электронная
198
16+
Кроме тебя

Бесплатный фрагмент - Кроме тебя

…или никто, кроме тебя?..


5
Объем:
208 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0050-0082-8

Пролог

Яркий солнечный весенний день. На одной из лавочек в парке сидят двое — светловолосый парень и в контраст ему темноволосая девушка. Ее голова покоится на его плече. Его рука медленно поглаживает ее волосы. На их лицах играет одинаково счастливая умиротворенная улыбка. Даже незнакомые прохожие, мимоходом взглянув на них, улыбаются и мысленно отмечают какая это все же красивая пара.

— О чем ты сейчас думаешь? — спрашивает девушка, не меняя своего положения.

— Мм? — услышав голос любимой, отвлекается от своих мыслей парень.

— Говорю, о чем задумался? — повторяет свой вопрос она.

— Было бы правильнее спросить о ком, — поправляет ее молодой человек.

— И о ком же? — ревниво уточняет она.

— О тебе.

— И что ты обо мне думаешь? — интересуется девушка, подняв на него глаза, затягивающие как волны морской пучины.

— Думаю о том, что же такого я натворил, что жизнь подарила мне тебя, — щелкает ее по носу парень.

— Дурак, — хмурится она и отодвигается чуть от него.

— Не дуйся, — смеется он. — Я пошутил. Действительно дурак. А ты о чем думала?

— Об одном дураке, — все также хмурится девушка.

— О том, как безумно его любишь?

— О том, какой он дурак, — парень забавно округляет глаза, а девушка начинает смеяться.

— Ах, вот ты как! А я-то думал, что ты меня тоже любишь. Надо это срочно исправлять!

И парень начинает ее щекотать.

— Пре… кра… ти, — между перерывами смеха кое-как просит она.

— Только после трех заветных слов, — продолжает щекотать ее дальше он.

— Пожалуйста, перестань, дурачок? — с трудом произносит она.

— Неа.

— Ладно, ладно! Перестань, я скажу.

— Жду, — на миг останавливается от своего занятия он.

— Только после того как ты меня поцелуешь, — выдает девушка.

— Как с тобой сложно, — нарочито тяжело выдыхает он. — Так уж и быть, принимаю твой вызов! — и парень целует ее в щечку. — Теперь можешь сказать.

— Люблю тебя, — говорит девушка и тянется за поцелуем в губы.

— И я тебя, — выдыхает в губы парень и нежно целует.

Глава 1

— Кир, ты там приросла к подоконнику что ли? Пошли уже, а то на экзамен опоздаем! — возмущается Саша, моя самая близкая подруга. Мы с ней неразлучны с первого курса. Все проблемы и секреты у нас с ней одни на двоих.

— Иду, иду, — нехотя спрыгиваю на пол. — Вот скажи мне, этому «бульдогу» больше заняться нечем четвертого января, что он нам экзамен назначил? Это вообще законно?

— Это же «бульдог», у него семьи нет, вот он и развлекается с нами на экзамене.

«Бульдог», как его называют студенты за множество «достоинств», а также за внешнюю схожесть на эту собачку, или известный среди преподавателей Иннокентий Петрович, является одним из самых «выдающихся» преподов. Мало того, что он драконил нас целый семестр (к счастью, один единственный — а не как у некоторых еще более неудачливых — два), так еще и назначил экзамен четвертого января (спасибо, что не первого), да еще и в девять утра! Сумасшедший, не иначе!

— Вот бы он втюхался в нашу Зинаиду Витальевну, вот бы парочка сложилась — и им хорошо, и от нас бы отстал, — мечтательно протянула выдумщица Сашка.

— Ага, она бы его съела не пережевывая!

— Или он ее. Но лучше так, чем как сейчас, — вздыхает дальше подруга. — Слушай, а может, сведем их, а? — загораются азартом ее глаза.

— Ты как скажешь, — усмехаюсь, продолжая идти в сторону кабинета. А так не хочется… — Во-первых, как ты себе это представляешь. Во-вторых, какой нам теперь смысл даже думать об этом, если мы сейчас сдадим ему экзамен и больше, надеюсь, не увидимся.

— Мечтай. Забыла, что он на дипломе будет сидеть?

— Бли-ин!

— То-то же.

