электронная
90
печатная A5
362
18+
Ловушка для фотографа — 2

Бесплатный фрагмент - Ловушка для фотографа — 2

Детективная повесть

Объем:
186 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-9265-8
электронная
от 90
печатная A5
от 362

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Ловушка для фотографа—2

(Продолжение повести Ловушка для фотографа)

Автор напоминает о том,

что все герои повести

являются литературными

персонажами

и в действительности не

существуют. Все события

повести вымышлены

так же, как и названия

фирм и учреждений,

поэтому всякое сходство

с реальностью

абсолютно случайно.

Краткое содержание первой повести

Сорокалетний Петр Петрович Сидоров, успевший побывать военным и преподавателем, живет в коммунальной квартире на окраине города. Он работает фотографом, недоволен своей жизнью и хочет изменить ее любым путем. В квартире, где обитает Петр, проживают его соседи: молодая девушка Алина, влюбленная в Петра и опустившийся алкоголик по имени Глеб.

После загадочной смерти своего коллеги по прозвищу Тедди, Петру достаются карты памяти, на которых записаны компрометирующие материалы на некоторых высокопоставленных лиц. С помощью знакомого журналиста, он пытается шантажировать известного депутата. Эта попытка оборачивается неудачей; журналист убит, а на Петра начинают охотиться бандиты.

Петр с опозданием понимает, что его нарочно подставили под удар вместо другого человека, а имеющиеся у него материалы являются лишь малой частью той информации, которую ищут заинтересованные стороны. Он не без оснований начинает подозревать в своих неприятностях вдову своего приятеля Нину, которая успевает сбежать за границу.

Попавший в ловушку Петр делает неудачную попытку скрыться, но попадает в лапы тайной организации, целью которой является военный переворот в России, где получает неожиданное предложение о сотрудничестве. Вступив в организацию, Петр выезжает в Швейцарию, чтобы найти Нину, и отобрать у нее подлинную базу данных с компрометирующими материалами. Вскоре, в отеле Берна убивают его связного по имени Павел.

Спасая свою жизнь, Петр соглашается работать на неизвестную иностранную разведку, которая также интересуется вышеупомянутой базой данных. Поиски Нины продвигаются медленно, и только случайность позволяет определить место, где она может скрываться.

В поисках Нины, Петр и его новый напарник Миша приезжают в швейцарский город Андерматт, где Петр неожиданно встречается со своим старым приятелем Тедди, который вовсе не умер. Понимая, что его ждут неприятности, Тедди похищает Петра и Мишу.

Петра спасают люди из тайной организации, которые ни на минуту не упускали его из виду. Благодаря оплошности Тедди, Петру удается получить жесткий диск с компроматом. До Петра внезапно доходит, что именно его спасители подставили его под удар, и что по их вине погиб Павел. Кроме того, по приказу начальницы, которую зовут Наташа, боевики из спецгруппы пытаются убить ослабевшего от пыток Мишу, которого Петру все же удается спасти.

Понимая, что военный переворот может привести к большому кровопролитию, движимый внезапным порывом Петр убивает Тедди, и уничтожает все принадлежащие ему материалы, тем самым отрезая себе путь для возвращения на Родину. В глазах Миши (у главного героя есть основания подозревать, что тот работает на разведку Израиля), Петр должен выглядеть предателем, поэтому он вынужден спасаться бегством. Местом его нового пристанища становится австрийская столица.

Глава 1. Повелитель мух

Вена, — отличный город для того, у кого есть деньги, но после своего поспешного бегства я не мог этим похвастаться. Не было у меня и вида на жительство, поэтому в первое время мне пришлось туго. К счастью, я имел полный комплект документов, выданных гражданину Словакии Питеру Бонта, по специальности инженеру-строителю. Не думаю, что эти документы были подлинными, но все бумаги были изготовлены весьма качественно, и к ним никто не придирался.

Я не говорил, ни по-словацки, ни по-чешски, но в Австрии эти языки не очень-то востребованы. Главным было то, что я неплохо знал немецкий. Знание языка помогло мне устроиться на работу, сначала нелегально, а потом мне удалось получить Rot-Weiß-Rot-Karte, что автоматически давало мне вид на жительство.

О том, что случилось в Швейцарии, вспоминать не хотелось. Поначалу я старался не употреблять родную речь. Тщательно анализируя и отбрасывая российские привычки, я даже ругался исключительно по-немецки. В глазах моих бывших хозяев, я был предателем. Вряд ли они будут церемониться, встретившись со мной после бегства!

