электронная
108
печатная A5
433
18+
Корсиканка. Потаенный огонь

Бесплатный фрагмент - Корсиканка. Потаенный огонь

Объем:
230 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-7563-7
электронная
от 108
печатная A5
от 433

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1

— Ну что же мне одеть? — с отчаянием воскликнула Летиция.

— Летиция, Бога ради, у тебя достаточное количество всевозможных нарядов. Выбери лучшее, и отправимся поскорее к Буонапарте, — сказала Мариам, поправляя в прическе выбившиеся локоны.

— Матушка, вы видели наряды местных модниц и мои? Это даже сравнению не подлежит. А я должна затмить всех на этом приеме. Ведь, как, никак, день рождение Наполеона.

— Мне казалось, что Наполеон любит тебя вовсе не за наряды, — хмуря красивые брови, пробормотала Мариам.

Она подошла к дочери и повернула ее лицом к огромному зеркалу во весь рост.

— А вот за это.

В зеркале отражалась дивная по красоте молодая девушка. Густые, шоколадного цвета волосы были опущены ниже талии. Большие, миндалевидной формы глаза были мягкого золотистого оттенка, обрамленные пушистыми длинными ресницами. Черты лица были тонкими и благородными.

Дочь всеми любимого и уважаемого дворянина, Филиппа де Мормона, погибшего во время кораблекрушения, и очень красивой француженки, при рождении носившей титул маркизы де Рамбаль, род которой был одним из самых богатейших во Франции, однако бросившей положение и богатство ради любви, Мариам, Летиция являла собой создание весьма свободолюбивое и имела неукротимый и буйный нрав, который проявлялся еще с раннего детства.

Девочка уже как год была влюблена в Наполеона Буонапарте, сына Летиции и Карло Буонапарте, который на данный момент учился во Франции в Бриеннской военной школе, а сейчас приехал на Корсику, дабы помочь своей семье после кончины отца, Карло. Наполеон хоть и был старше Летиции на четыре года, тоже был весьма очарован этим юным созданием с веселым характером. Они были знакомы с ранних лет, и Наполеон всегда исполнял роль защитника и покровителя маленькой девочки, тем самым крепко влюбив ее в себя. Друзья Наполеона часто потешались над тем, что к нему прилипла малолетняя девчонка, но сам юноша вовсе не был против такого обожания со стороны Летиции. Тем более она была красивее многих его знакомых девушек, даже более старшего возраста.

Именно поэтому, сегодня, в такой важный и радостный день, Летиция хотела выглядеть особенно привлекательно для своего кавалера. Окончательный выбор ее остановился на огненно-красном платье, которое подарил ей друг отца Джонатан Джойс, любивший девочку как свою родную дочь.

Поправив локоны, Летиция стремглав спустилась по лестнице к ожидающей ее матери. Та, взяв любимую дочь под руку, повела ее к дому Буонапарте.

Летиция вдохнула теплый, летний воздух. Корсика обладала своим, воистину ни с чем несравнимым запахом. Буйная смесь невообразимого множества пахучих трав, цветов, вечнозеленых кустарников, богатых эфирными маслами: розмарина, лаванды, можжевельника, дикой фисташки, мирта и тому подобных. На палящем солнце это изобилие душистой флоры к полудню наполняют атмосферу острова густым, пряным благоуханием, которое, смешиваясь с запахами моря и свежим дыханием гор, кружит голову любому, ступающему на берег.

Летиция до сумасшествия обожала свой родной край, и не могла себе представить, что когда-либо сможет отсюда уехать, только событие невероятной важности смогло бы сподвигнуть ее на такой шаг.

Наконец, Мариам с дочерью подошли к воротам небольшого, но аккуратного и опрятного на вид дома, и мадам де Мормон остановилась, чтобы поправить выбившиеся из прически непослушные локоны дочери. Летиция нетерпеливо отмахнулась от матери и вприпрыжку побежала к дверям и постучалась. Ей открыла молодая служанка семейства Буонапарте, и девочка влетела как птица в прихожую дома.

— Летиция, дорогая! — воскликнул Жозеф Буонапарте, старший брат Наполеона, при виде бегущей ему на встречу прелестной девчушки.