— Ладно, хватит о плохом, до этого еще дожить надо. Ты лучше скажи, как мы ему сейчас экзамен сдадим?

— Никак! — втискивается между нами Петя, положив свои ручонки на наши плечи, чтобы сообщить такую «классную» новость. Мда, умеет он, однако, «подбодрить». Вот кто всегда появляется в «нужное» время и в «нужном» месте.

— Ты точно никак не сдашь, — глаголит истину Саша. — Несколько раз появился на его паре и забил, хотя твои редкие появления вносили хоть какое-то веселье в этот тихий ужас.

Да, это было незабываемо. Когда Петя появился в первый раз, а если быть более точным — влетел в кабинет — то чуть не сбил при этом «бульдога», который в то же самое время неспешно входил в кабинет. Эти возмущения, которые слышал, наверное, весь универ, надолго останутся в памяти. Мы потом чуть ли не поклонялись Петьке, так как это были одни из самых приятных воспоминаний о «бульдоге», которые грели душу всей нашей группе.

— Да что веселого-то? Три раза был на парах и каждый раз такие крики, что потом хотелось сходить к лору и удостовериться в сохранении функций своих несчастных ушек! — возмущается одногруппник, поглаживая при этом пострадавшие тогда органы слуха. — Да на меня столько за всю жизнь не орали, сколько этот недоиннокент! У меня складывается ощущение, что у него какая-то неприязнь ко мне, причем на генетическом уровне.

— О, да! Это было очень эпично, — вспоминаю еще один случай, как Петя с независимым видом и достаточно громко разговаривал по телефону на паре «бульдога». Просто по времени пара закончилась, но он нас как всегда задерживал до тех пор, пока не допишем «несколько» предложений. В аудитории стояло безмолвие, нарушаемое лишь мерзким голосом «узурпатора». И только у Петьки могло хватить (или наоборот — не хватить) мозгов разрушить столь незыблемую тишину. У препода от возмущения лицо красными пятнами пошло. Потом естественно начались крики-оры, на что Петя, сказав абоненту «Повиси на трубке, я сейчас», спокойно ответил преподу, что он может разговаривать с кем захочет, так как пара уже закончилась. «И вообще, — добавил он, — вы нас задерживаете». А после началась настоящая эпопея, где они орали друг на друга, в то время как сообразительные ребята снимали это на телефон. Кстати, это видео стало самым популярным на тот момент в универе. В комментариях Петю называли «героем, в одиночку борющимся с величайшим злом». Некоторые даже предлагали скинуть ему деньги на новое такое представление. Вот так Петя стал звездой универа.

— Не боишься попасть на длительную череду пересдач? — задала интересующий не только ее вопрос Саша.

— Неа. Материал я знаю, а попробует завалить — натравлю на него дядю.

Вот так переговариваясь, мы и дошли до адского кабинета под номер 196. Было непривычно ходить по пустым коридорам. Ведь больше никому в здравом уме не придет в голову мысль притащиться в вуз на праздники. Зато наша группа пришла в полном составе.

Мы, как впрочем и остальные одногруппники, даже заядлые двоечники, сосредоточились на чтении лекций, хоть и оставалось всего лишь несколько минут. Но как говорится, перед смертью не надышишься. Вот не торопясь заходит «бульдог», говорит пару «ласковых напутственных» слов, среди которых особенно выделяет «пересдача ждет больших из вас», «ваши куриные мозги наверняка ничего не знают», «желающие уйти до начала экзамена прямо сейчас получат бал на пересдаче. Шучу», мерзкий смех и все в таком духе. Ну да, без унижения же никак.

И вот наконец-то начался последний круг ада. В аудитории тишина. Препод сканирует всех своим взглядом на предмет шпаргалок. У меня, к счастью, достался божеский билет, так как эти вопросы мне более чем знакомы. Но с «бульдогом» даже это не дает уверенности. Сдать-то еще сдам, а вот на какую оценку — это уже загадка. Надеюсь, он не сильно подпортит мою зачетку…

Только приступаю к описанию второго вопроса, как внезапно открывается дверь. Естественно, вся группа устремляет свой взгляд на смертника, который посмел нарушить «идиллию». Уверена, что в этот момент у нас всех пролетело две мысли: «Кто кроме нашей несчастной группы имеет „счастье“ находиться в вузе» и «Ты, конечно, очень смелый чувак, но быстро делай ноги, пока еще жив».

