электронная
162
печатная A5
602
16+
Ломая миф

Бесплатный фрагмент - Ломая миф

Книга 1. Лунное безумие


4.7
Объем:
444 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-6297-1
электронная
от 162
печатная A5
от 602

АННОТАЦИЯ

Этот мир, к которому мы все так привыкли, имеет оборотную сторону, которой управляют боги.

Мерил Ковак — юная дриада, довольствующаяся осуществлением детской мечты, поступлением в Высшую Академию, Элизиум. Вместе с подругой они должны овладеть своими силами, чтобы стать подлинными творениями богов.

Мерил пугает её учёба в Элизиуме, потому как её род не был предназначен этому месту. Но практически сразу она находит себе могущественного союзника, покрывающего её тайну.

Вскоре девушка открывает в себе неимоверные силы, неприсущие дриадам, которые одновременно и пугают её, и внушают трепет, открывая тайны окружающих её людей.

На этом переживания Мерил не заканчиваются. Восход Безумной Луны рушит хрупкий мир вокруг девушки, неся в себе не только разоблачение, но и различные обвинения.

ГЛАВА 1

«Вставай-вставай-вставай!» — Гласило сообщение, которое утром так некстати разбудило меня. — «У меня есть для тебя потрясающее известие. Жду тебя на нашем месте через час».

Одним глазом я прочитала его, и, когда перевела взгляд на время, подскочила.

— Чёрт!

Через двадцать минут я уже выходила из дома.

Местом, которое Кэсси называла нашим, был Японский парк.

Как оказалось, у нас огромное количество общих увлечений: от музыки до красивых мест города. Япония всегда восхищала меня, но поехать в это место, полное вдохновения, у меня никогда не получалось. В этом минус небогатой семьи. Зато кто-то додумался принести частицу Японии к нам в Портленд, штат Орегон.

Хотя я проспала, если так можно назвать внезапное пробуждение, пришла раньше, чем подруга. Выбрав лавочку возле озера, которая располагалась в тени раскидистых деревьев и россыпью огромных камней, покрытых мхом, я достала телефон и наушники. До встречи оставалось около получаса, но просто так сидеть я не любила. Я осмотрелась по сторонам.

Был конец августа, погода стояла отменная, лёгкие облака клубились над тем местом, где я сидела. Несмотря на недосып, настроение у меня было отличное. Мне давно не удавалось выбраться в парк, всё время что-то от этого отвлекало. Под «чем-то» я обычно подразумеваю учёбу в академии искусств.

Странно, но это место не только отвратило меня от рисования, но и вымотало так, что я даже не могла представить. Теперь же, заканчивая бакалаврат, передо мной стоял выбор, который я всё никак не могла сделать.

От этих мыслей меня отвлекло появление Кэсси. Она была пунктуальной девушкой, ну, во всяком случае, со мной… Прошло буквально три песни, как моя подруга оказалась в паре метров от меня. Её лицо, всегда такое открытое и приветливое, сегодня излучало нетерпеливую первостепенную тайну, которой она просто жаждала поделиться. Судя по тому, что у неё в руках были стаканы с кофе, то разговор предстоял довольно серьёзный. А вот если кофе был ещё и домашним, то этот разговор мне точно не понравится. Так уж у нас завелось.

Многие говорят, что я буквально читаю мысли мисс Дельфис, хотя я даже не пыталась посягать на её частные тайны. Просто мы действительно подружились, стали близки как сёстры, может даже ближе. При виде меня улыбка засияла на её лице ярче. Она кинулась обнимать меня, стоило мне лишь немного приподняться.

— Обещай, что ты выслушаешь меня и не будешь сразу кричать, — прошептала она мне на ухо, прижав, в объятии, мои руки по швам и быстро чмокнув в щёку. От такого приветствия я, признаюсь, немного оторопела. Складывалось такое ощущение, что она совсем не оставляла мне выбора.

— Ммм… Хорошо, — всё так же удивлённо пробормотала я. — А что за кофе?

Подруга немного отстранилась от меня, давая свободу моим рукам. Всё с той же сияющей улыбкой она протянула мне стакан, предназначенный для меня.

— Это твой любимый Фраппучино, притом сделанный собственноручно твоей покорной слугой.

Я продолжала смотреть на подругу, не отрывая взгляда. Нет, ну действительно! Ей от меня точно что-то нужно, либо она сильно провинилась… В данной ситуации нельзя было исключать ни один из вариантов, ведь Кэсси, по натуре, была девушкой довольно-таки неусидчивой. Она могла загореться какой-либо идеей настолько сильно, что готова была провести ночи напролёт, готовясь к осуществлению данной затее, даже если у неё не было гарантий, что хотя бы какое-то из событий поможет ей в этом осуществлении.

Взяв протянутый мне стакан, я сразу почувствовала, что лёд в ней начал таять до тех пор, пока напиток не остался просто холодным, а не замороженным. Такова была часть сущности Кэсси. Она была дочерью выдающейся Наяды с большой буквы, Менты, которая охраняла пресные воды нашего штата уже на протяжении нескольких десятков лет, переняв пост у матери. Если я не ошибаюсь, то бабушка Кэсси отошла от дел, как только её дочь окончила университет. На вид Менте можно было дать и тридцать, и сорок, но никак не больше. А вот кто приходился отцом Кассандры, оставалось загадкой, потому что она по силам была не совсем такой, как её мать.

Мента всегда любила кофе, который, казалось, занимал половину жидкости её организма, что, впоследствии, передалось и её дочери. Эта любовь была настолько большой и сильной, что вылилась в немаленькую отрасль кофеен с названием «Мечта Наяды». Только некоторые, кхм, люди знали о том, что означало это название.

Я отпила из стакана. Боже! Кэсси каждый раз загадочно улыбалась, когда я утверждала, что она может работать в местной кофейне наравне с матерью. Хотя, как мы обе знали, она и так была там своей, главным кофеманом, предлагающим новые рецепты и усовершенствования старых. Подруга действительно очень много знала о различных составах кофе, однако всё же сумела создать лицо кофейни — напиток, состав которого знало всего несколько человек, включая её мать. Мне же, простой «смертной» в данной отрасли, предстояло лишь гадать, что именно добавляли в фирменный кофе Менты.

— Так о чём таком ты хочешь со мной поговорить, что даже пытаешься меня умаслить? — Я внимательно на неё посмотрела и опять сделала глоток восхитительного напитка.

— Нас зачислили! — Выкрикнула она и огляделась по сторонам, боясь, что нас мог кто-нибудь услышать. — Наши приглашения пришли вчера вечером, хоть я и отправляла наши анкеты месяцев пять назад, если не больше.

Немного порывшись в своей сумочке, по ходу дела выкладывая на лавочку её содержимое, девушка достала два конверта.

Вначале я даже не поняла, о чём Кэсси ведёт речь, тупо смотря на конверты в её руках, но потом, задумавшись, я поняла, что девушка осуществила свою давнюю угрозу. От неожиданности я обратно села на лавочку. Если это новый способ пошутить, то мне было до ужаса не смешно.

Всё не настолько страшно, как может показаться, но у меня сразу перехватило дух, потому что я не думала, что она могла быть способна на это. Хотя меня всегда поражала моя неуверенность в способностях девушки, стоящей сейчас передо мной. Как и в человеческом мире, дети мифических существ, в том числе и богов, должны были пройти обучение в специализированном заведении, чтобы полностью раскрыть свои способности и научиться управлять ими. Существует огромное количество таких заведений, однако все они разделены, грубо говоря, по видам и царствам, а их огромное количество. Не верите? Откройте мифологию и убедитесь сами. Например, мне, как дочери незнатной, но чистокровной, дриады, предстояло учиться в одном из трёх отделений Гильдии Плетущегося Побега, разбросанных по разным концам света. Кэсси же легко могла получить приглашение из элитного рая для новичков всех сущностей, который так и назывался, Элизиум. Любой, у кого значимые семья или способности, мог получить в неё приглашение. Но многим туда путь закрыт, и я никогда не считала, что я смогу хотя бы издалека увидеть сады Элизиума.

