электронная
151
печатная A5
465
16+
Кружева от госпожи Феи

Бесплатный фрагмент - Кружева от госпожи Феи

Объем:
362 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-8801-9
электронная
от 151
печатная A5
от 465

Глава 1

Наслаждаясь абсолютной тишиной моего свадебного салона, носящего скромное название «Леди Шекспир», я еще раз перечитала подпись под выложенной в Инстаграм фотографией невесты в созданном мною наряде. И почувствовала, как губы расплываются в довольной улыбке.

«Вы — настоящая фея, воплотившая мою мечту об идеальном свадебном платье в жизнь. С благодарностью, Аделаида».

— Знали бы они, что я, Титания Спицына, и есть настоящая фея, которой приятно делать окружающих счастливыми… Правда, Пак? — обратилась я с вопросом к белоснежному мейн-куну, царственно восседающему на велюровом диванчике и внимательно прислушивающемуся к моему голосу.

— Особенно тех, кто действительно встретил свою настоящую половинку, — кот широко зевнул и отвернулся. — Ты неисправимый скептик, — удрученно продолжила я. — Она пришла ко мне по рекомендации и попросила сшить для нее свадебный наряд. Ей хотелось, чтобы подол был расшит шелковыми нитями нежно-розового цвета или украшен россыпью камней Cваровски, — я постукивала карандашом по альбомному листу с наброском платья для Аделаиды.

У меня голова шла кругом от неопределенности ее заказа, пришлось попотеть.

Новые наряды висели на кронштейне и ждали своих обладательниц.

Я прошлась вдоль них, вглядываясь в каждый и ища недостатки, которые могла пропустить в творческом порыве.

— Хм, — призадумавшись, я щелкнула пальцами, и расшнурованные белоснежные ленты на лифе одного из платьев вмиг завязались в красивый бант. Поманив к себе рукой игольницу, я стала наблюдать за работой иглы. Благодаря бытовой магии идеальные стежки быстро вернули торчащим кружевам былую привлекательность.

— Так-то лучше… — я улыбнулась и запустила в кофемашину золотую песчинку, сорвавшуюся с моего пальца — аппарат включился, гудя механизмом.

Через минуту салон наполнился ванильным ароматом. Подхваченная баночка с корицей поднялась с полки и нависла над чашкой, посыпая молочную пенку. Из ящика выпрыгнула ложка и плавно опустилась в бодрящий напиток, аккуратно его размешивая.

«Приятно найти применение своим силам», — подумала я.

Пак потянулся и выпустил когти, он был моим постоянным слушателем, не считая вислоухого красавца с серебристым окрасом — сэра Томаса и еще одного кота породы мару Ричарда. Правда сейчас братцев-котов поблизости не было.

И в этот, не предвещающий ничего дурного, тихий зимний вечер, на пороге салона появились двое мужчин.

Я отложила альбом в сторону и приветливо им улыбнулась, ничуть не фальшивя. Я всегда рада видеть новых клиентов, а с этими никогда не встречалась, иначе запомнила бы столь красивые лица с ровным, золотистым загаром. После холода на их заостренных скулах появился румянец, а в аккуратных бородках мерцали капельки от быстро тающих снежинок. Их нордические лица напомнили мне изображения скандинавских богов.

Русоволосые и статные. Один, с яркими голубыми глазами, невольно притягивал взгляд. А его спутник был несколько бледен и бесстрастен, серые глаза с широкими черными зрачками не выражали ровным счетом никаких эмоций. Он казался мне пугающей, бесчувственной куклой.

Но мужчина все же пошевелился, ссутулившись и втянув голову в плечи. Убрав руки в карманы черного пальто, он неторопливо оглядел помещение. От мужчины веяло тоской.

«Жених явно не он, а скорее его спутник», — предположила я, шагнув им навстречу.

— Добрый вечер, я могу вам чем-то помочь?

Голубоглазый незнакомец слегка поклонился:

— Мы прибыли по поручению короля Арнкела из королевства Лилехейм.

Пол ушел у меня из-под ног, и если бы меня не поддержали мужские руки, я бы упала. Едва дыша от волнения и страха, я побоялась открыть глаза, старательно изображая обморок, когда меня отнесли на диванчик.