— Добрый вечер, Жозеф, рада встречи с вами! — сделав потрясающий реверанс, которому обучила ее Мариам, сверкнула улыбкой Летиция.

— Диву даюсь тебе, ты хорошеешь с каждым днем! — задорно воскликнул молодой человек и добавил, — Наполеон будет счастлив видеть тебя! Он в гостиной, развлекает своего французского приятеля, который приехал вместе с ним.

Девушка снова сделала реверанс и направилась на поиски своего любимого друга. Он стоял в окружении разодетых молодых людей, и о чем-то весело с ними разговаривал. Увидев его, сердце Летиции пропустило два удара вперед, а дыхание перехватило. Она не видела его уже очень много месяцев, и радостная пелена застлала ей глаза. Не думая ни о чем, девушка полетела к своему приятелю и повисла у него на шее. Друзья Наполеона были ошарашены появлением этой маленькой, красной птички, которая, не обращая ни на кого внимания, влюбленными глазами смотрела на молодого Буонапарте.

— С днем рождения, Наполеон! Я так рада видеть тебя! — проворковала Летиция и сжала шею парня еще крепче.

Друзья Наполеона присвистнули и загоготали. Буонапарте снял с себя маленькие ручки Летиции и сказал:

— Спасибо, дорогая моя! Позвольте вам представить Летицию де Мормон, подругу моего детства, которой я очень дорожу и люблю.

Летиция повернулась лицом к стайке молодых людей, и тут ее взгляд упал на одного из них, смотрящего прямо ей в глаза. Это был высокий, прекрасно сложенный и невероятно красивый молодой человек. Густые черные волосы обрамляли его загорелое лицо, пронзительные синие глаза были яркие, словно небо в солнечный день. Заглянув в них, внутренности Летиции от чего-то сжались, а в животе как-то странно затрепетало. Собравшись с духом и взяв себя в руки, девочка задорно улыбнулась и приветственно сказала всем:

— Приятно познакомиться! Друзья Наполеона и мои друзья тоже!

Молодые люди поклонились ей, а глаза Летиции снова упали на красивого парня. Ее взгляд изучал его лицо, настолько прекрасное, словно у греческого бога. А эти гипнотизирующие глаза…

— Всем добрый вечер! Летиция, дорогая, здравствуй! — звонкий голос Элизы Бонапарте вывел из дурмана молодую девушку, и Летиция радостно подошла к своей давней подруге.

— Ох, я так счастлива видеть тебя, Элиза!

Девушки встали немного поодаль от молодых людей, и Элиза шепотом произнесла:

— Эдуард де Гамелен произвел фурор на всех местных девушек. Воистину красавец, ничего не скажешь.

Видя непонимание на лице Летиции, Элиза кивком головы указала на синеглазого бога.

— Ах этот… — как можно более безразлично произнесла девушка, несмотря на то что желудок ей снова предательски свело.

— Не дурен, — вынесла свой вердикт, и резко сменила тему, — Наполеон надолго приехал?

Элиза вздохнула и ответила:

— Будет видно по ситуации. Сейчас нашей семье нелегко. Жозеф так же приехал, чтобы помочь нам.

— А Эдуард де Гамелен разве местный? — с тем же стойким безразличием спросила Летиция.

— Нет, он француз. Это единственный его товарищ по службе, с кем он сумел подружиться. С этим у него были большие проблемы. С ним никто не хотел общаться. Да и он не стремился. Эдуард был первый, с кем он стал близок.

Летиция глянула в сторону молодых людей и увидела, что Эдуард, не отрываясь, пристально смотрит на нее. Щеки девушки тут же запылали жаром и стали такого же яркого цвета, как ее платье. Летиция резко отвернулась и быстро пробормотала Элизе:

— Я выйду подышать на улицу. Здесь невозможно душно.

Не обращая внимания на изумленный вид подруги, подхватив полы платья, девушка стремительным шагом направилась в сторону открытой двери, ведущей прямо в сад.

Найдя укромную скамейку в глубине яблоневых деревьев, Летиция присела на нее, и сильно сжала виски. С головы не шел яркий образ лучшего друга Наполеона, и девушка разозлилась на себя.

«Что это с тобой, дура. При Наполеоне смеешь заглядываться на другого. А ведь лучше Наполеона нет никого!»

