электронная
68
печатная A5
256
16+
Крайний дом

Бесплатный фрагмент - Крайний дом

Объем:
70 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-2531-9
электронная
от 68
печатная A5
от 256

Глава 1

Денис переложил пакет в левую руку, а правой нажал на кнопку дверного звонка. Спустя секунд десять дверь открылась. За ней стоял худой и высокий парень, с густыми светлыми волосами до плеч. Лицо его расплывалось в радостной и ехидной улыбке.


— Явились, голубки! — воскликнул он. Парня звали Женей.


Вслед за Денисом в прихожую зашла его девушка Даша, и, глядя на Евгения, мило улыбнулась.


— Ну как ты, именинник? — поинтересовалась она, — чувствуешь себя старше чем вчера?


— Конечно, конечно…


Женя потянулся за пакетом, который был в руке у Дениса, однако тот ловко отвел руку с пакетом в сторону.


— Ну уж нет, ты нас для начала накорми, а там посмотрим, заслужил или нет.


Даша шутливо ткнула своего парня локтем под ребра, а именинник опять расплылся в широкой улыбке.


— Ну так вперед, ребята, чего стоите столбами.


Троица прошла в дверь, за которой было помещение, совмещающее в себе кухню и столовую. Первым шел Женя. Это был высокий и худой светловолосый парень, с юркими медовыми глазами, в которых плясали чертики. Сегодня ему исполнялось девятнадцать лет.


Даша бросила мимолетный взгляд на зеркало в прихожей. Оттуда на нее глядела невысокая стройная девушка, с пушистыми и непослушными светлыми волосами чуть ниже плеч. Она наклонила голову и заправила за ухо выбившуюся из строя прядь волос.


Рядом с ней в том же самом зеркале, уставившись куда-то вверх, стоял Денис, выше ее головы на две. Его непослушные, черные, как смола, волосы, как всегда торчали в разные стороны. Черные глаза игриво блестели из под короткой челки.


Их появление на кухне было встречено веселыми возгласами — там находилось еще трое ребят — девушка и двое парней. Все сидели за продолговатым деревянным столом, который стоял в центре комнаты, и был заставлен десятком тарелок с разнообразными лакомствами. И тут Денис впервые в своей жизни понял значение фразы «слюнки потекли».


План на вечер был стар как мир, и позволял удовлетворить оба поколения присутствующих. Первый этап — дома в семейном кругу. Второй — в любимом студентами близлежащей забегаловке.


Они все учились на втором курсе института, на одном потоке, и были ровесниками. Женя, вместе с Денисом и его девушкой были однокурсниками, а Лена, как и Игорь с Лешей учились на том же потоке, но в другой группе.


Лена выделялась за столом сильнее всех, благодаря своим фиолетовым волосам, которые спускались ей ниже пояса. Из черного и темно-фиолетового у корней волос, они, по мере длины, приобретали все более и более яркий оттенок. К этому она добавила и контактные линзы — тоже яркого фиолетового цвета. Этот яркий дизайнерский ход, правда, мало пришелся по нраву сотрудникам их учебного заведения, однако ей было на это абсолютно наплевать.


Это была веселая, однако и весьма своенравная девушка, девушка с характером. С Женей их раньше связывали романтические отношения. Хотя может и сейчас связывали, кто их разберет, ведь общение у них было очень бурным. Они еще с первого курса, то сходились, то расходились. Тот случай когда и вместе тесно, и по одиночке — скучно.


Слева от нее сидел Алексей, Лёша. Он был единственным отличником в их компании, хотя и появлялся в этой компании весьма таки редко. Опять таки — из-за чрезмерной увлеченности учебой. Однако общались они с ним не из-за помощи на сессии, или каких-либо других бонусов какие может дать студентам друг-отличник. А общались просто потому что в нечастые моменты свободного времени он мог бывать душой и сердцем компании, был веселым, добрым и жизнерадостным парнем.


У него были светло-каштановые короткие волос и серые глаза, которые иногда отливали голубоватым оттенком. Игорь, сидящий рядом с ним был под два метра ростом, активно занимался баскетболом и принимал участие в соревнованиях. Ранее всегда полный энергии и веселый, он резко изменился за последние две недели. Друзья пытались выяснить причину, но эти попытки не принесли результатов — Игорь только уходил от прямого ответа, и отшучивался. В конце ребята от него отстали. Однако сегодня даже ему передалось настроение всеобщего праздника.