— Говорил я тебе Мертен, стоило прислать ей письмо, — он принялся обмахивать меня журналом.

— Тогда бы она сбежала, — сероглазый вальяжно уселся рядом. — И где прикажешь ее искать?

— Нам велели по-мирному договориться с госпожой Феей.

— Ты уверен, что она Фея? — он недоверчиво хмыкнул. — Мы целую неделю следили за ее салоном и ничего волшебного не заметили.

— Флейта не могла ошибиться, нить привела нас именно сюда.

Смысл их разговора стал постепенно доходить до меня, и я ухватилась за чью-то сильную руку. Мертен резко втянул воздух и спросил:

— Вам… уже лучше?

На меня смотрел тот самый посетитель с равнодушным лицом, но уже не тускло-серыми, а яркими и внезапно ожившими глазами. Но и равнодушие его куда-то исчезло, сметенное гаммой чувств и ощущений. Однако стоило мне отпустить его руку — бесстрастная маска вернулась обратно.

— Вы пришли меня убить? — хрипло спросила я.

Ждала ли я этого дня? Ждала, но не думала, что он наступит именно сейчас, когда в моей жизни все только-только наладилось, и я наконец-то вздохнула спокойно.

«Слишком рано расслабилась… упустила момент слежки. Неужели они пришли за моей кровью?»

Мужчины удивились, их темные брови взметнулись верх.

— Послушайте, — передо мной на корточках сидел голубоглазый скандинавский бог, он не касался меня, и его взгляд не выражал ничего, кроме обеспокоенности. — Я принц Ириан. Мы с лордом Мертеном прибыли в ваш мир, чтобы просить вас о помощи.

Я выпрямилась и хмуро взглянула сначала на него, а затем на равнодушного лорда Мертена.

— Помочь вам? — у меня пересохло в горле, и я переместила в свою руку бутылку воды из холодильника.

Затем встала и неторопливо прошлась по мягкому светлому ковру. Приглушенный в такое время свет делал помещение наполненным уютом, и меня это немного успокоило.

«Я на своей территории, и они ничего не смогут мне сделать, наверное…», — я бросила еще один взгляд на мужчин. Мертен провел ладонью по обивке дивана, где я сидела.

Мне показалось или его взгляд стал заинтересованным? Странный, неэмоциональный лорд.

Я решилась:

— Значит, вы точно не собираетесь меня убить или порезать и забрать мою кровь?

— Черт возьми, конечно же нет! — возмутился Ириан. — Времена гонений на фей и геноцида вашего народа давно прошли! Мы прибыли с миром и, клянусь жизнью, вам ничего не угрожает, — он приложил ладонь к сердцу.

— Попробую поверить на слово, но горе вам, если вздумаете сделать хоть что-то угрожающее моей жизни, — предупредила я, сверля его взглядом, и села на второй диванчик. — Изложите цель вашего визита, а заодно, как вы сумели меня найти?

Принц начал свой рассказ:

— В семье короля, моего брата, хранится старинный предмет — принадлежащая нашей прабабушке волшебная флейта. Благодаря ей мы на вас и вышли, — он продемонстрировал музыкальный инструмент, внешне ничем не отличающийся от тех, на которых играют в консерватории. — Стоит на ней поиграть, и она укажет местонахождение феи. Но во всем городе мы нашли только вас и первое время не замечали никакого волшебства.

Я удовлетворенно улыбнулась:

— На стеклах — защита из специальных иллюзий, — объяснила я очевидные для жителей магического мира вещи. — Чтобы у прохожих не возникло вопросов: почему ножницы и ткани летают по воздуху, а вышивка сама вплетается в наряды.

— Как уже было сказано ранее, — заговорил ровным голосом Мертен, — мы прибыли к вам с поручением от нашего короля. Дело в том, что Его Величество решил жениться. Устроен конкурс невест. Из двадцати претенденток будет выбрана лишь одна. Его Величество хочет, чтобы его будущая супруга была чиста душой. Но вот беда: увидеть истину, скрывающуюся за милым личиком и красивой оберткой может помочь только госпожа Фея.

