электронная
200
печатная A5
488
16+
Космополиты

Бесплатный фрагмент - Космополиты

Объем:
226 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-8983-0
электронная
от 200
печатная A5
от 488

бенцион моносзонбСемидесятилетию независимости государства Израиль посвящается

Предисловие

Эта книга не только о судьбах евреев, переживших Катастрофу европейского еврейства, гетто, концентрационные лагеря, эвакуацию, сталинские репрессии, ассимиляцию, но и о мужестве, героизме, самопожертвовании. Особое место в книге занимает исследование автором книги еврейской родословной, включающей исторические события на протяжении 200 лет.

Содержание материалов книги Бориса Хайкина «Космополиты» является активным проявлением масштаба личности людей, поставленных в определённые сложные жизненные ситуации.

Название издания имеет историческую подоплёку. Слово «Космополит» на устах его апологетов неразрывно связано с уничижающим словом «безродный». Автор книги берётся доказать, что так называемые космополиты имеют и свой род, и свою родину (географическую и историческую), и право на существование, наравне со всеми другими народами мира. Как известно, евреи просят Всевышнего о хорошей записи в Книгу судеб. И в этой просьбе не вправе отказать им ни бездомная земля, ни бездонное небо.

Космополиты

Космополиты подшофе

Привольно жили.

Жванецкий с Райкиным в купе

Народ смешили.

И тот народ раззявил рот

Над битой картой.

Запасшийся терпеньем впрок,

Сидел в плацкарте.

Зелёный змий играл в крови.

Из мата — блюда.

Всяк предавался без любви

Тоске и блуду.

Глаголили на весь «Ост-Вест»

Об всём предвзято.

И шли с косой наперевес

Мы брат на брата.

Жуя сухие калачи,

Мы лишь мычали.

И как поленья в той печи,

Чубы трещали.

В петлю входили и в пике,

Смиряя стоны.

Мы мир держали в кулаке

И прах — в ладони.

Метали искры, семеня,

Мы, гнуты, биты.

Теперь весь мир у нас — родня,

Космополиты.

Об авторе

Борис Михайлович Хайкин, член Союза русскоязычных писателей Израиля, поэт, прозаик, сатирик, автор многих книг стихотворений, текстов песен, прозы, эссе, афоризмов, изданных в России, Израиле и Казахстане, в том числе: «Караван из галута» (Москва — Тель-Авив, 2006), «Дегустация солнца» (Москва — Тель-Авив, 2011), «Зона любви», «Истины мыслей», «Книга судеб», «Познание», «Звёздный поцелуй», «Очевидец — имя собственное», «Депортация в ад, или Голоса из преисподней», «Автор — Творец» (Россия — Израиль, 2016, 2017).

Произведения Бориса Хайкина публиковались в антологии поэзии (Израиль, 2005), в антологии рассказов и стихов «Взрослым — не понять!», в альманахах «Год поэзии» (Израиль, 2006, 2007, 2008, 2009), в альманахе «Связь времён» (США, 2009), в приложении к альманаху «Литературный Иерусалим» — «Литературный Иерусалим улыбается» (Иерусалим, 2009), в рукописном сборнике «Автограф» (Москва, 2015), в альманахе №2 журнала «Российский колокол» (Москва, 2015), сборнике международного литературного конкурса имени Шолом-Алейхема «Если нельзя, но очень хочется, то можно» Интернационального Союза писателей (Москва — Иерусалим, 2017) и других.

Борис Хайкин — дипломант фестивалей литературы и искусства в Израиле (2001 и 2008), дипломант Международной премии имени Antoine de Saint-Exupery в Париже (2015), номинант международного литературного конкурса имени Шолом-Алейхема (2017).

В новую книгу израильского писателя Бориса Михайловича Хайкина «Космополиты» вошли события из родословной за 200 лет, запечатлённые в его генетической памяти, поэма «Линия судьбы», а также эссе, публицистика, воспоминания людей, переживших Катастрофу европейского еврейства, материалы о еврейских местечках, гетто, сталинских репрессиях, репатриации в Израиль, строительстве еврейского государства.

Тайна старинной ложки

Самое дорогое, что у нас есть — это фолианты памяти. Всё, что мы можем оставить потомкам из материальных благ — не выдерживает проверки временем. И только фолианты памяти не теряют своей актуальности и блеска под пылью временных лет.

