электронная
72
печатная A5
298
18+
Кодекс этики

Бесплатный фрагмент - Кодекс этики

Объем:
126 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-3187-9
электронная
от 72
печатная A5
от 298

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Как легко быть героиней телесериала! Все-то за нее придумал сценарист. Все предусмотрел, изо всех передряг вытащил! И если вдруг сваливается на голову наследство, то жди перипетий, которые непременно закончатся свадьбой, новосельем, на крайний случай, головокружительной карьерой. Героиня непременно отличит коварного соблазнителя от тонко чувствующего и ранимого поклонника — конечно, предварительно попав в сети к первому — и в финальной сцене упадет в объятия ко второму.

Бывают, конечно, сюжеты с вывертами. Например, дама замужем, и ее вдруг накрыло небывалой страстью. Не с мужем. И не дома… Как жить дальше? А впереди еще восемь серий! Тут ни с того ни с сего оказывается, что у мужа-то есть любовница, и вообще он жену свою постоянно обманывает, а если не обманывает, то просто нагло сидит у нее на шее и целыми днями валяется на диване. А то, что она вдруг… совсем неожиданно… беременна, решается просто — ребенок от нового кавалера. И у наиочаровательнейшей дамы, у этого ангела небесного не остается другого выбора — уйти к своему новому избраннику. А до этого забеременеть ей десять лет не получалось… И муж на вид какой-то плюгавенький, что его вовсе и не жалко… А эти двое — замечательная пара, и впереди у них пять детей, двадцать внуков, сто правнуков, загородный дом с газоном и друзьями… на газоне… А муж — заслужил, нечего обманывать… Про жену как-то умалчивается, она же — ангел, просто не повезло с супругом…

Да даже какие-то мелкие неприятности в сериале обыгрываются так, что начинаешь верить, сломать ногу — это шанс встретиться с красивым врачом, да еще холостым, с московской пропиской… просто случайно завалялся… главную героиню всю жизнь ждал… А я вот вчера ногу подвернула. Так ни одна соба… никто не подошел. Так и ковыляла всю дорогу до дома. А там — дети немытые, посуда голодная…

1

Да, жизнь — это не кино… С этими размышлениями я начала готовить завтрак. Себе и дочке. Сережа к тому времени уже поел и сидел на своем любимом месте — у ноутбука. Из колонок слышались какие-то рыки, воинственные призывы, стоны… Но я не вникала, придерживалась позиции — у каждого должно быть свое пространство невмешательства. У меня, например, оно тоже есть — люблю часами ВКонтакте переписываться, фотографии смотреть, в группах разных ползать. Не коленками, глазами, и не по камням и пригоркам, а сидя дома в кресле. И оба эти наши пространства имеют статус неприступной крепости.

В голове со вчерашнего вечера застрял вопрос: как провести проверку в отделе закупок так, чтобы не остаться без премии. Все, кого до меня туда посылали, возвращались с видом поверженного противником бойца. Или даже брошенной на дожде собаки. Закупщики всегда умели держать отпор. Часто прибегали к запрещенным приемам. Им можно. А у аудитора — кодекс этики, видите ли…

Так, стоп. Бутерброд. Масло-то хоть есть у нас? Ага, есть. Теперь хлеб. Ой, а что в хлебнице колбаса делает? Мамочки мои! Это же я ее туда вечером положила. Хорошо, Сережа с утра не заметил, он, наверное, просто яичницей позавтракал, без хлеба. А то утренний заряд бодрости был бы обеспечен. Так… Вроде не испортилась. А что ей будет, я легла-то в пять. Встала в восемь. Три часа… Точно ничего не будет! Можно и Машке дать. С этими мыслями я положила колбасу в посудницу. Или я ее туда все-таки после ужина засунула…

Теперь надо позвонить. Напомнить, что я на полдня отгул взяла, а то потеряют еще… Так. А где мой телефон? На столе нет, в шкафу нет, в ванной нет, на балконе нет…

— Сереж, не видел мой телефон?

— В морозилке посмотри, — невозмутимо, не отрываясь от монитора, вроде даже на полном серьезе, заявил он.

— Ой, точно, в морозилке! А как он там оказался?

