электронная
90
печатная A5
378
18+
Киберэра. Падение небес. Металлический дождь

Бесплатный фрагмент - Киберэра. Падение небес. Металлический дождь


4
Объем:
222 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-2975-2
электронная
от 90
печатная A5
от 378

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Киберэра. Падение небес. Металлический дождь

Глава первая

Кто из нас люди?

Кто, если не мы?

Под золотистым куполом планеты, высоко над тяжелыми от дождя облаками, летит маленький, темный, треугольный шаттл. За штурвалом, развалившись в пилотском кресле, сидит старый киборг. Ноги в тяжелых, военных ботинках, закинуты на пульт управления. Из потертой безрукавки свисают мощные, черные, металлические руки с вырезанными, светящимися символами. В одной руке темная, стеклянная, квадратная бутылка. В другой округлая, электронная, курительная трубка. Седая голова с длинными, прямыми волосами, кибернетическим протезом вместо левого глаза и морщинистым лицом, искаженным от удовольствия, одобрительно покачивается в такт электронному року. Слева от пилота, на стенке шаттла, открыто окно дополнительной реальности. В нем красивая, молодая девушка прикрывает декоративными протезами рук глаза, под которыми виднеется милая, застенчивая улыбка и прикрытая топиком пышная, женская грудь. Рядом с окном дополнительной реальности висит табличка, на которой написано: пилот, лейтенант подразделения специального назначения арьергарда военного, космического флота девятого сектора планеты Сайберия-81, Алекс Маэрс.

В грузовом отсеке шаттла молодой человек одевает свое спортивное тело с грубыми шрамами в темно-синий, обтягивающий костюм. Вставляет линзы. Моргает. Его загадочные, отрешенные, карие глаза меняют цвет и становятся бирюзовыми. Он прячет смуглое, строгое, холодное лицо в маску с мощным, металлическим респиратором. Надевает бронированные ботинки и перчатки. Вешает на себя разгрузку с небольшим рюкзаком на спине, ремнем на поясе и кобурой на бедре. Вставляет в кобуру черный, угловатый, лазерный пистолет. Парень перебирает пальцами по воздуху и составные части ботинок, перчаток, рюкзака приходят в движение. Он проводит рукой перед собой, из рюкзака вылетают несколько маленьких, темных, сплюснутых, предметов округлой формы. Они повторяют траекторию движения руки, облетают молодого человека и прячутся в рюкзак, с другой стороны. Парень вытягивает обе руки вперед, осматривает их и растворяется в воздухе. Через несколько секунд появляется снова. Его ладони и подошвы загораются бирюзовым светом, рюкзак трансформируется в реактивный ранец, что поднимает хозяина в воздух и спустя некоторое время опускает обратно. Молодой человек сжимает руку в кулак, обтянутые тканью панели бронированной перчатки открываются, над кистью появляется кольцо крепления. Оно проворачивается против часовой стрелки и выдергивает из щитка предплечья скрытый, длинный, черный, металлический клинок, что останавливается продолжением руки, сделав пол-оборота. Его тонкое лезвие выполнено из темного материала, похожего на стекло. Оно проходит вдоль всего оружия и загорается изнутри бирюзовым светом. Клинок медленно вращается вокруг кольца крепления, которое располагается над кистью. Раздается звук входящего вызова. Рядом с молодым человеком, в дополнительной реальности, появляется трехмерная, пульсирующая кнопка и фотография Алекса Маэрса, на которой старый киборг сидит за барной стойкой, протягивает навстречу две квадратные бутылки и радостно подмигивает. Парень деактивирует клинок, нажимает на кнопку, и она разворачивается в окошко дополнительной реальности, в котором Алекс сидит в кресле пилота, протягивает ему две квадратные бутылки и радостно подмигивает.

— Здорова! — задорно приветствует старый киборг молодого человека под забористые ритмы электронного рока.

— Лейтенант Маэрс, мы на задании, — спокойно отвечает парень. — Вести себя необходимо соответственно. И пользоваться защищенными каналами связи.

— Простите, лейтенант Эйдж, — шутливо и кокетливо говорит старый киборг, выключает музыку и добавляет в той же манере, — вы порой такой холодный, как неприступная железка.

