
383
18+
Ловушка для фотографа. Фата-моргана

Бесплатный фрагмент - Ловушка для фотографа. Фата-моргана

Объем:
156 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-2934-8
электронная
от 90
печатная A5
от 383

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Автор напоминает о том

что все герои повести

являются литературными персонажами
и в действительности не

существуют. Все события

повести вымышлены,

поэтому всякое сходство

с реальностью

абсолютно случайно.

Пролог

Меня уволили. Министерство образования посчитало, что студентам колледжа не нужны такие предметы, как география и экология. Куда подеваться холостому преподавателю, который уже разменял пятый десяток?

Мысль о том, что можно устроиться в школу, вызывала у меня отвращение. Когда-то я с удовольствием убежал именно оттуда. Учитывая нравы нынешних учеников, такая работа представлялась мне чем-то вроде пожизненного заключения в психушке.

Перед увольнением, я сорвался и высказал начальству откровенное мнение о недостатках работы колледжа в частности, и обо всем министерстве образования в целом. Как вы думаете, заинтересовало ли мое мнение хоть кого-то?

После нескольких неудачных попыток найти себе занятие, я устроился в агентство, занимающееся продажей фотографий, обслуживанием свадеб и других ритуальных мероприятий. Я был продвинутым фотолюбителем, имел опыт работы с «фотошопом», легко выбирал нужные ракурсы съемки, поэтому успешно выдержал испытательный срок.

Моя новая контора была расположена в Перово. Это было довольно далеко от того места, где я теперь жил, но многие ли из нас могут выбирать удобное место работы? К счастью, мне, как фотографу, отмечаться там каждый день было не обязательно, а адреса заказчиков можно было передать и по телефону.

Знай я наперед, в какую череду событий мне доведется влипнуть, работая в этом агентстве, я бы наверняка предпочел работу в самой отвратительной школе.

Глава 1

Тедди был самым жизнерадостным парнем, которого я когда-либо знал. Веселого, сорокалетнего толстяка любили все сотрудники фирмы. Он мог поддержать товарища добродушной шуткой или глотком коньяка из карманной фляжки, а сотрудницам фирмы, независимо от их возраста дарил конфеты и шоколад. Его сходство с игрушечным медвежонком было столь очевидно, что почти никто не называл Тедди настоящим именем.

Мне было легко работать с ним. Сыграло ли здесь роль сходство или, наоборот, различие характеров, сказать трудно, но вскоре мне казалось, что я знаю о Тедди все.

Он был хорошим рассказчиком и охотно рассказывал о своей жизни. Тедди родился в небольшой деревеньке, где-то под Херсоном, Чтобы заработать деньги, ему всегда приходилось крутиться, как белка в колесе, и только неожиданное наследство, которое досталось ему от покойной тетушки, позволило ему купить квартиру в российской столице.

Что делает обычную квартиру домом? Конечно же, наличие хозяйки! Получив деньги, Тедди решил остепениться, он женился на одной из многочисленных подружек, и в последнее время был вполне доволен своей жизнью.

А теперь его жена стала вдовой. Я услышал эту печальную новость двадцать девятого мая, в одиннадцать часов утра. Наша контора только что открылась, но в коридорчике конторы уже висел портрет Тедди, перевязанный траурной лентой. Под портретом, на табурете, застеленном зеленым обрывком винилового фона, лежало несколько красных гвоздик, которые успела купить Катя, наша расторопная секретарша.

— Как это произошло? — поинтересовался я у нее.

— Дурацкий, какой-то, случай, — девушка была мрачнее тучи, — я и представить себе такого не могла! Тедди ехал в своей машине. Он остановился у перекрестка, а какой-то мотоциклист выстрелил ему из пистолета в голову! — заплакала Катя.

Я сразу же почувствовал себя виновным. Этот заказ должен был выполнять я, и именно я, а не кто-нибудь другой, просил Тедди о подмене.

Вероятно, из-за этого, полицейский, прибывший для допроса сотрудников, уделил мне больше времени, чем остальным. На мой взгляд, следователь ничем не отличался от других полицейских, во всяком случае, его рожа показалась мне достаточно противной.