«То есть я?! Вот тебе и рождественский подарок», — я мысленно пожалела, что впустила их. Мне стоило закрыть салон пораньше, а заодно повесить табличку с большими буквами: «Иномирным гражданам не помогаю! Справки о профпригодности невест не выдаю».

«Ешки-матрешки! — я побарабанила ногтями по бутылке, которой захотелось в них запустить. — Вряд ли подобное их испугает…»

— Как вы себе это представляете? Хотите привезти всех невест ко мне? — скептично спросила я. — Чтобы я устроила девичник и указала на будущую королеву? — Пак запрыгнул ко мне на диван, сел рядом, внимательно изучая гостей.

Мне стало немного легче, и я погладила его по голове:

— В ваше королевство я не отправлюсь. Моя работа заключается в том, чтобы шить свадебные платья, создавать к ним всевозможные атрибуты, а не устраивать смотрины невест.

Принц успокаивающе поднял руку:

— Именно это от вас и требуется. Король понимает, что вы не захотите покинуть свой безопасный мир, даже если это обогатит вас. Мы предлагаем хитрую комбинацию: вы возьмете с конкурсанток мерки и сошьете каждой по платью. Они будут подарками от Его Величества, но в узоры нарядов вплетете свою магию, благодаря которой будет проявлена истинная сущность каждой девушки.

Я задумчиво посмотрела на Ириана:

— Никогда такого не проделывала. Получится кружевная сыворотка правды или что-то вроде того?

— Так и есть, — Мертен разве что не зевнул от тоски.

«Что с ним такое? Выглядит как психически нездоровый человек. Может, он страдает аутизмом? Эмоций никаких».

— Если сделаю то, о чем просит король, — я прищурилась, — меня оставят в покое? Или вы снова будете играть на дудке?

Пак спрыгнул с дивана, растянувшись во всю длину кошачьего тела, и грациозно направился в соседний зал.

— Необычный кот, что за порода? — Ириан попытался сменить тему, но я была не настолько наивна, чтобы купиться на его мнимую заинтересованность.

— Ваше Высочество! Все мы занятые люди, давайте завершим этот разговор, — мягко, но уверенно сказала я и даже улыбнулась ему.

— Кхм, вероятно, что да. Его Величество сдержит свое слово. Нам не понаслышке известно, чем может обернуться проклятие феи, — он бросил многозначительный взгляд на Мертена.

— В таком случае: пусть ваши швеи сами измерят девушек, и пришлите мне их портреты или фотографии. Вы знаете, что это такое? — я надеялась, что в их королевстве не темное средневековье.

Ириан кивнул:

— Безусловно. Нам это известно, хоть мы и живем в мире магии. Данные о претендентках будут у вас в ближайшее время. Может быть, вы передумаете? Точно не желаете прогуляться в наше королевство? Это было бы увлекательно и…

Я резко встала с дивана и указала на дверь, невежливо перебив принца:

— В таком случае не стоит с этим тянуть, жду всю необходимую информацию, а теперь прошу вас удалиться. Уже поздно, и мне пора закрывать салон.

Мужчины переглянулись и, поняв, что на этом наш разговор окончен, направились к выходу.

У дверей, принц обернулся:

— Я рад, что вы приняли нас у себя. Это честь, побывать у настоящей Феи. Я восхищен вами и вашей невероятной красотой…

Лесть Ириана меня позабавила:

— Берегитесь, Ваше Высочество. Феи не так безобидны, какими кажутся на первый взгляд, — решила напомнить я. — Если вы когда-нибудь обидите фею, — она может проклясть вас, а уж как воплотится проклятье — одной ей известно…

Когда за ними закрылась дверь, магический замок щелкнул, надежно отгородив меня от внешнего мира. Я с облегчением вздохнула, нажав дрожащими пальцами на выключатель — салон погрузился в полумрак. Свет уличных фонарей освещал витрину с несколькими манекенами в белоснежных и кремовых нарядах.

Мое сердце гулко стучало в груди:

— Чувствую, что я об этом пожалею, — пробормотала вслух, глядя, как за окном падают пушистые хлопья снега, укрывающие собой улицу Остоженку.

