электронная
36
печатная A5
440
16+
Листопады чувств

Бесплатный фрагмент - Листопады чувств

2 том


5
Объем:
242 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4498-0005-3
электронная
от 36
печатная A5
от 440

Ты не бойся…

Ты не бойся, я правды не скрою

И не стану заманчиво льстить,

А иначе не будет покоя,

А иначе устанем любить.

Не предстану великим магнатом,

Не введу в заблуждение веру,

Отчеканив, как из автомата,

Что положено кавалеру.

Опишу всё, как есть, без регалий,

Разделю свои мысли с тобою,

Мне не раз вместе жить предлагали,

Но ни разу не жили со мною.

Это сложно, но точно — не больно,

Как недолгие — после — прощания,

Когда ты понимаешь — довольно! —

И не сдерживаешь обещания.

Мой поступок мужской — не сбегал,

Возвращался, прощал, исполняя,

Хотя, право, уже и не знал —

Для чего пустота мне такая?

Ни земли, ни небес, как в болоте,

Бесполезно воюешь с трясиной,

Не упал, не раскрылся в полёте,

Словно лживой тебя паутиной,

Обмотали, сложив два крыла,

Понимая, какой в этом прок?

Совершать для, кого-то дела,

Если счастью назначили срок.

Как и ценник, повесив на маску,

Предлагали скорее купить,

Но я видел винтажные краски…

Значит, кто-то успел поносить.

И поэтому, право же, смело

Говорю всё, как есть, без опаски,

Потому что уже надоело

Покупать чьи-то лживые маски…

Сергей Чугуевский

Я научусь с тобой…

Я научусь с тобой играть на скрипке.

И видит Бог, наверное, смогу,

Чтобы увидеть блеск твоей улыбки,

Сыграв любовь на лунном берегу.

Я научусь прощать, что не прощаю,

Кроме того, что Бог нам не простит,

И каждый раз лучистое «скучаю!» —

Моё безмерно сердце бередит.

Я научусь… И знаешь, это просто —

Как воду пить, как счастье подарить.

Мы на пути до вечного погоста

Забыли смысл — верить и любить.

И ты учись — в моей к тебе улыбке —

Искать всё то, что сердцем берегу.

И пусть пока учусь играть на скрипке,

Но видит Бог, наверное, смогу…

Сергей Чугуевский

Мне бы доктора глупой души…

Мне бы доктора — право, не тела, —

Мне бы доктора глупой души…

Улыбалась, любила, летела,

А теперь продают за гроши.

Да и ладно бы, с ладной ценою,

Хоть чего-то с паршивой овцы,

Что когда-то звала за собою,

Ретушируя струпья гнильцы…

Вот бы знать бы ещё до начала,

Хотя знал, предрекая итог:

Интуиция звонко стучала,

Своей веной набухшей в висок.

Обращая внимание сразу,

На излишнюю смелость в словах,

Как же сложно заметить заразу,

Как же сложно увидеть в глазах,

За искрою побитую тварь,

До тебя с истерическим смехом

Выдающую грязь за янтарь

Для торговли душою с успехом,

Продавая со знанием дела,

Да чего там… Пиши — не пиши,

Мне бы доктора — право, не тела, —

Мне бы доктора глупой души…

Сергей Чугуевский

Там, где вечность мешает эры…

Что-то вышло — ни дать, ни взять,

Даже как-то неловко, вроде,

Никому это не отдать,

Но доступное по природе.

Никому ни тебе, ни вам,

Даже мне иногда, не важно…

Это таинство пополам,

Не прилепишь на сердце дважды,

И вполне, и, возможно, там,

Где создатель мешает эры,

Чей-то вечно молчит тамтам,

Подбирая себе размеры…

Нет, ну правда, не угадать!

И зачем, и к чему примеры,

Если можно к тамтаму встать

Там, где вечность мешает эры?

Сергей Чугуевский

Я забираю теплый дождь…

Я забираю теплый дождь,

Нас провожающий случайно.

Всё то, что сердцем создаёшь,

С собой, хоть как-нибудь, отчаянно…

Я забираю свой покой

Невольно, искренне в былое

Без тьмы, без света, не живой,

Как будто самое родное,

Украли, нужность не спросив,

Того, что бесконечно мало,

Сменив наигранный мотив

На монотонность без начала

И без конца прощальных фраз —

Ненужных, горестных, привычных…

Я увожу в который раз

Наш поцелуй без глаз публичных,

Твоей души — с моей душой —

Красивый, радостный, безгрешный…

Я забираю свой покой

И дождь, без нас осиротевший…

Сергей Чугуевский

Я тебя не боюсь терять

Я тебя не боюсь терять

Ни в мирах, ни в остатках снов.

Я мечты свои ровно в ряд

Собираю и строю вновь.

Я тебя не боюсь забыть,

Птице — небо, а зверю — лес!

Для печалей своих гробы

Приготовлю, чтоб ты исчез.