Нашему взору предстал симпатичный молодой парень, который, ничуть не стесняясь, подошел к преподу.

В этот момент почти вся наша группа наверняка выглядела по-идиотски — мы переводили взгляд с красивого «смертника» на «бульдога» и обратно. Я, разглядывая внимательно лицо препода, ждала крики возмущения, ярости, чего угодно, но никак не улыбки. УЛЫБКИ. ОТ. «БУЛЬДОГА». ЧТО. ПРОИСХОДИТ. МИР. ПЕРЕВЕРНУЛСЯ.

Да, препод бывало скалился, но не улыбался. Никогда. Пока я находилась в шоке, да и не я одна, некоторые, более сообразительные ребята, начали списывать, некоторые же девчонки, точнее, практически все, стали пялиться на парня. А смотреть было на что — темные волосы, чуть удлиненные, спадающие на лоб челкой, пронзительные голубые глаза, смотрящие, как будто бы внутрь тебя, высокий, облаченный в черное пальто, которое делало его образ каким-то таинственным и завораживающим. Это описание позже я услышала от своих одногруппниц, потому что я, в силу некоторых обстоятельств, смотрела как бы вскользь, отметив лишь то, что это какой-то незнакомый парень.

Но, к сожалению, недолго наш новый незнакомец-герой отвлекал злюку-препода. Не знаю, какую информацию передал он шепотом, но «бульдог» после его ухода стал добрее. Потому что как иначе можно объяснить тот факт, что он нас почти не заваливал дополнительными вопросами? Чуть позже когда все сдали, выяснилось, что мы побили рекорд по минимальному числу неудов среди всех групп, когда-то сдававших «бульдогу» (велась даже специальная группа в одной из соцсетей, где жертвы тирании выливали свои эмоции и делились впечатлениями и информацией по сдаче экзамена)!

Я сдала на четверку, чему была безумно рада. Петя, получивший «удовлетворительно», сильно возмущался, но с учетом его посещаемости и «любви» к нему препода, он должен прыгать до потолка.

— Ребята, мы это сделали! Здорово-то как! — радуется Сашка. Еще бы, она единственная получила «отлично».

— Здорово как же, — не разделял ее оптимизма Петя, вышагивающий рядом с нами. Он то и дело пытался что-нибудь пнуть, чтобы выместить свой гнев, но в коридоре было пусто, отчего он злился еще больше.

— Петь, ну что ты вечно всю малину портишь?

— Маразматик хренов, — бурчит дальше Петя. — Я же ему все ответил! А этот хрыч…

А дальше пошло описание того, кто такой на самом деле «бульдог», где он появился, где ему жить надо и куда он попадет после смерти. И все это в нецензурных выражениях…

— Петь, а Петь…

— Чего тебе, Кир, а Кир? — передразнивая мой тон, перебил Петя.

— Будешь дальше бурчать на весь свет — обложу всю твою комнату апельсинами, да так, что никогда в жизни все не найдешь. Хотя нет — лучше забрызгаю ее освежителем воздуха с запахом цитруса или…

— Все, все! Понял! Я само счастье, видишь? — и Петя пальцем указывает на свою самую большую и «искреннюю» улыбку. Еще бы — кое-кто же терпеть не может цитрусы. В детстве как-то объелся, потом ему поплохело и вот до сих пор от их вида, а тем более запаха, мутит. А мы, его «добрые» закадычные друзья, не упускаем в лишний раз случая шантажировать его этим фактом. Он лишь изредка бормочет сам себе что-то в духе: «И какого черта я им это рассказал».

Весело переговариваясь, мы очень быстро покинули универ. А на улице начал медленно кружить снег. Прямо как тогда, заставляя погрузиться в воспоминания двухлетней давности. А ведь я уже надеялась, что оставила это в прошлом…

— Кто куда? — спросила Саша.

— А у тебя есть планы? — поигрывая двусмысленно бровями, поинтересовался Петя, чье настроение резко поднялось.

— Конечно! Надо же отметить сие праздничное событие! — пафосно заявила она. — Надо только Антона из дома вытащить. А то сдал первым и сразу свалил, — фыркает она. — Кир, что думаешь?

— Давай не сегодня, как-то не до праздника, — отвечаю я, все также думая о своем.

— Сегодня тот самый день, да? — участливо смотрит на меня Сашка.

— Какой день? — переводит с меня на Сашку взгляд Петя, который не в курсе тех событий. Просто он перевелся к нам лишь на втором курсе с экономического. На вопрос, зачем и для чего это сделал, он, горестно вздыхая, ответил: «Да там вся группа девчачья. Я думал, что свихнусь такими темпами. Еще бы полгода, и возненавидел бы всех особей женского пола».

— Да так, — отмахивается от Пети она. — Ты сейчас домой?

— Ага.

— Может, с тобой? — вглядывается в мое лицо Саша.

— Да нет. Вы с Петькой идите, все равно нам в разные стороны, а я прогуляюсь до дома, — пытаюсь улыбнуться ребятам.

— Ну, смотри. Но если что, звони в любое время дня и ночи!

— Хорошо, Саш.

И мы прощаемся. Не успеваю сделать и пары шагов, как слышу ее голос.

— И не вспоминай о нем подруга, о’кей? — кричит она.

— Постараюсь, — оборачиваюсь и неуверенно улыбаюсь.

***

Четвертое января. Пасмурно и морозно. Лежит небольшой слой снега. Одинокая девушка неспешно прогуливается по пустой улице. Изредка она посматривает на небо, как будто пытается там что-то найти. Сегодня ровно два года, как его нет рядом. Нет человека, помогавшего согреть вечно холодные пальцы и душу…

***

Ноги сами ведут меня к той самой лавочке, которую мы когда-то облюбовали. Ее уже несколько раз красили, но наши инициалы, вырезанные на ней, до сих пор еще можно разглядеть…


2 года назад

— Что ты делаешь? — спрашивает девушка, увидев как парень, сидящий рядом на лавочке, сел к ней спиной и при этом закрывает часть лавочки руками.

— Оставляю свой след на нашей лавочке.

— Это как? И с каких пор это наша лавочка? — смеется она и пытается рассмотреть, но тщетно.

— Теперь будет наша, — тепло улыбается он, обернувшись на миг. — Сейчас, подожди немного.

Через несколько минут появляется вырезанное ножом «К+К= »

— Ну как? — обращается он к ней, показывая вырезанную надпись.

Вместо ответа она наклоняется к нему и целует, выражая таким образом все эмоции и чувства…


Эта запись как злая насмешка-напоминание до сих пор красуется на лавочке. Я и не замечаю, как катится одинокая слеза по щеке.

— Девушка, вам помочь? — выплываю из раздумий и вижу перед собой парня, завернутого в шарф и натянувшего капюшон, который озабоченно вглядывается в мое лицо. Из-за такого камуфляжа даже лица не разобрать.

— Мне? — оглядываюсь по сторонам и понимаю, что больше здесь девушек нет. Да и людей, в принципе. — Нет, все хорошо, спасибо.

— Замерзнете, холодно же, — замечает он.

— Я сейчас уже ухожу.

— А куда? — задает странный вопрос незнакомец. Возможно, стоило испугаться, ведь поблизости никого нет, но он отчего-то внушает доверие.

— Домой, наверное, — доносится мой не слишком уверенный голос.

— Тогда пошли, — протягивает он мне руку.

— Куда? — недоумеваю я.

— Домой, — смеется он. — Давай, я тебя провожу. А то в статую превратишься. А мне потом будет совестно гадать, ушла ли та девушка или осталась мерзнуть на лавочке.

— Хорошо, — неуверенная улыбка озаряет и мое лицо, и я подаю свою руку.

— Ого, ты холодная, — удивляется парень и берет обе мои руки в свои и начинает их растирать. Раньше так делал только он. Поспешно вырываю свои руки и прячу их в карманы.

— У меня они всегда холодные, так что все в порядке.

— О’кей, пошли тогда? — не подает вида на мои действия парень. — Только указывай дорогу.

Больше мы не разговаривали, предпочитая молча шагать на некотором расстоянии друг от друга. Через несколько минут были уже у дома.

— Спасибо, что проводил, — искренне благодарю его. Ведь если бы не этот парень, то я, скорее всего, до сих пор сидела бы там до посинения, завязнув в воспоминаниях.