Я жила над салоном, на втором этаже, в светлой, двухкомнатной квартире с высокими потолками и тремя котами. О том, что я Фея — я знала всегда, как и о чудовищных событиях, приведших мою семью в техно-мир в поисках лучшей жизни.

Я никогда не забуду тех ужасов, которые будучи столетней феей, мне в своих видениях показала прабабушка, прежде чем рассказать о королевстве Лилехейм.

Ее мужа убили, когда он встал на защиту беременной жены, и тем самым дал ей бесценное время, чтобы открыть портал и сбежать.

Когда-то давно, феи прекрасно жили среди людей, всегда помогали им, особенно королевской семье. Многие лекари, повитухи, няньки и учителя были из моего племени. Но аристократии не нравилось, что старый король больше прислушивался к мнению советницы-феи, чем к свите. Их зависть вылилась в охоту.

Они рассказали королю о том, что если искупаться в крови феи, выпить ее — это продлит не только жизнь, но и улучшит здоровье, наградит красотой и магическими способностями. Людские сердца слабы перед искушениями — и в Лилехейме начался кровавый поход. Фей ловили, вырезали и опустошали. Кому-то из них удалось бежать, а кому-то не повезло, потому что их предали.

Люди получили молодость, красоту, здоровье и долгожительство, но никто из них не обрел магической силы феи. Позже они осознали свою ошибку. Со временем в королевстве приняли закон о неприкосновенности фей, но было слишком поздно — мой народ покинул магический мир. Прошлое позабылось. Люди стали считать нас сказочными существами, о которых написано в детских сказках. Мне очень страшно возвращаться в Лилехейм: неизвестно, что со мной там могут сделать.

— Нет, в эту ловушку вы меня не заманите… — процедила я, смотрясь в зеркало.

Нежная молочная кожа, яркие зелено-голубые, как морское дно, миндалевидные глаза. В носу поблескивало серебряное колечко пирсинга. Немного пухлые губы на продолговатом лице. По плечам рассыпались белокурые волосы.

«Если бы я им отказала? Оставили бы они меня в покое?», — я надолго задумалась над крутящимися в голове вопросами, ощутив поднимающийся в душе гнев. Мои глаза заволокло мраком. Из зеркала на меня смотрела Темная Фея, в которой бушевала ярость, и горе тому, кто заставит меня выплеснуть эту злобу наружу.

Глава 2

Титания проснулась чуть позже десяти часов.

На календаре была суббота — ее законный выходной. Посылки с готовыми нарядами она отправила две недели назад, и сегодня телефон заливался тонкой мелодией пришедших сообщений. Она знала, что в них было написано: «Спасибо. Вы — волшебница! Так быстро, я даже не ожидала!» — и другие схожие благодарности от счастливых клиентов.

С отправкой посылок в разные города и страны Титания затягивать не любила. Была бы ее воля: вместе с салоном она создала бы и магическое почтовое отделение, чтобы облегчить себе и покупательницам жизнь.

— Кошатины! — Титания окликнула питомцев, и в воздух поднялся пакет с кормом. На его шуршание из разных углов квартиры выскочили сэр Томас, Ричард и Пак. Коты крутились на месте, а над ними летал пакет, дразня их и забавляя Титанию, сидящую на стуле и попивающую кофе. В раковине журчала вода, и заколдованная губка мыла посуду, со звяканьем тарелки ложилась на сушилку.

Пак замер и, недовольно дернув хвостом, обиженно мяукнул.

— Ну ладно, хватит с вас издевательств! — великодушно проговорила фея. — Но вы же знаете, как вам полезны физические нагрузки.

В именную миску каждого питомца высыпалось отмеренное количество корма, Титания тщательно за этим следила, прежде чем щелкнуть пальцами. Пакет вернулся обратно в кладовку, а дверь закрылась. Там коты не могли добраться до своего лакомства.

Пока они усердно хрустели шариками и сердечками, Титания отставила чашку в сторону и поманила к себе альбом с карандашом и ластиком. Предметы легли перед ней на стол и, отбросив рассыпавшиеся по плечам волосы назад, фея принялась рисовать первые наряды для невест.

— И без портретов можно сделать наброски, а там подобрать каждой что-то готовое. Осталось придумать, как же перенести на их тела магические кружева. Хм… это старинное заклинание. Таким я никогда не пользовалась… — она задумчиво покусала кончик карандаша и решила позвонить маме.

Вдруг, Титании вспомнилось, как в пору окончания университета, Роза Спицына познакомилась во флористической лавке (своей собственной) с интеллигентным мужчиной. Им оказался англичанин Ричард Браун, приехавший в Москву читать лекции по ботанике. Как удачно! Родство интересов дало возможность раскрыться их взаимным чувствам. Роза оставила дочь, и с новообретенным супругом уехала в изумрудную Ирландию, где у Ричарда был свой дом. Он покинул шумный Лондон и перебрался на работу в Дублинский университет.

Именно в честь приемного отца Титания и назвала одного из питомцев.

Вначале, к новому члену их маленькой семьи она отнеслась насторожено. Ей не хотелось, чтобы материнское сердце страдало вновь, ведь отец оставил их, когда Титании было пять лет — и уже тогда, своим детским умишком, она понимала, как сильно мать переживает одиночество и как ей грустно. Фея без любви чахнет, угасает. Не говоря о том, что в мире без магии их жизнь значительно короче. Но, к счастью обеих Спицыных, Ричард Браун оказался прекрасным человеком и заботливым мужчиной.

Титания видела, какими глазами этот несколько худощавый профессор, в потертом на локтях пиджаке, но всегда чистой рубашке, смотрит на ее мать, и как сама Роза млеет от этого взгляда. Свадьбу сыграли скромную. На Розе было первое, сшитое Титанией, подвенечное платье.

Тогда для нее это было лишь хобби, она и не планировала получать от него заработок. Слава, ее жених, над ней только посмеивался. Считая, что куда больше, с высшим образованием дизайнера, она может заработать не вышивкой, а если пойдет работать в журнал мод. Но попасть в журнал у Титании не получилось. На отсутствие опыта девушка получила четкий отказ.

И Славе пришлось смириться с ее работой в ателье, где она с горем пополам уживалась с вечно ворчливыми и склочными дамами от тридцати до шестидесяти пяти лет. Только и знавшие, как перемывать окружающим косточки. Все клиенты для них были «Зажравшимися москвичами» или «Насосавшими фифами».

Швеи сидели в тускло освещенном помещении, пропахшем нафталином и дешевым вином, которое попивала их подслеповатая начальница — Евдокия Викторовна. Дама постбальзаковского возраста, с короткими, вьющимися, словно змейки волосами и красными острыми ногтями, не единожды впивавшимися в хрупкое плечо Титании. Женщина сетовала на то, что вынуждена прозябать в этих облезлых стенах, чтобы оплатить учебу ее дочери, и чтобы та наконец-то вышла за какого-нибудь богатого мальчика замуж.

Постепенно, благодаря проявившимся талантам, у Титании прибавилось работы. Помимо обычных заказов от клиентов, на нее взваливались задания и от начальницы. Видите ли, ее Людочка хочет вот такой пиджачок, а зачем его покупать и тратить сорок тысяч, если Титания сможет пошить такой же за меньшую сумму в квартире у Евдокии. А Любочка будет ее моделью. Отказать Титания не могла: во-первых, для нее это был прекрасный опыт пошить что-то новое, а значит, и набить руку. А во-вторых — создать наряд собственного дизайна из оставшегося материала.

Так за работой, Титания и не заметила, в какой момент упустила жениха и он оказался в постели с другой.

Она вернулась домой пораньше, чтобы встретиться с хозяйкой квартиры. В тот месяц они не успели внести плату, потому что Титании задержали аванс. Но вместо этого услышала резвящихся в спальне любовников.

Девушка тихонько собрала свои вещи, предварительно запечатав магией дверь «переговорной», подхватила котенка Пака и засунула в корзинку-переноску. Только после этого, оставив все в коридоре, она вошла в спальню.

