18+
Лилии цветут в огне

Бесплатный фрагмент - Лилии цветут в огне

Книга снята с публикации
Объем:
256 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-6220-8

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1. Дом, милый дом

Вечереет. Ало-рыжее солнце игриво прячется за башнями небольшого замка, расположенного всего в паре минут езды от деревни. По обе стороны дороги красуются маленькие домики местных крестьян. Ничем не примечательные, не блещущие изысканностью и шиком, к которым она так привыкла. И люди. Их так много. Мужчины, женщины, дети, беззаботно крутящиеся под ногами родителей, занятых работой. Почему они так счастливы? Чему же радуются?

Русоволосая девушка с интересом наблюдала за происходящим из окна кареты. Её всегда восхищала способность крестьян так искренне наслаждаться жизнью, даже не смотря на их низкое положение и лишения, которые они испытывали. Там, у неё на родине, в такой прекрасной и роскошной Франции, она часто помогала бедным, чего совершено не понимал её покойный отец. Как жаль, что пришлось уехать.

— Ваша милость, мы почти добрались.

Девушка устало кивнула, не отводя взгляд от маленького окошка, прикрытого шторкой из легкой шелковой ткани. Так хотелось спать. Дорога невероятно вымотала, да ещё и эта жуткая духота внутри кареты, от которой кружилась голова.

Наконец цокот лошадиных копыт замолк. Ещё через пару секунд перед дамой открылась дверца и улыбающийся мужчина средних лет в тёмно-зелёном жакете и таких же штанах, протянул девушке руку, помогая выбраться. Придерживая подол длинной юбки, та, опираясь на учтивого кучера, легко ступила на землю, наслаждаясь спасительной свежестью. Немного придя в себя, девушка осмотрелась. Казалось, что ничего не изменилось с её последнего визита. Но боже, как давно это было. На тот момент ей было всего два или три года. А сейчас… Сейчас тут всё такое чужое, далекое, незнакомое. Но ничего не поделать — теперь это её новый дом. Ко всему ведь можно привыкнуть, правда?

— Кого я вижу? — послышалось откуда-то сзади. Звонкий, пронзительный, но в то же время немного властный голос. Гостья обернулась. К ней, в сопровождении нескольких молодых парней, очевидно, слуг, медленно шла стройная высокая женщина. Светлые волосы дамы были заплетены в две тугие косы и уложены на макушке в причудливую прическу. Длинное платье с широкими расклешёнными рукавами бордового цвета, так похожего на кровь, выгодно подчеркивало точёную фигуру его обладательницы, золотистые вставки на корсете поблескивали на солнце, оттеняя чуть смуглую кожу женщины. С первого взгляда суровая дама при виде прибывшей девушки так и засияла. — Изабель, моя любимая племянница, — с улыбкой произнесла она, поравнявшись с каретой. Жестами веля слугам отнести вещи девушки в замок, женщина обняла родственницу.

— Здравствуйте, тётушка Эмма. Я так рада видеть вас снова. Тут мало что поменялось за прошедшие годы.

— Да, девочка моя, ты наблюдательна, как всегда, — Эмма взяла племянницу под руку, и они направились в сторону замка. — Помнишь, как ты любила отдыхать здесь? — женщина указала в сторону небольшого садика, пестрящего цветами всех оттенков. От них исходил такой тонкий, волшебный аромат, разливающийся в воздухе, успокаивающий, убаюкивающий.

— Да, помню. Это было моё самое любимое место во всём поместье. Я могла проводить тут часы, — Изабель улыбнулась, вспоминая давно ушедшее детство. На миг её захлестнула волна грусти. Однако нежелание расстраивать гостеприимную тётю всё же было сильнее. Сглотнув огромный ком, подступающий к горлу, девушка продолжила улыбаться, поддерживая милые беседы о прошлом. О том, что уже не вернуть.

— Прости, наверное, ностальгировать тебе сейчас хочется меньше всего, — Эмма очень тонко чувствовала настроение Бель. Замечала такие детали в её поведении, на которые, скорее всего, никто бы и не обратил внимание.

— Нет, нет, тетушка, всё в порядке, — девушка до последнего пыталась скрыть своё состояние. Ну не любила она демонстрировать свои слабости. Даже близким.

