Ridero

Книга создана при помощи издательской системы Ridero
Издай свою книгу бесплатно прямо сейчас!

978-5-4483-1054-6

Королевская гора и восемь рассказов

Купить электронную Купить печатную

Олег Глушкин

автор книги

О книге

Жизнь представляет каждому свою волшебную гору, можно просто созерцать ее, а можно и должно одолеть и добраться до вершины. Об этом роман «Королевская гора», охватывающий и годы тоталитаризма, и начало нового века, с уходом в далекое прошлое. На протяжении всего романа рушатся попытки постановки пьесы об основании Кёнигсберга, не может найти входа актерский талант. В рассказах также герой часто терпит поражение, но остается честным и не отступает с избранного пути.

Об авторе

Пересылаемое сообщение — — — — От кого: Александр Кузовлев <a.kuzowlev2011@yandex.ru> Кому: Олег Глушкин <o_gluschkin@mail.ru> Привет, Олег! Огромное спаибо тебе за книгу, твою гору прочел на одном дыхании, начал вечером часов в девять и закончил в три ночи. Очень сильное впечатление! Подумал, что это потому что все зримо, все происходило с нами, но вот дал почитать человеку молодому, своему внуку и он говорит, что давно не читал такого првдивого и напряженного текста говорит, что это готовый киносценарий. Он ведь у меня учится в театральном. И дейстивтельно, так двигается все, так показано все в развитии, что если не сценарий, то пьеса может быть готовая. Тем более, что у тебя пьеса разыгрывается на протяжении всего романа, пьеса об основании нашего города. Это дает тебе возможность показать исторические события и порассуждать о пруссах и крестоносцах. Здесь мог бы тебе во многом возразить, не такая уж фигура этот Оттокар, а с другой стороны понимаю, что это пьеса придуманная, это как у Шекспира в Гамлете, пьеса в пьесе, мышеловка. И все трагедией оборачивается. Конечно, в те времена, когда мы с тобой на заводе работали, ни о каком Оттокаре и вспоминать было нельзя. Ты ещё все мягко показал. Многих узнаю. Семеныча вспомнил. Вот ведь сразу я тогда понимал, что станет он большим человеком. И когда стали стапель резать, он ведь спас. А вот Григория Ефимовича не знаю, с кого ты писал. Впрочем, доносчиков тогда хватало. Помнишь, как нас за Солженицына таскали. Я думаю самое удачное в твоей книге — это сумасщндший дом, здесь мог бы ты и посильней развернуться, поле большое непаханное. И какие фигуры колоритные — и профессор, который спасен был из огня, от немцев спасен и здесь у тебя — спалил крепость, и Иван Анисимович, взявший на себя вину, чтобы сына от тюрьмы спасти, и генерал, это конечно, Григоренко, хотя и не появляется и не задействован, но даже незримо властвует. И это сильный ход — освобождение из психушки главного героя в начале перестройки, в девяностые, когда и на воле был сумасшедший дом. И замечу о главном герое Вилоре Аврутине — он мне очень симпатичен. Не себя ли ты хотел изобразить. Хотя нет, ведь там докмейстер есть — это уж точно ты. А Вилор он ведь совсем другой, в нем заложены с детства амбиции, он рвется на сцену, а ты не был человеком публичным. Вилор мне по душе, потому что он мир осваивает и дорого за ошибки платит. Так всегда в жизни бывает. Он честный человек. И город свой он полюбил, хотя и не дал ему город — ни жилья нормального, ни работы. Наверное, еще красит его отношение к женщинам. Любовь к простой, но очень душевной девушке, к Даше. И отношение к теще. Тоже фигура колоритная эта теща. Коммунистка с двойным дном. Надо восставать против несправедливости, надо добиваться правды, Вилор у тебя не решительный. В девяностые таким дороги не было, при советской власти не было, а уж тут и подавно. И все таки дождался он звездного часа, произнес свой мнолог о городе, стал настоящим королем, взошел на Королевскую гору. Не дал ты пропасть ему. В жизни ему бы так и прозябать в неизвестности. А так, возможно и в Москву, в театр возьмут. У нас ведь как, нет пророка в своей провинции. Помнишь Колю Лесина, носился со своей повестью, гнигде ее не брали, а в Москве стал известным писателем — Самвелян — ведь это он, фамилию матери взял. Да уж нет его. Многих нет. И я еще думаю, писать надо обо всех, пусть ониу тебя, в твоих романах оживают. Удачи тебе, старик! Обнимаю. Алексей.

