электронная
180
печатная A5
326
18+
Хроники мистического мира: Ворлекс

Бесплатный фрагмент - Хроники мистического мира: Ворлекс

Эпизод II

Объем:
130 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-7066-2
электронная
от 180
печатная A5
от 326

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Дисклеймер: Все события и персонажи вымышленны, любое совпадение имен и событий с реальными являются случайностью. Возрастное ограничение 18+

Innstagram: @emilakhundov

I

Анаэль все смотрел на удаляющийся город, который казался безмятежным. Если бы только он не знал, что там происходило — сейчас, только белые столпы дыма выдавали весь тот ад, который прямо сейчас там творился. Ангел винил во всем себя — высшая степень сибаритства. Он был таким с самого детства и во всех бедах и происшествиях винил себя, даже если был абсолютно не причем, возможно будучи ребенком он делал это сознательно, стараясь вызвать чувство жалости и сострадания к себе, но сейчас это уже было просто привычкой. Да, он безусловно мог сделать что-то полезное, но не во всех бедах был виноват он, тем более сейчас. Наверное, в глубине души он понимал это, как и тот факт, что его душевные терзания никак не помогут жителям Ролока. Ему нужно было получить информацию, найти виновных и отомстить им. Вот настоящая цель для ангела. Разведданные он мог получить только у генерала грифонов или у своего наставника Уриила, но связаться с ними сейчас было невозможно, поэтому ему только оставалось ждать встречи с ними и смотреть как медленно угасает Ролок.


Легкий ветерок уже сменился довольно сильным морским ветром, да и температура воздуха по ночам опускалась до нескольких градусов. Холод только стимулировал страдания Анаэля, который уже несколько часов стоял на верхней палубе и смотрел уже в никуда. Теперь, ещё и добавился легкий дождик, который только придавал драматизма всей этой ситуации. Эту немую сцену смог прервать только стюард, вышедший покурить, видимо, внутри все пассажиры начали успокаиваться и сотрудников борта появилась минутка, чтобы передохнуть. Бортпроводник вышел с зонтом и выглядел очень измотанным. Он спокойно подошел к Анаэлю и встал рядом с ним, укрыв его от дождя своим зонтом, жестом предлагая сигарету, ведь ангел выглядел так, словно в ней нуждался.


— Нет, спасибо, я не курю. — ангел спокойно отказался, хотя в этот раз он задумался об этом предложении.

— Как скажете, сэр. Я могу только предложить, понимая, что ночка у вас выдалась тяжелая. Слава Богу, мы на корабле, а не в городе — стюард с удовольствием затянулся и продолжил. — Сэр, вы бы шли вниз, а то вам каюты не достанется, а то чего доброго стоять тут и заболевать?

— Спасибо вам, пожалуй, вы правы. — Анаэль не ждал приглашения внутрь, но на улице уже было слишком дискомфортно для сожалений.


Это показалось Анаэлю здравой идеей, которую стоит побыстрее претворить в жизнь. Ангел попрощался и пошел спускаться по лестнице к главному входу. Дождь все усиливался, и он чувствовал каждый шаг по мокрому деревянному полу, он шел очень медленно держась за поручни, но все равно несколько раз чуть не распластался по палубе. Вскоре, ангел уже открыл дверь и попал в теплое помещение. К нему сразу же подошел другой стюард и поспешил закутать гостя в мягкий плед и проводить его в столовую, чтобы тот немного согрелся и дал карточку от свободного номера. В местном буфете была система шведского стола, и Анаэль налил себе миску горячего супа с греками и пошел искать свободное место в зале, которых было не очень много, ведь по телевизору передавали экстренный выпуск новостей. Диктор говорил паническим голосом, стараясь вызвать чувство тревоги у зрителей, будто они были не достаточно напуганы происходящим. Обычный маркетинговый трюк, который сейчас был даже излишним. Анаэль остановился посмотреть кадры из Ролока, которые транслировались без остановки, прямо с подносом в руках, пока кто-то не потянул его за руку. Это была милая девушка, которая жестом попросила его присесть рядом и не загораживать ей телевизор. Тем временем, диктор продолжал свою речь. Вскоре, кадры вновь поставили на повтор, и все помещение наполнилось громкими разговорами и спорами.


В основном все разговоры были о том, какая же ужасная это трагедия, предположения о том, что вообще произошло и кто в этом виноват. Но все очень быстро согласились что им очень повезло и они успели эвакуироваться. Споры затихли лишь когда диктор объявила минуту молчания в память о погибших в эту ночь. После нее, многие начали расходиться, продолжая разговоры уже в кругу своих знакомых. Самая удивительная черта людей — они объединяются только тогда, когда на кону стоят их жизни, например, как сейчас. Словно для добропорядочной жизни необходим лютый ужас, и самое обидное, что буквально рвало душу ангела на куски, ведь эти люди, стоит им сойти на берег, снова начнут жить так, словно других людей нет и заново начнут тянуть одеяло на себя, чего бы это им не стоило. Возможно, именно поэтому подобные сегодняшней трагедии и случаются. Единственное, что их сейчас объединяло, так это то, что все они ждали какого-то героя, который просто придет и решит проблему, даже не думая о том, что героями то как раз и были обычные люди, которые работают спасателями и волонтерами и которых не покажут по телевизору и публично не похвалят. Никто на этом лайнере даже и не подумает, чтобы как-то помочь своему родному городу и его жителям. Да и зачем. когда есть герой и ситуация решится сама собой без их участия, и так будет ровно до следующей трагедии, где все повториться вновь. Размышления Анаэля прервала незнакомка, которая пригласила его за свой стол.


— Привет, прости что так нагло перебила, но ты загораживал трансляцию. Меня, кстати, зовут Виктория Следек. Я студентка, путешествую автостопом и только утром приехала в Ролок. — она обратилась к нему, вынуждено знакомясь.

— Анаэль Беркли, очень приятно познакомиться. — сказал он, разглядывая новую знакомую, которая была красивой молодой девушкой, с миловидным личиком, с темными волосами и изумрудными глазами. После секундной паузы он добавил. — жаль только, что обстоятельства не самые приятные.

— Да ладно вам, мы живы и это уже хорошо. — Виктория хотела отшутиться, но вдруг решила поправиться. — Я надеюсь, вы никого не потеряли в этом кошмаре?

Эта фраза вернула Анаэля на несколько часов назад в прошлое, когда он совершил необдуманный поступок и обрек Каролину на верную смерть. Он пытался сдержать эмоции, и у него это почти получилось, только взгляд резко переменился, и он смотрел не на Викторию, а куда-то сквозь нее, а его глаза наполнились печалью.

— Нет, все в порядке. — едва смог выдавить он, скрывая свои чувства.

— А чем вы занимаетесь? — Студентка поняла, что задела его чувства и попыталась как-то сгладить эту ситуацию, но она и не предполагала, что каждый ее вопрос ставил Анаэля в ещё более сложную ситуацию.

— У меня есть бар. Точнее у меня был бар в Ролоке, теперь я видимо безработный. — Анаэль удачно соврал, ведь последние несколько недель он только этим и занимался. Сейчас ангел не очень хотел отвечать на глупые вопросы девчонки, тем более придумывать ответы на них, и потому решил сменить тему самостоятельно. — А сколько нам еще плыть?

— Ой, я не знаю. — Виктория на несколько секунд задумалась, а после еще раз попыталась пошутить. — Но куда мы с корабля-то уйдем? — и очень мелодично засмеялась.

— Логично. — сказал ангел. — весьма логично, но пора, наверное, спать.

— Ой, а можно я буду с вами жить в одном номере? Честно, я тут совсем одна и никого не знаю, мне будет намного спокойнее, если вы будете рядом. Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста! — студентка начала умолять Анаэля.

