электронная
277
печатная A5
627
18+
Художник должен быть счастливым

Бесплатный фрагмент - Художник должен быть счастливым

Книга третья

Объем:
464 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0050-7689-2
электронная
от 277
печатная A5
от 627

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Двигаться дальше

Здесь в Будве большинство моих друзей встают в 7—8 утра. На контрасте с вечно ленивыми черногорцами я всё больше горжусь своими друзьями и не устаю радоваться, что медленно и постепенно они делают меня немножечко лучше.

На этот раз не сработало, поскольку я уже несколько дней болею гриппом, рано встать не получилось.

Меня бесит, что я заболела. Раньше этого не происходило в течение 2-х лет, а теперь второй раз за месяц.

Вирус очень странный, то ломит тело, то горло болит, то уши закладывает. Каждый день к вечеру мне становится лучше, а под утро опять всё с начала, тем не менее я делаю короткие сессии йоги, и горжусь, что преодолеваю себя.

С работой в последнее время везёт. В связи с файндрайзинговым проектом активность в интернете усилилась, и посыпались заказы.

И сам проект настолько увлёк, что это действительно придало жизни смысл и вкус.

Вчера смотрела билеты в Болгарию, и не нашла дешёвых. Я не могу потратить столько денег просто на поездку на лекции, лучше дождусь какого-нибудь учителя здесь. Надо было ехать тогда с ребятами, а теперь уж поздно.

Если быть честной с собой, то я хотела поехать по двум причинам:

первая — сильное желание увидеть Милоша и ещё подпитаться его любовью, вторая — надежда, что я познакомлюсь с каким-нибудь парнем из нашей тусовки, чтобы можно было делать вместе практики и ездить на курсы. Именно такого мужчину я хочу встретить, но что толку от того, что я хочу? Если желание не связано с действиями, это пустой звук. Какие действия можно предпринять, чтобы встретить какого-то эфимерного мужчину? Да никаких!

Я рассылала всем сообщения с лесбийским видео, которое сняла почти в отчаянии, а потом выяснилось, что оно действительно вызывает в людях желание делать пожертвования. И как ни странно, не только у мужчин, но и у многих женщин, кто знаком со мной лично.

Где-то 15—20 процентов из получивших этот ролик отвечают, и поэтому у меня завязалось общение с большим количеством людей.

Один из них, малознакомый австриец-йогин, написал:

— Мне нравятся твои проекты. Особенно тот, с секс-игрушкой. Можешь рассказать о нём больше?

— Что ж, этот проект мы делали вместе с моим бывшим парнем. Мы просто выиграли конкурс, и не знаем о его дальнейшей судьбе.

— Понятно. Тем не менее проект показался мне блестящим. С технической точки зрения выглядит максимально эффективным, и при этом нечто новое.

— Техническая идея принадлежит моему бывшему, а я отвечала больше за эстетическую составляющую, а в целом делали вместе, да.

— Если он такой умный и интуитивный, почему вы расстались тогда?

— Он сказал, что не любит меня, и я решила уйти.

— А, ну тогда всё правильно.

Мы пообщались ещё немного, и выяснилось, что он скоро едет в Индию к святым местам.

— Ты можешь сделать там пожелание для меня?

— Конечно. Что ты хочешь, чтобы я пожелал для тебя?

— Полезное партнёрство.

— А что для тебя полезное партнёрство?

— Такое, которое помогает больше медитировать и делать больше полезного для других. И улётный секс, пожалуйста.

Как только я отправила это сообщение, внезапно написал Ким.

Он прислал картинку с медитирующим человеком и добавил:

— Просто медитируй.

Это типа такой ответ на все проблемы, как я поняла. А может комментарий от Вселенной? Типа зачем тебе парень, медитируй, да и всё.

Моя роза в горшочке распустилась вчера, и она имеет оранжевый оттенок. Я решила, что в прошлый раз, когда она была розово-красная, это был знак приближающейся страсти, а в этот раз оранжевый, почти цвет золота, так что может быть это про мою книгу и вообще про мою продуктивность, которая заметно увеличилась, прямо таки расцвела.