Мне с тобой под одним крылом

Не укрыться от разных бед.

Не приют для меня твой дом,

Не очаг моя жизнь тебе.

Собираю и строю вновь

Я мечты свои ровно в ряд.

Ни в мирах, ни в остатках снов

Я тебя не боюсь терять.

Оксана Баженова

Ты вошел в жизнь мою…

Ты вошел в жизнь мою, словно книжный роман —

Тот, который читают, лаская страницы.

Мой зачитанный личный священный коран,

Мой восход, принесенный из юга орлицей.

Ты был мой, но сейчас все страницы пусты,

И испита тобой моя терпкая нежность.

Отношений истрёпаны наших листы,

От романа к роману ищу безмятежность.

Да, наверное, этому быть суждено

И у каждого есть свой срок годности, видно.

Мной прочитано все, что тобою дано

И я в поисках вновь непрочитанной книги…

Оксана Баженова

Чем же ты пахнешь?

Чем же ты пахнешь? Борщом, алкоголем, заботами? —

Будто ты каждый раз прячешь всё это за пазухой…

Мнишь, что хочу проводить я с тобою субботы все,

Что я закрою все трещины нужными пазлами.

Я вынимаю остатки запекшейся нежности

(Просто боюсь, что задержатся в сердце болезненно),

Ими тебя укрываю изящно и бережно.

Это же лучше, чем раны сколупывать лезвием?

Ты посчитал, что влюблённая я, без сомнения,

Робко внушаешь, что будто тобой обожаема.

Распоряжаемся вместе запасами времени,

Время из рук вытекает и быстро сжимается.

Мы будто вместе, но в мыслях я где-то за звёздами,

С кем-то другим, кто застрял в моей глупенькой памяти.

Чувства внутри бесноватые мечутся, ёрзают,

Нервы качаются, как механический маятник.

Так и проходят дни. Кормишь борщом и мороженым,

Чинишь мои унитаз, электричество, технику.

Я помогаю справляться с дыханием прошлого,

Только душа моя стонет и воет прорехами.

Оксана Баженова

Памяти бывшего мужа

Платье белое модного кроя…

Смотрит с фото тот солнечный день.

Жизнь склевала любви нашей крохи,

Приведя через годы к беде.

Ни одной фотографии вместе

И на этой тебя тоже нет…

Знать бы мне, той счастливой невесте,

Что случится в прошествии лет.

Невозможно вернуться в то время.

Нет, нельзя ничего изменить.

Я хочу очень-очень поверить,

Что ты где-то опять будешь жить.

Не осталось с тобой фотографий,

Но похож на тебя чем-то сын.

Не хочу я писать эпитафий,

Не хочу видеть вещие сны!

Платье белое модного кроя…

Смотрит с фото тот солнечный день.

Жизнь склевала любви нашей крохи,

Приведя через годы к беде.

Оксана Баженова

Кто ты теперь?

Кто ты теперь? Ангел с белыми крыльями?

Или песок по Вселенной летающий?

Или покой, что внезапно укрыл меня,

Тающий?

Где ты теперь? В облаках мягких греешься

Или скитаешься в поисках истины?

Или пред Богом всё каешься в грешностях

Истово?

Может, не ветер стучит скверно окнами —

Ты посетил свою прежнюю брошенку?

Что же так псы воют рядышком волками?

Тошно им?

Так уж и быть, прилетай серой птицею,

Лейся дождём, обязательно — с радугой.

Правда, без снов о тебе крепче спится мне.

Радуйся!

Ладно, что было, давно уж утеряно,

Богом пусть будет за это не спрошено.

Снегом придёшь обязательно, верю я,

К прошлым нам…

Оксана Баженова

Предновогодняя витает суета

Предновогодняя витает суета,

Снежинки кружат, ёлки наряжая,

И год пройдёт, нам выставив счета —

Мы улыбнёмся, с грустью провожая

Его, как и другие, в никуда

И с благодарностью поднимем вверх бокалы,

Лишь память взбудоражит иногда,

В уме пересчитав кого не стало…

Ну а вокруг такая чистота:

Белым-бело, сковало льдом дорожки.

Предновогодняя витает суета

И чуда ждать осталось нам немножко.

Уверовав, как в детстве, в доброту,

Я улыбнусь тебе, оттаешь взглядом.

Предновогоднюю всю эту суету

Мы пополам разделим с тем, кто рядом.

Со мною вместе мой сердечный друг,

Для счастья с ним открыли воротá,

Волшебным запахом всё полнится вокруг,

Предновогодняя витает суета.

Наталья Липина

Скрипач играл

Скрипач играл, а скрипка пела,

И вьюга выла за окном,

Как Ледяная Королева

Все чувства всколыхнула в нём.

И как гулял мороз по коже,

Когда смычок касался струн,

Задев в душе неосторожно

Былую память нежных дум.

Как сердце плакало и ныло,

Душа как вторила ему…

Ведь память всё почти укрыла,

Случилось что же? — Не пойму!