— Согласен, но при двух условиях: ты сама это организуешь, и ночью будешь молчать, договорились? — он хотел уже избавиться от назойливой девчонки, но никак ей не мог отказать.

— Хорошо! — обиженно буркнула девушка, явно обидевшись на него.


Они встали из-за стола, убрали за собой подносы грязной посудой и направились искать свою каюту. К большому разочарованию Виктории, каюта Анаэля располагалась ниже ватерлинии, и она не сможет наслаждаться морскими пейзажами. Ангел очень уверенно шел, следуя указателям на табличках, а Виктория старалась от него не отставать. В нем было нечто такое, что привлекало ее, тем более, что с ней больше никто не разговаривал. Они спускались по лестницам, пока не дошли до нужного коридора, в конце которого была каюта Анаэля. Три места из четырех были заняты, поэтому ангел пожал плечами, снял куртку и хотел уже укладываться спать, как Вика беспардонно разбудила мужчину спящего на нижней полке, и попросила бедолагу поменяться с ней местами. Тот решил не устраивать скандал ночью и молча ушел. Студентка улыбнулась Анаэлю и легла уже на нагретое место, свернулась клубочком и начала засыпать. Ангел смотрел на нее, одновременно наглую и невинную, аккуратно стряхнул куртку от оставшихся капель дождя, и укрыл ей девушку. Он еще раз посмотрел на девушку, улыбнулся и начал устраиваться на соседнем месте. Он лег, положив руки под голову и скрестив ноги, но спать он не хотел — в его голове крутились мысли о расплате за трагедию, о его поступках, о Каролине, о своей квартире и о всей его новой жизни, к которой он уже успел привыкнуть. Он знал, что квартира арендная, но все равно считал ее своим домом, и ему было жалко ее. Еще больше он сожалел о Каролине и о своем дурном желание спасти как можно больше людей, которое обернулось тем, что не только никому не помог, но и убил свою возлюбленную. Вообще, Анаэль уже успел свыкнуться с мыслью о своем ангельском происхождение и только начал входить во вкус своей власти. Зато теперь он осознал всю ответственность, которая лежит на нем. От его решений, как оказалось, может зависеть судьба целых городов. После Анаэль вспомнил об Урииле, о том, что его наставник точно не обрадуется такому повороту событий, и что возможно он сам лично и отправит Анаэля в забвение за эту ночь.


В его голове продолжала крутиться карусель мыслей, и от того ему вообще не хотелось спать. Ангел даже достал телефон, чтобы проверить новые уведомления, но тот видимо разрядился, и это не помогло ему успокоиться. Вообще для современного человека мобильный телефон был не столько необходимым, сколько магическим, ведь он помогал скоротать время и отвлекаться от мира, именно поэтому люди так часто доставали мобильники и вертели в руках. Так продолжалось до тех пор, пока он просто не выключился — организм сам иногда принимает решения за нас, в этот момент организм ангела решил, что ему пора отдохнуть. В это время на корабле царило спокойствие — суетились только сотрудники борта, которые готовили корабль к скорому утру и к нашествию пассажиров.