— Время прибытия? — спрашивает Эйдж.

Алекс встает строго по стойке смирно с бутылкой в руке.

— Через несколько глотков будем! — отдавая воинское приветствие гордо заявляет он и быстро опустошает бутылку.

— Где Робби? — интересуется молодой лейтенант.

— Его-то я и жду, — с хитрой ухмылкой шепчет себе под нос Алекс. — Мы на месте! Открыть выход! — командует старый киборг, сбрасывает вызов, кидает пустую бутылку и вылетает из кабины пилота.

— Ты же в курсе, что он с тобой ни во что не играет? — спрашивает Эйдж и встает лицом к открывающемуся выходу.

Алекс, уже сломя голову несется по темному коридору, между каютами экипажа. На одной его руке ладонь загорается красным светом. На другой, предплечье трансформируется в пушку с длинным дулом.

— Сейчас или попозже! — горланит старый киборг.

— Робби, ко мне! — командует Эйдж, пока его реактивный ранец раскрывается. — Скорее, иначе он опять тебя пристрелит!

Из-под решетки на полу, пискляво вереща, вылетает небольшой, круглый, темный робот с плоским корпусом, восемью короткими лапками и маленькой головкой, на которой крошечный сенсор, выполняющий роль органа зрения, горит бирюзовым светом. В грузовой отсек резво врывается Алекс.

— Стоять! — кричит он, но парень уже исчезает в желтых облаках.

Старый киборг подходит к закрывающемуся выходу, смотрит вниз и задорно улыбается.

— Два, четыре, маленький засранец, — говорит он. — Но я еще отыграюсь.

Эйдж пролетает облака насквозь. Озирается в падении по сторонам. Видит за облаками золотистый купол планеты и несколько пульсирующих столпов желтого света, которые поднимаются откуда-то с земли и упираются прямо в него. Молодой лейтенант складывает руки вдоль тела, ускоряет свое падение и опускает взгляд вниз на стоящее среди песков крестообразное здание с куполом в центре. Он активирует сканер в своих линзах. Видит четыре двухъярусных крыла и четырехъярусный купол посередине. В четырех угловых комнатах второго яруса крестообразного здания видны одиночные, статичные цели. Перед комнатами динамичные. Под куполом виднеется цель большого размера. Раздается звук входящего вызова. Рядом, в дополнительной реальности, появляется трехмерная, пульсирующая кнопка и фотография Алекса Маэрса, на которой старый киборг все еще сидит за барной стойкой, протягивает навстречу две квадратные бутылки и радостно подмигивает. Эйдж сдержанно вздыхает и принимает вызов.

— Вижу тридцать семь целей, — докладывает молодой лейтенант. — Четверо заложников. Тридцать два военных робота расы высших. Один крупногабаритный робот под названием Звездный Свет.

— Помощь не нужна? — осторожно звучит голос Алекса.

— Нет, — холодно отвечает Эйдж.

— Ну, а музыку-то разрешите включить, — просит старый киборг.

Песок вокруг здания словно взрывается. Эйдж определяет еще восемь целей, которые с огромной скоростью врываются в небо.

— Давай! — резко отвечает молодой лейтенант.

Под тяжелый, электронный рок Эйдж расправляет руки, выравнивает тело, активирует реактивный ранец и уходит в лево от лобового столкновения с темным, быстро движущимся объектом. Продолжая скоростное снижение он резко принимает вправо и уворачивается от второго. Затем, снова бросается в лево и едва успевает уклониться от третьего, но сильный поток воздуха закручивает его, и он бесконтрольно падает вниз. Выключает ранец. Пытается выровняться. Четвертый противник уже совсем близко. Эйдж резко активирует ранец в последний момент и минует столкновение с ним. Деактивирует ранец. Включает снова и облетает пятого. Выравнивается. Продолжает снижение. Видит, как последние три объекта впереди замедляют скорость и кооперируются. Это три круглых, сплюснутых дрона черного цвета. Они перекрывают друг друга, увеличивая свою общую поверхность. Тем временем, пятеро дронов уже развернулись и догоняют сзади. Молодой лейтенант врубает ранец на полную мощность. Один из врагов настигает его. Эйдж закручивается пулей, едва успевает проскочить в маленькое окошко между тремя дронами спереди, которые сталкиваются с четвертым позади и разлетаются вдребезги. Оставшиеся четверо дронов открывают огонь и пытаются испепелить противника яркими, лазерными лучами. Эйдж, в падении, совершает один маневр за другим, уходя из-под смертоносных атак врага. Он подлетает к зданию и кружится вокруг купола. Лазеры дронов скользят совсем рядом, задевая силовое поле молодого лейтенанта и выжигая металлическую поверхность крыши.