Высшая Академия, в которую Кэсси подталкивала меня вступить, хоть и сама прекрасно понимала, что мне не светит.

— Нас — что? — Всё ещё не верила я. — Я даже заявление не писала…

— Вместо тебя написала я.

И тут до меня в полной мере дошёл смысл сказанных слов. Если меня, по её словам, записали в Элизиум, то… О боги, я так об этом мечтала, так хотела попасть именно туда! Хоть мне и нельзя было мечтать о таком, ведь эта мечта была не достижима, но почти каждый вечер перед сном я грезила об этом моменте.

— Да?

— Да… — Посмотрела она на меня, ожидая непонятно какой вспышки.

Но зачем мне что-то ей говорить? Как оказалось, мои бессмысленные действия скажут намного больше. Я начала смеяться и, подскочив с лавочки, прыгать вокруг, как будто я была маленьким ребёнком, хотя мне скоро исполнится двадцать два. Но, если хорошенько пораскинуть мозгами, я действительно была им, в отличие от большинства своих знакомых девушек, я почти (но тоже бывало) не думала о парнях, а, скорее, выбирала мультик для просмотра вечером. И такое положение дел меня, в общем, устраивало, однако иногда думалось, может со мной что-то не так? Парням я была не очень интересна, и это если не считать пары не совсем адекватных юношей и престарелого преподавателя.

Но и Кэсси, не смотря на всю свою красоту и харизму, не могла найти себе парня на долгосрочные отношения, потому что теперешний тоже был, как она говорит, с приветом. И долго задерживаться на нём она не хотела.

Она была стройной девушкой, ростом пять-семь. Её волосы ниспадали светло-русыми прямыми струями ниже плеч, однако она хотела их обрезать, хоть мне они нравились и такими. Иногда они казались белёсыми, словно первый снег, и её зелёные глаза казались на их фоне такими глубокими, как и морская пучина, частью которой она хотела стать, хоть её судьба — пресные воды нашего штата.

Немного успокоившись, я задумалась. У меня нет никаких особых талантов, чтобы мою кандидатуру одобрили в Элизиуме, так что моё зачисление оставалось загадкой. И это самое простое, что можно было о нём сказать.

— Стой, — посмотрела я немного недоумённо на свою подругу. Она так же в ответ посмотрела на меня. — Я не из знатной семьи, да и талантами не вышла. Как они могли меня принять?

В ответ Кэсси посмотрела на меня с многозначительной таинственной улыбкой.

— А кто сказал, что ты не из знатной семьи?

— Ясное дело, что не из знатной! — Я всё ещё не могла понять, как она провернула это тёмное дело. Что-то я начинаю постепенно становиться двигателем прогресса. То бишь тормозом.

— Вместе и навсегда, подруга. — Лишь рассмеялась она. — Ты официально будешь числиться моей кузиной. А раз ты дриада, то это никого не заставит усомниться в твоём происхождении. Остальное я объясню тебе дома. Мама ждёт нас к чаю.

Я не смогла сдержаться и крепко обняла мисс Дельфис, до конца не веря в то, что она сделала, что рассказала. Нет, я была счастлива, но в то же время меня обуревал страх. Как? А не выяснят ли?..

«Хватит паниковать!» — Приказала я себе, обратив внимание на то, что Кэсси не обняла меня в ответ. Признаться, это немного меня смутило.

— Будет очень странно, если ты не обнимешь меня в ответ, — заметила я.

