Снята с публикации
Ловец настроений

Бесплатный фрагмент - Ловец настроений

Тексты в столбик

Пустота

"Все начало быть
из точки и
продолжилось
в ее многоточии…"

      Нагромождение ничем.
И теснотой своей
выдавливая смысл,
рассыпалась Она –
на тысячи вестей…
- осколками –
самородящих мыслей…

Симметрия ума

      Желание быть
немного больше,
чем просто
эта буква — Я,
чем просто
это слово —
в границах
суетного дня,
совсем
чуть-чуть
за понимание…,
преодолев
симметрию Ума
так, чтобы
осязанием
коснуться
звёздного ядра…

Траектория себя

      Когда нибудь и
я исчезну, растворюсь
весенней каплей…

Как детский смех
весенним ароматом
майского дождя…

Оставлю может
траекторию Себя
как звёздный трек…

Невидимая нить

      Горизонты, горизонты —
рёбра,
а за рёбрами Солнце —
звёзды
раскалённые капли —
мысли
словно связаны
невидимой нитью…,
человеки, человеки —

      смыслы,
как идея, как игра —
где Я?
может быть
Я — в шуме ветра,
может быть,
это Я — твоя мысль….

Вселенная

      Вселенная-заботливая Мать,
своих детей — запеленав в тела земные,
чтобы до времени Душа
набралась сил - на небосводе
озариться яркою звездою…

Пространство

      Взволновано Вселенское
пространство
и, рябью разбегающихся
идей
оно рождает новое убранство,
створоженных узоров — акварель…

Пространство меня

      Я - рассыпалось
на пространство
в Себе...,
Ты — моя мысль,
Я - есть в Тебе...,
на перекрёстках
своих заключений —
улицы, правила,
смыслы значений....
Город - "Меня"
из витрин, и пирожных,
чая — что можно
выпить с прохожим....

Эволюция

     Стремится яблоко быть
сорванным и превратиться
в вкус…, а если повезёт
и обернуться в настроение…
И человек стремится
расцвести, чтобы затем…

«Дом»

      Старый заброшенный Дом,
Покосившаяся крыша,
Через темный проем оконный
Проникают грустные мысли...
 
Ты затравленный ветхий Дом –
Через оконные бойницы
Прогоняешь будто прочь
Желающих поживиться…
 
Опустели стены твои,
Испарились звуки смеха,
Да хозяева - навсегда,
Разбежались по другим
неизвестным квартирам…
 
Только участь твоя - умереть
Растворившись в летах,
И дополниться еще одним -
Пейзажным холмом сомнений.
 
Потускневшие бойницы-глаза,
И не слышат стены песен.
Улетела Душа навсегда,
Может быть - на другие планеты....

«Я бы лизнул…»

      Ничего не хочу земного.
Мне бы глоточек сил
от вспотевшего
                              Солнца.
Я бы лизнул
                          аромат
бесконечного
                 звездного неба
– наслаждаясь
в оранжерее галактик…
Мне нужно отдохнуть:
от бессмысленных
           суетных мыслей –
так бесчувственно
бороздящих
                            Землю,
– от искусственных
клумб
             – попытки
оживить природу
                       в пробирке.
Лучше бы
           в звездное небо...
Обидно,
неужели и там – пробирка.

Чайная церемония

Я, чаем наслаждаясь — в терпкость

проникаю с глотком горячим —

из сердца — вымывая суету всю…,

и мёда капля, ярким вкусом вспыхнув,

на языке времён, доселе не доступном…

Версия

      Душно. Август. Жара.
Полдень. Горячий воздух.
Снова на солнце ветра,
снова Там непогода.
Солнечный ветер в лицо
след оставляя загаром,
да, Там сейчас нелегко
там ведь сейчас ураганы.
Что-то волнуется Ра
как то не по сезону
вдруг заметут снега,
или огонь стеною...
Может быть, зря вменяем
Солнцу — свои невзгоды,
может быть это мы
— делаем непогоду?
Выйдет, к примеру, Иван...,
на перекресток дороги,
а в голове кавардак
после ночных гуляний,
плюнет в сердцах Иван
— ветру — прямо в душу...
И, суховей пройдет
— следом — оставив пустошь.
Кто-то любовь продаст,
променяет, быть может, на деньги.
И вот приснится сад
— яблоневый, тот из детства,
а поутру – письмо:
"Здравствуй... горе у нас...,
не по сезону мороз...,
яблоневый сад твой замёрз...".
Душно. Август. Жара.
Полдень. Горячий воздух.
Снова соринки в глазах
борются со слезами....

Четверг

      Вчера слепил
себя Я
из среды -
подъёма в шесть,
прохлады
пасмурного неба
из тесноты
маршрутного такси,
из документов,
графиков и целей...,
а вечером
я выплеснул
остатки суеты...,
чтобы наполнить
"Завтра..."
- ароматным чаем,
быть может,
с привкусом
Буддийской тишины,
на фоне топота
бесчисленных
желаний....