— База атакована, — раздается спокойный, человеческий голос. — Убейте всех заложников.

Четыре группы по восемь роботов черного цвета, тонкой конструкции, трехметрового роста, с острыми листами брони по всему корпусу, с вытянутой назад головой из темного, зеркального материала забегают в четыре комнаты. Их руки трансформируются в лазерное оружие.

— Заложники не обнаружены, — докладывает один из них. — Задача невыполнима.

— Как?! — удивляется человеческий голос.

Лазеры дронов, в надежде уничтожить цель, скользят поперек второго яруса северного крыла здания, прорезаются внутрь и выжигают первую группу роботов.

— Это ты ловко придумал, Эйдж! — раздается голос Алекса. — Так держать!

— Отставить! — командует человеческий голос. — Активируйте Звездный Свет и уничтожьте врага!

Дроны продолжают вести огонь по Эйджу, который облетает крестообразное здание по часовой стрелке и пролетает над восточным крылом. Лазерные лучи прорезаются внутрь и выжигают вторую группу роботов, бегущих по коридору. Четвертая группа противника забегает под купол. Молодой лейтенант пролетает над южным крылом здания и ловко уворачивается от атак. Лазеры дронов уничтожают третью группу врага на втором ярусе. Четвертая группа под куполом подключает толстые кабели к конечностям и корпусу крупногабаритного робота. Два кабеля к бедрам сзади, один к пояснице, два спереди к предплечьям и один к грудной клетке. Робот такого же темного цвета, тонкой конструкции, что и модели меньшего размера. Вместо головы большой, круглый шар, который почти упирается в потолок. На его корпусе, увешанном острыми листами брони, видны грязь, вмятины и ожоги. Его голова загорается ярким, белым светом. Кулаки сжимаются. Расправляются плечи. Молодой лейтенант резко взмывает вверх. Выключает реактивный ранец. На мгновение зависает в воздухе. Вытягивается к небу. Руки разводит в стороны. Ноги скрещивает. Крениться назад. Он переворачивается в воздухе и срывается вниз головой. Из купола в разные стороны бьют яркие, белые лучи света, освещая темный силуэт молодого лейтенанта и уничтожая трех дронов. Эйдж выхватывает свой лазерный пистолет, в свободном падении добивает последнего, активирует ранец и мягко приземляется на крышу левого крыла здания. Лазерные лучи исчезают, оставляя в металлической конструкции раскаленное решето. Алекс убавляет музыку движением руки, отрывается от бутылки и, затаив дыхание, смотрит на трехмерную трансляцию боевых действий в дополнительной реальности. Через мгновение купол разрывается на части. Груды металлолома разлетаются в разные стороны вместе с оставшимися роботами. Перед молодым лейтенантом восстает Звездный Свет. Старый киборг вминается в кресло пилота, бесшумно произнося какое-то ругательное слово.

— Я бы и рад помочь, но приказ, есть приказ! — отнекиваясь продолжает Алекс и делает большой глоток из бутылки.

Эйдж, тяжело дыша и внимательно осматривая крупногабаритного робота, встает в позицию низкого старта.

— Музыку прибавь, — говорит он, активирует лазерные лезвия и срывается с места.

