электронная
126
печатная A5
1668
12+
Когда он погасил фонарь

Бесплатный фрагмент - Когда он погасил фонарь

Объем:
326 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4496-1350-9
электронная
от 126
печатная A5
от 1668

Москва
2018

Аннотация

— В горном регионе Монте-Брас есть город, где по улицам проносятся упряжки с оленями, а на рынке пахнет сырами и шоколадом. Здесь по ночам гаснут фонари, а люди спокойно ложатся спать, даже не зная, что скоро к ним придет ночной гость.

Самый надежный способ спрятать секрет — это закопать его. Нужно накрыть его лупой и присыпать землей. Секрет расцветет спустя годы, когда про него забудут.

Но тайну обязательно найдут, и тогда все начнется снова.

Вы заметите, что я вас обманул, ведь секрет был найден. По правде говоря, надежного способа нет. Секреты всегда прорастают либо яблоней, либо терновником.

Пролог

Я часто забираюсь в дом к этому глухому дурню. У него всегда есть что-то вкусное. Он спит в своей смешной пижаме и даже не знает, что я сейчас у него кое-что заберу.

Мой самый любимый момент — когда я забираю у людей утреннюю росу. Это завораживает. Нужно быть очень близко к спящему. Осторожно подуть на лицо, и светящаяся роса появится в центре лба. Ее тонкие нити тянутся за моей рукой. Их легко спугнуть, легко упустить, но, если поймаешь, будет вкусный обед.

Иногда я не могу удержаться и после удачного улова иду и к его брату и еще в несколько домов.

По правде говоря, в каждый дом на этой улице.

ГЛАВА 1

ГОСТЬ

В комнате было не так светло, как обычно. Фонари по улице были погашены. Горел только один, у дома.

Неторопливые шаги за окном заставили вжаться в кровать. Кто-то подходил все ближе.

К фонарю приставили лестницу. Мгновение, и на стене комнаты отразилась тень руки. Фонарь погасили.

Джо вздрогнул, выждал и подкрался к окну.

Там был человек. Он спустился с лестницы и пошел к дому на дереве в центре площади.

Джо затаил дыхание. Этот дом всегда привлекал его внимание своей таинственностью. Ко входу на самой верхушке дуба вела винтовая лестница. Cквозь стены дома кое-где прорастали ветви. Строение венчала шаткая крыша, а окна были заколочены. Самое странное было в том, что бывший владелец никогда не разрешал никому входить в дом. Но потом он куда-то исчез, и дом пустовал.

Незнакомец наклонился к кусту с колючками, отодвинул камни и деревянную крышку люка и спрыгнул куда-то вниз. По-видимому, там был потайной ход.

Джо долго всматривался в темноту, стоя у открытого окна. Ему казалось, что в любую секунду тень фонарщика снова появится в его комнате. Но площадь была пуста, словно и не было там никого.

* * *

— Мам, я вчера кое-что видел!

— Джо, прости, я не расслышала, — мама готовила начинку для конфет.

Она держала шоколадную лавку «Улей», которая занимала часть первого этажа их двухэтажного дома.

— На нашей площади ночью кто-то погасил фонари, — сказал Джо громче.

— Не может быть. Они должны гореть до рассвета.

Джо посмотрел в окно.

— А еще под домом на дереве есть тайный ход, он вчера ушел как раз через него.

— Опять этот дом на дереве! Путаник Ву съехал, а ты все не успокоишься.

— Он никогда не пускал меня внутрь. А когда съехал, он заколотил все окна, а дверь заперта. Я проверял, — Джо осекся под взглядом мамы. — Ну, не важно. Раз он туда не пускал, значит, были причины. Может, у него там было что-то еще кроме тайного хода? Вдруг он там прятал снежного людоеда, оленя с фермы или гору золота?

Мама добавила в начинку какао и промолчала.

— Думаю, здесь что-то происходит, потому что это площадь Первых Фонарей.

— Если на нашей улице поставили первый фонарь в городе, это не значит, что ночью с ним должно происходить что-то необычное.

— Но их погасили вчера. Я видел человека.

— Меня всегда поражала твоя фантазия, — мама приобняла Джо за плечи. — Фантазия на истории, но не забывай, что это всего лишь истории.

— Я не вру про фонарщика.

— В любом случае, все тайное становится явным. Рано или поздно. А сейчас меня волнует, что кто-то опять не спал ночью.