Я, кажется, помню всё, что происходило в жизни моих предков, вплоть до начала 18-го века — жизнь в еврейских местечках, Первую и Вторую Мировые войны, еврейские погромы, Катастрофу европейского еврейства, которые навсегда засели в файлах моей генетической памяти и не поддаются забвению. Отчасти это произошло потому, что я вырос больше на руках моей бабушки, чем родной матери, прожившей более 90 лет и не утратившей ни острого ума, ни оптимизма. Многие факты из биографии моих предков могут не соответствовать истинному положению вещей, где я могу всецело полагаться только на собственную интуицию и дотошность исследователя событий, которые определяют направление мыслей в нужном русле.

Я родился в 1949 году в городе Ромны Сумской области (Украина). Мой отец — Хайкин Михаил Файвелевич (Михель-Элиэзер) (1920—1992 гг.) — единственный из четырёх братьев, который участвовал во Второй Мировой войне — он был сержантом-авиасигнальщиком 189 Отдельного батальона связи 9 стрелкового Бранденбургского Краснознамённого Ордена Суворова Корпуса 1-го Белорусского фронта (Г. К. Жуков) с 1944 по 1945 годы, и дошёл до Берлина.

Имел правительственные награды:

Медаль «За отвагу» (23 мая 1945 года).

Медаль «За боевые заслуги» (17 июня 1945 года) — за подвиги, совершённые с 1.01.1945 г. по 9.05.1945 г.

Медаль «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне».

Юбилейные медали:

«Двадцать лет Победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.».

«Тридцать лет Победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.».

«Сорок лет Победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.».

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 11 марта 1985 года, в честь 40-летия Великой Победы над фашизмом был награждён памятной наградой для ветеранов — орденом Отечественной Войны 1 степени.

Наградной лист

Фамилия, имя и отчество — Хайкин Михаил Файвелевич.

Звание — сержант.

Часть — авиасигнальщик 189 Отдельного батальона связи.

Представляется к медали «За отвагу».

Год рождения — 1920.

Национальность — еврей.

Партийность — беспартийный.

Участие в гражданской войне, последующих действиях по защите СССР и Отечественной войне, где, когда — 09.44, 1-й Белорусский фронт.

Имеет ли ранения и контузии в Великой Отечественной войне — не имеет.

С какого времени в Красной Армии — 06.1944.

Каким РВК призван — Октябрьским РВК г. Барнаула.

Чем ранее был награждён (за какие отличия) — не награждён.

Краткое конкретное изложение личного боевого подвига за заслуги:

В боях при прорыве обороны противника на Кюстринском плацдарме и последующих боях за г. Берлин, работая посыльным пункта на передовом КП 9сбкк под артиллерийским огнём противника, мужественно и смело обеспечивал своевременную доставку боевых приказов и донесений штабом дивизий и штабу армии.

Достоин представления к правительственной награде — медалью «За отвагу».

Командир 189 Отдельного батальона связи

Подполковник Герасименко.

23 мая 1945 г.

Хайкин Михаил Файвелевич

Дата рождения — 1920.

Звание — сержант-авиасигнальщик.

В РКК с 06.1944 года.

Место призыва: Октябрьский РВК, Алтайский край, г. Барнаул, Октябрьский р-н.

Место службы: 189 обс. 9 ск.

Дата подвига: 01.01.1945—9.05.1945 гг.

Имеется запись в картотеке награждения:

Архив ЦАМО.

Расположение документа — шкаф 92, ящик 9.

Достоин награждения: медаль «За боевые заслуги».

Приказ подразделения N: 1004п от 17.06.1945 г.

Издан: 9 ск.

Архив: ЦАМО.

Фонд: 33.

Опись: 686196.

Ед. хранения: 5095.

№ записи: 27104128.

Приказ по 9 стрелковому Бранденбургскому Краснознамённому корпусу от 17 июня 1945 г. №111004.

Командир 9 стрелкового Бранденбургского Краснознамённого Ордена Суворова корпуса подполковник Дмитриев.

Помощник начальника отдела кадров 9 скк капитан Гуник.

Вместе с ним были награждены сержант-электромеханик Левин Ефим Егорович, рядовой — слесарь Платонов Пётр Иванович и младший сержант — телефонист Фофанов Дмитрий Иванович.