Поначалу я работал мусорщиком, а потом разнорабочим на стройке. В Австрии такая работа не считается зазорной, и неплохо оплачивается. Заработанные деньги помогли мне освоиться, и я даже завел несколько приятелей. Больше всего я сошелся с Ульриком Тамметом, эмигрантом из Эстонии. Вместе с ним мы сняли небольшую квартирку в Донауштадте, одном из дальних районов города, и обзавелись кухонным хозяйством, при помощи которого можно было приготовить несложный завтрак, или ужин. Такая экономия на венских кафе весьма способствовала сохранению наших доходов.

Ульрик работал монтажником интернет-сетей, и был замечательным соседом. Выдержанный и немногословный, он никогда не лез в душу с вопросами, но всегда старался взять на себя большую долю работ по хозяйству.

Добираться до работы с нашей окраины было не очень удобно, но цены на здешнее жилье кусались гораздо меньше, чем в центральных районах города, и мы были довольны.

Время шло, былые тревоги стали забываться, и работа на стройке начала мне надоедать. В самом деле, почему я, специалист с высшим образованием, знающий языки, вынужден работать чернорабочим?

Под лежачий камень вода не течет. Прочувствовав это, я окончил курсы подготовки экскурсоводов, где получил новые познания по истории, искусствоведению, психологии, географии, живописи, и иностранным языкам. Многие преподаватели были удивлены моими успехами в изучении русского, но это легко объяснялось моим словацким происхождением, ведь у славянских языков много общего.

В конце обучения я сдал нелегкие экзамены, и получил лицензию на право проведения экскурсий по всей Австрии. Со стройкой было покончено. Скоро я снова заговорил на родном языке, показывая бывшим соотечественникам главные достопримечательности Вены. Венская ратуша, Хофбург, опера, собор святого Стефана, «Башня сумасшедших», конные экипажи, и музыка Штрауса стали частью моей обыденной жизни.

Имея определенный жизненный опыт, я не строил никаких планов на будущее. Мужчине в моем возрасте стоило подумать о браке, но я пока не встретил ни одной женщины, с которой мне бы хотелось связать свою жизнь. Венские дамы казались мне слишком расчетливыми, а одинокие туристки под словом любовь, как правило, подразумевали сексуальные приключения. Я не всегда отказывал им, и бывало так, что я просыпался на измятой кровати в гостиничном номере, так и не спросив, как звали мою случайную спутницу.

В тот памятный майский день я показывал туристам из России дом Хундервассера. Весенний дождь, с самого утра поливающий Вену, прекратился, и выглянуло солнце. Группа оживилась, и на меня посыпался град самых разнообразных вопросов.

— А когда этот Худерн Вассер его построил?

— Фриденсрайх Хундервассер, так будет точнее. Он построил этот дом в тысяча девятьсот восемьдесят шестом году совместно с архитектором Йозефом Кравиной.

— Там внутри все такое же кривое?

— Да. Все лестницы и полы в доме неровные, а углы закруглены. Подразумевается, что это лесные полянки и горные тропинки. На все горизонтальные плоскости высажены растения. А ещё на стенах есть отпечатки рук строителей — их они оставили по просьбе архитектора.

— А мы пойдем в дом?

— Нет. Там внутри расположены офисы и частные квартиры. Рекомендую посетить вам «деревню Хундервассера», — я показал рукой на пестрое строение напротив знаменитого дома, — там можно увидеть картины мастера, и купить различные сувениры.

— А туалет там есть?

— Это главная достопримечательность деревни. Он расположен в подвальной части здания. Такого туалета вы, скорее всего, не видели!

— Я там был уже. Это гнусная обдираловка, а туалет там платный! — возмущенно сказал один из мужчин.

— В ста метрах прямо на улице есть бесплатный туалет, — и я указал направление.

— Как я его найду?

— А там по-русски написано.

Группа устремилась в магазинчик, но на улице осталась одинокая молодая шатенка в обтягивающих джинсах и откровенной розовой кофте. Эта женщина показалась мне интересной.