Летиция сделала глубокий вдох, и тут же ее сердце чуть было не остановилось. Перед ней стоял Эдуард де Гамелен.

Глава 2

— Я вам не помешал? — негромко спросил Эдуард и подошел чуть ближе к скамейке, на которой сидела девушка.

Летиция отошла от шока и хриплым голосом, который сама не узнала, ответила:

— Нет, я просто решила подышать свежим воздухом.

— Разрешите присоединиться? — бархатным тембром проговорил Эдуард, пододвигаясь еще ближе.

Руки Летиции задрожали, а в глазах потемнело. Да что за чертовщина с ней твориться! Это продолжать нельзя.

— Я собиралась уже уходить, — немного громче обычного произнесла Летиция и встала со скамейки, чтобы поправить платье.

Эдуард, напротив, сел на скамью и расстегнул ворот камзола, приобнажив мускулистую шею и грудь.

— В доме чертовски жарко. Вы, я думаю, так же это заметили, судя по тому, как горели ваши щечки.

Ненавидя себя, Летиция почувствовала, как эти щечки снова начинают предательски заливаться краской. Боясь, что Эдуард разглядит это в темноте, девушка, не поворачиваясь к нему, колко ответила:

— Вы бы пореже засматривались на меня. Вы же лучший друг Наполеона. А он меня любит.

— Если бы вы так часто не заглядывали в мою сторону, вы бы не заметили, что я на вас часто смотрю, — тихо смеясь, отпарировал Эдуард.

Летицию взбесил этот плевок правды, и она, подхватив трясущимися руками платье, молча пошагала по тропинке, желая побыстрее оказаться как можно дальше от Гамелена.

Девушка даже не заметила, как юноша подбежал к ней сзади и обхватил за талию.

— Как вы смеете! Пустите меня! — закричала Летиция.

Но молодой человек упал вместе с ней на траву и начал покрывать ее лицо поцелуями.

Летиция яростно сопротивлялась. Она била его кулаками и кусалась. Но юноша схватил ее за руки, и, сумев преодолеть сопротивление, поцеловал девушку прямо в губы.

Летиция словно окаменела. Губы Эдуарда были теплыми и мягкими, а поцелуй необычайно нежен и приятен.

Руки де Гамелена скользили по ее телу, будя в нем неизвестное доселе чувства, а внизу живота стало необычайно жарко. Сердце гулко билось, и сама не замечая, девушка начала отвечать на поцелуй Эдуарда.

Из сладкого плена мозг Летиции вывел громкий смех, доносящийся из дома, и девушка резко осознала, что она творит. Оттолкнув от себя юношу, Летиция вскочила на ноги и отряхнула свое платье.

— Что вы делаете?! Как смеете трогать меня? — в бешенстве топнув ногой, прорычала девушка.

— Это был ваш первый поцелуй, не так ли? Весьма недурно для новичка, — белозубо улыбаясь, сказал Эдуард, поднимаясь с земли.

Девушка не выдержала и влепила ему звонкую пощечину, однако его это только позабавило.

— Какие мы задиристые! Смею предполагать, что это был наш не единственный поцелуй.

Клокоча от злости, Летиция резко развернулась и побежала прочь от наглого паренька. В ней смешалась вся гамма чувств, начиная от черной ненависти, заканчивая головокружительными ощущениями от потрясающего поцелуя.

Чуть не плача от обиды и злости, Летиция наткнулась на Наполеона, который так же вышел прогуляться в сад.

— Летиция, я потерял тебя. Где ты пропадала?

— Гуляла, — махнула рукой Летиция, избегая смотреть в глаза своему другу.

— С тобой все в порядке? — всматриваясь в лицо девушки, спросил Наполеон.

Летиция молчала, не зная, что ответить. Сейчас ей больше всего хотелось бы оказаться дома, подальше от Гамелена и всего, что было с ним связано.

— Я неважно чувствую себя, голова раскалывается. Думаю, что сейчас отыщу матушку, и мы пойдем домой, — тихо произнесла девочка.

— Хорошо, я провожу тебя, — и Наполеон, взяв за талию Летицию, повел ее к Мариам.