Фронт русских на Одере

«Битва за Берлин в воспоминаниях очевидцев». Гастони Петер

С первых дней февраля русские войска стояли на Одере, последнем, большом естественном препятствии перед Берлином. Русские военные давали довольно высокую оценку этой реки в качестве оборонительного рубежа:

«Одер, на старославянском (а так же в Польше и Чехии Одра — одна из крупнейших рек в Германии. Исток реки находится в Чехословакии (ныне в Чехии), и протекает через Моравску-Остраву, а затем с юга на север через территорию Германии.

Длина Одера составляет около 725 километров (ширина ниже впадения реки Варта свыше 200 м.) Эта река представляет собой значительное препятствие для всех армий, которые могут наступать на Германию с востока, так как она блокирует все пути на Берлин.

Было очевидно, что германское главнокомандование предприняло всё необходимое, чтобы надёжно прикрыть переправы через Одер. В том месте, где сливались Одер и Варта, находился максимально укреплённый пограничный район Восточной Германии с крепостью Кюстрин (ныне польский Кострин).

Благодаря своему географическому положению и мощным оборонительным сооружениям фортов Кюстрин имел важное стратегическое значение. Он перекрывал прямой путь на Берлин и облегчал оборону нижнего течения Одера с военно-морскими базами в Штеттине (ныне польский Щецин) и Свинемюнде (ныне польский Свиноуйсце). Не зря Кюстрин называли «воротами на пути в Берлин».

Вторым укреплённым районом на Одере был город Бреслау, на старославянском Вратислав (ныне польский Вроцлав). Эта старая крепость сыграла очень важную роль во время прусско-австрийских войн с Наполеоном. Гитлер приказал модернизировать старые оборонительные сооружения и построить целый ряд новых. Укрепрайон вокруг Бреслау представлял собой серьёзное препятствие на пути в Прагу и важные промышленные центры Дрезден и Лейпциг.

Между Бреслау и Кюстрином лежала крепость Глогау (ныне польский Глогув), которая занимала господствующее положение на окружающей её равнине. Были все основания полагать, что противник будет отчаянно цепляться и за эту крепость.

Эвакуация

В начале ВОВ часть родственников была эвакуирована из районов оккупации немецко-фашистскими захватчиками.

Хайкин Яков Файвелевич — глава семьи 1909 г. р.

Типография.

Место жительства: Сумская область. г. Ромны.

Работал техноруком.

Поселен: Ферганская область, Кокандский р-н, Чкаловский сс, разъезд. 1942 г.

Зислины: Куня и Моисей, а также их сын Бенцион Зислин (1909), заведующий хозяйством, эвакуировались из города Ромны Сумской области (Украина) в Юргамышский район Курганской области (Россия).

С ними Рива Моисеевна Гольдфельд (1906), рабочая, и её дети Борис (1931), Владимир (1934) и Иосиф (1936).

Хайкин Михаил Файвелевич.

Год рождения 1912.

Слесарь — 7 лет, 5 разряд. Еврей.

Жительство: Полтавская область, Кременчугский район, УССР (до эвакуации).

До эвакуации работал слесарем на металлокомбинате.

Сын главы семьи.

Поселен в Ферганской области в Кокандском районе, сс. Кушкукакский.

Работает сельскохозяйственным рабочим в колхозе Матбуат.

Хайкин Файвель Михелевич — глава семьи. 1888 г. р.

Винодел — 15 лет. Еврей.

Полтавская область, г. Кременчуг, УССР.

Работал в Минералторге, магазин №12.

Хайкина Татьяна Менделевна — 1886 г. р. Еврейка.

Место жительства — Полтавская область, г. Кременчуг. УССР.

Поселена в Ферганской области, в Кокандском районе, с-з Кушкуканский.

Рабочая в к-зе Матбуат.

Хайкина Анна (Хая) Файвелевна — 1917 г. р.

Лаборант — 4 г. Еврейка.

Место жительства — Полтавская область, г. Кременчуг.

Работала на махорочной фабрике им. Ильича, в лаборатории (лаборант).

Поселена в Ферганской области, Кокандский район, с-з Кушкуканский.

Рабочая в к-зе Матбуат.

С ней сын Михаил Борисович Корсунский — 1942 г. р.

Эвакуация из блокадного Ленинграда

Моносзон Фрида Яковлевна — 1916 г. р.

Эвакуирована 18.07.1941 г.

С ней мать Левина Х. И. (Хьена Иосифовна Дворкина) (1896—1930).