Может, мне вообще не нужны деньги, чтобы быть счастливой и продуктивной? Может, всё, что мне нужно из того, что на эти деньги покупают, будет приходить напрямую, без денег? Меня бы это устроило?

Занимаясь любимыми интересными делами, я совершенно охладела к Тиндеру. Хоть я и установила его две недели назад, мне по-настоящему никто не нравился там, но завязалось общение с несколькими мужчинами, и меня это слегка забавляло.

Вчера без предупреждения по видеосвязи звонил один хорват.

Сначала он казался довольно милым и адекватным, но потом беседа превратилась в допрос о сексе. Меня не так легко смутить, и это, видимо, раздразнило парня, но чем интимнее становились вопросы, тем неприятнее становилось мне, и когда он спросил, могу ли я делать глубокий минет, я отказалась отвечать. Парень был до того навязчив, что я могла ощутить его играющие гормоны через монитор. Он просил слегка подразнить его, показать хоть кусочек тела, но у меня не было абсолютно никакого желания это делать. Под конец я была рада отделаться от него.

Только я закончила переписку с Кимом, который звал к себе в Париж, а я почти согласилась, как мне написал Дэвид.

Чат с ним был для меня чем-то лёгким и очень забавным, способом немного расслабиться.

Впервые я услышала о нём от Даши, когда мы гуляли вдоль моря.

Она жаловалась, что большинству мужчин лень поднять жопу и приехать на свидание в другой город, даже если это всего 20 минут на машине.

— Или этот тоже, немец. Сидит в своей Луштице, дом там купил, и ждёт, что я к нему приеду.

— Луштица — это где?

— Где-то под Тиватом деревушка.

— Странно, и немцы туда же.

Этим же вечером у меня в Тиндере случился матч с кучерявым миловидным парнем.

В процессе диалога он сказал, что недавно купил дом в Луштице, и я поняла, что это тот же самый немец.

На кухне я рассказала этот забавный факт Лиле.

— Его не Дэвид зовут случайно?

— Кажется да, погоди.

Я полезла в телефон.

— Да, Дэвид.

— Ха-ха-ха! У нас с ним тоже матч на Тиндере, мы собирались вместе идти в горы.

— Вот так Дэвид!

— Может одна назначит свидание, а другая придёт на него? Вот он удивится!

— Ха-ха, да, можно его запутать окончательно.

Мы вдоволь нашутились по этому поводу, я была в весёлом настроении, мне хотелось продолжать шутить, и я спонтанно написала Дэвиду про всю ситуацию, чтобы посмеяться вместе.

Он в это время был с другом, а на днях собирался поехать в Берлин. У нас на носу был медитационный курc.

По правде сказать, я лайкнула его только потому, что он показался мне позитивным, лёгким и весёлым, как мужчина — симпатичный, но для меня не особо привлекательный, поэтому я просто развлекалась, флиртуя с ним.

Беседа принимала всё более игривый тон.

Я написала, что по-хорошему он должен встретиться с всеми тремя по очереди, в том порядке, в котором познакомился, потому что Даша и Лиля — мои самые близкие подруги тут, и я не хочу, чтобы что-то встало между нами.

Он начал восстанавливать в памяти, кто была первой, ей оказалась Лиля, затем Даша.

— Тогда ты должен встретиться со мной в последнюю очередь, но мы с Лилей уезжаем завтра на курс. Можешь быть ты можешь начать с Даши? Она не едет с нами.

— Даша — это которая с Украины?

— Ага.

— Так, теперь понял. Что ж, может, эту неделю я проведу просто с другом, и тогда нет проблем. Кого из трёх ты мне больше всего рекомендуешь?

— Но ты знаешь, кто Даше и Лиле рассказал про Тиндер? Я!

— Аха!

— Ха-ха. Я не могу тебе никого рекомендовать, я тебя не знаю, но так забавно было бы попробовать!

— Если бы вы меня знали, вы все три убежали бы прочь.

— Ха-ха. Получаешь очко за чувство юмора. Итак, какие девушки тебе нравятся?

— Мне они нравятся, когда их три. Не могу сказать. До этого я всегда был с девушками из Южной Америки или Испании, типа коричневые. Сейчас я в Черногории, мне нужно адаптироваться.