Мадам де Мормон щебетала в окружении корсиканской знати, когда молодой Буонапарте привел к ней дочь. Женщина подошла к девочке, и с тревогой отметив, что у той бледный и усталый вид, спросила у Летиции:

— Что с тобой, детка? Ты не заболела?

Летиция пожала плечами и сказала:

— Я очень устала и хочу домой. Если вы не против, матушка, давайте вернемся.

Мариам с недоумением взглянула на Наполеона, но тот лишь пожал плечами.

— Я думала, что тебя сегодня наоборот домой не загонишь, такое событие. Ну что же, раз ты так решила, идем. Попрощайся с семьей Буонапарте.

Летиция сделала реверанс и пробормотала слова благодарности с пожеланием доброй ночи.

Подобрав юбки, девочка вышла на крыльцо, пока ее мать прощалась со всем светским бомондом.

Стояла прекрасная, летняя ночь. В небе светила полная луна, а в траве стрекотали кузнечики. В воздухе парил сладкий запах цветов, вперемешку с жарящимся на вертеле поросенком. С открытых окон зала доносилась музыка и громкий смех. Летиция думала, что этот вечер должен был пройти незабываемо и как можно лучше, но все ее планы сломало знакомство с неизвестным французским пареньком, дерзким и наглым, и оттого не менее привлекательным.

Девочка отогнала мысли об Эдуарде де Гамелене и медленно пошла по тропинке в сторону калитки. Отперев ее, девочка просочилась в узкую щель и оказалась на проезжей дороге. Всю обочину заполонили кареты, разных мастей и уровней богатства. Конюхи, дожидаясь своих господ, играли в карты.

Летицию особенно привлек стоявший немного поодаль от всех, красивейший экипаж, украшенный золотом с упряжкой белоснежных лошадей, и девочка прошла к нему, чтобы лучше рассмотреть. На стенах кареты была выполнена великолепная золотая лепнина, и девочка невольно захотела потрогать ее руками.

«Вот бы и у меня когда-нибудь был бы такой экипаж. Разъезжала бы я по дорогам Корсики вся важная и гордая, и все знали бы, что эта карета с прекрасными белыми лошадьми принадлежит госпоже Летиции де Мормон», — мечтательно подумала девушка.

Пальчики Летиции гладили красивые золотые узоры, как внезапно на руку девочки легла другая рука. Задумавшись о прекрасной карете, девушка не услышала, как к ней сзади подобрался высокий юноша.

— Убегаете? — прошептал бархатный голос прямо на ухо Летиции.

Девушка выдернула руку из-под мужской, теплой ладони и резко развернулась.

— Вы меня преследуете? — с вызовом спросила Летиция, смотря прямо в синие как море глаза.

Юноша лишь ближе подошел к девушке, придавливая ее к стене кареты. От него исходил пряный, дурманящий аромат, который кружил Летиции голову, заставляя забыть ее обо всем на свете.

Эдуард нежно уткнулся носом в ее щеку и тихо пробормотал:

— Ты самая прекрасная из всех девушек, которых я когда-либо знал. Я по тебе с ума схожу.

Оглушающий стук сердца стоял в ушах девушки, а ноги дрожали от сильнейшего волнения. Однако, собрав всю волю в кулак, несмотря на непреодолимое возбуждение, Летиция твердым голосом проговорила, глядя в глаза Эдуарда:

— Я Наполеона люблю. Оставьте меня и забудьте этот вечер.

Волшебное мгновение тут же испарилось, будто его и не было. С отрешенным видом Эдуард отстранился от девушки и молча поклонившись, ушел в сторону дома.

Летиция с непонятным чувством в груди смотрела вслед удаляющемуся Эдуарду, а в голове было совершенно пусто. События минувшего вечера перевернули ее жизнь с ног на голову. Буквально вчера девушка предвкушала встречу с Наполеоном, она летала от счастья и дурманящей голову любви. Но что же теперь… Летиция не могла поверить в то, что встреча с каким-то незнакомцем сможет поколебать ее чувства к Буонапарте.

Летиция в задумчивости села на скамеечку, стоящую под широко раскинувшимся дубом. Тёплый ветер дул ей в лицо, а локоны мягко щекотали ее круглые розовые щечки.