Джо пожал плечами.

Мама покрепче затянула фартук и налила ему чашку чая.

— Прошу, постарайся спать по ночам. Понимаешь, о чем я? — она заглянула в его карие глаза.

— О том, что нужно спать и не забивать голову всякой ерундой, — заученно произнес Джо.

— Вот именно, солнце. Это был просто сон.

— Просто сон… — повторил Джо.

Его мысли были далеко. Вчера кто-то погасил за окном фонари, и этот кто-то был не простой фонарщик.

Мама продолжала заниматься конфетами.

— Так непривычно: раньше, когда я только вставала на работу, Путаник Ву уже сидел над чертежами на своем балконе. А сейчас никого. Интересно, какое у него настоящее имя? Все его звали только по прозвищу.

— Ему бы подошло Самый Вредный Сосед. Мам, а давно ты его знаешь?

— Путаник Ву конструировал и собирал элементы одиночных дирижаблей на этом балконе, еще когда я только познакомилась с Бенви. Путаник Ву был гораздо последовательнее в своих привычках, чем твой отец, — она убрала готовую начинку под стол.

— Вы поэтому разошлись?

— Поэтому не поэтому, но итог один, — она взмахнула рукой, и какао шлейфом полетело за ней. — В общем, это давняя история. Лучше расскажи, зачем ты без спроса полез в запертый дом?

Джо схватился за чашку и начал пить чай, чтобы увильнуть от ответа.

* * *

Джо взбирался на холмы города, а затем пулей летел вниз, обгоняя повозки с оленями. Те обижено провожали его взглядом, но придерживались маршрута.

Джо пошатался у свечной фабрики в поисках фонарщика. На главной площади он, как всегда, задержался у магазина с обувью Мюрренов.

Наконец, он устало опустился на ступеньки своего дома.

Солнце уже село, и круглую площадь освещали фонари. Джо поднял голову и присмотрелся к дому на дереве. Дуб, выросший из брусчатки прямо посередине площади, — и дом на его макушке. Все та же крыша, едва не улетающая с каждым порывом ветра, вьющаяся спиралью лестница. Окна крепко закрыты изнутри. Балкончик пуст.

Почему же он съехал? И куда подевался тот проход?

Джо с досады пинал камень.

Он уже несколько раз обшарил кусты и передвинул с места на место все большие камни, но ничего не нашел. Никакого люка. Как и говорила мама, это был обычный дом с садом.

Вдруг из маминой лавки послышался шум: кто-то спорил. «Странно, должны уже были закрыться», — подумал Джо. Он тихонько подошел к двери и заглянул в замочную скважину.

У витрины стояли двое.

Джо ахнул: это же дедушка и мама!

У мисс Бэрил и дедушки Риви были очень натянутые отношения. Точнее, их вообще не было. Они вообще старались избегать друг друга. Их семья была словно поделена на две половины: на мамину и папину, которые предпочитали держаться как можно дальше друг от друга. Джо был белым флагом перемирия, который кочевал из рук в руки.

Он все никак не мог понять, что здесь делает дедушка Риви, ведь он даже ногой не ступает на эту площадь. С ним Джо встречался только на озере или у бабушки Терезы — то есть на территории дедушки.

Мама, разгоряченная и с чуть растрепанными русыми волосами, изо всех сил драила деревянный прилавок. Она всегда заканчивала день хорошей уборкой, но сегодня делала это особенно яростно.

— Бэрил, послушай, он всегда будет для тебя маленьким ребенком, — дедушка Риви цокнул серебряным зубом и после паузы продолжил:

— Ему уже пятнадцать. Лучше пусть он узнает об этом от тебя, а не от других людей. Давай расскажем. Это начало повторяться снова!

Мама, протирая столешницу, зло спихнула локоть дедушки Риви и особенно тщательно протерла это место.

— Больше ничего не повторится! Хватит! — крикнула она.

Дедушка Риви от неожиданности даже отшатнулся назад. Джо увидел разочарование в глазах деда.

— Скорее всего, это может повториться снова. Я не хочу, чтобы с моим мальчиком что-то случилось, — повторил дедушка.

— Я сказала — хватит! Если будешь много болтать, то очень быстро распрощаешься со своей любимой пасекой.

— Бэрил, ну зачем ты так со мной?