Алекс врубает электронный рок на полную мощность. Эйдж взлетает к роботу и кружит вокруг него. Звездный Свет пытается прихлопнуть противника, но ему мешают присоединенные к рукам кабели. Молодой лейтенант ускоряется, облетает робота и отсекает лазерными лезвиями натянутый кабель на левой руке. Звездный Свет тут же пытается схватить ей врага, но Эйдж ловко уворачивается, ускоряется и освобождает правую. Затем, он взмывает над противником и разводит руки в стороны. Из ранца послушно вылетает десяток маленьких, сплюснутых, круглых предметов. Молодой лейтенант бросает руки вниз и предметы пулей устремляются на противника. Звездный Свет набирает энергию для выстрела, но гранаты уже взрываются одна за другой, достигая цели и обволакивая ее густым смогом. Выстрел. Толстый, белый луч света разрывает дым, но Эйджа за ним уже нет. Он скользит на коленях между лопатками робота, закручивается юлой и отсекает лазерными лезвиями один большой кабель на спине. Деактивирует клинки, выхватывает пистолет и в падении отстреливает кабель на бедре правой ноги. Активирует клинки, снова закручивается юлой и отрезает еще один кабель на левой ноге. Облетает ее и останавливается. Его ладони, подошвы и ранец разгораются бирюзовым светом. Эйдж ракетой срывается вверх, едва успевает пролететь между хлопающими ладонями робота, закручивается и срезает последний кабель на груди. Большой, белый шар тускнеет. Молодой лейтенант набирает высоту, взлетает над противником и зависает над ним. Звездный Свет собирает энергию и выстреливает толстым, белым лучом света. Эйдж растворяется в воздухе. Робот выпускает вверх из шара сотню лазерных лучей и продолжает вести огонь еще несколько секунд. Его начинает потряхивать. Трясти. Ноги подкашиваются. Лучи тускнеют и исчезают. Голова робота гаснет, и он медленно оседает внутрь здания.

Молодой лейтенант отключает маскировку и появляется перед поверженным противником на крыше левого крыла здания. На перчатках, ботинках, реактивном ранце и респираторе видны раскаленные ожоги. Алекс выключает музыку, затягивается из курительного аппарата и выдыхает.

— Молодцом, весь в меня, — говорит старый киборг, закидывая мощные, металлические руки за голову. — Но впереди еще одна схватка.

В нескольких метрах, слева от Эйджа, в дополнительной реальности, появляется трехмерное изображение группы людей и роботов. С одной стороны, в черной, военной форме, с офицерской шпагой на поясе стоит пожилой, худой, лысый человек с тяжелым взглядом в никуда и светящимся шрамом на выбритом лице. Позади него стоят два крепко сложенных киборга в военной форме. Рядом с ним стоит человек, одетый во все черное. Под длинным плащом, на поясе, виднеются два тонких, коротких меча с изогнутыми клинками. У этого человека длинные, черные волосы, собранные в хвост. На уровне глаз тонкие очки, которые лентой огибают голову по кругу. С другой стороны, в прозрачной капсуле с плоским, летающим основанием, стоит человек, похожий на безликих роботов. Ростом под три метра. Худой. С большими глазами, вытянутой назад головой и отсутствием волос на всех видимых участках бледной кожи. Он укутан в дорогие, разноцветные ткани с блестящей, кружевной вышивкой. Рядом с ним стоят четыре безликих робота. Он смотрит на Эйджа и надменно аплодирует.

— Приветствую вас, лейтенант Эйдж, — все так же смотря в никуда, говорит мужчина со светящимся шрамом на лице.

— Приветствую вас, капитан Эйдж, — отвечает молодой лейтенант, сжимая правую руку в кулак.

— Представляю вам нашего гостя с другой планеты, — продолжает капитан, — Высший Орелиэнус.

— Приветствую вас, Высший Орелиэнус, — холодно говорит Эйдж.

— Приветствую вас, Убийца Берсеркеров, — отвечает Высший Орелиэнус человеческим голосом, который командовал роботами, — Расскажите, как вам удалось пройти тест?

