электронная
Бесплатно
печатная A5
260
6+
Креан и Лиола

Бесплатный фрагмент - Креан и Лиола

Объем:
64 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-0050-1306-4
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 260
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

Любите чисто и искренне.

Любовь творит чудеса.

1

В древнем королевстве, не знавшем горестей и печалей, правил немолодой король Адриан, и была у него большая семья: прекрасная королева Аглая, старший сын Креан, единственная дочь Велена и младший сын, который был ещё младенцем, Малко.

Старший сын Креан в свободное время охотился на куропаток во владениях королевства — в Буром Лесу. Он искусно владел луком и мечом. Часто его добычей становились лоси, олени, лани. Но охота на куропаток была излюбленным его занятием. К двадцати двум годам Креан уже должен был жениться, но его пылкий нрав был помехой для традиций королевской семьи. Он был свободолюбив, юн и непоколебим в своих решениях.

Король Адриан был в расцвете своего правления и уже понимал, что вскоре его сын должен сменить его на престоле, но ещё был недостаточно стар для того, чтобы уступить королевство потомку, который был не готов править.

Королева Аглая без памяти любила своих детей. Она заботилась о них и принимала решения в воспитании одна, не решаясь отвлекать короля от правления королевством. Она давно смирилась с тем, что старший сын Креан не хотел становиться королём и пытался отсрочить момент коронации, чего желал и его отец, король Адриан, который понимал, что королевство должно быть в руках серьёзного, ответственного человека. Он надеялся, что ещё несколько лет дадут его сыну время наверстать то, что тот не успел в связи с его строптивым характером.

У короля Адриана был советник, дальний родственник по линии его матери, холодный, немногословный колдун. Именно ему поручил король воспитание своего старшего сына. Королева Аглая была против этого решения, она недолюбливала колдуна и верила, что он принесёт беду королевству, но ничего не могла сделать, так как безропотно относилась к решениям короля.

Колдун не спешил с образованием королевича Креана, который к этому времени знал всё, но ничего, что касалось бы правления королевства. Благодаря колдуну королевич вырос таким свободолюбивым противником власти. Колдун ещё в детстве посеял семечко свободолюбия и непослушания в Креана для того, чтобы наблюдать, как королевство гибнет медленно и болезненно.

Дочь Велена была полностью во власти своей матери, королевы Аглаи, которая боялась, что та вырастет столь же холодной и неприступной, как её старший сын Креан. Королева Аглая никому не позволяла воспитывать её единственную дочь, она полностью взяла в свои руки её образование. Но после рождения младшего сына Малко, королева была вынуждена передать воспитание дочери Велены в руки фрейлин. Всеми силами она пыталась оградить дочь Велену от колдуна, и какое-то время ей это удавалось.

В королевстве ожидался богатый пир в честь короля Адриана, который мирным путём уладил противоречия с соседним королевством. Королева тщательно готовилась в своих покоях всё утро: принимала молочную ванну после утренней прогулки верхом, выбирала платье, в котором собиралась предстать на пиру, примеряла роскошные туалеты, пока младший сын Малко отдыхал. После того как он проснулся, королева отправилась в его покои, чтобы начать его новый день с материнского поцелуя, а затем проводить его в столовую для роскошного завтрака.

В это время юная Велена проснулась от щебета трёх своих фрейлин, которые спорили, чей дар придётся более по вкусу юной королевне, которая сегодня будет дебютировать на пиру. Фрейлины облачили Велену в утреннее платье и сопроводили её в столовую, обещая ей преподнести дары после завтрака.

— Доброе утро, матушка и дорогой братец Малко, — поприветствовала Велена свою королевскую семью, — а где же папенька, неужто снова охотится в столь ранний час?

— Дорогая моя Велена, ваш папенька охотится всё утро, чтобы похвастать на пиру, какой он здравый охотник.

— А что же Креан? Охотится вместе с ним? — равнодушно спросила королевна, так как никогда не ладила со своим старшим братом, который имел такой скверный характер.

— Да, дорогая, они соревнуются в ловкости.

В то время как женщинам и детям было позволительно спать до позднего утра, мужчины спозаранку отправлялись на охоту, считая не разумным тратить время на сон.

— Ну что, Креан? Снова куропатки? — шутил король Адриан, который считал, что его сыну не по зубам что-то крупнее куропаток.

— Вообще-то сегодня оленина, — засмеялся королевич, демонстрируя тушу убитого зверя.

Креан был умнее своего отца, он знал наперёд, что нужно делать в той или иной ситуации, он видел людей насквозь. Именно поэтому колдуну ещё в детстве потребовалось так много времени, чтобы навести порчу на королевского сына, так как он всегда был умён не по годам.

И для Креана всегда было важно доказать отцу своё превосходство над ним, поэтому, когда они охотились вместе, Креан забывал про свою тягу к охоте на куропаток и охотился на более крупную дичь.

— А что поймал ты, отец? — спросил Креан, седлая своего упрямого коня, с которым мог совладать только он один.

— Ну что ж, сынок, мои поздравления тебе, я поймал всего пару птиц. Сегодня вся дичь подевалась куда-то.

— Верно, лес тих и молчалив.

— Пора в замок, пир уже на носу.

— Я, пожалуй, ещё покатаюсь верхом, — сказал Креан, взмахнув поводьями.

Креан всегда любил после охоты напоить своего строптивого коня чистой речной водой. Он скакал по Бурому Лесу, оглядываясь в поисках дичи. Сегодняшнее утро на редкость было чрезвычайно тихим и спокойным. Лишь заблудившийся олень попался на удачу Креану. Лес был настороже, он не любил незнакомцев, которые ступали на его земли. Колдун был непрошеным гостем здесь, и лес молчал, зная об этом.

Колдуну были необходимы травы, которые росли только в Буром Лесу: полынь, чертополох, вербена и смелкорень. Лес затих, ожидая минуты, когда это злое существо покинет его пределы.

— Неужто ты меня боишься? — усмехнулся колдун, обращаясь к лесу.

В ответ на это колдун не услышал ни звука. Даже насекомые перестали жужжать.

— Я всего лишь возьму то, что мне принадлежит и уйду.

Колдун развернул платок и стал аккуратно складывать на него чертополох.

Ему нужны были эти ингредиенты для зелья, которое заставит королевну Велену стать испорченной и злой. Ей было тринадцать лет, она была свежа и хороша, похожа на мать — добра и простодушна. Но посеять зло в любимых детях короля — что может быть приятнее для колдуна?

2

— Вы чувствуете? Что-то не так! — заметила фея, которая вязала волшебными спицами солнечный свет, подобно пряже, навстречу пробудившимся цветам.

На поляну, сокрытую в глубине леса, влетела взлохмаченная фея, она запыхалась от слишком быстрого полёта, её крылышки трепыхались в такт её дыханию:

— Сестрицы… Что-то неладное… происходит в нашем лесу… Животные… которым я указываю путь на водопой… попрятались и отказываются выходить…

А фея, с вечно растрёпанными волосами, подтвердила:

— Даже потоки ветра сегодня не слушаются. Как споры попадут в плодородную почву без ветра?

Феи встревоженно переглянулись. В этой части леса им нечего было бояться, тщательно сплетённые заклинания охраняли эту поляну от посторонних глаз, но некоторые из обитательниц на всякий случай проверили узелки. Заклинания плелись подобно пряже: петля к петле, а в конце крепкий узелок.

— Нам нужно узнать, в чём дело. Я самая быстрая, мне и лететь, — храбро вызвалась Фея Ветров, а её волосы воинственно торчали в разные стороны.

— Будь аккуратнее, сестрица! Кажется, в нашем лесу чужак, — предупредила её Фея Солнечного Света со спицами в руках, нитями для которых служили тонкие золотистые лучи света.

Фея Дорог в растерянности уселась на камешек, отдышалась, и её крылышки спокойно прилегли вслед за ней на камень. Именно она помогала заблудшим путникам найти выход из леса, она же вела животных на водопой. Вот только тому, кто пришёл незваным гостем в лес, не нужен был помощник, чтобы найти дорогу. Он сам вероломно ворвался в лесную чащу, оставляя за собой могильный холод, который туманом стелился по траве. Этот смердящий туман почуяли звери и попрятались в свои норы. И даже деревья, которые всегда при виде Феи Дорог сами собой расступались, сейчас стояли смирно.