Парочка как раз была в позе «наездница» и, при виде Титании, любовница вскрикнула, Славик застонал — ни то от разочарования, что Титания их застукала, ни то от того, что он не смог завершить свое мужское действие.

— Вы не ждали — а я приперлась! — воздев руки к потолку, воскликнула Титания, широко улыбаясь. В порыве едва скрываемых гневных эмоций, она запустила в горе-любовников слишком сильной оглушающей магией, и они так и замерли в позе, в которой находились. Девушка уткнулась в грудь храпящего Славика и стала пускать на нее слюни.

— Полежите так, — Титания стряхнула с ладоней золотистые крупицы и, вытащив из шкафа чемодан, побросала туда всю свою одежду вместе с вешалками. С собой она забрала подаренное мамой им со Славиком на новоселье расшитое розами покрывало и дорогие наручные часы. Это был подарок отчима будущему зятю.

— Нет уж, Ричард, лучше я их подарю бомжу, чем они останутся у этого долбаного Казановы! — она бросила испепеляющий взгляд, потемневших глаз на Славика. — Чтоб у тебя ноги затекли! Сундук оранжевый! — витиевато выругавшись, она навалилась на чемодан и, придавив крышку коленом, застегнула молнию.

Вызвав такси и подождав в квартире двадцать минут, Титания напоследок заткнула раковину и ванную незримыми пробками, выкрутив краны на полную. В кухне она тоже постаралась напакостить — выдернула вилку холодильника из розетки, а заодно проткнула волшебной иголкой все яйца в отсеке. Венцом ее женской мести стала висевшая над дверным косяком подкова — ее-то Титания избавила от двух гвоздиков и те упали на линолеум.

— Кто неверный, того по макушке и треснешь! — подкова засветилась, согревая ее руки теплом и потухла. Титания довольно хмыкнула и подвесила ее обратно магией.

— Скажи спасибо, любимый, что отделался только этим, а я еще хотела тебе признаться в том, что я фея! Хм! — подхватив все вещи и мяукающего Пака, она покинула место измены и женского преступления, предварительно оставив ключи в прихожей.

Доехала до квартиры своей начальницы и сообщила, что поживет у нее несколько дней, потому что ее жених — проклятый козел, ей изменил. Евдокия была не против.

В это время Славик едва вылез из-под любовницы.

Ноги у бедняги затекли так, что ни сделав и шага, он завалился на пол, ударившись челюстью о подлокотник кресла и выбив передний зуб.

От крика очнулась и любовница, у нее весь подбородок был в слюнях. На выходе из квартиры, им на головы с треском обрушилась подкова.

Остаток вечера они провели в медпункте, и вернувшись, застали разъяренную хозяйку, требующую заплатить не только за проживание, но и за капитальный ремонт затопленных своей и соседских квартир.

О том, как складывалась дальнейшая судьба жениха, Титания не узнавала. Ей было гадко и больно от предательства человека, с которым она хотела создать семью.

Сидя в крохотной кухоньке, с осыпающейся краской с желтых больничных стен, Титания в который раз опускала чайный пакетик в чашку с кипятком и думала, что сейчас у нее такой же унылый и мокрый вид, как у этого «Липтона».

Утерев слезы и, как следует, высморкавшись, слушая очередную болтовню по телевизору «Давай поженимся», Титания набрала номер мамы. Международные звонки обходились ей очень дорого, поэтому с Розой они созванивались нечасто.

«Роза… когда мне исполнилось шестнадцать, мама попросила называть ее только так. Потому что „мама“ старило ее и делало безнадежной теткой без будущего. И все что ей остается — это зачитываться любовными романами до глубокой ночи, пока я вышиваю крестиком».

Звуки гудков усыпляли, и Титания готова была выключить мобильный, пока не услышала мелодичный и такой родной в эту минуту голос. Слезы сами навернулись ей на глаза, губы скривились, она вновь была готова расплакаться.

— Ма-а-а-м… Славик мне изменил, — пожаловалась она, утирая очередную порцию соплей.

То, что последовало дальше, Титания никак не ожидала услышать от своей интеллигентной матушки.