Редька зеленая! Это я сама же его туда и положила, когда утром мясо на суп доставала. А телефон в руках держала, вместо мяса и запихала, чтобы руки освободить.

Вроде не замерз, бедненький… Тепло ли тебе, нокия, тепло ли тебе, бедная? В ответ телефон завибрировал. Включился. Опять повезло!

2

Машин садик находится практически в двух шагах от дома. Но Маруся всегда требует добираться длинной дорогой — через овраг. Там лужи глубже. Если на велосипеде — самое то!

Погода хорошая. Вокруг птички чирикают. В одном кустике даже вроде как соловей поселился, заливается. Маня впереди на велосипеде, я позади, с сумочкой и хорошим настроением. Вдруг обгоняет нас мужчина в спортивном костюме и с собачкой. По поводу собачек у меня пунктик. И не на ровном месте он нарисовался, между прочим. Это я про пунктик, не про мужчину. Было время, когда я гуляла с коляской, и каждый день собирала колесами плоды деятельности питомцев не очень предусмотрительных хозяев. Точнее, тех, кто гуляет без поводка и без совочка. А потом эти ароматные плоды прибывали домой вместе с колесами, коляской, ну и ребенком, конечно… Вот тогда я и начала борьбу за порядок.

Для начала нашла правила благоустройства города. Я же, в конце концов, аудитор! Оказалось, что есть отдельная и очень даже немаленькая статья, посвященная правилам выгула собак. А вообще, писалось про всех домашних животных и птиц. Вдруг кто-то решит завести крокодила — а правил-то и нет! Начнет выгуливать его без поводка и намордника… Я даже прониклась уважением к властям города. И сколько всего я там нашла интересного! Например, животное, находящееся в общественном месте без сопровождающего лица, считается безнадзорным, и его немедленно отлавливает специальная организация (собаку, не лицо). Собак нужно выгуливать на поводке, в наморднике, с совочком, мешком и жетоном. Что за жетоны такие, я не совсем поняла, но запомнила! Все тщательно изучив, я научилась некоторые особо интересные моменты четко цитировать, чем сбивала с толку нерадивых хозяев, нарушающих порядок. Они моментально находили поводки, утаскивали собачек от меня подальше, лишь бы поскорее избавиться от необходимости выслушивать эту занудную тетку, да еще угрожающую штрафами. Ну его, от греха подальше! А может, их пугала направленная на них видеокамера моего телефона…

Ну так вот… Обгоняет нас мужчина с собачкой. Я, естественно, сразу оценила данных субъектов на предмет выполнения правил благоустройства города. Нарушений не обнаружила. Поводок есть, собака некрупная, можно и без намордника. Ну что ж, думаю, пусть живут. И только я так подумала, собачка присела на дорожку перед самым моим носом. И недвусмысленно так напряглась. Ага! Вот вы и попались! Сейчас узнаете, что там написано в пункте номер восемь правил благоустройства города. Только я настроила камеру, как товарищ достал из кармана совочек с мешочком и все убрал. Но я была убеждена, что если бы нас тут не было, все произошло бы совсем не так. И поэтому выдала:

— Простите, а вы жетон с собой носите?

— Какой еще жетон? — повернулся ко мне мужчина. Кстати, вполне такой симпатичный, подтянутый. И чего я к нему привязалась, шли бы себе в садик…

— Как какой? На собачку. Согласно правил благоустройства города, все хозяева должны выгуливать собак, имея при себе жетон. Иначе — штраф.

Мой собеседник мило мне улыбнулся и, оттягивая своего пекинеса, который, кстати, уже занес было лапу около колеса Машиного велосипеда, и виновато сообщил:

— Честно говоря, это не моя собака, мне друзья ее передали, пока сами в отпуске на море. А про жетон я обязательно спрошу. Надо же, я и не знал про такие правила…

С этими словами он побежал за рвущейся вперед псинкой.

А мое веселое настроение куда-то улетучилось. Ну что за мямля: «спрошу»… «не моя»… Даже не интересно.