Может быть, это произошло потому, что я был с похмелья? Или потому, что люди в форме частенько пытались содрать с меня деньги за нарушение правил дорожного движения?

— Можете называть меня Александр Сергеевич! — сказал следователь.– Когда вы в последний раз видели Старцева Алексея Станиславовича?

Настоящее имя Тедди прозвучало для меня пустым звуком.

Я рассказал, что просил коллегу подменить меня, потому что не хотел пропустить встречу с бывшими сослуживцами.

— А что, другой день для встречи с сослуживцами было нельзя выбрать? — спросил полицейский.

— У нас традиция такая, — ощущая во рту противную сухость, огрызнулся я, — мы встречаемся именно двадцать восьмого мая, в день пограничника. То, что Тедди убили в этот день, это простое совпадение, не более того!

— Вы меня не убедили. Должен заметить вам, что в расследовании, как правило, случайных совпадений не бывает! — Если этот полицейский хотел разозлить меня, то он этого вполне добился.

— Вас ведь зовут Александр Сергеевич? — спросил я у следователя.

— Да!

— Вот видите, какое совпадение, — мстительно сказал я, — и притом совершенно случайное!

— Не надо грубить. Мне уже сказали, что вы работаете здесь недавно. А где вы работали до этого?

— Преподавателем колледжа!

— И вас оттуда уволили. Туда вы тоже часто приходили с похмелья?

— Не ваше дело!

— Да, мне доводилось слышать, как низко упало качество нашего образования, — сказал Александр Сергеевич, — и думаю, что это произошло благодаря таким, как вы!

— Надо же из кого-то делать полицейских, — съехидничал я.

— Мы пошлем запрос на вашу бывшую работу, с тем, чтобы они дали нам вашу характеристику, — сказал следователь, — а теперь распишитесь в протоколе, где галочка.

— Да делайте что хотите, мне на это абсолютно наплевать! — с этими словами я расписался на их бумажке.

Наверное, мне не стоило грубить следователю, но в то время я был очень зол. Через некоторое время бывшие коллеги поведали мне, что органы полиции действительно запросили мою характеристику со старого места работы.

В ней было сказано, что Сидоров Петр Петрович (то есть я) обладает неуживчивым, непостоянным, и мстительным характером.


Плохое самочувствие удалось поправить, благо, что гастроном находился недалеко от офиса. Смерть Тедди не выходила из моей головы. Организация убийства была профессиональной. Но за что его могли убить? Пораскинув просветлевшими мозгами, я сумел выдвинуть целых четыре предположения.

Первое: целью убийства была кража фотоаппарата. Сомневаетесь? А вы спросите у какого-нибудь всезнайки, сколько стоит хорошая профессиональная камера?

Сейчас могут убить за гораздо меньшие деньги. Интересно, была ли найдена полицией фотоаппаратура убитого?

Второе: во время фотосъемки на кладбище Тедди мог увидеть что-то лишнее, что не предназначалось для его глаз. И это показалось преступникам настолько опасным, что они решили прибегнуть к убийству, наняв профессионального киллера.

Третье: убийство могло быть сведением личных счетов, например из ревности. Покойный любил женщин и не раз с удовольствием рассказывал мне о своих амурных приключениях.

Четвертое: Тедди убили по ошибке, вместо меня! У страха глаза велики, и как я ни отгонял эту идиотскую мысль, она все время возвращалась ко мне, отскакивая от стены моих рассуждений, словно теннисный мячик. Исполнять этот заказ должен был я, а о том, что мы с Тедди поменялись, не знала ни одна живая душа. И в договоре записана именно моя фамилия…

За какие грехи и кому нужно было убрать меня? — спросите вы.

Ну, не знаю! Нет у меня особенных врагов, разве, что парочка рогоносцев, среди которых есть и те, кто считается солидным членом общества. И чего, спрашивается, не хватало их женам?


— Катя! Ты не помнишь, не интересовался ли кто-нибудь вчера моей работой по телефону? — спросил я у секретарши.