Повисла небольшая пауза. Женщины просто не спеша шли по узкой каменной дорожке, по направлению к входу в замок. Изабель слышала, как позади них захлопнули тяжелые железные ворота, отделяющие деревни, леса и пастбища от этого маленького мира роскоши и уюта. Уже возле самого крыльца Эмма остановилась, взяв племянницу за руки. Мягко улыбнувшись, она произнесла:

— Я прослежу, чтобы твои вещи доставили в целости и сохранности, а ты иди и отдохни. Я вижу, как ты устала после всего произошедшего. Твоя комната там же, где и была. Мы ничего не меняли, ждали, что ты однажды вернёшься и вот… — женщина замолчала, слегка погладив ладонь Бель. Та в свою очередь подняла взгляд наверх, выискивая окно своей спальни. Однако её внимание привлек силуэт на одном из балконов. Трудно было разглядеть одежду и какие-то детали внешности стоящего там человека. Одно Изабель определила точно — это была девушка.

— Кто это? — Бель сразу же попыталась разузнать у тёти о таинственной незнакомке, очевидно, её очередной родственнице.

— О чём ты? — удивленно спросила Эмма, вглядываясь в окно, на которое указала девушка.

— Ничего не понимаю. Только что я видела там…

— Послушай, — перебила племянницу Эмма, осторожно повернув к себе за подбородок лицо Бель. — Ты просто устала. Тебе нужно отдохнуть. Кроме тебя, меня, твоего дяди, пары рыцарей и слуг в замке никого нет. Та комната давно пустует. Отнесите это на второй этаж. Последняя комната. В конце коридора, — скомандовала женщина уже знакомым Бель властным голосом, проходящим мимо слугам с чемоданами в руках. — Иди и как следует выспись. Я прикажу Матильде разбудить тебя, как будет готов ужин, — тон Эммы вновь стал нежным и дружелюбным.

Спорить не было ни сил, ни желания. Бросив последний короткий взгляд на то злополучное окно, Изабель постучала в массивную деревянную дверь с такой же объёмной металлической ручкой в форме кольца. Её незамедлительно распахнули несколько рыцарей в доспехах и шлемах из-за которых было просто невозможно разглядеть их лица.

— Ваша милость, — оба мужчины учтиво поклонились. Бель лишь смущённо улыбнулась и кивнула, после чего рыцари снова застыли, будто изваяния.

Девушка прекрасно знала замок. В детстве он казался ей просто огромным. Она часто бродила по пустым мрачным коридорам, рассматривая старинные портреты на стенах. Столько лет прошло, но она до сих пор помнила, где находится её комната. Поднявшись по крутой лестнице на второй этаж, Бель направилась в самый его конец. В самую тёмную и пустую часть замка. По большому счёту, все его этажи пустовали. Занято было лишь пара комнат. Однако это крыло было наиболее мрачным. Почему Изабель, ещё будучи ребёнком, выбрала себе покои именно тут? Ей нравилась тишина. Ей нравилось то, что, несмотря на часы, здесь всегда царили сумерки. Ей нравились существа, обитающие именно в этой части замка. Конечно, их больше никто не видел. А любые рассказы племянницы о бородатых мужчинах и злых барышнях Эмма списывала на бурное детское воображение. Не верила. Либо не хотела верить.

Бель остановилась возле одного из портретов, вглядываясь в лицо дамы с картины: пронзительный взгляд тёмно-карих глаз, каштановые волосы до плеч, ниспадающие аккуратными локонами, тонкая шея, которую украшал кулон на серебристой цепочке. Инстинктивно девушка прикоснулась к украшению, висящему у себя на груди. Мама… Изабель почувствовала, что вот-вот заплачет. Слишком свежи были в памяти воспоминания о родителях.

Буквально в паре метров от девушки с громким стуком захлопнулась дверь. Бель это не пугало. Сквозняки — ещё один минус старых замков.

