электронная
180
печатная A5
381
16+
Красные стринги

Бесплатный фрагмент - Красные стринги

Детектив


Объем:
34 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0050-2268-4
электронная
от 180
печатная A5
от 381

Детектив «Красные стринги»

Остросюжетный детектив про спецслужбы. Трупов нет, юмора много!

Часть — 1

Светало.

Смартфон заиграл гимн ФСБ. Анатолий Иванович спросонья нащупал на тумбочке телефон.

— Кто говорит? — прохрипел Анатолий.

— Слон!

— Слон? Какой слон? Владимир Александрович это вы?

— Нет, это сам Корней Чуковский. Анатолий Иванович, ваше гуманное хобби, сбора детской макулатуры и отсутствие слуха, когда-нибудь вас погубят. Вы в ФСБ, дорогой, работаете, а не в детском саду!

— Виноват Владимир Александрович, в смысле, товарищ генерал-полковник.

— Да ладно, расслабься Анатолий, я сам на ночь читаю внуку «Машенька и медведь», скоро уже наизусть выучу.

— Владимир Александрович, когда выучите, подарите мне книжку с подписью для коллекции, — «хрюкнул» с той стороны генерал-лейтенант.

— Отставить смех! Пока вы там прохлаждаетесь в постели, на Красной площади пропал американский консул, с которым была в контакте секс-совесть России, член Совета Федераций — Елена Борисова.

— С членом, в смысле с Борисовой, надеюсь все в порядке?

— Да ей повезло меньше, её, вместе с консулом, на что она видимо страстно надеялась, не украли — на том конце послышался не то смешок, но то покашливание. — Вы одевайтесь, а я коротко доложу.

Проблема в том, что как всегда, совершенно случайно, на Красной площади были отключены все видеокамеры спецслужб, работала лишь одна, остронаправленная камера, установленная в Хамовниках и следившая за уборкой мусора на Красной площади. К сожалению, камера работала в режиме фотографии — 1 кадр в 5 минут.

— Ну и что там видно?

— Там ничего конкретно не видно, так, как и далеко, и снимали редко. Вроде консул стоит, а потом вроде его уже и нет. Зато как западные репортеры подсуетились видно. Вот нам и следует разобраться в ситуации. Машина выслана.

— А зачем машина, мне же в соседний подъезд, я пешком.

— Отставить пешком, а потом и вас ищи?

Анатолий Иванович, почесывая затылок, встал с постели, чисто механически сменил удобные звездно-полосатые семейные трусы на служебные зеленые.

— Толик, послышался голос жены — сними с трусов мой маячок-камеру, а то вдруг, что не так, сам понимаешь, Зинаида из сауны не прикроет.

Анатолий, вытаращив на жену глаза, лихорадочно, в поисках жучка, мял кевларовую зелень бронированных трусов от мошонки до пупка, но без помощи жены не нашел.

— Ну вот, спрятанный жучок в трусах найти не можешь, украденного в Москве американского консула найдешь?

— Не галди под руку, дело серьезное! А что, с Зинкой все видела?

Ну, видела, правда, то, что видела — так, шалости, не переживай! Я и раньше думала, что дело не во мне. Расслабься, можешь с ней мыться, только мочалку бери, мыться будет удобней.

— Анатолий крякнул, застегивая на ширинке змейку, сверля взглядом отвернувшуюся жену где-то в районе целлюлитного зада.

В дверь позвонили.

— Козлодуев, за тобой пришли, — проскрипела возлежащая, повернутая задом в позе «Даная» Рембрандта жена, — тормозок собирать не буду, Зинка грудью накормит.

На пороге стояли санитары.

— Анатолий Иванович, санитарная машина внизу — выпалила санитарка с лицом секретарши Зины.

— Это что за маскарад, какая санитарная машина, вы, что сбрендили? А эти гренадеры кто такие?

— Это, товарищ генерал, не гренадеры, это обычные санитары из Кащенко, настоящие, надежные — проверено.