— Сам подумай. Ты что, не помнишь, как Джо молчал месяцами после нашего развода с Бенви? Он не реагировал ни на что. Он перестал разговаривать.

— Но сейчас он не помнит об этом времени.

— А ты, видимо, хочешь напомнить? Зачем ему переживать этот кошмар снова, он забыл, и слава богу, — мама бросила тряпку на стол и резким движением сорвала с себя фартук. — Все,

шоколадная лавка «Улей» закрыта!

Она указала жестом на дверь и демонстративно ушла на кухню.

Джо не успел отскочить от замочной скважины. Дверь открылась, и он кубарем покатился по ступенькам. Дедушка ахнул и бросился помогать Джо встать с тротуара.

— Много интересного услышал?

— Есть немного, — Джо потер копчик, на который пришелся основной удар. — Что ты тут делаешь? Ты же… ну, в общем, обычно недолюбливаешь мамин «Улей».

— Это верно, — усмехнулся дедушка Риви и потрепал Джо по кудрявой голове. — Я хотел поговорить с твоей мамой…

— О чем вы спорили?

— Она очень давно взяла с меня обещание, что я не расскажу тебе об этом, — с сожалением ответил дедушка Риви. — Так что тебе лучше спросить у нее самой.

Он помолчал и вдруг пробормотал себе под нос:

— Я все равно считаю… ты должен знать, что… фанатик… и ходить на улице — это не дело.

— Что-что ты сказал? Я не понял.

— То, что не должен был, — спохватился дедушка Риви.

— Я все равно не расслышал.

— Значит, не время, — дедушка Риви хлопнул Джо по плечу. — Мне пора. Заходи на неделе в гости.

Он медленно пошагал в сторону своего дома. Джо смотрел ему вслед. «Какой еще фанатик, и почему ходить на улице — это не дело?»

Джо любил проводить время с дедушкой Риви. Они часто рыбачили на каникулах. Он помогал ему с пчелами на пасеке, а особенно любил оказывать посильную помощь в поедании меда.

Дома Джо скорей прошмыгнул наверх по лестнице в свою комнату. Он лег в кровать и, завязывая черную нитку на руке, сказал привычное:

— Этой ночью, как всегда, дверь закрыта для тебя.

Еще с детства дедушка Риви приучил его к этому ритуалу, чтобы снились хорошие сны.

Лежа в кровати, он снова и снова вспоминал детали разговора. Речь шла о нем, он сразу это понял. «Но о чем конкретно?»

Так рассержена мама была только однажды, когда он не пришел ночевать, потому что они с его другом Питером решили совершить восхождение на гору.

«Что же они ему не рассказывают, и что повторилось снова?»

Джо рассмеялся, вспомнив, как они с Питером бежали с горы, спасаясь от дикой лисы, которая в темноте выглядела очень страшно. После этого случая мама окончательно запретила им общаться. Теперь они тайно встречались в старой хижине в лесу. Но Питер уже давно не приезжал в Брастиль.

* * *

Прошло три дня. Джо увидел, как к дому на дереве подъехала упряжка оленей.

Из повозки выбежала женщина и с радостным криком бросилась оленю на шею, чем изрядно напугала извозчика. Ее оттащили, но тогда она попыталась покормить животных семечками. Джо даже рот открыл от удивления. «Сразу видно, люди из другого города приехали», — подумал он.

Вслед за женщиной из повозки выгрузились мужчина и мальчик и стали таскать потертые чемоданы к дому на дереве. Секунда — и Джо уже был на улице.

— Подождите, что вы делаете?

— Вы, наверное, наш новый сосед, — женщина сняла перчатку и поздоровалась с Джо за руку.

К ней присоединился и мужчина.

— Мы будем здесь жить, — сказал он. — Меня зовут Джерри, а это моя жена Марта.

— Я Джо, — ответил он, приняв мягкое рукопожатие Джерри.

Одежда новых соседей была причудливой. Джо, не прекращая разглядывать, спросил:

— Значит, вы купили дом Путаника Ву?

— Как только увидели объявление в газете, мы не думали ни минуты. Ведь это такой необычный город, просто удивительный, — сказала Марта.

— Да, он весьма интересен, это верно, — поддержал Джерри.

— Одни олени чего только стоят! У вас это же обычное дело, да? Упряжка оленей как средство передвижения, фантастика! А эти дирижабли над головой, я к этому точно не скоро привыкну.