Наружу выплеснулись чувства,

Уже, казалось, отболело,

Но как высок порог искусства —

Скрипач играл, а скрипка пела!

Наталья Липина

Костер пылал, летели искры

Костер пылал, летели искры,

Так нежно ты в глаза смотрел.

Уняв всю страсть, притихли мысли,

Огонь любви нас обогрел.

Твои глаза полны желанья,

Мы вечер выпили до дна.

А искры будто бы все знали,

И, как и мы, сошли с ума.

Ах, эта нежность дерзким взглядом

Меня пронзила неспроста:

Друг друга встретить было надо

Вот здесь, у этого костра.

Летели искры, словно свечи

Они горели в темноте.

Ты мой, ты мною был замечен,

Все остальные — все не те…

Костер пылал, летели искры,

Венчал огонь страстей судьбу.

И шифр взломан, код отыскан,

Расплата будет поутру.

Наталья Липина

Обнажённая осина

Чёрный ствол обнажённой осины…

С грустью мимо прохожий спешит.

Скоро в спячку уйдёт всё под зиму

И закроет обиды души.

Понабрались тяжёлые тучи

Дождевою со снегом водой.

Верить надо во всё только лучшее,

Расходиться путями с бедой.

И вот в это коварное время

Для души будто плен — темнота,

Тяжесть слов, как обидное бремя,

И зияет дырой пустота.

Скоро льдом позатянутся лужи,

Будто раны в душе заживут,

Рядом будет пусть тот, кто так нужен,

И сердца пусть друг друга поймут.

А пока, обнажившись, осины

Скрипом веток зовут вороньё,

Ты любовью вдохни в меня силы,

Чтоб совсем не впадать в забытьё.

Я тебе отплачу добротою,

На путях расстелю ковролин,

Пледом нежности душу укрою,

Отыщу миллионы причин

Для улыбки твоей скуповатой,

По-мужски, чуть застенчивой пусть,

Моя нежность, на ласки богатая,

Не пропустит к тебе она грусть.

И осиновый ствол этот чёрный

Пусть дождётся из снега белил.

Ты хороший, спокойный, достойный,

Я хочу, чтоб меня лишь любил.

Не бывает времён безнадёжных

И погода не вечна порой.

Обнажённые ветви тревожно

В шубы спрячутся лютой зимой.

И сердца наши пусть оживают,

Так уютно в надёжных руках.

Счастье в жизни вдвоём постигаем,

В белокрылых паря облаках.

Наталья Липина

Страшно

Страшно в мире одной без мужского плеча,

Одиноко и холодно ночью

И душа всё томится, безмолвно крича,

И как будто весь мир обесточен.

Память нежно хранит горсть счастливых минут

Из подаренных щедрой судьбою.

Миллионы людей никогда не поймут,

Как весь страх поделить с тишиною.

Сила женской любви заключается в том,

Что идёт сквозь обиды и тернии,

Будто мощный и сильный она ледокол

Средь насмешек людских лицемерных.

Прочь сомнения все, хоть кричи — не кричи:

Не услышит, плечо не подставит.

Холодна вся та сталь, из которой ключи,

Уходя, он в прихожей оставил.

Снова ночь настаёт, и опять тишина,

Снова холод подкрался вчерашний,

В мыслях только одно: «Виновата сама»,

Но как в мире одной этом страшно.

Наталья Липина

Отрывок

Израненное сердце под прицелом…

От ревности на спуск нажал курок.

Досталась я тебе лишь только телом,

И меткий выстрел произвёл стрелок.

Прошить пытался — одиночным — душу.

У дула истончался легкий дым.

Я беззащитна, тишину нарушу

В падении под дубом вековым.

Кричала беспокойная кедровка:

«Давай цепляйся и борись за жизнь!» —

Захлопнулась незримо мышеловка,

Прошу её на миг — остановись…

РS: Холодная развязка у отрывка

Любимая глаза узрила в даль.

Остался на губах свинцовой привкус,

Сковавший одиночества печаль.

Екатерина Овчинникова

Почему дождь не в курсе событий?

Почему дождь не в курсе событий,

Что приносит на сердце тоску?

От холодного ветра укрытий

Не найти, что сродни тупику.

На душе тучи рьяно сгущались,

А хотелось, чтоб солнце взошло.

За спиной грозы нервно шептались.

Сжечь мосты моё время пришло.

Пусть над пропастью высохнут слезы,

И наступит тот бренный покой.

Обвиняя любовные грезы,

Утону я в пучине морской.

Почему дождь не в курсе событий?

От него пробивается дрожь.

Я нашла островочек обвитый

Из любви, что на рай так похож.

Екатерина Овчинникова

Ночь пройдёт

Я выйду на балкон…

Бокал вина и шепчет море,

Вдали поет шансон.

Луной мерцая, взмылись горы,

Слышны обрывки фраз…

Ну посвяти мне свою оду! —

Доносится отказ:

— я не писал такого сроду!