— Был такой звонок, с самого утра. Заказчики напоминали, чтобы мы не опаздывали на похороны. Я сказала, что мы никогда не опаздываем! А правда, почему вы решили поменяться с Тедди?

Господи, и она о том же! Я пропустил Катин вопрос мимо ушей.

— На каком кладбище он делал съемку?

— Сейчас посмотрю! На Введенском…

— Да, кладбище старое, сейчас там бедных не хоронят. А как фамилия заказчика?

— Кузнецов. Вам знакома эта фамилия?

— Нет! Такого я, кажется, не знаю.

Черт возьми, такой фамилией может назваться любой! — подумал я. У страха глаза велики, и меня настораживало уже то, что такой звонок был.

Во время нашей беседы из кабинета появился наш немолодой шеф. Выглядел Аркадий Давидович прямо пропорционально нашему бизнесу, то есть далеко не лучшим образом.

— Кто-то должен съездить на квартиру к жене Алексея, — мрачно сказал он, — надо взять у женщины результаты вчерашней съемки.

— Какие там результаты, он же был убит по дороге домой! — удивился я.

— Следователь сказал мне, что Старцев успел побывать дома. Он поужинал, а затем ему кто-то позвонил. Сославшись на важное дело, Алексей уехал. Трудно сказать, куда он хотел доехать, так как его убили. Впрочем, это не наше дело, следствие все прояснит!

Интересно, после смерти Тедди, шеф начал называть покойного его настоящим именем.

— Или не прояснит, — сказал я.

— Это нас не касается, — поморщился шеф, — наше дело забрать фотографии у вдовы. Надеюсь, вы понимаете, что заказ должен быть выполнен! Кто-нибудь из наших сотрудников знаком с ней?

— Петр Петрович хорошо знает ее! — торопливо сказала Катя.

— Я только один раз разговаривал с ней по телефону! — возмутился я.

— Вот ты и поедешь, будь любезен, найди время сегодня! — решительно сказал Аркадий Давидович.

Спорить с ним было бесполезно. Перед уходом я бросил взгляд на рабочее место Тедди. Поверхность стола была покрыта серо-зеленой пыльцой, которая в изобилии сыпалась на город этой весной.

Все правильно: Тедди не любил засиживаться в конторе. Он обрабатывал свои фотографии дома, где у него имелся многоядерный фирменный компьютер, по сравнению с которым наши офисные машины выглядели допотопными монстрами. Тедди обожал электронику и всегда был в курсе самых последних технических новинок, а его оптика была гораздо дороже, чем у остальных нас, вместе взятых.


В этот день мне предстояло работать вечером. До банкета для ветеранов таможенной службы оставалось несколько часов, и я решил заглянуть к бывшей жене Тедди. Это была задача не из легких: попробуйте-ка заявиться к безутешной вдове с заявлением, что надо забрать фотографии, сделанные ее покойным мужем!

По дороге я обнаружил, что в баке моего мотоцикла кончается бензин. Мне пришлось свернуть на заправку, где имелся небольшой магазинчик; я купил там букетик гвоздик. Кирпичный дом, в котором жил Тедди, был расположен в уютном зеленом микрорайоне, неподалеку от центра. Пробок на дорогах почти не было, и я быстро добрался до цели.

Перед тем как позвонить в квартиру, я мысленно посчитал до десяти и приготовился сказать речь, которую сочинил по дороге. В таких случаях мне всегда трудно говорить, но сейчас мои слова должны были выглядеть искренними, полными сочувствия и сопереживания.

Дверь открыла Нина, бывшая жена Тедди.

— Здравствуйте! Я приношу вам свои искренние соболезнования, — произнес я первую фразу, после которой все остальное моментально выветрилось из моей головы.

Эффектная блондинка, которая стояла передо мной, была совершенно не похожа на безутешную вдову, несмотря на то что она была одета в черный шелковый халат. Ее расчесанные волосы были влажными — вероятно, она недавно вышла из ванной. Любопытно, когда она успела сделать макияж?