Взглянув ещё раз на родное и любимое лицо, улыбающееся ей с портрета, Изабель вошла в свою комнату, прикрыв дверь. Тётя не соврала — ничего не изменилось: шкафы, пахнущие пылью и постаревшей древесиной, на стенах — гобелены, на полах — ковры, немного выцветшие, но не потерявшие своей красоты, огромное зеркало от пола до потолка в узорчатой позолоченной раме, так же покрытое слоем пыли и грязи, и большая кровать посреди комнаты с балдахином из шёлка. На полу лежало несколько сумок. Должно быть, слуги принесли. Надо же, как быстро. Изабель почувствовала, как её сковывает одиночество. Она приехала не в гости. Она не сможет уехать отсюда в любой момент, когда ей того захочется. Дома её никто не ждёт. Дом. А где теперь её дом? Скинув корсет, до ужаса сковавший движение и дыхание, девушка плюхнулась на кровать. В воздух тут же поднялись облака из пыли. Да. Видно к её приезду усердно готовились. Поджав под себя ноги, Бель прикрыла глаза. Сон быстро забирал своё, награждая девушку долгожданным чувством спокойствия.

***

— Леди Изабель, — послышался над ухом тихий неуверенный голос. — Леди Эмма просила разбудить вас, ужин уже готов. Помочь вам одеться?

С трудом открыв глаза и слегка приподнявшись на локтях, Бель рассматривала служанку. Молодая. Нет, не так, совсем юная. Лет пятнадцать, не больше. Светлые, почти белые волосы собраны на затылке. Длинная серая юбка, кое-где немного порванная, и такая же серая кофта.

— Ты, должно быть, Матильда? — Бель с трудом вспоминает, как тётя представила ей девушку. Та кивает.

— Ужин уже готов. Вам помочь?

— Нет, спасибо, Матильда. Ничего не нужно. Разве что, чистое бельё в постель.

Служанка немного испугалась и затараторила:

— Бельё. Я совсем забыла о нём. Боже, какая же я глупая. Пожалуйста, леди Изабель, умоляю вас, не говорите ничего своей тётушке. Она будет очень, очень сердиться. Я быстро приведу тут всё в порядок, только не говорите ей, умоляю.

Изабель едва поспевала за потоком слов Матильды. Надо же было так запугать бедную девушку. Мама всегда была добра со своими слугами. Они любили и уважали её.

— Успокойся, я ничего ей не скажу, — девушка встала с постели, устало потирая глаза. Взглянув на корсет, небрежно валяющийся где-то возле кровати, Бель вздохнула, глядя на служанку. — Поможешь мне?

Матильда радостно кивнула.

— Послушай, ты знаешь всех, кто живет здесь? — девушка никак не могла забыть тот силуэт в окне. Наверняка служанки в курсе обо всех обитателях поместья.

— Конечно, леди, — с улыбкой ответила Матильда, крепко шнуруя и без того тугой корсет. Бель поморщилась.

— Сегодня я видела девушку на балконе одной из комнат. Тётя сказала, что мне просто почудилось от недосыпа. Ответь мне, Матильда, в замке есть ещё кто-то, о ком я не знаю? Может, какие-нибудь дальние родственники или знакомые, приехавшие погостить?

Служанка молчала. Наверное, подбирала слова.

— Ну же, Матильда, я жду.

— Нет, ваша милость. Должно быть, вам и правда показалось. Леди Эмма давно не принимала у себя гостей, а родственники ваши разбросаны по всему миру. И едва ли даже помнят о существовании друг друга.

— Ты говоришь мне правду? — Бель впилась когтями в свои ладони. Матильда всё сильнее стягивала шнуровку корсета.

— Конечно, леди Изабель, — тихим голосом произнесла девушка.

— Что же, выходит, мне и правда померещилось. Спасибо, Матильда. Иди и сообщи тёте, что я скоро спущусь.

Служанка кивнула и поспешно покинула спальню своей госпожи.

Бель подошла к окну. Отодвинув тяжелую занавеску, девушка взглянула на небо.

— Привиделась. Ты мне привиделась. Наверное, ты одна из тех душ, что бесцельно блуждают тут веками.

Где-то в коридорах хлопали двери, кто-то плакал, стонал, даже кричал. Конечно, это слышала лишь Бель. Ей было одиноко. Одиноко быть не такой, как все. Вздохнув, девушка покинула покои и направилась в зал.