Мариам застала дочь, облокотившуюся в полудреме о ствол старого дуба. Мадам де Мормон нежно потрепала девочку по плечу, и та резко дёрнувшись, очнулась от чуткого сна. Накинув на Летицию шаль, женщина обняла свою любимую дочь, и они направились в сторону дома.

Глава 3

Летиция сидела на толстой ветке старого дерева и плела венок из ярко-желтых одуванчиков. Девочка ни свет, ни заря прибежала на широкое поле, покрытое всевозможными душистыми цветами, чтобы встретиться со своим любимым другом. Это было «их» место, всегда, когда он ещё жил на Корсике, они прибегали на это поле, валялись в пестрых, сильно пахнущих цветах, плели венки и сидели в обнимку на ветке огромного дерева. Она была уверена, что он придёт, его даже не нужно было об этом предупреждать.

Но солнце было уже давно в зените, и стало ясно, что Наполеон не придёт. Летиция не могла понять, что заставило отказаться его от их любимой традиции, и понемногу волнение и страх начали скручивать ей внутренности. Может Эдуард что-то ему рассказал? Ведь верно, только события вчерашнего вечера могли привести Наполеона в бешенство, заставив его не явиться на встречу к своей подруге.

Летиция зло швырнула красивый венок на землю, и он разлетелся на кучку сломанных цветков. Проворно соскочив с дерева, девушка обула свои тапочки и, приподняв платье, легче лани побежала по зеленому полю.

Ее шелковистые волосы разлетались в разные стороны, искрясь на солнце и переливаясь, играя всеми оттенками темного шоколада.

В траве весело щебетали кузнечики, а над цветами порхали яркие бабочки. Воистину, Корсика была раем на земле.

Девочка направлялась в сторону дома, чтобы выяснить, почему Наполеон не пришёл к ней на встречу. Но внезапно Летиция чуть было не врезалась в лошадь, которая стремглав летела к ней навстречу.

Девушка отскочила в сторону и злобно закричала на молодого конюха, прислуживающего им с матерью. Паренёк покраснел до корней волос и, дождавшись пока маленькая госпожа выплеснет свой гнев, заикающимся голосом ответил:

— Простите, госпожа Мормон, но меня прислала ваша матушка. Она велела срочно вас разыскать и доставить домой. Приехали ваши кузен и кузина из Франции, желают вас повидать.

— Мне-то что на это. Я направлялась в дом Буонапарте. Позже приду домой сама, — буркнула Летиция, и собралась было снова бежать к намеченной цели, но конюх преградил ей дорогу и жалобно сказал:

— Прошу, мадемуазель, поедемте, сжальтесь надо мной. Ваша мать будет на меня гневаться очень.

Со вздохом взглянув на маленькое, похожее на мордочку мышки, лицо Антуана, девочка сжалилась над пареньком и позволила усадить себя на лошадь. От него несло резким запахом навоза, и Летиция сморщила свой маленький аккуратный носик. Быстро домчав до дома, девушка спрыгнула с лошади и направилась в сторону старой служанки, стоящей на крыльце и ожидающей ее как видимо.

— Гости прибыли уже? — спросила Летиция, и служанка кивнула ей в ответ.

Немного поправив складки платья и убрав пару сучков и листьев с копны волос, девушка зашла в дом.

В гостиной слышался заливистый смех ее матери вперемешку с густым мужским басом. Шарль де Рамбаль как обычно потешал свою сестру острыми шуточками, нынче очень популярными при дворе французского короля Людовика XVI. Летиция с улыбкой на устах впорхнула в комнату, и сделала реверанс перед гостями.

— Малышка Летиция! Как же давно я не видел тебя! Дай-ка я тебя разгляжу, — с крепкими объятиями, на девочку налетел пузатый мужчина с красивыми пышными усами и в костюме по последней французской моде. Шарль де Рамбаль был ее дядюшкой, которого она не видела уже порядком десять лет. Он жил в Париже, и занимал почетную должность при дворе. Его жена, прелестная французская красавица, Регина де Рамбаль, скончалась несколько лет назад от тяжелой болезни, и Шарль остался с двумя детьми на попечении. Дочь, Маргарита, была очень умная, не по годам развитая девушка, спокойная и рассудительная. Арман же, его сын, был дерзким красавцем, которому не так давно исполнилось восемнадцать лет, однако слава ловеласа уже крепко закоренилась за ним при французском дворе. Взрослые женщины всегда сходят с ума по молоденьким красавчикам вроде Армана, и тот умело этим пользовался.