Эпоха ренессанс,

сгорая, с музыкой сольется.

Лирический романс

к любимой в сердце донесется.

И трубадур в мечтах

платком ажурным вожделеет.

Так побеждает страх

На руку музы вид имеет.

За серенаду честь

поэт возьмёт и будет биться.

В ней красота, как весть,

стихами можно исцелиться.

Теперь пусты дворы.

Жених в ночи не ходит к окнам.

Нет вековой искры

в проблемах он поник и согнут.

Екатерина Овчинникова

Счастье есть, его не может не быть…

Касанье непридуманного счастья

Отпустит с миром всю живую боль,

И безмятежность примет в нем участье,

Не сыпя в раны горечную соль.

Забвением ухватит за запястье,

Держа его на пике мотыльком.

В безмолвие скользят пути ненастья,

Любовь приходит с ангелом тайком.

Казалось бы, для счастья надо мало:

Покой на сердце, блеск родимых глаз,

Чтоб солнышко на утро всё же встало,

Не выставляя чувства напоказ.

Ты — свет в душе — играешь переливом,

Как тёплый дождик, даришь Благодать,

Соединив их ласковым мотивом,

Научишь получать и отдавать.

Екатерина Овчинникова

Ты не ищи по белу свету

Ты не ищи по белу свету —

Я в каждой горсточке земли

Частицей солнца амулетом

Близка, хоть иногда вдали.

Пусть не пронзит иголка сердце,

И улетает прочь тоска.

Я звёздный свет, мой дух бессмертен,

Подобен воздуху глотка.

Не запоют в безмолвье птицы,

Не отцветет в саду сирень.

Порхаю рядышком горлицей,

Обезоруживаю тень.

Рискуя походить по краю,

Не отпускай свою любовь.

Она тебе источник рая,

Оазис в городе песков.

Перед глазами образ ясен,

Прельщает искоркой маня.

Будь осторожен — он опасен

И берегись, как от огня…

Екатерина Овчинникова

А он страдал…

А он страдал…

И каждой новой строчкой

В его словах всё чаще виден лёд.

Они листали жизнь поодиночке,

Остановив — рука в руке — полёт…

Он рисовал картины раз за разом,

Всё чаще представляя свысока,

Как наделённые одной любви экстазом,

Они вдвоём уходят в облака.

Он видел сны, где не было печали,

Где на двоих — один счастливый миг.

И вспоминал как в самом, том, начале

К её груди он счáстливо приник…

Она ждала, когда растает сердце,

Когда огнём зажгутся небеса…

Она хотела от любви согреться

И свечи ставила в церквях на образа.

Она мечтала посидеть у моря,

Обнявшись, устремившись взглядом вдаль,

Шептать слова под звуками прибоя

На берегах, где умерла печаль.

Во снах они встречались повсеместно

И каждый в каждом нежно утопал,

Но на диване просыпаясь одноместном,

Она глотала слёз своих печаль…

Проходят годы, теребя столетья,

И их невысказанные вслух слова,

Порежут на мгновенья междометья,

Когда уж поседеет голова…

Там будут «я люблю» и «ты приедешь?»

Там будут «жду», «надеюсь», «добрых снов»,

Там будут те, о ком сегодня грезишь

В могилах зачарованных оков.

Что не смогли вы разорвать когда-то,

Всего лишь только руки протянув,

Шепнув «люблю и жду», — в лучах заката,

Покой и счастье навсегда

в сердца вернув…

Александр Малашенков

Позови меня тихо в ночи

Позови меня тихо в ночи

Через сотни глухих километров,

Среди снов в мою дверь постучи

Эпизодами ярких моментов.

Разгляди ту искру, что горит

В моем сердце, пожар раздувая.

Ту, что рифмами песен летит

Из далёкого, тёплого края.

Разгони серых туч пустоту

И наполни собою пространство,

Я давно берегу в груди ту,

Что плодила собою упрямство.

Теплотой моих мыслей согрев,

Я по памяти нежно нарежу.

Одинокий ломая рельеф,

Вкусом губ твоих искренне брежу.

И уже никогда не простить

Тот припев, что звучит постоянно.

Мне в душе моей вечно носить

Обездоленных слов окаянно.

Потому, поднимаясь с утра,

Говорю небесам я «спасибо»

Лишь за то, что местами текла

Жизнь моя по любви перегибам…

Александр Малашенков

Поговори со мной…

Поговори со мной… Я весь горю,

Я без тебя огнём души сгораю,

Услышь мой шёпот

«я тебя люблю»

Он в тишине миров дошёл до края.

Коснись руки моей, пока тепла,

Услышь стук сердца,

пока он стучится.

Судьба моя к тебе меня несла,

Как Бога золотая колесница.

Мне губ твоих нежнейший поцелуй,

Как воздух, нужен среди мрака ночи,

Где звёзды сыплются

горячим роем пуль,

И соловей, как пулемёт, стрекочет.