Мама Жени отлично готовила, так что какое-то время всем сидящим за столом было не до разговоров. Однако, поскольку праздничный торт был сугубо вегетарианским — без яиц и молока, большинство ребят сочли его несъедобным.


Вегетарианством именинник увлекся еще во время учебы в старших классах школы, начитавшись статей по этой теме. Первое время был, как и многие другие, так называемым «активным вегетарианцем» — активно агитировал других людей отказаться от мясных продуктов, стращая их последствиями их потребления. Однако, в отличие от многих, он по итогу этим переболел. Сам остался приверженцем растительной пищи, однако перестал навязывать это идею другим людям.


После застолья и нескольких дежурных тостов, согревшись парой бокалов вкусного горячего вина, ребята начали собираться на улицу, дабы продолжить праздничный вечер в другом месте. Одевая ветровку, Женя поднял принесенный Денисом пакет с подарком, и взвесил его в руке. Пакет оказался достаточно тяжелый, и парень запустил руку внутрь. Глаза Дениса хитро заблестели, послышалось шуршание оберточной бумаги. Лицо Жени на момент приобрело неподдельно озадаченное выражение, однако через мгновение он расплылся в широкой улыбке, и, выпрямившись, извлек из пакета большой красный огнетушитель.


— Ты это серьезно? — улыбаясь спросил он, глядя на своего лучшего друга.


Денис с напускной смущенностью пожал плечами.


— Ага, ты огонь Женя, просто огонь, — ответил тот, и спустя секунду добавил: — Если что, то он пустой.


Студенты весело рассмеялись, выходя на улицу. Их сразу же обдало свежим и теплым осенним ветром — на улице была середина октября. Деревья с золотистыми кронами стояли по обе стороны дороги, их листья искрились и переливались в лучах осеннего солнца, которое как раз скрывалось за горизонтом. Было еще достаточно тепло, как для середины октября. В воздухе вкусно пахло свежескошенной травой.


Лёша, как это всегда и бывало, попрощался со всеми и ушел домой, мотивируя это необходимостью подготовки к сессии. Хотя был еще только октябрь. Остальные же ребята направились вдоль небольшой улицы, которая по обоим бокам была заставлена небольшими частными домами.


Дома были очень разные — от небольших одноэтажных коттеджей, до огромных особняков. Город, в котором они жили, в основном из таких коттеджей и состоял. Однако его история насчитывала более четырехсот лет, так что местами попадались и достаточно старые дома. Некоторые были заброшены и пребывали в аварийном состоянии, а некоторые, все еще жилые, хорошо сохранились и выглядели ухоженно и уютно.


Это был небольшой старый городок, который находился рядом со столицей — до нее было 20 минут пути на автобусе. Институт, в котором училась вся компания, находился как раз таки в столице. Однако, многих людей, в том числе и родителей ребят, привлекла тишина, и скромная красота этого небольшого городишка, с населением, наверное, не более десяти тысяч человек.


Город был окружен лесом, с восточной стороны находилось небольшое озеро, где люди устраивали пикники и рыбачили. Большинство населения работало или училось в столице, однако попадались здесь и пенсионеры, которые решили отдохнуть после своей трудовой жизни, и перебрались поближе к природе, и подальше от суеты.


Даша шла рядом с Денисом, держа его за руку. Их пальцы тесно переплетались.


— Вы завтра собираетесь? — спросила она, имея в виду концертную репетицию, в которой принимал участие Денис, вместе с Леной и Женей.


— Еще не знаю, — ответил он. — Посмотрим как завтра по загрузке будет. Если мы все освободимся часов до шести то, я думаю, соберемся.


— Я уже хочу посмотреть на тебя там, — улыбнулась девушка.


Он рассмеялся.


— Ну Да-а-аш.


— Ну что? Я всегда хочу, мне всегда тебя мало.


Компания подошла к небольшому прямоугольному зданию с большими квадратными окнами, и округлой крышей. Забегаловка называлась «Холм», и местные жители, обладающие недюжинной дедукцией, связывали это с тем что и находилась она, собственно, на холме.


Ребята любили это место по двум причинам. Во-первых здесь было недорого, а также относительно не многолюдно. Во-вторых, из окон открывался отличный вид на город и лес. Единственным недостатком было само расположение — для того чтобы сюда добраться требовалось десять минут подниматься наверх по крутому склону. Так что зайдя внутрь все были порядком уставшие, и тяжело дышали.


Внутри было с полтора десятка столиков. Все стены были увешаны раритетными фотоаппаратами и фотографиями фотоаппаратов — это была фишка заведения. Правда, трогать эту атрибутику руками никому не разрешалось. Ребята прошли в дальний конец зала, и заняли большой угловой столик.


Завтра был рабочий день, точнее сказать — учебный. Всем нужно было утром в институт, так что посиделки не слишком затянулись.


— До завтра голубки! — добродушно кричал Женя вслед Денису с девушкой. — И вы там это, под ноги глядите, а то так засмотрелись друг на друга, что еще под машину угодите.


День закончился весело. Было около десяти часов вечера, когда Денис с Дашей, они жили на одной улице, отделились от компании, повернули за угол, и пошли по своей улице. Улица была ярко освещена желтоватым светом фонарей. Асфальт искрился в этом свете, а парень с девушкой шли по улице, отбрасывая причудливые тени.


В воздухе пахло осенью, было слышно как ветер шумит в кронах деревьев. Этот же самый ветер приятно холодил молодым людям лица, когда они не спеша шли по улице и разговаривали.


Чем ближе они подходили к Дашиному дому, тем сильнее они никла. Парень поинтересовался в чем дело.


— Грустно идти домой, когда не знаешь что там ждет тебя, — печально и медленно проговорила девушка.


Он знал, что она имеет в виду. Дело было в том, что ее отец в последнее время стал слишком сильно увлекаться горячительными напитками. Ранее он был практически полным трезвенником, однако, после смены места работы все изменилось.


Задержаться после работы часа на три-четыре, дабы посидеть с коллегами в ближайшем кабаке стало для него ежедневной традицией. И это очень огорчало его семью.


Дело было далеко не только в финансовой составляющей, и тех деньгах, которые он оставлял в питейном заведении. Просто для его семьи это было неприятно. Его жена, Дашина мама, никогда не требовала от своего мужа полной трезвенности. Однако ежедневные посиделки, которые длились уже не первый месяц, выводили ее из себя.


Он не буянил, не ругался, никогда и ни на кого не поднимал руку, даже голос не повышал. Никогда не приходил домой совсем пьяным, скорее — слегка подвыпившим. Однако и этого, если учесть регулярность, было достаточно.


Дашу это все очень тяготило. Ее мама со временем начала ругаться с отцом, а тот каждый раз лишь виновато отмалчивался. Девушка не знала как себя вести. Ей было жалко маму, она прекрасно понимала ее эмоции. Но было жать и отца.


Когда они подошли к ее дому, в окнах горел свет, и даже на улице, на крылечке, было слышно, как кричит Дашина мама. Значит отец сегодня опять пришел навеселе.


Денис хотел было что-то сказать, но все что приходило ему в голову казалось слишком банальным. И вдруг, он что-то придумал, и уже открыл было рот, но она его опередила.


Девушка ничего не сказала, нет, она просто тесно прижалась к нему, и он сжал ее в объятьях в ответ. Это было гораздо красноречивее чем любые слова, когда-либо произнесенные на земле каким-либо человеком. В мерцающем свете фонаря, их тень, отбрасываемая на асфальт, стала одним целым.

Глава 2

— Блин! — зашипел Женя, и легонько пнул ногой старенький гитарный усилитель, стоявший на полу. Электрогитара, которая на ремне висела у него на плечах, легонько покачнулась.


Денис тоже перестал играть, приглушил струны, и прислушался. Из усилителя доносился сильный фоновой шум — звук был такой, словно очень громко комкают бумагу.


— Да какая разница, — изумился Денис. — В зале есть хорошее профессиональное оборудование.


Парни находились у Жени дома, в его комнате, и старались отрепетировать программу предстоящего концерта, и немного сыграться вместе. Это было на следующий день после дня рождения. Две недели назад, встал вопрос о том, что кто-то должен принять участие в небольшом концерте в актовом зале института, представляя свой поток в рамках конкурса. Это у них в ВУЗ-е именовалось «общественной работой».


Выбор сразу пал на Женю с Денисом, как на товарищей, которые способны извлекать приятные уху звуки, терзая музыкальные инструменты. Упирались парни недолго. Но если Женя играл на гитаре с малых лет, и был действительно отличным гитаристом, то Денис, хоть и был знаком с инструментом, знал всего четыре аккорда и очень удивился, когда позвали и его тоже.


Однако нервничал больше как раз таки Женя. Он не страдал излишней скромностью, прекрасно знал что хорошо играет, и вплотную занялся тем чтобы превратить их выступление в действительно впечатляющее зрелище. Так что, он был раздражительным, и мог вскипеть по любому поводу.


Его старенький гитарный усилитель, который они использовали для этих домашних репетиций, часто искажал звук и шумел не по делу. Однако Денис слишком хорошо знал своего друга, и понимал, что его возмущение было отчасти наигранным. Женя любил свою гитару и усилитель, которые ему очень давно подарили родители, и был очень привязан к ним эмоционально.


— Вот именно, что профессиональное, — пробормотал Женя в ответ. — А на то, чтобы разобраться с этим оборудованием у нас будет не более часа, и это при том, что мы в глаза его ни разу не видели.


— Андрюша так и не дал добро? — спросил Денис.


Андрюшей в их институте уважительно величали Андрея Викторовича, одного из преподавателей, который принимал непосредственное участие в подготовке всего мероприятия. Ребята подходили к нему с просьбой дать им возможность прорепетировать в актовом зале, на нормальном оборудовании, чтобы иметь возможность с ним разобраться. Но тот на отрез отказался.


— Во-первых, — вдохновенно вещал он, — на этом оборудовании каждый день репетирует хор третьекурсников, который не меньше вашего хочет принять участие и хорошенько подготовится. А во-вторых, для вашей… хм… музыки, — пожилой преподаватель всем своим видом демонстрировал свое отношение к рок-музыке и ее исполнителям, — вполне хватит и домашних репетиций.


Андрей Викторович вообще искренне недоумевал, с какой радости на институтском мероприятии решили разрешить сделать рок-концерт, пусть даже и из трех песен. Он активно старался добиться от ректора запрета на их выступление, однако эти попытки не увенчались успехом. Так что, в любом случае, добиться от него разрешение на полноценные репетиции в зале было нереально.


— Можно на днях сходить посмотреть на репетицию какой-то другой команды, — задумчиво предложил Денис.


Женя с недоумением уставился на него.


— Зачем? — удивленно спросил он.


— Посмотрим какой конкретно там усилитель, — ответил Денис, — после чего постараемся найти такой, ну или хоть такого же типа, в музыкальных магазинах, и посмотрим что и как.


— Каким образом?


— Ну, скажем что мы покупатели, выбираем усилитель, хотим в него поиграть и проверить все опции, — пояснил Денис, невнимательно перебирая пальцами струны. — А потом заявим что нас что-то не устраивает.


Женя неодобрительно нахмурился.


— А если там какой-то допотопный усилитель, какой мы сейчас нигде уже не найдем? — спросил он.


Денис что-то пробурчал в ответ.


— Отвергаешь — предлагай. У нас вариантов особо и нет. Лучше так, чем в спешке настраивать неизвестное оборудование перед самым выступлением.


Женя смягчился.


— Да ладно, — сказал он, пусть и без особой радости в голосе. — Попробуем так. Ты знаешь кто вообще будет там принимать участие? К кому на репетицию мы идем?


Денис уже открыл рот чтобы ответить, но тут их внезапно прервал звонок в дверь. Женя пошел в прихожую, а Денис смотрел в окно, продолжая невнимательно перебирать струны на гитаре. За окном накрапывал легкий дождик, погода была хмурой.


Он сидел и задумчиво вертел кольцо на указательном пальце правой руки. Кольцо было старым, возможно даже антикварным, и досталось парню от покойной бабушки, которая умерла, когда ему было 16 лет. Он никогда с ним не расставался. Иногда под кольцо забивался песок и сильно натирал ему палец, но парень все равно его не снимал.