Адрес: Демидов пер., дом 29, кв.28.

Место эвакуации — Свердловск.

Моносзон Гитель Мовшевна (Моисеевна) — 1884 г. р.

Дата эвакуации — 09.06.1942 г.

Адрес: ул. Левашёвская, дом 4, кв.36.

Моносзон Рахель Бенционовна — 1908 г. р.

Дата эвакуации — 09.06.1942 г.

Адрес: ул. Левашёвская, дом 4, кв.36.

Левина Хая (Хьена) Иосифовна Дворкина.

Дата рождения — 1896 г.

Дата эвакуации — 18.07.1941 г.

Адрес: Демидов переулок, дом29, кв28.

Место эвакуации — Свердловск.

Левина Фейга — 1876 г. р.

Дата эвакуации — 18.07.1941 г.

С ними Хьена Иосифовна Дворкина (Левина) — 1896 г. р.

Карточка потерь

Гольдфельд Илья Самойлович, ст. л-т.

Год рождения — 1903.

В Красной армии с 1941 г.

Пропал без вести в октябре 1943 г.

Жена Гольдфельд Рива Моисеевна — 1908 г.

Сумская область, г. Ромны, ул. Ленина, 11, кв.23.

Уроженец — там же.

Моя мама — Зислин Маша Моисеевна (Менделевна) (1921—1988 гг.), участник Ленинградской блокады, учитель математики и физики, имела медаль «За освоение целинных и залежных земель».

Моя бабушка — Куня-Сипора (Ципойра) Израилевна (Срулевна) Монозон (по мужу Зислин) (1874—1966 гг.), видела на своём веку еврейские погромы, голод, эвакуацию, войны, потеряла многих близких людей. Она была неграмотной, в некотором смысле — не умела даже расписываться. Однако разговаривала на украинском языке и идиш, читала молитвы на иврите, знала много притчей, поговорок и пословиц. Именно у неё я унаследовал стремление к знанию жизни, умению не поддаваться сиюминутным эмоциям.

Мои отец и мать поженились в 1947 году, сразу же после войны. В 1952 году родился мой младший брат Владимир. Жили мы бедно, перебивались, как говорится, с хлеба на воду. Наша семья проживала в городе Ромны Сумской области, в доме на две семьи, и занимала однокомнатную квартиру, разделённую ширмой. За ширмой, на пружинной кровати-полуторке спали мои родители. Братик — в самодельной люльке, а мы с бабушкой ютились на полу.

Наш дом располагался на окраине города и примыкал к лесному массиву. А за окном веранды был виден скотный рынок, где постоянно обретались цыгане с медведями, были слышны цыганские песни и танцы. До пятилетнего возраста родители не подарили мне ни одной игрушки. Зато я мог свободно любоваться тремя старинными рюмками и тремя ложками из серебра 84-й пробы с клеймом мастера «И О» и пробирного мастера «И К». Их наличие в доме бабушка объясняла тем, что дедушка по линии отца участвовал в русско-турецкой войне в качестве кузнеца. Якобы он привёз из войны трофеи — столовые приборы турецкого происхождения. А ещё был у нас серебряный портсигар и цепочка, которая после экспертизы оказалась посеребрённым томпаком — сплавом цинка и меди. Год изготовления этих столовых приборов — 1876.

До последнего времени мне не приходило в голову поинтересоваться историей антикварного столового серебра, да и происхождением моих дедов и прадедов, о чём я горько сожалею. И, уже имея собственных внуков и правнуков, я задался целью прояснить тёмные пятна в жизни моих пращуров.

Как утверждала бабушка Куня, она родилась через пять лет после рождения Ленина. И точной даты рождения не помнила. Мою маму она родила в Дубовязовском районе Сумской области (Украина). В Украине появились и другие её дети: Рива (Ревека) — 1908 г., Маня (Маргула) — 1913 г., Беня (Бенцион) — 1909 г.

Мужа моей бабушки Менделя — Мовши (Моисея) Израилевича (Срулевича) Зислина я никогда в жизни не видел, хотя убеждён, что без его участия не появились бы на свет мои двоюродные братья и сёстры, да и я сам. На фотографии их семейная пара выглядит вполне респектабельно — эдакая купчиха и франт в костюме при галстуке. Но наличие в бабушкином деревянном чемодане топора, молотка и гвоздодёра в одном инструменте, а также треножника для нескольких размеров обуви и других атрибутов профессии, наводило меня на мысль о том, что дедушка Моисей был сапожником. Хотя по некоторым сведениям, из переписи населения, я узнал, что он был торговцем.

У бабушки имелась ножная швейная машинка «Зингер», которую она передала по наследству старшей дочери. Отсюда я заключил, что на жизнь бабушка зарабатывала шитьём. И ещё она умела вкусно готовить — из плавленого сахара делала сладкие леденцы, из муки — клёцки в «засмаженном» жареным луком супе, зелёный борщ, и очень редко — жаркое из свинины, хотя верующему еврею свинину употреблять в пищу не полагается. Дефицит игрушек бабушка восполняла просто — делала для меня куклы из старых чулок, строила дома из спичечных коробков, изготавливала машинки из катушек ниток с резинками. А ещё рассказывала мне сказки, притчи, анекдоты, так и сыпала поговорками и пословицами, полными народной мудрости. По её рассказам, я в пять лет уже знал о еврейских погромах, сочинял короткие стихи-дразнилки. Например, после крупной ссоры родителей я пошёл жаловаться на отца в милицию — своеобразный Павлик Морозов. И сообщил матери, что её вызывают в качестве пострадавшей. Через пару дней, за карточной игрой, отец пожаловался братьям, что вырастил «байстрюка», донёсшего на собственного отца. Тучный дядя Меня побагровел: «Да я бы такого сына собственными руками удушил!» Но я был начеку и представил дядю жирной свиньёй, пасшейся на лугу. Когда он с женой уже вышел из квартиры, я прокричал в окно: «Менька-дренька-барабан — нарисованный кабан!» И ещё долго родные просили прочитать им эту дразнилку.

Но когда мне в первый раз в жизни купили красивые босоножки, я на прилавке магазина прокричал неведомо откуда взявшиеся стихи: «Танцуй, Матвей — не жалей лаптей! Мамка любит, папка купит, бабка новые сплетёт!» Бабушка была мне сестрой, другом, и матерью одновременно. Она ушла из жизни в 91 год, со здоровыми зубами, крепкими руками, в твёрдой памяти. Бабушка научила меня творчески мыслить, привила любовь к стихосложению и юмору. И эта легенда — только малая толика того, что я должен был сделать для неё — доброго ангела, пришедшего ко мне откуда-то с небес и вернувшегося на свою историческую родину. Итак, первая глава фолиантов моей памяти.

Ложка меди в бочке серебра

Во второй половине 19 века, в селе Кошары той же волости, Конотопского уезда Полтавской губернии (Украина), два близких друга — Ицка (Исаак) Иоселевич (Иосипович) Горенский, шорник, то есть специалист по изготовлению конской упряжи (1816—1900 гг.) и его компаньон Бенцион Гиршевич Моносзон, свечной мастер (1820—1886 гг.), держали лавку по реализации столовых приборов из серебра. Здесь нам потребуется небольшая историческая справка.

Указом Петра I от 13 февраля 1700 года была создана пробирная система. Первоначально было установлено три пробы. Первая проба чистого серебра, в котором не должно было быть никаких примесей. Вторая проба — 82 золотника чистого серебра. И третья — 63 золотника в фунте. Последнюю пробу в 1731 году было повелено делать в номинации 72 золотника серебра в фунте.

Пробирным уставом 1847 года были установлены для изделий из золота 56, 72 и 82 пробы, а для серебряных — 84, 88 и 91 пробы. Уставом 1864, 1882 и 1896 годов число проб было увеличено. Так, для серебра применялись пробы 95, 91, 90, 88, 87, 84, 82, 74, 72, а для золота 94, 92, 82, 72, 56.

Пробы были установлены в метрической системе, золотниках и в каратах. Например, проба 84 в золотниках означала, что из 96 частей металла 84 части — серебро, а остальные добавки, для прочности и износостойкости, из других металлов (84:96х1000= 875 проба). Проба в каратах — 84:96х24=21.

84 проба введена, как обязательная, начиная с 1798 года.

Но время шло, в семье Горенского подрастала дочь — Голда Ицковна (Исааковна) Горенская (1852—1912 гг.), а в семье Моносзон — сын Израиль-Лейб Бенционович Моносзон (1851–1910 гг.). Чтобы продолжить семейный бизнес, отцы решили поженить своих детей. Сделали им хупу (свадьба по еврейскому обряду), попросили благословения у Всевышнего — и тем самым завершили задуманное. Бизнес получился на славу, но тут начались исторические события, которые вмешались в их радужные планы.