Поговори со мной, мне голос твой

Журчит ручьём весенним и ласкает,

Скажи два слова «мой ты, только мой»

И я взлечу от этих слов от края.

Поговори со мной, шепни «я жду»

Чуть слышно,

воздухом,

на выдохе — «скучаю»

И я к тебе хоть через смерть пройду,

Хотя бы чтоб с тобою выпить чаю…

Александр Малашенков

Каждую секунду жду твой вдох

Каждую секунду жду твой вдох,

Каждую минуту жду твой взгляд.

В каждое мгновенье я готов

Время отмотать на шаг назад.

Каждый встречи миг дороже всех,

Каждый поцелуй в ночи зовёт.

Милый образ твой и сладкий грех

Словно, как вчера, во мне живёт.

В серенады слов вплетаем нить

Между двух далёких городов,

Чтоб мосты верёвочные свить

Между наших общих полюсов.

Каждый день — как сроки за стеной,

Если без тебя звезда встаёт.

И на край вселенной за тобой,

Протянув надежду, и — вперёд!

Каждой фразе в тишине молюсь,

Каждому касанью — пьедестал,

С каждой новой строчкой обернусь

Нежностью и страстью — на вокзал.

И тропой среди бескрайних гор

К вере и надежде, и любви.

Это счастье, а не приговор.

К этому мы долго вместе шли…

Александр Малашенков

Parfum de fleur…*

Parfum de fleur* твоей подушки утром…

Ещё прекрасней не встречал рассвет.

И в расписанье жизни поминутном

Играет скрипка нежно менуэт.

И пали ниц все королевы ночи

Перед тобой. Разверзлись небеса…

Кто из Богов тебя мне напророчил?

«Благодарю!» — ему в ответ сказать.

И наши судьбы неспроста связались,

Нам дали жизнь в сиянии звезды,

Чтоб мы душою с сердцем обнимаясь,

Стирали прошлого прогорклые порты.

Наполним парус счастьем и любовью,

Поднимем якоря касаньем губ,

Давай омоем нежностью с тобою

Тот мир, что с нами был когда-то груб…

(*Parfum de fleur (парфюм дэ флёр) — прекрасный тонкий аромат)

Александр Малашенков

О страсти

Однажды взялся спорить с юной дамой —

Вот уж воистину седеющий глупец!

Без пафоса и слёзной мелодрамы

Склоняли чувственную разницу сердец.

Я всё напористо на опыт уповал,

В девице, ясно, молодость играла

Без масок, чистой страсти карнавал

Она упорно в рифме отрицала:

«Чужая страсть лишь забавляет,

Да и своя мне не нужна,

Комфортно жить они мешают,

Милей — уют и тишина!»

Чужая страсть не окрыляет,

Собой не представляя страсть.

На похоть часто подменяют

Или похожую напасть.

Порывы искренних желаний,

Эмоций, радостных побед,

Объятий жажда и касаний,

Слияний губ манящий свет,

Потребность власти, подчинений,

Как это может не манить?!

Фонтаны вкусов, дрожь волнений,

Поддаться страсти — значит, жить!

Не окрыляет сухость взгляда,

Банальность фраз и простота.

Для чистой страсти мало надо —

Открытость, смелость и мечта!

В ней дерзость, аромат интриги,

В ней искра жизни и потоп!

Как в интересной толстой книге,

В ней есть и смысл, и итог.

Лишь страсти нас ведут к победам,

Открыв запретные грехи,

Которых сладкий вкус неведом,

И вдохновляют на стихи!

Забавой душу тешить может

Не тот, кто страсти шанс даёт,

А тот, кого обида гложет,

Кто существует — не живёт!

Реальней страсти нет отрады.

Она живит, бодрит, пьянит…

Её приливы — как награды,

Её интрига — как магнит!

Кто страсти к прочим не питает,

Тот жизнь живёт лишь для себя,

Вернее, просто — проживает

Нарциссом, искренность гнобя.

Сидит в своём воздушном замке

С иллюзией наперевес,

Загнав себя в сомнений рамки,

Лишив сюрпризов и чудес.

Без страсти жить на свете можно,

Но не собой, а просто — быть,

Достигнув чуждых целей ложных, —

Не ощущать и не любить!

Блестит не всё, что золотое.

Блеск чешуи не сможет дать

Тепла, которое укроет.

Блестеть — не то же, что блистать!

И слог звучит не для забавы.

Из страсти слов поток течёт,

Как и картина без оправы,

Без страсти жизнь — не зачёт!

Р. S.

Что страсть для вас — решайте сами,

Словами я её не убедил,

И лишь когда боролись мы носами,

Все тезисы на деле подтвердил…

Константин Бураков

Ангажементы

Мечтал я встретить женщину-гитару,

Чтобы была уже настроена она.

В созвучном тоне мне составить пару,

Дурманя томным звуком допьяна!

