18+
Кукичка, Томочка и другие

Бесплатный фрагмент - Кукичка, Томочка и другие

Книга о животных

Объем: 504 бумажных стр.

Формат: epub, fb2, pdfRead, mobi

Подробнее

кукичка, томочка и всякие прочие суслики

Книга о животных

ПРЕДИСЛОВИЕ

Это скорее всего сборник небольших новелл о моих пушистых и пернатых друзьях. О том с кем я живу сейчас или приходилось встречаться раньше. Немного фантазии и много любви, потому что нельзя писать об этом если по настоящему не любишь их. А если любишь, то хочется написать так, чтобы все не только поняли моё отношение, но чтобы они тоже почувствовали хотя бы на небольшое мгновение то, что чувствую я. Эти истории посвящены тем, кого я захотел сохранить в моей душе и на бумаге в надежде что когда меня уже не будет, люди будут читать, смеяться и плакать. А я в эту минуту тоже буду рядом и буду заглядывать в их глаза и видеть свет, тот свет который и водил моим пером по бумаге — свет любви. Вот так.

P.S. Выражаю особую благодарность Анжеле, потому что если бы не её помощь и поддержка, то не было бы этой книги. Все права на текст книги принадлежат Олег Бондаренко) Израиль (. Фотографии использованные в рассказах взяты из инета и являются только иллюстрациями к рассказам и не могут быть распространены.

Моя «Аве Мария»

Я захожу в спальню и, срываясь с клетки, ко мне летит моя маленькая, желтая либа по кличке Кукичка. Он хватается своими острыми лапками за мою футболку и карабкается по ней вверх. Я подставляю ему руку и, перебравшись, он начинает яростно стучать по ней клювом и рассказывать мне свои попугайские истории о том, как злая тетька пыталась посадить его в клетку, но он не дался. Не дался, потому что только родный папа, только он.

А внизу в это время мой кот Томка пытаясь обратить на себя моё внимание, рвёт когтями свою когтедралку и задней правой изображает разящий удар. Он яростно кричит и требует внимания. Я сажусь на кровать и хлопаю по ней ладонью. Он вскакивает и падает на спину, открывая моему взору свой пушистый живот. Я глажу его и он, закатывая глаза, победно смотрит на Кукичку — вот кого больше любит родный папа. Я смотрю на их игры и думаю, как сохранить? Как сохранить в памяти этот момент? Как сохранить его среди ненужных мне и лишних вещей, как сделать так чтобы я старый и одуревший от одиночества и безысходности сел в старое выцветшее кресло и вспомнил это самый счастливый момент. И слезы счастья потекли по моим щекам. Потекли, потому что мы обязательно встретимся там. Там, на Солнечной Поляне. Той поляне, где все попугаи коты и прочие суслики ждут своих родных пап и мам. Ждут и обязательно дождутся. Просто потому, что когда веришь, то обязательно сбудется, а они верят, верят в нашу любовь.

И я стараюсь удержать и продлить хоть ещё, ещё на немного этот момент. Но он ускользает от меня, вытекает сквозь пальцы песком времени. И я смотрю на них и верю, верю в то, что мы обязательно встретимя. Встретимся там, на Солнечной Поляне. А иначе, зачем жить?

Песня о любви

(фото ИРИНЫ СЛИПЧЕНКО)

Где мне найти такие звуки? Где мне найти? Такие звуки. Чтобы они сложились в слова. Слова, которые достучатся до вашей души. И тогда быть может вы нагнетесь и погладите пушистый комочек. Пушистый комочек, который сжался у ваших ног и смотрит глазами, полными ужаса. Погладите, может быть. А может быть, и купите ему сосиску. А может, зимой укроете его от холода и дождя. И тогда он царапнет вас на счастье.

Царапнет, а может и лизнет своим шершавым языком. Они ведь это умеют. И тогда ваша душа вдруг оттает. Оттает и заплачет. Заплачет и запоёт. Ведь душа она такая. Подарите любовь. Просто так, подарите. Подарите, проходя мимо, одним холодным утром. И может это счастье вернется к вам. А может и нет. Но разве это важно? Разве это главное? Ведь эти глаза смотрят на вас. Они смотрят вам в душу. И это, наверное, и есть счастье. Как найти мне звуки? Где найти мне такие звуки? Чтобы слова. Чтобы просто слова. Где найти.

ПОГЛАДЬ КОТА ПРИХОДЯЩЕГО

Котенок сидел на ветру, покачиваясь от голода и боли, которую ему причинял правый заплывший глаз. Облезшая шерсть комками слиплась на боках и мешала дышать. Он не видел, что сидит на дороге. Он вообще плохо видел. Люди обходили его стороной, пугаясь его грязного и больного вида. Легкий ветер шептал ему на ухо свои утешения, но он их не слышал, слишком уж сильно урчал голодный живот, заглушая всё вокруг. Время от времени тихонько мяукал, подняв вверх свою маленькую голову. Нет, не пытаясь привлечь внимание.

Он давно понял, что такие вещи как внимание, еда, ласка и забота — это для других. Жизнь показала этому маленькому существу все свои неприглядные стороны, и он уже давно не надеялся на хорошее. Он мяукал от боли и холода, а ещё этот глаз, как же он болит. Прямо напротив него сидел человек. Я сказал человек? Нет, нет. Человек не стал бы сидеть напротив него, слишком уж был он грязен и непригляден, а на таких люди не смотрят. Это был ангел.

Ангел, который проходил мимо. Он просто остановился на минуту. На маленькую, маленькую минуту. Просто, чтобы заглянуть в единственный слезящийся глаз котенка. Зачем, да он сам не мог сказать. Просто вдруг это маленькое худое тельце вызвало в нем приступ жалости и внимания. И надо же такому случиться, чтобы как раз сейчас мимо проходил здоровенный мужик со зверским выражением лица. Люди завидя его издалека старались обойти стороной. Просто он распространял вокруг себя волны ненависти, агрессии и страха. Знаете, такая смесь имеет свой запах и даже если вы не понимаете, чем пахнет, то всё равно отойдете в сторону. Мужик вдруг остановился напротив котенка и внимательно посмотрев, сказал

— «А это что за урод? Я тебе сейчас покажу!» зарычал он и замахнулся правой ногой. Котенок закрыл свой единственный глаз, чтобы не видеть того, что сейчас случится с ним. Ведь так, наверное, проще умирать. Умирать, не подозревая того, что произойдет. Быстро и легко. — «Ну, вот и всё», подумал он. Так даже лучше. — «Конечно лучше», ответил Ангел и, повернувшись к мужику заглянул ему в глаза.

И нога, занесенная для удара зависла в воздухе. И он вспомнил, вспомнил всё, всё, что так старательно все эти годы прятал в глубине своей заскорузлой и каменной души. Он вспомнил отца по пьяни лупящего его ремнем и выгоняющего на холод вместе с матерью, он вспомнил школу, где его били и смеялись за то, что он не мог учиться, а ведь у него просто страшно болела голова от побоев, он вспомнил жену, выгнавшую его на улицу в лютый мороз и отобравшую всё, что было у него вспомнил дочь не желающую видеть его, вспомнил однокурсников смеющихся за спиной из — за его ободранных рубашек и штанов, вспомнил, как с ненавистью и страхом смотрят на него его рабочие.

И вдруг он почувствовал, как по щекам ползут капли. Капли соленой влаги. Давно, давно забытой, забытой с самого детства влаги. Он так и стоял с занесенной ногой. Стоял и плакал. Плакал от безысходности и невозможности изменить то, что изменить нельзя. Нельзя всё вернуть и сделать иначе. Так уж распоряжается наша жизнь. А мимо шли люди. Они шли, не видя сжавшегося котенка и мужика с мокрым лицом. Но вот напротив остановилась женщина. Она вскинула руки закричала — «Не смей!!!» И мужик с Ангелом очнулись. Ангел отвлекся на секунду, и нога мужика полетела вперед. Но он успел. Да успел, нет, не Ангел. Ангел смотрел в строну. Мужик, вытирая мокрое лицо, прохрипел в сторону голосящей женщины.

— «Ты это самое. Слышь, заткнись я тебе говорю. Ты что не видишь, боится он.» И, наклонившись вниз загреб своей ладонью маленькое тельце. — «Ну, ты вот что. Ты не бойся. Я может и не такой уж страшный», сказал он котенку и осторожно погладил его слипшуюся шерстку. Надо, однако, к ветеринару, обратился он к женщине. Ничего, проживем как-нибудь, ты не думай я тебя обязательно любить буду, сказал он котенку и осторожно дохнул ему на мордочку, прижал его к себе и побежал, спотыкаясь по улице.

А женщина так и стояла раскрыв рот. Она медленно опустила руки и тяжело вздохнув, вдруг увидев на долю секунды Ангела сказала ему

— «Вот такие дела.» И они пошли все в свои стороны. Ангел улыбался и ворчал что- то под нос. Женщина шла, внимательно вглядываясь в лица людей, как будто увидела их впервые. А мужик с котенком так и бежал. Он бежал к ветеринару. Он очень спешил. Может быть, в первый раз, в своей жизни беспокоясь за другого и от этого ему было не по себе и внутри что — то шевелилось и болело.

А котенок вдруг почувствовал теплую человеческую ладонь, он вытянулся и замурлыкал, открыл свой единственный глаз посмотрел вокруг и первый раз за свою маленькую жизнь спокойно задремал. А люди всё так и шли. Шли мимо. Шли каждый по своим неотложным делам. Шли не оглядываясь, не смотря под ноги и на небо. Им казалось, что они могут опоздать. И никто не понимал, что они уже опоздали и больше спешить некуда. И только тот, кто смог посмотреть вокруг и увидеть тех, кто не может попросить помощи и только смотрит, смотрит безответно на них, вдруг останавливались и у них начинало что-то болеть внутри, болеть и шевелиться и лица их менялись. Менялись так, что они становились похожи на людей.

ПОЛНАЯ ПОПУГАЙСКАЯ МИЛИТАРИЗАЦИЯ МОЕЙ КВАРТИРЫ

Надобно вам сказать, что дома у меня живут кот Томка Великий и попугай коктейль Кукичка. Кукичка полностью и абсолютно уверен в том, что мы с женой прячем от него других попугаев в самых разных местах нашей квартиры. Поэтому его отчаянные призывы ко всем попугайским обитателям можно услышать изо всех мест, где можно спрятаться. Например, из — за чемоданов, лежащих на шкафу или коробок на полу. Оттуда доносится отчаянный крик

— «Кукичка, пусичка, курочка, чив — чив — чив…» После чего Кука выдает тираду длиной минут так на десять на непонятном мне, языке. Правда, в словах явно можно различить знакомые мне корни. А когда он возвращается после очередных поисков, то добиться от него хотябы слово совершенно невозможно. Просто молчун, какой-то. Ну и вот на этот день рождения жена решила ему, а заодно и мне сделать подарок. И что бы вы думали она принесла? Правильно. Жако птенца в огромной клетке. Кука мгновенно подлетел и крикнул

— «Кукишка!!», после чего замер в совершеннейшем оцепенении от восторга. Выпускал я жако надо сказать с опасением, как он впишется в наш дружный коллектив. Довольно долгое время я приучал их друг к другу и к Томке. И всё как- то не получалось. Они расходились по разным углам и сидели там, пока я не появлялся домой. Но вот однажды… Жена вылетела из спальни с жутким выражением на лице и крича мне громким шепотом

— «Срочно беги сюда». Я естественно подумал, что случилось что- то страшное и сейчас я увижу беднягу Куку распластанного на полу, но не тут то было. Картина, представшая моим глазам была просто невероятна. По полу поняв хохолок и расправив крылья, шел Кука будто орел, а за ним ковылял птенец жако, вытаращив в стороны свои ощипанные крылышки. Оба истошно орали

— «кукишка, кусичка» только Кука своим голосом, а жако каким-то хриплым басом. Следом за ними вытаращив глаза, шел мой кот и мяукал что — то своё. Картина надо вам сказать напоминала мне что — то из апокалипсиса. Но маршировали они знатно, практически нога в ногу только. Томка всё никак не попадал в ритм от чего он и ворчал. Так теперь и происходит в моей квартире. Малой Кука научил жако, которого, кстати, назвали Джерри, искать кукичек во всех возможных и не очень местах.

И теперь приходя домой, я слышу два картавых голоса призывающих попугайское население моей квартиры прекратить прятаться и вылезать наружу. После чего сладкая парочка вылезает на свет Божий и марширует в следующее попугайское укрытие, оглашая окрестности истошными криками. А вечером можете мне не верить, конечно, но маленький Кука, распушив перья, прижимается к жако и засыпает, а Джери тихонько, чтобы не разбудить своего друга, ворчит что-то своё будто картошку переворачивает и переключает радиостанции. Через пару минут к ним присоединяется Томка. Он ложится рядом и, смотря на попугайских друзей засыпает. Вот я и думаю, а не попросить ли на следующий день рождения, дай нам всем Бог здоровья, у жены в подарок какаду? А? Как вы думаете?

Монолог ангела с кошкой

(Посвящается тем, кто дарит своё тепло бездомным кошкам)

Она умирала долго и тяжело. Худые ребра с трудом втягивали струйку воздуха и медленно опадали. Маленькая, ободранная кошка лежала под кустом, заменившим ей дом последний раз в жизни. Ободранные бока дрожали и вздымались натужно хрипя. Она то открывала, то закрывала глаза, пытаясь еще хоть раз увидеть струйку света. Того света, что был так жесток с ней. Глаза раскрылись, но вместо солнца она увидела какое-то существо, склонившееся над ней. Ангел молча сидел рядом и пристально наблюдал. Он не мог помочь. Он просто делал свою работу. Кошка с трудом собрала последние силы, чтобы посмотреть на него. Он нахмурился:

— «Я не могу ничего сделать», сказал он.

— «Ты сопротивляешься. Я могу только ждать. Тебе надо не сопротивляться, а просто согласиться с тем, что происходит. Расслабься и я унесу тебя туда, где нет ни боли, ни мучений. Там все могут спокойно играть и еды там навалом. Да и котята твои давно ждут тебя там.» — сказал он.

— «У тебя ведь было много котят, но никто из них не дожил до возраста кота. Тьфу, черт, прости Господи, сколько раз давал себе слово не заглядывать в прошлое и опять сорвался.» Он внимательно посмотрел на худое облезшее тельце.

— «Послушай, ты ведь существо земное, я знаю, что ты должна чувствовать сейчас — ты должна ненавидеть этот свет, ты была голодна с момента рождения, тебя били и издевались всю твою длинную жизнь. Ну чего ты сопротивляешься? Тебе нечего вспомнить. Ничего хорошего. Более сильные коты прокусили тебе уши, а люди пытались убить тебя много, много раз, ничего в своей жизни, кроме страха и голода ты не знала. Просто расслабься и попроси меня, я не имею права, но иногда мне можно и нарушить. Я помогу.

Ангел внимательно посмотрел на неё. Упрямые черные глаза худого существа смотрели на него в упор не мигая.

— «Нет, так не пойдет», сказал он Ты ведь увеличиваешь свои страдания. Он положил прозрачную руку на её голову с мокрой слипшейся шерстью и погладил. Потом он достал платок из кормана и вытер её мордочку.

— «Ну вот, ну вот», сказал он — «сейчас уже лучше, давай проси.»

И тут произошло то, что Ангел не мог понять. Худое ободранное тельце кошки напряглось в жутком усилии и, хрипя и кашляя от натуги, она поднялась на ноги.

— «Стой, стой ты куда?» — закричал Ангел — «я же здесь, вернись!!!» Но она шла вперед, маленькими шатающимися ножками. Она вышла на свет и подняла голову вверх. У куста стояла пожилая женщина и смотрела на неё.

— «Ну, вот Господи», сказала она, — «кто же это с тобой сделал, пойдем ка ко мне я тебя покормлю» и она, подхватив на руки легенькое тельце, прижала, к себе кошку и просто пошла домой. Ангел вышел из кустов и долго смотрел им вслед.

— «Это всё что я могу, «сказал он. Ты хотела один день я дарю его тебе. Проживи его так чтобы хоть один раз в жизни увидеть, что такое счастье. А я буду рядом.

ТОМКА И СУСЛИКИ

Томка лежал на верхушке холма. Вокруг шелестела трава. Теплый весенний ветер трепал его шерсть. Он смотрел вокруг и постепенно все беды последних лет уходили вместе с весенним днём. Папа, папа, где ты, подумал он. Я иду к тебе. Я скоро буду. Я знаю, что ты меня ждешь. Там, на Солнечной Поляне, как мы и говорили.

Он лежал и вспоминал. После того как не стало папы, его отдали соседям. Так получилось. И первое время было очень даже ничего. Просто никто не обращал на него внимания. И он жил тихой, незаметной жизнью. Но прошло время и бедный старый Томка стал писятся под себя. Где лежал, там оставалось мокрое пятно.

Ах, если бы был жив папа, подумал он. Если бы был жив папа, он бы взял меня на руки и вытер мокрую шерстку и говорил бы мне какой я хороший и красивый, но они, они не стали долго возиться. Они вывезли меня сюда и сказали, что это последний мой день и скоро я увижу тебя. Потом они ушли, и стало вокруг тихо. Так тихо, что даже в ушах звенит. Или нет, это не в ушах. Это живот, пустой и голодный сердито ворчит и требует своё. Ничего, ничего успокаивал Томка живот, ничего потерпи скоро станет хорошо. Но он не хотел и требовал своё. Томка напряг ослабшее зрение. Кто это, может уже за ним пришли? И он приподнялся.

Напротив него сидело странное существо, чем то похожее на человека. Маленькие черные лапки были прижаты к животу. Острый носик вытягивался в сторону кота и забавно морщился. Существо издало легкий писк, и Томка ответил. Он слабо и жалобно мяукнул. Существо развернулось и поскакало по склону вниз. Ну вот, подумал Том, у меня уже галлюцинации. Он опустил голову и опять стал вспоминать папу. Так было легче. Так казалось, что всё хорошо. Но вот опять! Перед его глазами возникло несколько маленьких фигурок. Он присмотрелся. Это были они. Несколько маленьких смешных существ стояли перед ним на задних лапках прижимая к груди странные, незнакомые ему вещи. Осторожно, один за одним они подошли к самому его рту и опустили лапки. Из них выпали несколько кузнечиков. Томка с удивление посмотрел на засохшие тела и вдруг до него дошло. Они же меня кормят. Он улыбнулся и даже живот замолчал на минуту.

Вы видели когда-нибудь, как коты улыбаются? Если нет, то вы жили зря. Он присел и мяукнул уже смелее. Компания маленьких существ внимательно смотрела на него. Они попискивали, переговариваясь друг с другом. Томка открыл пасть и высунул розовый язык. Существа защебетали и бросились в рассыпную. Ну вот, решил кот, теперь они больше не придут, и опять прилег, а живот снова недовольно заворчал. Прошло пять минут, и он увидел цепочку, прыгающую по склону вверх.

Они сели вокруг него и опустили лапки. Маленькие кусочки фруктов и сухое мясо посыпалось дождем из их ручек. Томка наклонился, понюхал и вдруг жадно набросился на еду. Живот, медленно насыщаясь, урчал и бурлил. Томка ел и плакал. Слёзы стекали по поседевшей шерсти и капали на траву. И боль последних лет уходила вместе с ними. Маленькие существа подошли совсем близко и трогали его своими лапками. И вдруг совсем неожиданно для самого себя он замурлыкал. Замурлыкал так, как не мурлыкал со времен папы. Малыши яростно пищали показывая ему, что то лапками и толкая в спину. Томка встал и пошел, пошел сперва медленно спотыкаясь, а потом всё быстрее и быстрее. Он побежал вслед за ними.

Они пришли к склону, где были вырыты норки. Маленькие и большие. Том долго искал, но скоро нашел удобную для себя. А все малыши собрались вокруг него и радостно прыгали вокруг. Маленькие суслики хватались своими цепкими лапками за его шерсть и карабкались по ней вверх. Том улегся в своём новом доме, а малыши, забравшись в его теплую шерсть прижались к нему и заснули. Он высунул голову наружу и посмотрел вверх. Оттуда сверху на него смотрело доброе и улыбающееся лицо папы. Томка радостно мяукнул и уснул. А весенний ветер шелестел и кувыркался в траве. Он рассказывал свои сказки. Просто потому, что у его сказок был хороший конец. А лицо, смотрящее сверху на кота хотело услышать именно это. Потому, что иногда жизнь сильнее смерти. Иногда.

Признания негодяя

(фото Таня Понежда)

Случилось это после дефолта на Украине, много, много лет

назад. Так получилось, что в это время я держал деньги в банке на счету. Это была осень, и я производил закупки для фирмы. Так что в течение двух недель я лишился всего. В кармане у меня осталось сорок долларов. И это было еще ничего, так как у многих моих друзей и знакомых дела были гораздо хуже, часть из них просто не пережила это время. Такие были времена.

Приходилось быть циничным, резким и довольно решительным, особого выбора не было. Ну вот, остался я без денег, а семью надо было кормить, так что пришлось перебиваться случайными подработками. Те, кто оказался без денег, перестают быть интересны всем своим бывшим друзьям. Жили мы на съемной квартире, и была у нас кошка по кличке Алиска, такая себе серенькая, маленькая прелесть. Все ее любили.

Она видела рождение моей дочки. Ну, так вот, вдруг ни с того ни с сего ей вздумалось на старости лет заняться производством котят. Надо вам сказать, что первое время нам удавалось раздавать их знакомым, друзьям, родственникам в селе. Но эта возможность быстро закончилась, нищавшее население с большим трудом могло прокормить себя и котят уже никто не брал. И тут начались проблемы. Хозяин квартиры был категорически против животных, а потерять эту аренду мы не могли себе позволить, слишком уж приемлемой была оплата.

И вот после семейного совета с бывшей женой было принято решение, за которое я расплачиваюсь все эти годы. Догадываетесь? Я взял на себя жуткое дело. Я стал топить котят. Разумеется, Алиска возненавидела меня всеми фибрами своей кошачьей души. Да и мне самому было жутко и противно. Но я не знал другого выхода. Да и сейчас по прошествии большей части жизни я не знаю, как надо было поступить тогда и не вижу другого выхода для той ситуации. Длилось это довольно недолго, так как Алиска была кошка уже в возрасте. И то ли в связи с этим, то ли в связи с тем, что не хотела больше терять котят она прекратила рожать их. И это было для меня счастье.

Разумеется, наши отношения после этого не улучшились. Она люто меня ненавидела. Прошло пару месяцев и всё казалось, вошло в свою колею, я перестал бояться, что мне придется повторить этот ужас. И вот однажды, прямо посреди ночи открылись дверцы шкафа и оттуда вывалились два котенка. Один беленький, один черненький — это были последние котята Алиски. Она прятала их в шкафу несколько месяцев опасаясь за их жизнь. Кошка бросилась на меня с шипением, но я успокоил её:

— Успокойся Алиска, я не трону их. Как ни будь, справимся. Прошло пару месяцев и котята подрасли. Черненького мы пристроили к знакомым, а беленького назвали Белик и оставили себе. Он был, какой-то особенный кот. Никогда раньше и позже я не встречал ничего подобного. В нем было, что то нечеловеческое. Именно так, не кошачье, а нечеловеческое. Он абсолютно не знал чувства страха и сам выходил на улицу, подходил к соседям и заглядывал им в глаза, молча так, знаете просто заглядывал и казалось, искал там что — то. Весь дом его знал. Таких котов просто не бывает. Мы с дочкой его просто обожали. Я, разумеется, переживал за него. Но это не помогло.

Однажды дочка прибежала домой со слезами на глазах

— Папа, папа, Белика убили!!! Он лежал возле забора, неподалеку от дома. До сих пор не могу понять, кто и зачем мог это сделать? Он ведь был совершенно безобидный. Даже не пытался убежать, наверное. Мы похоронили его неподалеку и сделали маленький холмик. Мы с дочкой долго плакали и до сих пор я иногда вижу его во сне. Он сидит и смотрит на меня, а я пытаюсь, что то объяснить ему, но не могу и просыпаюсь от бессилия. Уж как тридцать лет прошло с тех пор, но то, что я делал котятами и как Алиска смотрела на меня, и Белика я не могу забыть, и каждый раз я переживаю заново весь этот ужас.

С тех пор я не могу смотреть на котят, а взрослый кот для меня на самом деле значимее любого человека. Но мне тяжело прикасаться к ним я сразу вспоминаю то, что сделал. Поэтому, наверное, для меня так много значит Томка. Зачем я всё это вам рассказываю? Не знаю. Наверное, пришло время. Много на моей совести всякого, но ничто меня не мучит, так как это. Никому я не говорил об этом, а дочка надеюсь, забыла. После этого рассказа многие осудят меня и правильно, но все равно мой суд тяжелее всех, многие просто посмеются. О чем это он? Я о своём.

О том, что мучит меня вот уже тридцать лет и видимо будет мучить в последнюю минуту. Вот такая история. Не знаю, поймете вы, о чем я или нет, но мне, наверное, надо было просто кому ни будь рассказать. Ведь все равно ничего я сделать больше не могу, ничего из прошлого изменить нельзя. И за свои грехи каждый будет отвечать сам. Так что уж извините меня за эти откровения.

МОНОЛОГ АНГЕЛА

Шерстяной калачик лежал, свернувшись под деревом, совсем рядом с дорогой. Я присел рядом и погладил шерстку. Ветер остановился на минуту. Он понимал моё желание поговорить. Я заглянул в его вчера и увидел голодный пушистый живот, привыкший так засыпать. Просто в этот раз люди выбросили все свои остатки от еды прямо в бак, и он не смог достать ничего.

Он свернулся под деревом обняв себя хвостом и уснул. Уснул, надеясь на то, что завтра, кто-нибудь оставит ему вкусный, вкусный кусочек. Это был предел его мечтаний. Он давно не надеялся на большее, с самого детства. С самого детства много, много лет, почти всю свою кошачью жизнь. Он засыпал медленно, тяжело, стараясь не замечать урчания внизу. Можно было найти и лучшее место, но там, наверное, спал тот самый черный кот с разорванным ухом. Именно тот кот, который гонял его от кормушки и он остался здесь. Здесь, в свою последнюю ночь.

Самую последнюю в своей длинной кошачьей жизни. Люди, почему то думают, что душа есть только у них. И что ангелы обязательно придут именно за ними, чтобы помочь. Я улыбнулся и ещё раз погладил его спинку. Не бойся, сказал я ему. Не бойся, я пришел за тобой. Я помогу тебе. Я заберу тебя туда, где нет ни голода, ни холода и где не надо бояться людей и злых собак. Твоя жизнь была наполнена страхом. Так пойдем же туда, где вы все будете счастливы и узнаете, что такое любовь. Пойдем туда, где ты забудешь о своих мучениях.

Он смотрел на меня и в его глазах просыпалась его душа, душа свободная от страха и страданий. Он слабо мяукнул и подошел ко мне. Не понимая, что произошло, он оглянулся на то, что совсем ещё недавно было его телом и отвернулся. Вот и славно, молодец. Пойдем. И он, подпрыгнув и радостно вздернув свой хвост, побежал за мной. Я осторожно взял его под мягкий животик, поднял и мы полетели. Полетели не вверх и не вниз. Мы полетели туда, куда вы люди и представить себе не можете в своих слабых мечтах. Мы полетели туда, где нет времени и ненависти, мы полетели туда, где нет надежд, потому что не бывает разочарований. Мы полетели в то место где все коты ждут своих пап и мам, а у кого их не было получает всё без всяких просьб, просто потому что так надо. Мы полетели к свету. Полетели не оглядываясь. А я всё время гладил его, гладил, боясь, что он оглянется. Я боялся за него. Потому что ему больше нечего было бояться. А внизу всё так же шли люди.

Они проходили мимо пушистого комочка. Ещё одного пушистого комочка, оставившего это мир. Мир, полный зла и ненависти. Мир полный безразличия и холода. Мы летели к теплу и радости. Мы летели туда, где принимают безвинные и безгрешные души. Души пушистых комочков. Мы летели туда, где место только для них и их любимых мам и пап. Для тех, за кого души этих безвинных созданий замолвят словечко. Об этом вы должны думать. Об этом. Потому что только молчаливая просьба этой души откроет для вас двери Солнечно Поляны. Вот так.

ПОЧЕМУ Я ПИШУ ЭТИ ИСТОРИИ

(ФОТО ЕЛЕНЫ КАСАТКИНОЙ)

Вот ведь вопрос. Тем более что жена постоянно говорит, что они тяжелые и её расстраивают. Может быть, я пишу их потому, что не могу не писать. Может быть потому, что попадаются мне на улице тяжелые сцены, а может быть, потому что я думаю, что никто кроме меня так не напишет о котах, попугаях и прочих сусликах, уж простите мне мою самоуверенность. А может быть потому, что мне много раз в жизни встречались прекрасные люди, отдающие своё тепло этим малышам и не помышляющие о том, чтобы рассказать, об этом?

Ну, кто — то же должен рассказать о них, об этих людях и их питомцах. Кто — то же должен обратить внимание людей на то, что бегает у них под ногами и летает над головой? Может быть, кто-нибудь после моей истории выйдет на улицу и покормит бездомного кота или возьмет его домой. Кто-нибудь из тех, кто никогда раньше не делал этого. И значит, я не зря пишу. И значит, я сумел рассказать. Да, разумеется, в моих историях много правды, но и много того, что другие назвали бы вымыслом, а я просто так их вижу. И у меня уживаются ангелы, коты, суслики, попугаи, собаки и прочая мелкая живность.

Они живут в моей голове и просятся наружу. И не успокоятся, пока я не выпущу их на свет Божий, на бумагу и не дам прочитать вам. А тогда они оживут. Оживут и оставят в покое мою голову. Оставят для других, которые уже стучатся, стучатся и не дают мне спокойно жить. И так будет всегда. Всегда, пока я могу стучать по клавишам. Видимо, кому то надо, чтобы в этом мире были люди, которые пропускают через себя все эти тяжелые истории и говорят о них другим. Но иногда, иногда я пишу и веселые вещи, вещи которые я замечаю и смеюсь вместе с моими малышами и ангелами. Я их вижу. Вижу так же ясно, как и окружающих меня людей. Впрочем, можете мне не верить. Они приходят и говорят о чем мне писать и как. И поверьте мне, что сопротивляться бесполезно.

Они не уйдут, пока я не сделаю так, как они хотят. Уйдут до следующего раза. А может это и есть счастье. Не знаю, не знаю. Пока что так я и живу. Живу и пишу эти истории — правдивые и не очень, весёлые и грустные. Пишу просто потому, что не могу их не написать. Вот так.

НЕ ПРОХОДИТЕ МИМО.

(ФОТО ТАТЬЯНЫ ЧУБАРОВОЙ)

Это была очень ранняя смена. Я вставал в 3—15 утра, чтобы такси довезло меня до работы к 5 часам. Так надо было. Как обычно я выскочил за пару минут до прибытия машины и на ходу закуривая, включая музыку в наушниках и перебрасывая сумку через левое плечо помчался в темноте к остановке. Прямо на стоянке машин на пустом месте сидел котенок. Такой себе, знаете уже не совсем малыш, но и не взрослый. Он не мяукал, нет.

Он просто сидел и смотрел на меня своими маленькими глазами. Наверное, надеяться ему было не на что. И я, сжимая сердце в кулак прошел мимо. Я не остановился, не погладил и не вернулся домой, чтобы вынести ему поесть. Нет, я пробежал мимо спеша на свою очень важную работу. А на следующий день я нашел его тельце рядом с моей машиной. Я стоял и смотрел на него и понимал, что опять прошел мимо ангела, который пытался помочь мне. Я опять не ответил ему. А это был он, я точно знаю.

Я видел его. И теперь он стучит внутри и что — то болит и тяжело шевелится внутри. Как же часто мы проходим мимо того, кто пытается сказать нам что — то очень важное. Просто помочь нам стать людьми. Мы проходим мимо, теряя остатки своего, я и переставая быть людьми ещё на каплю, ещё на чуть. Мы спешим по своим неотложным делам, мы проходим мимо самих себя и становимся черствее. Ведь следующий раз будет отвернуться уже легче. Легче или нет? Или следующий раз будет последним?

Не проходите мимо спеша по своим неотложным делам. Не проходите. Протяните руку помощи тому, кто в этом нуждается. Иначе ангел больше не придет к вам. Не придет никогда. Не придет и не посмотрит вам в душу своими глазами. И ваши глаза разучатся видеть. Разучатся навсегда.

СЛАДКАЯ ПАРОЧКА

(ФОТО ЮЛИЯ БАЗАВЛУК)

Я вот часто встречаю в соц. сетях фото собаки с кошкой и то, как они славно ладят, и как красиво смотрятся. Так я вам хочу рассказать одну историю. Пусть и не такую красивую как эти фотографии, но зато правдивую. Я их называл «Сладкая парочка» — маленькая болонка со слежавшейся шерстью, покрытой пылью и грязью и большой кот, пятнистый местами, там, где ещё осталась шерсть.

Они видимо жили вместе у хозяина. Потом, скорее всего человек этот умер, а вот для этой парочки места не нашлось у наследников. Так их двоих и выставили на улицу. Жили они у нас на самой центральной улице возле одного из магазинов. Там такой проход маленький и будто навес. Вот под этим навесом они и коротали время в ожидании еды. Я часто останавливался посмотреть на них. Знаете, кто у них был за главного? Никогда не догадаетесь — маленькая болонка.

Когда мимо проходили большие собаки со своими хозяевами или драчливые коты, она открывала свой маленький ротик и, показав два ряда прекрасно сохранившихся крошечных клыков издавала такой звук что описать его очень сложно. Это было нечто от шипения гадюки, низкого рычания и яростного визга помноженного на злобу десятого порядка. От этого звука не только собаки, но и их хозяева бросались в рассыпную. Вот такая кроха. С её лица свисали такие знаете, грустные усы, давно потерявшие цвет и форму. А кот, который важно восседал, рядом кланялся.

Да, да можете себе представить? Когда люди давали им еду он важно делал шаг вперед и гордо наклонял голову. Такой, знаете себе королевский поклон. Короче говоря, эта парочка была местной достопримечательностью. Ни разу не видел, чтобы они ходили и искали еду, всегда их кто-нибудь подкармливал. Вот только дома у них не было. И в лютый дождь и в яростную жару они всегда были там. Будто два маленьких памятника человеческой черствости. Ну, моя гадкая судьба, она такая. Я знал, что Богу будет угодно привести меня к развязке этой истории. И старался избегать этого места. Да вот не уберегся. В тот день надо было мне в этот магазин. И естественно, что я остановился возле сладкой парочки.

Они как всегда сидели рядом. Тихо так, спокойно. Но вот в паре метров гордо прошел огромный дог вместе со своим хозяином и маленькая болонка сделав шаг, вперед открыла рот, чтобы издать свой знаменитый звук, но вместо этого вдруг дернулась и упала на левый бок. Она стала бить лапами и хрипеть. Кот подбежал к ней и ткнулся в её бок своей головой. Он несколько раз пытался носом поставить её на ноги и я, ощутив свою беспомощность, сделал шаг по направлению к ним.

И вдруг, кот, оставив своего друга, вышел на середину улицы и, подняв вверх голову, издал звук, похожий на рев паровоза. Откуда в этом маленьком тельце взялось столько силы и отчаянья, я не знаю. Но никогда ни раньше, ни потом я не слышал такого душераздирающего крика. Он звал на помощь. Он обращался к людям, к тем, кто всё это время проходил мимо. Просто ему было больше не кого просить о помощи. Можете мне не верить, но остановились не только люди на улице, но и проезжавшие машины. Мгновенно вокруг кота и собаки образовалась плотная толпа. И с десяток человек вытащив телефоны, кричало в них на разных языках размахивая руками и требуя.

Тут я первый раз в жизни узнал, что у нас в городе есть «скорая ветеринарная помощь». Она прибыла буквально через пару минут. Собачку несли осторожно на руках и уложили внутрь на носилки, а кота два человека держали за живот и лапы и тоже посадили туда. И можете мне не верить, но он кланялся. Тихо, молча кланялся на все стороны. В машину села седая бабушка, и они рванули в неизвестном мне, направлении. А за ними помчалось не меньше пяти машин. Вот такая история. Больше я никогда не видел «Сладкой парочки».

Только иногда. Ингода, когда особенно жестокий хамсин вдруг метет по улице тучи песка, я, одевая очки, вдруг вижу их. Они сидят всё там же, маленькая грязная болонка и рядом с ней большой ободранный кот. Он кланяется мне, а болонка скалит зубы, я останавливаюсь и долго смотрю на это место. Я хочу надеяться, что у них всё в порядке, и они нашло любящего человека и дом. Вот такая история. Без красивых фотографий.

Мой ангел Томочка или Булька и туна

Принесла его ко мне моя любимая женщина. До этого он жил у неё в течение семи лет в шкафу. Это не шутка, это, правда. У неё две собаки овчарка и такса. И вот они «крышевали» территорию. А бедный кошка был подавляем ими, и выходил только по ночам, покушать и справить свои кошачьи дела. И вот, однажды в шевелящейся, спортивной сумке вместе со своим туалетиком и мисочкой для воды он прибыл ко мне. Чтобы жить «по человечески»…

Дня три он сидел под диваном, после чего я вытащил его оттуда и пошел с ним на руках знакомиться с квартирой. Очень скоро выяснилось, что он не умеет мяукать, а тихонько оглядываясь по сторонам произносит нечто вроде Иу — иу. Но вот болтун он оказался просто неуёмный. И последнее слово должно остаться именно за ним, что бы я не говорил, он обязательно прокомментирует.

А туна на воде — это просто фетиш, какой-то. И когда я прихожу домой со второй смены, он неизменно ждет меня и всем видом показывает, что рыбкой он не интересуется, а потом наступает задними лапами мне на тапок, чтобы я не сбежал и начинает мне объяснять, что — то там своё, но исключительно важное. Вот и приходиться давать ему пару ложечек, а то ведь не отстанет. А потом приходит ко мне на диван падает на спину и делает глаза точно, как в Шреке. Вот и приходиться гладить его животики, а сам он в это время умудряется царапать меня потягиваясь и из него, как из трактора доносится Хыр — хыр.

Так вот, тут как то назвал я его Булькой, сам не знаю откуда взял это слово.

И дернул же меня черт сказать даме, что он Булечка, а она Мулечка… А она и возмутилась — «А почему это, я не Булечка?» — «Ну как же? У него, вот хвостик, ушки и животик такой пушистый.» — «А чем это тебе мой животик не нравиться?» — Возмутилась дама.

— «Нравиться мне твой животик, очень красивый животик, но у Томки он пушистый… «Лучше бы я это не говорил, потому что мне и подзатыльник достался, и обвинения в том, что её на кота променял. Кошмар, короче говоря. Так о чем это я? Ах да, о любви. И влезло это кошачье создание мне в душу, прямо так вместе со своими лапками когтистыми.

А тут пришла пора переезжать к даме в квартиру. Благо ремонт закончился. И вот пристала она, быстрее и быстрее. А я не знаю, как объяснить ей, что боюсь за это вот существо и не знаю, как сказать ему, что там он тоже будет самый главный кот в мире. И что собаки больше не будут его тиранить. Как вот он разляжется, так на диване пузом к верху, так у меня все объяснения из головы и вываливаются. Что теперь делать, ума не приложу? Можете считать меня старым дураком, который несет Б-г весть что. Но видимо так и есть — старый, сентиментальный дурак. Только вот глаза его полные ужаса в первый день, когда принесли, забыть не могу. Такая вот глупая история.

Мой кот Томка Великий

(Просто немного о любви)

Вчера по дороге прочел в сети, как умирающий кот держал за руки своих хозяев, ужас, ужас, ужас, а потом, еще придя на работу услышал рассказ товарища о том, что ему пришлось везти своего в шабат к ветеринару, потому что он почти потерял сознание. Оказалось, он обезвожен и лежал два часа под системой, после чего пришел в себя и был увезен домой. Еле дожил до конца смены и, открыв двери в квартиру схватил своего Томку и носил его на руках объясняя ему, что он самый любимый на свете кот, самый красивый, умный и смелый и вообще нет другого такого кота.

Но после третьей моей попытки поцеловать его в нос, он вырвался из моих рук и, задравши хвост трубой потребовал туны. При этом он всегда наступает мне на ногу, чтобы я не сбежал. Выдал ему премиальное количество. Томкась подошел к банке и подозрительно посмотрел на меня. Протяжно заведя Иуууу, он бросился в комнату и улегся на диван. Но это меня возмутило: — «Томкась, ты же шантажер какой-то. Зачем просил если есть не хочешь?»

Дама молча наблюдала за нашей перепалкой, улыбаясь чему то. А я продолжал, теперь уже досталось ей

— «Чему ты там улыбаешься? Я его на ручки, а он у меня рыбу вымогает. Это по твоему красиво?»

И я принялся строго разговаривать с Томкой, а я вообще то большой специалист по серьезным разговорам

— Ты Томкась, негодяйский Булька, и гадкий Бубочка, и вообще ты какой-то мерзкий поросенок. Где, я спрашиваю где, твоя совесть!!! Томкась немедленно продемонстрировал мне свою совесть, перевернувшись на спину и потребовав глажения этой самой совести, такой знаете коричневой с белым пятном внизу. Ну вот, пришлось в виде совестливого воздействия гладить его животик, не забывши о спинке.

А смеющейся даме я объяснил, что я строг, но справедлив и так учу Томку, как правильно себя вести. Ведь пусть Б-г будет свидетелем, еще очень надо подумать, кто из нас в ком больше нуждается. Для него я поставщик рыбки и гладитель, когда ему хочется. А для меня он кусок моего счастья и я не хочу себе даже представлять, что когда то его не станет. Потому что если со мной что случиться, то о нем позаботиться моя Дама, а вот не дай Б-г с ним, то кто позаботиться обо мне, я так до конца жизни и буду ходить с болью в душе и памятью о моём любимом коте.

Что то в этом есть несправедливое, он должен жить со мной до конца моей жизни. Потому, что мне больше чем ему надо чувствовать, как ночью его шерстяная спинка толкает меня в живот, а лапки отталкивают мои ноги и руки, чтобы удобнее улечься. Не стесняйтесь рассказывать своим котам, как вы их любите и как они важны для вас, потому что они прекрасно всё понимают. Не забывайте о том, что когда этой возможности не станет, вы будете жалеть о том, что не сказали, не погладили, не додали ласки и любви.

Вот так сумбурно о моём коте Томке Великом, а может просто о любви.

ТАНЦЫ ПОД ЛУНОЙ

(ФОТО ОЛЬГИ ОХРИМЕНКО)

Есть такая старая легенда. А может, это я сам выдумал. Не помню уже точно. Но говорят. Говорят много, много, много веков назад, когда ещё люди ходили в шкурах и не очень умели говорить, что не могу назвать плохим качеством, в лесах жили особые существа.

Они пришли на нашу землю из тех мест, где нет ни времени, ни расстояния. И очень уж им понравилось у нас. Вот они и остались. А как их звали, не помнит никто. Но главное, что они следили за порядком. Т е, где надо чтобы было набросано так и было, а где нет, чтобы было чисто. И за живностью всякой следили, чтобы трава была там и цветы, и чтобы никто голодным не оставался. Ну, так вот, говорят, что одна ночь в году была в те времена очень особая.

Это была ночь полного полнолуния, т е, когда луна занимала пол неба и светила как солнце. В эту особую ночь все пузатые малыши и птички собирались в центре леса на большой поляне. И никто никого не ел. Все ждали полуночи. Вот такая картина. Суслики, коты, ёжики, хомяки, попугаи, вороны и синицы там всякие сидели рядышком и смотрели вверх. Все ждали. И как только наступала полночь, появлялись эти существа и объявляли ночь танцев под Луной. Для каждой живности, как по мановению волшебной палочки появлялся стол с тарелкой полной еды, а музы начинали настраивать свои инструменты.

Пузатые малыши наедались до отвала, а потом начиналась полная какофония, поскольку каждая муза играла свою мелодию, но это никого не волновало, потому что каждый слышал именно ту музыку, которую хотел услышать. И начинались танцы. Танцы до упаду. А на небе переливались разноцветные огоньки. Представляете себе, все прыгали, скакали и кружились. До самого утра. Один раз в году. И так было до тех пор, пока люди не стали уничтожать всё живое вокруг себя. Тогда то эти существа и ушли. Ушли на всегда. Очень уж их обидело то, что делали люди. А ночь эта стала не ночью танцев под Луной для пузатых малышей, а Вальпургиевой ночью.

Потому, что когда добро и счастье уходят их место занимают всякие ведьмы и лешие. Так что если вы когда увидите танцующих ведьм под Луной помните, что это не их ночь, а всяких малышей из кустов. И существа из безвременья обязательно вернутся. Вернутся и опять будут в лесах счастье и доброта. Верьте мне. Уж я то точно знаю. Ведь эта история самая что ни на есть правда. Вот так.

ТРИ ПАПИНЫ ЛИБЫ

Две попугайские либы и одна либа кошачья. И все они живут со мной в огромной пятикомнатной квартире жены. Для либы кошачьей отвоёвано четыре комнаты, а две собаки живут в пятой вместе с её дочкой. На мою кошачью либу они не покушаются.

Не такой я уже тюфяк господа и лапочка. К сожалению, жизнь редко была добра ко мне и я научился отстаивать интересы своих друзей так, что ни у каких собак теперь не возникает желания обидеть моих либ. Честно говоря, они просто бояться подходить к ним. Очень хорошо знают, что папа попугайских и кошачьих очень скор на расправу. Две овчарки просто бояться мне возражать.

В тихом омуте — черти водятся. Кот стал полным хозяином квартиры и немного потолстел, так что пришлось перевести его на диетический корм, туна (Filtuna на воде) теперь ему только снится. Нельзя ему. Мне его очень жалко. И каждый раз, когда он наступает мне на ноги и начинает своё ми — ээээээ, так он её называет, мне приходится ему объяснять, что я хочу видеть его живым и здоровым. Так что спасибо всем кто волновался за его судьбу.

Я когда-то дал ему слово, что мы вместе теперь до конца. А я своё слово держу. У маленькой попугайской либы — Кукички большая черная овчарка в самый первый день выдернула из хвостика перо. Видимо она решила, что ей всё можно на этом свете. Бедная птичка, теперь слыша собак, вздрагивает и бросается ко мне. Но слегка попозже я провел сеанс сильно внушительного объяснения для немецкой овчарки и теперь при виде попугая в случает их встречи, а это происходит раз в пару месяцев, овчарка прячется под стол. Короче говоря, должен объяснить, что рассказы про Томку были старые и теперь он стал огромным вальяжным котом и ему не приходится прятаться в шкаф. А ещё я научил его не лежать на полу.

Очень уж я не люблю это. В первых там грязно, а во вторых ему вредно, потому что он кастрированный и может застудить кое- что. Так что я сел и долго объяснял ему, что прошу его больше не лежать на грязном и холодном полу. И можете мне не верить, но он понял меня и больше не ложится туда, тем более что к его услугам все четыре комнаты. Спасибо ещё раз за ваше беспокойство о его судьбе, но поверьте мне, что раньше я сдохну, чем его обидят. Так теперь и живем.

КАКАТЕЛЬНЫЙ КУКИЧКА

Как говорит моя жена — «…с-ть, простите, какать он хотел на всё». И таки да, пищеварение у него, слава Богу, дай нам такого же. А его свободная попугайская душа говорит ему, что он и есть главный хозяин нашей квартиры. Летает, надо вам сказать он везде, благо у меня сетки на всех окнах. Он считает своей непосредственной обязанностью не только ежедневный облет всей квартиры, но и посадку на голову каждого её обитателя, а его громкое победное кур-кур подбрасывает вверх спящего Томку.

Ну, так вот, о чем это я? Да. Больше всего, как вы понимаете, он любит полазить по папе и погрызть цепочку, наушники, пальцы, уши и вообще всё до чего можно добраться. Моя жена в этот момент развлекается тем, что тыкает в меня пальцем, а Куки, подняв хохолок и расправив крылья, бросается на мою защиту. Правда, не имея возможности её укусить в связи с её особой осторожностью, он демонстрирует на мне что будет, если он до неё дотянется. Поклевав и погрызя меня минут десять и грозно покричав в адрес жены, он продолжает свои развлечения.

Короче говоря, попугайская защита как всегда оборачивается для меня щипанием за разные части тела, что очень развлекает жену, и она объясняет Куке, что он никудышный папин защитник. Но вот однажды. Однажды Анжела отвлеклась и не успела вовремя убрать палец. Ну, так вот, это маленькое существо, подпрыгнув, умудрился ухватить её за ноготь, после чего он подтянулся, уперся лапками в её палец и дернул изо всех сил. После чего оттолкнулся и перелетел на шкаф — во избежание всяческих неприятностей. Всё это произошло, за какую-то долю секунды. Короче говоря — нинзя. Жена на повышенных тонах стала комментировать его поведение.

Короче, орала, так что люстра качалась, а выражения её я не стану вам приводить — ведь мы все тут воспитанные люди, в конце концов. Кука расправив крылья и подняв хохолок победно маршировал по шкафу оглашая комнату победным кур — кур. Я, честно говоря, покатывался на кровати, что конечно не хорошо, ведь жене действительно было больно. Но с другой стороны — сама виновата, дразнила ведь его. Так что теперь, когда Кука в очередной раз ходит по мне покакивая время от времени и, объясняя нам на своём языке свои попугайские дела, я говорю жене — «Анжелочка, а не хотелось бы тебе пальчиком в него тыкнуть?», за что мне всегда обещают кары небесные для моей любимой птички. Я, конечно, стараюсь не смеяться, но не всегда удаётся. Вот так, господа.

Не спешите никогда недооценивать возможности ваших домашних любимцев.

ТОМКА И ВОРОНА

Случилось это давно, когда я ещё жил один. Надо вам сказать дамы и господа, что мой кот — существо необычайной смелости. Он когда дерет лапами свою когтедралку, то всегда старается задней лапой нанести разящий, практически смертельный удар. Вот только толстое пузо мешает. И любил он посиживать на подоконнике, созерцая птичек и контролируя мир внизу.

Я всегда страшно ругался на него за это, потому что переживал за его безопасность. Нет, не подумайте, на переднюю часть за окно он никогда не выходил. Просто вот эти противные птицы, коричневые с желтыми краями на клюве всегда его задирали, грачи что ли, не знаю. Ну, так вот. Однажды проходя мимо моего Томки, как всегда созерцающего мир под нами я вдруг заметил, что он вжался в стенку и глаза у него стали квадратными, ну то есть практически вылезли из орбит.

Я подошел к окну и выглянул, наружу надеясь там увидеть опять этих противных грачей. Но. Но то, что я увидел меня потрясло. За окном сидел настоящий динозавр. Такой себе знаете динозавр — птеродактиль из «Юрского периода» пролетевший по своим делам и присевший отдохнуть на мой подоконник. Огромная, черная как смоль ворона уставилась на меня своим левым глазом. Размером она была со среднюю собаку и жуткие крючковатые лапы скребли металл за окном, а клюв ну я доложу вам, что клюв был такой что, без всякого сомнения, им можно было пробить любое окно.

От неожиданности у меня изо рта выпала сигарета и я вдруг неожиданно для самого себя сказал — «Добрый день.» Ворона внимательно посмотрела на меня и совершенно человеческим голосом ответила мне — «Кар» Прижимая к себе левой рукой Томку, я осторожно закрыл окно и сказал — «Знаешь, что заец, мы с тобой конечно очень смелые пацаны, но мы ещё и справедливые, давай не будем мешать отдыхать этой птичке.» Томка взглянул вверх и согласно мяукнул. Он спрыгнул на пол и посмотрел на меня.

— «А этим грачам, очень противным мы с тобой ещё покажем, кто тут главный.» Он задрал хвост и пошел отдыхать на диван, а я, посмотрев на стекло увидел там огромную сгорбленную фигуру, похожую на химеру из собора Парижской Богоматери. Теперь подходя к окну, Томка всегда громко мяукал и осторожно выглядывал. Нет, вы не подумайте, что это, потому что он боялся, просто видимо не хотел потревожить отдыхающих птиц. Вот какой у меня смелый и воспитанный кот.

«…КАЖДАЯ КОШКА УМРЕТ ОДНАЖДЫ
В БЕЗДНУ СКАТИВШИСЬ КЛУБКОМ ИЗ ЛУКОШКА…» АНДРЕЙ ВОЗНЕСЕНСКИЙ

(ФОТО ИВАННЫ КУДРИНОЙ)

(Эта история о том, что не надо бояться брать новое живое существо) Вот такие стихи ходят по сети. Прочел я эти стихи. Замечательные стихи, тяжелые. Тяжелые, как, впрочем, и сама жизнь. Но есть у меня на этот счет своё собственное мнение. Оно помогало мне все эти годы принимать тот естественный процесс ухода наших любимцев, ставших частью нашей семьи и моей души.

И мнение моё таково. Все мы уйдем рано или поздно. Одни раньше, другие позже, но никому не удастся миновать это событие. Жизнь вообще штука быстротечная и довольно эфемерная. Можно её считать серьёзным хроническим заболеванием, всегда заканчивающимся смертью. Так вот о чем это я? Наши малыши, уходящие за горизонт и, по моему убеждению, дожидающиеся нас на той стороне, уходят, оставляя нам определенные обязательства. Эти обязательства заключаются в том, что взамен ушедшей кошке, попугаю, собаке или хомячку вы обязаны взять точно такое же животное.

Это и будет лучшая память об ушедшей крохе. Причем, если вы не сделали это, то вам засчитывается нарушение, за которое будете отвечать перед Богом или ангелом, как вам угодно. Чем больше вы за свою жизнь возьмете домой таких малышей и проводите их в последний путь держа на руках или хотя бы в своей квартире, тем больше безвинных душ на той стороне будет свидетельствовать в вашу пользу и просить простить вам ваши прегрешения, просто потому что они узнали от вас, что такое любовь и забота. И они будут требовать, чтобы ваша душа смогла вместе с их безгрешными душами быть на Светлой поляне, а не в том месте, где все страдают. Вот поэтому у меня всю мою жизнь коты и попугаи, правда, ещё надо взять сусликов, но очень уж жена против. Вот не знаю, как её уговорить.

Поэтому всю мою жизнь я отдаю дань памяти, своим пушистым комочкам взяв новый комочек. И так будет, пока я жив. Откуда я это знаю? Не скажу. Просто знаю и всё, и ваше право верить мне или нет.

«…НЕ СУДИ ДА НЕ СУДИМ, БУДЕШЬ…»

(ФОТО НАДЕЖДЫ БЪЧВАРОВОЙ)

Довольно часто, дамы и господа я стал замечать, что люди, публикующие свои истории получают комментарии осуждающего характера. Что я имею ввиду? Ну, в общем, это можно сформулировать так: « Почему ты раньше не обратил внимание? Почему ты не взял домой? Почему не приложил усилие и не спас? Почему не остановился, а пошел мимо. Это по твоей вине случилось такое.» И это касается совсем не только меня.

За последнее время, читая комменты в разных группах, я довольно часто натыкался на подобные мнения для тех, кто осмеливался написать правду о себе и о маленьких животных. Ну, так вот, я хочу вмешаться и высказать своё мнение на сей счет. Две тысячи лет назад один очень умный человек сказал — «… Бросьте в неё камень, кто без греха…» И не нашлось таких. Вот точно то же хочу сказать и я. Люди, осуждающие других за то, что они когда- то не решились взять на себя заботу о том или ином пузатом малыше, а теперь всю жизнь сожалеют об этом видимо являются ангелами в плоти.

Они, скорее всего никогда не пробегали мимо голодного кота, они видимо собрали домой всех котят в округе, и вылечили всех больных собак. Видимо их квартира превратилась в питомник для бездомных животных, а жена или муж в восторге от этого… Ну тогда мне нечего возразить. И такой человек смело может осуждать других, поскольку он без греха. Но. Тут есть одно но. Если же этот человек решается осуждать других, сам таковым безгрешным не являясь, то он должен быть готов к тому, что с него будет спрошено по очень высокой планке. И скорее всего ещё при жизни.

А как, это будут решать ангелы, приходящие за светлыми душами маленьких серых комочков. А ангелы эти, надобно вам сказать очень строги по отношению к людям. Они не следят за соц. сетями, нет. Они следят за вашими душами и записывают все ваши прегрешения против их питомцев. И тот, кто смеет судить других вместо них может вполне ощутить на себе всю силу их гнева. Вот такое моё мнение.

300 КОТОВ — СПАРТЛАНДЦЕВ

(фото Софа Ваишнток)

(Мой первый длинный рассказ — прошу не судить строго)

Котоленд Спартландия — вот такая прекрасная страна была возле Голубого моря, рядом с Серыми горами. И жили там коты, которые были самой главной частью этой страны. Они выбирались в парламент и служили в армии, они были военной элитой той страны, а своих котят воспитывали с детства быть смелыми, честными и любить свою Родину. Много приходилось им воевать, чтобы отстоять независимость своей Спартландии, но они отстояли её.

Кроме них там жили кукички — много, много разных попугаев, которые то ссорились с котами, то вместе с ними воевали против врагов. Короче говоря, были это боевые кукички. Ещё там были земледельцы — суслики всякие, знаете ли, маленькие и очень большие, но все они занимались выращиванием горошка, кукурузки и прочих вкусных вещей. Короче говоря, была это счастливая страна. Коты правили справедливо и заботились обо всех.

Но всё равно, как и полагается в каждой стране были там и много всяких трений между слоями общества. Суслики хотели больше денег за свой труд, кукочки хотели больше зерна и подешевле, а коты хотели всё и сразу. Короче говоря, полный бардак. А царем у них был справедливый, умный кот Леонид. Ну, так вот, за этими самыми Серыми горами жили персидские собаки — страшные черные риззен — шнауцеры, догмастеры и овчароиды, занимались они в основном тем, что нападали на соседние страны и грабили их.

Царем у них был страшный пинчер с одним глазом по имени Смерть. Когда то давно один кот в драке выбил ему глаз и теперь он ходил с повязкой и люто ненавидел абсолютно всех котов. Он поклялся истребить их и завоевать все страны, куда только может добраться его ужасное десятитысячное войско. И вот однажды осенним вечером в парламент Котоленда прилетел шпионский кука и бегом помчался к царю Леониду.

— «Ваше величество!!!» — закричал он. «Они идут».

— «Кто?» — спросил кот Леонид.

— «Риззен — шнауцеры во главе со Смертью» — ответил кука и заплакал. «Успокойся» — сказал Леонид и скажи мне, куда они собираются пойти и кука рассказал ему.

От Котоленда до Персидских собак был узкий проход между Голубым морем и Серыми горами, очень узкий проход, такой через который могли пройти только шесть собак, если их поставить в ряд. И Леонид задумался. Он собрал срочно совет парламентских котов и потребовал от них созвать военный совет. Совет был созван, но собирать армию он отказался, потому что это было очень дорого и, кроме того, между ними и боевыми куками были сейчас очень плохие отношения в связи с непонятным исчезновением нескольких птенцов.

Тогда парламент Котоленда предложил собрать дань для Смерти и его риззен — шнауцеров и договориться о мире. Леонид, возмущенный таким решением, разогнал котов — предателей и обратился к народу. Он просил помощи. И к его дворцу пришли триста старых служивых котов из его гвардии. Всего триста. Они стояли перед ним, как когда то во время битв, и он видел их порванные в сражениях уши и шрамы на лицах и лапах.

Он видел их поседевшую шерсть и понимал, что они пришли умирать. Умирать за свой Котоленд.

— «Мне нечего вам сказать» — обратился он к ним. «Мне нечего вам предложить. У меня нет денег, и мы не вернемся» — сказал он.

— «Поэтому я ещё раз предлагаю вам уйти, ведь вы много, много раз уже рисковали своими жизнями за нашу Родину!» Коты стояли молча, они стояли рядами, как и привыкли за свою жизнь. «Ну что же» — сказал кот Леонид. Мы выходим завтра утром. И наступило утро. Они взяли оружие и, попрощавшись с семьями пошли к проходу в Серых горах. Кошки и котята смотрели им в след и плакали. А солнечные лучики играли в траве, и роса холодила их лапки. Они шли вперед, а суслики махали им своими маленькими ручками. К вечеру они подошли к проходу, Леонид и триста гвардейских котов расположились на ночь и зажгли костры. Они жарили еду и вспоминали старые битвы. Выставив дозор, они улеглись на голую землю и уснули, им ведь было не привыкать. И был первый день. Царь Смерть отдал приказ своим риззен — шнауцерам наступать и сбросить горстку храбрецов в море. Персидские собаки бросились в бой воя, рыча и щелкая своими страшными клыками. А коты стали в ряд по шесть бойцов…

Они сомкнули свои щиты и сплелись хвостами. Они выпустили когти и выставили копья, а второй ряд уперся им в спину, чтобы не отступить ни шагу. Ни шагу назад. И собаки бросились в атаку.

И началось страшное дело. Ряд за рядом риззен — шнауцеры падали под ударами копий котов — спартанцев и скоро вся земля вокруг покрылась трупами врагов, а ноги бойцов стали скользить по крови, залившей проход. И тогда второй ряд спартландцев упершись в спины стал толкать вперед передних воинов. И они оттеснили собак переступая через их тела и добивая раненных и наступая всё вперед и вперед. И риззен — шнауцеры побежали. Они побежали, подвывая от страха и поджимая хвосты. И тогда коты — спартландцы остановились.

Они перевязывали свои раны и хоронили свои погибших. Поле боя осталось за ними. А сотни павших персидских собак так и остались валяться на горячей от крови земле. А их царь Смерть выл от злобы и бессилия и приказал казнить каждую сотую собаку из отступивших. И закончился первый день. И король кот Леонид вышел вперед и сказал» Для меня было честью жить с вами и воевать с вами» — и больше ничего он не сказал. А что он мог сказать? Ведь приближался новый день, и закат окрасил своим заревом побагровевшие от крови скалы и землю. Они легли спать, укрывшись щитами и не выпуская из лап копий. И наступил день второй.

Поредевшие ряды котов — спартландцев сомкнулись и, выставив щиты, приготовились к атаке.

И Смерть послал на них своих самых лучших воинов — догмастеров, а сзади стояли огромные черные собаки и били их плетками, чтобы они быстрее бежали. И волна воющих и рычащих врагов захлестнула проход. Но дружно ударили копья и короткие спартландские мечи собрали свою дань. И отхлынула волна. Отхлынула, оставив позади себя смерть. Собаки стояли напротив котов и не решались напасть на меленький отряд, упершийся насмерть в эту землю и решивший здесь умереть, но не пропустить врагов своей Родины.

Но ещё много, много раз за этот длинный и кровавый день накатывали волны персидских собак в надежде сломить сопротивление горстки старых котов — гвардейцев. И дорого гвардейцы отдавали свои жизни. Огромная гора тел догмастеров поднялась на несколько метров и не было никакой возможности продолжать битву. И тогда собаки отступили.

Они отступили, потеряв много тысяч своих воинов. Но и для котов этот день не прошел бесследно. Их осталось только пятьдесят. Пятьдесят защитников Котоленда. Это был жестокий день, и смерть собрала свою обильную жатву. И ужаснулись ангелы войны и развели враждующие стороны. Так упорна и жестока была битва, что не осталось сил и воли на её продолжение в этот день. И коты опять перевязывали свои раны и хоронили своих погибших. А из тел врагов они сложили стену. Стену, которая поможет им дольше продержаться завтра. И вышел вперед их царь кот Леонид и сказал — «Завтра наш последний день и я благодарю богов за то, что дал мне возможность прожить эти дни с вами и стоять с вами плечом к плечу. Так сделаем же завтрашний день таким, чтобы черти в аду ужаснулись, а захватчики навсегда запомнили этот проход.»

И легли они спать, сжимая щиты и мечи. А в это время в Спартландии. А в это время в Спартландии гремел главный колокол. Этот колокол никто не слышал уже много веков. Это был главный колокол всех сусликов.

Он созывал их на собрание. И тысячи земледельцев, бросив свои дела, устремились к горе, на которой стояла башня с колоколом. На самой вершине горы стоял самый старый и уважаемый суслик. Он стоял, опершись о палку и рядом с ним был, главный кука — старый и потерявший в бою правую лапу главный попугай всего попугайского войска.

— «Слушайте меня, слушайте меня все!» — сказал суслик.