Женщина мило обратилась к Ричарду по-английски, и, уйдя в другую комнату, выдала настоящую лекцию, разбавленную крепким русским матом. От услышанного, Титании резко расхотелось плакать и жаловаться на превратности судьбы, и неумение мужчин быть верными. Ее разбирал смех: и зашедшая в кухню за пачкой чипсов Любочка, взглянула на гостью округлившимися глазами, после чего покрутила пальцем у виска и ушла.

— Так что радуйся, что всевышний избавил тебя от этого хиркуса [1]! Настоящий поркус [2]! — вместе с английским, Роза активно изучала латынь, помогая Ричарду в его работе.

— Надеюсь, ты хотя бы не додумалась оставить ему деньги за проживание?

— Конечно нет, — все еще улыбаясь, ответила Титания.

— Хорошо, у нас с Ричардом есть накопления — хотели полететь в Швейцарию, но лучше я отдам все тебе. Купи недорогую квартирку, для первого взноса тебе хватит, и смени уже работу! Мне не нравится, что моя дочь фея, прозябает в каком-то замшелом ателье! Что бы сказала твоя бабушка?!

Новость о том, что Роза и ее мать с дочерью — феи, Ричард воспринял с энтузиазмом. Даже если бы Роза отвергла его, мужчина ни за что не сдался бы. Профессорская натура в нем преобладала больше, чем людские суеверия. Розу он боготворил и даже позволял себе при друзьях, называть феей.

— Мама, бабушка ничего бы не сказала, она бы просто сделала из его верпа [3] ростбиф и подала к столу своему французскому бульдогу, — вторила она матери на латыни. — Кстати, как она там?

— О, твоя бабушка не умрет, пока не увидит весь мир. Конечно, в ее возрасте уже тяжело летать, еще эти проклятые самолеты, но ее крылья в полном порядке. На прошлой неделе, Ричард нашел ей отличный парапланерский шлем, но она отказалась, мол, слишком громоздкий, поэтому осталась в своей шапке-авиаторе. Сейчас она, кажется… на Фарерских островах, а может уже и в Исландии, — рассказывала Роза. — Ей безумно нравится отдыхать в палаточных лагерях.

Титания все больше отвлекалась от своего разбитого сердца.

— Мам, я люблю тебя и очень скучаю, — напоследок проговорила она.

Роза замолчала. Титания слышала, как она сама всплакнула, но строго сказала:

— Я тебя еще сильнее, и не позволяй всяким козлам разбивать твое фейское сердечко. Оно у нас очень хрупкое, а теперь — я пойду дальше изучать строение Арктиум лаппа, — и отключилась.

— Кажется, это лопух большой или репейник… — Титания призадумалась и подняла с пола корзинку со спящим Паком. — Как я тебе завидую, можешь засыпать в любом месте и обстановке, — котенок шевельнул ухом, но даже не подумал проснуться.

В банке с оформлением ипотеки на квартиру пришлось изрядно построить глазки менеджеру, включив все свое фейское обаяние на полную катушку.

Выжатая, как лимон Титания стала обладательницей небольшой квартиры-студии.

Теперь, добираться до ателье на Арбатской ей было не час, а два. Сначала электричка и только потом метро. Правда, в таком темпе, Титания выдержала недолго. Она начала дополнительно шить на дому по заказам от накопившихся клиентов.

С трудом фея пережила первые полгода, прежде чем ее собственное дело стало приносить ощутимый доход.

Профиль в Инстаграм с нарядами стал пользоваться популярностью, количество подписчиков росло, а заказов становилось больше, пока Титания не поняла, что пришло время уволиться из ателье и сосредоточиться на чем-то одном.

Так она и жила, получая деньги от пошива не хуже, чем дизайнерской одежды, а даже лучше за счет доступной цены, но по-прежнему качественного материала, а не китайского ширпотреба, растягивающегося после первой же стирки и пригодного для мытья полов.

Ипотеку, благодаря заказам и помощи мамы она выплатила довольно быстро — и уже стала задумываться о собственном салоне. Хотелось заострить внимание на создании чего-то действительно необычного, волшебного, приносящего не только радость, но и постоянный доход.