— Проходите, мы же не будем беседовать с вами на пороге!

— Спасибо!

В гостиной я присел на край полукруглого дивана и огляделся по сторонам. Изысканная итальянская мебель и тяжелые, в коричнево-золотистых тонах шторы, делали большую комнату весьма уютной. Если бы Тедди был жив, ему вполне можно было позавидовать!

— Виски, коньяк, водку? — Передо мной появился изящный сервировочный столик. — Можете курить, если хотите!

Я чувствовал себя не в своей тарелке, и разрешение закурить показалось мне спасительным. Меня смущало поведение Нины. От женщины пахло дорогими духами. При каждом движении разрез халата открывал ее стройные ноги, покинув гостиную, чтобы налить в цветочную вазу воды, она надела туфли на высоких каблуках. Это было совсем не похоже на поведение вдовы, убитой горем.

— Я должен забрать работу, которую сделал Алексей, — с интересом разглядывая дым от сигареты, сказал я. Поручение шефа сильно тяготило меня, и мне хотелось побыстрее справиться с порученным мне делом.

— Что это за работа?

— Это последний заказ, который выполнил ваш муж. Поймите меня правильно, наша фирма не может подвести клиента!

— И я должна это найти? — В голосе женщины мне почудилась еле заметная ирония.

— Скорее всего, это небольшая карта памяти от фотоаппарата.

— Я в этом ничего не понимаю. Давайте, я покажу вам его рабочее место!

Кабинет Тедди был напичкан электроникой и напоминал кабину космического корабля из фантастического фильма.

Я быстро огляделся вокруг. На рабочем столе в беспорядке валялось множество флешек. Дорогущий Canon-1D X, с которым в последнее время работал Тедди, попросту лежал на одном из кресел.

Черт возьми, — подумалось мне, — я даже мечтать, не смел о таком!

Когда я попытался включить камеру, у меня ничего не вышло. Странно, в фотоаппарате не почему-то оказалось аккумулятора. Может быть, Тедди поставил его на зарядку?

Ничего похожего на зарядное устройство в комнате не было. Куда Тедди мог подевать эту штуку?

— Вы не знаете, куда ваш муж мог подевать аккумулятор от камеры? — поинтересовался я у вдовы.

— А как он выглядит?

После такого вопроса мне стало ясно, что Нина вряд ли сумеет мне помочь. Недолго думая, я вытащил из фотокамеры карту памяти. А вдруг это не то? Тогда придется приезжать сюда еще раз… Пожалуй, мне стоило убедиться, что это именно те снимки, которые нужны шефу.

— Можно я включу компьютер?

— Вы можете делать все, что вам заблагорассудится, — со словами, в которых мне внезапно послышался фривольный намек, Нина повернулась ко мне спиной и вышла из кабинета, постукивая каблучками.

Что должна означать эта странная фраза? Я не удержался и поглядел женщине вслед. Сзади эта шикарная блондинка выглядела не менее гармонично, чем впереди.

«Да ладно, я ведь сюда не в гости заявился!» — спохватился я.

Компьютер запросил пароль. Я подобрал несколько простых вариантов, но войти в систему мне так и не удалось. Как определить, что я уже нашел нужный материал? Жаль, что я не захватил с собой ноутбук! Поразмыслив, сгреб в карман все карты памяти, которые нашел на столе Тедди. Все равно они никому не нужны!

Я покинул кабинет покойного с облегчением:

— Спасибо! Я все нашел!

Ни слова в ответ!

— Я ухожу!

Женщина стояла ко мне спиной. Когда я коснулся ладонью шелка обтягивающего ее плечи, Нина резко повернулась ко мне лицом. Пояс ее халата оказался развязанным, и я сразу отметил, что на ней нет никакого белья.

Наконец-то до меня дошла причина ее странного поведения! Плотина, сдерживающая поток моего желания, сразу прорвалась. Не говоря ни слова, я увлек Нину на диван. Она не сопротивлялась. Накопившееся напряжение скоро вышло из нее одновременно с глубоким вздохом, но я не чувствовал усталости и управлялся женщиной, как куклой, беззастенчиво делая с ней все, что подсказывало мне воображение. Когда Нина заснула, я потихонечку захлопнул входную дверь.