Но не учёл совсем, что нету слуха

У жаждущего музыки — меня:

Медведь мне в детстве наступил на ухо,

И голос — топот Тыгыдынского коня!

Для скрипки тоже — я смычком не вышел,

Не манит домра талией ни разу,

Виолончель — ночами треплют мыши,

И, безусловно, не тяну я контрабаса!

Разумно выбор пал на балалайку —

Лишь три струны с удобной круглой дыркой,

Но преисполнена фантазий, негодяйка,

Да и ценой прельщает очень бирка!

Конечно, женщины — никак не инструменты,

Хотя звучат порой и выглядят похоже

И с ними можно заслужить аплодисменты,

А можно просто — заслужить по роже!

Зависит лишь от мастера настройка,

Звучание, разумный службы срок,

Но иногда встречались на помойке

Без струн гитары — сгнивший музыки кусок.

Константин Бураков

Маргарита

За руку держал её, смелую,

Улыбавшуюся бедам любым,

Языком говорливо умелую,

Разливавшуюся эхом лесным.

Навещавшую всегда неожиданно,

Заводившую со мной хоровод,

Вдохновлявшую на невиданное,

Уводившую взглядом вперёд.

Непонятную, неповторимую,

Восхищавшую своей красотой

И особенно мною любимую,

Искренней своей простотой.

Убежавшую и недосягаемую,

Разжигавшую взглядом огонь,

Воплощавшую неподражаемое,

Прижимая к сердцу ладонь.

Мудрость и надежду дарившую,

Безнадежно усталому мне,

Настоящую, всегда приходившую,

Преимущественно только во сне.

А сегодня её встретил поникшую,

Позабывшую, как быть собой,

Глупой сказке себя посвятившую,

Целый мир променяв на любовь…

Ныне я в неё вдыхаю уверенность,

Мой черёд вернуть забытую стать,

К жизни возвращая размеренно.

Завтра мы пойдём с ней летать!

Константин Бураков

Мечта поэта

Украшают дивный мир

Молодость и лето.

Счастьем полнится эфир

Сквозь черёмуховый пир —

Край мечты поэта.

И приветлива проста,

Сняв с души обузу,

Как с прекрасного холста,

Сжав застенчиво уста,

Улыбнётся муза

В летнем платьице льняном

В крупную ромашку

И с мечтою об одном,

Том, единственном, родном,

С сердцем нараспашку.

Алексей Логинов

Опять весна в права вступает

Опять весна в права вступает.

Разделись улицы, дома.

Себя от шуб освобождает

Земля-красавица сама.

И, вторя ей в стриптизной гонке,

Бесстыдно ноги обнажив,

Гуляют модницы-девчонки

Под сенью тополей и ив.

Разоблачившись до предела

Под солнцем северных широт,

Даря красу щедро́ и смело,

Чаровница весны идёт.

И пусть в плаще, а не в бикини

Она, волнуя глаз, цветёт,

Но от увиденной богини

Вновь сердце в пропасть упадёт…

Алексей Логинов

Ты люби меня безрассудно

Ты люби меня безрассудно —

Не за то, что хорош иль плох —

Опрометчиво, беспробудно,

Чтоб ослеп от любви, оглох.

Напои сладких слов нектаром

И бесстыдством насыть страстей,

Стань желанным бесценным даром,

Путеводной звездой моей.

Будь скромна и тиха прилюдно,

Будь послушна, мила средь дня,

А в ночи, обернувшись чудно,

Жги, царапай, кусай меня!

За тебя и в огонь, и в воду

Брошусь, если придёт черёд…

О любви я слагаю оду

И наощупь иду вперёд.

Алексей Логинов

Ушла без надежды вернуться

Ушла без надежды вернуться,

Устала от жизни такой,

Заставив наш дом встрепенуться,

Прощаясь навеки со мной.

Теперь я с тобой ищу встречи,

Тянусь к тебе сердцем, рукой.

Ожили померкшие свечи,

И дрогнул привычный покой.

Повисло неловкое слово.

А в теле пылает огонь.

Зачем же ты снова и снова

Мою отклоняешь ладонь?

Затем ли судьба нас связала,

Чтоб время невзгод переждать,

И время разлуки назвала,

Чтоб дальше по жизни блуждать?

Мы мало друг друга ценили.

И мы не испили до дна,

Лишь только слегка пригубили

Ту чашу хмельного вина.

Алексей Логинов

Весна — чудесная пора

Весна — чудесная пора.

Мы вновь с тобой встречаемся.

Пойдём неспешно со двора,

По лесу прогуляемся.

Вдохнем сосновый аромат,

Махнём еловой лапою.

На ветках комья снега спят,

Слезами тая, капают.

Мы помолчим о том, о сём.

Слова пускай покоятся.

Сердечной боли груз снесём

За дальнюю околицу.

Мы разорвём невзгод кольцо.

Нам ли с тобой печалиться?!

И тёплый ветер нам в лицо

Щекой своей ласкается.