— Выйти замуж за гробовщика и шить похоронные наряды я не хочу, поэтому остается свадебная индустрия.

Вот где Титания развернулась. Нарисованные еще в университете эскизы платьев — обрели вторую жизнь. Их образы перенеслись с бумаги на мягкие вешалки в виде воздушных нарядов с вышивкой, стразами, россыпью камней, жемчугов и кружев. Платья для настоящих принцесс и королев, сотворенные госпожой феей.

Открывать салон в Подмосковье, Титания не хотела — иначе быстро бы прогорела. Поэтому потребовалось новое помещение, и наступил период с новыми кредитами, принесшими ошеломительные победы, успех и популярность.

Ко всей этой кутерьме, прибавилось еще двое кошачьих соседей: сэр Томас и Ричард. Одного Титания по чистой случайности подобрала в холодную зиму, удивляясь, как это породистого котенка сюда занесло. На объявление о пропаже никто не откликнулся, и она решила, что если хозяин придет, то она его отдаст, а если нет, то значит, судьба неспроста подкинула ей это ушастое чудо. Так оно и вышло — хвостатый остался у нее. С Ричардом все было иначе — Титании его принесла клиентка. Она вышла замуж, и одним из подарков оказался котенок. Но бедняжка страдала от аллергии, а никому из друзей питомец не был нужен. Титания забрала и его, назвав Ричардом, и став хозяйкой трех породистых кошачьих морд, сейчас доедавших свой корм и вылизывающих чесаные бока.

— Интересно… когда снова ждать этих иномирных господ? — она закусила нижнюю губу. За окном в свете фонарей продолжал валить пушистый снег. За минуту, он укрыл тихую в поздний час улочку толстым, белоснежным покрывалом.

***

Королевство Лилехейм.

Прохаживаясь по коридору дворца, Мертен прокручивал в голове все детали их с Ирианом визита к госпоже фее.

Эмоции после встречи поулеглись, и он вновь чувствовал леденящее душу спокойствие.

«Не думал, что когда-нибудь смогу ощутить нечто подобное. Стоило мне прикоснуться к фее, и мир обрел оттенки, запахи, вкус. Я видел перед собой ее яркие глаза. Я вспомнил детство: прогулку по галечному пляжу, шум накатывающих волн, прохладные брызги на своем лице. Я никогда не различал цвета, но уверен, что море того же оттенка, что и глаза феи. У нее очень нежная кожа. Ни с одной девушкой я не ощущал ничего подобного. Интересно, если бы я приложил ее ладонь к своей щеке, что бы почувствовал?

В салоне пахло чем-то легким, ненавязчивым, но я не знал, что это за запах.

Обивка дивана оказалась мягкой и гладкой, на ощупь приятной, с едва заметными волосками кошачьей шерсти.

Я бы отдал всю свою магию и богатства, лишь бы хоть раз по-настоящему ощутить морской бриз на своем лице, вкус вина, текущего по горлу. О какой феерии чувств говорил Ириан после встреч со своими любовницами? Каково это, когда сердце быстро стучит от одного лишь поцелуя?

С детства мой взгляд застилает серая пелена. Все вокруг скучно и однообразно. Картины миров для меня неинтересны. Должно быть, поэтому Ириан попросил брата, чтобы я стал распорядителем конкурса невест. Возможно, это смогло бы меня развлечь.

Он предложил фее отправиться в наш мир — она отказалась. Впервые, находясь от кого-то всего лишь в нескольких шагах, я ощутил не просто тоску, а одиночество без определенного человека. Взять бы ее еще раз за руку, погладить и вдохнуть аромат.

Фея четко дала нам понять, что не желает нас больше видеть, и мы ушли. Покинули свадебный салон. Я дал себе слово вернуться в него еще раз, чтобы убедиться в том, что освобождение от проклятья возможно, или же… наоборот обрести полную уверенность в своей обреченности. Отличным поводом для встречи послужит задание от короля. Я стану именно тем, кто принесет ей все необходимое для нарядов.

Проклятие, лежащее на нашей семье, свело в могилу моего прадеда, деда и отца.

Неужели меня ждет такой же конец?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 151
печатная A5
от 465