II

Самолет Дилана только подлетал к взлетно-посадочной полосе. У большинства демонов бывают приступы человечности, но только не у него. Когда-то давно, в самом начале его человеческой жизни он стал свидетелем жесточайшего убийства своей матери во время ограбления продуктового магазина. Дилан в тот день узнал не только, насколько этот насколько мир жесток и беспощаден, но еще и очень важный урок — всегда нужно знать свое место. Если бы его мать тогда не заступилась за незнакомую ей женщину, она была бы жива, возможно, вся жизнь Дилана пошла бы в другом русле. Возможно, он был бы полезен обществу, а не разрушал бы его. Сначала он попал в детский дом, где Дилан буквально научился выживать при помощи своего ума, ведь в детстве он не отличался физической силой. Это самое жестокое место для ребенка, но только в нем можно получить самую сильную закалку характера. Там же он узнал, как зарабатывать на чужих потребностях, продавая все, что ему попадалось под руку. После приюта он добровольно ушел в армию, где узнал каким командиром нужно быть. В армии ему повезло, его сержант был образцовым военным и он смог перенять все командные навыки, с которыми столкнулся за все время своей службы. Армия была единственный шансов для него чтобы изменить свою жизнь, но для этого ему нужно было уйти на войну и вернуться с нее героем. Дилан счел, что такой риск неоправданный и вернулся на гражданскую жизнь, к которой он был совершенно не готов. Он даже не мог найти себе работу, и только благодаря своему таланту предпринимателя, у него оставались деньги, заработанные еще в армии. Ему ничего не оставалось, как организовать себе рабочее место и он открыл продуктовый магазин. Этот бизнес был востребован и в скором времени он уже был самым востребованным человеком в своем квартале, но ему все равно не хватало денег и не было никаких возможностей масштабировать этот бизнес. Поэтому он начал продавать контрабандную продукцию, а вскоре и вовсе незаконную. По мере того, как росли его доходы и его аппетиты тоже увеличивались. С каждым новым днем, его преступления становились все более циничным и в какой-то момент Дилан стал непревзойденным мошенником своего времени. Он всегда знал, что рожден для великих дел, но не мог представить для каких именно. Если бы не все это, возможно Ролок был бы сейчас в порядке, а одна из его попутчиц не обезумела от ярости.


Инесс узнала, что случилось с Ролоком только сейчас. Она не имела ни малейшего представления что случилось с ее империей, но все это меркло, по сравнению со страшными мыслями о том, что могло случиться с Саймоном. Она не могла сейчас с ним связаться, и сердце матери инстинктивно наполнилось тревогой, которая очень быстро сменилась гневом. Королева вампиров понимала, что за всем этим стоит Дилан и попыталась на него наброситься, чтоб оторвать ему голову, не отдавая себе отчет в своих действиях. Первый раз в истории вампир напал на демона. Инесс получила отпор столь же быстро, как и приняла решение напасть. Стоило ей сделать несколько шагов в сторону демона, как его рука сильно сжала ее шею приподнимая от пола. Он держал ее на вытянутой руке, перекрывая доступ кислорода и несколько секунд смотрел, как медленно гас огонь в ее глазах. Не ослабляя хватку он спокойно произнес:


— «Успокойся. Ты должна верить мне. С твоим сыном все будет в порядке».


После этих слов он ослабил хватку, и вампирша рухнула на пол самолета. Она некоторое время откашливалась жадно хватая глоткой воздух, а на ее шее остались синяки от руки Дилана, которые выцветали прямо на глазах. Инесс пришла в чувство, успокаивая себя мыслью о том, что Саймон выживет в Ролоке, она всегда готовила его к возможным трудностям. И если он не сможет выбраться сам, то Дилан действительно учел ее сына в своих планах, ведь с его стороны было крайне глупо рассчитывать на ее помощь, убив ее сына. Дилана можно было обвинить в чем угодно, и скорее всего эти обвинения подтвердятся, но глупцом назвать его было никак нельзя. Инесс поднялась с пола и осмотрелась по сторонам, Дилан уже сидел в кресле и пристегивал ремни безопасности, а Хелен смотрела на королеву вампиров и ехидно улыбалась. Ведьма очевидно не любила вампиров, и каждая секунда страдания их королевы вызывала у нее огромный взрыв эндорфинов, и она этого никак не скрывала. Ведьма перестала скалиться на Инесс только после строгого взгляда Дилана. Вампирша оправилась после неудачной атаки и уселась но свое место. В салоне уже загорелось табло «пристегните ремни» и до самой посадки в салоне воцарилось неловкое молчание.