Описать ее, используя для этого обычные слова, было бы нелегко. У нее была грация прирожденной танцовщицы, темные брови, длинные ресницы, и чистая атласная кожа, чуть тронутая загаром. Фигура ее была безукоризненной. Густые темные волосы были уложены в высокую прическу, открывающую изящную шею, а в глазах, чем-то напоминающих глаза газели, вспыхивали веселые искорки, которые как бы намекали, что за ангельской внешностью этой дамы может скрываться весьма страстная натура.

Возмущенный мужчина ушел, и женщина тут же подошла ко мне, обволакивая меня запахом дорогих духов. Декольте охотницы выглядело возбуждающе. И почему я не замечал эту особу? — подумал я, — наверное, до сих пор на ней был дождевик.

— Вена, — чудесный город, — сказала женщина, — вы давно работаете здесь?

У незнакомки было своеобразное произношение. Я подумал, что ее юные годы, скорее всего, прошли на юге России, где-нибудь в Ставропольском крае.

— Мне тоже нравится этот город, — уклончиво сказал я, — но сейчас у нас нет времени говорить об этом.

— Вы русский?

— Нет, я из Словакии!

— Но вы прекрасно говорите на русском!

— Я когда-то учился в России, — тут я даже не солгал.

— Вас, кажется, Петром зовут? — моя собеседница щедро улыбнулась. Зубки незнакомки оказались белыми, как жемчуг, и я отметил, что у нее отличный стоматолог.

— Петр, — это на русском. Меня зовут Бонта. Питер Бонта!

Пока я обменивался со своей собеседницей любезностями, большая часть группы вышла из «деревни», и на меня снова посыпались вопросы.

— Эй, Бонда! — внезапно раздался у моего уха грубый мужской голос, — жрать хочется, просто брюхо подводит. Ты обещал нам венский шницель, и пиво «цептер».

— Zipfer, наверное?

— Да, какая разница!

— Все собрались? — я поднял над головой зонтик в качестве ориентира, — хорошо, идем к нашему автобусу!

— Меня зовут Эстер! Надеюсь, что мы с вами скоро встретимся! — с этими словами загадочная дама сунула мне в руку листочек, вырванный из блокнота, затем грациозно отступила назад, и затерялась среди туристов.

При посадке в автобус Эстер я не увидел. Пересчитав по головам всех пассажиров, я на всякий случай провел перекличку, и внезапно понял, что странная незнакомка не имеет к моей группе никакого отношения.

Я отвез туристов на Картнер-штрассе. Они с аппетитом поедали шницели и штрудели, а я прочитал записочку, которая еще пахла дорогими духами. Вечером меня ждали в отеле Vienna Classic Hotel.

Вот, и отлично! — подумал я. Предложенное место было удобно расположено на Пратер-штрассе, неподалеку от известного парка, и как раз на моей линии метро.

Окончив работу, я захватил с собой бутылочку белого вина «Weißburgunder» и отправился в гости. Поприветствовав портье, я поднялся в номер, расположенный в конце коридора. На двери висела табличка с английской надписью: «Не беспокоить». Я подумал о том, что моя новая знакомая обладает похвальной предусмотрительностью, и постучал в дверь.

— Заходите, Питер, открыто! — приятный мелодичный голос с мягким акцентом не мог принадлежать никому, кроме Эстер.

Когда я вошел, дверь резко захлопнулась. Номер был таким просторным, что при желании в нем можно было играть в футбол. Слева от зашторенного окна стоял круглый столик и два кресла, а справа, у изголовья широкой кровати, сидела хозяйка номера, одетая в прозрачный халат из розового шелка. В ее руке красовался огромный черный пистолет, и отверстие его глушителя смотрело мне в лицо.

Можно было бросить в женщину бутылку и попытаться отнять у нее оружие, но такие действия не представлялись мне разумными, ведь позади меня стоял человек, который захлопнул дверь. Нетрудно было предположить, что он тоже вооружен.

— Добрая встреча! — с иронией отметил я.

— Стой, где стоишь, — от приветливого тона хозяйки номера не осталось и тени.

Мое прошлое протянуло свою руку сквозь время, и не имело особенного значения, кто именно меня выследил. Я потерял все. Теперь у меня не будет ни надежного пристанища, ни денег, ни работы, которой я добился с большим трудом. Более того, у меня не будет даже имени, которое можно написать на могильной плите!