Санитары смотрели на генерала со знанием дела и как-то не хорошо, Анатолию Ивановичу подумалось, что он еще спит, но ущипнув себя за щеку, понял, что не спит, и струхнул не на шутку.

— Зиночка, я ценю ваш тонкий юмор, но сегодня не 1 апреля и мы не в сауне, к чему ваш костюм медсестры — и глядя на санитаров — а эти вам для разогрева?

— Анатолий Иванович, перестаньте. Они, правда, из Кащенко санитары, присланы за вами…

— За мной? Это уже интересно! А ну, детка, дыхни! Что в стране уже массовый психоз, а я еще не в курсе?

— Товарищ генерал, — взвизгнула Зина, какой психоз!? Главный боится, что из-за пропажи консула, может начаться, такое — Зинаида схватилась за голову — и, чтобы сбить врага с толку, а главное обезопасить руководство операцией, Владимир Александрович решил переместить командование ФСБ в Кащенко, в палату №6. А всех больных естественно «накормят, напоят» и выведут для отвода глаз на демонстрацию перед посольством США на тему русско-американской дружбы. Уже и плакаты заказаны типа «Обама — темнокожий русский», «Путин — белокожий Кинг», «Каждой американской семье по телевизору с ГЛОНАС», «Каждой российской семье по Роллс-ройсу с GPS»

— А эти мудаки зачем? — генерал машинально отпрянул от гренадеров — Извините ребята, выскочило.

— Ничего генерал. Вы уж не обижайтесь, мы сейчас на вас смирительную рубашку должны надеть и завязать как надо, в смысле профессионально, вот и рубашка, — пробасил самый мордастый, вынимая из-за пазухи белый комок.

— Да идите вы все ***, — топнул ногой генерал, — сейчас я вам устрою «аналгетик» без мыла.

Генерал пробежал пальцами-обрубками по смартфону.

— Владимир Александрович, это что за хрень, туды его мать? Какие-то тут костоломы из Кащенеко вертятся? Присылайте наряд, паковать будем!

Анатолий нащупал за поясом холодную сталь пистолета, в ногах предательская дрожь унялась.

Из произнесенного генерал-полковником по громкоговорящей связи смартфона, воспроизвести можно только фразу — «Отставить, Зинаида Виленовна все объяснит», дальше нагромождение непечатных слов, которые отсутствуют даже в уголовном жаргоне.

— Дурдом какой-то, Босх в реале, взрыв мозга, паранойя?

— Не нервничайте милый Анатолий Иванович, все идет по плану, сейчас на вас наденут смирительную рубашку, выведут из подъезда к спецмашине, а чтобы недремлющий враг понял, что с ума сошли именно вы, на плечи накинут генеральский китель и наденут фуражку. — хихикнула прикрывая рот Зинаида.

— А Владимира Александровича тоже так вывели из дома?

— Да, так, только не из дома, а из министерства и он так вошел в роль, прикидываясь блаженным на весь район, что один из санитаров, чисто по привычке ему врезал, да так, что Владимир Александрович пришел в себя уже в дороге, — заржала Зинаида.

Около санитарной машины, на которой с одного боку было написано «Психиатрия», а с другого — «Кащенко», собрались немногочисленные соседи, желавшие лично узнать, кого это жизнь довела до ручки.

Вид Анатолия Ивановича в смирительной рубашке с наброшенным кителем вогнал собравшихся в ступор, соседи застыли в немых позах, некоторые начали истово молиться и только дворник полупьяный Назим, произнес, как бы лично для генерала:

— Вот так и моего деда, парализованного с детства, увезли ваши в 37-м прямо на коляске. Потом узнали, что в дороге его расстреляли «при попытке к бегству». А что, товарищ генерал, уже началось? Запакованный в смирительную рубашку, генерал почесал нос о плечо дворника. Назим принял это за покаяние и уж хотел покаяться и сам о шашнях с его женой, но генерал опередил:

— Ты друг извини, нос зачесался.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 381