— Всегда пожалуйста! Только больше так не делай, — шутливо грозит он мне пальцем. — Мое сердце не выдержит, если я вдруг увижу ледяную статую в парке и узнаю в ней тебя.

— Хорошо. Спасибо еще раз, — благодарю, непроизвольно улыбнувшись.

И мы расходимся. И только тогда я понимаю, что даже не спросила его имени.

Глава 2

***

Вечер. Под свет фонарей идут двое, держась за руки.

— Кир, — зовет ее светловолосый парень.

— М? — поворачивает к нему голову девушка и натыкается на внимательный взгляд серо-голубых глаз.

— Почему такая грустная? — все также пристально рассматривает ее парень.

— Тебе кажется, — грустно улыбается она.

— Нет, мне не кажется, — он останавливается и разворачивает ее к себе. — Скажи, что тебя беспокоит, — тихо просит ее.

— Я боюсь, — несмело произносит она, опуская глаза.

— Чего?

— Потерять тебя, — еле слышно шепчет она.

— Глупышка, что ты себе придумываешь, — обнимает ее. — Как такое могло прийти в твою милую головку, — поглаживает по волосам.

— У меня плохое предчувствие…

— Перестань, — перебивает ее парень и чуть отстраняется, чтобы посмотреть в изумруды ее глаз. — Давай договоримся так: ты никогда не будешь грустить, особенно когда я рядом, иначе я тоже буду ходить кислый как соленый огурец. Ты этого хочешь? — и парень принимает такое выражение лица, как будто бы съел целую банку этих огурцов.

— Не хочу, — усмехается девушка.

— Вот видишь, — мимолетно касается ее губами. — И всегда говори мне о том, что тебя беспокоит, и мы вместе во всем разберемся, хорошо?

— А если тебя не будет рядом?

— Я всегда буду рядом.

— Но…

— И никаких но, — и парень прижимается к ней в требовательном поцелуе, разрушая все сомнения…

***

В своей комнате мне стало немного легче и спокойнее. И почему этот чертов снег обязательно должен был пойти именно сегодня?! Если бы не это… Хоть воспоминания и нахлынули с новой силой, но в этот раз они не приносили той невыносимой боли.

Размышления прерывает звонок.

— Алло.

— Ты там как подруга? — вкрадчиво спрашивает Сашка. Сто процентов жутко волнуется. Еще бы — она прошла со мной все те круги ада.

— Неплохо, — честно признаюсь. — Бывало и похуже.

— Знаю, — хмыкает она. — Но как бы там ни было, отмечать сегодняшнюю удачу ты обязана! Представляешь всего лишь три неуда! Три! — отвлекает от грустных раздумий Сашка. Хотя чувствую, что сегодня не так меня накрыло как обычно. Может моя «душевная болезнь» понемногу отступает?

— Ничего себе! Мне думается, что удачу нам принес тот парень.

— Вот и я о том же! Я бы его расцеловала, а потом…

— Задушила бы в объятиях, — смеюсь, представив лицо несчастного парня. — Бедный парень — пострадал бы просто так.

— Интересно, что он там на ушко «бульдогу» нашептал? Признание в любви? — выдает очередную бредовую идею фантазия Сашки.

— Ага. Ты еще скажи предложение руки и сердца.

— А что? Все может быть. Как там говорят иностранцы — надо быть толерантными.

— Снова тебя не в ту степь понесло, честное слово.

— Не будь букой честное слово, — передразнивает она. — Слушай, ты там точно в порядке? — совершенно другим голосом переспрашивает Сашка.

— Да, в порядке.

— Смотри мне. Если что, у меня еще остались контакты того экстрасенса.

— Саш, хватит ерундой страдать, — тяжело вздыхаю. Ну серьезно. Я понимаю, что она хочет мне помочь, но экстрасенсы? Иногда мне кажется, что Сашка свихнулась вместе со мной.

— Ерундой страдаешь ты, — справедливо замечает она.

— Кому расскажу, не поверят, что отличница Сашка верит в такую ересь.

— Кир, хватит. А то приду и задушу тебя.

— Знаю, ты можешь, — усмехаюсь.