3

На работу я пришла, полная решимости наказать какого-либо мерзавца. Хоть самого захудалого. План проверки отдела закупок выстроился одним махом. Первым делом нужно было проинтервьюировать их начальника, Максима Соловьева. Но идти к нему надо было с готовыми вопросами. Причем, каверзными. Я взяла стопку бумаг, которую по моему запросу прислали еще на прошлой неделе, и начала «копать». Конечно, я не верила, что они сами добровольно могли выслать что-то криминальное. Но все же надежда была. Тем более, до меня никто особо в бумагах не копался, рассчитывали на авось, вдруг как-то само найдется или кто-то проговорится.

Итак, выполнение плана закупок… Схемы, графики, кругом плюсы… Ну ладно, поверим, что план они выполняют, тем более, нет тут ничего сложного — заказывай да закупай. Это не сталь плавить. Так… Расшифровка номенклатуры закупленного оборудования. Масло, станок, двигатель, кабели… Что? Кабель на 200 тыс. рублей?! Он золотой, что ли? Ну-ка, ну-ка… Гугл точно такой же кабель предлагает за каких-то 10 тыс. рублей. И сколько там его закупили? Ого! Не хиленько так… Да еще каждый месяц! Ну, Максим Владимирович, теперь я иду к Вам!

Придя в назначенное время, я узнала от секретарши, что у Максима Владимировича совещание, и закончится оно не скоро. Я решила подождать. Секретарша пыталась меня выкурить, но не на ту напала. Я села, как прилипла, и редька вам, а не срыв проверки!

К моему удивлению, дверь кабинета начальника отдела закупок распахнулась уже через пять минут. Я терпеливо выждала, когда все разойдутся. Зашла, полная решимости наказать этих закупщиков-махинаторов, и застыла. Передо мной стоял мужчина в спортивном костюме. Точнее, уже переодетый в более строгий… но тот же самый. Не костюм, мужчина. И без собачки.

Он мило улыбнулся:

— Опять Вы? Правила благоустройства города решили мне занести? А как Вы меня нашли?

— Я, я…Я Надежда Соколова, внутренний аудитор, — Максим Владимирович при этих словах сделал удивленное лицо. — Мне Вам надо задать несколько вопросов.

— Хорошо, задавайте, только у меня времени в обрез. — Нажав на селектор, товарищ Соловьев обратился к секретарше, — Жанна, принеси нам… Погоди-ка…

Повернувшись ко мне, он спросил:

— Чай, кофе?

Я почему-то ответила:

— Чай. Черный.

Хотя больше все-таки по утрам любила пить кофе, но сладкий и со сливками. А тут, не будешь же уточнять… Да и не утро уже…

Максим Владимирович моментально скомандовал секретарше:

— Черный чай и кофе.

Я присела на стул, разложила свои каверзные вопросы. И начала:

— Максим Владимирович, я изучила документы… Кто у Вас занимается закупкой кабеля? Я провела сравнительный анализ цен…

В этот момент зашла секретарша и поставила рядом со мной чашечку с чаем, а перед Максимом Владимировичем кофе, конфеты в вазочке и маленькую порцию сливок.

Надо было кофе просить, с грустью подумала я. Максим Владимирович, будто разгадав мои мысли, придвинул ко мне конфеты и сказал:

— Угощайтесь.

Не успел он даже сделать глоток, а я закончить свой вопрос, как у него зазвонил телефон. Максим Владимирович вежливо остановил меня фразой «простите» и начал вести какие-то сложные, по-видимому, очень важные переговоры. Судя по всему, его где-то ждали.

Закончив разговор, он забарабанил пальцами по столу и сообщил:

— Значит, так, сегодня не получится, давайте созвонимся. Вы только сообщите свой телефон Жанне.

Накинул пиджак и убежал, оставив меня наедине с чаем и конфетами. И с каверзными вопросами.

Бывают же такие люди — из любой передряги чистыми выходят. Я махнула рукой, оставила телефон и решила — в другой раз, так в другой раз. Но конфетку прихватила.

4

На следующий день я пришла на работу с твердым намерением узнать, кто занимается закупкой кабеля. Но, едва я переступила порог кабинета, почувствовала что-то неладное. Все смотрели на меня в немом ожидании. Никаких «привет», «с добрым утром».