Облачное настроение

Во мне

немного облаков,

по улицам моим

гуляют мысли,

— под топот их

стихает

шум дождя,

там, где-то

в закулисье…,

на перекрестье

всех сует

горят зелёным —

светофоры…,

и вьётся эхом

детский смех

смешавшись

с ароматом

сдобным…

В моей груди

горит огонь, но

облака, порой,

отбрасывают

тени…

Отражение

      В окно вцепился лист,
и с любопытством
– он «смотрит»
как ребенок
к стеклу прильнул,
как хлопают его ресницы,
когда глядит на то –
как птица
– взмахнув крылом –
легко так –
в высь стремится.
А птица
– пытаясь с небом слиться –
завистливо глядит –
как радуга искрится …
– желая
с Солнцем породниться.
И прок, какой –
от Солнца
и от радуги,
от птицы
– коль те в глазах –
не смогут
– чьих-то
отразиться.
Теперь тот лист
вцепившись в этот стих
– притих,
с надеждой
– в памяти Твоей
остаться…

Цветы

      Вы все цветы, росли и
не всегда на благодатной
почве — на каменистой,
и порой без капельки любви,
и у дорог — под шум пророчеств:
"Не будет толку...",
"Черт его возьми...",
- но выросли, и расцвели
вцепившись узловатыми
корнями в ядро Земли,
на зависть комнатным
собратьям, распространяя
аромат весны!

Долька лимона

Клубится клочками рваными туман

Внутри неразборчиво, серо и грустно…

И камнем застывшее серое чувство —

Из снов — преградило дорогу мечтам…


А где то в дали, у ребра горизонта

Взбодрит — прикоснется к серому сну

Звезда — ароматного желтого спектра

Да тихое чье то: «… все хорошо!»


Еще неуверенно, шепотом, мягко

— невидимой кистью — комкая туман

Я дольку лимона запью сладким чаем

В пределы меж-вкусья дверь отворяя…


Завьется над чашкой вдруг терпкая дымка

Весенним теплом разольется мечта

И бронхи домов вновь наполнятся смехом

И эхом — в пролетах — стук каблучков…

"Я тихонько..."

Я тихонько опускаюсь на Землю,

внемлю сердцем: цветам и травам,

— никуда, — мне лететь не надо —

догонять облака и стаи.

Опадут облака дождями,

на ночлег приземлятся птицы,

и на лицах разнеженных — мысли —

отразятся ясной улыбкой.

Приземлюсь, и корнями в землю —

Чтоб из семени — прямо в небо —

длинноствольным, упругим древом

— окунуться — Мне — в синюю высь!

Настроение

      Мир, что формируется во Мне —
из континентов, государств
и городов, из улиц и соседей,
из пенья птиц, волнений,
из столкновений разных
мнений, землетрясений,
из Солнца и из туч...,
меняет всё любовь
и состраданье, и континенты
вдруг соприкоснувшись нежно...,
на ухо кто-то шепчет —
"Я Тебя люблю...!", ребёнок
гладит ласково котёнка,
соседи крепко ночью спят
и не стучат как прежде
о помощи - в набат...,

сейчас спокоен — после
«…дождичка в четверг…», парад
планет и звёзды, бесконечность —
всё в сердце, что пульсирует
в потоке автострад, и светофоры
переливом дискотечным....

Время (Чайка)

Синее небо

— море —

обрывками

облачных чувств,

томным дыханием

горизонта

нежно взбивает

дорожную пыль

с запахом горьким,

чьи-то следы

растворяя

в полыни седой

— время рисует

пространства…,

десять следов позади

ещё молодой,

дальше, —

белая Чайка…

Дворники

Утро.

           Осень.

                        Поволока.

Затянуло небо дымкой.

Утопают остановки

                     в смоге городском…,

на работу,

                    на работу…

— ждут прохожие маршрутку,

пары словно ещё в дрёме

— прижимаются друг к дружке.

Вон курсант

со своей подругой

          за руки друг-друга держат

словно всё ещё надеясь,

что тепло

                    ночных объятий

суетою не развеет…

Остановка,

                      остановки…,

кружат

               дворники-пророки

над листвой…,

              этим утром,

                                     в эту осень,

в смоге городском.

Завтрак

     Сегодня на завтрак –
                                     мой,
аскетичный –
прохладный
                            сентябрь,
аромат пряных листьев
и щепоть
прогорклого кашля…,
густой концентрат
                 ночи холодной
со вкусом элитным
креплёного
         – звёздного неба…,
И ветер в карманах –
                        как память,
как образ, что я –
                   бесконечен….