Через минуту в комнату вернулся Женя, в сопровождении Лены. Ее фиолетовые волосы были притрушены мелкими капельками воды и искрились на свету.


— Как прогресс у творческого коллектива? — весело спросила девушка, опускаясь в кресло и беря со стола яблоко.


— Барахлит, телега старая, — пробурчал Женя указывая на усилитель и присаживаясь на край кровати.


Лена удивленно и ехидно приподняла брови.


— Ну так для настоящих музыкантов это не проблема, — усмехнулась она. — Плохому танцору я знаю что мешает, а вот вам мешает усилитель, да?


— Да тут и гитары то не услышишь, — ответил задетый за живое Женя и включил усилитель. — Вот, сама послушай…


Для пущей достоверности он еще и громкость выкрутил на полную. Комната наполнилась неприятным гудением и скрежетом, который вскоре перешел в монотонное гудение. Девушка поморщилась, и, ткнув своего бывшего коленом, выдернула кабель усилителя из розетки. Гудение оборвалось, но еще пару секунд у всех троих легонько звенело в ушах.


Лена в их молодом концертном коллективе была вокалисткой. У нее был замечательный голос, чистый и звонкий, и вот наконец ему нашлось достойное применение.


— Ты вообще собираешься как-то принимать участие в репетиции? — спросил Женя, внимательно глядя на нее. — У нас уже сроки скоро будут поджимать.


— Я и так репетирую! — воскликнула девушка с притворным возмущением. — Каждый день пою по два часа. В душе.


Денис рассмеялся.


— Ты хоть тексты выучила? — спросил он, стараясь не обращать внимание на Женю, который, судя по всему, уже начал закипать.


Девушка скептически взглянула на него.


— Ну что я, совсем по вашему? Выучила, и тренируюсь я, тренируюсь, чего вы взъелись-то. Чуть позже к вам присоединюсь, дабы все вместе отработали песни, а пока я стесняюсь особо тут распеваться.


Она улыбнулась, и парни тоже, хоть и весьма скептически. Лена никогда и ни в чем никого не стеснялась.


— Я к вам собственно чего зашла, — продолжила она, — мы собираемся вообще афишу делать?


Оба парня уставились на нее с молчаливым недоумением.


— Какую еще афишу? — спросил Женя. — Может еще билеты напечатаем?


— Ну, значит мы одни такие будем, — раздраженно фыркнула девушка. — Там все себе готовят, и афишу и пригласительные с кратким текстом и программой выступления. Третий и четвертый курс свои материалы уже вывесили.


Лена поднялась на ноги, прошла в другой конец комнаты и выглянула из окна. Дождь не прекращался.


— Да уж, — медленно проговорил Женя после полуминуты молчания. — Хорошо что хоть не в последний момент узнали. Но как мы будем ее делать?


— Ну так а в чем проблема, — изумился Денис. — Возьмем пару фото, обработаем, и все нормально сделаем.


— Ну я свое фото уже выбрала, — отозвалась девушка. — Как раз в том стиле, в каком и нужно. А вы что же? Из паспорта будете фото сканировать? Или из выпускного альбома?


Оба парня не особенно любили фотографироваться, и она это знала.


— Нужны хорошие, качественные фото, с гитарами и в студии, — продолжила девушка. — Вам там и зал подходящий по атмосфере подберут.


— Ага, — Денис округлил глаза. — Но это денег стоит. Причем немалых. Плюс еще фотографа.


— А фотографа то зачем? — не понял Женя.


— А на что мы фотографироваться будем? В «Холме» раритетный фотик сопрём? — бросил Денис. — Хотя камеру можно у Игоря одолжить, он же этим всем увлечен, у него есть отличный фотоаппарат.


Женя пожал плечами.


— Завтра спросим у него, — проговорил он. — Хотя в последнее время он, по моему, не особо чем-то увлечен. Спорт забросил, ходит как в воду опущенный.


— Отлично, камера есть, — воодушевилась Лена. — А как быть с местом? Где будете делать фото? Нужно что-то атмосферное.


Денис постучал по стене комнаты, рядом с которой стоял.


Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 68
печатная A5
от 256