Я на всякий случай заглянула в зеркало — благо, оно висело рядом с выходом — ничего предосудительного не обнаружила. Прическа на месте, юбку надеть не забыла, колготки без дырок… Ой! Я же не накрасилась! И пошла к своему столу, соображая, где бы раздобыть помаду и тушь.

И — бабац! На столе я увидела огромный букет алых роз. Я вопросительно посмотрела на коллег. Те вопросительно смотрели на меня. Некоторые даже вопросительно-укоризненно, намекая этим на то, что кто-то от одиночества не знает куда себя девать, а у кого-то и муж, и еще кто-то нарисовался. Я заметила уголок карточки, вытащила ее и обомлела от увиденного. Там красовалась фраза «Очаровательному Шерлоку с улыбкой Мадонны. Максим».

Я покраснела. Села и начала включать компьютер. А сама думаю: «С чего вдруг?» А не противоречит ли это разделу седьмому кодекса этики аудитора «Подарки и знаки внимания?» Может, выкинуть этот букет куда подальше, пока не поздно. Но жалко же…

Спасение и ответ явились в лице нашего начальника Эдуарда Петровича. Он подошел ко мне и сообщил:

— Надежда, Вам надо сегодня зайти в бухгалтерию. И проверку решили завершить, указание пришло. Приступайте к следующей по графику.

Я не поняла только одного, точнее, двух вещей. Зачем мне в бухгалтерию и почему завершить. Промучившись полдня, я зашла к Эдуарду Петровичу. Он, похоже, меня ждал. Поэтому без долгих вступлений все сразу же мне выложил:

— Надежда, как Вам это удалось? Что Вы там нашли? Они так засуетились, всех на уши подняли. В общем, так. Дело это жареным пахнет, ниточки, я так понял, ведут в совсем уж неприличные дебри, вплоть до директора. Нас за это по головке не погладят. Все-таки мы внутренние аудиторы, а не внешние, и подчиняемся руководству комбината. А руководство решило проверку завершить, а Вам повысить зарплату. Договорились? И вопросы свои уничтожьте и забудьте.

Мне зарплата была важнее каких-то там вопросов, и я с радостью ответила:

— Хорошо, Эдуард Петрович!

Букет я решила оставить, в конце концов, это мне начальник приказал проверку закончить.

Со спокойной совестью я стала изучать план проверок. Следующим по графику у меня шел аудит отдела сбыта. Сбыт — это, конечно, не закупки, но и тут есть где развернуться.

Как только я втянулась в сказочный мир цифр и графиков, как передо мной явился муж.

— Ты ключи дома забыла, — протянул он мне связку с пушистым брелочком.

Все коллеги моментально переключились на нас. Какие там графики, какие отчеты, когда перед глазами что-то живое зашевелилось, да еще и заговорило!

— Ой! И правда, — спохватилась я, роясь в сумочке.

— Я ж сегодня в ночную смену, как ты собиралась домой пробираться?

В этот момент его внимание привлек букет на моем столе.

— От кого это?

Я всегда отличалась замедленностью реакций, а скорость передвижения мыслей в голове в критических ситуациях у меня, как правило, уступала скорости воспроизведения чего-либо более-менее логичного путем речевого аппарата. Поэтому я изрекла, ничуть не смутившись:

— Да у Ленки сегодня день рождения, надо будет поздравить.

— У Ленки? Так поехали вместе съездим, поздравим, у тебя как раз обед. Может, и перекусим заодно. Тебе же вечером за Машкой в садик, потом домой… Не успеешь.

— Давай съездим, — сработал мой автопилотируемый аппарат.

Только когда мы уже садились в машину с огромным букетом роз, до меня дошло, что подруга-то и не в курсе, что у нее сегодня день рождения. И зачем я эту ахинею выдумала? Могла бы все честно рассказать, чего тут такого-то! Ну, подарил коллега цветы. Ну, не коллега, а проверяемый. Объект проверки, в общем. Кодекс этики я не нарушала, с супружеской верностью тоже все в порядке. Но теперь-то уж точно не расскажешь, Сережа из-за вранья обидится, всю плешь проест… А еще и подозревать начнет… Нет, как-нибудь Ленке намекну. А может, ее и дома-то нет, так вообще все обойдется!