— Какой же красавицей ты стала, Летиция, словно солнце ослепляешь свой дивной красотой! — восхищенно сказал Шарль и смачно чмокнул девушку в щеку.

Летиция снисходительно улыбнулась дядюшке и направилась в сторону кресла, рядом с которым сидела ее мать. Забравшись с ногами, девушка послала воздушные поцелуи своему кузену и кузине. Маргарита ответила ей тем же, а Арман, хмуря красивые брови, не сводил глаз с Летиции.

— Что с тобой, кузен, ты словно лягушку проглотил, — звонко засмеялась девушка.

Арман ничего не ответил, и взял предложенный служанкой бокал с вишневой наливкой.

— Ему скучно здесь. Арману нужны пышные празднества, красивые женщины, а не кусочек земли посреди Средиземного моря и компания девчонок-подростков, — гоготнул Шарль, и вытер усы, которые нечаянно испачкал в сладком напитке.

— Чем же лучше взрослые женщины? Мы моложе и красивее их! К тому же с нами веселее, — и тут девочка вскочила с кресла и подбежала к своему чересчур серьезному кузену.

— Давайте потанцуем, Арман, научите меня танцам, которые популярны сейчас при французском дворе.

— Летиция, Бог с тобой, гости устали с дороги, а ты тянешь бедного кузена отплясывать с тобой чечетку. Они не на один день у нас остаются, наиграетесь еще вдоволь, — сказала Мариам, и Летиция ответила:

— Ну что же, хорошо, тогда завтра мы вместе с Арманом и Марго пойдем на рыбалку.

Шарль одобрительно кивнул и, поудобней развалившись в кресле, спросил Мариам:

— Как поживает наш Джонатан Джойс? Сто лет о нем ничего не слышал. Где он сейчас, старый волк? В Америке или в Англии?

— В Англии, насколько я слышала по последним источникам. Приводит в порядок свое заброшенное поместье. Я тоже его не видела уже очень давно. Он редкий гость на Корсике, — с печалью сказала Мариам.

— Всю жизнь скитальцем был, скитальцем и останется. Неугомонный дух. Он так ни на ком и не женился?

В этот момент Летиция случайно бросила взгляд на лицо своей матери, и заметила, что на нем отразилось волнение. Но в ту же секунду Мариам уже улыбалась и отпивала красную жидкость из бокала.

— Нет. Сами же сказали, что он неугомонный дух. Думаю, что брак, это не совсем по его стилю жизни.

К столу подали вкуснейших раков, и гости с удовольствием накинулись на еду. За маленьким пиршеством все смеялись, вспоминали старые добрые моменты с отцом Летиции, Филиппом, и пили много домашнего вина.

Мариам и Летиция просидели с гостями до вечера, пока Шарль не начал клевать носом прямо в кресле.

Мадам де Мормон дала указание слугам помочь маркизу де Рамбалю переместиться на второй этаж. Арман и Маргарита поклонились Мариам и пожелали ей спокойной ночи.

— Спокойной ночи, дети, — мягко сказала госпожа Мормон и отправилась в свои покои.

Арман так же ушёл почивать в отведённую ему комнату, а Летиция и Маргарита с нетерпением закрыли дверь спальни Летиции.

— Ох, как же мне много нужно рассказать тебе! — воскликнула девушка, и Маргарита, стряхнув с себя платье и закутавшись в ночнушку, села на кровать и приняла участливый вид. Летиция села напротив неё, глаза её горели золотым огнём, как у кошки в темноте.

— Я влюблена.

Маргарита ожидала услышать, что угодно, но только не это. Ей казалось странным, что такой человек как Летиция, настолько любящий свободный образ жизни, станет зависимой от чувств к какому-то мужчине. Ей казалось более вероятным, что она, Маргарита, может рухнуть в пучину нежных чувств, нежели ее кузина. Однако все оказалось наоборот.

— И кто же он? — спросила Марго, изобразив на лице интерес, хотя ответ на вопрос был заранее очевиден. В кого она могла ещё влюбиться как не в местного мальчугана.

— Наполеон Буонапарте. Возможно, ты слышала о нем, — мечтательно протянула Летиция, представляя в голове образ любимого.

— Слышала немного, местный дворянин? — уже со скучающим видом поинтересовалась Маргарита.

Летиция ничего не ответила и молча подошла к окну. Отворив его навстречу густой, темной ночи, девушка полной грудью вдохнула свежий, ночной аромат.

Какая-то странная тоска внезапно сковала её сердце. Но в голове мелькал не образ Наполеона, а синие как море в ясный солнечный день глаза того, другого.

Летиция медленно села на широкий подоконник и тяжело вздохнула.

— Что с тобой? — хмуря брови, спросила Маргарита, кутаясь в шаль.

Летиция в задумчивости подогнула под себя ногу и закусила нижнюю губу. Стоит ли рассказывать Маргарите о её странном вечере на дне рождения Наполеона или не нужно заморачивать её голову подобными глупостями? Наверное, не стоит, хотя она уже навострила уши.

— Я познакомилась кое с кем на приеме у Буонапарте. Но, думаю, тебе не слишком интересно будет слушать об этом случае.

Но нет, в этот раз Маргарите было как раз-таки очень интересно. Она села напротив кузины и, взяв её ручку в свою, во все глаза уставилась на девушку.

— В общем, он учился вместе с Наполеоном, сам француз и невозможный выскочка. Одно его напоминание вызывает у меня чувство бешенства.

Бешенства? Летицию сравнительно трудно вывести из равновесия, она хладнокровна, словно ящерица. Что же мог натворить этот загадочный француз?

— Он меня поцеловал…

Видя, как стремительно брови Марго поползли вверх, Летиция поторопилась добавить:

— Против моей воли, конечно же, — и тут же со стыдливостью отвела взгляд.

Нет, не против ее воли, конечно. Она ответила на поцелуй, он ей нравился. Она испытала неописуемое блаженство, находясь в руках Эдуарда.

Видя, что кузина находится в большом замешательстве, Марго аккуратно спросила:

— А он… ммм… тебе симпатичен?

Щеки Летиции в мгновение ока вспыхнули как маков цвет. Сердясь на себя за такое поведение, девушка нехотя ответила:

— Не знаю. Я люблю Наполеона.

Маргарита снисходительно улыбнулась. Она считала, что настоящая любовь прийти в четырнадцать лет просто не имеет возможности. Это может быть все что угодно, влюблённость, всплеск гормонов, но только не любовь. Узнать, что такое настоящая любовь можно лишь тогда, когда вы прошли через все жизненные преграды, все превратности судьбы, но смогли сохранить пылкие чувства друг к другу. Именно так и проверялась любовь. Но разве объяснишь это четырнадцатилетней девчонке, особенно такой упрямой, как Летиция. Поэтому Марго даже не постаралась.

Мягко похлопав кузину по руке, она тихо сказала:

— Если твои чувства к Наполеону искренни, то никто не сможет помешать быть вам вместе. Таков закон жизни. Не думай о лишнем. Вопрос ещё тут немного в другом… Любит ли он тебя, так, как ты его, милая?

Летицию оскорбил этот вопрос до глубины души. Конечно же, любит, иначе и быть не может. Они столько чудесного времени проводили вместе, столько сказочных воспоминаний теплились в её памяти.

Но тут холод сковал её внутренности. Ведь не вчера ли она ждала на ветке высокого старого дуба, ожидая своего друга, который так и не пришёл. Она всю вину спустила на Эдуарда, не подумав, что возможно, сам Наполеон не пожелал ее видеть.

Летиция тряхнула головой. Нет, быть этого не может. Не мог остыть к ней Наполеон, особенно если учесть, что он в своей военной школе не видел девушек и не мог там в кого-то влюбиться.

— Я уверена в его чувствах ко мне. Иначе быть не может, — твёрдо заявила Летиция и, спрыгнув с подоконника, рухнула на широкую кровать.

Марго чуть заметно вздохнула и задула свечу.

Глава 4

Следующая первая половина дня прошла никак лучше. На рассвете Арман, Летиция и Маргарита босиком побежали на ближайший ручей для ловли рыбы. Арман, наконец, забыв о своей парижской напыщенности, веселился и смеялся вместе с девочками. Ближе к полудню стало очень жарко, и молодые люди решили искупаться и пожарить на костре рыбу.

Летиция, не думая о приличиях, да и какие могут быть приличия, она не считала, что кузен может к ней вдруг испытать какие-то чувства, сбросила верхнее платье и осталась в тонкой полупрозрачной сорочке, за которой угадывалась уже округлившаяся женская грудь и невероятно красивые женственные бедра. Девушка с хохотом вбежала в речку, расплескав вокруг себя брызги воды.

Арман, наблюдавшей на этой картиной, не мог оторвать взгляда от тонкой фигурки его кузины. Мокрая сорочка прилипла к её загорелому телу, показав все прелести её прекрасных форм. Грудь для её четырнадцати лет была уже достаточно большой и высокой. Розовые соски напряглись от холодной воды и дразняще торчали из-под тонкой ткани. Арман почувствовал острое желание обладать своей кузиной. Он до сих пор не мог поверить, что его младшая двоюродная сестра превратилась в такую красавицу спустя десять лет. Буквально с первой минуты как он её увидел, он потерял всякое самообладание.

Марго, видя всю ту же самую картину, искоса взглянула на своего брата. Прочитав на его лице, то, что она и ожидала на нем увидеть, Маргарита громко крикнула своей беспечной кузине:

— Летиция, вылезай из воды, а то простудишься. Рыба уже готова, давайте перекусим.

Схватив платье девушки, Маргарита направилась к кромке воды, чтобы немедленно прикрыть почти совершенно голое тело Летиции. Девушка завернулась в плотную ткань и села к маленькому костерку, на котором аппетитно жарилась огромная рыбина, истончая божественный аромат.

— Вода просто чудесная, советую вам тоже искупнуться, — весело прощебетала Летиция, обращаясь к кузену и кузине. Арман, словно очнувшись от глубокого сна, тряхнул головой и молча достал с углей румяную рыбку. Летиция с аппетитом набросилась на неё, не обращая внимания на то, что её нежные пальчики обжигало горячее мясо.

Арман, видя, что его сестра так же занята поеданием вкусной пищи, вновь обратил свой взгляд на Летицию. Господи, какая красивая у неё кожа. Шелковистая, с бронзовым загаром. А волосы… Они словно блестящая накидка покрывали её стройный стан, доставая до самой поясницы.

Арман почувствовал, как разгоряченная кровь побежала по его венам. Не в силах больше видеть ослепляющую красоту Летиции, он рухнул на землю и закрыл глаза.

Внезапно вдали раздались гулкие раскаты грома. Приближались темные, тяжелые, ливневые тучи. Летиция быстро натянула на себя платье, Маргарита побросала остатки еды в корзинку, и втроём они побежали в сторону дома.

Столь насыщенно проведённый день заставил Летицию забыть о Наполеоне, но по иронии судьбы на полпути недалеко показалась лошадь с его хозяином. Девушка помахала рукой, и Наполеон направился в сторону ребят.

Вдруг прямо над ними раздался страшный треск, засверкали молнии, и на всех брызнул проливной дождь.

— Что же нам делать? — в отчаянии воскликнула Маргарита, окинув взглядом пустынное поле, на котором негде было укрыться.

— Я предлагаю вам отправиться домой, а я с Летицией укроюсь в заброшенном доме лесника на опушке. Он недалеко, мы сможем быстро добежать до туда, — перекрикивая гром, предложил Наполеон.

— Почему мы тогда вместе не можем туда отправиться? И кто ты вообще такой? — хмуря брови, спросил Арман.

— Я вас не познакомила, простите. Это Наполеон Буонапарте, друг моего детства. Наполеон, это Арман и Маргарита де Рамбаль, мои кузен и кузина, — быстро вмешалась Летиция, стараясь разрядить обстановку, — Арман, матушка и месье де Рамбаль будут волноваться, если из нас никто не вернётся домой, вы их сможете успокоить, если скажете, что меня проводит до дома Наполеон…

— Я вам дам свою лошадь, мы с Летицией добежим до опушки. Решайте быстрее, пока гроза окончательно не застала нас врасплох, — сердито сказал Наполеон.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 433