С развитием идеологии реформации в царской России, ассимиляция иноверцев приобрела особый размах в первой половине 19 века. Молитвы на идиш стали переводить на другие языки; были внесены изменения в ритуал службы в синагогах. В синагогах литургия уже совершалась на немецком языке. Местные еврейские общины, насчитывающие менее двух тысяч евреев, присоединялись к консисториям с более значительным еврейским населением. Исключалось само понятие выезда в Эрец-Исраэль.

В 1821, 1859, 1871 годах произошли еврейские погромы, насилия над личностью, изнасилования, убийства, уничтожение имущества евреев, поджоги. В 1881 году было изнасиловано около 20-ти женщин, несколько евреев было убито, разграблено более одной тысячи домов и магазинов при попустительстве властей. В конце апреля — начале мая 1881 года погромы произошли в 50-ти городах, местечках и сёлах, в том числе в Жмеринке Подольской губернии, в ряде населённых пунктов Черниговской губернии. Власти не только предоставляли приезжим погромщикам всю информацию о местах проживания евреев, но и потворствовали им, разоружая повстанцев, организовавших самооборону. Особую остроту преследования евреев приняли после убийства Александра II народовольцами 1 марта 1881 года. Распространялись слухи о причастности евреев к убийству царя, подогревалась застарелая юдофобия.

Пострадал и бизнес наших героев, и они были вынуждены свернуть дело и репатриироваться в Палестину. Из уцелевших после погрома фамильных изделий столового серебра удалось спасти только несколько ложек, которые они захватили с собой. Судя по всему, их бизнес прекратил существование в 1872 году. Семья Моносзонов — Горенских с малолетней дочерью Куней (Кутей) добирается по Средиземному морю до Хайфы (Израиль), и пытается там обосноваться. Видимо, по приезду на Землю Обетованную прадед попытался создать посудную лавку для реализации изделий из серебра, благо, опыта ему было не занимать. У репатриантов из Украины и Белоруссии было достаточно много столовых приборов, которые они готовы были реализовать по умеренной цене. Но здесь необходимо было учитывать местные реалии и правила торговли.

Необходимо отметить, что на территории царской России заведывание пробирной частью в 1738 году было передано в ведение Монетной конторы, причём в губернские провинциальные города были назначены так называемые «пробирные мастера». Обязанности испытывать и клеймить золотые и серебряные изделия первоначально было поручено «пробирным мастерам» («Пробирный устав 1861 года»). На этот период пробирные палатки были оставлены только в Москве и Петербурге. А в других (губернских и уездных городах) пробиреры состояли при Казённых палатах и, соответственно, при казначействах.

Уставом 1882 года в 11-ти наиболее крупных центрах были вновь учреждены торговые палатки. Как раз в этот период открыли свой маленький бизнес наши герои. Разумеется, они были хорошо знакомы с практикой своей работы и старались, как говорится, держать марку.

Мне никто никогда не рассказывал, что происходило в жизни прабабушки и прадедушки. Я только краем уха слышал что-то про Палестину, фамильное серебро. Но бабушка не раз рассказывала про погромы, виденные ею в детском возрасте. Как мы знаем из истории, что за 1881—1882 гг. погромы происходили на территории 150 поселений шести западных губерний Российской империи. Именно в этот период началась первая эмиграция еврейского населения, в основном, в Палестину, находившуюся под управлением Османской империи с 1516 по 1917 годы.

Несколько слов из «Википедии»:

Османское княжество было основано тюркско-мусульманскими племенами в 13 веке в районе анатолийской возвышенности. В 14—15 веках турки-османы захватили большую часть Балканского полуострова и всю Малую Азию до Иранского нагорья. В 1453 году они завоевали Константинополь, стерев с лица земли Византийское государство. В дальнейшем их военные аппетиты были направлены на ослабление мамлюков, а в январе 1517 года государство мамлюков прекратило существование. В течение 400 лет Палестина являлась частью огромной Османской империи (Блистательной Порты), которая охватывала значительную часть Юго-Восточной Европы, всю Малую Азию и Ближний Восток, Египет и Северную Африку.

В период 1800—1831 годов территория Палестины была разделена на два эялета. К Дамасскому эялету относился Центрально-восточный горный район, который простирался от Шхема на севере до Хеврона на юге (включая Иерусалим).

К эялету Сидон относились Галилея и прибрежная полоса. Вне османской юрисдикции оставались на этот период большая часть Негева. В 1832 году сын и военачальник вице-короля Египта Мухаммеда Али Ибрагим-паша отвоевал у османов территорию Палестины. И Палестина, северная граница которой достигала Сидона, стала единой провинцией с центром в Дамаске. Египтяне правили страной в течение восьми лет (1832—1840), и провели ряд реформ по европейскому образцу. В 1841 году Палестина и Сирия были возвращены Турцией при помощи Великобритании и Австрии в своё подданство. Великобритания создала представительство в Иерусалиме. Затем в течение последующих 20 лет все крупные западные страны также открыли консульства в этом городе. К этому времени численность еврейского населения Палестины удвоилась. Уже в 1880 году в Палестине проживали около 450 тысяч человек, из которых 24 тысячи составляли евреи. В частности, в Иерусалиме — около 15,4 тысячи, в Цфате — 4 тысячи, в Тверии — 2,5 тысячи, в Хевроне — 800, в Яффо — 1 тысяча, в Хайфе — 300.

В Османской империи местные иудеи и христиане имели статус «зимми», то есть пользовались относительной гражданской и религиозной свободой. Однако, они не имели права носить оружие, служить в армии и ездить на лошадях. Они обязаны были платить особые налоги. В этот период евреи Эрец-Исраэль жили, в основном, за счёт благотворительных поступлений из-за границы (Халукка). Крупные еврейские общины существовали в Иерусалиме, Назарете и Вифлееме и контролировались православной и католической церквями. Остальное население страны составляли мусульмане, почти все — сунниты.

Вот такая ситуация сложилась во время пребывания моих предков на территории Палестины.

Из рассказов родственников мне было известно, что прадедушка с семьёй вначале эмигрировал на территорию Эрец-Исраэль (Земля Израиля), а затем внезапно покинул Землю Обетованную.

Чтобы вникнуть в причины внезапного отъезда моего прадеда с семьёй из Палестины, я с дотошностью исследователя, с лупой в руках, стал изучать серебряную ложку и штофы, оставшиеся от них в наследство. И что же оказалось?

На лицевой стороне ложки была обозначена монограмма — сплетённые в виде вензеля начальные буквы имени и фамилии её владельца (И Л М) — Израиль-Лейб Моносзон. На тыльной стороне ложки стояло клеймо мастера (И О) — Овчинникова Ивана Ивановича, владельца мастерской золотых и серебряных изделий в Москве в 1875—1896 годах. Рядом обозначена 84 проба серебра повышенного качества, товарный знак и клеймо пробирного мастера (И К) — Константинова Ивана Ефимовича; год изготовления изделия — 1976.

А вот со штофами, которые сохранились в нашей семье, было что-то не так.

С наружной стороны я увидел резьбу с силуэтами турецких домов. Клеймо с мужской головой в тюрбане, повёрнутой в левую сторону. Заметим, что только с 1908 года к пробирному клейму серебряных изделий, производимых на территории России, был добавлен знак общегосударственного удостоверения — женская голова в кокошнике. Если это были предметы турецкого производства, как пыталась мне объяснить моя бабушка Куня (якобы, дедушка, работая кузнецом (?) у Суворова (?) во время русско-турецкой войны (?) захватил серебряные штофы и ложки в качестве трофеев), то вообще ничего не складывается. Суворов жил совсем в другие времена. Кузнец не мог воевать в русской армии, где евреев к службе не допускали. А наличие написания инициалов изготовителя русским алфавитом на восточном изделии вообще вводят в заблуждение. К тому же, рядом с инициалами стоит 3-я проба серебра, а на оттиске — 84-я проба. Заметим, что 1-я, 2-я и 3-я пробы серебра, были установлены указом Петра Первого 13 февраля 1700 года. Первая проба считалась выше червонной, и не должна была вообще иметь примесей (проба 100). Вторая проба («против ефимков») — 82 золотника чистого серебра. А содержание золотника чистого серебра в фунте третьей пробы было установлено в размере 63 золотника. Впоследствии установлено было делать третью пробу — 72.

Таким образом, пробирным уставом 1847 года были установлены впоследствии для серебряных изделий 84-я, 88-я и 91-я пробы. В дальнейшем число проб было увеличено.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 488