Алексей Логинов

Нелюбовь

Карамель звездопада

и простуженных труб подворотни

и не скрипнувший кран

невесомого дýша…

Всё решилось,

но нам он, наверно, не нужен.

Рано бинт мы сорвали

с обветренных ран.

Тот бедлам,

бред беды,

суета эскапады,

равнодушия подлость — засада…

Из всего, в чём признаться бы надо,

но достанет ли праведных сил?

Трудно быть нелюбимым,

не правда ли, милый?

После лет, что любимым ты был.

Иоланта Сержантова

Суженый

А нá людях нам нечего сказать

друг другу об иных и друг о друге.

Мы в некоем деформируемом круге,

Где лишнего не нужно. Просто — знать,

Что ты живёшь и дышишь. Это знанье

Сродни тому вселенскому познанью

И всё, что выше — лишь ненужная поспешность.

И так сия возвышена небрежность

До тех пределов, о каких не говорят,

Лишь долу взгляд

и лбом об пол… Мир сужен?

Так мне лишь этот суженый и нужен.

Иоланта Сержантова

Дождь

Мозаикой заика-дождь

на стеклах пишет безымянный.

Желанный может быть нежданным,

нежданный — нежеланным тож.

Но так ли, нет ли — что за дело?

Лишь в окна медленно глядела б

И поджидала я его.

И нет мне дела до всего,

что лучше, краше, веселее…

Река по осени мелеет.

Милее мене станет ли?

И ей сказать о том смогли б?

Иоланта Сержантова

Стрелы Амура

А* мур с небес пускает стрелы,

Б* лагое дело он творит.

В* люблённых сводит так умело,

Г* лаза прищурив вниз глядит.

Д* обро несет крылатый мальчик.

Е* щё бы… Дарит он любовь.

Ж* еланий всех ведёт журнальчик,

З* накомит быстро вновь и вновь.

И* ждут Амура с нетерпеньем,

К* огда желанье есть любить…

Л* етит стрела. В одно мгновенье

М* алыш готов из лука бить.

Н* а свете без любви жить скучно,

О* ней мечтают с юных лет.

П* риходит день, когда беззвучно

Р* аскрашен мир в любовный цвет.

С* треляет каждый день, проказник.

Т* очнейший выстрел — прямо в цель!

У* строить рад влюблённым праздник,

Ф* руктово-ягодный коктейль!

Х* отелось бы сказать «спасибо»…

Ц* ветёт любовь в сердцах людей.

Ч* удесен мир и радость, ибо

Ш* алит Амур и… Всё окей!

Щ* екочет лучик солнца щёчки,

Э* нергию влюбленным дав.

Ю* лой кружатся на песочке,

Я* рад за них… Ведь это love!

Айдар Халимов

Красивая история любви

(акростих)

К*расивая история любви,

Р*оман, написанный судьбою.

А*х, как поют о чувствах соловьи,

С* тобой гуляем под луною!

И* наши чувства с каждым днём сильней,

В*люблённость — это так чудесно,

А* на душе теплее и светлей,

Я* рад, что ты со мною, честно!

И*дём по парку, за руки держась,

С*ердечки в такт стучат чуть слышно.

Т*анцуют листья, на ветру кружась,

О* эти губы словно вишня!

Р*омантик я иль просто так и есть?

И*х вкус так сладок и приятен.

Я* губ касаюсь, сколько раз — не счесть,

Л*юблю!.. И этот жест понятен!

Ю*лою время движется вперёд,

Б*оится кто-то лжи и фальши.

В*от только мы прибавим к счастью ход,

И*скрятся чувства пусть и дальше!

Айдар Халимов

Карусель

Мы расстались глупо и давно.

Мы расстались, всё ещё любя.

Словно исполняя роль в кино,

Хлопнул дверью ты. Ушла и я.

Так случайно разошлись пути —

Гордость не вписалась в поворот.

Ну и что, ведь где-то впереди

Жизнь нас по сценарию сведёт.

Пролетали дни, потом — года…

Нас кружила жизни карусель.

Не в кино снимались мы тогда,

А закрыли перед счастьем дверь.

Глупо было искушать судьбу

И надеяться на новый шанс.

Фильм, который вышел наяву —

О тебе и мне, но не о нас.

Ева Даль

Ночной дождь

Он:

Когда ты вдруг сказала у двери:

«Не уходи, останься — там потоп»,

Я дождь ночной почти боготворил,

Надеясь на заветное «Потом».

Она:

Я не хотела думать: «Что потом?»,

Когда тебя остановила вдруг;

И льющийся за окнами поток

Мне послан был, как тонущему круг…

Он:

Глаза давно я прятать перестал,

Но вот в душе не оседала муть,

И утром дождь, как наважденье стал,

Которое, не плохо бы стряхнуть…

Она:

Сияя, как начищенный пятак,

Ты глупо улыбнулся, уходя.