Внезапное осознание ситуации наполнило меня ледяным спокойствием. Умирать мне следовало быстро, но, по возможности, с достоинством. Я поставил бутылку на ламинированный пол, и вежливо сказал:

— Это хорошее вино, и будет жаль, если оно разобьется! Кстати, хочу поинтересоваться, вас действительно зовут Эстер, или ваше настоящее имя Мата Хари?

— Жалкий позер, — презрительно сказала женщина, — я вижу, что ты сейчас в штаны наложишь от страха. Руки за голову, быстро!

— Мое воспитание не позволяет мне грубить дамам, — подбоченившись, сказал я, — но ручаюсь, что у такой подлой сучки, как ты, попросту не хватит духа нажать на курок!

В ответ на мои слова рука женщины чуть-чуть дрогнула:

— Ты ответишь за эти слова, подонок!

— Эстер, не поддавайся на провокации! — мужской голос, громко прозвучавший за моей спиной, показался мне до боли знакомым. — А ты, Питер, не делай резких движений, и вынь, пожалуйста, большие пальцы из карманов, — насмешливо продолжал голос, обращаясь уже ко мне, — сейчас не время позировать…. Положи руки на затылок! Нам надо поговорить. Пройди в левый угол, медленно повернись, и сядь на пол. Так нам всем будет спокойнее!

«На пол», как бы ни так! По пути в указанное место, я развернул носком ботинка попавшееся на пути кресло, и уселся на него, закинув ногу за ногу. Возле двери, стоял именно тот, о ком я подумал. Никакого оружия в руках Миши не было, и я позволил себе опустить руки вниз. Убивать меня прямо сейчас, похоже, не собирались.

— Какой сюрприз! — с издевкой в голосе сказал я, переходя на русский язык, — герр Шапкин, собственной персоной!

— Да, Петя, это я! — мой бывший подельник не обратил на мои насмешки никакого внимания, — и я снова собираюсь сделать тебе интересное предложение.

— А если я откажусь?

— Тогда я буду вынужден тебя ликвидировать.

— И это говорит человек, которого я спас от смерти!

— Положим, тут мы квиты, — рассудительно заявил Миша, а вот из-за твоего бегства у меня были большие неприятности. Но я не имею против тебя ничего личного, несмотря на твое предательство. И я уговорил наше руководство дать тебе еще один шанс….

— Какое еще предательство? — я возмущенно перебил речь своего собеседника.

— У нас есть сведения, что те люди, на которых ты работал до нас, привезли жесткий диск с информацией в Москву. Не зря же ваш контр-адмирал вдруг стал одним из советников президента.

— Это невозможно, ведь я уничтожил все материалы!

— Не вижу причины, по которой я должен тебе верить, Петя. Впрочем, это дело прошлое. Наши люди тоже сумели достать требуемые материалы. Мы нашли альтернативный путь, и все вопросы были благополучно разрешены. Ты уже заметил изменения в политическом курсе России?

— Я политикой не интересуюсь.… Как вы нашли меня?

— Место твоего пребывания не являлось для нас тайной. Я сам выдал тебе паспорт, или ты забыл об этом? Зная твое новое имя, найти тебя не составило труда.

— Почему же вы так долго не появлялись?

— Мы знали, что через некоторое время ты можешь пригодиться, — усмехнулся Миша, — и теперь это время настало. Если ты сумеешь выполнить наше несложное задание, ты будешь прощен, а на твой банковский счет ляжет сто тысяч евро.

— А если я не справлюсь?

— Тогда деньги тебе больше никогда не понадобятся.

— Ты не боишься, что я сбегу?

— Разве ты видишь в этом какой-нибудь смысл? — снова усмехнулся Миша, — ты, Петя, находишься на таком коротком поводке, что можешь надеяться только на меня. Или ты еще не понял, что я твой ангел-хранитель?

— Скорее повелитель мух! — фыркнул я.

— Оказывается, ты теперь разбираешься, не только в искусстве, но и в ветхом завете, — заметил мой собеседник.

— В последние годы мне удалось восполнить некоторые пробелы в образовании, — ехидно сказал я. — Так в чем же будет состоять ваше несложное задание?

— Значит, ты согласен?

— А куда мне деваться? — огрызнулся я.

— Слышу голос разума. Но не будем торопить события, — с этими словами Миша поднял с пола принесенную мной бутылку, и обратился к своей напарнице, — Эстер, спрячь оружие, и приготовь бокалы. Я хочу выпить за наше дальнейшее сотрудничество!

— А зачем этот дурацкий спектакль с пистолетом? — привычно доставая из кармана нож сомелье, поинтересовался я у своего собеседника.

— Для убедительности, Петя. Люди часто бывают непредсказуемыми, а ты человек вспыльчивый, мог и в драку полезть! — рассудительно сказал Миша. — Разве я не прав?

Демонстрация силы закончилась. Возле гардероба щелкнули кнопки цифрового замка. Сняв со ствола глушитель, Эстер спрятала пистолет в сейф для документов. Когда женщина походила мимо нас, полы кружевного халата разлетелись в стороны, и я успел заметить ее обнаженное бедро. Эта картинка внезапно всколыхнула во мне волну желания.

Странно устроена человеческая натура! Мне надо было думать о своем спасении, а я думал о сексе с женщиной, которая запросто могла убить меня. Любовь и смерть всегда идут рука об руку, — сейчас эта мысль даже не казалась мне банальной!

Миша уселся в кресло напротив меня, а Эстер присела на край кровати, демонстративно запахнув свой халатик. Я разлил вино в бокалы, стоящие на столе. Обычно в номерах подобных отелей бывает два бокала, но здесь их было три. Я подумал о том, что хозяева готовились к встрече со мной, педантично продумав даже мельчайшие детали, значит, на бегство надеяться было нечего. Что ж посмотрим, что они предложат!

Мы выпили за сотрудничество, по-европейски, не чокаясь.

— Хорошее вино. У тебя отменный вкус! — сказал мой заново обретенный коллега. — А теперь давай обсудим детали твоего задания. В конце недели ты вылетишь в Москву в качестве туриста, вместе с женой. Убедительные объяснения своего отсутствия здесь придумаешь сам!

— У меня нет жены, — удивился я.

— С этого момента уже есть! — и Миша кивнул головой в сторону кровати, где расположилась Эстер с бокалом вина в руке, — только не забудь, что во время вашей командировки твою жену будут звать Лаурой!

— А она не превратится в жабу? — с насмешкой спросил я.

Вместо ответа женщина неожиданно скорчила физиономию, и показала мне язык, а Миша невозмутимо сказал:

— Это будет зависеть от твоего поведения! — на лице его не было ни тени улыбки.

— Теперь слушай меня внимательно, — сказал Миша, — нас интересует Хасанов Анзор Альбертович, гражданин России, родившийся в тысяча девятьсот семьдесят седьмом году, в городе Сыктывкар. Это типичный представитель российской олигархии. Юрист по образованию, бывший разведчик и дипломат, начал заниматься банковским бизнесом в девяностые годы, заработав первые деньги на перепродаже акций. По нашим расчетам сумма его состояния составляет более трех миллиардов долларов, — на лице моего собеседника появилась недобрая усмешка:

— У нас есть непроверенные сведения о том, что олигарх имел отношение к незаконной торговле оружием для террористических группировок. Кроме того, множество слухов связывает его имя с незаконной приватизацией и уклонением от уплаты налогов, но подтверждений причастности к этим делам Хасанова нет, и не было. Вполне возможно, что отсутствие показаний против него связано с тем, что олигарх частенько ездит на рыбалку вместе с генеральным прокурором, и считается одним из его лучших друзей еще со студенческих времен! Ты слушаешь меня?

Я кивнул головой.

— Хасанов образован, обаятелен, хитер. У него своя служба безопасности, укомплектованная бывшими сотрудниками специальных служб. Владеет личным самолетом «Bombardier Challenger350». Семьи нет. Гурман, любит красивых женщин, дорогие вина, и хорошие сигары. Хобби: охота, путешествия, античная культура и древняя история. Страстный, но не слишком разборчивый, коллекционер. Собирает все предметы искусства, относящиеся к античному периоду.

Взяв в руки бокал, Миша сделал большой глоток вина, и продолжил:

— Местом проживания Хасанова считается московский район «Серебряный бор», но точный адрес неизвестен. В собственности Анзора Альбертовича имеется пятизвездочный отель в Испании, а также квартиры и дома в России, Италии, Греции, и на острове Тенерифе, где базируется его любимая игрушка, — большая океанская яхта «Laura Belle».

С этими словами мой собеседник поставил бокал на столик и внимательно посмотрел мне в глаза:

— Ты должен подружиться с Хасановым. Более того, войти в число тех людей, которым он доверяет. Твоей главной задачей будет наблюдение за этим человеком!

