электронная
160
6+
Комиссар Катан и инспектор Бакс

Бесплатный фрагмент - Комиссар Катан и инспектор Бакс

Хроники кошачьих расследований

Объем:
124 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4485-7393-4

Глава первая

День был в самом разгаре.

В наполненном шумом полицейском участке кипела повседневная работа. То и дело, по коридору проносились встревоженные сержанты. Кто-то на бегу собирался на срочный вызов, а кто-то спешил заступить на патрулирование городских улиц. Возвращаясь, они приводили задержанных хулиганов, мелких воришек и прочих не сознательных котов. Все они тут же оказывались за решёткой временного изолятора. Там нарушители очень громко и не довольно мяукали, шипели и скреблись своими острыми когтями о стены.

Время от времени к ним заходил здоровенный верзила сержант Брус и связывал дебоширов друг с другом хвостами. На некоторое время в клетке становилось тише. Наказанные прохвосты не могли шевелиться и потому только жалобно мяукали, надеясь на прощение. Но как только арестантам удавалось распутать хитроумный узел сержанта, они опять начинали шуметь. Тогда Брус шёл к ним в клетку и снова связывал их новым замысловатым узлом.

Кабинет шефа полиции отделялся от остальных помещений участка толстой пуленепробиваемой стеклянной перегородкой. Однако и она не могла оградить особо утончённый слух комиссара Катана от резких, отвратительных звуков. Посторонний шум очень беспокоил комиссара и мешал ему работать.

— Тысяча бульдогов! — наконец не выдержал Катан. — Это когда-нибудь прекратится? Совершенно не дают сосредоточиться! Сколько можно просить: Ну, не мяукайте вы так громко. Полицейский участок — это же приличное заведение. Да. Нашими клиентами действительно часто становятся авторитетные представители уголовного кошачьего мира! Но это не даёт им никакого права мяукать так громко. Прошу вас, тише. Или я сам сейчас озверею! — словно лев зарычал комиссар и грозно стукнул по столу лапой.

Увы, даже такого интеллигентного и образованного сиамского кота, с абсолютно чистой родословной, иногда действительно можно было вывести из себя. Хотя, сказать по правде, особой сдержанностью комиссар не отличался.

Минутой позже он обессилено рухнул в своё кресло и обхватил голову лапами. Катан был измучен скучной бумажной работой. Окружённый высоченными стопками бумаг, он был совершенно не заметен в своём рабочем кресле. Поэтому, когда сержант Мур ворвался в кабинет, он решил, что Катана нет на месте. Сержант уже собирался уйти. Но вдруг услышал знакомый голос комиссара: Ну, что ещё, Мур? Только не говорите, что вы принесли мне очередную папку бумаг с протоколами о нарушениях.

В щели, между двумя высоченными стопками картонных папок, сержант с трудом разглядел прищуренный глаз Катана.

— Говорите, Мур. Только, умоляю, не кричите.

Муру ничего не оставалось делать, как пригнуться, и на полусогнутых лапах подойти к столу шефа. Так же одним глазом он осторожно заглянул в щель и продолжил свой доклад.

— Господин комиссар, господин комиссар, — начал торопливо сержант.

— Да не тараторьте вы, Мур. Помедленнее. Прошу вас. Что ещё там произошло, бульдог вас раздери!

— Да, да! Сейчас, — перевёл дыхание Мур, и прошептал: — Ограблен «Главный колбасный магазин»!

— Что? — воскликнул комиссар Катан, и выпрыгнул из своего кресла, едва не зацепившись за люстру на потолке. — Как? Опять? Его же грабили два месяца тому назад!

— Месяц.

— Что вы сказали?

— Месяц тому назад, господин комиссар, — уточнил Мур, — даже чуть меньше.

— Тем более! Как они могли? Какая наглость! — кипел от возмущения Катан. — Нет, это неспроста. Это вызов. Это вызов мне. Это вызов всем нам! Бакс! — завопил во весь голос комиссар. — Инспектор Бакс! Позвать немедленно Бакса!

Катан снова рухнул в своё кресло, а сержант Мур мгновенно умчался на поиски инспектора.

— И что у нас тут опять приключилось? — мягко промурлыкал Бакс, не спеша просовываясь в дверь кабинета.