— «Там!» — и он, подняв свою крючковатую палку, показал на восход. «Там сейчас умирают триста лучших спартландцев, триста вместе с нашим царем!» Это те, кто пошел, чтобы защитить вас и ваши семьи. И когда они все погибнут, сюда придут персидские собаки вместе со своим царем Смертью.

И никого они не оставят в живых. Он посмотрел вокруг. «Я знаю, что вы не воины, но мне не к кому больше обращаться. Нет у нас выбора — либо мы пойдем и победим, либо все погибнем. Вот так» — сказал он и повернулся к старому боевому куке. «Вы пойдете с нами? Вы поможете нам?» И тогда сказал старый кука — «Кур-Кур» это был боевой клич и, подняв правое крыло, показал на восход. И наступил день третий. И опять накатывали волна за волной: риззен — шнауцеры и догмастеры и овчароиды пытались пробить защиту котов спартландцев.

И перебираясь через стену ползли и ползли собачьи отряды подгоняемые плетками всё вперед и вперед. Но спартландцы не отступали ни на шаг. Он сцепили свои хвосты и шиты. Они уперлись в землю когтями и своим сердцами. И вот приблизился закат, и оставалось их только четверо. Наступила та минута, которая случается в любом сражении — минута тишины. Четверо оставшихся котов-спартландцев нашли своего царя — кота Леонида. Он лежал на груде риззен — шнауцеров и жизнь уходила из него через многочисленные раны.

Они подняли его и отнесли в сторону, положив лицом на закат — туда, где опускалось солнце и была их родина — Котоленд Спартландия. «Прости нас царь» — сказал один из четверых, но мы должны вернуться. Они оставили его и заняли проход, приготовившись к последнему бою. Заходящее солнце светило им в спины, и приближающиеся полчища персидских собак видели красный огненный круг и четыре фигуры на его фоне — последние защитники прохода. Царь Леонид угасающим взглядом смотрел на склон горы и видел, как его серый цвет постепенно меняется на коричневый, а камни, зашевелившись, движутся вниз. Он поднял голову вверх и увидел облака, сверкающие золотом на солнце и несущиеся к земле. Он улыбнулся и умер. Ангел, стоящий напротив протянул руку и сказал

— «Пойдем». Душа кота Леонида стояла напротив него со щитом в левой руке и копьём в правой. «Даже не думай!» — сказал ангел.» Ты ведь знаешь, за непослушание — тысяча лет наказания!»

Душа кота Леонида подняла голову усмехнулась и, повернувшись к ангелу спиной побежала к четырем фигурам, стоявшим напротив. Он стал впереди них и наклонил копьё вперед. Полчища собак остановились на секунду пораженные видением четырех фигур на фоне заката. Их всего четверо — говорили они друг другу. Мы легко сметем их. И они наклонились вперед для последнего броска. И тут коричневая волна, упав с гор накрыла четыре фигуры и с ревом понеслась на собак, оттуда время от времени выпадали и возвращались суслики с копьями, мечами и ножами в руках. У них не было щитов, просто потому что они шли убивать и побеждать. А с неба падали вниз как молнии, боевые куки и их перья в бронзовой кольчуге блестели на солнце как золото. Собаки успели увидеть, как с неба на них падают золотые фигуры ангелов.

И начался ад Волна за волной тысячи сусликов с воем бросались на собак втыкая в них копья, и мечи, а попугаи, падая с неба рвали их когтями и резали короткими и острыми, как бритва ножами. Собаки сопротивлялись, как могли, но. Но риззен — шнауцеры не выдержали. Они бросились вниз по склону, поджав хвосты и подвывая от ужаса. Царь Смерть погиб под лапами несущейся лавины собак. Ничто уже не могло остановить их бегства. Тысячи тел устилали поле боя и тысячи сусликов и попугаев так никогда и не вернутся домой. Но это была победа.

Победа всех защитников Спартландии. Теперь там стоит памятник. Четыре огромные фигуры котов со щитом в левой руке и копьём в правой, на плечах у них сидят куки в боевом облачении и мечами в правой лапе, а под ногами у котов стоят ряды сусликов с копьями и мечами. И ещё говорят старики, что иногда на самом закате там можно увидеть призрачную фигуру со щитом и копьем, она стоит неподвижно, как будто несет караул. Старики говорят, что пока эта фигура стоит в карауле вместе с памятником, никто не посмеет напасть на Котоленд Спартландию. Вот такая история.

СКАЗКА О ЛЮБВИ НА НОЧЬ

(ФОТО МАРИНЫ МОЛОСТОВОВОЙ)

Вы когда-нибудь задумывались для чего в этом мире существуют люди, которые собирают бездомных котов и собак? Действительно, для чего этому миру люди, которые готовы потерять семью для того, чтобы помогать животным и людям, оказавшимся на самом дне, т е те люди, которые помощь другим ставят выше своего личного благополучия. Что они могут принести в наш мир, который давно уже залит злобой, ненавистью и смертью?

Ведь они на самом деле всего лишь капля в море, море страданий и обмана. Так для чего же приходят в этот мир такие люди, люди которых не может захватить демон стяжательства и жадности? Я расскажу вам моё мнение на сей счет. Я думаю, что они существуют для того, чтобы создавать в нашем мире небольшие островки добра. Островки, которые не подвластны темным силам. Эти люди пропускают через своё сердце и душу столько страданий и боли превращая их в надежду и счастье, что их души не подвластны злу, поглощающему других. Вам кажется, что эти люди, добрые не только снаружи, но и внутри не могут сравниться с теми, кто несет ненависть и страх — с воинами сил тьмы?

А вот и ошибаетесь. Если не верите, то просто попробуйте повторить всё, то, что делают они каждый день, и вы поймете каким упорством, верой и стремлением к цели надо обладать и смею вас уверить, что это просто не по силам, обычным людям. Ну, так вот что я думаю, на сей счет. Когда придет время последней битвы и Армагеддон станет явью, а не старой сказкой, то души этих людей будут призваны, для того чтобы вместе с ангелами сражаться с силами зла. Все те, кто всю свою жизнь помогал другим не заботясь о себе, и составят воинство света. И их главная задача ещё впереди, их главное сражение ещё не пришло.

И дай Бог, чтобы таких душ было как можно больше, потому что армия тьмы велика, а значит и нам придется выбирать на какой стороне наши души и за кого мы буде сражаться. Вот так. Так я думаю.

ПРОТИВНАЯ ПОПУГАЙСКАЯ ПТИЧКА

Выяснил я-таки вчера, что этот самый Кукичка на мне делает, ну кроме покакивания и покусывания. Оказывается он внимательно меня слушает, причем запоминает только ласкательные слова, которые ему довольно часто достаются. Так что он знаток целого ряда выражений и просто слов, которые я ему говорю, чтобы он почувствовал себя частью нашей семьи.

Вот только знаете, где и как он использует запомненное от меня? Нет, совсем не для общения со мной или женой, с нами он молчалив как «рыба об лёд». Он летит на шкаф, где у нас лежат три чемодана и где по его глубочайшему убеждению прячутся куки и начинает там свою речь. Можете мне не верить, но он выдаёт там такие тирады, что мы с Анжелой выключаем телевизор и лежим, наслаждаемся. Сколько экспрессии, как убедителен малой паршивец.

Нет, честное слово, можно учиться у него ораторскому искусству. А как нежно он им говорит кур — кур и чив — чив, просто завидки за душу берут. Рано или поздно я не могу сдержаться и кричу ему

— «Ах, чтоб ты был жив, здоров, паршивец ты попугайский! Значит родному папе ты ни одного слова никогда, а этим противным кукам целые речи толкаешь?»

Жена гладит меня и успокаивает

— «Ну не ревнуй, не ревнуй. Он же просто зовёт их, чтобы пообщаться.»

Да я понимаю, понимаю я. Но честное слово, мог бы нам хоть иногда парочку слов сказать. А то сидит на мне и смотрит и слушает как шпион, какой-то, честное слово, просто диктофон попугайский. А, в общем, то это наш всеобщий любимец. Доставучая и противная птичка, которой всё в этом мире позволено в отличие от меня. Дай ему Бог здоровья на много, много лет, да и всем нам с вами тоже. Вот такая история.

ДАВНЫМ-ДАВНО

(фото АЛЁНЫ КАЗИМЫ)

В давно-давние времена жили кроты. Ну, в общем, то те-же самые кроты, но только они страдали одним заболеванием и называлось оно «дальнозоркая дальнорукость». Если вы не специалист по кротовым болезням и не врач вообще, то я вам объясню — бедные зверьки видели всё как в бинокль.

Ну, то есть выроет, скажем, один крот нору на самую вершину горы вылезет, глянет вокруг и возрадуется его душа от увиденного, потому что он видит ну просто как сокол какой — то. Почему это считалось заболеванием не знаю, спросите у врачей живших ну этак тысяч сто лет назад. И рыли эти кроты норы не только для себя, но и для всех маленьких зверьков живших тогда в лесу.

И в этих норах они прятались от страшных динозавров и проливных дождей. Кроты пускали их всех к себе в нору, потому что были очень добрыми существами они оставляли для ежиков, сусликов, белок там много всякой вкусной еды. Жившая вдалеке очень злая ведьма увидела всё это в свой огромный телескоп и решила разрушить прекрасный мир, который тогда был на Земле.

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Бесплатный фрагмент закончился.

Купите книгу, чтобы продолжить чтение.