— Моя задача заключалась в том, чтобы спасти заложников, — рассказывает молодой лейтенант. — Но кроме задания и точки на карте больше информации не было. Я решил импровизировать. Шаттл оставил для экстренной эвакуации или огневой поддержки. В облаках активировал робота, который включил маскировку и приземлился раньше меня для проведения разведки, диверсии или саботажа. Затем я определил почти всех противников и местоположение заложников. Присутствие крупногабаритного робота под названием Звездный Свет, полностью исключало возможность эвакуации без потерь и уменьшало вероятность выполнения задания в целом. Поэтому я отправил своего робота незаметно установить голограммы пустых комнат в местах заключения заложников, чтобы выиграть время для зачистки территории. Но тут сработала система воздушной обороны, которую не обнаружил сканер. В данной ситуации я решил использовать оружие врага против него самого и уничтожить роботов как можно быстрее, не задев заложников. Один отряд успел активировать Звездный Свет. Увидев кабели, я пришел к выводу, что эта модель либо не имеет аккумулятора, либо не успела полностью зарядиться. Так что я принял решение сначала лишить его источника питания, а затем полностью обесточить.

— Скажите, вы всегда сначала врываетесь в драку, а уже потом думаете? — надменно спрашивает Высший Орелиэнус.

Эйдж медленно поворачивает лицо с еще дымящимся респиратором в его сторону.

— Только когда не хочу в пустую тратить свое время, — грубо отвечает он.

— Так его, Эйдж! — восклицает Алекс. — Пусть валит со своими роботами на хрен!

— Эксперимент подтвердил ожидания, но не оправдал надежд, верно? — обращается Высший Орелиэнус к капитану. — Думаю, мы готовы начать переговоры, чтобы обсудить условия контракта на поставку товара.

— Брифинг завтра на рассвете, разойтись, — спокойно командует капитан и трехмерная трансляция прекращается.

Эйдж падает на колени и бьет кулаком в металлическую крышу.

— Сука, — сквозь зубы выдавливает он, срывает маску, хватается за грудь и пытается вздохнуть.

На крышу выползает Робби. Он видит молодого лейтенанта, аккуратно подползает к нему и утешающе попискивает.

— Эйдж, — выходит Алекс на связь. — Не стоят они того. Ни один, ни второй, — продолжает он, подлетая на шаттле и открывая вход. — Надо было сказать, куда мы так торопимся. Я бы с удовольствием посмотрел на их лица!

Эйдж закрывает глаза. Аккуратно, рывками, глубоко вздыхает. Выдыхает. Открывает глаза. Встает и, сваливая с себя обожженное снаряжение, следует за подпрыгивающим и радостно пищащем Робби на шаттл…

Полный жидкости стакан поднимается над головой Алекса в небольшом, прямоугольном помещении с тусклым, желтым освещением. Десяток столиков объединяют за собой компании людей разного возраста, с разными кибернетическими имплантами и металлическими протезами. Маленькая сцена разливает музыку, которую молодой человек смешивает ловкими движениями рук из нескольких окон дополнительной реальности. Обшарпанные стены скрыты за рекламными роликами бара, меню, протезов различного назначения, аккумуляторов, подержанных вещей, такси, каналов дополнительной реальности, панорамами космоса, города и т. д.

— С днем всех живых! — восклицает Алекс.

Люди в зале, за столиками, оборачиваются. Они видят старого киборга в черной безрукавке. Эйдж сидит рядом с ним. Его линзы горят бирюзовым светом. Он одет в короткую, коричневую куртку, белую футболку, черные штаны, новые бронированные ботинки и перчатки. Позади него барная стойка, за которой стоит красивая женщина амазонской внешности. Ее черная, обтягивающая футболка с вырезом хорошо подчеркивает талию и объемную грудь. Черное предплечье трансформировано в барабан, который захватывает стаканы и быстро чистит их один за другим. Длинные, толстенькие проводки, вместо волос, синхронно со зрачками, переливаются разными цветами в такт музыке. Люди в зале поднимают стаканы.

— С днем всех живых! — отвечают они и все принимаются пить до дна.

Алекс ставит пустой стакан на барную стойку.

— Рита, муза моя! — воспевает он к женщине за стойкой. — Наполни меня вдохновением.

— Он уже с утра начал? — спрашивает Рита у Эйджа, домывая стаканы.

Молодой лейтенант отвечает легкой ухмылкой и коротким кивком.

— Эй, я вообще-то здесь! — возмущается Алекс.

— Я знаю, дурачок, — ласково отвечает она, забирает у обоих стаканы и отходит.

Алекс присаживается к Эйджу за барную стойку.

— Как ты, дружище? — заботливо спрашивает он. — Нормально, или как всегда?

— Как всегда… — тяжело вздыхает Эйдж.

— Любовь, это когда время идет, а боль не утихает, верно? — интересуется старый киборг, поглядывая на реакцию собеседника. — Сегодня мы должны пить в честь тех, кто пережил войну и чуму. Но, если хочешь, можем нарушить традицию, — шепотом предлагает он.

Рита ставит три стакана на стойку.

— Я присоединяюсь, — говорит она Эйджу и переводит взгляд на Алекса. — Мы все потеряли близких в это страшное время.

Все трое берут стаканы. Рита и Эйдж преподносят их к губам и закрывают глаза. Алекс замечает на барной стойке розовую трубочку.

— Лорэн Эйдж, — шепчет молодой лейтенант. — Дженсен Эйдж. Анастасия Валентайн…

Раздается резкий, мощный, перебивающий, всасывающий звук. Бармен и молодой лейтенант открывают глаза и видят старого киборга, который увлеченно втягивает в себя жидкость со дна стакана через розовую трубочку. Эйдж глубоко вздыхает и усмехается на выдохе.

— Ослепнешь столько пить, дурачок, — ласково комментирует Рита и начинает пить до дна.

— У него останется хороший слух, — замечает Эйдж. — И при первой же необходимости он научится слышать запахи из закрытой бутылки, — усмехается молодой лейтенант и принимается опустошать свой стакан.

Алекс отрывается от трубочки, вальяжно опирается одним локтем на барную стойку, скрещивает ноги и томным, подозрительным взглядом смотрит на Эйджа. Как только молодой лейтенант совершает последний, длинный глоток, старый киборг с абсолютно невозмутимым лицом говорит:

— Представь, что это моча берсеркера.

Эйдж, поперхнувшись, выплевывает алкоголь обратно.

— Так-то, — заявляет Алекс с высоко поднятой головой и садится к ним спиной.

— Ну что ты за человек-то такой?! — смеясь, спрашивает Рита.

— Я не человек, а оргазм машина, — псевдо обиженно заявляет старый киборг, встает и уходит в сторону сцены.

— Он никогда не повзрослеет, — вздыхая, думает в слух Рита. — Прости. Давай, я поменяю, — продолжает она, забирает у Эйджа стакан и отходит.

Молодой лейтенант, вытирая губы, бросает осуждающий взгляд в сторону старого киборга и обращает внимание на окно дополнительной реальности, расположенное неподалеку. В нем транслируют новости, но звука не слышно. Внизу видна бегущая строка, в которой написано, что в последнее время, из-за нехватки протекса, участились случаи отторжения кибернетических протезов и имплантов. А в левом, верхнем углу надпись: уровень осадков восемнадцать процентов от критического, мощность купола девяносто семь процентов. Мелодичная музыка в баре резко сменяется ужасными звуками пронзительного писка и отвратительного скрежета. Эйдж оборачивается, сильно морщась. Замечает людей, что роняют стаканы, пугаются, затыкают уши. Видит, как на сцене, за большой, прямоугольной, черной коробкой сидит Алекс и энергично долбит по ней толстыми, металлическими пальцами.

— Алекс! — кричат из зала. — Какого хрена ты делаешь?! Прекрати!

Старый киборг медленно встает из-за инструмента. Кланяется. И говорит:

— Проверял работоспособность, — прокашливается. — Извините, — набирает в грудь тонны воздуха. — Приветствую лучших из лучших! Самых-самых! Желаю вам дальше, глубже, дольше! Ну, это в честь праздника. Сегодня для вас выступит человек, чья песня, в свое время, покорила сердца даже сраных жителей верхнего уровня нашего поганого города! Да и хрен бы с ними. Вы все его знаете, как героя недавнего конфликта, хорошего парня и верного друга! Но мало кто из вас знает его, как поэта, композитора, философа и любовника! Спешу признаться, как любовника, его не знаю даже я. Хотя, мы провели вместе ни мало времени. Если вы понимаете, о чем я.

Эйдж удивленно оборачивается на Риту. Она хихикает и пожимает плечами в ответ.

— Приглашаю на эту сцену человека, который родился и вырос вместе с нами на вонючем, нижнем уровне! — продолжает Алекс. — Человека, который завалил сто девяносто одного берсеркера! Человека, который отказался переезжать на средний и верхний уровни, когда его приглашали, и не оставил нас. Встречайте! Грозный Убийца Берсеркеров с песней, забрать небеса!

Люди в зале начинают аплодировать. Эйдж тупо хлопает глазами и никак не может прийти в себя.

— Поддержим его! — призывает Алекс.

Киборги в зале скандируют:

— Эйдж! Эйдж! Эйдж! Эйдж!

Рита наклоняется к нему через барную стойку:

— Брось, Эйдж, — приободряет она. — Спой, в честь праздника. Ты же знаешь, что живые выступления на нижнем уровне, это редкость. Нам такое не по карману, так что всем в любом случае понравится. Иди, не бойся.

Молодой лейтенант проходит через зал, принимая подбадривающие хлопки по плечам. Поднимается на сцену. Бросает на ехидно улыбающегося Алекса укоряющий взгляд и садится за инструмент.

Перед молодым лейтенантом, на прямоугольной панели, множество черных, квадратных кнопок с разными символами. Эйдж вытягивает руки. Зал затихает. Пальцы молодого лейтенанта скользят по клавишам. Инструмент выдает мягкую, спокойную, ритмичную, роковую мелодию. После проигрыша Эйдж вступает вокалом:

— Я просто хотел. Быть таким же как все. Любить и страдать. Молчать или нет. Пока не узнал. Что решаю не я. Мне нужно идти. Чтоб покорить небеса. В неволе тесно мне жить. Хоть и родная земля. Но мне пора уходить. Чтоб покорить небеса. Забрать небеса… — звучит проигрыш, после которого Эйдж ускоряется и начинает петь с надрывом. — И пусть я в этой толпе, и пусть не видят меня, но мне пора уходить, чтоб покорить небеса! И пусть ты в этой толпе, и пусть не видят тебя, но ты должен идти, чтоб покорить небеса! Мне нужно уйти. Чтобы забрать небеса! Мне придется уйти. Чтобы забрать небеса! Я подарю их тебе. Распоряжайся сама. Но я должен уйти, чтоб покорить небеса! Забрать небеса. Чтоб покорить небеса! Забрать небеса. Чтоб покорить небеса! Забрать небеса. Чтоб покорить небеса! Забрать небеса. Чтоб покорить небеса… — Эйдж завершает композицию, встает из-за инструмента, неуверенно кланяется и скромно принимает овации публики.

— Вот такой вот он, наш красавчик без имплантов и протезов! — громко вступает старый киборг с боку сцены, — Так выпьем же и за наше здоровье! — предлагает тост он, поднимая над головой полный жидкости стакан…

Между стен шаттла маленький робот играется с проводами. Запутывает в них лапки. Вьет гнездышко. Счастливо пищит и зарывается с головой. Неожиданно сверкает вспышка. Прожженный насквозь Робби падает на спину и искрится, подергивая своими лапками. Его поднимает черная, кибернетическая рука с вырезанными, светящимися символами и вытаскивает из стен. Алекс, посвистывая и приплясывая, заходит в транспортный отсек шаттла, держа Робби в руке. Он подходит к столу, панели которого раздвигаются и открывают доступ к небольшой ремонтной станции. Старый киборг кладет маленького робота внутрь и видит, как миниатюрные роботизированные руки, искрясь, крутятся вокруг него. Алекс деактивирует боевой протез на левом глазу и затягивается из курительного аппарата.

— Три, четыре, — гордо выдыхает он, скрываясь за закрывающимися панелями маленькой, ремонтной станции…

Глава вторая

Подобен ли мне, мне подобный, что лишает жизни подобных себе?

Дополнительная реальность укутала большой, черный город яркими, неоновыми, рекламными вывесками заведений, товаров, магазинов, трансляциями каналов и новостей. Через желтый купол планеты осеннее солнце согревает паутину небоскребов, переходов, монорельсов электропоездов. В самом центре города большая башня, которая бьет в небо желтым, пульсирующим лучом. Моросящий в лучах солнца дождик омывает выдвижную, парковочную площадку высокого здания. На площадке мокнут черные, треугольные шаттлы. Из раздвигающихся дверей на парковку выходят Алекс и Эйдж. Они направляются к своему транспорту.

— Дурацкое начальство, — потирая висок недовольно заявляет старый киборг, глядя себе под ноги. — И задания у него дурацкие, — хрипит, кряхтит, морщится, сплевывает. — Да и вообще день говно.

— Что-то мне подсказывает, что это только начало, — сбавляя шаг задумчиво говорит молодой лейтенант.

— Интуиция? — спрашивает Алекс.

— Зрение, — отвечает молодой лейтенант, останавливаясь недалеко от шаттла и смотря прямо перед собой.

Алекс поднимает глаза на Эйджа. Затем поворачивается в сторону шаттла и видит около него девушку, которая стоит к ним спиной и осматривает город с края площадки. Ее длинные, светлые волосы, собранные в хвост, развиваются на ветру. Ее спортивное тело спрятано в коротком, приталенном плаще. На поясе толстый ремень с бело-золотистыми ножнами для меча с одноручной рукояткой, широким лезвием и длинным клинком. Тонкие штаны обтягивают ее упругие бедра, по которым со спины спускаются две пластинчатые линии какого-то устройства. Стройные ноги спрятаны в легкие сапоги до колен. Весь костюм выполнен в белом цвете, с зелеными узорами и золотистыми краями. Алекс активирует боевой протез на левом глазу и, воодушевленно посвистывая, рассматривает всю ее в деталях. Эйдж бьет его кулаком в металлическое плечо. Старый киборг отвлекается на него и, недоумевая, разводит руками. Девушка оборачивается. Ее лицо освещает красивая, радостная улыбка и горящие, изумрудные глаза.

— Привет, Эйдж, — сдержано говорит она приятным, низким, девичьим голосом.

— Твою мать… — срывается у молодого лейтенанта с губ.

Алекс тычет в него локтем.

— Представь меня, — шепчет он, а затем гордо раздувает грудь и расправляет плечи.

— Давненько не виделись, — продолжает она, подходя ближе.

— Что ты здесь делаешь? — озадаченно интересуется Эйдж.

— Я только что приступила к работе, — радостно отвечает она, демонстративно обхватывая рукоять меча.

— Объясни, — настаивает он.

— Я страж, — говорит девушка. — И так совпало, что охранять я буду тебя, — добавляет она, задорно подмигивая молодому лейтенанту.

— Прям так уж и совпало? — допрашивает Эйдж, недоверчиво щурясь.

— Представь себе, — отвечает девушка-страж, нагло улыбаясь.

Алекс не выдерживает, сдувается и с досадой говорит:

— …я Алекс…

— Привет, Алекс! — радостно приветствует она. — Я Ари. Классные протезы! И надпись. Все в твоих руках, верно? Супер!

— Правда?! — оживляется старый киборг. — Тебе нравится?! Спасибо!

— Я все Рите расскажу, — угрожает Эйдж.

— А, чего я сделал-то? — затихая и хмуря густые, седые брови спрашивает старый киборг.

— Я могу отказаться от твоей опеки? — интересуется молодой лейтенант.

— Это приказ твоего отца, — довольно выдает Ари. — Так что выбирай, либо берешь меня в команду, либо идешь разговаривать с ним.

— Ай! — восклицает Алекс и обеими руками хватается за пах. — Я разделяю твою боль, брат, — попискивает он.

Пока старый киборг переминается с ноги на ногу, Эйдж задумчиво и недоверчиво смотрит на очаровательную Ари.

— Добро пожаловать, — спустя некоторое время говорит он, не сводя с нее глаз.

Алекс радостно закидывает кибернетическую руку молодому лейтенанту на плечо. Ари, улыбаясь, берет Эйджа под руку, с другой стороны.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 378