На похороны к Тедди я не пошел. После того что я проделал с его бывшей женой, мне было как-то неловко перед покойником.

Дела в конторе шли из рук вон плохо. Оказалось, что мои более молодые коллеги, недовольные заработком, перетягивают клиентов на себя, вместо того чтобы приносить доход фирме. После того как шеф уволил кое-кого из них, количество работы резко возросло. Таким образом, у меня сразу же появилось оправдание для своего поступка.

Ну какие могут быть похороны, когда дел выше крыши? Я же не могу отказаться от порученных мне заказов!

Глава 2

Работа фотографа по вызову не так проста, как это может показаться на первый взгляд. Здесь на первое место выходит мастерство фотографа: далее, как правило, следует обработка снимков в «фотошопе», ведь заказчики (особенно это касается свадеб) непременно хотят видеть себя в лучшем свете.

Конкуренция в этом бизнесе велика. В наше время электронные фотоаппараты, иногда очень дорогие, имеются почти в каждом доме. И почти две трети тех, кто имеет новомодные игрушки, искренне считают себя талантливыми фотографами. Большинство этих людей не имеют понятия ни о композиции, ни о глубине резкости, ни о техническом устройстве фотоаппарата, зато они обожают вертеться под ногами профессионального фотографа и давать ему советы.

Заказчику нельзя грубить ни в коем случае, ведь он может не оплатить заказ или через суд потребовать компенсации за некачественное выполнение работы. У нас это уже бывало! Таким образом, на второе место в работе фотографа-профессионала выходят крепкие нервы.

Что бы я поставил на третье место? Умение воздержаться от выпивки, назойливо предлагаемой гостеприимными хозяевами!

Через месяц работы без выходных дней нервы мои были на пределе. К счастью, в июле волна заказов неожиданно схлынула, и я выпросил у шефа недельный отпуск.

Этим летом я собирался съездить в Египет, чтобы проверить восторженные рассказы знакомых о Красном море. К сожалению, сделать это не позволяло состояние моего тощего кошелька.

Пришлось искать бюджетный вариант, и в итоге я согласился на предложение одного из приятелей. Он недавно купил под Калязином домик с видом на затопленную колокольню и звал меня в гости.

С вечера я собрал рюкзак, заботливо упаковав в него смену белья и пятилитровую пластмассовую емкость с чистейшим спиртом. Гулять, так гулять!

Ехать я собирался на своем мотоцикле. Обычно у меня не хватало слов, чтобы описать знакомым этот черно-желтый агрегат, созданный для быстрого и комфортного перемещения в пространстве! BMW R 1200 — отличная машина, которая в свое время обошлась мне в целое состояние. Но, несмотря на это, я никогда не беспокоился за своего двухколесного друга, припаркованного во дворе. Электронный ключ было невозможно подделать, а надежная сигнализация моментально сообщила бы мне о попытке угона.

Я любил этот мотоцикл сильнее, чем некоторые любят женщин, и вот, в это ясное субботнее утро, я обнаружил, что его у меня больше нет.

На асфальте беспомощно валялись стальные тросики, защищавшие мотоцикл от злоумышленников. Они были перекушены мощными кусачками. На бетонном столбе, возле которого обычно стоял мой мотоцикл, добавилась новая надпись, сделанная красным маркером: «Отдашь флешки — получишь мотоцикл!» Чуть позже я нашел в почтовом ящике записку с таким же содержанием. Предложение было сформулировано предельно ясно. Оставалось выяснить немногое: кому, черт возьми, я должен отдать их? Явно не вдове покойного…

Сгоряча я вызвал полицию. К тому времени как подъехала полицейская машина, надпись на столбе уже была залеплена объявлением о пропаже собаки, так что полицейские ее не увидели. Люди в погонах доходчиво объяснили мне, почему уже поздно объявлять план-перехват, а потом любезно отвезли меня в полицию, где я подал заявление об угоне. О деталях случившейся со мной неприятности я умолчал.