— Для начала отпусти мои руки, чтобы я могла это сделать, — со сдавленным смешком прикрикнула она. Я поспешно убрала свои руки.

— Та ладно! — Теперь уже она обняла меня. — Настолько далеко можно было не отходить.


Наяда опять засмеялась, а я подумала о том, насколько мало я её знаю, ведь два года в нашей жизни — это очень короткий срок. Как я раньше не могла с ней подружиться? Этот вопрос навсегда останется нераскрытым. За довольно короткий промежуток времени она стала моей поддержкой, опорой, тем человеком, которому я могу сказать всё, как есть, без утайки. И даже в самое печальное время жизни двадцатилетней девушки, а таковым может являться воздыхания в сторону парня, для которого ты лишь подруга. Хоть меня, чаще всего, не сильно беспокоит полное отсутствие личной жизни, всё же я — обыкновенная девушка, которая не так уж и много хочет от жизни. Во всяком случае, обычная я среди своих. А тот парень, как раз, свой. Но Кэсси любую страшную трагедию, которая присуща юношеству, может превратить в самую настоящую комедию. Да притом настолько, что ты ещё будешь удивляться, что эта ситуация вообще носила гордое название «трагедия».

Нас познакомила девушка по имени Ребекка Каррингтон, дриада, как и я. Всё произошло совершенно случайно и банально: мы столкнулись в торговом центре. Но, как зачастую и бывает, разошлись, лишь немного посмотрев друг на друга, однако, спустя год мы сошлись. С третьего раза. Но Бекке это, как мне кажется, не совсем понравилось.

— Ты её у меня увела! — Кричит она и обнимает меня так, будто приклеенная. А точнее в эти моменты девушка кажется приваренной сварочным аппаратом. И такое происходит теперь практически при каждой нашей встрече, которых, слава богам, не так много. По правде, она мне не очень симпатична, и всё благодаря её характеру. Нет, я рада её видеть, но меня никто ни у кого не уводил. В отличие от мисс Каррингтон, Кэсси была спокойнее, ну, во всяком случае, в большинстве ситуаций, и то только тогда, когда-либо я её доведу, либо нам в голову придёт такое, что оставаться спокойным уже просто нет возможности, она может проявить склонность к чрезмерному подобию.

А ещё, что немаловажно, у нас было много общих интересов, которые позволяли нам постоянно находить темы для разговоров, так что на телефоне мы висим не один час. Странно, но это был единственный человек, который практически полностью разделял мои вкусы в музыке, хотя маленькие различия всё же были. Я очень часто захожу на её профиль в социальной сети, нахожу музыку и добавляю её себе. Из-за этого пару раз случались маленькие конфузы: мы путали, на чьей странице находимся, удивляясь, почему не помним некоторые хорошие песни.

Одним словом, мыслим мы на одной волне, хоть и не всегда приемлемой окружающими, и практически всегда понимаем друг друга с полуслова. На данный момент моей жизни я могу сказать, что такой человек у меня один, поэтому «вместе навсегда» — как раз то, сколько я хочу с ней быть. Надеюсь, это взаимно, хотя она бы таких слов не произнесла, если бы не верила в них.


***


Если честно, то я плохо помню, что было дальше. Всё казалось просто нереальным сном, который всё никак не желал отпускать меня из своих цепких объятий. Поступление Кэсси в Академию было предопределено, ведь её записали туда уже при рождении, не то, что меня. Наяде была уготована судьба стать наследницей своей матери, которая охраняла пресные воды нашего штата. Этот факт Кэсси немного пугал и разочаровывал, потому что хоть она и любила воду, полностью отдать себя ей она не хотела. Слишком много вокруг интересного для неё было, слишком мало возможностей, как ей казалось, открывал для неё Подводный мир.