— Ага, отличный план! — с иронией сказал я, — да, мне к нему на выстрел не подойти, никакая охрана этого не допустит! Умнее вы ничего не могли придумать? — Я вытащил из кармана сигареты и чиркнул зажигалкой.

— В этом отеле не курят! — нахмурился мой собеседник.

— Да, знаю, но мне надо сосредоточиться, — отрезал я, выпуская сизое облако дыма.

Лицо моего собеседника выразило недовольство, но я не обратил на это внимания.

— К любому человеку можно найти подход, — с неприязнью глядя на мою сигарету, сказал Миша, — тебя представят Хасанову, как любителя древней истории, который интересуется археологией.

— Кто представит?

— Мы позаботимся об этом, когда придет время.

— Ладно, допустим. Но ты сказал, что Хасанов был разведчиком. Он же без труда вычислит, кто я такой! — удивился я.

— А мы не будем ничего выдумывать. Выступишь под собственным именем, внесем лишь небольшую поправку. Для придания тебе солидности, ты будешь не только экскурсоводом, но и внештатным сотрудником Венского музея естествознания. Ты ведь знаешь этот музей?

— Да, конечно, — я кивнул головой.

— Мы сделаем так, чтобы ты числился в списке внештатных сотрудников. Если кто-нибудь пошлет туда запрос о тебе, ответ будет положительным.

— Но я не специалист в вопросах археологии.

— Не беда, Хасанов тоже не великий специалист. Никто не потребует от тебя академических знаний. Зато ничто не сближает людей больше, чем общее хобби. Посмотришь его коллекцию, подаришь ему парочку интересных артефактов, и дело пойдет. Дейла Карнеги читал?

— Читал когда-то.

— Вот и действуй, как там написано, только не переборщи.

— Где я возьму эти артефакты?

— Мы подберем что-нибудь любопытное, когда понадобится, — Миша перевел дух и потянулся к бутылке, чтобы подлить себе вина. — Богатство Хасанова растет не по дням, а по часам. Обстановка в России благоприятствует сомнительным финансовым операциям, но даже при этих условиях такой рост представляется странным. Это может свидетельствовать о незаконной деятельности олигарха, но нас интересуют вовсе не его капиталы. В последнее время Хасанов увлекся политикой и его влияние среди оппозиции быстро усиливается. В случае перемены курса государства этот миллионер может занять достаточно высокие позиции, и нам хочется иметь эффективные рычаги для воздействия на него.

— С чего это ты взял, что государственный курс может измениться? — спросил я.

— Недовольство в стране растет. Наследники олигархов становятся все богаче, а основная масса населения нищает. Проблему неравенства нельзя решить, пытаясь перевести внимание народа на внешнеполитические проблемы страны. Мы рассчитываем, что скоро в России наступит порог, за которым может последовать социальный взрыв, — сказал Миша. — У вас есть мудрая поговорка, о том, что сани надо готовить летом, а телегу зимой. Мы следуем именно такому принципу. Нас интересуют все, что можно узнать. Незаконная деятельность, деловые партнеры, маршруты передвижения, тайные страстишки, бреши в системе охраны, места пребывания, и подходы к ним. На сбор информации должно уйти не более месяца.

— А что будет, когда я соберу этот материал?

— Ты передашь Хасанову наше предложение о сотрудничестве.

— А если он откажется?

— Будет принято другое решение. Знать о наших интересах никто не должен.

После этих слов мои дурные предположения укрепились. Миша явно что-то недоговаривал. Это «другое» вполне может оказаться для меня неприятным сюрпризом, где мне придется выбирать между Сциллой и Харибдой. Подумав об этом, я усмехнулся. Предателем я уже числился, а теперь мне предстояло примерить на себя роль провокатора и шантажиста, а может быть, и наемного убийцы.

При этом мой собеседник уверен, что альтернативы у меня нет. Но так ли это? Может быть, из расставленных сетей можно вырваться? У меня будет время на сбор материала, и я вполне могу попробовать удрать в какую-нибудь страну в Латинской Америке, и тогда меня не то, что Моссад, даже черти не отыщут… Но, как мне избавиться от опеки Эстер?

Увидев, что я закурил еще одну сигарету, мой собеседник укоризненно покачал головой. Я подумал о том, что фарисейство пустило в него глубокие корни. Миша способен совершить преступление, но его от души возмущают малейшие отклонения от общепринятого поведения.