Зачем мне усложнять это дело? Надо подождать, когда появятся новые предложения от автора непонятной записки. Я был уверен, что они появятся, и тогда можно будет что-то предпринять!

Из отделения полиции я возвращался пешком, торопиться мне было уже незачем. По дороге я позвонил приятелю в Калязин и сказал ему, что у нас много работы, и поэтому мой отпуск откладывается на неопределенное время.


Когда я подходил к подъезду своей блочной пятиэтажки, из дома выскочила Алина, моя квартирная соседка. Она сразу же замахала мне рукой.

Забавная девчонка! Года два назад она приехала в столицу, чтобы поступить в МГУ, а теперь вынуждена работать на стройке, чтобы оплатить комнату в жалкой коммунальной квартире на окраине города.

Подружились мы с ней при следующих обстоятельствах: наш третий сосед, здоровенный бугай, отсидевший в тюрьме за вооруженный грабеж, решил, что пора познакомиться с девушкой поближе. Будучи в сильном подпитии, Глеб без слов заломил ей руки и затащил в свою комнату. До последнего момента Алина пыталась доказать ему, что он поступает не по-соседски, и закричала только тогда, когда бывший уголовник разорвал на ней новую кофточку. Трудно сказать, что могло произойти, если бы меня не было дома. Перегородки в нашей коммуналке тонкие. Услышав крик девушки, я бросился ей на помощь.

Когда я вышиб дверь, предусмотрительно запертую Глебом на щеколду, он кинулся на меня с ножом. Для обороны мне пришлось пустить в ход первый попавшийся предмет. Этим предметом оказалась грязная чугунная сковородка, которой я огрел по голове несостоявшегося насильника.

Впоследствии Глеб не раз благодарил меня за этот поступок. И правда, кому охота сидеть в лагере за изнасилование?

А с Алиной у меня сложились приятельские отношения. Иногда я одалживал ей деньги, в благодарность за это девушка часто кормила меня ужином.

— Привет, милашка! — сказал я.

— Сколько раз говорила, чтобы вы не называли меня милашкой! — рассердилась девушка. — У меня имя есть!

— Но ты и вправду милая, вот смотрю на тебя — и не налюбуюсь, какая ты хорошенькая! — Почему-то мне всегда нравилось поддразнивать Алину.

— Я сегодня надела новый сарафан, — заулыбалась девушка, — вам нравится?

Алина крутанулась передо мной, чтобы я разглядел ее со всех сторон. Действительно, фигурка у девчонки была отличная.

— Да. В нем ты настоящая красавица!

— Врете вы все!

— Я никогда не вру, — серьезным голосом сказал я. — Куда ты такая нарядная?

— Мы с подругой идем в кино.

— Хороший фильм?

— Пока не знаю. У меня есть для вас новости! — Алина вдруг понизила голос. — Вчера, когда вас не было дома, к нам приходила полиция!

— Зачем? — удивился я.

— Они расспрашивали о вас. Их интересовало, когда вы бываете дома, сколько вы тратите денег, и часто ли к вам приходят знакомые. А еще полицейские осмотрели ваш мотоцикл!

— Алина, а ты уверена, что эти люди были именно из полиции?

— Один из них показал свое удостоверение! А их главный, со звездами на погонах, просил ничего вам не рассказывать!

— Час от часу не легче! — почесывая затылок, сказал я.

— А где сейчас ваш мотоцикл, его увезли в полицию? — простодушно поинтересовалась девушка.

— Он сломался! Я поставил его в ремонт, — неловко соврал я.

— Понятно! — недоверчиво протянула Алина. — Ой, мне надо бежать, а то я опоздаю на встречу, — спохватилась она.


Лифта в нашем доме не было. Я медленно поднялся на последний этаж, отворил квартиру и вошел в свою комнату. По сравнению с обстановкой в квартире Тедди мое жилье было жалким.