Это был весьма упитанный кот неопределённой породы. По рассказам самого Бакса его мама принадлежала старинному русскому роду, а отец был простым англичанином из провинции. Видимо, поэтому в нём так странно сочетались два, казалось, несовместимых качества. Незаурядный ум и смекалка с одной стороны, и поразительная беспечность, и даже неряшество, с другой. В служебной картотеке он значился под именем Эбаксиний. Но друзья и сослуживцы называли его просто и коротко: Бакс.

— Ты ещё спрашиваешь, «Толстый»? — прошипел в ответ Катан.

В участке всем было известно, что комиссар Катан и инспектор Бакс были давними близким друзьями. И называть Бакса «Толстым» было позволительно только комиссару. В его устах это детское прозвище звучало как-то особенно мягко и вовсе не казалось обидным. Все же остальные за подобное обращение могли незамедлительно получить от Бакса «под хвост». А это было очень неприятно.

— Снова ограблен «Главный колбасный»! Как тебе такая новость? — продолжил комиссар и нервно вскинул вверх свои лапы. — И прекрати, наконец, мурлыкать!

— Шарман! Ну, просто шарман! — вздыхая, шептал себе под нос Бакс.

— Что? Что ты сейчас сказал? — с недоумением посмотрел на него Катан.

— Спинка форели. Просто чудо, как хороша! — промурлыкал инспектор снова и закатил глаза куда-то в потолок.

— Ах, так, — не унимался Комиссар. — Хорошо. Я знаю, как привести этого обжору в чувства. Секундочку. Она где-то здесь. — И он с размаху хлопнул Бакса по голове самой толстой картонной папкой. Бакс охнул и опустил взгляд на комиссара.

— Ну, зачем сразу драться-то? Что толку? Нужно выбираться на место преступления. Это и болонке понятно, — немного обиженно пробурчал инспектор. — Поехали.

— Вот это другое дело! За дело мой друг, за дело!

С этими словами, забыв об усталости, комиссар Катан выскочил из-за своего рабочего стола и ринулся к выходу. За ним не спеша, вразвалку увязался толстяк Бакс.

К моменту появления полицейских, «Главный колбасный магазин» был уже плотно окружён толпой журналистов и зевак.

— Господин комиссар! Два слова для вечерней газеты, — словно из-под земли выросла перед комиссаром самая известная в городе журналистка, Эва. Сухощавая блондинка из породы сфинксов как всегда оказалась первой.

— Как вы считаете, комиссар? Второе за месяц ограбление самого известного магазина — это сигнал к тому, что нам пора искать нового комиссара? — тут же съязвила вредина.

— Как же я ненавижу этих «журналюг», и особенно эту дохлую египтянку! Про неё даже «кошка драная» и то не скажешь. Что с неё драть-то? Она же и так лысая. Тьфу ты, зараза заморская! И занесло ж её к нам! — подумал про себя Катан, но ответил, разумеется, иначе. — Рад вас видеть, дорогуша! — начал он как можно учтивее. — Мне очень приятно, что вы заботитесь о соблюдении правопорядка в нашем городе. Однако смею вас заверить в том, что преступник в ближайшее время обязательно будет пойман. Кстати, замечу, что самым известным и любимым в нашем городе магазином остаётся, по-прежнему, «Главный рыбный», а не «Главный колбасный» магазин. «Главный рыбный» им не по зубам. Уверяю вас и клянусь кошачьей честью!

Вредина Эва явно была готова задать комиссару очередной каверзный вопрос, но вместо этого неожиданно взвизгнула и даже попыталась отскочить назад. Но, увы, безрезультатно. На её изящную лапку грузно легла тяжеленная лапа Бакса. Это был любимый приём инспектора в случае, когда нужно было срочно вызволять Катана из цепких лап журналистов.

— Ну, что ж. Я вижу, у прессы больше нет вопросов к полиции. А теперь, господа, не мешайте нам работать, — деловито заявил Катан, и с благодарностью подмигнул старому другу.

Пышная кошка по имени Дуся, которая работала директором одного из самых «вкусных» магазинов города, встречала детективов с заплаканными глазами.

— Второе ограбление за месяц! Я этого не выдержу! — причитала она, выбегая навстречу полицейским.

— Итак, начнём, — сходу перебил её Катан. — Утрите слёзы, мадам, прошу вас. Лучше подробно расскажите мне о том, что украдено. Как и в прошлый раз? Сосиски?

— Что вы, что вы, комиссар! Кто же теперь ворует сосиски? Всем хочется мяса, настоящего мяса. Унесли самые дорогие, натуральные, вяленые колбасы! Ах! Мне не рассчитаться с этим никогда!

— Спокойно, мадам! Полиция не оставит это преступление нераскрытым! Ведь так, Бакс? — обратился комиссар к своему другу, но ответа не получил.

— Инспектор Бакс, вы меня слышите? — прикрикнул комиссар, озираясь по сторонам. — Да где его бульдоги носят?

Бакса не было нигде. По крайней мере в пределах торгового зала, где его тщетно пытались отыскать сержанты.

Спустя некоторое время инспектор появился сам. Он тяжело дышал и был изрядно выпачкан. Было понятно, что всё это время он где-то лазил.

— Вот, — протянул он Катану какой-то флакончик. — На складе, почти на выходе случайно нашёл. Похоже, потеряли, когда убегали.

— Ага! Что я вам говорил? Вот вам и главная улика, — торжественно объявил комиссар и продемонстрировал всем флакон от валерьянки. — Сейчас снимем отпечатки лап, и дело в миске! Браво инспектор!

— Нет, нет. Что-то не нравится мне всё это, — хитро прищурился Бакс и продолжил осмотр магазина. Он осторожно подкрался к прилавку, явно что-то заметив. Ещё через мгновение, кряхтя и ворочаясь, толстяк влез под него почти целиком. Однако вскоре, так же приложив немало усилий, инспектор вылез обратно.

— Бросьте, инспектор. Всё и так понятно. Найти этого валерьянщика дело проще простого! — потирая лапы, радостно урчал Катан.

— Какой-то посторонний запах. Вы не находите? — насторожился Бакс, усердно шевеля растопыренными ноздрями.

— Запах? Какой может быть запах в колбасном магазине? Конечно, волшебный. Не правда ли, мадам? — торжествовал комиссар. Он ловко подпрыгнул к пышной мадам Дусе, и мягко потёрся о её пушистый бочок.

— Нет, нет. Постойте. Это очень похоже на …, — и, не договорив, инспектор с невероятной прытью перемахнул через прилавок. С грохотом он выскочил из магазина и в облаке поднятой пыли умчался в неизвестном направлении.

— Куда же вы, дружище? Вот чудак. Дело, можно сказать, раскрыто. В самый раз подумать о премиальной банке сметаны, а он снова куда-то убежал. Ну, да бульдог с ним! Зовите прессу. Я буду делать официальное заявление.

Ближе к вечеру комиссар Катан уже допрашивал у себя в участке бедолагу, бездомного кота по кличке Шайтан. Отпечатки именно его лап были обнаружены на флаконе с валерьянкой. Догадаться, что эту настойку пил действительно Шайтан, было совсем не трудно. Валерьянкой разило от него на расстоянии нескольких шагов.

— Так ты по-прежнему утверждаешь, что не принимал участия в ограблении «Главного колбасного магазина»? — расхаживая по кабинету из угла в угол, монотонно вёл допрос Катан.

— Не-е-е, — жалобно мяукал в ответ пьяненький Шайтан. Он даже не понимал, чего хочет от него комиссар и, то и дело, пытался поскорее улечься спать.

— Не спать, не спать! — скомандовал Катан, когда на пороге кабинета неожиданно появился Бакс. Инспектор тяжело дышал и мог только жестом показать на графин с молоком. Осушив содержимое полностью, он с удовольствием вытер белые капельки на своих длинных усах и плюхнулся в кресло.

— Где, бульдог тебя подери, носило? Что это за вонь? — брезгливо отмахнулся комиссар, отгоняя очень неприятный запах, который притащил с собой Бакс. — По каким помойкам ты лазил? И почему, скажи мне, у тебя такая довольная физиономия?

— Верни этого пьянчужку туда, где взял. Он совершенно не причём, — заявил инспектор.

— С какой это стати? А улика? Ведь ты сам нашёл этот флакон валерьянки! А отпечатки лап? — удивился Катан.

— Ну, конечно! Флакон! Чуть позже я нашёл ещё несколько таких же флаконов. Они там валяются везде. И все они с его отпечатками лап. Я уверен! Он ночует в подвале дома напротив. Там Шайтана знает каждый. Такой кот на ограбление не способен. Посмотри на этого налётчика, — и Бакс кивнул головой в сторону Шайтана. Бездомный бродяга уже успел свернуться в клубок и мирно уснуть в углу кабинета. — Ему кроме валерьянки в жизни больше ничего не нужно.

— Но, Бульдог его подери! Я ничего не понимаю. Как тогда в магазине оказался его флакон с валерьянкой? — недоумевал комиссар.

— Очень просто. Его подбросили. Специально, чтобы пустить нас по ложному следу.

— Загрызи меня ротвейлер! Не может быть! Всё пропало! Следы потеряны! Следствие в тупике! Моё заявление прессе! — начал причитать Катан, нервно виляя хвостом.

— Осторожно! — предупредил его Бакс.

— О чём ты? — не понял Катан.

— Осторожно, говорю! Ты сейчас своим хвостом всех мышей распугаешь, — пошутил инспектор и весело рассмеялся.

— Вы только посмотрите на него. И он называет себя моим лучшим другом! — обиделся комиссар и вдобавок начал подёргивать усами.

— Ладно, ладно. Не обижайтесь, киса. Ещё не всё потеряно. — И Бакс важно закинул ногу за ногу.

— Ну, говори, не тяни кота за хвост! — взмолился комиссар.

— Итак, — после некоторой паузы начал свой рассказ инспектор. — Помнишь, я обратил внимание на странный посторонний запах в магазине? Преступники не зря подбросили валерьянку. Этим они преследовали сразу две цели. Во-первых, пустить нас по ложному следу и вывести на невиновного Шайтанчика. А во-вторых, скрыть другой, очень важный запах.

— Какой? Говори же быстрее, — волновался комиссар.

— Всё-таки спинка форели — это шарман, — и Бакс, закатив глаза в потолок, снова начал мурлыкать.

— Только этого сейчас не хватало! Проклятый обжора! Где моя самая тяжёлая папка? — занервничал Катан и начал в спешке шарить по столу.

— Спокойно! Не нужно вашей папки, шеф, — остановил его инспектор и почесал по своей макушке между ушами. — В спинке форели, как-раз-таки, и всё дело!

Бакс ещё раз вздохнул, вспоминая вкус любимой рыбки. Он даже готов был снова закатить глаза, но вовремя овладел собой и продолжил.

— Этот запах я не перепутаю ни с чем! Запах спинки форели я всё же унюхал, несмотря на уловки грабителей! Не теряя драгоценного времени, я помчался в «Главный рыбный магазин». Спинка форели — это вам не килька! Такой деликатес покупает не каждый. И я оказался прав! В этот день такое лакомство приобрели два кота и две кошки. Кошки сразу оказались не в счёт. Это были добропорядочные пенсионерки. У них было железное алиби. У одной куча внучат на хвосте. У другой такая коллекция болезней, что в таком состоянии есть смысл грабить разве что аптеку. Поэтому остался один кот.

— Постой, постой! — вмешался в рассказ Катан, — но ведь ты сказал, что котов тоже было двое?

Инспектор хитро прищурился, и, что-то промурлыкав себе под нос, облизал переднюю лапу.

— Так, так, — сосредоточился Катан. — Кажется, начинаю понимать. Вторым котом были вы, дружище?

— Разумеется. Поэтому я сразу подробно расспросил продавца об этом таинственном покупателе, — продолжил Бакс, — и судя по описанию, он очень похож…

— Ну же! Не тяните! — взмолился комиссар.

— И судя по описанию, он очень похож…, — слегка протяжно продолжил комиссар, — на одноглазого Флинта!

— Одноглазый Флинт?! Банда «Белая кошка»? Не может быть! — разволновался Катан. Столько лет о них ничего не было слышно и вот… Нет, нет! Только не это!

— Спокойно, шеф. Без паники. Мне пришлось облазить все помойки, чтобы собрать агентурные сведения. И это было не напрасно.

— Говорите, говорите Бакс! Я весь во внимании! — торопил его комиссар.

— Так вот. Я знаю место, где сегодня собирается банда. Они будут праздновать день рождения «одноглазого».

— Отлично сработано, Бакс! Руководство операцией беру на себя! — тут же вскочил на задние лапы Катан. — У меня не уйдёшь! За мной, инспектор!

Комиссар уже был готов броситься на поимку банды, но тут же понял, что дослушал рассказ «толстяка» не до конца.

— Так, где они сегодня празднуют? — как бы невзначай поинтересовался Катан.

— В ресторане «Сухой подвал», разумеется. Элитное местечко! — ответил Бакс.

— Ну, да. Я так и думал, — тут же подхватил комиссар. — Будем брать!

Вечером, когда стемнело, все силы полиции были стянуты к ресторану «Сухой подвал». Операцией руководил лично комиссар. Приказано было арестовать всех посетителей до одного. Затем доставить в участок, чтобы там спокойно отделить бандитов от честных граждан. Особое внимание было приказано уделить кошке с белым окрасом, которая считалась главарём неуловимой и коварной банды.

Операцию по захвату решили начать по специальному сигналу. Комиссар Катан должен был громко чихнуть два раза. Специально для этого он прихватил с собой банку горчицы, запах которой он не переносил с детства. Достаточно было приоткрыть крышку, как Катан тут же начинал громко и неудержимо чихать.

Сержанты, переодетые в штатское, по одному вошли в помещение ресторана и начали занимать свои условные места.

В центре зала, за большим круглым столом, истошно вопя популярные кошачьи шлягеры, гуляла банда. Один из её членов, рыжий кот с надкусанным правым ухом, лихо запрыгнул на стол, и широко расставив в стороны лапы, затянул любимый хит именинника:

Зачем страдать под гнётом искушенья?

Глотать слюну и плакать от обид!

Гораздо проще нам без приглашенья

Нагрянуть враз, и успокоить аппетит!

Дождавшись окончания первого куплета, остальные члены шайки дружно подхватили припев, который затем повторили дважды:

Кого бы ни спросили вы,

Им вторят небеса:

Нет в мире восхитительней,

Чем вялено-копчёная

Сырая и перчёная,

Кошачья колбаса!

К исполнению следующих двух куплетов подключился сам Одноглазый Флинт, который разрывая свои голосовые связки, явно пытался перекричать рыжего:

Сорвать замок одним простым движеньем,

Ворваться внутрь, когда никто не ждёт,

И взять всё то, что пахнет наслажденьем!

У нас она навряд ли пропадёт!

Да. Мы коты избранники фортуны!

Нам в краже конкурентов не сыскать!

С победой вновь мы обрываем струны

И песни будем до полуночи орать!

Кого бы ни спросили вы,

Им вторят небеса:

Нет в мире восхитительней,

Чем вялено-копчёная

Сырая и перчёная,

Кошачья колбаса!

В помещение ресторана комиссар Катан вошёл последним. Он внимательно осмотрел просторный зал, и быстро оценил обстановку. В воздухе сильно пахло валерьянкой. А среди угощений выделялось обилие дорогих сыро вяленых колбас. Комиссар сразу обратил внимание, на это не случайное обстоятельство.

— Так, так. Судя по всему, хозяин ресторана с ними в доле. Ай, ай, ай. А я был о нём совершенно другого мнения. Подумать только! Что делает с людьми жажда наживы! — с горечью подумал Катан.

Операция близилась к фазе завершения. Оставалось лишь расставить сержантов ближе к окнам, и можно было подавать сигнал.

— Официант! Неси нам острые блюда, да поскорее! — выкрикнул из-за стола одноглазый Флинт.

Повинуясь его приказу, из кухни тут же выскочил худощавый кот с подносом, на котором лежали закопченные колбаски с приправами. В центре подноса располагалась маленькая баночка с горчицей. И стоило ему поравняться с Катаном, как комиссар тут же начал громко чихать.

Решив, что операция началась, полицейские, словно по команде, выхватили свои жетоны, и громко закричали: Спокойно! Это полиция! Всем оставаться на своих местах! Все арестованы!

Законопослушные граждане, разумеется, сразу подняли свои лапы, ожидая дальнейших приказаний. И только компания в центре зала вовсе не собиралась продолжать праздник в полицейском участке. Одноглазый Флинт зыркнул по сторонам своим единственным глазом и хрипло скомандовал: Бежим в окна!

Перепрыгивая через чужие столы, банда ринулась к оконным проёмам, швыряя в них алюминиевые миски и прочую ресторанную утварь. Следом, послышался звук разбитого стекла и визг посетителей ресторана.

В это самое время Бакс находился уже снаружи. Он был вынужден выйти на свежий воздух, чтобы отдышаться. Утончённый нюх комиссара категорически не переносил агрессивные запахи копчёностей, и особенно валерьянки. В силу этого обстоятельства, комиссар оказался, как раз, около одного из таких окон. Можно сказать, что он даже ничего не подозревал, когда с треском и звоном в его сторону полетели какие-то предметы. А затем следом вылетело что-то мягкое и довольно тяжёлое. Бакс не удержался и рухнул на землю.

Мгновение спустя, комиссар понял, что причиной его падения был кот, причём далеко не слабого телосложения. А когда инспектор и беглец сошлись нос к носу, Бакс сумел рассмотреть одноглазого. Между ними тут же завязалась потасовка. Коты вцепились друг в друга когтями и превратились в огромный плотный клубок. С диким воем они катались под окном до тех пор, пока дружно не влетели в, одиноко стоящее, дерево. От сильного удара коты разлетелись в разные стороны. Бакс упал на цветочную клумбу, а одноглазый угодил прямо в лапы двух подоспевших сержантов.

— Бакс, ты в порядке, Толстый? — подбежал взволнованный комиссар и начал заботливо осматривать друга. — Нигде не болит, а?

— Пустяки, — как ни в чём не бывало, отряхнулся инспектор, поднимаясь с клумбы. — Ты лучше этого циклопа проверь. Не отдавил ли я ему чего-нибудь, ненароком?

Казалось, операция прошла на славу! Все беглецы были задержаны. Сержанты спокойно загружали посетителей ресторана в полицейский автобус, чтобы затем увезти их в участок. Преступление было раскрыто в кротчайший срок, и самое страшное оставалось теперь лишь в воспоминаниях. Комиссар был счастлив!

Как, вдруг это хрупкое спокойствие нарушил радостный крик: «Поймал! Поймал! Вот она, плутовка!»

Это сержант Мур выводил из помещения ресторана богато одетую кошку белой масти.

— Какая удача! Да ведь это же сама «Белая кошка»! — воскликнул Катан, и одним прыжком оказался рядом с задержанной предводительницей банды.

Словно дорогой подарок, он крепко обхватил её за плечи, и громко закричал: «Где пресса? Скорее зовите прессу! Я буду делать официальное заявление!»

— Подождите, комиссар! Что-то мне всё это не нравится, — привычно перебил его подоспевший Бакс.

— Перестань, Толстый. Ты вечно всё усложняешь! У нас, точнее у меня, в руках такая редкая удача! Сама «Белая кошка», а ты …. Ещё скажи мне, что она не так пахнет!

— Да, да. От неё действительно пахнет….

Но Бакс не договорил, а вместо этого мягко провёл своей лапой по белоснежной шерсти, пойманной преступницы. Затем он достал фонарик, и осветил им лапу, внимательно что-то разглядывая.

— Так, так. Секундочку, шеф! — пробормотал Бакс, и мигом юркнул обратно в дверь ресторана. Вскоре он выбежал с ведром воды и приблизился к комиссару и его пленнице.

— В стороночку, комиссар! Поберегись! — скомандовал Катану инспектор.

Когда же комиссар сделал осторожный шаг в сторону, Бакс широко размахнулся и лихо окатил пленницу из ведра.

— Ты что? Рыбных консервов объелся? — оторопел комиссар и, широко раскрыв глаза, непонимающе уставился на Бакса.

— Как вы смеете, грубиян! — завизжала задержанная.

— Ну, вот. Что я говорил? — вытер лапы Бакс, и кивнул на арестантку.

— Вот это да! — послышалось вокруг.

Комиссар Катан обернулся, и обомлел на месте. В луже белой краски перед ним стояла обыкновенная мокрая кошка пятнистой масти.

— Тысяча бульдогов! — это всё, что смог произнести Катан, глядя на фокус с краской.

— Хамы! — прикрываясь мокрым, тощим хвостом, возмущалась арестантка. — Белый цвет — самый модный в этом месяце! Кто вернёт мне деньги за окраску? Я требую компенсацию! Материальную! Нет! И моральную тоже!

— Как же так? А, где…. А, куда…. Не может быть…, — не унимался, огорчённый, Мур, который давно мечтал о повышении по службе.

— Спокойно, сержант, — похлопал его по плечу Бакс. — Ничего страшного. Просто это значит, что у нас ещё всё впереди!

Глава вторая

Утро было по-летнему солнечным и спокойным. За окном щебетали птички. При полном безветрии на клумбе порхали бабочки.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.