— Миша, а почему бы мне не поехать одному? — спросил я, — если на моей шее будет висеть женщина, то это сильно ограничит мои оперативные возможности.

— Не говори глупостей! Эстер опытный агент. Она знает несколько языков, включая арабский, водит вертолет, стреляет из всех видов оружия, и знакома с рукопашным боем. На Эстер возложены такие обязанности, как связь, финансирование операций, а так же специфические операции по добыче информации. Все решения вы будете принимать совместно, но в острых ситуациях последнее слово будет принадлежать ей.

Я посмотрел на Эстер, и моей голове всплыли сказанные Мишей слова. «Специфические операции по добыче информации» — это обозначало, что этой красивой шатенке придется ложиться в постель со всеми мужчинами, которые этой информацией обладают. Я почувствовал прилив раздражения, — меня будет контролировать не кто-нибудь, а опытная шлюха!

— У тебя есть ко мне вопросы? — спросил Миша.

— Пока нет, но, вероятно, будут позднее.

— Ясно. Завтра купишь туристическую путевку на двоих. Мне пора уходить. Встретимся завтра, в это же время. И не забудьте обсудить с Эстер все детали вашего путешествия. Bis dann!

Глава 2. Дежавю

Миша ушел, и мы оказались наедине с Эстер. Как же быстро все произошло! — подумалось мне, — еще сегодня утром все было хорошо и спокойно, а сейчас моя налаженная жизнь в одно мгновение обрушилась в пропасть. И при этом я так и не понял, как, и для какой цели меня собираются использовать.

Я неприязненно посмотрел на хозяйку номера, невозмутимо восседающую на краю кровати. Не обращая на меня внимания, Эстер готовилась ко сну. Со вздохом облегчения она вытащила из головы заколки, и ее ухоженные волосы сразу же рассыпались по плечам. С распущенными волосами женщина выглядела гораздо интереснее и моложе.

Медуза-Горгона… Фурия с лицом ангела. Как я буду выполнять Мишино задание, если я ненавижу ее уже сейчас? — думал я.

— Время позднее, — тихо сказала Эстер, — мне кажется, что тебе пора уходить!

Я и сам понимал это, но накопившаяся во мне злость требовала выхода.

— А мне некуда торопится, — нагло заявил я, — выпить у тебя есть?

К моему удивлению, вместо того, чтобы прогнать меня, женщина вытащила из шкафа початую бутылку. Поставив ее на столик, Эстер вернулась на свое место, и от скуки начала теребить пульт от кондиционера.

Я украдкой посмотрел в ее сторону. Туго завязанный на талии Эстер пояс ослаб, и шелковая ткань халата потихоньку расползалась в стороны, обнажая колени и точеную грудь женщины, но она не замечала этого.

Залпом я выпил полстакана. Это был Kirschwasser. Странно, я всегда любил его из-за вишневого привкуса, а этот напиток показался мне горьковатым. Впрочем, какая разница! Я налил себе еще полстакана. Проглотив добавочную порцию, я удовлетворенно закурил.

— Ты собираешься выпить всю бутылку? — удивленно спросила Эстер, поправляя прическу. От этого движения халат распахнулся еще шире, щедро открывая ее грудь.

— Почему бы и нет, — сказал я, с некоторым удивлением ощущая, как во мне растет горячая волна похоти, в которой не было ни намека на нежность. Мне хотелось смять эту женщину, придавить к кровати, и причинить ей боль.

В конце концов, она обыкновенная шлюха, так зачем мне отказываться от своих желаний? — я затянулся сигаретой, и уже без стеснения начал рассматривать фигуру сидящей передо мной женщины.

Заметив мой горящий взгляд, Эстер испуганно вытянулась и запахнула на груди халат. Ее колени вздрогнули, сжались, и, не выдержав напряжения, медленно разошлись. Пылающий во мне огонь сладострастия отозвался на это движение жаркой вспышкой, и я вздрогнул от возникшего напряжения в чреслах.

Сейчас эта смазливая бабенка пожалеет, что угрожала мне пистолетом! — я бросил недокуренную сигарету в пустой стакан, и тяжело поднялся с кресла, расстегивая ремень на своих джинсах.

— Не вздумай этого делать. Питер, пожалуйста, не надо!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 362