— Ты живешь в доме с кондитерской? — спросила Марта у Джо.

— Да, это мамина шоколадная лавка «Улей».

По винтовой лестнице пробежал мальчик.

— Там дверь закрыта, у вас есть ключ?

— Это мой сын, — сказал Джерри и тут же поправился:

— Я хотел сказать, наш сын.

— Я — Бин Лунд, — мальчик пожал руку Джо и улыбнулся.

Между передними зубами у него была приличная щель, но Джо отметил про себя, что такой ослепительной улыбки он еще не видел.

— А вы не знаете, почему Путаник Ву переехал? — спросил он у них. — Зачем он продал дом, в котором жил всю жизнь?

— А зачем, по-твоему, продают старое?

— Я не знаю.

— Чаще всего чтобы оставить прошлое в прошлом.

— А куда он переехал?

— Он что-то говорил про дом рядом с академией, но я не уверена, — ответила Марта. Она уже поднималась по лестнице. — Сейчас мы устали с дороги, но ты заходи как-нибудь. Думаю, Бин будет рад, если ты покажешь ему город.

Джо кивнул и попрощался.

Потом он зашел в шоколадную лавку и небрежно скинул пальто на столик для посетителей.

— Джо, убери, пожалуйста, пальто, мы еще не закрылись, — крикнула мама из-за витрины.

Внутри было тепло, и приятно пахло. Джо мигом переключился, беспокойные мысли куда-то делись. Он плюхнулся на стул напротив мамы.

— Новые соседи приехали.

— И кто же?

— Обычная вроде семья. У них сын есть. Они из другого города, это точно. Ты бы видела, в каком восторге они от оленей. Соседка начала кормить их семечками, представляешь?

— Семечками? Что за глупость? Олень — это же не белка.

— Как ты думаешь, что там в этом доме внутри? Почему Путаник Ву пропал?

— Переехал, — поправила мама. — Конечно, это действительно неожиданно, что он так быстро собрался и даже ничего не сказал. Но в жизни всякое бывает.

Джо фыркнул и откинулся на спинку стула, вертя в руках синее меню.

— Дедушка был здесь недавно, и вы ругались. Что случилось?

— Ничего.

Из «Улья» вышел последний посетитель. Мама подсчитала прибыль и сказала:

— С утра я иду по делам в город. Здесь будет моя помощница.

Джо хитро улыбнулся:

— Если ты не работаешь с утра, то успеваешь приготовить блины на завтрак.

— Правда? А ты неплохо устроился.

— Еще как! И тогда тебе нужно встать пораньше, чтобы все успеть.

Мама дала ему воображаемый подзатыльник и пошла в кладовую за сахаром.

— Откуда же приехали эти Лунды? Неужели из большого Монфина? — размышлял Джо вслух. Он присвистнул и закрыл глаза. — Наверное, здорово жить в доме на дереве. Вид оттуда просто шикарный. Да и вообще — на дереве…

— Тебе тоже неплохо живется! — крикнула мама из кладовой.

ГЛАВА 2

Брастиль и рыбак

В комнате стало светло. Послышался всплеск воды — Сом подпрыгнул и плюхнулся обратно в аквариум.

Джо спустился вниз, нашел на столе завтрак. Доедая четвертый блин, он рассматривал календарь с ярко обведенными числами. Мама отметила их как важные. Ближайшее было через неделю.

«Интересно, что будет в академии ремесел? Можно ли там прогуливать? И сколько там задают читать на дом?» — от мыслей о приближающейся учебе у него по спине пробежал холодок.

В дверь постучали. Джо вздрогнул от неожиданности, капнув себе на рукав вишневым вареньем.

Бабушка Тереза хорошенько обрабатывала своего внука с самого детства по двум направлениям: осторожность и необходимость выучиться на лекаря.

Так что Джо осторожно подкрался к двери.

Снова послышался стук. Джо тряхнул головой и посмотрел в замочную скважину. Было видно только зеленый свитер крупной вязки. Выглядел он неопасно.

Джо открыл дверь.

— Ой, а что это у тебя? — рассмеялся Бин.

Джо рассеяно потрогал волосы, и его рука застряла в спутанных кудрях. Варенье было и там.

— Ты хоть не все варенье на себя вылил?