В себя я пришла только на кухне Кэсси, которая что-то готовила, в то время как я медленно отходила от новости. Однако, воспоминания о прошедших нескольких часах были полностью стёрты из моей головы, как будто их вообще не было, а в данной ситуации — это странно, если хорошенько подумать. Провалов в памяти у меня не бывает, только в особых случаях, да и то редко. И нет, не из-за того, что я злоупотребляю алкоголем!

— Повтори ещё раз, как ты обыграла меня, дочь незаметных в широком обществе дриад, при поступлении в Элизиум?

Повернувшись, она изобразила из себя ангела, который подвержен адским мукам. Её взгляд излучал такое терпение, которое мне и не снилось.

— Нравится тебе или нет, но ты дочь сына маминой двоюродной бабушки, который умер три месяца назад, это если не придираться к генеалогии. — Она осторожно посмотрела на меня, а я и слова сказать не могла. Я была настолько поражена, и пыталась понять, кто же я такая по её версии для Академии. Видя, что говорить я пока что не намерена, перебирая всё в голове и активно шевеля губами, пока расставляла всё по полочкам, она продолжила, всплеснув руками. — О боги, просто запомни, что мы двоюродные сёстры.

— Правда, что ли?

— Да, — уверенно кивнула она головой. — Про меня можно сказать что я — простая нимфа, хоть и с некоторыми отклонениями в силах, но такое бывает. В этом вся прелесть наших сущностей. Замаскироваться под мою сестру-дриаду, тем более что они тоже нимфы, проще простого. Тем более что в кланах мы не состоим, как это было ещё пару тысяч лет назад. То есть кровосмешения сущностей вполне вероятны и даже приветствуются. И, напомню тебе, что у моего дяди Майкла была незаконная дочь, погибшая вместе с ним и матерью. Мы запросто выдадим тебя за неё, так что вполне прокатит, выкинь из головы, сестрёнка.

Хмыкнув, я представила, как приятно изображать мёртвого человека, но если это мой единственный шанс попасть в Элизиум, то моя совесть замолчит на очень долгое время. Как ни крути, такая возможность дважды не даётся. Плюс то, что я притворюсь именно той девушкой, избавит меня от родственников, грозящих раскрыть обман моей подруги. Стоп, ведь не только от них?

— Насколько я поняла, — произнесла я зародившуюся мысль, вертясь на барном стуле, — родство с тобой означает потерю настоящих родных?

— Не волнуйся, всё будет намного проще в действии, чем в теории. Просто объяснить твоих родителей у нас с мамой не получилось. Точнее, у нас не удалось правильно объяснить твоего отца, но что-то придумаем. — Оказалось, что Мента на чай нас не ждала, а просто приготовила нам его, потому все мои вопросы приходилось терпеть и выслушивать её дочери. — И, кстати, это была именно её идея. Конечно, без Айфи тут тоже не обошлось, как мне кажется. Они считают, что каждая нимфа обязана раскрыть свои способности в том окружении, которое для неё привычно и приятно. А для тебя я, надеюсь, таковой и являюсь.

Мента Дюмейн, мать Кассандры, была главой их семьи, что перешло ей по наследству от матери как носительнице силы. Это была добрая женщина, которая всегда помогала мне в любой ситуации. Кроме Кэсси она единственная, кто знала всё обо мне, и даже была знакома с моими родителями. По внешности я смогла бы показаться её дочерью даже больше, чем Кэсси, хотя они были похожи практически как две капли воды. Но, в отличие от дочери, Мента была натуральной брюнеткой с пронзительными льдистыми глазами.

Я тоже была представительницей практически чёрных волос, однако в последнее время они начали светлеть. Но, в основном, цвет был тёмного вишнёвого оттенка с, присущей Кэсси, золотинкой, что тоже делало нас похожими. А глаза у меня были от «тёти».

Меня всегда поражало отношение этой семьи, точнее этих двух членов семьи, ко мне. Вот и сейчас они показали, что я для них не просто проходящая мимо девушка, которую встретили в торговом центре. Не зная, что можно сказать в ответ на всю их любовь и доброту, я подошла к Кэсси, достающую очередную партию кексов из духовки и, дождавшись, пока она поставит противень, обняла. Опять. Крепко. Она даже ойкнула. Дважды. Но не отстранилась, потому что прекрасно понимала, что для меня это всё значит. Она лишь засмеялась и покрепче прижала меня к себе, уткнувшись лицом в мои волосы. Так мы и простояли какое-то время, пока в парадную дверь не позвонили.

— Всё это замечательно, но тебя пора выводить в свет, — произнесла она, неловко отстраняясь от меня.

— А это ещё что значит?


***


Спустя полчаса мы с пришедшими гостями сидели в гостиной, и пили чай с кексами, которые, как говорила наяда, на удивление хорошо получились. Эх, сам себя не похвалишь — никто не додумается, как говорит моя мама.

Я всегда была замкнутой с чужими людьми, особенно когда их много, да ещё и с парнями, так что сегодняшний день не стал особым исключением. Но мне только нужно время и, если мне его дадут, не посчитав ненормальной, то я приспособлюсь.

Так что я уже не была сильно молчаливой, хоть всё так же чувствовала себя неловко, несмотря на то, что друзья Кэсси и пытались разговорить меня. Я осмотрела своих новых знакомых, вникая в то, о чём они говорили, стараясь понять, что каждый из себя представляет.

Справа от меня сидел Натаниэль Деверо, один из трёх наследников владелицы богатой империи. Он был высоким, брюнетистым кареглазым красавцем, и, судя по всему, от девушек у него не было отбоя. Самое странное, что он вёл себя как обычный юноша, не задаваясь своей внешностью и положением, будто не понимал, какое может производить впечатление на противоположный пол. Он был сыном богини Ночи, и, как я поняла, силы его отличались от матери, хотя даже в мифологии говорилось о её сыне, могучем Гипносе, который покровительствует над сном.

Зеленоглазый шатен, сидящий слева от меня, постоянно пытался втянуть меня в разговор, отступая от своей затеи буквально на пару минут, и снова рвясь в атаку. У него были красивые глаза, и поэтому я не могла противиться ему. Как раз на них я была падка, притом очень сильно, ведь это первое, на что я обращала внимание. Нет, он не нравился мне в роли моего будущего парня, я его таковым не представляла, но как человек он был мне симпатичен. Звали сие чудо Николас Рашворт и, в отличие от всех собравшихся в комнате, он был сыном самого громовержца, который сейчас стоял во главе нашего сообщества. Он полностью унаследовал силы своего отца, и поэтому, когда настроение у него было отвратительным, погода была такой же, а небеса низвергали молнии, благо, не попадающие в живых.

Но я узнала его совсем с другой стороны. Этот парень был полнейшей непоседой, которая вечно пытался над кем-то подшутить, кого-то развеселить. Он не так давно окончил Академию, но настолько завяз в этой жизни, что остался там аспирантом, что радовало многих его знакомых с младших курсов. И если вдруг у вас назначена пара с мистером Рашвортом, то знайте, что это очередное выступление одного актёра. Но он был довольно популярен среди сверстников и не только — многие преподаватели любили его и с радостью приняли его в свой состав.

Последней незнакомкой была кареглазая шатенка, Алиша Дин. Я издалека видела её пару раз, но Кэсси неоднократно рассказывала мне о ней. Девушка принадлежала древнему роду Сирен, которые сколотили такое состояние, что ей можно и вовсе не работать, как и её детям и внукам. Из-за того, что в роду хранилась чистота крови, кроме сирен никаких других видов не было, кроме её старшего брата. И это была одна из таких старых семей, которые не принимали новых порядков и родства разных сущностей, не смотря на то, что истоки у нас общие. Именно потому, что сирены — единственные представители рода, измена её матери выплыла наружу.