Фея Ветра выдувала поток ветра, который и нёс её так стремительно навстречу опасности. Ещё издалека она ощутила ледяную ауру и спряталась за плотные листья на одном из ближайших деревьев. Она наблюдала за существом — оно раньше было человеком — собирающим их травы, за которыми они с сёстрами так трепетно ухаживали. Этот колдун, живший не одну сотню лет, был давно отравлен своими злыми заклинаниями. Каждый раз, произнося заклинание, приносившее вред живому существу, будь то даже росток или букашка, он терял частичку своей человечности.

— Неужто ты меня боишься? — колдун устремил взгляд своих кровавых глаз в ту сторону, где пряталась наша фея.

Фея судорожно сглотнула, боясь лишний раз дышать. Как он её заметил?

— Я всего лишь возьму то, что мне принадлежит и уйду.

Фея стремительно полетела обратно, подгоняемая собственным потоком ветра и страхом.

— Сестрицы! Это колдун! Он рвёт наши травы! Он что-то задумал!

Фея Солнечного Света прекратила орудовать своими волшебными спицами и в ужасе открыла рот.

Фея Дорог вынесла вердикт:

— Мы просто обязаны его остановить. Добром это не кончится! Созываем собрание! Фея Ветров, облети всех наших сестёр и призови их сюда! И, конечно, сообщи Фее Леса!

Фея Леса была их старейшиной, ей подчинялись все феи и живые существа леса. За ней всегда было принятие важных решений. А сейчас назревало что-то очень могущественное и плохое, все ощутили холод, коконом охвативший лес.

3

В это время королевич Креан добрался до бурной реки, находящейся на залитой солнцем поляне. Юноша позволил коню зайти в реку и испить вдоволь. Погода была прекрасной, солнце радовало глаз. Королевич подставил с наслаждением своё лицо солнцу. Вдруг он услышал плеск и обернулся. Недалеко от него юная девушка набирала воду в кувшин. Она была боса, подол её простого голубого платья намок, а тёмно-русые волосы растрепались на ветру.

Королевич был ошеломлён простой красотой этой девушки. Она рассеянно схватила подол платья, не заметив сразу, что его касается вода. И в этом жесте была такая грация, какую он не видел ни у одной принцессы. Он наблюдал за этой простолюдинкой, сердце его трепетало. Девушка отставила кувшин на берег, а сама нагнулась, чтобы умыть лицо. Её платье снова коснулось воды.

Конь Креана заржал, и девушка в испуге подняла глаза. На её лице был написан ужас, и она отстранилась.

— Постой! — крикнул Креан, боясь, что девушка убежит.

Девушка отступила назад, напоролась на кувшин, и он упал, а набранная ею вода расплескалась. Девушка в панике схватила подол и побежала. Она бежала, как молодая лань, увидевшая охотника.

Креан поскакал за ней, спрыгнул с коня и схватил кувшин, который в страхе был забыт девушкой.

— Ты забыла кувшин! — крикнул он вслед убегающей простолюдинке.

Она остановилась и оглянулась. На её прекрасном лице пробежала судорога, она словно не могла решить, что важнее — убежать или забрать кувшин.

Она упала на колени и взмолилась:

— Королевич, пощадите меня, я больше никогда не буду набирать воду из вашей реки!!!

Её голос был сладок и мелодичен.

Креан был изумлён, его холодное сердце впервые забилось с такой частотой.

Он набрал воды из реки и протянул кувшин девушке:

— Встань с колен, прекрасная дева.

Девушка, смутившись, встала с колен и опустила голову. Её трясущиеся руки протянулись за кувшином:

— Королевич, прошу простить меня за вторжение, моя мачеха просила принести ей самой чистой в королевстве воды.

— Не извиняйся, прекрасное создание! Я рад, что увидел тебя за этим занятием.

Девушка держала кувшин, не решаясь посмотреть на королевича. Но когда их глаза встретились, лес ожил. Пение птиц наполнило лес, бабочки летали вокруг, цветы благоухали, а река переворачивала камешки.

— Как далеко живёшь ты отсюда?

— Мой дом на границе Вашего леса, королевич.

— Зови меня Креаном, прекрасное дитя.

— Да, королевич.

— Просто Креан.

Королевич подошёл ближе к девушке, он боялся её напугать ещё больше.

— Как тебя зовут?

— Лиола, королевич.

— Не называй меня королевичем. Просто Креан. У тебя прекрасное имя, Лиола.

— Спасибо.

— Позволь, Лиола, мне помочь тебе добраться до дома. Этот кувшин довольно увесист.

— Спасибо, но я сама, я привыкла к труду.

— А если я прикажу тебе?

— Вы вправе приказывать мне, мой королевич, — она поставила кувшин, поклонилась до земли, и косы её коснулись сочной зелёной травы.

— Я приказываю тебе называть меня ни королевичем, ни господином, а просто Креаном.

— Пусть будет по-Вашему, — она снова поклонилась.

— Лиола, дорогая…, — он воспользовался тем, что девушка отставила кувшин, и поднял его, — я настаиваю на том, чтобы доставить твой кувшин до дому. Он тяжёлый, а ты такая хрупкая.

Девушка взглянула на юношу большими невинными карими глазами, в них читалось непонимание. Девушка думала, что ей грозит неминуемая смерть за то, что она показалась на территории королевской семьи.

— Чем занимаются в твоей семье?

— Мой батюшка разводит гусей и уток, а мачеха сеет зерно.

— Есть у тебя братья, сёстры?

— Да, у меня три младших брата и две сестры.

— Твоя семья, верно, бедна?

— Очень. Но я самая старшая, поэтому слежу за детьми, пока родители работают.

— Хотела бы ты быть при дворе?

— Я не хотела бы оставить свою семью в беде.

— Ты честная девушка, Лиола. За это я помогу твоей семье.

— Вы слишком щедры.

На это Креан поднял девушку и усадил на лошадь, от неожиданности она даже взвизгнула, как птичка, которую ненароком спугнули с ветки. Он подал ей кувшин и сам запрыгнул на лошадь.

— А теперь, где твой дом?

4

В столовой появился король Адриан, он поприветствовал свою семью и велел налить себе вина. Слуги бросились накрывать ему завтрак, наполнять кубок вином.

— Как поохотились, дорогой Адриан? — спросила королева Аглая.

— Мой сын меня проворнее. Наверное, я старею.

Он печально вздохнул, королева сочувственно посмотрела на него.

Королевна Велена нетерпеливо доела свой завтрак и умоляюще посмотрела на мать.

— Велена, я хочу, чтобы ты посидела с нами, — строго сказал отец.

Дочь повиновалась, но губы её сложились в недовольную ниточку.

5

В это самое время фрейлины прибирали ложе Велены в её покоях. Им не терпелось одарить их госпожу к предстоящему пиру. Они были так привязаны к девочке, словно она была их собственной дочерью. Каждая была полна материнских чувств к ней и готова была сделать всё в угоду ей.

В покои бесшумно вошёл колдун и наблюдал за тем, как фрейлины, подобно пчёлам, жужжащим над одним цветком, вились вокруг кровати их госпожи.

— Дамы, — обратился он к ним низким голосом, от которого мурашки пробежали по их коже, — могу я взглянуть на ваши дары?

— Но их ещё не видела сама госпожа! — возразила одна из фрейлин.

Во взгляде колдуна плясали дьявольские огоньки, и фрейлины, боясь разгневать колдуна, протянули ему свои дары.

— Славно, вы ведь не против, если я взгляну на них в своей башне?

Фрейлины испуганно переглянулись, но сказать что-то против колдуну не решались.

— Каждая из вас дорожит собственной жизнью, не так ли? Следите за своими языками. Меня здесь не было, и дары ваши я не трогал.

Колдун удалился, присвоив дары фрейлин.

В своей башне, в которую никто никогда не входил, колдун заперся и разложил дары на столе.

Среди пыльных углов, где пауки доплетали свои тысячелетние паутины, колдун искал нужные ингредиенты. Его башня была сверху донизу заставлена книгами, свечами, банками с зельями, сухими травами, чучелами животных, порошками в свёртках.

— Велена сама выберет своё проклятье, — засмеялся колдун, мешая зелье из свежесобранных ингредиентов.

6

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 260
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: