электронная
234
печатная A5
409
16+
Коронованный пустотой

Бесплатный фрагмент - Коронованный пустотой


5
Объем:
220 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-1673-9
электронная
от 234
печатная A5
от 409
До конца акции
10 дней

Предисловие

Мы созданы из вещества того же,

Что наши сны. И сном окружена

Вся наша маленькая жизнь.

У. Шекспир

На первый взгляд, эта книга может показаться философским рассказом в ответ на извечный вопрос: «Бытие определяет сознание или сознание определяет бытие?». Но при более глубоком внимании «Коронованный пустотой» будет не просто философской прозой, а станет «открывающейся дверью в мир сознания». Для тех читателей, которые не просто поймут, но и «попробуют суть сознанием», эта книга может быть «энциклопедией пробуждения сознания», для самостоятельного освобождения от напряжений и страданий и «ключом» к раскрытию новых возможностей.

Несмотря на художественный формат этой книги, всем любителям и профессионалам в таких областях, как: мистика, философия, эзотерика, сознание, медитация, психология, адвайта, целительство, — она будет полезна для расширения кругозора и, возможно, для повышения квалификации. В этом «занимательном чтиве» можно почерпнуть достаточно доступные и очень эффективные практики, расширяющие возможности сознания и в разы улучшающие качество жизни.

В любом случае, теоретик вы или практик, прочитав «путь развития сознания героя книги», вы расширите свое сознание, оно уже не останется в прежних границах. Как минимум прочтение станет «интеллектуальной гимнастикой» и как максимум… Читателям, которым описанный «путь сознания» покажется доступным, и начавшим полноценно жить, пребывая в желаемых состояниях, скажу словами персонажа книги: «Можете не благодарить, мы ведь все — „одно сознание“, переживающее воспринимаемое в разных ипостасях».

Данная книга «писалась почти сама», легко, не как сочинение, а скорее как саморазвивающийся поток сознания. «Коронованный пустотой» — вторая книга автора, который в школе был почти двоечником, поэтому, пару лет назад неожиданно возникшее писательство является одним из многих приятных последствий описываемых в книге практик.

Глава 1

Неожиданные способности

Начало мая 1991 года, в тогда еще советской Туркмении. В городе Мары жил простой советский школьник Митя, пятнадцатилетний юноша, как и многие в этом возрасте, полный противоречий, желаний и комплексов. Он жил обычной жизнью: ходил в школу, где средненько учился, занимался спортом — чтобы быть физически более сильным, любил читать. Мама работала экономистом в банке, отец трудился водителем-дальнобойщиком и почти все время проводил в рейсах, дома жил мало. Так вот, в обычный будний день Митя, отрезая на кухне несколько кусочков колбасы, чтобы перекусить, увидел из окна второго этажа, на котором была их квартира, как сосед по дому — дядя Леня — высыпал мусор из ведра в мусорный контейнер, после чего нагнулся, чтобы покопаться в хламе возле бака. Это совсем не удивляло Митю, так как дядя Леня был общеизвестным скрягой и «плюшкиным», собиравшим себе всякий хлам. Причем, по слухам, у этого хромого старика было много денег, «ЛУАЗ-969» в гараже, хорошая пенсия, ружье, что все в целом по советским меркам было выше среднего достатка. Самое интересное для Мити в дяде Лене было то, что к нему все относились с уважением, несмотря на скупость и неказистый внешний вид. Старик часто был одет в какое-то старье, не лохмотья, конечно, но в очевидно старые вещи, которые давно пора было выкинуть или пустить на тряпки. Задумавшийся над этим Митя заметил, как согнувшийся и ковыряющийся одной рукой в хламе дядя Леня повернул голову в сторону дороги, выпрямился и стал во что-то вглядываться. Переведя взгляд в том же направлении, Митя увидел «серый комок» на асфальте и примыкающее к нему темное пятно. Приглядевшись, он увидел кошку с раздавленными задними лапами. Жива она была еще или уже нет, было непонятно, наверно, не успела перебежать дорогу перед проезжающей машиной. Пока Митя пытался понять, жива кошка или нет, и даже если еще жива, то с такими травмами шансов полноценно жить дальше практически никаких, к ней вплотную зачем-то подошел дядя Леня. Он постоял несколько секунд, глядя на нее, потом присел на корточки к искалеченному, а возможно, уже мертвому животному и почему-то внимательно огляделся вокруг. Мите это показалось несколько странным, так как выглядело это не как попытка найти помощь, а как «правонарушитель оглядывается перед деянием, чтобы убедиться, что никто не видит». Улица Первомайская, на которой они жили, была достаточно тихая, несмотря на расположение почти в центре города, поэтому периодическое отсутствие людей и машин здесь — нормальное явление. Оглядевшись и, похоже, убедившись в отсутствии свидетелей, дядя Леня как бы прикрыл ладонями задние лапы кошки. Это сильно заинтересовало Митю, и юноша задумался: какая польза от этого может быть дяде Лене или интерес?.. Но ход этих мыслей прервало то, чего не могло произойти: кошка под руками дяди Лени вскочила на ноги, резко побежала и скрылась в камышах у котлована за мусоркой. Старик еще раз огляделся, убедившись в отсутствии людей, и с небольшим усилием встал. Митя, будучи обалдевшим от неожиданного, более того, от невозможного, которое только что произошло на его глазах, продолжал наблюдать прихрамывающего дядю Леню, возвращающегося к мусорному баку, видимо, за своим ведром, которое там осталось. Вдруг старик резко повернул голову — прямо в направлении окна кухни, из которого за ним наблюдал Митя. Юноше показалось, что их взгляды встретились, его охватил беспричинный страх, и, не зная, что делать, он просто резко присел. У Мити, сидевшего на корточках, под излишне сильный и частый стук сердца «быстро бежали мысли»: «Что это было?! Он увидел, что я все видел! Кто он, дядя Леня?!» Возникла успокаивающая идея, что, возможно, старик не увидел его, так как на улице солнечно и более яркий дневной свет, наверняка отсвечивался от стекла, плюс расстояние… Сколько было до дяди Лени, метров сто? Митя вспомнил школьную шестидесятиметровую беговую дорожку, прикинул ее как ориентир до дяди Лени, смотрящего на него… Огород под окном с торца дома, который огородил сосед — дядя Чары, дорога, за ней немного в сторону по диагонали мусорка — метров семьдесят, вряд ли зрение пенсионера позволило бы четко увидеть наблюдающего юношу. Митя начал было уже успокаиваться, но, вспомнив момент встречи их взглядов, перестал рассматривать версию своей незамеченности, так как, несмотря на расстояние, он четко ощутил прицельное направление взгляда дяди Лени в свои глаза. Прошла пара долгих минут, Митя захотел осторожно, не высовывая голову из-за горшка с алоэ на подоконнике, посмотреть, ушел ли дядя Леня, но непроходящее волнение требовало избежать повторной подобной встречи взглядов со стариком. Юноша в полусогнутом положении покинул кухню, на всякий случай убедился, что входная дверь заперта, зашел к себе в комнату и сел на тахту — в надежде обдумать и понять произошедшее…

Глава 2

Дядя леня

Прошло два часа после увиденного из окна кухни. Митя немного успокоился, пока остановившись на варианте, что он что-то не так понял или ему показалось. Уверенно направившись на кухню, он налил кипяченой воды из кувшина в кружку. Спокойно попивая воду, юноша подошел к окну. Взглянул на мусорку, вполне ожидаемо там не было дяди Лени, также отсутствовало ведро, оставленное им у мусорного бака, когда старик отходил, чтобы… Тут взгляд Мити скользнул метров на пятнадцать правее, где все произошло, и глаза его снова немного расширились… Казалось, на месте, где лежала кошка, оставалось небольшое темноватое пятно, возможно, несколько утратившее яркость на очень жарком туркменском солнце! Митя поставил недопитую кружку на стол и уверенно направился к выходу.

Это был уютный двор двухподъездного двухэтажного дома, «проходной» — с въездом с одной стороны дома и калиткой с другой. Во дворе было три больших общедоступных топчана плюс старая пружинная кровать, настеленная крашеными досками, выполняющая функцию скамейки. У некоторых квартир первого этажа был отдельный вход со двора с небольшим участком перед дверью, огороженным штакетным заборчиком. В доме было 12 квартир, пять семей туркменской национальности, две туркмено-татарские, четыре русские семьи и одна русско-армянская. Незначительные напряжения между соседями иногда, конечно, возникали, но редко, и, как правило, это случалось с «парой тройкой одних и тех же вредноватых личностей», это, скорее, редкие и незначительные стычки на «хозяйственной почве», и никогда не возникало межнациональных конфликтов. Все друг друга знали: имена и фамилии, какой характер, где работает или учится и так далее. Мало того: более-менее хорошо знали о людях, проживающих в соседних домах, дружили дети, общались взрослые, в целом очень доброе время, несмотря на экономические и бытовые недостатки, присущие «несколько недоразвитому социализму».

Встречаться с дядей Леней Мите совсем не хотелось. Старик проводил много времени во дворе, сидя на топчане напротив своего, а не Митиного подъезда. Калитка, через которую можно выйти к мусорке, находилась со стороны своего подъезда, юноша с волнением вышел во двор, не останавливаясь и даже не решившись посмотреть вправо — на топчан, где обычно, покуривая, сидит дядя Леня, — быстрым шагом направился на улицу. Сразу увидев небольшое пятно на дороге, подошел к нему и начал внимательно рассматривать в надежде получить какое-то логическое объяснение виденному сегодня. Но ожидаемого понимания не возникло: это было еще слегка влажноватое, похоже, от почти засохшей крови пятно. Такие же, но большего размера периодически встречаются на дорогах возле плоско раскатанных машинами неудачливых собак, кошек или ежиков. Митя, будучи немного расстроенным отсутствием какого-либо логического объяснения произошедшему, стоял некоторое время у пятна, пока его не отвлек от мыслей гудок звукового сигнала объезжающего юношу по встречной стороне дороги автомобиля «ВАЗ-2101». Возвращаться домой через двор, где была высокая вероятность встречи с открывшимся с новой стороны соседом, не хотелось, и Митя, погрузившийся в размышления, медленно побрел по дороге в очень привычном направлении — в сторону школы.

Дневная жара понемногу начинала спадать, Митя шел, думая о дяде Лене… Что он знал о нем: пенсионер, редко побритый старик лет под семьдесят, почему-то всегда в кепке, детей вроде нет. Несколько лет назад у него умерла супруга, тихая и незаметная женщина, она мало с кем общалась, ограничиваясь приветствиями или очень короткими нейтральными беседами. В отличие от нее, ее супруг был любитель поговорить, он много сидел во дворе, с удовольствием общаясь с сидевшими или проходящими соседями. Юноша не знал никого, кто хоть раз был у старика в квартире.

Дядя Леня часто болтал с Митиным отцом, кода тот был в городе, с удовольствием угощался у него сигаретами, с интересом слушал рассказы о поездках и про прочее. Старик сам тоже много рассказывал историй про жизнь, охоту, рыбалку, политику, но никогда не углублялся в историю своей жизни. Митин папа был человек общительный, очень добрый и излишне открытый, имел склонность к азартным играм, которые поглощали значительную часть заработанных им денег, что служило частым поводом для скандалов в семье и требовало дополнительных поездок, чтобы отработать долги. Дядя Леня периодически открыто критиковал отца Мити за такое «баламутство», жалея его мать, но Митин папа никогда не обижался за это на него. Более того, «бедный сосед-скряга» иногда одалживал Митиному отцу, тайно от его матери, приличные суммы денег для покрытия карточных долгов, по слухам, под некоторый процент. Дядя Леня очень помогал Митиной маме, когда его отец надолго уезжал. То врежет новый замок во входную дверь, когда Митя в очередной раз потеряет ключи, то починит потекший кран, то снимет постиранное ею белье, сушащееся во дворе, когда начинался «туркменский дождь» — это сильный ветер, поднимающий пыль и песок, эдакая «мини песчаная буря». Однажды, увидев на соседней стройке шестилетнего Митю, плавающего на старой двери, как на плоту, посреди наполненного водой и достаточно глубокого котлована — для не умеющего плавать мальчишки, старик, несмотря на хромоту, побежал домой к его матери. После чего она прибежала к котловану, криками велела сыну осторожно грести к берегу и, ругая, забирала мальчика домой. Последовавшее за этим строгое наказание Мити вызвало в нем некоторую неприязнь к «сдавшему» его соседу. Негативное отношение к старику резко усилилось, когда некоторое время спустя Митя, наловивший неподалеку в заросшей камышами яме с водой пол-литровую банку маленьких лягушат, высыпал их в соседнем подъезде и собрался их, разбегающихся, давить танком, привезенным отцом из рейса. Но эту дикость вовремя остановили пальцы дяди Лени, схватившего пацана за ухо и за это же ухо проводившего мальчика к матери, которая его снова поругала и наказала. Естественно, спустя почти десять лет негатив к старику поостыл, но, как говорят, «осадок в душе остался». В итоге своих размышлений Митя пришел к выводу, что дядя Леня хоть и немного скверноватый, но не злой старик и вряд ли представляет какую-либо угрозу, даже несмотря на возможное наличие неких необычных способностей, если, конечно, они не померещились юноше. Да, поверить в чудеса советскому мальчику-атеисту было очень сложно, но, возможно, сложнее было представить в образе «скрытого мага» именно дядю Леню! Со спадающей жарой остужался не только воздух, но и эмоциональное состояние юноши, и он спокойно направился к дому.

Глава 3

Неизбежная беседа

Несколько уставший и достаточно проголодавшийся Митя заходил во двор со стороны своего подъезда, думая о том, как он сейчас перекусит бутербродом с колбасой и чуть позже мама приготовит что-нибудь вкусненькое на ужин. Как вдруг он заметил сидящего на ближнем топчане дядю Леню, который обычно здесь не сидит, и, похоже, он дожидался именно Митю. Проходя мимо, юноша привычно поздоровался с ним: «Здравствуйте, дядь Лень», на что сосед, тоже как обычно, ответил: «Привет, Митя». Юноша уже почти прошел мимо, как услышал: «Мить, присядь на минуточку».

Сердце Мити заметно участило свое биение, он повернулся, подошел и присел на топчан, молча повернул голову к старику в ожидании его слов. Видно было, что сосед не знает, с чего начать разговор, поэтому начал банально:

— Как поживаешь, учеба как?

— Спасибо, дядь Лень, все хорошо, а как у Вас дела? — столь же банально ответил юноша.

— У меня тоже все хорошо, — и после небольшой паузы старик продолжил: — Мить, мы оба знаем, что ты видел нечто необычное, сможешь забыть об этом?

Старик осторожно взглянул в глаза юноше, а Митя как бы «завис», не зная, что ответить на такое ожидаемое и одновременно невозможное развитие разговора… Набравшись храбрости, юноша спросил:

— Так это чудесное исцеление кота мне не почудилось?

— Послушай, Мить, у нее есть котята! Не спрашивай, откуда я знаю, но если бы она умерла — и они бы тоже умерли. — произнес он с просьбой о понимании и превозмогая явное нежелание что-либо подробно объяснять на обсуждаемую тему.

Тут Митя подумал, что назвал сейчас кошку котом, хотя сразу почему-то предполагал, что это кошка, и, получается, угадал, но эту мысль остановил вопрос дяди Лени: «Ты сможешь никому об этом не рассказывать? Сам понимаешь: тебе все равно никто и даже родители не поверят, а моего подтверждения этому не прозвучит…». Возникла небольшая пауза, после которой, слегка хихикнув, старик продолжил:

— Смешно то, что даже если я подтвержу, то нам обоим никто не поверит.

— Да, дядь Лень, я никому не расскажу, — ответил Митя.

— Вот и отлично, спасибо.

Старик встал и направился в сторону своего подъезда, Митя не выдержал нарастающего любопытства и спросил ему вслед:

— Но как такое возможно?!

Дядя Леня повернулся и сказал:

— Мить, я хочу отдохнуть, да и ты тоже уставший и кушать хочешь, если интересно, давай завтра об этом поговорим?

— Да, конечно, дядь Лень! — ответил юноша, ощущая некоторое воодушевление от предстоящего удовлетворения своего любопытства и одновременное облегчение от наконец-то сошедшего эмоционального напряжения.

Глава 4

Объяснение

На следующий день, пообедав после школы, Митя вышел во двор в надежде увидеть дядю Леню и получить объяснения. Его ожидания оправдались: сосед покуривал, привычно сидя на топчане напротив своего подъезда.

— Здравствуйте, дядь Лень! — поздоровался юноша.

— Привет, Митя, — выдувая дым, ответил он.

— Можно присесть?

— Садись, конечно, у тебя ведь есть вопросы по поводу вчерашнего.

— Да, есть.

Митя огляделся: было жарко, и во дворе, по крайней мере рядом с ними, никого не было, и юноша продолжил:

— Дядь Лень, как Вы это вчера сделали?

— Понимаешь, Митя, этот мир не совсем такой, как ты о нем думаешь, и если научиться это видеть, то открываются практически любые возможности…

Митя понял, что сказанное ему сейчас не вполне понятно, но слова «научиться видеть» и «открываются любые возможности» очень его заинтриговали, особенно на фоне вчерашней случайной, но впечатляющей демонстрации.

— А я могу такому научиться? — спросил юноша, переводя развитие разговора в интересующее его направление.

— Думаю, к тому все и идет, — дядя Леня посмотрел на Митю и продолжил: — Тебе пока еще не очевидно, но наша сегодняшняя беседа — это последствие наших стремлений.

— Не понял, мы с Вами стремимся к одному и тому же?

— Нет, Мить, стремления у нас разные, просто они сошлись для реализации, — видя, что юноша не понимает, он продолжил объяснять: — Ты стремишься к большим, чем те, которыми обладаешь сейчас, возможностям, так?

— Да, — честно ответил Митя и добавил: — А Вы к чему стремитесь?

— А у меня возникло желание еще поиграть… — старик, задумавшись, замолчал, но через минуту, как бы вспомнив, что Митя ждет более развернутого ответа, продолжил: — Я прожил достаточно долго и вроде уже ничего не хочу, но столько созрело в сознании и я настолько доволен эффективностью этих знаний, что не хочу уйти, не поделившись… Дядя Леня снова задумался, и возникшую тишину прервал Митин вопрос:

— Куда уйти?

— Ну куда… Не столько «куда», так как «там» нет адреса, а, скорее, «откуда», с «этого белого света», понимаешь?

— Умереть, что ли?! — взволнованно и надеясь на то, что неправильно понял старика, спросил Митя.

— Ну конечно! — спокойно ответил дядя Леня, но, замечая нарастающее волнение в глазах юноши, успокаивающе улыбнулся и продолжил: — Это не страшно, смерть — это вовсе не конец. Она случится со всеми нами в любом случае, это вроде как возвращение домой после интересного путешествия… Страхи по поводу смерти абсолютно бессмысленны, и чем раньше ты с ними распрощаешься, тем более счастливую жизнь проживешь. И кстати: из-за тебя я здесь еще задержусь…

Митя, пытаясь быстро переваривать поступающую информацию, спросил:

— Не понял, из-за меня Вы дольше поживете?!

— Да, Митя, — улыбаясь, ответил старик.

Снова заметив улыбку на лице собеседника, юноша подумал: целых два раза в течении минуты улыбнулся дядя Леня! За пару лет не всегда столько улыбок на его лице увидишь! Нет, дядя Леня не был излишне угрюмым, часто, сидя во дворе, он любил рассказывать анекдоты сидящим с ним или проходящим соседям. Причем анекдоты смешные, и рассказывал с актерским мастерством, хорошо передавая состояния и интонации героев анекдотов, но при этом почти никогда не улыбался, даже когда слушатель искренне смеялся в конце рассказа. Эти мысли прервались переключением внимания на вновь зазвучавший голос старика.

— Если говорить честно, то это не совсем так — что «ты меня как-то спасаешь», скорее, как «я себя продлеваю». Понимаешь, сейчас я просто доволен своими знаниями и возможностями, но предчувствую, что получу еще большее удовлетворение от того, что раскрою и передам их кому-то.

— Что?! — не веря своим ушам, спросил Митя.

— После вчерашнего случая мне очень захотелось поделиться своими навыками, и в дополнение к этому я тоже буду ощущать восхищение ученика от эффективности его новых возможностей. Детей и, как следствие, внуков у меня нет, но вдруг возникла возможность поиграть в «довольного деда».

После слов старика «я тоже буду ощущать восхищение ученика…» Митя задумался, вспомнив основную причину, по которой состоялся их сегодняшний разговор, про то, как дядя Леня после помощи кошке почувствовал его взгляд из окна. К тому же вспомнились вчерашние слова старика «я хочу отдохнуть, да и ты тоже уставший и кушать хочешь…» — похоже, дядя Леня действительно может чувствовать то, что чувствую я! Далее вспомнились слова о «передачи знаний и эффективности новых возможностей». Он хочет научить меня! То есть я смогу чудесно лечить! Сердце юноши забилось сильнее, а мысли продолжали стремительно развиваться: наверняка это не все умения, возможно, еще я смогу чувствовать других людей! Это реальная способность, в существовании которой за последние сутки я убедился. Кошка — дядя Леня сказал, что у нее котята! Может, знал именно эту кошку? Тут Митя представил котят, подумал, как они голодные ждут мать, которая могла никогда не вернуться… Далее поймал себя на мысли, что отвлекается от основной темы — касаемо его собственных перспектив, и решил возвратиться к ее сути. После секундной паузы в размышлениях, которая выглядела как «отмотка мыслей назад» — от котят к своим будущим возможностям, о которых ему интересней было думать. Эти и, возможно, еще большие «суперспособности», которыми он сможет овладеть… Тут словесные размышления сменились чередой возникающих образов себя в виде магов, волшебников, колдунов — в «состоянии реализованного величия»… Откровенное «самовосхищение», с которым воспринимались «эти картины», сочеталось с «витавшими в воздухе» еще большими перспективами развития — текущего «самовосторга»…

Всю эту «идиллию Митиного будущего величия» прервал зазвучавший голос дяди Лени:

— Эк тебя растащило!

Их взгляды встретились и задержались, Митя хотел отвести голову в сторону, но оказалось, он как бы «застрял» в направлении глаз старика без возможности отвернуться. Дядя Леня, будто заглядывающий юноше в сознание, как-то почувствовал нарастающее волнение Мити из-за возникшего чувства беспомощности и, как бы опомнившись, «отпустил взгляд юноши», отвернувшись первым. Митино волнение сразу исчезло в связи с возникшим пониманием, что сосед нечаянно ограничил его свободу, не желая ничего плохого.

Возникшую неловкую паузу прервал вопросом дядя Леня:

— Ты ведь уже понял, что я могу чувствовать состояние людей?

— Да, есть такое подозрение, — довольно легко и с очевидным желанием продолжить разговор ответил юноша.

— Так вот, — продолжил старик, — по твоему текущему состоянию для меня очевидно, что тебе данная тема интересна, — он излагал спокойно, даже с несколько излишней размеренностью и с очевидным успехом в попытках выражать кратко и понятно новые для понимания юноши темы… — Поэтому, спрашивать твоего формального согласия нет смысла. Раз я сейчас веду с тобой этот разговор, значит, мне тоже эта тема интересна.

Тут Митя немного отвлекся от речи соседа на попытку достоверно понять то, что сейчас с ним происходит. Не замечтался ли он прямо сейчас, сочиняя продолжение событий последних суток, и не «очнется ли он снова к себе — замечтавшемуся» при мысли о том, что происходящее сейчас — его очередная греза? А вдруг в следующее мгновение он ощутит себя прекратившим мечтать и идущим в хлебный магазин, так как мама, будучи дома в обеденный перерыв и не застав еще не пришедшего со школы сына, оставила ему записку на столе: «Борщ в холодильнике. Купи к ужину хлеб». И вот он, уже идущий по улице и предвкушающий, как через несколько минут с огромным удовольствием привычно откусит запеченную корочку от булки хлеба, так как поленился разогреть борщ, а чувство голода как раз сейчас начало себя проявлять… Предвкушение предстоящего разжевывания корочки хлеба прервалось голосом дяди Лени, вернувшим юношу в текущую реальность:

— …эта тема интересна.

Мите пришлось возвращать внимание к их беседе — сквозь осознавание того, что он замечтался о том, что нынешняя беседа могла оказаться фантазией, и юноша, быстро концентрируясь на сути разговора, вынужден был переспросить:

— Тема?

— Да, тема передачи тебе знаний и развитие больших возможностей, чем те, которые доступны большинству людей. Такие способности называются волшебством, магией или колдовством, так как якобы доступны только сказочным персонажам. Чувствую, ты очень хочешь развиваться, и поэтому будем считать, что мы пришли к предварительному согласию.

Митя кивнул в знак согласия, и дядя Леня продолжил говорить:

— Давай на этом сегодня закончим, тебе есть о чем подумать. Завтра суббота, у многих выходной, и нам во дворе спокойно поговорить не получится, даже днем. Давай часам к трем подходи за мной в охотничий магазин, мы где-нибудь там рядом посидим на скамейке и поболтаем.

Митя догадывался, что пожилой продавец магазина «Товары для охоты и рыбалки» — приятель дяди Лени, так как видел его сидящим там, когда пару лет назад подумывал купить порох для экспериментов и, не зная, что ему откажут, просто постеснялся спросить при соседе…

— До свидания, Митя, я еще выкурю папироску и пойду домой — пить чай, — в несколько более ласковой манере, чем обычно, сказал старик.

— До свидания, дядя Леня, — ответил Митя, вставая, и добавил: — Спасибо…

Прикуривший папиросу старик махнул на это рукой с горящей спичкой, туша ее и одновременно показывая: «да ладно…». Юноша направился домой и услышал за спиной:

— Да, Мить, ты это… мамке про это пока не рассказывай, ладно?

Митя кивнул в знак согласия и довольный пошел домой.

Глава 5

Первое занятие

На следующий день Митя, как и договаривались, к трем часам пришел к охотничьему магазину. Зашел и увидел пожилого мужчину за прилавком, держащим блесну с крючками и что-то обсуждающим с дядей Леней, который сидел на складном стульчике перед прилавком. Магазинчик был маленький, одна комната и подсобка, в продаже охотничий и рыболовный инвентарь: патроны, порох, дробь, удочки, крючки и т. д. Дядя Леня оглянулся на осторожно входящего юношу и сказал:

— Привет, Митя, подожди минуточку, я сейчас…

Юноша осмотрел прилавок и вышел на улицу, день был солнечным и жарким, впрочем, почти как любой другой в Мары с мая по сентябрь. Вышел дядя Леня и предложил пойти посидеть в сквере рядом с Вечным огнем, на что Митя согласно кивнул, и они не спеша пошли.

— Как настроение? — спросил дядя Леня.

— Хорошее, — скромно ответил юноша, еще не привыкший к новому формату общения с соседом.

— Думаю, у тебя есть какие-нибудь вопросы, если хочешь, можем начать с них, — предложил дядя Леня.

— Да, — с удовольствием поддержал идею Митя. — Вот Вы вчера сказали, что мир не такой, как мы о нем думаем… Что Вы имели в виду?

— Ох, Митя, ты, похоже, решил начать с самого непростого для понимания… — дядя Леня немного задумался и продолжил: — Давай я тебе коротко эту тему приоткрою, ты мне не поверишь, и мы перейдем к темам, с которых лучше начинать?..

— А почему коротко? — удивился Митя.

— Просто будет неправильно, если получится убедить тебя и ты просто согласишься со мной, лучше, если «такое» ты сам осознаешь — через прямой опыт… Поэтому мы пока коротко обсудим — как теорию.

— Ну ладно, давайте пока коротко… — неуверенно согласился юноша.

— Этот мир… — видно было, что дядя Леня пытается сжать и сформулировать достаточно обширную и сложную для Митиного понимания тему, и после небольшой паузы продолжил: — Внешний мир — это образное пространство, «сотканное из мыслей и состояний», при этом «весь этот мир не снаружи, — начал объяснять дядя Леня и понял, что еще больше запутывает собеседника.

— Как это весь мир не снаружи? — удивленно спросил Митя.

— Все в сознании, вроде фантазии, в которую ты вовлекся. Понимаю, такое сложно представить, но вся твоя жизнь — это как сновидение. Вспомни сны, которые ты иногда видишь, когда спишь, и воспринимаешь того себя во сне, ведь такого же тебя и того, что было в сновидении, в реальности не существовало?

— Ну конечно же, это же просто сон! — уверенно ответил Митя.

— Верно, но когда ты об этом узнал? — спросил старик.

— Не понял, что Вы имеете в виду?

— Ну, что «тот ты» и все с тобой происходящее всего лишь сон, ты узнал, только когда проснулся, а пока спал, думал, что происходящее реально. Верно?

Юноша немного задумался и ответил:

— Да, верно.

— Вот видишь, то происходящее, которое ты принимал за реальность, оказалось просто игрой твоего сознания. Правильно?

— Да, — согласился юноша.

— Вот и этот мир — вроде еще большего общего сна, который формируют «сновидящие сознания».

— Предположим, что это так, но как о таком только Вы знаете? — спросил довольный умным вопросом Митя.

— Мне очень нравится то, что ты сомневаешься. Возможно, в этой беседе мы зародим сомнение в твоем привычном мировоззрении и это пойдет тебе на пользу… Ну, давай вернемся к теме: об этом знаю не я один, в этом мире всегда были, есть и будут пробужденные сознания, думаю, таких меньше одного процента от общего количества людей. А как можно узнать «такое» — так это относительно не сложно, я тебя научу, и в итоге с тобой произойдет как бы «пробуждение во время сна». Возможно, у тебя бывали неглубокие сновидения, когда ты вроде спишь и видишь сон, но параллельно точно знаешь, что это тебе снится?..

— Да, такое иногда бывает по утрам, когда уже вроде выспался, но еще что-то снится, — после небольшой паузы ответил юноша.

— И, если помнишь свое состояние, когда ты осознаешь, что воспринимаемое — сон, тогда сновидение не бывает напряженным: все происходящее в нем не вызывает страхов и страданий, а вот приятные или спокойные состояния легко могут ощущаться. Все воспринимается спокойно, а при желании — даже хорошо и приятно, просто потому, что ты не относишься к происходящему серьезно.

— Разве можно так проснуться — прямо в жизни? — с откровенной ноткой сомнения спросил Митя.

— Подумай, чем отличается глубокое сновидение, происходящее в котором ты принимаешь за реальность, от того, о котором ты знаешь, что это снится?

Они подошли к скамейке, расположенной под тенью большого дерева, дядя Леня жестом показал на нее, и они присели. Митя посидел некоторое время, думая, и неуверенно заговорил:

— Может, тем, что во время второго варианта я знаю себя настоящего, который лежит на кровати и спит?

— Верно, друг мой, — довольный сообразительностью паренька, продолжил старик: — Для того чтобы проснуться в сновидении, надо осознавать того, «кто» или «что» воспринимает это сновидение. А где, по-твоему, возникает и происходит сновидение?

Дядя Леня вопросительно взглянул на юношу, который, недолго думая, ответил:

— В голове!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 234
печатная A5
от 409
До конца акции
10 дней