Так же с нами находился и парень моей подруги, Кристиан Кэммис. Его матерью была богиня Ника, и, в отличие от Нейта, силы родительницы отчасти передались ему. Кристиан был кареглазым блондином с очаровательной улыбкой, на которую оборачивались прохожие, а также победителем по жизни. Он всегда добивался того, чего хотел. Примером может послужить и сама Кассандра, ведь её тоже пришлось завоёвывать, притом не один год.

— Мне не нравится его голос! — Кричала она. Это был главный аргумент в споре «я-должна-его-бросить». Мне оставалось лишь вздыхать в сторонке, потому что Кристиан был замечательным парнем, хоть и не привлекал моего внимания.

Спустя ещё час я могла открыто веселиться с друзьями Кэсси, которые заставили меня капитулировать под общим натиском. Не могу сказать, что уже считала их своими лучшими друзьями, но просто — да, они уже были. Каждый рассказывал о своём зачислении и поставленных основных предметах.

— Ну что, детки, — рассмеялся Николас, — готовьтесь к моим парам, потому что я буду очень, ну очень строг.

Он так многозначительно посмотрел на меня, что я просто покатилась со смеху. Впрочем, не я одна. Те из нас, кто не знал его лично, многое слышал о нём от Кэсси. Поэтому его угроза с подмигивающими глазками да улыбкой до ушей говорили всю правду о нём.

— Рашворт! — Прикрикнул Нейт и хлопнул друга по плечу, привлекая к себе внимание. — Не хочешь ли ты сказать, что будешь измываться над своими друзьями?

— Да я до крика вас всех доведу, — ответил он с мечтательной улыбкой, глядя на Алишу.

«Явно бабник», — подумала я и отпила сок из стакана, который стоял на маленьком круглом журнальном столике, вокруг которого мы сидели. Алиша демонстративно отвернулась от Ника, всем своим видом показывая, что не собирается связываться с ним, придерживаясь принципов семьи.

Но всё же я заметила, что хлопок Нейта показался Нику каким-то не таким, поэтому он, уже с ухмылкой, повернулся к другу. От прежней мечтательности не осталось и следа, вместо него во взгляде парня поселился бесёнок.

— А знаешь, что?

— Что? — Недоумённо переспросил Нейт.

— Ты меня уже достал. Останешься после занятий.

Как это случилось, я не поняла, однако в Нейта полетела диванная подушка.

Парень ловко уклонился от неё, но никак больше не отреагировал. Видимо, он просто считал, что дальнейшие споры просто не стоят его усилий.

Ник тоже не был так чтобы сильно заинтересован в продолжении спора. Он окинул взглядом цветник девушек, после чего, как бы невзначай, присел возле Алиши, которая упрямо продолжала смотреть на него как на пустое место. Я заметила, как девушка немного отодвинулась от младшего громовержца, на секунду закатив глаза. Ник же, явно не понявший намёка, потянулся к своей чашке, в которой было далеко не кофе.

ГЛАВА 2

Когда я подошла к своему дому, меня встретили лишь тёмные окна. Я не поздно вернулась, вершины многоэтажек, расположенных в нескольких кварталах от нас, ещё освещал мягкий свет заката. Похоже, родители просто ушли на прогулку или к кому-то в гости, что случалось не так уж и редко, ведь у них были хорошие отношения с соседями. Не могу сказать, что у меня были не такие, просто я старалась избегать некоторых ровесников, потому что сразу начинались вопросы, на которые мне отвечать не хотелось.

Я открыла дверь своим ключом, бросила сумку в прихожей и наконец-то сняла натиравшие балетки. Вроде обувь и не новая, а проблема так и осталась. Немного кривясь, я прошла на кухню, и, включив свет, заметила какой-то стикер, наклеенный на дверцу холодильника. Наверное, это послание от мамы. Так у нас было заведено: если последний член семьи уходит из дома, на самое заметное место прикрепляется записка, сообщающая о том, куда этот человек направился и когда будет. Наверное, со стороны такое поведение выглядит смешным благодаря наличию у всех телефонов, но такие мелочи были даже очень приятными.