— И правильно сделаю! Нормальные люди в твоей ситуации поступают совершенно другим образом…

— Саш, перестань, — не в первый раз обговариваем эту тему. — Тем более, не так часто я и вспоминаю о нем, только…

— Только весь январь, весь апрель, весь декабрь, иногда по выходным и когда делать нечего, — снова перебивает меня Сашка. — А, точно! Как я могла забыть! И когда вижу тем места, где мы с ним ходили, — издевательским тоном перечисляет она. — Короче, везде!

— Это не так, я же…

— Кстати, как тебе тот парень-красавчик? — переводит тему она.

— Какой? — тяжело вздыхаю. Для Сашки чуть ли не половина парней — красавчики, и в каждого третьего она влюблена.

— Кир, ты там головой не ударилась? Который заставил «бульдога» улыбнуться.

— А, этот. Парень как парень.

— Ты чего?! Он же обалденный, очуменный, не парень, а мечта, — как и большинство других парней, забыла она добавить. Эти слова я слышу так же часто, как и фразу «С новым годом» в этот праздник.

— Слушай, я тебя знаю не первый год. Колись, почему ты уже во второй раз упоминаешь его?

— Ура! Я думала до тебя никогда не дойдет. Прикинь, я его видела в нашем подъезде! — а это очень плохо, так как зная Сашку могу предположить, что так быстро этот парень от нее не отделается — она устроит допрос буквально всем соседям, но обязательно получит какую-нибудь информацию про него.

— И что с этого?

— Как что? Мы должны выяснить несколько вещей: во-первых, кем он приходится преподу, во-вторых, что он ему сказал, в-третьих, есть ли у него девушка, и вообще — заполучить все его досье!

Блин. Все-таки мои предположения оправдались. Стоп, она сказала МЫ?!

— В смысле мы? Саш, причем здесь я?

— Эх, — тяжко вздыхает она, как будто я несу бредовую чушь. — Вечно тебе все объяснять надо. Короче, я пока сама начну выяснять, что да как, а потом и ты подключишься.

— Ладно, — соглашаюсь, выбирая путь наименьшего сопротивления.

— Вот и отлично! Тогда я тебе напишу когда, где и чего. А, да, и не кисни там в четырех стенах — займись чем-нибудь.

— Если бы ты не сказала, именно этим и занялась.

— Знаю. Пока! — и вешает трубку.

Не проходит и полминуты, как от нее приходит смс: «Чтобы завтра как штык была в кафе „Мелисити“ в три. И никаких отговорок».

***

Вот Сашка! Столько раз писала и напоминала о нашей встрече (на которую придут и Антон с Петей, чтобы отпраздновать вчерашнюю сдачу), что я в итоге пришла раньше времени на полчаса! И теперь сижу за столиком одна и не знаю чем себя занять. Заказала кофе, чтобы хотя бы не просто так. Через полчаса, к счастью, подошла и вся остальная компания.

— Хай, Кира! — поприветствовал меня Петя и при этом забавно помахал рукой, присаживаясь рядом со мной.

— Привет!

— Кир, а ты давно пришла? — интересуется Сашка, которая села с Антоном напротив.

— Очень, уже как полчаса. И все благодаря тебе, — проворчала в ответ и зыркнула на нее своим самым злым взглядом.

— Зато не опоздала, — никак не смутилась она. — И мы наконец-то собрались! — радостно продолжила она.

— А зачем собрались-то? — равнодушно спросил Антон. Он вообще самый необычный в нашей четверке — по большей части молчаливый, некоторые даже считают его угрюмым, но очень эрудированный. Невысокий, с вечно торчащими волосами и в очках, в толстовке, джинсах и кедах.

— Господи! — возвела глаза к потолку Сашка. — Помоги мне не убить тупых мира сего, — она обернулась к Антону. — Ты чем слушал, когда я тебе объясняла причину нашего внеочередного сбора? Мы отмечаем сдачу экзамена у «бульдога», — чуть ли не по слогам втолковывает ему она.

— И что в этом такого, что мы это отмечаем? — спокойно задает очередной вопрос Антон.

— А-а-а, скажите мне, — обращается уже к нам Сашка, — как в нашу общину попал этот человек? — тычет в сторону Антона она.

— Саш, ну что ты снова на него взъелась? — тяжело вздыхаю, так как между этими двумя вечно недопонимание.

— Кир, не беси и ты меня! — чуть ли не взрывается она.

— Эй, мы ведь праздновать собрались, давайте уже что-нибудь закажем, — вмешался Петька.

— Давай, — согласилась Сашка.

Когда нам принесли наш заказ, мы уже вовсю обсуждали сдачу экзамена (Антон лишь иногда вставлял свои комментарии), и Саша плавно перешла к той самой интересующей ее теме.

— Кстати, вы в курсе, что тот парень, скорее всего, живет в одном доме со мной? — спросила Сашка, при этом ее глаза заблестели нездоровым блеском.

— Какой парень? — снова включился в разговор до этого молчавший Антон.

— Никакой, — отмахнулась от него Саша и переключилась снова на нас.

— И что? — задал вопрос Петя.

— А то, что мы с Кирой, — снова она меня приплела, — хотим добыть на него информацию.

— Зачем? — усмехается Петька, который уже догадался о причине.

— Затем, что надо выполнить три пункта: первый… — и она перечислила то же, что и мне по телефону, и я отвлеклась, услышав лишь конец фразы. — … тем более, если он живет в том же доме! — счастливо закончила она.

— И что ты с ним собираешься делать? — подался вперед Петя, при этом в его глазах читалось веселье, в то время как Антон чуть нахмурился.

— Выяснит номер квартиры и заберется туда ночью, чтобы раздобыть улики, — серьезно ответила за нее я, пытаясь не рассмеяться.

— Как ты догадалась? — удивленно посмотрела на меня Саша.

— Серьезно? — округлились у меня глаза.

— Шучу, — рассмеялась Сашка, и мы облегченно выдохнули. — Хотя, в твоих словах что-то есть, — задумалась она.

— Какие вы все-таки коварные, девушки. Как хорошо, что у меня есть Антон, — выдал Петя, при этом с благодарностью поглядывая на друга.

— Отвянь, — скривился тот в ответ.

Больше мы ОЖС (очередную жертву Саши) не обсуждали, а потому неплохо провели время. А все самое интересное ждало меня через несколько дней, когда началась учеба и одновременно охота на ОЖС. Причем не только со стороны Сашки…

Глава 3

***

Апрель. Вечерние огни красиво преображают город до неузнаваемости, отчего начинает казаться, что дух сказочности парит над ним. На поляне, с которой город раскрывается как на ладони, расположились пара тесно прижавшись друг к другу.

— Интересно, да, что наши имена созвучны, — задумчиво протянул парень.

— Думаю это судьба постаралась, чтобы мы нашли друг друга и никогда не забывали, — спустя несколько мгновений говорит девушка.

— Я бы нашел тебя, даже если бы тебя звали иначе, — также задумчиво выдает он.

— То есть, если бы меня звали, к примеру, Даздраперма, ты бы все равно был со мной? — недоверчиво спрашивает девушка, поглядывая на парня.

— Откуда ты взяла это имя? — смеется он. — Оно существует или ты только что придумала?

— Вот видишь, с таким именем я бы вряд ли тебе понравилась, — хмурится она.

— Глупышка, — еще больше прижимает к себе парень. — Мне нужна только ты.

— А мне не нужен никто, кроме тебя…

***

Каникулы закончились, а значит к счастью пора на учебу. Не скажу, что обожаю учиться, но этот период мне нравится хотя бы из-за того, что время ускоряет свой бег, разделяя прошлое и настоящее все большей пропастью.

Сегодняшний день радует чудесной солнечной погодой, а снег приятно хрустит под ногами. Я еще не догадывалась, что сулит мне первый день учебы, но настроение было на высоте. Только когда я вошла в университет поняла, что что-то не так. А именно — все бурно обсуждали какого-то новенького. Нередко к нам переводились, но такого шума не было никогда. Ну, разве что в преддверии праздников, организуемых вузом. Пока я дошла до аудитории, услышала слово «новенький» раз пятьдесят не меньше. И столько же раз звучало «красавчик». Зато парни оставались равнодушны, а некоторые демонстративно закатывали глаза.

Зашла в кабинет — а там та же история. Приблизилась к своим, чтобы разузнать о происходящем.

— Ребят, что здесь происходит?

— А разве что-то происходит? — невозмутимо спрашивает Антон. В принципе, от него я ничего другого и не ожидала. Он не интересуется тем, что говорят другие. Если только это не относится к науке или чему-то настолько же важному.

— У него никогда ничего не происходит, — раздраженно говорит Сашка. — Короче, тут тако-о-ое, — загадочно протягивает она, не торопясь рассказать суть.

— Ну, не томи.

— У нас всего лишь новенький, — устало объясняет Петя.

— Это я и так поняла. Но к чему такой ажиотаж?

— Потому что это он, — по-особенному выделяет слово «он» Саша, и ее лицо становится блаженным.

— Кто он? — из нее информацию хоть клешнями выбивай.

— Артем, — да, это имя внесло такую же ясность, как если бы она сказала Вова, Игорь или любое другое имя.

Хотела уточнить, кто же такой этот загадочный Артем, как зашел преподаватель, и началась пара. И уже в процессе написания лекции стало понятно кто этот новенький из непрекращающегося шептания со всех сторон — это ОЖС. Только если девочки с восхищением рассказывали друг другу, какой он «классный», «красивый» и что-то про глаза, которые «завораживают и заставляют замереть», то парни были более категоричны. Из их уст слышалось что-то вроде «бедный парень», «и что в нем такого», «девушки с ума сошли», «достали уже».

Я скорее придерживалась второй стороны — парня, которого в прошлую нашу встречу я толком не рассмотрела, стало искренне жаль. Мало ему Сашки, так теперь наверняка еще и другие девушки будут на него охотиться.

На перерыве она поделилась дополнительной, не совсем нужной мне, информацией.

— Ты в курсе, что этот Артем переехал к нам из другого города?

— Откуда ты это знаешь? — удивилась я. Неужели она действительно опрашивала соседей.

— Так я, в отличие от некоторых, — с явным намеком на меня, — проводила расследование, — гордо продолжила она.

— Бедный парень, — посочувствовал ему Петя.

— Почему бедный-то? — удивилась Сашка.

— Потому что его даже паранджа от вас не спасет, — усмехнулся он. — Вы бы еще создали группу поклонения в его честь.

— Так она уже есть, — невозмутимо ответила она, назвав одну популярную соцсеть. — А откуда ты про нее знаешь? Сам там сидишь? — хитро прищурилась Саша.

— Боже упаси! — перекрестился он. — Я скорее найду бедного Артемку и предложу ему руку помощи.

— Когда все это произошло? Что за группа? — шокировано перевожу взгляд с подруги на группку шушукающих девушек.

— Просто решила не говорить тебе всего, что узнала, чтобы потом выдать все досье. Я нашла его страничку, откуда узнала следующее: зовут его Артем Корильский, родился 24 мая в 199* году, 22 года…

— Как ты нашла его страничку? — до сих пор не могла отойти от шока я.

— Все просто — он добавился в нашу университетскую группу, а я это сразу засекла. Правда потом выяснилось, что не только я, — процедила сквозь зубы и продолжила. — Эти тупоголовые и создали зачем-то группу, где делятся информацией о нем. А сейчас наверняка ловят его в коридорах.

— Кого ловят? — очнулся Антон.

— Хамсу, — язвительно выдала Сашка.

— В конце января? — опешил он, приняв слова Саши за чистую монету.

— Какой январь? Уже март, — решил поиздеваться над другом Петя, на что Антон надулся и промолчал.

Остальные пары прошли также «весело» с постоянным напоминанием об Артеме, о котором я узнала больше, чем о своих соседях. Когда, наконец, учебный день закончился, и мы — я, Антон и Петя (Сашка, как староста, осталась заполнять какие-то бумаги), — шли на выход, я вспомнила, что забыла в аудитории папку, которую вложила в отсек стола и благополучно там же оставила. Сказав друзьям, чтобы меня не ждали (все равно нам не по пути), поспешила обратно, пока кабинет еще не закрыли.

К счастью, он еще был открыт. Захожу и направляюсь прямиком к своему столу. Беру забытую папку и только собираюсь выйти, как в кабинет кто-то врывается. А именно — Артем.

Как я это поняла?

После такого тщательного описания я бы узнала его с любого ракурса.

Он, не обратив на меня внимания, молниеносно прижимается к двери и закрывает ее на ключ. Облегченно выдыхает и только после этого оглядывает кабинет и видит меня.

Я же стою неподвижно и стараюсь понять, что происходит.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.