Но именинница, как назло, оказалась дома. И не одна. Открыла нам вся взъерошенная, в пеньюаре. Я встала чуть поодаль, держу букет, а из-за него одним глазом мигаю и говорю:

— С днем рождения, Лен! В дом-то пустишь, или так и будешь на пороге гостей держать?

— Проходите, конечно! — и взяла букет — тоже, похоже, на автопилоте.

Но Лена, к счастью, была устроена совсем не так, как я. Мозговые шестеренки у нее никогда не ржавели. Поэтому она провела нас на кухню, усадила за стол:

— Чай, кофе? Суп из лепестков роз?

— Кофе, — выпалили мы с Сергеем одновременно. Я — потому что кофе у меня с некоторых пор ассоциировалось с конфетами и сливками, а Сережа просто ненавидел Ленкин чай. Она всегда в него жасмин добавляла.

Но сливок не последовало. Конфет тоже. Зато из холодильника выплыл огромный торт. Водружая его на стол, Надя мне несколько раз подмигнула, а потом в одну секунду выпорхнула из кухни. Я услышала какой-то шум из прихожей, а затем стук закрывающейся двери. Сережа, увлеченный поглощением торта, ничего не заметил за шуршанием щек.

— Вкусно? — подсела к нам именинница.

— Не то слово! — уминая второй кусок, прочавкал Сережа. — Когда гости-то придут?

— В субботу, — не моргнув глазом, ответила Лена.

Я округлила глаза, начала подавать подруге знаки ушами, бровями и ресницами.

А Сережа уже потирал руки:

— Так здорово! Я в субботу как раз выходной, повеселимся! — потягиваясь на стуле, мечтательно промурлыкал он

Лена посмотрела на меня, явно проворачивая в голове какие-то комбинации и сообщила:

— Ой! Нет же, как я забыла?! В субботу у меня ответственное мероприятие, мы едем в Ярославль на конференцию! Да и вообще, дата не круглая, потом как-нибудь!

— Ну, потом, так потом, — с этими словами Сергей поднялся и пошел в прихожую.

Лена явно была настроена феерично:

— Сразу никто не уходит, в гостях так не принято.

Я чувствовала, что скоро перестану чувствовать свои уши и брови.

Сережа, конечно же, оживился и подхватил:

— А разве ещё что-нибудь есть?

Но мне было уже не до шуток, тем более мой обед закончился пять минут назад:

— Сереж, ты, конечно, до пятницы совершенно свободен, но мне на работу надо, поехали.

После этих слов он сдался, и мы наконец-то дошли до машины.

5

Не знаю, почему так происходит, но ко мне постоянно липнут какие-то мерзавцы. Сережа говорит, у меня лицо наивное, будто я только что из деревни приехала. Как так из деревни… Платков я не ношу, хожу в парикмахерскую, платье совсем не колхозное… Но они все равно липнут. Сережа — не в счет, это совсем другая история.

Вот вчера, например. Иду я с работы за Машкой в садик. Подходит ко мне мужчина. Интересный такой, в пиджаке синем, с галстуком. Ботинки лакированные. Про этого точно не скажешь, что из колхоза сбежал. Скорее, из Городской Думы. Я сразу к нему прониклась симпатией. Думаю, какой приятный, и пахнет от него заманчиво так…

— Девушка! (Это я-то девушка? Но приятно, черт возьми!) У нас сегодня проводится уникальная акция. Для красивых девушек мы дарим набор косметики, — при этих словах красавец всучил мне корзинку с какими-то тюбиками, коробочками, карандашиками.

Я стояла посреди площади с этой корзинкой и ничего не понимала. А люди шли мимо, смотрели на меня с завистью. Особенно, молодые девушки. А вот, не повезло вам, повезло мне! Зря я, что ли утром новой туалетной водой побрызгалась. А там, как написано на упаковке, феромоны. Подействовало!