Сорвав стикер, я увидела аккуратный почерк мамы. Всем, кто не знал, что моя мама пишет простой ручкой, казалось, что это распечатка набранного текста. С лёгкой ноткой зависти, я принялась читать записку.


«Мерил,

Мы с отцом в гостях у семьи Порт. Если хочешь, присоединяйся, Брайден спрашивал о тебе сегодня в магазине. А если нет, то ужин находится в духовке, но что-то мне подсказывает, что от Кассандры ты вернулась не голодная.

Если что, мы вернёмся поздно, не жди нас и ложись спать. Завтра обсудим твой день.

С любовью, мама.


P.S.: В холодильнике десерт! Уж от него-то ты не откажешься!»


Только его мне для полного счастья сегодняшнего дня не хватало! Брайден Порт… Как можно было описать этого человека, чтобы полностью передать его характер? Этого я не знала.

Мы учились с ним в одной школе, только он был на год старше меня. В средней школе мы начали с ним общаться, и всем казалось, что в скором времени мы начнём встречаться, но… Не знаю, что точно произошло, однако, он резко прервал наше общение, притом самым глупым образом. В один прекрасный день он просто перестал со мной разговаривать. Совсем, даже не объяснив причины своего поведения. Мне было обидно, потому что этот парень был первым, кто мне серьёзно понравился, но, проплакав один вечер, я постаралась выкинуть его из головы, что мне и удалось.

Я точно знаю, что он не принадлежал нашему с Кэсси миру, однако он всегда знал, когда я полностью забывала о нём, и появлялся в самый не подходящий момент. Первым таким появлением было моё поступление в Академию Искусств Портленда. Как ни в чём ни бывало, Брайден позвонил мне, будто с тех пор не прошло почти два года, откуда-то узнав мой номер мобильного. Это было немного странно, потому как со школьными знакомыми я практически полностью оборвала отношения. Как последняя дура, я стала вновь с ним общаться, правда, помидоры к тому времени переживали свою десятую смерть.

А как раз овощи с огорода его и интересовали. Наивный… Он опять перестал со мной общаться. И месяц назад опять появился, а прошло уже четыре года. Я всеми силами стараюсь избегать его, потому что на этот раз он что-то долго не исчезает, хоть и слышал мой отказ не один раз.

Тут я обратила внимание на постскриптум, который написала моя мама. Эта фраза мгновенно подействовала на меня, отогнав все мысли, которые только могли кружить в моей голове. Теперь там победно скандировалась мантра сладкоежки со стажем.

«Это уже интересно». — Подумала я про себя и полезла по указанному мамой адресу. О! Тортик! Это как раз то, что мне подходит. После сегодняшнего дня сладкое было самым лучшим лекарством. Хотя почему я вру даже самой себе? Тортик был необходим в любом состоянии. Я до сих пор удивляюсь, почему его не зарегистрировали как основное лекарство от всех проблем, хоть он их и не решал. Отрезав себе «маленький» кусочек вкусности, я, в полной уверенности подождать родителей, направилась в свою комнату.

Включив свой компьютер и найдя одну из своих любимых песен, я вошла в фэйсбук.

Я совсем, я совсем не своя.

Как будто я кто-то другая —

Падшая и безликая.

Так пуста, пуста изнутри,

Часть меня мертва

Нужен ты чтобы жить опять…

Ты можешь изменить это?

Я пуста, пуста и безлика.

Ну не смогла я сдержаться! Но из-за того, что мой рот был забит вкуснейшим тортиком, слова песни звучали невнятно. Она была одной из моих самых любимых, поэтому я даже начала пританцовывать, изображая ложкой микрофон.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 162
печатная A5
от 602