Обычно трапезничали все вместе за большим столом, расположенным в самом центре огромной комнаты. Тётя рассказывала, что тут часто проводились балы и званые вечера. Все члены семьи уже расселись по местам, молча расправляясь с поданными блюдами. Изабель заняла один из свободных стульев с резной спинкой. Всё происходило в полной тишине. Для неё это было не совсем привычно. В родительском доме всегда царила такая тёплая атмосфера, разговоры не смолкали ни на секунду. А тут… Спустя несколько минут перед Бель поставили тарелку с мясом и бокал вина. Слуга тут же удалился. Неловкость. Жуткая неловкость. Еда была вкусной, несомненно. Но все эти люди за столом, несмотря на родство, были для неё совершенно чужими. Отужинав, Эмма бросила прибежавшим за посудой слугам лишь холодное:

— Я буду в своих покоях. Меня не беспокоить ни по какому поводу. Если хоть кто-нибудь посмеет потревожить мой сон… — женщина замолчала, взглянув на служанок. — Вы знаете, что вас ждет.

Девушки испуганно закивали, а Эмма, лишь ухмыльнувшись, отправилась в свою спальню.

— Не бойся её, Изабель, — произнёс дядя девушки, спокойно доедая мясо. — Твоя тётя… Она не жестокая. Просто любит, когда в доме порядок. Я понимаю, что всё это, вероятно, отличается от того, как ты жила раньше. Мне бесконечно жаль твоих отца и мать, хоть я и не был знаком с ними лично. Но тебе придется привыкнуть. Прости, как бы грубо это не звучало, но это так.

Бель встала из-за стола, даже не закончив ужин, и направилась в сторону выхода.

— Леди Изабель, но Вы не…

— Оставь её Мэгги, пусть идет, — перебил служанку мужчина. — Ей просто нужно привыкнуть.

***

Покинув замок, Бель направилась в сад. Единственное любимое место здесь. В причудливо сплетенных друг с другом ветках деревьев и цветах можно было спрятаться от всего происходящего. Пусть на время, но это лучше, чем совсем ничего.

На улице уже порядком стемнело. Девушка присела на траву, склонившись над розовым кустом. Розы всегда были её любимыми цветами, особенно белые, цвета чистоты, невинности, нежности. Всего того, с чем ассоциировалась у Изабель её покойная мама. Из сада открывался хороший обзор на замок. Взгляд девушки был просто прикован к тому балкону. Нет. Для духа она выглядела слишком реальной. Но не станут же тётя и служанка врать? Какой в этом толк? Так она и сидела. На земле, в полном одиночестве, вдыхая аромат белых роз и высматривая что-то в окнах замка. Но она больше не видела таинственную незнакомку.

***

Не помнит, как добралась до постели и как разделась. Проснулась лишь на мгновение от тихого скрипа двери в её спальне. Изабель не обратила на это внимания. Всматриваясь куда-то в пустоту, она тихонько шептала слова колыбельной, которую когда-то пела ей её мама. Засыпая, ей показалось, что она слышала её голос. Эх, дом, милый дом.

Глава 2. Мир моих ночных фантазий

Видение. Сон.

Лес. Высокие деревья, своими массивными кронами скрывающие половину неба, трава, ещё не до конца обсохшая от утренней росы, солнце, едва просачивающееся сквозь листву, и она. Чёрные, как смоль, волосы, стройное тело, аккуратные оголённые плечи. Почему же не видно лица? Оно затянуто тёмной пеленой, похожей на туман. Тепло. Нет, жар. Огонь. Она — огонь. Так кто же она, эта безликая девушка?

***

Изабель проснулась в холодном поту. Предсказания всегда давались ей с большим трудом, отнимали слишком много сил, а сейчас, когда она и без того была морально измотана, энергии было ещё меньше. Но ей так хотелось узнать кто эта женщина. Однако, видение мало что прояснило.

За окном шёл дождь. Жаль. Теперь весь день придется провести в замке. И чем она могла заниматься тут в детстве? Слуги не спешили будить свою хозяйку. Бель встала с постели и прям так, как была, в ночной сорочке из легкой белой ткани, доходящей почти до пят девушки, босиком, вышла в коридор. Каменный пол был очень холодным. Ковры лежали лишь в спальнях и залах. Но почему-то сейчас это волновало Изабель меньше всего. Она шла, сама не зная, куда и зачем. Казалось, она не до конца осознавала, где находится. Бель вообще сомневалась, что не спит сейчас. Слишком туманным было сознание.

Так, проходя мимо одной из комнат, девушка услышала за дверью голоса. Говорили двое: её тётя и кто-то ещё. Кто-то незнакомый. Подойдя чуть ближе, Бель прислушалась.

— Мы же, кажется, договорились. Что за фокусы? — по голосу явно тётя. Очень раздражена, злится. Должно быть, опять отчитывает служанку.

— Перестань, старушка Эмма. Ты прекрасно знаешь, что долго прятать её не получится. Да и зачем? Я же не кусаюсь, — второй голос был слегка надменным, с явной издёвкой. Девушка. И она совсем не боялась тётушку.

— Перестань меня так называть! — Эмма еле сдерживала себя, стараясь сохранить спокойный и ровный тон, не переходя на крик.

— Да брось, Эмма. Мы обе прекрасно знаем, сколько тебе на самом деле лет. Можешь обманывать их, но не меня. И да. Рано или поздно у твоей маленькой девочки возникнут вопросы. Ведь прошли годы, а ты не постарела ни на день, — и снова эта издёвка в голосе. Что тут происходит?

— Говорю тебе последний раз — не смей приближаться к моей племяннице, иначе я… — женщина резко замолчала.

— Иначе ты что? Не забывай, с чьей помощью ты вышла замуж и остаёшься такой же молодой, как и в день вашей встречи. Я знаю и том, что ты беременна, Эмма. Я дала тебе всё это, но я ведь могу и забрать. Ты прекрасно знаешь, на что я способна. Так что не советую переходить мне дорогу. А по поводу своей горячо любимой племянницы не волнуйся. Я ничего с ней не сделаю. Подумай о том, что я тебе сказала, Эмма. Подумай и не делай глупостей.

Послышались быстрые шаги. Кто-то направлялся к двери. Опомнившись, Изабель забежала в первую же комнату, что была к ней ближе всего. Из соседней спальни вышла тётя. Девушка была уверена в этом на сто процентов. Еще в детстве она научилась определять по стуку обуви, кто находится в коридоре. Когда топот смолк, Бель вышла из укрытия. Чуть не попалась. Сейчас ей было до смерти любопытно заглянуть в те покои. Вдруг это и есть та самая девушка, которую она видела тогда на балконе? Но в таком случае выходит, что тётя лгала. Какой в этом смысл? Кто эта незнакомка? Простояв так с минуту, может, больше, Изабель всё-таки решила вернуться в свою комнату. Рано или поздно она встретит эту безликую девушку. Если она, конечно, не очередной плод её воображения.

Дождь всё так же бил по стёклам, нагоняя тоску. Иногда Бель казалось, что там, за пределами двора, кипит настоящая жизнь. Может, не такая богатая и шикарная, но куда интереснее, чем в стенах этой красивой клетки.

— Леди, Изабель, вы уже проснулись? — в комнату вошла Матильда.

— Да, Матильда, как видишь, — произнесла девушка, уныло глядя в окно. В какой-то момент она заметила тётю. Укрываясь от непогоды под зонтиком, дама пересекла двор и, что-то сказав стражникам, вышла за ворота поместья. — Ты не знаешь, куда это в такую погоду направилась моя тётушка?

Служанка пожала плечами.

— Прогуляться, наверное. С утра она странно себя вела, была такой сердитой, раздражённой, нервной. Постоянно смотрелась в зеркало, спрашивая, не постарела ли она. Про вас что-то говорила.

— Про меня? Вот как? — Изабель отвлеклась от созерцания пейзажа и повернулась лицом к Матильде. — И что же она сказала?

— Я не поняла. Она была будто в бреду, — девушка замолчала. — Извините, я слишком много говорю, — произнесла она после небольшой паузы. — С Вашего позволения я принесу вам завтрак, а потом помогу одеться. Ваш дядя хотел видеть вас.

— Хорошо, — кивнула Бель, вновь отвернувшись к окну.

Холодно. И внутри, и снаружи — холод. Осмыслить услышанное не представлялось возможным. Всё казалось сущим бредом. Побродив по комнате, девушка остановилась перед зеркалом. Столько воспоминаний связано с этим, на первый взгляд, незначительным предметом декора. Разглядывая своё отражение, Изабель вспоминала, как мама заплетала ей прекрасные косы, глядя в это самое зеркало. Вспоминала, как в тайне от матери надевала её корсеты, изображая принцессу. Всего лишь зеркало, а столько боли.

— Я принесла вам завтрак, — на пороге спальни показалась Матильда с большим деревянным подносом в руках. Поставив кушанья на небольшой столик, служанка замерла, очевидно, в ожидании распоряжений.

— Ты можешь идти, — вздохнула Изабель.

— Я зайду снова и помогу вам одеться, — Матильда поклонилась и оставила девушку в одиночестве. Одиночество. Оно стало для Бель частью её существования. Печальной, но неотъемлемой. Есть совершенно не хотелось, но пришлось, чтобы не оправдываться потом перед тётей и не обижать поваров, которые так старались. Вскоре после завтрака вновь пришла Матильда. И всё, как всегда: стянутые корсетом рёбра до такой степени, что невозможно дышать, извинения неопытной служанки за случайно прищемлённую застёжками кожу на спине и молчание.

— Зачем дядя хочет меня видеть?

— Не знаю, ваша милость. Меня не посвятили в детали.

Как обычно. Вновь воцарилась тишина.

— Всё готово, — произнесла наконец Матильда, завязав последний бант на юбке хозяйки. — Ваш дядя ждёт в своих покоях. Мне проводить вас, леди Изабель?

— Да, пожалуй, — кивнула Бель.

Они шли молча. Изабель думала о чём-то своем. Что скрывает её любимая тётушка? Да и был ли вообще тот разговор? Вдруг это всё, как и девушка с балкона — просто видения, сны, слишком похожие на реальность.

Как только была преодолена последняя лестничная ступенька, Матильда остановилась, повернувшись лицом к Бель.

— Спальня вашего дяди прямо по коридору, — произнесла она привычно-тихим голосом, не поднимая глаз.

— Спасибо, — кивнула девушка, зашагав в указанном направлении.

Дверь в комнату этого мужчины была несколько крупнее, чем в покоях Изабель. Тихонько постучав и услышав одобрительное «входи», Бель приоткрыла дверь, проходя в спальню. Внутри было просторно и светло. Большие окна, светильники чуть ли ни на каждом дюйме стен. Зеркал не было. Мебели как таковой тоже. Только огромная кровать, да комод, стоящий подле неё. На полах также ковры. У одного из окон стоял темноволосый мужчина, увлечённо рассматривавший унылые дворовые пейзажи.

— Вы звали меня?

— Да, Изабель, звал, — голос мужчины приобрел серьёзный оттенок.

— Вы чем-то обеспокоены? Что-то случилось?

— Сегодня вечером у нас будет приём. Соберутся довольно важные и знатные люди со всей страны. Среди них будет почтенный граф Мейси. Ему принадлежит множество земель на юге Англии, с которыми я давно пытаюсь наладить торговлю.

Изабель удивленно смотрела на мужчину.

— Я всё ещё не до конца понимаю, при чём тут я.

— Я рассказал ему о своей прекрасной не замужней племяннице. Представил тебя в лучшем свете, об этом не волнуйся. Тебе нужно будет просто улыбаться, быть милой и ласковой.

Девушка была в шоке и ужасе от того, что предлагал ей дядя. В голову лезли самые отвратительные и грязные мысли. Ей тут же захотелось сбежать подальше.

— Извините, вы предлагаете мне роль куртизанки? — зачем спрашивать, когда ответ и так очевиден.

— Ну что ты, милая. Зачем так грубо? Я предлагаю тебе провести вечер с состоятельным, интересным мужчиной. Ты же ведь не подведешь своего дядю? — за всё это время собеседник ни разу не взглянул на Изабель. Просто стоял, как статуя, и смотрел в окно.

— Нет, я не согласна, — покачала головой девушка. — Найдите на эту роль кого-нибудь другого.

— Боюсь, Изабель, ты меня не поняла. Это была не просьба, а приказ. Ты сделаешь так, как я сказал, — мужчина впервые повернулся к племяннице лицом. В его глазах не было ничего. Ничего, кроме пустоты и холода.

Ни сказав ни слова, Бель покинула комнату и вернулась к себе. Как только её лицо коснулось мягкой белой подушки, нервы сдали окончательно. Девушка плакала, проклиная этот замок и его обитателей. Она была готова поспорить на что угодно — тётя обо всём знает и полностью поддерживает своего мужа. Она могла бы сбежать, но куда? Она одна во всём мире, одна против всех. Слёзы текли по щекам русоволосой красавицы, оставляя на наволочке мокрые следы.

— Боже мой, леди Изабель, что произошло? — всплеснула руками зашедшая в комнату служанка.

— Почему я здесь, Матильда? За что? За какие грехи? — шептала Бель, прикрыв глаза, в попытке сбежать от ужасной реальности.

— Что с Вами? Вас кто-то обидел? Что я могу для Вас сделать? — юная девушка в панике бегала вокруг кровати, что-то бессвязно бормоча. Изабель даже не пыталась понять тот набор слов, что произносила служанка. Леди просто плакала. Плакала, лежа на шикарных мягких подушках, облачённая в прекрасное парчовое платье. Такая красивая, но такая несчастная.

***

— Быстрее, Маргарет, быстрее. Ну почему ты такая медленная?

Служанка дрожащими от страха руками затягивала шнуровку на корсете, то и дело путаясь в длинных лентах.

— Извините, леди Лилит, — еле слышно произнесла девушка, продолжая свою работу.

— Хватит извиняться, просто затяни его потуже, да побыстрее. Я не хочу опаздывать.

— Ещё сильнее? — удивилась Маргарет. Казалось, госпожа совсем не ощущает боли, хотя железные пластинки корсета намертво сдавливали рёбра девушки.

Лилит раздражённо взглянула на служанку, а потом, махнув рукой, вздохнула:

— Ладно, просто завяжи эти ленты и оставь меня.

Маргарет кивнула, превращая атласные ленты в прекрасные аккуратные банты, украшающие поясницу леди.

— Теперь иди. Если Астарот будет спрашивать, скажи, что я спущусь через минуту, — довольно грубо произнесла Лилит, довольно осматривая себя в зеркало.

За её спиной послышалось хлопанье двери. Маргарет вышла. Леди смотрела на своё отражение немигающим взглядом. Смотрела, скорее, куда-то внутрь зеркала, словно видя что-то, чего не дано видеть другим. В какой-то момент она лишь улыбнулась своим видениям и, надев на палец кольцо — завершающий образ элемент, вышла из комнаты.

С низу, из зала, доносилась лёгкая, приятная мелодия. Ансамбль из скрипки и флейты. Поистине невероятная композиция. Она напоминала Лилит музыку ветров, которую она часами могла слушать, сбегая в лес. В далёком, далёком детстве.

Уже спускаясь по лестнице, девушка заметила, как много народу пришло на приём. В основном это были знатные лорды и графы почтенного возраста и их молодые спутницы. Такие смешные, глупые, но чертовски красивые куклы. Нимфы. Лилит успела познакомиться почти со всеми дамами, регулярно посещающими подобные вечера, а с некоторыми даже неприлично близко. Тем не менее, подобные светские мероприятия стали вызывать лишь скуку, но пропускать их было бы дурным тоном.

У подножия лестницы Лилит уже ждал рыцарь. Её рыцарь. Её личный демон.

— Поверить не могу, что ты снова решилась принять участие в подобном, — пробормотал мужчина, осматривая гостей из-под приподнятого забрала.

— Сегодня особый случай, — пожала плечами девушка. — Да и к тому же, на улице ливень. Всё равно пришлось бы провести вечер в замке. Так почему бы не развлечься?

— И с кем будешь развлекаться сегодня? — усмехнулся рыцарь.

— Пока не знаю, — задумчиво произнесла Лилит, глядя куда-то в толпу. — Это она? — поинтересовалась вдруг леди, не переставая высматривая кого-то среди людей.

— Что ты имеешь в виду?

— Та девушка, в синем. Это племянница Эммы?

— А, Изабель? Да, это она. Только не говори мне, что ты…

— Сейчас позовут к столу, — перебила мужчину Лилит. — Идём.

Спустя мгновение хозяин поместья и правда объявил о начале ужина. Гости расселись вдоль длинного стола, уставленного всевозможными блюдами. Воздух пропитался ароматом свежего мяса и прекрасного дорого вина. Но всё это отошло на второй план, когда Лилит почувствовала на себе чей-то пристальный внимательный взгляд. Оторвавшись от тарелки, девушки огляделась по сторонам. Прямо напротив неё, буквально в метре, сидела та самая леди в синем. По-кошачьи прищурившись, Лилит одарила девушку таким же внимательным взглядом, изучая её внешность: русые волосы, чуть присобранные на затылке, опускались на плечи аккуратными волнами, обрамляя необычайной красоты лицо и тонкую шею, немного смуглая кожа, красивая грудь, так призывно подчеркнутая манящим декольте. Но всё это было не так важно. Лилит привлекало совсем другое — глаза Изабель. Прекрасные тёмно-карие очи, в которых девушка уловила нотку грусти и некого отчаяния. Что-то явно мучало эту девочку, но, как назло, именно её мыслей Лилит не могла прочесть. Она знала, о чём думают все присутствующие: политика, секс, вино, снова секс, деньги и вновь секс. Однако сознание Изабель было скрыто от неё, что ещё больше привлекало ведьму.

Первой взгляд отвела племянница хозяйки. Но Лилит больше не могла не следить за ней. Слишком уж встревоженно выглядела Изабель, чуть ли не плакала. И, наверное, она бы сделала это, не будь слишком хорошо воспитана.

После ужина гости разошлись по замку. Кто-то уехал. Некоторые прошли в гостиную, дабы продолжить свои беседы там. Как только слуги унесли посуду к Изабель подошёл мужчина — дядя девушки. Прошептал ей что-то на ухо и ушёл. Было видно, что сказанное вызвало у русоволосой явно негативные эмоции. Взглянув на Лилит, она проследовала за своим дядей в гостиную.

— Что происходит? — вмешался Астарот, явно разозлённый собственным неведением.

— Понятия не имею. Но что-то плохое. Эта девочка, Изабель. С ней хотят сделать нечто омерзительное.

— И что? С каких пор ты стала такой великодушной, что готова помогать людям? — захохотал демон. — Ты не заболела?

— Прекрати язвить. Это не просто девчонка. Она похожа на меня.

Лилит точно знала это. Чувствовала. Чувствовала это родство, связь. И не могла допустить, чтобы с Бель что-то случилось.

***

Ужин завершился, и приблизилась самая ужасная часть вечера. Винсент, дядя Бель, не солгал и не пошутил — он и правда почти продал племянницу какому-то знатному графу. И сейчас, когда все разбрелись по поместью, ничего не мешало знакомству с потенциальным партнёром.

— Ты был прав, она прекрасна. Такая свежая, юная. Прямо как ангел! — седоволосый мужчина средних лет сидел в кресле у камина, рассматривая смущенную девушку. — Мое имя Ричард. Ваш дядя, я полагаю, рассказывал вам обо мне?

Изабель кивнула, не поднимая взгляд. Смущение граничило с отвращением. И что было сильнее — сказать нельзя. Граф поднялся с кресла и подошёл вплотную к Бель. Его влажная рука коснулась талии девушки, а затем опустилась чуть ниже. Изабель закрыла глаза, борясь с желанием убежать, либо сбросить с себя руки этого мужчины.

— А ты не говорил, что она такая скромница, — усмехнулся Ричард, обращаясь к Винсенту. — Но ничего. Это даже хорошо, — граф пошло облизнулся. — Люблю таких. Идём же.

— Что? Куда? — удивилась Бель. Она до последнего надеялась, что на прикосновениях всё закончится.

— Как куда, глупенькая? Я отвезу тебя в своё имение. Теперь это твой новый дом. Считай, что мы договорились, — произнёс он на прощание хозяину замка. — Пошевеливайся давай, — Ричард легонько подтолкнул Изабель к выходу. Та послушно пошла. Пара шла через зал. Взглядом девушка попыталась найти ту незнакомку, что так странно смотрела на неё весь вечер, но ни её, ни рыцаря, сопровождавшего её, уже не было.

На улице шёл ливень. С самого утра, не переставая. Прекрасный сад превратился в огромное болото.

— Стой здесь, — скомандовал Ричард, выведя Бель за пределы двора. — Мне нужно кое-что обговорить с кучером. И не смей бежать. Теперь ты моя.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.