— Нет, немного осталось, — ответил Джо.

— Ты можешь показать мне город?

— Конечно, только подожди меня немного в «Улье». Это шоколадная лавка моей мамы, там открыто уже.

Джо захлопнул дверь и стукнул себя по лбу.

«Совсем забыл про него!»

Он быстро переоделся, а также смыл с волос варенье. Вышел на крыльцо и шагнул в соседнюю дверь.

Колокольчик дружественно звякнул.

Стены были покрашены в глубокий синий цвет. В витринах висели всевозможные венчики и ложки. Бин сидел за столиком для посетителей и с интересом разглядывал их.

— У вас везде так вкусно? Это просто сказка! Можно я буду тут жить? — рядом с Бином уже лежало несколько пустых тарелок. — У тебя, кстати, носки разного цвета. Ты в курсе?

— Так и задумано.

— Я бы тоже так сказал, если бы перепутал спросонья.

— Не перепутал, мне так нравится, — ответил Джо.

— Ты не думай, просто в моем городе по-другому подбирают одежду. Хотя мне очень даже нравится полосатый, да и второй, зеленый, тоже ничего такой.

— Носки — моя любимая часть гардероба. Люблю, чтобы на ногах были разные пары.

— И ты всегда так ходишь?

— Всегда. В школе только ругались. Поэтому мне всегда приятно, когда кто-то одобряет мой выбор носков.

— Выбор определенно необычный, но хороший.

— А мне нравятся твои брюки в полоску.

— В Монфине все так ходят. Мода такая. Мне, кстати, по душе в вашем «Улье». Все такое синее, и прямо уходить не хочется, — Бин оглянулся на витрины.

— Ладно, пошли, я покажу тебе город. Вернешься позже, если что.

Джо открыл дверь и выпустил Бина на оживленную улицу.

— Люблю, когда есть что поесть и поделать. В этом и заключается смысл жизни. Очень хорошее место.

— Спасибо! Мама сама его открыла, без чьей-либо помощи. Работала первое время ночами. Сейчас есть несколько помощников, но все равно она почти всегда на кухне. А Монфин, какой он?

— Большой. Там было здорово. Равнины, простор…

— И никаких гор?

— И никаких гор. Мама хотела уехать подальше от людей на природу, и подальше от прежней жизни. Она любит все менять. А папа, наоборот, предпочитает постоянство. Ты же видел мою маму? Она папу на раз-два уговорила. Теперь он думает, что переезд был его идеей.

— Хитрая у тебя мама. Я знаю, почему вы сюда приехали: здесь родина самого вкусного сыра, есть ботинки с подогревом и волшебная природа. Только не пойму, почему именно в этот старый дом? Твоя мама не кажется тем человеком, кто привык к таким условиям.

— Так и есть. У родителей был договор: мама выбрала город, а папа дом. Я не ожидал, что он остановится на таком старом сооружении.

Джо и Бин давно уже ушли с площади Первых Фонарей и оказались на дороге, идущей в горку.

Мимо них задорно проскакала упряжка с оленями.

На недоумевающий взгляд приятеля Джо пожал печами:

— Обычное дело.

— Все-таки странно как-то — олени! — сказал Бин. — Ведь еще не зима, и где тогда старик с бородой и подарками?

— Не-ет! Это из сказок, а у нас простые северные олени. В горах их много, а потом и ферму открыли для разведения. Скажи, а правда, что у вас лошадей используют для перевозок?

— Конечно. В долине не так уж много вариантов. По реакции моей мамы ты, наверное, догадался, что мы в жизни не видели подобного.

— Я был в таком же восторге, когда в детстве увидел лошадь. Один путешественник приехал на ней прямо в город. Дети за ним бегали толпами, ну и я тоже.

— А почему вы не ездите на лошадях?

— Потому что у нас олени. Они более выносливые. Можно, конечно, и лошадей было привезти сюда для разведения, но зачем, если здесь и так есть кому нас возить.

— У вас здесь правда так холодно, как рассказывают?

— Думаю, что те, кто рассказывает, не знают, как здесь холодно на самом деле. Летом только пару месяцев тепло, а потом с осени сразу холодает до мая.

— Сказочный климат, — покачал головой Бин и поежился.

С холма, на который они вышли, было видно железную дорогу.

— Смотри, там вокзал. Вы вчера на него приехали.

— У нас в пять раз больше, и поездов там — ух!

— Нам наверх по ступенькам. Пойдем! — Джо поманил за собой и взбежал наверх.

По пути Бин рассматривал причудливые дверные ручки. Сколько улиц они уже прошли, а он так и не увидел двух одинаковых.

Площадь, куда они пришли, была гораздо больше площади Первых Фонарей. Дома здесь были расписаны ярче — картины из истории города, сюжеты о зарождении воздухоплавания или просто причудливые узоры.

— Это главная площадь Брастиля, видишь, здесь у нас прилавки и шатры ремесленников.

Бин оглядывался по сторонам. На домах висели старые фамильные вывески с красивыми резными фигурами. Потом он посмотрел наверх.

— Зачем столько флюгеров?

— Чтобы определять направление и скорость ветра.

— Но зачем так много?

— Людям так нравится. Какие-то вопросы не имеют ответов… — Джо пожал плечами. — А ты слышал уже про ботинки Мюрренов?

Джо подошел к витрине обувного магазина и склонился, разглядывая кожаные ботинки разных фасонов.

— Ты фанат обуви? Я бы никогда не догадался! — Бин бросил взгляд на его разбитые башмаки.

— Ты что, не знаешь о Мюрренах? Живая легенда! У них есть ботинки с подогревом. За ними из других городов приезжают или по почте заказывают. Смотри, какие рисунки они выжигают на коже. Вот сон-трава из наших сказок, вот силуэт гор Монте-Брас.

— Что, правда с подогревом? Разве такое бывает?

— В Брастиле и не такое бывает. Вот эти с подогревом, с толстой подошвой, — Джо указал на них пальцем.

— А как это работает?

— Там химическая реакция. Как раз в подошве и происходит. Раз в несколько дней засыпаешь в отверстие порошок, и снова греет. Тут главное — не переборщить, а то и подгореть можно.

Бин посмотрел на третий этаж дома Мюрренов.

— А там что?

— Не знаю, живет, может быть, кто-то.

— Сказочный дом, — мечтательно вздохнул Бин.

Джо потянул его за рукав:

— Гляди, вон там старые часы на колокольне. Они бьют очень громко, так что, если слышишь нудный перезвон, то все претензии можно направлять сюда.

Бин засмотрелся на гравировку камня на входе, и поспешил догнать исчезнувшие в двери разноцветные носки. Джо провел его внутрь колокольни — и тот застыл, с удивлением рассматривая искусные витражи.

— Здесь даже дышать сложно, как все красиво. И этот свет сквозь стекла…

— Как все посмотришь тут, поднимайся наверх, не пожалеешь, — Джо побежал по лестнице, тихо присвистывая.

Звук его шагов стих. В зале было безлюдно. Бин завороженно смотрел на яркие витражи, сквозь них пробивалось солнце. Картины были самыми разными, они могли быть как из снов, так и из жизни. Понять невозможно.

— Давно в Брастиле? — рядом прошаркал какой-то старик и остановился, задрав седую голову с крючковатым носом. — Так давно?

От неожиданности Бин вздрогнул, но вида не подал.

— Я вчера приехал.

Незнакомец вдруг резко приблизился и начал шептать:

— Запомни:

Когда ты спишь и гаснет свет,

Он бродит где-то там один.

И только звезды видят след,

Оставленный в ночи.

Бин почувствовал, как его ногу свело, а руки дрожат. Теплый зеленый свитер превратился в тонкую тряпочку. Воздух сразу показался ему сырым и застоявшимся.

Старик смотрел немигающим взглядом серо-зеленых глаз.

Бин не выдержал, промямлил:

— Мне пора, — и бегом взлетел по длинной лестнице.

На последней ступеньке он посмотрел вниз. Все это время старик смотрел на него. Бин сглотнул и попятился в сторону двери.

— Я думал, ты решил подремать там, внизу, — Джо стоял, подпирая стену. — Сегодня так солнечно, ужас! Не люблю такой яркий свет, чувствую себя кротом. Хожу вечно прищуренный на один глаз.

Бин, задыхаясь от эмоций и бега, прохрипел:

— А что же ты любишь, если не солнце?

— Облака, тучи, дождь, грозу. Я люблю солнце, только если оно просвечивает через густые облака, тогда мы можем поладить. Что с тобой? Ты какой-то напуганный. Со сторожем колокольни, что ли, познакомился?