0 ответов

Пересылаемое сообщение — — — — От кого: Александр Кузовлев <a.kuzowlev2011@yandex.ru> Кому: Олег Глушкин <o_gluschkin@mail.ru> Привет, Олег! Огромное спаибо тебе за книгу, твою гору прочел на одном дыхании, начал вечером часов в девять и закончил в три ночи. Очень сильное впечатление! Подумал, что это потому что все зримо, все происходило с нами, но вот дал почитать человеку молодому, своему внуку и он говорит, что давно не читал такого првдивого и напряженного текста говорит, что это готовый киносценарий. Он ведь у меня учится в театральном. И дейстивтельно, так двигается все, так показано все в развитии, что если не сценарий, то пьеса может быть готовая. Тем более, что у тебя пьеса разыгрывается на протяжении всего романа, пьеса об основании нашего города. Это дает тебе возможность показать исторические события и порассуждать о пруссах и крестоносцах. Здесь мог бы тебе во многом возразить, не такая уж фигура этот Оттокар, а с другой стороны понимаю, что это пьеса придуманная, это как у Шекспира в Гамлете, пьеса в пьесе, мышеловка. И все трагедией оборачивается. Конечно, в те времена, когда мы с тобой на заводе работали, ни о каком Оттокаре и вспоминать было нельзя. Ты ещё все мягко показал. Многих узнаю. Семеныча вспомнил. Вот ведь сразу я тогда понимал, что станет он большим человеком. И когда стали стапель резать, он ведь спас. А вот Григория Ефимовича не знаю, с кого ты писал. Впрочем, доносчиков тогда хватало. Помнишь, как нас за Солженицына таскали. Я думаю самое удачное в твоей книге — это сумасщндший дом, здесь мог бы ты и посильней развернуться, поле большое непаханное. И какие фигуры колоритные — и профессор, который спасен был из огня, от немцев спасен и здесь у тебя — спалил крепость, и Иван Анисимович, взявший на себя вину, чтобы сына от тюрьмы спасти, и генерал, это конечно, Григоренко, хотя и не появляется и не задействован, но даже незримо властвует. И это сильный ход — освобождение из психушки главного героя в начале перестройки, в девяностые, когда и на воле был сумасшедший дом. И замечу о главном герое Вилоре Аврутине — он мне очень симпатичен. Не себя ли ты хотел изобразить. Хотя нет, ведь там докмейстер есть — это уж точно ты. А Вилор он ведь совсем другой, в нем заложены с детства амбиции, он рвется на сцену, а ты не был человеком публичным. Вилор мне по душе, потому что он мир осваивает и дорого за ошибки платит. Так всегда в жизни бывает. Он честный человек. И город свой он полюбил, хотя и не дал ему город — ни жилья нормального, ни работы. Наверное, еще красит его отношение к женщинам. Любовь к простой, но очень душевной девушке, к Даше. И отношение к теще. Тоже фигура колоритная эта теща. Коммунистка с двойным дном. Надо восставать против несправедливости, надо добиваться правды, Вилор у тебя не решительный. В девяностые таким дороги не было, при советской власти не было, а уж тут и подавно. И все таки дождался он звездного часа, произнес свой мнолог о городе, стал настоящим королем, взошел на Королевскую гору. Не дал ты пропасть ему. В жизни ему бы так и прозябать в неизвестности. А так, возможно и в Москву, в театр возьмут. У нас ведь как, нет пророка в своей провинции. Помнишь Колю Лесина, носился со своей повестью, гнигде ее не брали, а в Москве стал известным писателем — Самвелян — ведь это он, фамилию матери взял. Да уж нет его. Многих нет. И я еще думаю, писать надо обо всех, пусть ониу тебя, в твоих романах оживают. Удачи тебе, старик! Обнимаю. Алексей.

0 ответов

Отзыв о «Королевской горе» Олег Борисович, добрый день. Я прочитала Вашу книгу и подумала, что, наверно, не смотря на то, какая уже по счету у автора вышла рукопись в свет, ему так же, как и в первый раз не безразличны мнения читателей о его работе. «Королевская гора». думаешь: «Вероятно, это еще один сборник легенд и притч о здешней местности». Но потом, когда углубляешься в чтение, понимаешь, что здесь все гораздо многогранней. Главного героя изначально просто жаль — чисто по-женски, по-матерински. Он оказался совсем одиноким в мире, никого у него нет, не к кому ему идти и плакаться. Так это страшно — быть одиноким! Потом начинаешь на него злиться: «Ну как можно быть таким глупым и самовлюбленным?! Не уметь себя встроить, не интересоваться тем, что происходит вокруг. Понятно, что мама тебя воспитала таким, но, давай, приобретай уже опыт. Отращивай его вместе со своей рыжей бородой!» Начиная, со сцен в психушке, судьба ГГ представляется уже судьбой большинства народа. Здесь начинаешь задумываться о «банальности зла» и о том, что «история она ничему не учит, она — повторяется». Давно уже написаны сотни книг о тех или иных событиях мировой истории, и, казалось бы, ну чего еще проще, люди? Возьмите, прочтите, проанализируйте и не повторяйте больше предыдущих ошибок! Так нет, же! Человечество упорно вляпывается в ту же самую жижу, но как завороженное повторяет «Нет, мы не такие! Эта история не про нас! Мы не «псы –рыцари», мы не пруссы, мы не фашисты, мы не… Мы- благородные и если кому-то досталось случайно, несправедливо, то это потому что обстоятельства так сложились… Пресловутые «щепки» известного леса. . Чисто по-человечески мне очень хотелось, чтобы Вилору, в конце концов, повезло! И все бы у него сложилось. И я даже загадала: если будет хороший конец, то автор…. извините, не профессионал! Потому что это была бы уже абсолютно — сказка. Но ваша концовка подтвердила именно ту мысль (надеюсь, что я правильно ее поняла) «ждите вызова! Ничего еще не кончено!» А какой он будет этот «вызов» и куда… Вот такие чувства, Олег Борисович, родила во мне Ваша книга. Вероятно, я во многом ошибаюсь, и, может быть, даже совсем все неверно поняла. (Знаете, говорят, что Виктор Цой свою песню «Перемен требуют наши сердца…» писал с мыслью об обыкновенных школьных переменах… а уж другой смысл в нее вложили люди, привязав к определенным обстоятельствам…) В любом случае, Ваше произведение, мне понравилось. Всего Вам доброго и новых работ!

0 ответов

Рассказать друзьям

Ваши друзья поделятся этой книгой в соцсетях,
потому что им не трудно и вам приятно