Два года назад я развелся с женой. Детей у нас не было, поэтому этот процесс не представлял большого труда. Я соглашался со всеми требованиями своей бывшей половины, и после развода у меня не осталось почти ничего. Все ценное имущество отошло бывшей жене. Счастьем было то, что мне удалось отвоевать мотоцикл, на продаже которого она так настаивала.

В итоге мне достался лишь старый письменный стол и гардероб с растрескавшимся лаком. Покупать подержанный диван мне не хотелось из соображений брезгливости, поэтому в первое время я спал на полу, а потом меня выручил за бутылку знакомый прапорщик. С какой-то военной распродажи он привез мне двухъярусную армейскую кровать с железными сетками. Это оказалось довольно практичным: на втором ярусе кровати я хранил свою фотоаппаратуру, утюг и небольшой запас консервов.

Крыша дома постоянно протекала. В мае, когда начались дожди, мне пришлось растянуть над кроватью полиэтиленовую пленку, чтобы вода не испортила дорогую оптику.

Большим плюсом в моем жилье было только одно: в квартире не было насекомых, которые так отравляют жизнь обитателям городских квартир. Оставалось предположить, что моя обстановка показалась тараканам и клопам слишком антисанитарной.

Я позвонил шефу и сказал ему, что мои планы изменились, и я снова готов выйти на работу.

— Ну и хорошо! — с пафосом заявил Аркадий Давидович. — На завтра я все заказы раздал, так что можешь отдохнуть, как следует, а послезавтра впрягайся в работу. Ты же знаешь, лишних людей у нас нет!


Испытывая нетерпение, я включил компьютер. Сразу же после визита к Нине, я отдал шефу карту из фотоаппарата Тедди. Вероятно, он получил, что хотел. Остальные карты памяти, изъятые мной, шефа не заинтересовали и сих пор валялись в моей сумке. Интересно, какую ценность представляют те снимки, из-за которых заинтересованная сторона способна на преступление?

Я поочередно вставлял карты в компьютер. Как оказалось, они содержали не только фотографии. Здесь были списки адресов и номера телефонов, копии документов, различные счета, видеозаписи, среди которых имелись непонятные мне переговоры, и множество фильмов порнографического содержания.

Сначала меня поразило низкое качество съемки, но потом до меня дошло, что многие фотографии и видеозаписи были сняты скрытой камерой. Истина открылась мне лишь тогда, когда я увидел знакомое мне по телевизионным передачам лицо, которое со всей душой предавалось несоответствующему его высокой репутации занятию.

А вот съемка, сделанная в нашем офисе: здесь я собственной персоной, глупо похохатывая, задираю широкую юбку пригнувшейся к столу секретарши…

Какое идиотское у меня выражение лица! Я остановил запись, от волнения у меня даже пересохло во рту. Да, было такое около полугода назад, на коллективной вечеринке, посвященной юбилею шефа. Мы тогда уходили последними, и я обещал подвезти девушку на мотоцикле. Потом мы с Катей долго избегали встречаться глазами.

Трясущимися руками я закурил сигарету. Ай да Тедди! Я явно его недооценивал! Интересно, где он установил скрытую камеру?

Успокоившись, я возобновил просмотр записей. Ну что же, оказалось, что я не один такой! Мне сразу полегчало, когда я увидел, что проделывает с нашей секретаршей Аркадий Давидович. Мне даже в голову не приходило, что Катя умеет такое!

Следующее видео было сделано лучше остальных. Точки съемки были отлично выбраны, а фокусное расстояние непрерывно менялось, обеспечивая наезды на самые интересные детали.

Женщина с плеткой в руке, одетая в фуражку с высокой тульей и черные виниловые шорты, была мне незнакома. А лицо полного мужчины в детских трусиках я знал хорошо — это был один из известнейших депутатов Государственной думы!

Народная молва приписывала этому человеку многомиллионное состояние, от которого он все время открещивался. Оно и понятно! Чиновники не имеют права заниматься бизнесом, поэтому все предприятия по документам принадлежали не депутату, а его жене.