— Там внизу был какой-то старик, — Бин пытался восстановить дыхание.

— Ты от него так быстро убегал?

— Он говорил что-то мне про ночь, в общем, не важно, — Бин отвел глаза. — Вот это вид!

Вокруг было так красиво: горы справа, слева, везде, разные, величественные.

— Те горы, мы называем их Северные Монте-Брас, рядом рынок, разные плантации. Видишь слева лес у подножия?

— Это сосны?

— Да, там лесопилка, рядом ферма оленей, там они живут и отдыхают после работы. Смотри левее — узнаешь?

— Наш дом, — они медленно обходили вокруг шпиля. — А вон вокзал. А что там такое яркое на поле?

— Это театр, там часто выступают артисты и певцы.

— Этот шатер выглядит как цирк.

— Лучше никому этого не говори, — тихо сказал Джо, подойдя к Бину поближе, — особенно тем, кто там работает.

Бин заметил, что Джо уже рассказывает все это как будто бы себе. Словно он видит все это в первый раз и, как маленький ребенок, зачарован яркой картинкой.

— Из высоких зданий у нас только колокольня и библиотека, и обе стоят на холмах.

Перед ними открылся вид на реку Тиль, а затем снова на площадь.

— Вон там, видишь, стоянка дирижаблей. У меня папа там работает. Мы на них часто летаем, если надо из одной части города в другую, чтобы оленей не ждать. Просто идешь на остановку, они у нас на верхнем этаже в нескольких домах. И тебя забирает дирижабль, ну, рано или поздно.

— Ты здесь родился?

— Да.

— В Монфине все по-другому. В больших городах люди совсем другие. Там было бы сложно найти человека, который так запросто повел бы меня гулять по городу.

— Значит, тогда хорошо, что ты оттуда уехал.

— Да, это верно, — Бин посмотрел вдаль.

— А я никогда не был далеко за пределами города. Иногда с дедушкой на рыбалку ездим в соседнюю деревню. Ну, еще летом мама отправляет меня в ссылку к бабушке и дедушке в другой город.

— В ссылку?

— По-другому и не скажешь.

Бин засмотрелся на высокое здание чуть в стороне от центра города, тоже стоящее на холме.

— Это библиотека, — пояснил Джо. — Там переписывают старые книги и поддерживают их состояние. А рядом мое любимое место — Лисье озеро, скоро мы туда пойдем.

Вдруг он приосанился, принял боевую стойку и победно прокричал:

— Кто последний сойдет с нижней ступеньки, тот будет плавать сегодня в Лисьем озере в одежде.

Бин среагировал мгновенно и кинулся за Джо. Тот оказался проворнее, и нога в полосатом носке первая коснулась плитки пола.

Бин взмахнул руками.

— Так нечестно! У меня ботинки трут!

— Ну да, конечно, — притопнул Джо. — Главное, чтобы они не помешали тебе плавать.

Бин шумно фыркнул. Еще он бросил взгляд на витражи и покрутил головой по сторонам. Старика нигде не было.

— Слушай, а сколько тебе лет? — спросил Джо Бина на площади.

— Пятнадцать. Поступаю в академию ремесленников.

— Так мы ровесники, я тоже поступаю. Ты уже взял книги по списку?

— Какому списку? — спросил Бин.

— Я так и думал. Тогда идем в библиотеку.

Джо и Бин шли по петляющей мощеной дороге — и набрели на дом после пожара.

— Что здесь случилось? — Бин остановился.

— Почти двадцать лет назад здесь сгорело много домов. Весь город был в огне. А этот уголек оставили, чтобы люди помнили о прошлом, — Джо запрыгнул на верхнюю ступеньку.

— Подожди, ты куда? Разве туда можно заходить?

— Я не вижу того, кто мог бы нам запретить.

Джо зашел в дом, и Бин последовал за ним.

— Столько лет прошло, а все равно, когда ты внутри этого дома, ощущения не из приятных.

Бин только кивнул и прошелся вдоль стены.

— Что это за символы?

— Не обращал внимания. Не знаю. Может, просто рисунок? Какие-то иголки сверху перекрещенные и изображение огня… Пойдем в библиотеку лучше. А то у тебя сейчас лицо, как когда ты убегал от бедного старика.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 126
печатная A5
от 1668