За размышлениями я, кажется, пропустила основную часть хвалебной речи. И только в этот момент кто-то сдвинул с места шестеренки в моей голове. Я поняла, что стою, как дурочка, посреди площади, рядом с типом неопределенного рода деятельности (а как еще назвать типа, который сбежал из Государственной Думы с корзинкой косметики?), а люди идут мимо и думают, вот нашел лохушку! И лыбятся, в уме крутя пальцем у виска. Наконец, я прислушалась. Похоже, моя задумчивость и выпадение из процесса не вписывалось в сценарий, поэтому парень стал каким-то напряженным и буквально тряс меня за руку (а может, он хотел отобрать уже, наконец, свою корзину, усомнившись в правильности выбора объекта охмурения):

— Вы это получаете бесплатно, но Вам нужно активировать карту постоянного клиента нашего салона красоты, наши профессионалы при помощи этой косметики сделают из Вас настоящую королеву. Совершенно бесплатно! Единственное, за что придется заплатить — за годовое обслуживание. Но это сущие копейки! Наш салон находится буквально в двух шагах — видите это синее здание?

Настоящую королеву! Так, значит? Получается, я еще пока не настоящая?!

— Знаете, я лучше дома превращусь в Спящую Красавицу и обойдусь без Вашей косметики! — отцепилась я, наконец, от корзины и пошла в садик.

6

Утро среды ничем не отличалось от всех остальных. Я отвела Машу в садик, пришла на работу и начала ворошить темное прошлое работников отдела сбыта. Как далекое, так и не очень. Наткнувшись на одно несовпадение, я решила выяснить свой вопрос по телефону, благо исполнитель был указан в конце документа.

— Да, слушаю, — ответила трубка и икнула.

— Вас беспокоит внутренний аудитор Соколова Надежда. Не могли бы Вы мне прояснить один вопрос?

— Да, ик, слушаю Вас!

Конечно, до меня доходили слухи (хотя я думала, что это очередная хохма нашего менеджера Саши) о том, что мои проверки часто становились причиной затяжной икоты у проверяемых, но чтобы настолько все было реально… Не верилось…

Говорить о серьезных вещах в икающую трубку было за гранью моих возможностей, поэтому я предложила:

— Может, мы встретимся, я сама подойду после обеда?

— Ик, после обеда? Хорошо!

Но до обеда меня вызвал к себе Эдуард Петрович. Когда я зашла в кабинет начальника, почувствовала, что проверка опять накроется.

— Надежда, Вам придется поехать в командировку. В Гай, это в Оренбуржье.

— Эдуард Петрович, я знаю, где это. У нас же там филиал. Но я же только что новую проверку начала. И даже толком ничего не успела. Или… — осенила меня догадка

— Наденька, проверку можно отложить, она не срочная, а нашим оренбургским коллегам очень нужна Ваша помощь. Как раз по Вашему профилю — Вы у нас финансовые проверки как орехи щелкаете. А там что-то застопорилось, да еще двое сотрудников у них неожиданно из работы выпали. Один — в больницу попал, а второй, точнее, вторая — в декретный отпуск ушла. А их всего-то там два с половиной землекопа.

— Я уж думала, опять сверху руководство указание дало… — съязвила я.

— Надежда, ну что Вы, это бывает крайне редко, и в исключительных случаях. Так оформляем?

— А когда ехать?

— Вчера.

— Понятно, ничего нового. Хорошо, я тогда сейчас пойду домой собираться, завтра выезжаю.

— Давай, покажи им там мастер-класс! Только не переусердствуй, а то знаю я тебя!

— Ну, уж как получится, — улыбаясь, направилась я к двери.

— До скорого! Суточные получишь в бухгалтерии!

7

В Гай я приехала рано утром. Поселилась в гостинице «Заря». Номер попался хоть и не особо просторный, но чистенький и уютный. Главное — все необходимое на месте: душевая кабина с горячей водой, утюг, фен, холодильник, телевизор. Кровать для одноместного номера была просто шикарная — ложись хоть вдоль, хоть поперек. Поперек мне показалось даже удобнее.

Внизу располагалась столовая. Позавтракав, я отправилась к своим коллегам. Как оказалось, здание офиса находилось буквально через дорогу от гостиницы. Это я удачно поселилась! Хотя, гостиницу же Мариночка бронировала, наверняка продумала, чтобы все рядом. Надо будет ей спасибо сказать.

Встретил меня Игорь. Насчет половинки от третьего землекопа мы явно погорячились. Работали в филиале только этот Игорь и еще одна женщина предпенсионного возраста Вероника Игоревна, у которой к тому же была явная тугоухость. Во всяком случае, я не получила от нее ответа ни на один свой вопрос. Тогда я решила зайти с другой стороны — стала свои вопросы выражать письменно. Но у Вероники Игоревны, по всей видимости, были проблемы не только со слухом, но и со всем аппаратом сообщения с окружающим миром.

Таким образом, остался для пыток только Игорь. Но он прикинулся программистом. Сказал, что сидит тут чисто для улаживания проблем с вычислительной техникой, коей я даже и не обнаружила. Но и отсутствие предмета улаживания проблем его не смущало — с его слов, все компьютеры на домах, для надежности.

Я уже было пала духом, как в голову мне пришла гениальная мысль — должен же где-то существовать сам объект проверки. Игорь нарыл мне какую-то папочку и положил на стол. На ней маркером было старательно выведено «Аудит финансовой отчетности. Гайский мясокомбинат». Ну вот, давно бы так!

Я затолкала папочку в рюкзак и вернулась в гостиницу, тем более в номере у меня был ноутбук, предусмотрительно привезенный из дома.

Я так заработалась, что забыла даже сходить поужинать. Очнулась только в полдвенадцатого ночи. За окном пели соловьи. Я прислушалась — точно, соловьи! Взяв с собой банан, я пошла на улицу, благо возле гостиницы был чудесный парк с лавочками, фонарями, липовой аллеей. Воздух буквально пьянил, казалось, его можно потрогать, загрести в охапку и унести с собой. Я шла и жевала банан, который явно не вписывался в окружающее меня пространство торжествующего природного великолепия. И вдруг у меня за спиной раздалось:

— Доброй ночи, Надежда Николаевна!

Я вздрогнула. В голове пронеслось столько мыслей, что я не сразу среагировала. Если это маньяк, то откуда он знает мое имя? Если он знает мое имя, и это явно не Игорь, то кто? И голос какой-то знакомый… Смутная догадка, которая никак не состыковывалась с моей логикой, привела меня в замешательство.

Повернувшись, я обомлела. Передо мной стоял Максим Владимирович, начальник отдела закупок. Он тем временем продолжал свою светскую беседу:

— Тоже решили прогуляться перед сном?

— Да, — путаясь с мыслями, ответила я. — А Вы… тут…

Не успела я сформулировать свой вопрос, как Максим Владимирович перехватил инициативу в свои руки:

— Я, Наденька, теперь тут обосновался. Между прочим, не без Вашего участия!

Я выпучила глаза:

— А я-то тут при чем?

— Ну как же! Вы мне подали очень интересную мысль про кабели. Я давно подозревал, что не все мои сотрудники живут, так сказать, на одну зарплату. И в обход меня кое-то проворачивали. Пришлось начать массовые репрессии. Но, к сожалению, у одного из них оказались очень серьезные связи с нашим руководством. Поэтому «ушли» меня. Пришлось пободаться. У меня ох как много козырей припасено на такой случай, уж поверьте. В итоге — я тут.

— В качестве кого?

— Директора филиала.

— Так это, по-моему, больше на повышение похоже. Были начальником отдела, стали директором филиала…

— Честно говоря, я тоже к этой мысли склоняюсь. А какая тут природа… Вы видели речку?

— Нет еще, не успела, я же только сегодня приехала. — Посмотрев на часы, уточнила, — уже вчера.

— Я Вам обязательно покажу!

— Максим Владимирович, мне завтра вставать рано, пойду посплю…

— Да-да, спокойной ночи!

8

Еще вечером я была решительно настроена на то, чтобы с самого утра пойти в офис и раздобыть еще что-нибудь. Но, проснувшись утром, поняла, что не хочу никуда идти. Причина такого нежелания была очевидна — Максим Владимирович. Встречаться с ним почему-то совсем не хотелось. А точнее, было ощущение, что он обязательно потащит на речку, и придется как-то отговариваться. А еще осталось невыясненными столько вопросов… Цветы, прекращенная проверка, откуда он взялся ночью около гостиницы…

Я спустилась позавтракать. Моему изумлению не было предела, когда я увидела Максима Владимировича, вкушающего гречневую кашу за столиком у окна. Он помахал мне рукой, приглашая на соседнее место. Деваться было некуда, присела рядом с чашечкой кофе и бутербродом.

— Доброе утро! И это весь Ваш завтрак?

— Доброе! Да, я утром не люблю много есть.

— А я, наоборот, как видите, — и он с аппетитом поднес ложку с кашей ко рту. — Вы в офис пойдете?

— Нет, я решила тут поработать, у меня ноутбук с собой, а материал мне вчера Игорь предоставил.

— Да, конечно. Я Вам, кстати, тоже могу материальчика подкинуть. Я очень заинтересован, чтобы все было проверено максимально тщательно, дела принимать — не шутки.

— Спасибо, подкидывайте! А Вы что, в этой же гостинице живете? — Осенила вдруг меня догадка по поводу одного из моих вопросов.

— Да, пока тут. А потом жилье сниму. Не нашел пока. У меня номер тридцатый, если что.

«Это что, интересно, „если что“. Ну, знаете ли…»

— Вы мне букет подарили тогда. Я не поняла, за что. Я его подруге отдала, ей нужнее.

— Наденька, за что же Вы так! Я от чистого сердца, в знак благодарности!

— Это моя работа, я за нее зарплату получаю. И не цветами.

— Я все понял, больше не буду… Цветами…

У меня перехватило дыхание от такой наглости, а мой собеседник тем временем мило улыбнулся, взял поднос и, пожелав мне приятного дня, удалился.

Закончив с завтраком, я поднялась к себе. Пока ничего интересного в папочке, отданной мне Игорем, обнаружить не удалось. Бухгалтер, по всей видимости, был человеком порядочным и на редкость аккуратным. Аккуратный бухгалтер — явление достаточно распространенное, но честные и порядочные представители мира дебета и кредита мне еще не встречались. Либо здесь был какой-то подвох, либо мне наконец-то посчастливилось наткнуться на практически вымерший вид одной из древнейших профессий.

В двенадцать в дверь постучали. Ждать мне было некого, и я решила, что это вездесущий Максим Владимирович. Поэтому пошла открывать дверь с уже испортившимся настроением и намерением отказаться от всего, что бы он мне ни предложил.

— Вам телеграмма, — сообщил человек за дверью. — Распишитесь.

Мне протянули листочек и ручку. Я расписалась, курьер моментально скрылся из вида, будто его и не было. Но в руках осталась телеграмма. Я прочитала и не поверила своим глазам.

«Вы выиграли 5000000 руб тчк Перевод поступит на карту 15 мая до 1900 тчк»

Что за ерунда? Где выиграла? Может, перепутали? И вдруг меня осенило — Максим Владимирович! Но ради чего? Что за игры такие? Точно, он сказал — не буду… цветами…

Конечно же, работать больше не получалось. Какая тут работа, когда вдруг на голову сваливается 5 миллионов рублей! Нет, надо все-таки вернуть. Я их не заработала.

Пока я размышляла, пришло СМС-сообщение: «На Ваш счет зачислена сумма 5000000 руб.»

Значит, не перепутали…

Первым порывом было направиться в офис и, прижав к стенке этого Максима Владимировича, все у него узнать. Если он откупается такими суммами, то какие же надо скрыть убытки! И, самое главное, когда он успел это все провернуть?

Потом я решила, что в офис все-таки не пойду. Там может быть это Игорь, придется вести себя прилично…

Поэтому я отложила разговор до вечера. Уж на ужин-то этот павлин самодовольный точно явится. Кашку кушать.

В суете я совсем забыла, что дома у меня Маша, Сережа, наверняка ждут от меня звонка. Я открыла ноутбук и включила скайп. Ответили сразу, как будто чувствовали, что я позвоню.

— Мама! Ты когда вернешься? Я сегодня с папой в кино ходила.

— Как в кино? А садик?

— Так сегодня же выходной!

— Точно, я и забыла! Молодцы! А папа где?

— А он там, в спальне. Диван ремонтирует. Тут тетя Нина зашла, она помочь решила.

— Так они там вместе?

— Ну да. Я хотела им тоже помочь, но тетя Нина включила мне мультики и на планшете дала поиграть. А еще мы торт купили! Так ты когда приедешь?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 298