— Говоришь по-испански?

— И по-французски.

— Люблю испанский.

— Я могу тебя поучить. А ты меня сербскому. Тогда ты можешь сказать: у нас не было свидания, мы просто учим языки. И ты можешь быть первой.

— Да, я могла бы, но Лиля и Даша обе лучше меня в сербском. М… Я хотела бы быть первой, но нет. Нет, это не честно.

— Ну, может, тогда я с ещё одной твоей подругой познакомлюсь на Тиндере, и она будет четвёртой, так что ты не будешь последней хотя бы.

— Ха-ха. Я окей с тем, чтобы быть последней. Это как у волков. Сильнейший идёт последним.

— Это как серьёзный ужин. Начинаешь с аперитивов… но это делает тебя только более голодным, и затем появляется большое настоящее блюдо под конец. Мммм…

— Ты забавный, мне это нравится.

— Мне нравится, что тебе это нравится.

— Хочешь поиграть в быстрые вопрос-ответ?

— Никогда не пробовал, но давай.

— Я тоже.

— А какие правила? Через 10 минут мне нужно идти спать, завтра рано вставать. 10 минут можем поиграть.

— Не знаю. Давай попробуем так: я спрашиваю, ты отвечаешь и тут же спрашиваешь, я отвечаю и затем спрашиваю. И так далее. Десять минут — Самое то! Будем быстры. Поехали!

— О боже! Ты начинаешь.

— Ок. Любимый цвет?

— Нет такого. Почему Черногория?

— Случайность. Что у тебя за бизнес?

— IТ, обмен данными для компаний в Кремниевой долине. Что ты думаешь про черногорских мужчин?

— Большинство ленивые и необразованные. И без воображения. Что ты думаешь о местных девушках?

— Не знаю, я тут 3 месяца, но постоянно живу на природе и девушек не вижу. Я думал, что они тут особенно красивые. Эм… Эм… Для чего нужно искусство?

— Для самопознания. Как часто ты куришь травку?

— Каждые 3 дня. Ты пробовала другие наркотики, типа грибов и кокаина?

— Да. Какое самое странное место, где ты занимался сексом?

— Ого! Стоя на сёрфе в мангровых лесах на Ямайке. Ты можешь иметь несколько оргазмов подряд?

— Вау! Наверное это было круто. Нет, не могу. А ты?

— Ну, очень редко.

— Я думала, что мужчины на это неспособны.

— Бывает по-разному.

— Сколько у нас осталось времени?

— 3 минуты.

— Окей. Твоя очередь.

— Хмм. Ты когда-нибудь целовалась с Лилей?

— Только по-сестрински. Если бы ты мог пригласить кого угодно на ужин, даже из не живущих, кто бы это был?

— Мой отец, с которым я никогда не встречался.

— Ого.

— Твои родители до сих пор вместе?

— Нет, мой отец погиб. Кто из нас троих тебе больше нравится визуально?

— Не знаю, не могу сказать. Не помню. У меня нет никаких картинок в голове о двух других.

— Ха-ха, правильный ответ.

— В чём смысл жизни в одном слове?

— Ого! У каждого он свой, для меня это развитие.

— Окей, вопрос?

— Кажется у меня пока больше нет вопросов. Спасибо, было забавно поболтать.

— Мне тоже. Спокойной ночи, Полина!

— Спокойной ночи, Дэвид!

Позже мы несколько раз списывались. Он писал первым, мы развивали тему, как бы нам встретиться, не обидев моих подруг. В итоге решили, что встретимся как друзья, это не будет свидание. Потом он пропал, и я забыла о нём. Мне было всё равно.

Потом он снова появился и написал, что несколько раз думал обо мне, так как проезжал через Будву, но потом опять пропал, и я снова забыла о нём.

За окном третий день стоял дубак около нуля. А я ещё не до конца выздоровела. Словом, идти куда-то было не очень заманчиво, но и дома сидеть уже надоело. Хотелось прогуляться и развеяться, но ни планов, ни погоды, ни компании.