Когда я оторвался от изучения содержимого карт памяти, стояла глубокая ночь. Я отхлебнул прямо из бутылки изрядную долю конька, который берег к своему дню рождения. «Хеннесси» с контуром Наполеона на этикетке не принято пить из горлышка, раньше я полагал, что на такое способны лишь одуревшие от безделья новые русские. Ну да черт с ним!

Просмотрев все, я вдруг понял, что мне представляется реальная возможность подзаработать. За эти материалы можно выручить огромные деньги. Да, это рискованно, очень рискованно, но большая часть работы уже проделана до меня. Если начать действовать с умом, то это поможет мне избавиться от того жалкого образа жизни, который я вел до сих пор!

Но Тедди мертв, и теперь я знал, почему это случилось. Шантаж — штука опасная!

А если меня тоже убьют? — призадумался я. Не так уж много я теряю, ведь время идет. А что меня ждет в будущем: жалкая пенсия, ночной горшок и дом престарелых?

Итак, решено — игра стоит свеч!

Глава 3

На следующий день я решил позвонить Нине. Те люди, которые требовали у меня возврата попавшего мне в руки горячего материала, не могли не побывать у вдовы. Что именно они хотят от меня получить?

По памяти я набрал номер домашнего телефона Тедди, надеясь, что ничего не перепутал и к телефону подойдет Нина. Так оно и вышло.

— Я ждала вашего звонка, — голос женщины был взволнованным, — у вас все в порядке? Ко мне приходили какие-то странные люди. Они угрожали мне и настойчиво требовали у меня карты памяти от фотоаппарата. Мне было очень страшно. Сначала я даже не могла понять, чего именно они хотят!

— И потому вы отправили этих людей ко мне, — с сарказмом сказал я.

— Они уже звонили вам? Я переживала из-за вас, но что мне оставалось делать? Вы все забрали, поэтому я дала им телефонный номер вашей фирмы.

Слушая взволнованный голос Нины, я смягчился. Было ясно, что эта блондинка совершенно не представляет себе того, что происходит. Но она волновалась из-за меня. Неужели женщина, как это говорится, запала на меня?

Я вспомнил, как она стонала под моей тяжестью, расцарапывая мне спину, в голове у меня мелькнула новая мысль: почему бы мне не порадовать эту женщину еще разок? А там и с флешками разберемся!

— Сейчас я приеду! — сказал я.

— Я с нетерпением жду вас, — эта фраза зазвучала в моих ушах, как музыка.

Компромат следовало спрятать. Я бережно завернул все карты памяти в полиэтиленовый пакетик. Куда бы его девать? Я заметался по комнате в поисках тайника, но тут услышал, что за стеной тихо играет музыка. Алина была дома.

Конечно же, девушка не сумеет отказать мне в небольшой просьбе, подумал я, лучше и придумать нельзя! Кто может догадаться о том, что я спрятал что-то у соседки? О наших приятельских отношениях никто не знает! И я постучал в дверь Алины.

Девушка убрала мой пакетик в платяной шкаф, где хранились ее самые ценные вещи: фотография рано угасшей матери, школьный дневник со стихами и открытка с видом на замок Нейшванштайн.

Когда я вышел из комнаты соседки, за моей спиной вдруг грянуло: Dies irae, dies illa Solvet saeclum in favilla, Teste David cum Sibylla… Алине всегда нравилась музыка Моцарта, — очевидно, после того как я вышел, она резко прибавила громкость своего музыкального центра.

Спускаясь по лестнице, я вздрогнул, стараясь отогнать дурное предчувствие.

Реквием! Но ведь это всего-навсего музыка… Мало ли какие бывают в жизни совпадения!


Ехать к Нине пришлось городским транспортом. Было жарко, и меня раздражало буквально все: толчея и городские пробки, потные тетки с кошелками в руках, щетинистые мужики с запахом перегара, вечно орущие дети и наглые подростки.

В трамвае я забыл заплатить за проезд, и с меня попытались содрать огромный штраф, от которого еле удалось отвертеться. Словом, без мотоцикла я чувствовал себя как птица с подрезанными крыльями.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 383