Я осознала: «Что-то здесь не так…

Ах! Если б ночью не было дождя…»

Ева Даль

Ночь

Эта ночь была самая тёмная —

Ни луны, ни звезды, ни огня.

Эта ночь была самая тёплая —

Ты согрел своим телом меня.

Эта ночь была самая длинная —

Я с любовью успела познать

То, как девочка грешно-невинная

Превращается в женщину–мать.

Эта ночь была очень короткая —

Ты таким же остался юнцом

И ушёл беззаботной походкою,

Ни мужчиной не став, ни отцом…

Ева Даль

Я принцессой твоей быть мечтала

Я принцессой твоей быть мечтала,

Я любила и верила в сказки.

Как красиво я жизнь рисовала!

Но ты грубо размазал все краски.

И, пусть, жизнь продолжается дальше.

Я про эту «любовь» позабуду.

Но не буду смеяться, как раньше,

И, как раньше, я плакать не буду.

Лето сменит холодная осень,

А потом и зимою повеет.

Только душу, замёрзшую очень,

Никакая весна не согреет.

Ева Даль

Дым любви

Обжигаться — это больно,

Обжигаться снова — страшно

И поэтому невольно

Становлюсь костром вчерашним.

Ни золою быть, ни пеплом

Не хочу — уж лучше дымом

Улететь с попутным ветром

К облакам, плывущим мимо.

Мимо солнца, мимо лета —

В зиму, где сердца остыли,

Где не ждут тепла и света

От обуглившейся пыли,

Где святым быть или грешным —

Все равно и где не знают

Про костер, когда-то гревший,

Про сквозняк, задувший пламя.

Ева Даль

Раненая птица

Любовь как раненая птица

Металась в клетке липкой лжи.

Быть может, я и не царица,

И наши чувства — миражи…

Ты ранил сердце мне стрелою,

Как дальше жить — скажи, мой друг…

Я снова предана тобою,

Моей судьбы раздроблен круг…

К подруге ты теперь стучишься,

Совсем не помня обо мне…

А знаешь, ты мне часто снишься,

И голос твой звучит во мне…

Любовь, как раненая птица

Металась в клетке липкой лжи.

Быть может, я и не царица,

И наши чувства — миражи…

Диана Арабаджиян

Письмо куда-то в неизвестность

Я просто очень по тебе скучаю,

Хотя и должен был забыть давно.

Все получилось глупо, понимаю,

И все равно пишу тебе письмо.

Письмо пишу, но как его доставить?

Ведь адрес новый неизвестен мне,

И, к сожалению, тут нечего добавить,

Лишь только-то что ты в моей душе.

Письмо куда-то в неизвестность,

Отправлю я в эфир земной,

Пройдут года, а может вечность,

И ты поймешь все, ангел мой…

Владимир Верхогляд

Материнское сердце

Материнское сердце прощает всё.

Встретит заблудшую дочь или сына

С объятьями, нежно и горячо.

В материнском прощенье великая сила.

Материнское сердце умеет любить,

Днем и ночью о детях молится Богу,

Чтобы Он послал ангела им на пути,

Чтоб они не забыли к её дому дорогу.

Материнское сердце с заботой хранит

Наши самые первые дни,

Оно помнит улыбку и переворот,

К самостоятельной жизни шаги.

Материнское сердце нас любит и ждет

И в тринадцать, и в пятьдесят лет.

Не забывайте родное лицо,

Подарившее вам белый свет.

Анастасия Задорожная

Любовь жива

Проснулся как-то муж осенним утром,

Глубоким сном спала его жена.

За спинами их были годы смуты.

Вопрос извечный: а любовь была?

Вдруг вспомнил муж их первое знакомство,

Почувствовал в груди особый стук…

Сидела девушка одна в сторонке

И грусть читалась на изгибе губ.

Народ шумел, и музыка звучала,

Но замерла в тиши его душа,

Уставился на девушку упрямо,

И мыслил: до чего же хороша!

Настало время медленного танца,

И юноша навстречу сделал шаг.

Тоска двоих во взгляде повстречалась

И тут же растворилась, как туман.

В том танце время их остановилось,

И началась история любви,

Без слов им правда с радостью открылась:

Друг другу они вечно суждены.

Жена во свете солнца приподнялась,

Муж встретил ее юные глаза,

И сердце ярким стуком отозвалось,

Так понял он: любовь еще жива.

Анастасия Задорожная

Твое — мое

Я так хочу забрать всю боль,

Унять твои-мои страданья,

И хоть на грамм, а лучше- сто

Облегчить груз, который давит.

Я так хочу тебя обнять,

Невыносимы твои слезы,

Твоя печаль- моя печаль,

Как мне помочь хоть на немножко?

И как вернуть тебя назад?

То прежнее в лучах улыбки?

Ты подскажи, не знаю как,

И я помчусь стирать ошибки.

Ведь сердцу нежному дана

Плеяда- сласть, очарованье,

Я ради счастья твоего

Забуду наше расставанье.

Анастасия Задорожная

Мужу

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 440