Вдруг пишет Дэвид:

— Я прилетел из Берлина и как раз проезжаю Будву. Если ты свободна, мы можем встретиться.

— Вообще-то занята, извини.

Мне было лень прихорашиваться, я не так давно проснулась, но что-то внезапно заставило меня передумать. Хватит дома сидеть, — подумала я. По крайней мере, может быть, найду нового друга в его лице.

— Я освобожусь примерно через час. Тебе есть чем заняться в Будве?

— Я могу поработать за ноутбуком. Я сейчас как раз сижу в кафе с прекрасным видом на море.

Условившись ещё раз, что это не свидание, а просто встреча друзей, мы договорились о времени.

Я доделала один заказ на логотип, разослала несколько сообщений со ссылкой на ролик, затем сделала небольшую сессию йоги и сходила в душ. Пока мылась, пришла к решению, что раз это не свидание, то секса точно не будет, и можно не особо заморачиваться с внешним видом, но на всякий случай всё таки подобрала трусики под цвет бюстгальтера. Мало ли что…

Я надела синие джинсы поверх тёплых колготок и короткую чёрную кофту крупной вязки. Сверху пуховик, шарф и свою красную шапку. Краситься я не стала. Ощущение, что я страшилище, меня почти окончательно покинуло.

Дэвид подъехал, и я вышла на улицу. Шёл небольшой дождь.

Машина выглядела круто. Какой-то допотопный зелёный джип, на вид военный, с высокой посадкой и большим количеством практичного тюнинга.

Я поспешила сесть в тачку, чтобы не мокнуть.

— Привет!

Мы поцеловались в щёку.

— Классная тачка!

— Вы так приветствуете друг друга в России?

— Эмм.. Иногда так. Я люблю такие машины, у моего папы были подобные. И этот запах бензина… Куда мы поедем?

— Не знаю, не думал об этом.

— Тут есть хорошее кафе неподалёку, называется Хемингуэй.

— Звучит неплохо.

— Это очень близко, пошли пешком?

— Окей.

Дэвид в жизни оказался именно таким, как я представила его себе по фотографиям. Милый, симпатичный, весёлый и лёгкий. И закрытый, как все немцы. Меня не особенно тянуло к нему. Артистичный, совсем не брутальный, а я люблю брутальных…

Он перепарковал машину, и мы быстро очутились в уютном кафе с хорошей музыкой и тёплым мягким светом.

— Люблю это место. У меня была идея, что я должна приходить писать свою книгу сюда, но так ни разу и не пришла.

— Из-за названия хотела писать здесь?

— В том числе, наверное, но, если честно, я не фанат Хемингуэя. Несколько раз начинала читать разные его произведения, а через несколько страниц бросала. Не цепляет как-то.

— Ты читала «Старик и море»?

— Нет, но видела мультик.

— Ха-ха, мультик!

— Да, у нас есть потрясающий русский художник Петров, который рисует маслом на стекле при помощи пальцев и кистей. Он делает покадровую офигенную анимацию по классическим сюжетам, а исполнение просто фантастическое. Ожившая живопись.

— А, что ж, здорово. Что ты будешь пить?

— Не знаю, наверное кофе, а ты?

— Ракию. Не присоединишься?

— Эмм.. Нет. Время два часа дня.

— В Германии мы говорим «Ни рюмки до 4-х часов», но мы не в Германии.

— Мда.

Дэвид заказал напитки, и мы продолжили говорить. О литературе, о путешествиях, долго обсуждали ислам и мусульманские страны, патриархат, феминизм и так далее.

Потом он взял ещё пива. Хороший собеседник, хоть и совершенно других взглядов на мир.

Просидев в кафе с полчаса мы пошли прогуляться.

Тяжёлые серые тучи нависли над морем, плотно заслоняя солнечный свет, и на улице было холодно и мрачно. Зато дождь перестал. Первоначальное весёлое общение как-то поутихло. Беседа шла уже более вяло. Я думала, что можно просто идти молча, но Дэвид заполнял слишком длинные паузы вопросами про Будву, про остров и так далее. Он был здесь впервые и смотрел на всё глазами туриста. Или он просто не выносил тишины…

Мы дошли до Бечичи, затем свернули на тропу, ведущую к скалам через лес. Дэвид шёл бодрым шагом, и я подумала, что он, наверное, может быть неплохим компаньоном в походе в горы.

Полюбовавшись хмурым, но чистым морем, мы пошли назад.

Затем сели в уличном ресторанчике с живым огнём, согревающим пространство, и заказали по глинтвейну.

— Ты не хочешь поесть?

— Нет, что-то не хочется совсем.

— Да ладно, поешь чего-нибудь.

— Ну, может быть.

— Я смотрела в меню и мне ничего не хотелось, только пить.

— Нет, не хочется есть.

— Окей. Дешёвое «не свидание».

— Ха-ха.

Дэвид ел пасту болоньез, а я пила глинтвейн. В процессе разговора он сказал, что уже много лет имеет достаточно денег и свободного времени, чтобы путешествовать и делать практически всё, что захочется. И жизнь порой до того хороша, что даже скучно.

У нас были интересные дебаты на тему счастья, он интересовался моей книгой и выяснилось, что он тоже написал автобиографическую книгу, но не публиковал её, а просто забросил. 400 страниц.

— Ты хорошо поёшь?

— Не хорошо, но и не плохо. Я люблю петь. А ты, кажется, играешь на гитаре?

— Да, но она у меня дома сейчас.

— Понятно. Ты, должно быть, устал после перелёта?

— Я уже очень мечтаю где-нибудь прилечь. Я спал совсем чуть-чуть сегодня.

— Ты пригласишь меня к себе?

— А ты умеешь колоть дрова?

— Мм… Умею, а что?

— Если ты будешь колоть дрова, то поехали.

— Мне кажется, это больше мужская работа. И мне не настолько хочется ехать к тебе, ха-ха.

— На самом деле это было бы отлично, я боюсь уснуть за рулём, если поеду один. Такое уже случалось, я серьёзно.

— Я бы хотела послушать, как ты играешь, и попеть вместе песни.

Мы встали из-за стола и я заявила:

— Я немного пьяна и хочу обняться.

Объятья Дэвида были холодными, он просто позволил себя обнять, никак не участвуя. Мне это не понравилось.

Мы направились в йога-центр за моими вещами. По дороге через Старый Город прямо посреди улицы на тротуаре валялась дохлая бело-рыжая кошка.

— Плохой знак. Или нет?

— Что?

— Ничего, не важно.

Мы зашли в йога-центр, я взяла компьютер и кое-какие вещи, и вскоре мы уже ехали куда-то в сторону Тивата. К этому моменту на улице стемнело, а дождь лил как из ведра. У меня были мокрые ноги, и куртка тоже сильно промокла. В машине было так же холодно, как на улице, и я переживала, что выздоровление покатится к чертям, если мои ноги не окажутся в тепле.

— Знаешь, ты обнимаешься, как немец.

— Да?

— Да. Мне кажется, что теперь я проголодалась. У тебя есть какая-то еда дома?

— Мы заедем в супермаркет по дороге.

— Я бы съела что-то горячее. Будет такая возможность?

— Да, я знаю хорошее место.

— Супер! Можно взять с собой, я поем в машине.

— Как хочешь. Можем сделать по немецкой системе. Я пойду в супермаркет, а ты пойдёшь в кафе за едой. Сэкономим время.

— Окей.

Мы припарковались у придорожного кафе.

— Тебе дать денег?

— Не надо, у меня есть.

Почему я отказалась? Разве так сложно взять деньги? «Да!», нужно всегда отвечать «да» на такой вопрос, но нет, мне как-то некомфортно. Чёртова феминистка… Ладно, не важно.

Я взяла какую-то курицу с овощами и маффин.

7 евро. Нехило так для придорожной столовки.

В машине я поняла, что это не только не курица, а почему-то свинина, но она ещё и холодная, а на вкус как колбаса. В общем, неудачный выбор.

Дом Дэвида оказался совсем необжитым, маленьким и очень холодным, но новым, и в солнечный день вид с террасы должен быть просто потрясный. В доме изо рта шёл пар.

Дэвид дал мне тёплый жилет, потом ещё укутал меня в толстое пуховое одеяло и придвинул обогреватель.

— Когда согреешься, ты должна колоть дрова.

— Это ещё не скоро.

— Да ладно, я шучу.

— Я не очень люблю такие шутки, потому что вечно верю всему, что мне говорят.

— Ха-ха, буду иметь в виду. Ладно, сиди, сегодня можешь быть принцессой.

Он принялся топить печку, крайне неумело.

— У тебя есть опыт топки печки? — поинтересовалась я.

— Не совсем. А у тебя?

— У меня есть. Я до 18 лет жила в доме с печкой.

Очень хотелось начать давать ему советы, но я сдерживалась. Я давно запомнила, что нужно давать мужчине быть мужчиной, и даже если я знаю и умею лучше что-то мужское, не нужно этого показывать.

Когда Дэвид сделал мне горячее вино, принёс из машины все вещи и сделал всё для обогрева, он сказал, что ему нужно отправить несколько писем.

Мы сидели на диване, каждый со своим компьютером.

Дэвид периодически подходил к печке и дул в топку.

— Тебе просто нужно открыть нижнюю дверцу, и не нужно будет дуть.

— Да нет, это не сработает, там куча золы.

— Так может убрать её оттуда?

— Уже поздно, она горячая.

Горячая зола… Ну-ну… Городской мальчик, понятно.

Когда он дул в печку, дым валил в комнату, и вскоре помещение заволокло, и начало щипать глаза. Тогда он открыл окно, и всё тепло мгновенно покинуло дом.

— Знаешь, я думаю, что печь — это домашний очаг, это женский огонь, и женская работа, а мужской огонь — это костёр, огонь охотника и добытчика.

— Не думал об этом.

Я вылезла из под одеяла, взяла пластиковый пакет и открыла поддувало.

— Нет, что ты делаешь? Пакет сейчас расплавится! Стой!

Проигнорировав его протесты, я в два счёта очистила нижний ярус печки совочком, оставила поддувало открытым и огонь сразу разгорелся, а дым перестал валить в дом. Пакет остался цел.

Пока немец работал, я ответила на несколько сообщений, созвонилась с другом и разослала несколько ссылок.

Дэвид неожиданно радостно рассмеялся.

— Что такое?

— Да вот, выставил счёт Майкрософту на 1200 долларов, а они мне перевели 1200 евро. Такое часто случается. Разница получается нехилая, я им просто ничего не говорю в таких случаях.

— Здорово, — сказала я, а про себя подумала, что настоящий бизнесмен должен быть честным.

— Ах, наконец-то! — сказал Дэвид, и достал откуда-то пакетик травы. — Хочешь покурить?

— Ммм… Нет, спасибо.

— Уверена? Смотри, это суперсовременный гаджет для курения, электронный. Без всякого табака, и не обжигает глотку.

Он засовывал отборные шишки в маленький предмет, напоминающий зажигалку, но чуть больше.

Я колебалась.

— Ладно, чуть-чуть можно, но ты должен учесть, что когда я покурю, начинаю болтать без умолку. Несу всякую чушь или что-то слишком откровенное, так что ты меня не слушай, нет, лучше слушай, но не запоминай.

— Это без проблем.

— В одно ухо пусть входит, в другое выходит. Куда-то надо нажать?

— Просто дождись, когда огонёк станет зелёным, и тяни через эту щель.

Я немного затянулась, Дэвид покурил основательно, а затем принёс гитару. Он чудесно играл и пел. У него оказался очень красивый голос.

Голос для меня важен, да. Голос может очень возбуждать…

Наступило мягкое действие канабиола, и от этого его игра, наверное, казалась ещё лучше.

Он пел один, потом мы стали петь вместе, потом я предложила вести беседу песней-импровизацией, и это было весело. До этого у меня так получалось только с сестрой и подругой-перкуссионисткой. Я в блюзовой манере рассказала немного о своей первой поездке в Испанию.

Было особенно забавно, когда он в той же манере стал перечислять, какие наркотики есть у него дома, и где они лежат. Я получала истинное наслаждение от этого песенного диалога. Правда то, что он пел, было больше игрой слов, никаких эмоций в этом не было вообще. Потом он стал шутливо уговаривать меня принять экстази, но я отказывалась.

— Это опасно для меня. Я начинаю всем писать письма и отправлять.

— У меня в прихожей есть ящик с замком, я могу запереть туда твой телефон и компьютер, и ты не сможешь никому написать.

— Да, но мне нравится писать! Хм… Знаю, я могу писать письма ручкой в блокнот. Поскольку почты поблизости нет, и время ночное, то я не смогу их отправить, а то могла бы и на почту пойти, я немного сумасшедшая, знаешь, но не слишком.

— Погоди, ты серьёзно хочешь сказать, что собираешься принять со мной экстази?

— Нет, не собираюсь. Просто прикалываюсь.

Мы болтали, и Дэвид рассказал, как на Ямайке он принимал ЛСД со странной девушкой из тиндера:

— Мы переписывались, и она мне приглянулась. Я тогда ездил туда-сюда, но пока было время, я изучал её профиль. Оказалось, что она недавно написала книгу, и я, чтобы найти к ней подход, прочитал эту книгу.

— Молодец какой!

— Да, но книга была очень странная. В жанре фэнтези, но очень чернушная, с постоянными упоминаниями секса вперемешку с насилием. И тема именно жестоких женщин.

— Ох ты ж, ё!

— Например, в одной сцене женщина втыкает мужчине нож в ногу, но таким образом, что ничего существенного не повреждает, между мышечных волокон.

— Да ладно!

— Да, и вот мы с ней пошли в горы и съели по марке. И в разгаре трипа она достаёт свой большой острый нож, смотрит на меня без улыбки и говорит: «Что если я убью тебя прямо сейчас и сброшу со скалы?»

— Ни фига себе!

— Да, представляешь?

— Ой, бэд трип!

— Я, конечно, испугался, но виду не подал и отшутился. И её это, видимо, разочаровало. Она хотела меня напугать.

— Жесть какая!

— И потом она сказала, что мы можем заняться сексом только одним способом, — она будет сидеть сверху и резать меня ножом в процессе.

— Серьёзно?

— Да, знаешь, небольшие порезы на груди. Она была красивая, и сексом заняться хотелось.

— Ха-ха-ха.

— Но я был упрямый, как баран, и начал торговаться, типа: «Может быть, мы сначала займёмся сексом, а потом ты меня слегка порежешь? Или сначала порежешь, а потом секс…»

Я заливалась от смеха.

— В итоге так ничего и не случилось, но мне пришлось спать в одной палатке с ней, и толком поспать так и не получилось.

— Ну и история.

— А на утро мы не разговаривали. Тогда я вдруг сказал: «Ладно, я согласен на твои условия».

— Ух ты! А она что?

— Она сказала, что тогда мы должны поехать к ней домой, чтобы она могла надеть свой специальный костюм.

— Как всё сложно!

— Мы никуда не поехали, конечно. Мне кажется, она уже не хотела никакого секса, и я это сказал просто, чтобы убедиться в этом.

Постепенно он оказался рядом со мной, но под отдельным одеялом. Он стал гладить мою руку. Вроде приятно.

Я легла к нему под одеяло, и мы обнялись. Он начал гладить мне спину. Тоже неплохо.

Мы продолжали болтать.

— У тебя хороший голос, Полина.

— Да ну, неправда.

— Я серьёзно.

— Мне нравится, когда я пою, но когда слушаю в записи, — это ужас.

— Это у всех так происходит, у меня то же самое.

— Наверное, но от этого не легче.

— Да.

Беседа продолжалась.

— А ты бы хотел заняться сексом с русалкой?

— Как я могу знать? Я ж никогда их не встречал.

— Ну ты представь. Красивая девушка с шикарной грудью и длинными волосами. И у неё рыбий хвост, а где-то на хвосте маленькая розовая вагина, окружённая чешуей. Хотел бы в неё вставить член?

Дэвид лежал с закрытыми глазами и улыбался во весь рот.

— Чёрт возьми, да, хотел бы! Ха-ха-ха!

— Значит с тобой не всё потеряно, ха-ха! Ты когда-нибудь задумывался, почему у разных народов и не связанных между собой культур одни и те же мифические существа?

— Любопытно, как раз недавно про это читал.

— И что же вычитал?

— Чёрт, не помню.

— Потому что ты обдолбанный.

— Дааа…

— Я думаю, это потому, что они все на самом деле существуют. Только в параллельных вселенных.

— Ха-ха, я в это не верю.

— Ну сам подумай, наука ведь признаёт, что мы ещё очень мало знаем о мире.

— Ну да.

— Значит, могут быть параллельные вселенные. И там живут драконы, русалки, кентавры, единороги.

— О, вспомнил. Там говорилось, что все эти чудики отражают архетипы и всякие психологические вещи.

— Хм, это тоже верно, но русалки всё равно есть.

Дэвид постепенно слегка задрал мою кофту и стал водить пальцами по талии.

— У тебя обалденная кожа.

— Спасибо!

Несмотря на то, что было приятно, ничего сексуального я не чувствовала, и лишь когда Дэвид постепенно дошёл до моих сосков, я немного возбудилась.

— Может, аппетит придёт во время еды? — подумала я.

Мне хотелось усилить удовольствие, и я позволила себя поцеловать.

Поцелуй также не вызвал во мне никаких особенных ощущений.

Несмотря на это я постепенно разделась, а затем пошла в душ. Он был горячий, и я наконец согрелась.

— Зачем я это делаю? — спросила я саму себя.

— Наверное, чтобы забыть Арчи, и чтобы двигаться дальше, чтобы снова быть в игре, чтобы вспомнить, каково это: быть женщиной.

В постели с Дэвидом я не чувствовала себя женщиной. Это было странное действо, больше похожее на массаж. Дэвид был как маленький мальчик, жадно щупающий самые женские части, и наверно считающий, что это доставляет мне удовольствие. Что за бесчувственное создание?

Поскольку самое яркое в моей памяти в этой сфере — бог секса по имени Арчи, мне стало грустно. Невольно я сравнивала то, что делает Дэвид с тем, что и как делал Арчи, и мне очень захотелось в ту же минуту убежать от первого прямо ко второму в постель.

— Дэвид, мне нужен перерыв.

— Окей.

— Вообще-то говоря, я бы хотела писать. Мне нужно записать свои мысли. Наплыв вдохновения.

— Окей.

— Можешь принести мне ноутбук?

— Нет, я туда не пойду.

Я помолчала. Он пытался меня целовать, но я совсем остыла. Я встала и сама отправилась голышом через холодные воздушные массы комнаты.

Вернувшись в постель, я стала писать, а Дэвид пытался ластиться.

— Мне понадобится около часа минимум.

— Хорошо, как хочешь.

Я с облегчением вздохнула, когда Дэвид отвернулся и уснул.

Я решила пересесть в другую комнату.

Пока писала, ветер начал хлопать ставнями.

— Ты не могла бы закрыть дверь, пожалуйста? — раздался сонный голос из спальни.

Мне бы это не составило никакого труда, но я хорошо помнила, что он не принёс мне ноутбук, и решила отказать.

— Нет.

— Ну пожалуйста.

— Нет.

Жмурясь от света, Дэвид в трусах и милой повязке на глазах в виде кошачьей мордочки показался в дверном проёме, сделал некое подобие воздушного поцелуя и закрыл дверь.

Наступило утро 2-го марта.

Под пуховым одеялом было жарко. Дэвид слегка гладил меня по руке, а я делала вид, что всё ещё дремлю, но он уже заметил, что я открыла глаза и стал ласкать меня активнее, и не только по руке. Он нежно гладил мой живот и бёдра.

Мои ноги были плотно сдвинуты, и хотя его пальцы скользили в направлении моей киски, я не собиралась их раздвигать. Дэвид, кажется, начал это понимать, и перевёл ласки в режим просто нежности.

— Ты хорошо выспалась?

— Да, думаю, что хорошо. А ты?

— Прекрасно.

— А дождь всё льёт.

— Да, долбаный дождь.

— Мне надо в туалет.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 277
печатная A5
от 627