Они прилетели ранним утром, буквально за несколько минут до рассвета. Самолет плавно коснулся земли и очень медленно двигался к ангару Дилана. Настолько медленно, что первые лучи солнца коснулись лица Инесс, оставив на нем едкие ожоги. Впрочем, ей было на это плевать. Когда самолет наконец-то зарулил в помещение, в котором практически не было окон, она все же выдохнула. Королева искала момент, чтобы расспросить Дилана о его планах, но прервать молчание она не решилась. Демон понимал, что обе девушки терялись в догадках о том, что он задумал, поэтому начал этот разговор сам:


— «Я знаю что у вас есть вопросы, но с ними вам придется подождать, я все вам расскажу вечером. Пока мы все остановимся в гостях у любезной королевы. И вы вдвоем отправитесь туда прямо сейчас, а я приеду вечером и к моему приезду будьте любезны составить план по реставрации нового поместья. Инесс, там будет твой новый бордель и все затраты я возьму на себя, так что не скромничай. Хелен, ты пока поможешь ей, для тебя будет другая миссия, пока посчитай, сколько оборотней у тебя осталось. Нам нужно держаться вместе и консолидировать все наши ресурсы».


Демон не случайно подчеркивал тот факт, что теперь они все в одной команде, что им всем необходимо держаться вместе. После этой короткой речи девушки молча кивнули, в любом случае отказаться просто так они не могли, по большому счету они даже не знали в каком городе они находятся. Дилан пошел к выходу. В ангаре уже стояли две машины. Асфальтово-серое купе предназначалось ему, а длинный черный тонированный седан девушкам. Дилан еще раз осмотрел своих союзниц в ангаре, сказал слова напутствия, и уехал. Девушки нехотя уселись рядом в одной машине. Никто из них не знал куда они едут, но понимали зачем. Напряжение в машине было таким, что его можно было брать и резать бензопилой, пока Инесс не решила заговорить с Хелен.


— Ну и что я тебе такого сделала? — сказала Вампирша, спустя полчаса дороги.

— Я разве сказала, что ты что-то мне сделала? — Хелен дала ей понять, что в подругах она не нуждается.

— Тогда откуда столько ненависти ко мне, и к моему народу? — Инесс немного задел ответ ведьмы.

— Слушай, пожалуйста, сюда. Ты кровососка, твои предки всегда терроризировали людей и еще больше надоедали всем ведьмам. Я росла на историях и ужасах, основанных на твоей биографии, и теперь осталась с тобой в одной машине. Как ты думаешь, почему мне неприятно? — эмоции Хелен начинали брать верх над ней, и Инесс это заметила.

— Ты так говоришь, как-будто я выбрала эту жизнь сама. Меня не спрашивали когда обращали, то что ты видишь сейчас, так это я просто подстроилась под ситуацию. На счёт страшных историй о вампиров, это все имидж. И теперь тебе просто придется принять, что я такая. — королева вспомнила, как ей приходилось манипулировать людьми в прошлой жизни, и применила старые фокусы на Хелен.

— Видимо, да. Надеюсь, с твоим сыном все в порядке. — ведьма дала слабину. Ее чем-то тронули слова Инесс, и у них было кое-что общее, ни одна из них не выбирала свою жизнь. Но ведьма быстро добавила. — И не такая уж ты и страшная, как мне рассказывали.


Инесс молча улыбнулась и Хелен ответила ей тем же. Они поняли, что могут общаться между собой в добрых тонах, невзирая на то, что еще вчера они были заклятыми врагами. Этот мир всегда быстро менялся, как и его правила, которые переписывали не только ради успеха, иногда это делают просто ради выживания, и это был именно тот случай. Тем временем лимузин, в котором они ехали уже свернул с городских улиц и стремился куда-то по узкой дороге, со всех сторон окруженный густым лесом. Дилан упоминал что-то про средиземноморье, но местные пейзажи никак его не напоминали. Хотя Инесс очень нравилось здесь — она устала от грязного портового района, а тут, даже в машине, чувствовался сильный запах свежего воздуха. Автомобиль заметно снизил скорость и почти сразу же свернул с ровной асфальтовой дороги на грунтовую. В салоне началась легкая качка, за окном был все еще густой лес. После десяти минут этой дороги Инесс заметила табличку «Поместье Ворлекс», видимо, именно его и приобрел Дилан.

III

Лимузин проехал вдоль всего поместья и спустился в подземный паркинг. Девушки успели лишь мельком увидеть поместье и прилегающие к ними территории, но сразу поняли, чем оно так понравилось Дилану. Огромный участок с большим количеством построек, который расположился в ближайшем пригороде, одновременно отдаленно и недалеко от города. Участок полностью скрыт от глаз густым и высоким лесом. Само поместье Ворлекс напоминало скорее замок, чем поместье, который стоял на самом краю отвесной скалы, и казалось что он вот-вот рухнет в синее море. Высота этой скалы была около 700 метров, а замок был настолько большим и громоздким, словно его высекли прямо в горе. Его общая площадь была несколько тысяч метров, однако большая часть из них была занята длинными коридорами. Помимо прочего, на территории были еще и другие строения: конюшни, несколько сараев, большой амбар, гостевой дом и дом для прислуги. Действительно, тут можно было сделать просто грандиозный замок для вечеринок. Инесс очень нравилось это место, не только из-за красивых ландшафтов и уединенного местоположения, но и в целом из-за атмосферы, которая царила в этом месте. Тут все было буквально пропитано духом противоречивой истории, и тот первичный ремонт и нововведений, который сделал Дилан впечатлили ее больше. Весь комплекс мог автономно существовать около года, а то и больше, весь основной замок был переделан под современные нужды и оснащен самой передовой техникой. Восторги Инесс перебила ворчащая Хелен.


— О ужас, тут совершенно ничего не готово! Тут работать и работать! Ладно у этого места есть только перспектива стать чем-то хорошим. Ты готова выслушать мои советы? — ведьма начала критиковать место, но решила все таки спросить разрешения на это у хозяйки.

— Дорогая, не все и сразу. Но мне будет интересно послушать твои замечания. — Инесс решила, что это хорошая возможность наладить отношения между ними, хотя она очень не любила, когда ее чему-то учат.

— А я могу говорить прямо? — на всякий случай уточнила ведьма.

— Разумеется, за тем и спрашиваю! — дала согласие королева, хотя ее начала раздражать дотошность Хелен.

— Ну начнем с того, что твой тот бордель я не видела целиком, а была только в холле. Тот холл был омерзительно пошлый. — Хелен начала с самой неразумной критики.

— Это бордель! Он и должен быть пошлым! — резко возразила Инесс, но быстро взяла себя в руки. — что ты предлагаешь?

— Ну, он должен быть не пошлым, он должен быть эротичным. — осторожно сказала ведьма, и заметив одобряющий взгляд вампирши, продолжила. — Понимаешь, тут все-таки Ривьера, а не порт, и нам нужно соответствовать. Поэтому все должно вызывать желание секса, и одновременно показывать, что тут можно все. Может вспомним о греках? Они-то знали толк в таких развлечения.

— С этим я согласна, только давай не полностью концентрироваться на греках, римляне тоже умели веселиться. Но стилистика оформления это не первоочередной вопрос, давай прогуляемся по замку и решим, что где будет находиться? — Инесс не могла не согласиться со словами про Ривьеру. Наглая ведьма критиковала ее бизнес, но критиковала по существу.


Хелен согласилась, и девушки вместе пошли на осмотр замка. Ведьма начала немного заботиться о вампирше, и сама шла перед окнами, чтобы солнце лишний раз не травмировало ее новую подругу. Они решили начать осмотр с последнего этажа. На четвертом этаже располагались всего пять огромных комнат, и в каждой комнате был свой санузел. Девушки первым делом поделили спальни — самым логичным решением было сделать хозяйские спальни тут, не только из-за вида, но и ради отдаленности и тишины. После этого они спустились на третий этаж, который был больше четвертого по площади. Он был хорошо спроектирован — по всему периметру располагались апартаменты. Инесс насчитала ровно двадцать два больших, правильных помещения, идеально подходящих под апартаменты с самыми красивыми девушками. Идея сделать специализированную систему цен очень нравилась Хелен, она эту идею полностью поддержала. На втором этаже они решили устроить апартаменты для обычных шлюх, комнаты на нем были в два, а то и в три раза меньше чем, на третьем этаже, и они вместе посчитали, что общего количества сотрудниц им хватит с головой. Больше проституток им и не требовалось, поэтому первый этаж был отдан под общие нужды. На первом этаже, в отремонтированной столовой, они обнаружили на столе план участка. Участок оказался больше, чем они думали. На нем даже был еще один замок казарменного типа и небольшая деревня.


Хелен заварила им чай, пока они думают над тем, как обустроить участок. Она не могла заметить, что Инесс к ней заметно потеплела, и к своему большому удивлению осознала, что они могут подружиться. Инесс решила принять дружбу ведьмы, тем более, что она давала действительно полезные советы и точно обладала утонченным вкусом. Ведьма решила нарисовать на карте еще несколько строений: отдаленный просторный банный комплекс с большим бассейном, конюшни у нее стали вытрезвителем и изолятором, амбар преобразился в большой склад, а сараи стали техническими помещениями. Также Хелен предложила устроить в деревне небольшой поселок ведьм, а во втором замке устроить вампирское поселение. Инесс одобрила этот план, Хелен все больше и больше привлекала ее как женщина, а на новом плане оставалось только наметить схему ограждений. Инесс встала и подошла со спины к ведьме и своей мертвой рукой обхватила руку Хелен, в которой она держала маркер. Ведьма сначала удивилась, но расслабила руку, позволяя вампирше рисовать ее рукой. Королева быстро начертила план участка, хоть у нее и получилось менее аккуратно, чем у ведьмы, но ее замысел был все равно понятен. Хелен даже понравилась раскрепощенная вампирша. Ведьма уже несколько лет жила в полном отречении от мира и никто кроме оборотней не составлял ей компанию, а от знаков внимания она отвыкла очень давно. И, конечно, она не могла не получить удовольствие от холодных прикосновений королевы, дав Инесс закончить рисунок она обернулась, чтобы сделать ей ответный комплимент. Как только между их лицами осталось несколько сантиметров, Инесс внезапно поцеловала Хелен. Ведьма сначала на секунду отпрянула от вампирши, но уже через мгновенье сама начала целовать ее.


Не прерывая долгий и страстный поцелуй, они начали обниматься и водить руками по торсам друг друга. Возможно это продолжилось бы и дальше, если бы не Дилан, который очень громко открыл пачку арахиса, наблюдая за происходящим. Они понимали, что он только что пришел и очень резко смутились, не столько его появлением, сколько самой ситуацией. Инесс с улыбкой отошла на противоположную сторону стола, бросая томные взгляды на Хелен.


— Что вы, продолжайте, не стоит обращать на меня внимания, я только открыл орешки! — решил отшутиться демон, но после добавил. — Ладно, я понял, что шоу не будет и я, кстати, расстроен. Рассказывайте, что надумали.

IV

Большой туристический лайнер, который стал для Анаэля и нескольких сотен пассажиров спасательным ковчегом, остановился в ближайшем крупном порту от Ролока. Кроме складов и самого порта тут находился так называемый город рыбаков, в котором была вся инфраструктура, чтобы разместить беженцев из уничтоженного города. Первые несколько дней их корабль стоял в очереди на разгрузку в карантинной зоне, на тот случай, если на кораблях будут инфицированные, но к счастью пассажиры на всех кораблях были здоровы. Власти решили перестраховаться — еще одна трагедия могла стать последней каплей в чаше народного волнения, и чтобы избежать неприятных последствий, власти решили несколько дней промариновать спасенных людей на борту. У Ангела не было никаких проблем на корабле, кроме одной. Студентка, с которой он познакомился достала его до невыносимости, они уже несколько раз ссорились и Анаэль даже один раз накричал на нее, но каждый раз прощал девушку смотря в ее большие глаза. Ее вопросам не было конца, а от ее дурацких историй ему вовсе становилось плохо. За несколько дней он узнал о ней практически все, что в принципе можно узнать о человеке. Не хватало ему только постоянного раздражителя к тем переживаниям, которые бушевали в нем. На самом деле Анаэль хотел уйти с корабля только из-за нее, даже как-то раз поймал себя на мысли, что он хочет выброситься за борт при очередном диалоге с Викой. Его пугали мысли о возможных последствиях той страшной ночи для него. А к концу этого круиза он уже начал нехотя привыкать к Виктории и ее глупости.


Паника на корабле началась только тогда, когда объявили, что это судно следующее в очереди на выгрузку пассажиров. Все моментально забыли о страданиях и побежали собирать вещи которые взяли с собой или которые украли на корабле — каждый хотел выбраться с лайнера на берег как можно скорее, и каждого была на это своя причина. Поэтому Анаэль спокойно пошел в буфет и стал дожидаться швартовки там, только в кафе было тихо и спокойно. Разумеется Виктория была рядом с ним и продолжала его расспрашивать обо всем на свете.


— А вы раньше были в этом городе? А где там ночевать? А мы с вами будем общаться после? — казалось она вообще не могла заткнуться.

— Нет, я тут раньше никогда не бывал. Слушай, а тебе не пора проверить свой блог — тут уже наверняка сеть появилась? — ангел чудом вспомнил про странный блог, который завела Виктория во время своего путешествия, он наделся, что это даст ему хотя бы полчаса тишины.

— Точно! — резко крикнула Вика и полезла проверять мобильник. — Уррра!


Анаэль в глубине душе так же порадовался тишине, как и Виктория мобильному интернету. Тем более, что ему надо было решить, что делать с Викторией и вообще, что делать ему со всей этой ситуацией. Корабль очень медленно направлялся к пристани, и Анаэль решил поставить на зарядку свой смартфон. Он проверил свои карманы и нашел в одном из них свои визитки, которые сделал ему Идрис. Ему стало интересно, выжил ли тот смекалистый индийский парень в той ночью. Одну из карточек он молча протянул Виктории, которая ловким движением убрала ее под чехол своего телефона, даже не разглядывая ее — она была слишком увлечена своими подписчиками. Ангел посмотрел на нее еще раз и вышел на палубу. Он решил пока не включать свой телефон. Вид был наполнен до краев добротой: везде были волонтеры, помогавшие рисовать плакаты и разливали людям горячий чай, люди сотнями стояли и ждали своих близких. И в целом каждый, кто был на пирсе надеялся на лучшее. Вот оно идеальное общество.


Стоило только опустить трап, как по нему с радостными криками побежали люди. Анаэль решил не искать Вику, а просто встал в очередь на спуск. Виктория нашла его сама, и молча встала рядом с ним, после чего ангел обреченно выдохнул. С корабля люди сходили в сотни раз медленней, чем заходили на него, но все же они тихо, но сходили на берег. В основном люди сразу же видели тех, кто их встречал, и ангел надеялся, что вот-вот увидит табличку с фамилией «Следек», но похоже Викторию никто не встречал.


— А тебя разве никто не встречает? — он обратился к ней, немного предвкушая вкус сожаления от того, что сам спровоцировал новый словесный поток.

— Ой! — девушка немного замялась, словно что-то вспомнила — Я забыла сообщить родителям, что я успела на корабль.


Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 326