Монолог ангела

      Что ты можешь?
- всего лишь
вцепиться в пространство
и выпить всё
без остатка – в своём
нетерпении успеть
насладиться божественной
Сомой – проявленной
в форме удачи...
Крапленые карты
в твоём рукаве
не помогут, - ключи
у Петра, а он тот ещё
шулер, пройдоха –
ключами от Рая
звенит, зазывая
на Утреню – паству...
Ты хочешь пройти
«сквозь игольное ушко...»,
- чтоб были и бабы
с вайфаем, пельмени и
вечная жизнь?
Тебе прошепчу – Я,
на ухо – «Сквозь
игольное ушко»
– тебе не протиснуть ни
тело, ни ум, ни удачу!

Настроение-регги

      В моей голове зазвучало
индийское регги —
посвященное — сезону дождей,
и я понял — что мне
сейчас нужней, это:
выйти из уличного потока
уходящих в неизвестность людей,
прекратить стоять в очереди
ожидая подачки —
государственных щей
и, сутулиться — увидев
официанта-начальника
предлагающего
двадцати четырех часовой
рабочий день.
В моей голове отзвучало
индийское регги,
приосанившись чуть —
я слился с потоком дней…
мое сердце теперь
отбивает ритм — сезона дождей.

На границе

Полузима, полуосень, время…

желтый лист с белым снегом

кружат, падают, сыплют

на плечи, на асфальт, на крыши…

Полуночь, полудень, утро…

в синеве растворяются звезды,

день запомнится чем-то —

то ли матом, то ли песней…

Полуангелы, полудемоны, люди…

на границе, у черты, на распутье,

чем запомнятся Они детям —

то ли следом, то ли мутью…

Поток

      Разочаруйся в себе и в боге,
возненавидь ту ненависть в себе
и застрелись последней мыслью-пулей
о том, что нет ни смыслов, не идей…,


      а после, полной грудью — горизонтов
вдохнув рассвет и трель вечернюю — цикад,
— пусть увлечёт потоком Бесконечным
в момент, где всё есть Бог…

Куклы

      А вначале ведь было имя —
ксерокопия чьих-то мыслей...,

а затем и свои думы
как набор чужеродного спама...,

персонажи, боты, куклы
— на заводах, в алтарях, за трибуной...,

отделить бы плевела от зёрен,
от ролей отделив Душу....

Иной взгляд

      Брошенное Слово наземь
буквами рассыпалось в книгах
будто
            в гробах
                         в ларцах
                               красивых, но
нет той силы
словно голодные
впитывают
                   чувства
                               впечатления
                                                      пение
пленницы буквы
                разбросанные во времени
им бы выдохнуть
                             тишину и забвение
вместе с
               тлением
                            временем
                                           поколением
и устремиться Единым
               звуком
                          чувством
                                            светом
растворяя в себе человека.

"Пощёчина"

      А осень хлещет по лицу,
пощёчин утренних морозов
хватает, чтобы про весну
открыть загруженные файлы —
где в памяти цветёт сирень,
прикосновение нежных пальцев,
её рука в моей руке
буквально в прошлом марте...


     Ноябрь треплет высохших
жуков, пытаясь их вернуть
наверно к жизни, я знаю —
что и мой черёд — рассыпаться
в прощальных комплиментах....

Город

      Город – громадный и гордый,
фалангами – цепляясь облаков
скручивает фигу небу
из пальцев – высотных домов ...
Плешью въедается – город –
в лесной массив
и умирает птичий говор
растерзанный ревом машин ...
Вселенной нашептывая –
очередной свой привет
– цивилизация шагает
оставляя свой след ...

«Расплескала…»

      Расплескала капли — осень
свои пальцы — дождевые
прикоснулась к рыжим листьям
любопытством проявляясь…,


      и вобрав дыханьем — чьим то —
аромат подопревших листьев
все смеется гамом птичьим
над раскрытыми зонтами…,


      по зонтам как по тамтамам
ритм сердцу задавая
осень снова что-то шепчет
в мыслях праздных растворяясь…,


      осень знает, что напоят
ее смыслом — эти люди
и еще строкой одною
подтвердят ее значение…

Зима

      Небо серым одеялом —
Затянуло звезд виденье.
Вечер.
              Мгла.
Поземка кружит.
И снежинку лижет стужа,
вяжет платье – под венец.
Засвистел колючий ветер.
Недовольные деревья
В ледяных своих корсетах
Провожают Вечер в вечность,
Растворяясь в синеве.
На границе дня и ночи
Ветер, стужу напророчив
Обвивал собой прохожих
И сознание створожив,
Их желанья приворожил
К очагу родного дома...
Вечер.
              Мгла.
Поземка кружит.
Чей-то след в замерзшей луже...

Раннее утро

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет