электронная
140
18+
Хроники Лиенлора

Бесплатный фрагмент - Хроники Лиенлора

Война Трицидов

Объем:
478 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-7579-6

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Огромное спасибо всем тем, кто принял самое активное участие в судьбе этой книги! Отдельную и самую искреннюю благодарность хотелось бы выразить

Юрию и Тамаре!

Глава 0

В подвале зажегся свет. Боль в голове вспыхнула с новой силой. Змей зажмурился и приготовился к продолжению тяжелого разговора. За время, проведенное в полной темноте, парень уже успел обдумать свое положение и понять, что живым из этого подвала он не выйдет в любом случае. Было непростительной глупостью лезть в это «осиное гнездо», ничего никому не сказав. В противном случае был бы шанс, что хотя бы его тело когда-нибудь найдут…

— Ну, что, хлопчик, — широколицый мужчина, в сером костюме с отливом, вновь уселся на стул перед парнем, — Ты подумал?

Змей молча смотрел перед собой. В этой коробке из кирпича с низким бетонным потолком зацепиться взглядом было просто не за что. Из небольшого окошка под потолком за его спиной дул холодный ветер, но парню уже было всё равно. Боль во всем теле, кроме ног, поутихла. Кистей рук он уже давно не чувствовал из-за наручников, застегнутых так сильно, что они продрали кожу.

— Что ты с этим отморозком церемонишься?! — один из шкафообразных амбалов стоящих у противоположной стены нетерпеливо почесал костяшки кулака. — Ноги мы ему переломали, сейчас ещё руки сломаем и все быстро узнаем без лишних хлопот!

— Подожди, Илья, — не оборачиваясь, ответил мужчина. — Может, он сейчас ещё раз подумает и сам расскажет, кто он таков и зачем сюда залез.

Говоривший выжидательно посмотрел на Змея. Но тот всё так же молчал и тупо смотрел перед собой. На все вопросы парень уже трижды отвечал, но полученные ответы не устраивали хозяев помещения. Не смотря на то, что они были истинной правдой, им казалось, что это ложь. Мужчина тяжело вздохнул и махнул рукой.

Мощный удар в челюсть свалил парня со стула на пол. Тело отозвалось резкой болью. Наручники врезались в запястья с новой силой. Лавина ударов обрушилась на ребра и голову. Ни увернуться, ни закрыться от них он не мог — об этом позаботились заранее сковав руки за спиной.

— Ну, хватит, — спустя некоторое время проговорил мужчина, на лице которого была гримаса отвращения к происходящему. — Усадите его на место, попробуем ещё раз.

Парня подняли и вернули на стул, на котором он провёл уже более восьми часов. Перед глазами все плыло, в голове стоял жуткий гул. Дышать было тяжело и больно. Аккуратно проверив языком зубы, Змей с удивлением обнаружил, что они все на месте, не смотря на все удары по лицу.

— Итак, парень. Либо ты сейчас мне расскажешь, что тебя сюда привело. Либо получишь дырку в черепе.

Сказать было нечего. И Змей продолжал попытки сфокусировать взгляд на ножке стула напротив. Он уже понял, что развязка близка и смысла брыкаться нет. Вариантов оставалось всего два — умереть быстро или медленно. Парень решил, что легче умереть мгновенно от выстрела в голову, чем долго и мучительно истекать кровью из-за пули в животе.

— Илюшенька, будь добр, — мужчина встал и вышел из комнаты, не забыв прикрыть за собой дверь. Амбалы стояли и с кривыми усмешками ожидали окончания спектакля.

— Ну, всё, выродок, — из кобуры на поясе появился пистолет. Достав из кармана глушитель и не спеша накрутив его на ствол, Илья подошел ближе. Медлительность и демонстративность его действий были явно направлены на устрашение жертвы. — Конец тебе.

Змей поднял не до конца сфокусированный взгляд на своего палача и увидел сгущающуюся тьму за его спиной. «Значит это не байки про смерть с косой» — успел подумать он.

Посреди тьмы внезапно вспыхнули две ярко рыжие точки. Только хрип и непонятное бульканье Илюшеньки заставили парня отвлечься от них. Из горла палача торчало узкое лезвие.

— Всем привет! — раздался женский голос, и пелена тьмы сместилась назад. На её месте стояла невысокая, хорошо сложенная незнакомка. Одета она была в черную куртку и потертые синие джинсы. Сознание Змея почему- то зацепилось за её обувь — это были тяжелые армейские ботинки с высокой шнуровкой.

В следующую секунду началось что-то непонятное. Тело Ильи еще не успело упасть, когда незнакомка оказалась возле другого громилы и легко полоснула его длинным кинжалом по шее. Казалось, что она просто телепортируется от одной жертвы к другой. Следующий попытался выхватить оружие, но она одним ударом вогнала кинжал ему в плечо, после ударила ногой в колено и добила упавшего ударом в шею. Змей слышал, как хрустнула его гортань и он начал захлебываться кровью. Раздался выстрел, который тут же был поглощен тьмой за спиной женщины. Она обернулась и метнула узкий нож, который воткнулся в глаз стрелявшему. Оставшийся один бугай пятился к двери, с диким ужасом смотря, как эта особа легко выдернула кинжал из трупа и, улыбаясь, пошла к нему. Он уже схватился за ручку, когда незнакомка прыгнула вперед. Кинжал вошел меж шейных позвонков. Через несколько мгновений на полу лежало пять тел. Кровавые лужи медленно расползались, смешиваясь с бетонной пылью.

Тьма исчезла в никуда. Женщина быстро подошла, вытащила свой нож из трупа вытерла лезвие о его рубашку, и направилась к Змею. Окинув его взглядом, задала самый неожиданный вопрос:

— Кололи? — парень ещё не так хорошо соображал, поэтому не понял, что она имеет в виду. — Дрянь, спрашиваю, тебе кололи?!

Не дожидаясь ответа, незнакомка быстро осмотрела его шею и сгибы рук. Потом она отошла и начала быстро ощупывать тела, извлекая содержимое их карманов. Большую часть предметов она просто бросала на пол в лужи крови, которые её ничуть не смущали. Забрав у одного из амбалов связку колючей, эта странная особа придирчиво осмотрела их и сунула в карман. У другого трупа она вытащила паспорт с потрепанными краями. Открыв его, женщина кинула быстрый взгляд на парня и, хмыкнув, убрала документ во внутренний карман своей куртки. Из другого кармана мертвеца она вытащила связку маленьких ключиков. Подбросив их на ладони, незнакомка прошла за спину к Змею.

— Ну что, Андрей, — расстегнув браслеты, проговорила она. Руки повисли безжизненными плетьми. — Пошли отсюда.

— Ноги… — прошептал парень, несмотря на то, что челюсть отказывалась открываться и двигаться.

«Спасительница» опустилась перед ним на одно колено и аккуратно ощупала кости через джинсы.

— Найа-анкай!!!! — сквозь зубы прорычала она, а после зашептала ещё какую-то тарабарщину, водя ладонью вдоль штанин.

Сначала Змею показалось, что у него галлюцинации — вокруг его ног начала появляться белесая дымка. Но видение становилось лишь ярче, и кожей он уже ощущал приятную прохладу. Потом она поднялась и положила прохладную ладонь ему на грудь и снова что-то зашептала. Боль начала постепенно гаснуть.

— Мда… Лекарь из меня, как из фольги доспехи, — проговорила незнакомка, осмотрев результат своих странных действий. — Ладно, пойдем.

Женщина отработанным движением закинула руку Змея себе на плечи и помогла подняться. У него тут же закружилась голова, перед глазами снова всё поплыло, желудок подпрыгнул к горлу. Придерживая его за пояс, она быстро потащила еле переставляющего ноги парня к выходу. Дверь спасительница просто пнула ногой и та отлетела в сторону, громко стукнувшись о стену.

По узкой лестнице было тяжело идти вдвоем, однако она уверено тащила его наверх.

На первом этаже было тихо. Однако стоило им повернуть в коридор, как из ближней комнаты вышел бугай. В реакции ему было не отказать — он сразу выхватил пистолет. Незнакомка, что-то рыкнув, выбросила руку вперед и с её ладони сорвалась молния. Бугай сдавленно пискнул и рухнул на пол. Его тело били сильные судороги.

Спасительница быстро протащила Змея в огромную кухню. Красивая дверь между двух окон вела во внутренний двор коттеджа, чуть не ставшего местом смерти парня. На улице была ночь. Змей почти сразу же замерз, из всей одежды на нем были только джинсы да кроссовки.

Женщина притащила его к высокому каменному забору и снова что-то заговорила. Парень успел почувствовать, что в его теле что-то изменилось, но осознать, что именно, не успел. Она перекинула его через плечо и прыгнула. Мягко приземлившись, незнакомка вновь перехватила Змея и потащила по темной улице. В трехстах метрах стояла машина. Моргнула сигнализация. Усадив парня на переднее сидение, она села за руль и завела двигатель.

Машина рванула с места. Спасительница быстро вытащила телефон из бардачка и, не глядя, набрала номер.

— Дим, информация подтвердилась. Всё нормально, я успела. Сейчас еду к Каляеву. Пробей, кто звонил! — сразу за этим странным звонком последовал второй.

— Каляев, я буду у тебя через двадцать четыре минуты. Каталку к заднему входу, отдельную палату, рентген и хорошего хирурга, — после такой содержательной речи она бросила телефон в карман у ручника.

— Вы кто? — тихо спросил Змей.

— Это сейчас так важно? — незнакомка посмотрела на него. Парень до конца убедился, что ему не показалось.

Глаза женщины не имели ничего общего с человеческими. Огромные светящиеся рыжие радужки глаз, обрамленные серой матовой каёмкой, пересекали вертикальные полосы зрачков.

— Ну, если тебе так интересно… — она перевела взгляд на дорогу. — Зовут меня Ксю. Я ночной кошмар и ужас разных уродов и выродков. Почти, как Бэтмен. Слушай, сейчас не- подходящее время для задушевных разговоров. Потом как-нибудь я тебе все расскажу. Кстати, как мне к тебе обращаться, по имени или еще как?

— Змей.

— Угу. Отлично. А сейчас помолчи. Я не врач, но, помоему, у тебя вывих челюсти или перелом. Лишние движения могут сделать хуже.

Через минут десять за окном машины начали мелькать редкие огни, которые предвещали въезд в город. Выехав на широкий освещенный проспект Коммунистов, Ксю сделала непонятный жест рукой, и ремни безопасности пристегнули её саму и уставшего удивляться парня.

— Куришь? — после долгого молчания спросила она. Парень слабо кивнул.

Из кармана куртки женщина вытащила пачку дорогих сигарет. Зажав губами сразу две, она достала зажигалку. Передав парню уже раскуренную сигарету, незнакомка нажала на кнопки, находящиеся на панели в водительской двери. Стекло быстро опустилось наполовину. В салон тут же начал поступать холодный воздух.

— Пепел на коврик стряхивай, — проговорила она. — Пепельницы с твоей стороны нет. А до окна лучше не тянись.

Первая сигарета за столь длительное время показалась парню очень ароматной. В теле буквально через пару секунд появилось знакомое покалывание. Но вот мелкие ссадины во рту тут же защипали. Руки слушались плохо, поэтому достаточно большой кусок пепла упал на обшивку сиденья.

— Надеюсь, там нет горящей части? — спросила Ксю. Парень скинул пепел на коврик. — Видимо нет. Ну и не заморачивайся, я всё равно на той неделе собиралась салон пылесосить. — Окурок женщина забрала из пальцев Змея и вышвырнула в свое окно.

Они повернули в темную подворотню, проехали вдоль серого высокого забора и повернули в открытые настежь ворота. Площадь перед зданием была заставлена машинами частной скорой помощи. У входа уже стояла каталка и двое мужчин в белых халатах. Ксю подъехала прямо к ним. Быстро откинула ремень безопасности, она вышла из машины и прошла к пассажирской двери. Открыв её и отстегнув парня, женщина аккуратно начала его вытаскивать.

— Ну, ты как всегда, — помогая уложить Змея на каталку, проговорил один. — Как снег на голову. Иди к дежурному заву отделения и договаривайся насчет спец. палаты, а то он на дыбы встал. Да, и документы какие-нибудь на пациента у тебя есть? — Забрав из рук Ксю потрепанный паспорт, он сильно удивился. — Хорошо, хоть придумывать ничего не придется.

— А кто сегодня? — поинтересовалась она.

— Валентин Семенович Смешаков, — ответил другой мужчина, заталкивая каталку в двери. — Мешок по- нашему.

— Хорошо, — кивнула Ксю, когда они все оказались в длинном коридоре. — Сейчас пойду пообщаюсь, — с этими словами она развернулась и пошла вправо.

— Эй, эй!!! — окликнул один из мужчин, на бейдже которого значилось В.А.Каляев. — Штучки свои шаманские убери!

— Ах, да… Змей, извини, но сейчас тебе будет очень больно… — искренне извинилась она и что-то пробормотала и дымка вокруг ног пропала. Боль обрушилась лавиной, и парень сдавлено взвыл. — Прости, но я не лекарь…

Погладив его по плечу, Ксю удалилась.

Дальнейшее Змей помнил плохо. Сначала его притащили в рентгеновский кабинет. Там, сделав черт знает сколько снимков, вынесли диагноз, потом его отвезли в перевязочную. Вколов ему какое-то вещество, начали вправлять переломанные ноги. Никогда в жизни парень так не орал. Обезболивающее, по непонятным даже врачам причинам, не подействовало. В какой-то момент он потерял сознание.

Парень пришел в себя и обнаружил, что лежит на кровати в небольшой комнате со светлыми стенами. Помещение было освещено двумя красивыми бра. Прямо напротив кровати висел телевизор.

— Змей… — тихо позвали его, откуда-то справа. Парень с трудом повернул голову и увидел Ксю, сидящую на стуле возле его кровати. — Всё хорошо. Я обо всем договорилась. У тебя отдельная палата. Никто тебя здесь не потревожит. Но если вдруг появятся мальчики в сером, ты скажешь, что подрался с некими гопниками, которые увели у тебя телефон, часы и куртку. А твоё пребывание здесь обеспечивает некая знакомая дама, имя которой ты не можешь назвать в силу её семейного положения. Запомнил? — он слабо кивнул. — Вот и хорошо. Эта легенда обеспечит тебе идеальное алиби. Ну, мне пора. А ты засыпай.

Она тихо вышла из комнаты и прикрыла за собой дверь. Через некоторое время в палате погасли бра. Но света было достаточно. Он лился из окна над дверью, ведущей в коридор. Взгляд Змея медленно блуждал по стенам. В палате была ещё одна дверь, которая сливалась по цвету со стенами. Большое окно было задернуто плотными шторами чуть более темного оттенка, чем стены. Рядом с койкой по обеим сторонам стояли тумбы. Справа стоял стул, слева инвалидная коляска.

Попытка пошевелиться принесла массу отвратительных ощущений. Ноги были в гипсе. Торс переплетала жесткая перевязь. Кисти рук были забинтованы от середины руки до пальцев. Но самое неприятное, парень осознал, что на нем совсем ничего нет. Все его мысли решили поиграть в чехарду. Вопросов было слишком много. Кто на самом деле эта Ксю? Он ведь даже рассмотреть её как следует не успел. Что у неё с глазами? Это линзы или нет? И вообще человек ли она? Потому что такой скоростью не может обладать даже очень натренированный человек. Да и такого стиля боя парень не видел даже в кино. Что за тьма была у неё за спиной? Что за дымку он видел и как она подействовала на его организм? Вообще, как она узнала, что он в этом подвале? Зачем и для чего она его вытащила? Почему привезла именно в эту больницу? И сколько ему придется заплатить за своё спасение. Хотя, сколько бы денег не потребовала от него эта странная особа, — он согласен. Готов сделать практически что угодно в благодарность за собственную жизнь, которую он чуть не потерял. Хотя были некоторые вещи, которые его не заставил бы сделать никто. Пролежав ещё с полчаса в напряженных раздумьях, Змей всё-таки уснул.

Утром в палату вошла миловидная медсестра, в белом халате, брюках и милом чепчике, под который были забраны волосы. Она держала в одной руке небольшой поднос со шприцем и ампулой, а в другой капельницу.

— Доброго утречка, — она приветливо улыбнулась. — На сегодня у Вас капельница и четыре укола. Врач придет ближе к обеду. Завтрак принесут через час, — несмотря на свою молодость, девушка очень профессионально поставила капельницу и сделала укол в бедро. — Если Вы почувствуете себя плохо или вам нужно будет в туалет — вот кнопка вызова. Нажмете, и самая ближайшая медсестра появится здесь, — Змей не заметил вытянутую белую кнопку прямо в боковине кровати. — Через 45 минут я приду.

Парень был шокирован таким обращением. Он не раз лежал в больнице по разным причинам и всегда поражался поведению сестер и врачей. Циничное и безразличное по отношению к пациентам обычных палат и заискивающее и подхалимское — к платникам. И вот сейчас он впервые оказался на месте платных пациентов, но привычного подхалимства в поведении медсестры не заметил.

На завтрак парня другая медсестра накормила какой-то кашей с привкусом банана и напоила соком. Врач осмотрел пациента и что-то написал на планшетке, висящей на душке кровати.

Ближе к вечеру в палате появилась Ксю. На её плечи был накинут белый халат. На ботинки были натянуты голубые бахилы. Глаза скрывали темные очки. Но больший шок оказал на парня тот факт, что в руках у неё был его старый потрепанный рюкзак!

— Привет! — Улыбнулась она, снимая очки. Это была не женщина, а девушка лет 25—27. — Как себя чувствуешь?

— Нормально…

— Ну, вот и хорошо. Я думаю, ты не сильно на меня обидишься, но я побывала в твоей квартире и привезла твои вещи, — она поставила рюкзак на стул и начала вытаскивать из него сложенные майки, штаны и другие предметы гардероба. Потом девушка вытащила блок дорогих сигарет и сняла с него целлофан. Аккуратно убрав всё в правую тумбу, Ксю уселась на стул. — Там, кстати, уже кто-то побывал и перевернул все вверх дном. И ещё тебя искали с работы. Записка в двери торчала. Я уже позвонила твоему начальнику и сообщила, что ты в больнице после бандитского нападения. Больничный тебе оформят. Так что спокойненько отлеживайся и ни о чем не переживай. Ах, да… — она достала из кармана джинсов новенький мобильник и положила на тумбочку. — Я восстановила твою симку и скопировала номера из твоего старого телефона. Мой номер записан как Ксю на латинице.

— Что Вам от меня надо? — смотря ей в глаза, спросил парень, понимая, что такая щедрость вряд ли бескорыстна.

— Мне? — она вскинула брови, с искренним изумлением смотря на Змея. — Мне от тебя ничего не надо. У меня и так всё есть.

— Я не верю в человеческий альтруизм…

— А ты все ещё веришь, что я человек? — хитро прищурилась Ксю. Молчание затянулось. Но парню пришлось признать:

— Не верю…

— Ну, вот, — улыбнулась она. — А если я не человек, то ты можешь поверить в мою бескорыстность. Ладно, мне пора. Я договорилась, чтобы ты остался здесь до полного выздоровления, плюс неделя реабилитации. Если что-то потребуется — звони. Зарядник от телефона в тумбочке. Выздоравливай!

— Спасибо…

— За что? — удивилась она.

— За жизнь.

— Ой, — отмахнулась она. — На пенсии сочтемся! Пока!

Ксю вышла из палаты, и в этот же миг зажужжал мобильник. Один за другим парню начали названивать коллеги, знакомые, соседи по лестничной клетке. И всем им было интересно, что произошло, куда он пропал, правда ли, что он в больнице, стоит ли ему что привезти и когда приехать его навестить. Придумать причину, по которой его нельзя посетить, Змей придумать не успел, поэтому врал напропалую и при этом стараясь запоминать, кому и что. Парень совсем не хотел потом объясняться, почему и как оказался в дорогой частной больнице.

Прошло несколько недель. Гипс с правой ноги уже сняли, левая пострадала больше. Парень ходил прогуляться и покурить на костылях во внутренний дворик больницы, обустроенный как маленький парк с лавочками. Клиника была частной и обустроенной по европейским стандартам. Змея съедало болезненное любопытство по поводу счета, который ему выставят при выписке. Такое обращение, уход, процедуры, хорошая кормежка и вообще прекрасные санаторные условия не могли стоить дешево. Набравшись смелости, он поковылял к столу регистрации на первом этаже.

— Добрый день, — улыбнулась ему сестра-консультант.

— Добрый день. Мне хотелось бы получить хотя бы предрасчет за оказанные услуги.

— Номер палаты и фамилию назовите, пожалуйста, — с готовностью ответила девушка и положила наманикюренные пальчики на клавиатуру.

— Змеев А. М., палата номер…

— Андрей Михайлович, ваш счет уже оплачен, — ответила она. — Если хотите, могу предоставить вам распечатку.

— Да, если можно.

— Одну минуточку, — девушка что-то нащелкала на клавиатуре и пару раз кликнула мышкой. Стоящий слева от неё принтер зажужжал и начал печать. Собрав в кучу листы и скрепив их степлером, девушка протянула распечатку Змею. — Вот, пожалуйста.

— Спасибо, — парень сложил листы пополам и сунул в карман халата.

Оказавшись наедине, в своей палате он уселся на койку и развернул распечатку. На первой странице были указаны его полные паспортные данные, дата поступления и полный диагноз с пояснениями. Второй лист содержал список проведенных анализов с выводами и указаниями на рентгеновские снимки. На последнем был приведен полный список процедур, медикаментов и их стоимость. Отдельной строчкой было указано нахождение в спец. палате. Все это венчала строчка «итого». Посмотрев внимательно на сумму, указанную в этой строке, парень поперхнулся. Таких денег он не смог бы заработать и за три года упорной работы, без выходных, еды, воды и одежды…

Змей, накинув рюкзак на одно плечо, вышел из центрального входа больницы. Прямо у ступенек была припаркована темная иномарка. Опираясь копчиком на крыло машины и скрестив руки на груди, стояла Ксю в темных очках. Только сейчас он смог рассмотреть её более детально. Девушка была ниже него на голову. У неё были темные волосы ниже плеч. Бледная кожа с сероватым оттенком придавали девушке некое сходство с вампиром, которое усиливалось из-за угловатой формы лица и чуть впалых щек. Спортивная подтянутая фигура, не обделенная размерами и плавностью форм, была хорошо подчеркнута приталенной курткой и облегающими брюками. Девушка выглядела просто отменно. Змей на секунду застыл, любуясь ей.

— Привет! — улыбнулась она. — Садись, поехали. Рюкзак на заднее сиденье брось.

Усевшись в машину, парень пристегнулся и, дождавшись, пока девушка заведет двигатель и отъедет от больницы, задал вопрос, беспокоивший его все это время:

— Я взял распечатку оказанных и оплаченных услуг. Сумма, отданная за моё лечение, для меня — заоблачная. И мне интересно, зачем все это Вам?

— Для начала, давай на «ты». Далее, я не стеснена в средствах и могу себе позволить потратить такую сумму куда угодно. Хоть в окно выкинуть. И потом, что я, потвоему, должна была делать? Вытащив тебя из подвала, бросить на улице? Или в городскую отвезти? А потом объяснять, откуда ты такой красивый взялся? В этой больнице у меня связи и я на сто процентов уверена, что они будут заниматься пациентом, не задавая лишних вопросов. Им всё равно, лишь бы счет оплачен был вовремя и полностью.

— Куда мы едем?

— В мой любимый ресторан, — улыбнулась она. — Я проголодалась, время-то обеденное. Там тихо и можно спокойно поговорить. Да и готовят там отменно.

В одном из самых дорогих ресторанов города было занято только два столика. За ними сидели авторитетного вида мужчины в дорогих костюмах и обсуждали какие-то свои дела. Официант окинул брезгливым взглядом парня, одетого в не самую дорогую куртку, старые джинсы и потрепанные кроссовки. За что тут же заработал уничтожающий взгляд от Ксю. Её достаточно мило лицо на миг отразило невероятную злость. Официант тут же побледнел, а после молча проводил его и Ксю в отдаленный угол, где стоял зарезервированный столик. Подав меню, он удалился. Змей раскрыл его на первой странице и замер. Нет, он ожидал, что цены в этом заведении будут высокими, но они были просто невероятными.

— Ну, что? — поинтересовалась девушка. — Выбрал?

— Я не…

— Ладно, раз уж ты такой скромный, я на свой вкус тебе закажу, — уже другой официант подошел к ней и вытащил блокнотик. — Значит так… два королевских стейка, в качестве гарнира картофель «А-ля Пушкин», два салата «Лотос», сок… Змей, у тебя нет аллергии на цитрусовые? — Посмотрела на него девушка и, дождавшись отрицательного ответа, продолжила: — грейпфрутовый — два бокала. Пока все.

Официант повторил вслух заказ, забрал меню и удалился. Воцарилось неловкое молчание. Девушка уткнулась взглядом в телефон и с очень серьезным видом что- то изучала. Змей никак не мог усесться поудобнее, ему казалось, что на него всё время кто-то смотрит оценивающим взглядом. Когда на стол выставили сок и тарелки со стейком и гарниром, Ксю, взяв в руки приборы, сказала:

— Теперь, за трапезой, можем поговорить более обстоятельно. Я думаю, что у тебя накопилось много вопросов, и я постараюсь ответить на все максимально точно и внятно. Ты чего на тарелку смотришь, ешь. Не отравлено, — Змей неуверенно взял в руки нож с вилкой. — Начнем сначала. Меня на самом деле зовут Ксю. В паспорте, конечно, не так записано, но я не люблю, когда меня как-то иначе зовут. Как ты уже понял, я очень обеспеченная особа. Так что расходы меня практически не волнуют. По основному роду деятельности я — что-то вроде народного мстителя. И веду неравный бой с наркомафией. У меня много помощников, которые поставляют мне всю информацию об этих выродках, которую могут найти. Помогают выйти на их след, а, если повезет, то найти точное местонахождение. А дальше я уже разбираюсь с ними по своему усмотрению. В общем-то, это все, что я хотела тебе сообщить. Мне будет проще ответить на твои вопросы, чем пытаться еще что-то рассказать.

— Почему именно наркомафия? А не преступность в принципе.

— Ну… — вздохнула она. — Преступность, как такоевая, существовала всегда и везде. Я считаю, что наркотики сами по себе противоестественны в том виде, в котором их используют эти твари. Это торговля смертью…

— В таком случае и торговцы оружием тоже продают смерть.

— Нет, — покачала головой Ксю. — Пистолет сам по себе не выстрелит. И наличие его у человека не приводит к тому, что он «подсадит» на владение оружием другого. Оружие, распространяясь законным или не очень путем, не распространяет за собой различные заболевания, также не воздействует на здоровье потомков. Наркоторговля — причина многих бед. Ты знаешь, что наркомания молодеет? Они детей травят. И это преступление, за которое может быть только одно наказание — смерть.

— Но ведь у торговцев тоже дети. А ты лишаешь их родителей.

— Лучше не иметь никаких отцов, чем таких, — отрезала девушка. — Рано или поздно дети либо сами становятся наркоманами, либо, следуя примеру старших, начинают продавать эту дрянь. И когда они понимают, что их папа погиб из-за этого бизнеса, тем более от рук такого чудовища как я, желание продолжить семейное дело резко пропадает. Да и слухи распространяются быстро. Количество тех, кто хотел бы рискнуть и начать торговлю, снижается. Так что одним выстрелом — двух зайцев.

— А жены?

— Что жены? Я не трогаю женщин и детей, даже если они уже завязаны в этом болоте. Просто запугиваю до кондрашки и в течение некоторого времени наблюдаю за их судьбой. Если они вновь лезут в эту грязь, навещаю вторично, с большим количеством спецэффектов. Иногда приходится и в тюрьму засаживать, но это редко.

— Ещё один момент, — отставив пустую тарелку, проговорил парень. — Ты куришь. Это ведь тоже зависимость.

— Да, но ради пачки сигарет человек не будет в темной подворотне ждать прохожего, чтобы отнять телефон. Среди наркоманов — это сплошь и рядом. Тем более, курить может бросить каждый. А вот с наркотиками ситуация намного страшнее. Только 30 процентов прошедших лечение, более не возвращаются к употреблению этой дряни, — Ксю отпила из стакана сок и выложила на стол пачку сигарет. — Ещё вопросы?

— Да. Кто ты?

— Нууу… — протянула она. — Моя история слишком длинная и не очень-то интересная. Просто прими как факт что теперь у тебя есть знакомый нечеловек с большими возможностями.

— А что за дымка, которую я видел?

— Магия, — пожала плечами девушка.

— Что?!

— Магия. Древнее искусство, забытое людьми. Позволяет сделать почти невозможное. Сам вспомни и посмотри на меня. Как, по-твоему, я могла бы перепрыгнуть забор с тобой на плечах без вмешательства сверхъестественных сил? Нет, я, конечно, не человек, но не обладаю такой физической силой.

— Еще такой вопрос. Как ты узнала, что я в том подвале?

— А вот это уже интересная история. Одному из моих осведомителей позвонил некто и сообщил, что по такому- то адресу расположилась небольшая группа торговцев дурью. И в их руки угодил вполне себе хороший человек, который, скорее всего, не вырвется от них в живом состоянии. Я и поехала проверить, так как этот адрес пару раз уже попадал в моё поле зрения. Установить, кто звонил, никому из моих не удалось. Как-то так.

— А как ты туда попала? Тоже магия?

— И да, и нет. Я пролезла в оконце под потолком, а чтобы никто меня не заметил — использовала магию. И да, можешь не беспокоиться за тех молодчиков. Никто из них не сможет чисто физически тебя найти и отомстить.

— Потому что они мертвы?

— Не все. Те, кто был завязан в торговле — да. Просто «быки» сидят по зонам или по лечебницам. Кто-то позвоночник сращивает, кто-то психику реабилитирует. Они утверждают, что на них напал монстр.

— Почему-то мне кажется, что этот монстр сейчас сидит напротив. Ладно, что со мной будет дальше?

— В смысле? — не поняла Ксю.

— Я безмерно благодарен тебе за свою жизнь и готов сделать всё, что угодно, ради того что бы отблагодарить тебя. Но я не знаю, что предложить Денег у меня не много, серьезных связей тоже… Так какие планы у тебя на меня?

— Ни-ка-ких, — по слогам проговорила она. — Ты волен делать всё, что тебе угодно. Но, скажу честно, у меня есть к тебе предложение, — этих слов парень ожидал и боялся. — По своим каналам я подняла всю информацию о тебе. Так вот, некоторые из твоих знакомых крутятся в кругах, которые мне интересны. И если тебе не будет сложно, то я хотела бы попросить тебя следить за новостями и передавать мне некоторые из них. Естественно, не за спасибо. Всё в этом мире стоит денег, особенно своевременная информация. Да, и, как правильно ты заметил, денег у тебя не много. Вот я и предлагаю тебе такую вот подработку — торговлю информацией. Что скажешь?

— А поточнее можно?

— Мне стоит воспринимать это как согласие?

Глава 1

Громко зазвонил мобильный телефон. Музыка заполнила всю комнату. Из под груды подушек высунулась рука, которая схватила трубку и утащила под одеяло.

— Ммм? — сонно проговорила Ксуир приняв звонок.

— Ксю, ты спишь? — поинтересовался мужской голос.

— Уже нет…

— Есть новости.

— Хорошо…

— Я приеду через 20 минут. Тебе хватит времени, чтобы выкарабкаться из-под подушечно-одеяльного пресса?

— Должно… Приезжай.

Телефон замолчал. Девушка ещё минуту лежала, разлепляя глаза. Глубоко вздохнув, она всё-таки села на кровати. Электронные часы показывали половину первого дня. Ксуир подошла к окну и раздвинула шторы. По глазам ударил свет ещё яркого и теплого сентябрьского солнца. Девушка несколько секунд смотрела на улицу. Люди шли по своим делам, машины сновали туда-сюда. Первым делом Ксю, как обычно, пошла на кухню и включила кофеварку. После она направилась в душ. Установленное в душевой кабине радио включилось, как только открылась дверца. Девушка включила воду и, подпевая песне, начала мыть голову.

Завернув волосы в полотенце и надев халат, она пошла на кухню, откуда уже призывно пахло кофе. Открыв шкафчик, Ксуир чертыхнулась — на полочке не было ни одной кружки. Девушка поплелась собирать посуду по квартире. Кружки были везде — кухонный стол был просто заставлен, в спальне на тумбочке их обнаружилось целых три, в гостиной на столе, на подлокотнике кресла, даже на тумбочке в коридоре. Ксю помыла себе одну, а остальные запихнула в посудомойку. Включив ноутбук, она села за стол, закурила и отпила кофе. В почтовых ящиках было полно спама, а если учесть, что их было восемь, так вообще огромное количество. Новых сообщений от тех, кто предоставлял информацию, пока не было.

Зазвонил домофон. Девушка пошла открывать дверь. Её нисколько не смущал тот факт, что визитер мог увидеть её в халате с полотенцем на голове.

— Привет, Ксю! — войдя в прихожую, проговорил мужчина. Он был невысокого роста, но очень крепкого телосложения.

— Привет, Гена. Проходи. Кофе будешь?

— Нет, спасибо. Лучше просто воды, — снимая дорогие ботинки, проговорил гость.

— Как хочешь… — Ксуир ушла на кухню.

После обмена ничего не значащими вопросами, сидя за столом, Геннадий все-таки начал разговор, ради которого приехал:

— В общем, дело обстоит так. Некая компания приблатненных каким-то образом достала партию. Они хотят её побыстрее продать.

— Понятно. Детали, — смотря в глаза, своему собеседнику спросила девушка.

— Детали следующие. Сразу видно, что это просто бывшая уличная банда. Имеют точно два ствола, я их видел. Опыта в торговле мало, а тот, что есть, явно почерпан из кино. В банде человек 10—15, очень вряд ли, что больше. Требуют аванс.

— Фото?

— Сделал, — мужчина достал из кармана карту памяти. — По-твоему, я просил тебя потратить бешеные деньги на микрокамеру ради развлечения?

— Ну, мало ли. Может, ты её дома забыл, — улыбнулась она. — Ладно, сколько они хотят авансом и когда встреча?

— Они хотят 500 штук наших авансом. Встреча через три дня.

— Отлично, — кивнула девушка. — Деньги завтра заберешь, я позвоню, как определюсь с местом. Часов после одиннадцати. Ещё есть что новенького?

— Пока ничего проверенного больше нет, — покачал головой гость.

— Жаль, — вздохнула она. — Ну ладно, подождем.

— Тогда поехал я домой, — вставая из-за стола, проговорил Гена.

— Пойдем, провожу.

Когда дверь закрылась, Ксю вернулась на кухню. Вставив карту памяти в ноутбук, девушка потянулась за телефоном. Найти в списке контактов нужный номер было делом минутным.

— Дежурная часть, — раздался усталый женский голос в трубке.

— Добрый день. Не могли бы вы переключить меня на капитана Кравцова Владислава?

— Одну минуту, — что-то захрустело, запищало, и через несколько секунд раздался уверенный голос:

— Капитан Кравцов слушает!

— Привет, Влад.

— Ксю, ты что ли?

— Я. Или ты ожидал кого-то другого?

— Нет, просто давно ты мне на работу не звонила.

— Повода не было.

— А чего не на мобильник?

— Ну, я не уверена, с собой ли у тебя сейчас мой подарок.

— Конечно, со мной!

— Ну, тогда я тебе сейчас кое-что пришлю, — смотря на фотографии принесенные Геной, проговорила Ксуир. — Найди все, что можешь, ладно?

— Хорошо, присылай. Тебе полный рецепт?

— Естественно, — улыбнулась она. — Я подъеду где-то через час, успеешь?

— Постараюсь, если что, подождешь в кабинете.

— До встречи.

Девушка положила телефон на стол и снова закурила, пристально разглядывая лица на фотографиях. Снимков было много, в основном они были малопригодны для опознания. Но на нескольких попавшие в кадр получились очень хорошо. После отправки файлов Ксуир направилась одеваться.

Сев за руль, девушка привычным жестом вставила ключ в замок зажигания. Легкий поворот и двигатель приятно заурчал. Ксю проверила настройку зеркал, пристегнулась и включила магнитолу. Ехать предстояло через полгорода, а с учетом времени ожидалось долгое и нудное стояние в пробках. Минут через двадцать у Ксю зазвонил телефон.

— Здравствуйте, Ксения, — вежливо поприветствовал женский голос. Ксуир поморщилась. Ей совсем не нравилось, когда к ней обращались подобным образом. — Вас беспокоят из салона «Лефери». Вы записывались на сегодня, на пять часов вечера.

— Да, — автоматически кивнула девушка.

— Вы записаны на стрижку, массаж и маникюр.

— Именно, а в чем дело?

— Дело в том, что у нас новые правила, и мы должны уточнить у Вас, не поменялись ли Ваши планы и действительно ли Вы посетите нас сегодня в указанное время.

— Нет, мои планы не поменялись, и да, я приеду сегодня. И будьте любезны не забыть моё требование о том, что меня принимать должны Олег, Дмитрий и Марина.

— Да, конечно. Мы ждем Вас в нашем салоне! До свидания, — проговорила женщина и положила трубку.

«Ну, надо же», — подумала Ксуир — «Новые условия у них! Или это только мне так повезло? С учетом того, что я у них уже притча во языцех, такое вполне возможно. Надо будет интереса ради посчитать, сколько я уже оставила в этом салоне. А может, свой салон открыть и переманить лучших спецов? Интересно, какая у них чистая прибыль и налоговая нагрузка? Какие разрешения нужны для всего этого, и какие лицензии? Надо будет над этим подумать».

Старое двухэтажное здание отделения милиции нисколько не изменилось за те три месяца, что девушка не видела его. Что было странным. Она лично пожертвовала на ремонт крупную сумму, которой хватило бы на самую лучшую реконструкцию, с учетом материалов, работы и новой мебели. В сознании зашевелились нехорошие мысли. Войдя на проходную Ксуир, не снимая солнцезащитных очков, обратилась к дежурному.

— Добрый день. Я к капитану Кравцову.

— Он вас вызывал? — даже не взглянув на неё, спросил он.

— Да. Можете ему позвонить.

Мужчина, не отрывая взгляда от газеты, набрал внутренний номер на старом дисковом телефоне.

— Кравцов, к тебе тут… — из трубки послышался голос. — Хорошо, сейчас запишу и пропущу, — дежурный вернул телефон на место и проговорил: — Паспорт.

Ксуир вытащила из нагрудного кармана документ. Милиционер даже не посмотрел на неё для сравнения фотографии с оригиналом. Всё записав и вернув паспорт, он нажал на кнопку и на турникете загорелась зеленая стрелка. Пройдя по обшарпанным коридорам, в которых стояли полуразвалившиеся стулья, покосившиеся столы и шкафы, девушка отметила еще более плачевное состояние всего вокруг. Она подошла к двери с номером 27. Постучав и дождавшись крика «Войдите», открыла дверь.

— Привет, Влад!

— Ксю, заходи давай, — милиционер сидел за старым столом, заваленным стопками бумаг, из-за которых виднелся край старого ящикообразного монитора.

— Я смотрю, у вас тут электронный документооборот прям таки европейского уровня! — усаживаясь на шатающийся стул времен Андропова, проговорила девушка.

— Вот, только не язви! — вспылил молодой мужчина с темными кругами под глазами, бледным лицом и очень замученным общим видом. — Мне тут и так хватает.

— Заметно. Ты что, тут с ночи сидишь?

— Со вчера… — печально ответил он.

— Мда. Плохо. Что расскажешь?

— Вот, — Влад протянул девушке огромную папку. — Там всё, про всех, во всех деталях, начиная с рождения.

— Спасибо тебе огромное. За главного все тот же? — поднимаясь, спросила Ксуир, аккуратно пристроив папку на стул.

— Да, Чеплыгин.

— Он у себя?

— Да, а зачем он тебе вдруг понадобился?

— Пара вопросов у меня к нему, — загадочно улыбнулась она и выскользнула в коридор.

Дверь начальственного кабинета отличалась от всех остальных тем, что была новой, красивой и сделанной из массива дерева. В этот раз девушка не стала соблюдать приличий и просто распахнула дверь. В маленькой комнатушке, которую вполне можно было использовать как кладовку, место секретаря пустовало, а вот из-за двери начальственного кабинета доносились звуки возни. Постояв несколько секунд, рассматривая петли и замок, Ксуир поняла, что сейчас она не собирается быть даже приблизительно вежливой. Жестким коротким ударом выбив замок, девушка вошла. Молоденькая секретарша взвизгнула, вскочила с коленей шефа, и попыталась запахнуть расстегнутую блузу. Он смотрел на Ксю квадратными глазами и судорожно пытался затянуть галстук на шее, при расстегнутой форменной рубашке. Китель валялся на полу за креслом. Табельного оружия при нем не было.

— Здравствуйте! — спокойно проговорила Ксю. — Я так понимаю, вы Чеплыгин?

— А вы кто?! — постепенно приходя в себя, начал возмущаться он. От испуга ему не пришло в голову позвать на помощь. — И как вы смеете вламываться в мой кабинет?!

— Девушка, — снимая солнцезащитные очки, проговорила Ксуир. За её спиной, из ниоткуда, появилась тьма, которая клубилась, поглощая свет. — Выйдете отсюда, пока я имею терпение, даже не думайте вызвать кого бы то нибыло, и закройте дверь с другой стороны! — Секретарша вылетела вон с суеверным ужасом в глазах и громко хлопнула дверью. — А теперь Вы, Виталий Денисович. Вы не подскажете, — девушка начала медленно подходить к большому, явно очень дорогому, столу. Мужчина начал пятится вместе с креслом к стене. — Три месяца назад на счет вашего отделения была перечислена крупная сумма от анонимного благотворителя с пометкой «на ремонт основных фондов», — она оперлась пальцами на отполированную столешницу. — И почему-то ремонт здания и кабинетов не начат до сих пор. А вот у вас, я смотрю, ремонт в кабинете сделан, мебель новенькая и не дешевая…. Не хотите ли объяснить этому анонимному благотворителю, как так произошло?

— Вы… вы… — заикаясь, пытался выговорить побледневший от ужаса мужчина. Было понятно, что этот человек никогда не был оперативным сотрудником. Его так напугало такое внезапное и резкое появление Ксю, что ни одной даже мысли о сопротивлении в его голове даже не появилось.

— Да, я и есть этот аноним. И я надеюсь, что после сегодняшнего разговора у меня больше не возникнет подобных вопросов. Сразу хочу предупредить, у вас не галлюцинации и не бред, — тьма метнулась вперед, толстым жгутом перехватив горло Виталию Денисовичу, и резким рывком подняла его в воздух, после чего впечатала спиной почти у самого потолка. Он задергал ногами и попытался оттянуть сдавившую горло петлю. — Я могу смело вас заверить, что с этого дня возьму под тотальный контроль расходование средств. И ещё, я лично пришлю к Вам прокурорскую проверку, которая будет проверять всё, что только возможно и настолько дотошно, что скрыть ничего вы не сможете. Вы ведь понимаете, как сильно вас любят сотрудники областной прокуратуры. А теперь я забираю капитана Кравцова и других, кого сочту нужным, на заслуженный отдых, и вернутся они только через неделю. Вы не против, я надеюсь? — с улыбкой, не предвещающей ничего хорошего, спросила она. — Вот и отлично. И запомните, — тьма исчезла мгновенно, и мужчина громко рухнул на пол. — Я могу в любой момент вернуться. До свидания, Виталий Денисович.

Ксуир надела очки, вышла в коморку секретаря и огляделась. Из-под стола раздавались сдавленные всхлипы. Опустившись на одно колено, она полезла во внутренний карман куртки.

— Девушка, — тихо и ласково проговорила Ксю. Секретарша вжалась в стенку стола и затряслась. — Не бойтесь, я не причиню вам вреда. Вот, здесь небольшая сумма денег. Этого должно хватить на месяц. За это время, очень вас прошу, найдите новую работу. Если вам это не удастся, в стопке есть моя визитка — позвоните мне. И я даю вам слово, что позабочусь о вашем трудоустройстве. А теперь пойдемте в туалет. Вам нужно умыться.

После этой краткой речи она протянула руку девушке. Секретарша колебалась несколько секунд, но после все-таки взяла деньги. Внимательно посмотрев на пачку, она сжала её в левой руке, а правой взялась за ладонь Ксю. Только когда взаимопонимание между ними было достигнуто и Ксуир убедилась, что ни следа от истерики в облике секретаря не осталось, девушка направилась в кабинет к капитану.

— Кто ещё, кроме тебя, здесь со вчерашнего дня? — уже без стука вошла она в кабинет.

— А? — оторвавшись от документов, переспросил Влад.

— Я спрашиваю, кто вместе с тобой здесь со вчерашнего дня?

— Леха и Гриша.

— Хорошо. Я жду вас троих в своей машине через пять минут. Чеплыгин вас отпустил под мою личную ответственность.

— Как ты…

— Вот так, — Ксуир улыбнулась и подхватила папку с документами. — Жду вас.

Сев в машину, она бросила взгляд на часы. Времени было достаточно. Ждать уставших милиционеров пришлось недолго. Влад сел на пассажирское сиденье рядом с девушкой, двое других уселись на заднее.

— Ну что, молодые люди, где кто живет? — смотря на них в зеркало заднего вида, поинтересовалась она.

Первого отвезли до дома Григория, который жил в двух остановках от работы. Второй милиционер попросил высадить его у магазина на половине пути к дому Кравцова. Когда Алексей покинул авто и Влад остался с Ксуир наедине, он начал разговор:

— Что ты сделала с Чеплыгиным? — обеспокоенно спросил он.

— Ничего. Просто пообщалась с ним без обычной вежливости, — сделав невинное лицо, ответила она.

— Понятно, то есть с больничного его не скоро ждать?

— Дня через три, — прикинув, ответила девушка. — Да, и позвони ребятам, скажи, что на работу вам всем через неделю. Кратковременный отпуск, для лучших работников.

— Ксю, — покачал головой милиционер. — Я знаю тебя давно. Не скажу, что хорошо, но давно. И я понятия не имею, как ты добиваешься своего, но уверен, что эти методы опасны и незаконны. Поэтому и спрашиваю, что ты сделала с нашим начальством.

— Просто убедила его в том, что он не прав и немножко склонен к самоубийству.

— Самоубийству?! — поразился Влад.

— Именно. Он при мне пытался повеситься.

— Интересно, почему?

— Совесть замучила, — закуривая, ответила она. — Но я остановила его до того, как он лишился жизни и теперь, смею надеяться, он не будет совершать глупостей.

— Да уж. Надеюсь, мне потом не достанется за твой разговор с этим боровом, — без уверенности сказал он.

— Поверь мне, он не посмеет даже голоса на тебя повысить, — хищно улыбнулась Ксуир. — Но давай не будем об этом. Я тебя домой доставлю, и ты пойдешь отсыпаться.

— Ты не расскажешь мне, зачем тебе понадобилась информация об этих урках? — переводя тему, спросил Влад.

— Да так. Есть у меня подозрения некоторые….

— Я так понимаю, мне в скором времени ждать их в морге?

— Возможно, вполне возможно. Но пока точно сказать не могу. Кстати, все хотела спросить, тебя не смущает общение со мной? — девушка посмотрела ему в глаза.

— А почему меня оно должно смущать? — удивился милиционер. — Я бы тебе орден выдал! И денег кучу. Правда, они тебе не нужны, но орден хоть в рамку запихнуть можно и на стенку повесить. Ты за месяц приносишь больше пользы в борьбе с наркотиками, чем весь отдел по борьбе с ними за год!

Ксуир засмеялась. Дальнейший путь прошел в разговорах ни о чем и обменом анекдотами. Попрощавшись с Владом, девушка прямиком направилась в салон красоты на процедуры. По дороге она заехала в кафе на чашку кофе. Насладившись ароматным напитком и кусочком торта, Ксю продолжила путь.

В салоне красоты девушку встречала администратор:

— Добрый вечер, Ксения.

— Здравствуйте, — снимая очки, проговорила Ксю.

— С чего бы Вы желали начать?

— Со стрижки, пожалуй.

— Пойдемте, я Вас провожу к мастеру, — женщина гостеприимным жестом пригласила девушку следовать за собой. Администратор ни разу не смогла посмотреть в глаза посетительнице, как не старалась.

Освободилась Ксуир около восьми часов вечера. Довольная девушка, после всех процедур, уселась в машину и достала телефон.

— Змей, привет. Ты уже закончил? — получив утвердительный ответ, она завела двигатель. — Ну, тогда я за тобой еду. Буду через минут двадцать-двадцать пять. До встречи.

Ксю подъехала к служебному входу большого торгового центра. Из двери через пару минут появился Змей, с рюкзаком на плече. Он прошел к машине и сел на переднее пассажирское сидение, пристроив багаж в ноги.

— Как прошла смена? — отъезжая спросила девушка.

— Как всегда, — устало откликнулся парень. — Скучно и безрадостно. Двух мелких воришек поймал, нескольких агрессивно настроенных покупателей пришлось успокоить. В общем, ничего нового.

— А я тебе давно предлагаю, давай я тебя устрою в другое место!

— Ксю, пойми, я не могу на это пойти. И мы с тобой это уже не раз обсуждали.

— Как хочешь. Ну, рано или поздно и на твоей улице будет праздник, — улыбнулась она. — Ладно, ты голодный?

— Есть немножко.

— Тогда заедем перекусим и ко мне.

— Я тебя очень прошу, только не в твой любимый ресторан! — взмолился Змей. — На меня там все как на идиота смотрят и шарахаются, как от прокаженного. Там у официанта рубашка дороже всего моего гардероба!

— Да ладно тебе, — пожала плечами Ксуир. — Ну, если тебе там так неловко, то поедем куда-нибудь в другое место…

Они поужинали в ближайшем от дома девушки кафе, зашли в круглосуточный магазин за пивом и, припарковав машину, направились в подъезд. Войдя домой, Ксю первым делом бросила очки и ключи на полку в коридоре.

— Опять у тебя тут обувной магазин… — спотыкаясь об очередную пару, проворчал Змей.

— Ну, извини. Я забыла их все убрать…

— Да привык уже, — вздохнул парень. — Слушай, можно я у тебя форму постираю? Моя машинка барахлит чего- то.

— Можно конечно, — откликнулась она. — Сам найдешь всё необходимое? Я пока нам стол организую.

Змей ушел в ванну. Ксуир быстро направилась в зал. Сегодня у них намечалась уже традиционная игра в карты. Накрыв стеклянный столик на две персоны, девушка достала с полки колоду.

— Чья сегодня раздача? — входя в комнату, поинтересовался парень.

— Моя, — Ксю закурила. — Чего хорошего расскажешь?

— Мне тут письмо из налоговой пришло, — заглядывая в карты, проговорил он.

— И по поводу?

— Да вот, видишь, вопросы у них, откуда это ко мне на карточку деньги падают. Надо явиться и объяснить.

— Мда… Ну пусть проверяют. Деньги приходят с персонального счета.

— Угу, вот только чей это счет?

— Мой. Так что смело отсылай их на дальнейшую проверку. Там уже они не смогут докопаться. Я деньги получаю законным путем, всегда вовремя плачу налоги, а по каким причинам я перевожу тебе деньги — не их забота.

— И что мне им сказать?

— Правду, — пожала плечами девушка. — Что деньги тебе переводит любовница.

— Кто?! — Змей подавился пивом.

— Любовница. По-другому не поверят. Пусть считают, что это оплата небольших, но очень приятных услуг.

— А как же твоя репутация?

— А какое дело до моей репутации сотрудникам налоговой службы? Это раз. Два, я не замужем. И полиции нравов у нас нет. Им даже надавить на меня будет нечем. Ты ход сделаешь или всё так же будешь на меня смотреть?! — перевела тему Ксю.

Вечер и полночи они прекраснейшим образом общались и играли в карты, не спеша потягивая пиво. Уложив гостя на большом кожаном диване, Ксуир отправилась к себе. Устроившись на кровати с ноутбуком, девушка погрузилась в изучение новостей, как официальных, так и тех, что пришли ей по собственным каналам. За чтением она не заметила, как наступило утро. Стук в дверь отвлек еѐ от очередной заметки.

— Заходи!

— Ксю… — тихо проговорил Змей, заглядывая в комнату. — А, ты не спишь… Ты что, и не ложилась?!

— Да, зачиталась я чего-то… А что ты хотел?

— Я все в гостиной убрал, форму свою забрал, кофе тебе сварил и хотел попросить закрыть за мной дверь.

— Зачем ТЫ каждый раз всё убираешь? — поднимаясь с кровати, спросила она. — Я что, по-твоему, сама убраться не могу? Ладно, пошли, провожу тебя.

После того как гость ушел, Ксуир направилась на кухню. Налив кофе в кружку и закурив, девушка открыла папку, которую ей передал Влад. Большинство листов были не очень качественными ксерокопиями. Информации было предостаточно по каждой персоне, запечатленной на фотографиях. У всех был уже уголовный опыт, и не по разу. Все они были членами когда-то существовавшей группировки Перкопова. Некоторые персоналии привлекли особое внимание.

После нескольких часов внимательного изучения документов и анализа, Ксуир приняла решение по поводу этих людей — смертный приговор. «Если, конечно, они действительно имеют партию товара» — поправила себя девушка и взяла телефон.

— Георгий Семенович, здравствуйте.

— Оксана Витальевна! Доброго Вам дня! Надеюсь, у Вас всё в порядке?

— Да, спасибо, — девушка скривилась, как будто съела лимон целиком и с кожурой. — Мне хотелось бы уточнить один вопрос.

— Конечно-конечно. Что Вас интересует?

— Мне нужно обналичить некую сумму. Когда это будет возможно?

— Вам — в любое время.

— Хорошо, тогда я подъеду через час-полтора.

— Буду ждать Вас с нетерпением!

— До свидания, — попрощалась она и положила трубку. Огромное и красивое здание банка, стоящее на улице Октябрьской Революции, блестело солнечными бликами. У дверей расположились два охранника в новенькой форме. На ступеньках лежала ковровая дорожка. Ксуир поднялась по ним и, дождавшись, когда охранник раскроет перед ней дверь, вошла в огромный холл. К ней тут же подошел мужчина лет пятидесяти, с короткой стрижкой и в дорогом костюме.

— Рад снова Вас видеть, — поприветствовал он Ксю, кивком головы. — Пройдемте в мой кабинет.

— Доброго дня, — улыбнулась она и последовала за мужчиной к лифту.

Оказавшись в знакомом кабинете на пятом этаже, Ксю, не дожидаясь приглашения, села в удобное кожаное кресло напротив Георгия Семеновича. Она положила рядом с собой текстильную черную сумку.

— Чай или кофе не желаете? — спросил он, заняв свое место за большим начальственным столом.

— Кофе, пожалуй.

— Света, сделай нам кофе, — нажав на кнопку селектора, проговорил Георгий Семенович и, не дожидаясь ответа, отключился. — Так о какой сумме пойдет речь?

— Я думаю, что на этот раз она будет не очень большой, — в этот момент дверь кабинета открылась, и молодая симпатичная секретарша в строгом костюме внесла небольшой поднос с кофе и поставила его на стол перед девушкой. — Спасибо, — Ксуир взяла кружку и принюхалась. Что-то в запахе кофе ей не понравилось. Пахло чем-то пережженным.

— Так сколько Вам нужно наличных?

— Я думаю, что на этот раз мне должно хватить 750 тысяч.

— Наших или в какой-то другой валюте?

— Наших. И желательно не очень крупными купюрами.

— Хорошо. Мне потребуется около 10 минут. Вы не будете против подождать меня в моем кабинете?

— Конечно, нет.

Мужчина вышел и прикрыл дверь. Девушка выждала несколько секунд, после чего взяла другую кружку кофе. Запах ничем не отличался от предыдущей. Она поморщилась. Пить это пойло у неё не было никакого желания. Девушка достала телефон.

— Ген, привет. Не отвлекаю?

— Слушаю тебя.

— Заберешь пакет сегодня вечером.

— Где?

— Где тройка.

— Понял. Удачи.

— Жду от тебя новостей. Пока.

Ксуир убрала мобильник в карман. Делать было совершенно нечего, и она медленно осматривала кабинет, который ей казался приятно аскетичным. Практически с её последнего визита ничего не поменялось. Только на столе появились две новые сувенирные фигурки. Одна была из Египта, другая из Италии. Внимание девушки привлекла рамка с фотографией. На сей раз вместо улыбающегося карапуза в милом бежевом чепчике, на девушку смотрела красивая девочка в школьной форме, с небольшим белым бантом на конце косы, и букетом гладиолусов.

— Извините за долгое ожидание, — Георгий Семенович вошел в кабинет с сумкой темного цвета, без каких либо ярлычков.

— Ничего-ничего, — проговорила она, садясь обратно в кресло.

— Вот ваши наличные, — он поставил сумку перед Ксю. — Извольте проверить.

— Спасибо, — девушка приподнялась и раскрыла молнию. Пересчитав пачки с купюрами, убрала несколько в свою сумку. — Что ж, всё в порядке.

— Вот и замечательно. Пойдемте, я провожу вас.

Выйдя из банка, девушка направилась в большой, но не популярный, гипермаркет на окраине города. Сюда, в основном, ходили жители окрестных спальных районов советской застройки т молодежь, позарившаяся на не высокие цены в кинотеатр неподалеку. Стоило сделать некоторые покупки, да и оставить сверток в специальном месте.

Припарковавшись, Ксуир забросила свою сумку в багажник, и, взяв банковскую, направилась в магазин. У камер хранения, как всегда, никого не было. Найдя шкафчик с номером «3», Ксю достала из кармана связку ключей и, выбрав самый маленький, открыла его. Оставив ценную посылку на оговоренном месте, она направилась в торговый зал. Теперь ей оставалось только ждать.

Обычная темная ночь осеннего города молчала. Мелкий дождь пронизывал пространство, то прекращаясь, то начинаясь. Редкие машины и ещё более редкие прохожие мало нарушали её спокойствие.

Ксуир проснулась и посмотрела на часы. «2:43» светилось на экране. «Отлично», подумала она и, потянувшись, встала с кровати, выключила будильник на телефоне и часах. Не включая свет, девушка прошла на кухню и включила кофеварку, тоскливо высыпав в неё последнюю порцию молотого кофе. Стоящий на столе ноутбук быстро вышел из спячки после легкого касания клавиши. «Новых сообщений ни от кого нет», — подумала она. «И в онлайне Змей не светится. Спит, скорее всего. Это хорошо».

Приняв душ и замотав мокрые волосы полотенцем, Ксуир вернулась в комнату. Посмотрев на себя в зеркальную дверь шкафа, она хмыкнула. Множество разноразмерных синяков покрывали ноги, руки и ребра. Сероватые росчерки шрамов по всему телу вновь навели её на печальные мысли: « Зря, все-таки, я тогда не потратила времени и не научилась залечиваться без шрамов. Или, может, стоило поучиться их просто убирать? С другой стороны, кто кроме меня их видит?!» Первым делом она закрепила ножны с двумя узкими кинжалами на руках.

Одевшись и разложив полотенце по плечам, девушка вернулась на кухню, откуда уже доносился аромат кофе. Взяв кружку с полки и налив себе горячий напиток, Ксуир уселась на широкий подоконник.

«Прекрасная ночь, — думала она, смотря, как под окном проехала одинокая машина — Такая тихая и мирная. Значит, сегодня мне точно ничто не помешает, как в тот раз. Ну вот что понадобилось этому студенту в том переулке?! Слава Богам, он был пьян в дым… Хорошо, что всё решилось так быстро и Гена успел меня предупредить».

Но вдруг Ксуир что-то почувствовала. Девушка настороженно осмотрелась, как будто ища источник тихого, но внезапного, звука. Давным-давно забытое ощущение колышущейся вокруг энергии. Но откуда? В этом мире никто не пользуется ей. В тот же миг посреди темной комнаты возник высокий и стройный мужчина в белых одеждах.

— Приветствую.

— Что надо?! — грубо отрезала она, узнав своего нежданного гостя.

— Я пришел с тобой поговорить…

— Не ври. Всё равно не получается. Ты бы не стал отрывать свой зад от кресла советника Императора и искать меня, если бы тебе нужно было просто со мной поговорить. Повторяю вопрос: Чего надо?!!

— Ты стала ещё более грубой, Ксуир, чем была, — покачал головой мужчина в белом.

— Ой, ой, ой… — покачала она головой, передразнивая гостя. — Слушай, Демвер, если ты пришел преподать мне урок императорского этикета, то вали отсюда. Пока я тебя не пришибла. А ты знаешь, что есть за что. Или говори чего надо или…

— У Империи проблемы…

— Ха! — злобно усмехнулась девушка, — И что?

— Твой народ нуждается в тебе, — Ксуир, поперхнувшись кофе, закашлялась.

— Мой народ меня предал, — сдавлено произнесла она, — И мне плевать, какие у него проблемы. Между прочим, напомню, что ТЫ был первым предателем! И уже тысячу с лишним лет я вообще не имею ни какого отношения к вашей жизни.

— Но это же твои люди! — возмутился мужчина.

— Нет! — девушка со стуком поставила кружку на подоконник и встала. — У них есть Император, вот он пусть и разбирается с проблемами СВОЕГО народа, а мне до этого дела нет. Я живу здесь и прекрасно себя чувствую. А теперь вали отсюда и не испытывай моего терпения. Это раньше оно было безграничным. Теперь все изменилось.

— Но Император не в силах…

— ДА МНЕ ПЛЕВАТЬ!!! — сорвалась она, — Я УШЛА! Всё! Я не собираюсь еще раз спасать жизни предателям!

— Но мы гибнем сотнями! Нас уничтожают…

— И это к лучшему! НЕ будет более целого народа уродов, которые, присягнув на верность, предают клятву!!!! А теперь пошел вон! — из широкого рукава выскочил длинный кинжал и уперся в шею мужчине. — Не испытывай судьбу, Демвер. В тот раз тебя спас случай, в этот раз тебя он не спасет…

— А как же те, кто был за тебя? Как же твои воины… они ведь не присягнули Императору. А ты оставила их… — сделал последнюю попытку мужчина.

— Они всё знали, и у них был выбор. Исчезни! — лезвие начало резать бледную кожу. Мужчина исчез.

«Всё настроение испортил, мразь…» Ксуир убрала кинжал. «У Народа проблемы. Вот пусть Император с ними и разбирается. Ладно, надо собираться и выходить на охоту. Меня сегодня ждет хороший улов».

Она вышла в прихожую. Выбрав из кучи обуви пару, она обула ботинки с высоким берцем и утянула шнуровку. Застегнув молнию кожаной куртки, девушка первым делом полезла в карманы. Перчатки, как и всегда, лежали на месте. Со стороны Ксуир напоминала представителя какой-нибудь субкультуры. Одетая во все черное, с бледной кожей, она была очень похожа на какого-нибудь гота или металлиста. Образ дополняли агрессивного вида ботинки на толстой подошве и перчатки без пальцев.

Девушка вышла на улицу. Прохладный ветер обнял её своими крыльями. Ксуир уже привычным движением накинула на голову глубокий капюшон, достала сигарету, закурила и, не торопясь, пошла вперед.

На самом деле её беспокоила жизнь её народа. Ведь это правящие круги предали её и подставили. Но она не хотела, чтобы Демвер это знал. Стоило лишь показать собственную слабость — и этот беспринципный советник Императора тут же сел бы на шею. Это Ксуир успела проверить в далеком прошлом, и повторять опыт у неё не было желания.

Она выкинула окурок на проезжую часть под колеса проезжающей мимо машины и сорвалась с места. Перемещаясь намного быстрее любого человека, девушка с легкостью запрыгнула на высоту второго этажа. Цепляясь за провода и карнизы, Ксуир попала на крышу и побежала. Брать машину она, как и всегда, не стала. Кто-нибудь мог обратить внимание на иномарку, стоящую неподалеку, или запомнить номера, что бы добавило проблем.

До назначенной встречи оставалось около пяти минут. Пройдя не одну битву, Ксуир привыкла к ощущению опасности и запаху боли настолько, что искала любую возможность вновь ощутить себя воином. Но убивать просто ради того, что бы насытить своё самолюбие, девушка не собиралась. Есть множество тех, кому давно нет места среди живых. Их деяния вызывают дрожь у нормальных людей. Законы бессильны по отношению к ним. Так почему же не убить двух зайцев одним выстрелом?

— Ну и где этот твой покупатель крупной партии?! — послышался голос.

— Сейчас должен явиться, — ответил другой.

Девушка прекрасно слышала, что там её ждет человек пятнадцать. Но её это мало беспокоило. Что такое для неё все эти люди? Тенью вспорхнув с крыши, она приземлилась в нескольких метрах от стоящих в ожидании людей.

— Меня ждете, мальчики? — громко спросила она. Толпа ощетинилась огнестрельным оружием. «А Гена говорил, что стволов всего два, — подумала Ксуир. — С другой стороны, какая мне разница?!»

— А ты кто, шмара подзаборная?!!! — воскликнул кто-то.

— Не слишком вежливо по отношению к женщине, — закуривая, проговорила Ксуир. — Ничего, я научу вас хорошим манерам. Причем очень быстро. Но это через сорок секунд. А пока у вас есть время быстро свалить в ментуру и сдать всю дурь, что у вас есть. Ментовка — единственное место, куда я не полезу.

— Да ты что? Ох, как мне страшно!

— Вот именно, тебе страшно, — затягиваясь, произнесла девушка. — Ведь люди всегда боятся того, чего не понимают… — за её спиной медленно начала сгущаться темнота. Она клубами вращалась позади, как будто готовясь к нападению. — А сейчас ты ничего не понимаешь… Но это может стать твоим шансом на спасение. Ваше время вышло, мальчики…

Окурок угольком упал на мокрый асфальт. В ладони девушки скользнули два кинжала, она рванулась вперед. Загремели выстрелы, но сгусток тьмы поглощал звуки и пули. Главный не успел перевести прицел, когда его голова отделилась от тела и упала на асфальт. Ксуир переключилась на троих бандитов, стрелявших из-за дверей машины. Прыгнув вперед, девушка оказалась на крыше авто и тут же захватила шею одного из них ногами. Раздался хруст. Двое других успели перевести внимание на неё, но сделать уже ничего не смогли. Кинжалы с невероятной точностью перерезали глотки обоим. Вопли ужаса и нецензурная брань стояла в воздухе. Девушка превосходила этих торгашей дурью во всем, но главное, она ненавидела их. Эта ненависть питала её и давала ещё больше сил. Кровавая разборка длилась меньше трех минут.

Когда девушка отошла на пару кварталов от места побоища, она услышала вой сирен. Мимо пролетело несколько машин с мигалками.

«Ну, ну… Милиционеры доблестные… Ищите вашего Серийного убийцу…» — Усмехнулась она и продолжила путь. Неспешная прогулка по ночному городу стала уже традицией для Ксуир.

Рожденная в другом измерении, она обладала всеми особенностями своего Народа. Скорость, молниеностные рефлексы и умение обращаться с магией. Ксуир могла заменить целый отряд современных войск. Она была Трицидом. Эта раса появилась после смешения крови Эльфов с Теонидами. Почти ничем не отличающаяся внешне от человеческой женщины она достаточно быстро освоилась в нашем мире.

Вернулась домой она только под утро, когда солнышко начало выползать из-за горизонта. Стянув ботинки и кинув куртку на вешалку, Ксуир направилась в ванну и положила оба своих кинжала в раковину, помыла руки. После чего пошла к холодильнику. Вытащив половинку цыпленка, она уселась за стол.

«А все-таки интересно, что у них там произошло, — отрывая куски мяса, думала она — Видимо, что-то серьёзное, если этот выродок не побоялся прийти ко мне… может, смотаться посмотреть? Так сказать, позлорадствовать над действиями этого малахольного». Ксуир сжала в кулаке кость и та треснула. «Он наследник престола! Ну, надо же! А я тогда кто?! Посадить на трон мальца, который, вдобавок, сын того урода, что чуть не уничтожил нашу страну!.. Нет. Баста. Не собираюсь я ещё раз своей шкурой рисковать ради светлого будущего паразитирующих вельмож! Пусть их порвут в клочья, а я потом посмотрю. Останусь единственной представительницей с благородной кровью своего народа и буду гордиться!»

Однако энергия вновь всколыхнулась. Девушка схватила нож. Но, вопреки её ожиданиям, в кухне появился не Демвер.

— Госпожа Ксуир… — перед ней рухнул на колени её бывший старший помощник. Он зажимал кровоточащую рану на боку ладонью. Глаза были красными по щекам размазаны слезы смешанные с пылью и кровью.

— Стим? — она тут же подскочила к нему и прижала к ране полотенце.

— Помоги… он… забрал моего сына! — он схватил её за руку.

— Заткнись! — опрокинув его на пол, прорычала девушка и начала шептать заклинание. Кровь начала останавливаться, рана — закрываться.

— Ксуир, он забрал моего сына! — простонал Стим. — Он забрал его…

— У тебя появился сын? — удивилась она, убирая окровавленное полотенце. — Могу лишь запоздало поздравить и порадоваться… Но какая тварь?!

— Демвер… Он убил мою жену и забрал сына! Я… Успел передать её тело родне… А сын… мой сын…

— Найа-анкай… — прорычала Трицидка, закрыв глаза.

Она прекрасно понимала, что это лишь повод вернуть её в тот мир. И Ксуир не сможет отказать Стиму, тем более в такой просьбе. А если она окажется там посреди военных действий, то влезет в них с головой. И Демвер добивается именно этого. Ребенка он украл для гарантий. Ведь пока мальчик в его руках, Ксуир будет действовать только в качестве полководца и не посмеет поднять народ, чтобы захватить власть.

— Всё просчитал, скотина… — прошептала она сквозь зубы. — Ты за это ответишь! Клянусь Печальной Богиней, я разорву тебя! Остальные в курсе? — уже громко спросила она у Стима, помогая ему подняться и сесть на стул

— Нет… — покачал он головой. — Я не успел… Нас осталось очень мало… Но…

— Сколько?

— Точно знаю только о двадцати… где остальные и живы ли они — без понятия. Ксуир, но…

— Плохо… Ради спасения твоего сына придется выиграть войну… Но почему так мало наших? Неужели у Императора хватило духу объявить на вас охоту?

— Не у Императора. У нынешнего командующего армией, — Стим уже полностью отошел от своего ранения. С виду это был молодой человек лет 27—30, с короткими каштановыми волосами и голубыми глазами, так же как у Ксуир, отороченными серой матовой окантовкой. — И это была не охота. Они просто истребляли нас! Находя в самых отдаленных уголках империи, они вырезали наши семьи. Не жалели даже детей… Я смог сбросить их со своего следа только случайно. Моя жена была дочерью старосты деревни, где я поселился… — в его глазах снова заблестели слезы. — Моя любимая Тари… Наш сын! Ксуир…

— Отставить панику! — рявкнула она так, что тот попытался вскочить и вытянуться по стойке смирно. — Немедленно! — выдохнула она, закуривая очередную сигарету. — Я помогу тебе вернуть сына! Одно могу сказать точно — он ничего не сделает мальчику! НИ-ЧЕ-ГО!

— Почему ты так уверена?! — чуть не срываясь на крик, спросил он.

— Потому что, это не имеет смысла! Ему мальчик нужен живой и здоровый! Чтобы связать меня по рукам и ногам! Так что успокойся! Хотя положение паршивое…

— Какое? — не понял Стим, опускаясь на место. Он явно пытался взять себя в руки, получалось плохо, но парень старался изо всех сил.

— Паршивое, говорю… В смысле, плохо всё, — Трицид поморщился от запаха табака. — Я здесь много подобных словечек подхватила. Некоторые, очень нецензурные, очень хорошо обрисовывают данную ситуацию. Давай по порядку, кто на нас опять напал?

— Объединенные войска варваров и орков. Они напали на юго-западные окраины. Их очень много и кто-то поддерживает магией. Плюс они выставляют перед собой живой щит из рабов и пленных.

— Разумно… Жестоко, но разумно… Даже слишком, — затягиваясь, проговорила Ксуир. — Ни на варваров, ни на орков это не похоже… Значит кто-то ведет их. Кто?

— Либо очень сильный маг, либо какой-то богатый полководец. Никакой общей символики, — отгоняя от себя дым, проговорил он. — Что это такое?!

— Сигареты. Отрава страшная, но нервы успокаивает. Это ты с непривычки так плохо реагируешь. И по сравнению с выхлопными газами это вообще ничто. Сколько у вас прошло лет?

— Чуть больше двух тысяч… — сощурившись, ответил Стим.

— Угу. То есть здесь время течет в два раза медленнее. Один день здесь за два там. Неплохо. Значит, у меня есть пару деньков на подготовку. Надо закупиться благами человеческой цивилизации, — она затушила сигарету в красивой стеклянной пепельнице. — Представляешь здесь почти все люди! — пытаясь отвлечь парня, с восторгом заявила Ксуир.

— Как так? — удивился гость. Он постепенно успокаивался, но в его глазах все еще горел огонь ужаса и отчаяния.

— Вот так. Ну, вампиры здесь есть, но их мало и странные они какие-то. Магов вообще почти нет. Даже драконов и то нет! Зато много тех, кто здесь от нашего мира прячется. А ещё здесь есть огнестрельное оружие… Где бы достать его? Хотя бы парочку стволов прихватить надо…

— Зачем тебе стволы? У нас что, нет таких деревьев, как здесь? — почти ничего не понявший, Стим поднял брови.

— Да нет, — выдохнула Ксуир. — Ствол — это такое… жаргонное название пистолета. Ты ж и этого не знаешь… ладно, потом как-нибудь объясню. Так сиди здесь, на улицу не выходи. Дверь никому не открывай. И ничего не трогай. Вот цыпленок, если есть захочешь. Я побежала по магазинам. Нужно много чего купить и заказать! Если что, звони на мобилу…

— Что, прости?

— На мобилу… ёшкин кот… ты же и этого не знаешь… — страдальчески вздохнула девушка. — Ладно. Просто сиди здесь. Захочешь поспать — в комнате диван разложен. И ещё, снимай свою одежду, я её в машинку кину.

— Куда? — расстегивая пуговицы кофты, спросил всѐ больше непонимающий парень.

— В стиральную машинку! — воскликнула она, проверяя в кошельке наличие всех пластиковых карт и наличных денег. — Пошли, покажу. Очень удобное, кстати говоря, изобретение.

Девушка выхватила из рук Стима кофту и рубашку. Сейчас, окинув его быстрым взглядом, Ксуир обратила внимание на сбитые в кровь кулаки. Весь торс парня был покрыт свежими крупными синяками. Они прошли в ванную, обставленную по самому последнему слову сантехники. На фоне черно-синего кафеля белоснежные предметы светились. Душевая кабина, поселившаяся в углу, включила радио…

— Смотри, вот эту дверцу открываешь, сюда кладешь вещи. Потом закрываешь, насыпаешь вот в этот лоток порошок, закрываешь, нажимаешь вот на эту кнопку, потом на эту — и всё. Твои вещи стираются сами. Когда она запиликает, откроешь дверцу, вытащишь свою одежку и повесишь на вот эти железные балки над ванной.

— Ксуир, а где… отхожее место? — немного смущаясь, спросил Стим.

— Вот за этой дверью, — она вышла в коридор и открыла соседнюю дверь. — Включаешь свет этой пластиной. Открываешь крышку, делаешь свои дела и дергаешь вот за эту штуку. Вода всё смоет. Туалетная бумага вот, освежитель справа.

— А зачем бумага и освежитель? Кого тут освежевывать?

— Так, — Ксуир глубоко вдохнула, пытаясь удержать себя в руках от раздражения и желания просто убиться лбом о ближайшую стену. — Бумага, чтобы вытирать те места, которыми ты тут пользуешься. Освежитель — это вот этот баллончик. Вот так его встряхиваешь, нажимаешь вот сюда, и воздух освежается.

— Приятный запах. Это вроде духов, что ли?

— Ну, почти. Духи они для тела, а эта для воздуха. Что ещё тебе показать. А! Вспомнила, пошли на кухню. Вот, смотри, это электрочайник. Открываем вот этот кран, набираем воду, ставим вот сюда и нажимаем вот на эту кнопку. Вода кипятится за две минуты. Вот чай в пакетиках, кофе только растворимый, сахар здесь…

Ещё минут 40 девушка объясняла Стиму, как и чем можно пользоваться в её отсутствие. Нужно было забить ему голову чем угодно, лишь бы он не начал думать о произошедшем, и Ксуир старалась, как могла. Она знала особенности психологии своего народа — если нагрузить сразу очень много информации, которую нужно переварить, — сознание уйдет именно в обдумывание, а не в воспоминания. Самый бурный восторг вызвал телефон. Стим быстро ухватывал новые знания. Квартира у неѐ была достаточно большая, но имела всего две комнаты. Но в них было все самое лучшее, по мнению девушки. И роскошный кожаный диван, и электрический камин, и мини-бар с встроенным охладителем напитков…

— Как ты все это запомнила?

— Просто, — пожала она плечами. — Я видела, как эволюционируют человеческие изобретения. В смысле, как они улучшаются.

— Здесь не так плохо, как я думал…

— Оно и здесь, и там проблем навалом. Только здесь жить в какой-то степени проще. Ладно, я поскакала. Дел невпроворот, а времени не так много! Даже больше — его нет совсем

— А можно мне с тобой? — скромно спросил Стим, смотря на неё самым умоляющим взглядом.

«Действительно, лучше его одного не оставлять. Вроде бы он успокоился, но мало ли…» — подумала Ксуир и проговорила:

— В таком виде? Нет. И зачем тогда я почти час распиналась?! Ладно, я сейчас посмотрю, во что можно тебя одеть. У меня где-то было два мужских джинсовых костюма…

— Зачем тебе мужские платья?

— Да, было одно дело, когда пришлось прикидываться мужчиной, — Копаясь в огромном шкафу, откликнулась она. Черная мужская майка нашлась сразу. У Ксуир их было штук семь. Она носила их вместо пижамы по дому. — Вот, на. Примерь… Это застежка-молния, — протягивая Стиму куртку и джинсы, проговорила она. — Расстегивается вот так. Пока я тебе ремень поищу — иди прими душ!

Когда парень оделся, то почти перестал отличаться от нормального горожанина. Ботинки выглядели поношенными и старомодными, но Трицидка показала, как их нужно начистить, и после процедуры они приняли вполне сносный вид.

— Так ещё куда ни шло, — окинув Стима критическим взглядом, сказала она. — Ладно, поехали.

Ксуир схватила с полочки в прихожей ключи от квартиры и машины, надела солнцезащитные очки и вручила такие же Трициду. Выйдя из подъезда, они направились на стоянку. Стим вертел головой. Всѐ в этом мире казалось ему странным и непонятным.

— Садись, — отключив сигнализацию, сказала Ксуир.

— Куда? — смотря на синюю легковушку, спросил он.

— Вот дверь вот так открываешь и садишься.

— Ты же сказала, мы куда-то поедем?

— А мы и поедем, — плюхаясь на водительское сидение, ответила она. — Это средство передвижения. Называется автомобиль… Так… — посмотрев на приборную панель, протянула она. — Но сначала на заправку.

Повернув ключ в замке зажигания до старта, девушка проверила настройку зеркал и тронулась с места,

— Что это за рокочущий звук?

— Это двигатель так шумит, — опуская стекло, проговорила Ксуир.

— И как работает такой чудной аппарат? Магия здешняя?

— Нет, не магия. Здесь почти никто магией не пользуется. Всѐ работает на механике. Но это долго объяснять, — она закурила. — Просто расслабься и наблюдай за окружающим тебя миром. Между прочим, этот чудной аппарат, как ты выразился, под капотом имеет 200 лошадиных сил…

— Где? — округлил глаза Стим.

— Капот — это вот та пластина перед окном, — пальцем показав на поверхность перед лобовым стеклом, проговорила она. — А двести лошадиных сил, если совсем просто объяснять, значит, что моя машина развивает мощности столько же, сколько двести лошадей вместе взятых.

— Ничего себе…

— Вот тебе и ничего себе. Правда, кушает моя машинка много, но оно того стоит. И пусть литровым будет пакет молока!

— Так её еще и кормить надо?

— Надо. Еще как надо. Можно подумать, что лошадей кормить не надо.

— То есть этот механизм ест как 200 лошадей?!

— Нет, — покачала головой Ксуир. — Этот механизм «питается» бензином. Это такая жидкость специальная. Ну там еще масло надо менять периодически… Но это тебе ни к чему. Все одно у нас на такой красоте разъезжать негде. Ты не против, если я музыку включу?

— Да нет…

Ксуир ткнула пальцем в магнитолу, и из колонок полилась музыка известной рок-группы.

— Что это за странная музыка?

— Это рок, — наслаждаясь звуками, ответила она. — Еще одно прекрасное изобретение человечества. Поют на английском.

— На каком? — вслушиваясь в переливчатую сольную партию электрогитары, переспросил Стим.

— На английском языке. Во-во-во, сейчас будет моя любимая песня!

Ксуир в такт музыки постукивала кончиками пальцев по рулю и тихо подпевала. Стим рассматривал высокие здания с множеством рекламных щитов, проезжающие мимо автомобили, людей спешащих по своим делам. Что-то переливающимися звуками вклинилось в мелодию. Трицидка достала из нагрудного кармана мобильник и, сделав музыку потише, ответила:

— Алло.

— Привет, Ксю! Я твою смс-ку получил! — услышал из трубки Стим.

— Вот и славно, — кивнула она, переключая свободной рукой передачу, плечом прижимая телефон к уху. — Что скажешь?

— Ну, смотри, достать всё это можно. Но там народу будет многовато. И можно нескромный вопрос? На кой тебе этого понадобилось?! Тем более в таком количестве?!!

— Да у меня тут крупная разборка намечается. Очень крупная…

— Может, я могу помочь?

— Может и можешь… Давай подгребай ко мне завтра, часам к восьми, там всѐ обсудим.

— Ок. До завтра, — Ксуир бросила телефон на переднюю панель. — Возможно, нам поможет один человек…

— Человек? Ты уверена, что он выстоит в бою с варварами? Один варвар стоит жизней 15 людям.

— Это не обычный человек, — пояснила она. — Он может и выстоит… Только я не уверена, что он согласится с нами туда отправиться… но это мы решим вечером…

Так, сиди здесь, ничего не трогай. Я сейчас быстро машину заправлю и поедем дальше.

Ксуир привычным движением вытащила ключи и вышла из машины. Вокруг витал неприятный удушливый запах. Стим увидел, как она сходила в какую-то будку, потом вернулась и вставила в бок своей машины длинную черную веревку со странным железным наконечником. Через некоторое время Ксуир вернулась за руль, завела машину и они поехали дальше.

Поход по магазинам впечатлил Стима до глубины души. В первую очередь Ксуир отправилась в компьютерный магазин и купила себе плеер на батарейках. Трицид долго простоял у телевизоров, где крутились моменты из разных фильмов и реклама. Потом она затащила Стима в гипермаркет и начала затариваться всякими мелочами, по типу тех же батареек, влажных салфеток, бумажных носовых платков и так далее. Прикинув, Трицидка набрала себе 25 блоков сигарет. Потом она еще купила кучу чая в пакетиках, растворимого кофе в мягких упаковках, сахар-рафинад и многое-многое другое. В итоге был заполнен весь багажник и завалено заднее сидение.

— Зачем тебе всё это?

— За тем, что я уже плохо представляю свою жизнь без этих приятных мелочей, — выезжая задом с парковки, ответила она. — Ты не забыл, что у меня есть прекрасный дом в глуши с отличным пространственным сундуком? Я туда это всё складирую и буду доставать по мере необходимости! Тем более, это еще не всё! Я оформила доставку на некоторые полезные вещи. Их привезут прямо на дом! Очень удобно!

— Ты совсем отвыкла от жизни в нашем мире… — вдохнул Стим.

— Знаешь, да, — кивнула Ксуир. — И почти не жалею об этом. Здесь я поняла, что можно жить иначе. Да, я дико тоскую о своем доме, о лесах, полных зверей и птиц… Но если всё удастся в этот раз, я буду туда-сюда мотаться очень часто… Блага цивилизации вызывают зависимость. А как ты прожил все это время?

— Полторы тысячи лет я разъезжал по стране, прячась от убийц. Именно прячась. И не смотри на меня так! Я тоже сначала считал угрозу не такой масштабной. Но когда нескольких из нас убили… Боги, где я только не был… Зарабатывал на хлеб, продавая свой меч и жизнь. Даже побывал в южных пустынях. Был проездом и в королевстве Теонидов, даже до Огненного Хребта дошел. Там все время странно пахнет, кстати. Прожил около двухсот лет в королевстве людей. Их теперь три недалеко от нас.

— С чегой-то их три стало? — удивилась она

— У них там были какие-то войны. Из-за чего всё началось, я не знаю, но кончилось тем, что они раздробились. После раздробления я, собственно, и вернулся в Империю. Многие наши уже погибли к тому времени. Печальная Богиня сказала, что они нашли мир в её чертогах… — Трицид тяжело вздохнул. — Долго бродил по окраинам. Поучаствовал в обороне нескольких мелких городов и селений. Варвары всё ещё терзали только наши окраины. Я жил спокойно с тех пор, как женился. Помнишь, я когда-то занимался кожей?

— Да, — кивнула Трицидка.

— Ну, так вот. Я стал сапожником.

— Да ну, — поразилась Ксуир. — Ты стал кожевенником? О, Боги, как же меняет нас жизнь! Мой первый помощник начал шить сапоги с сумками.

— Вот так. Надо было на что-то жить, — пожал плечами он. — Содержать семью. Сама понимаешь, сбережения не вечны. Я купил маленький домик в деревне на окраине страны. Такая маленькая и тихая деревенька на 25 домов. Там и устроил маленькую мастерскую. Однажды ко мне пришла молодая и очень красивая девушка. У неё были изумительно глубокие голубые глаза. Её звали Тари. Она заказала простые сапожки. Она приходила каждый день. Не потому что нужна была примерка. Мы разговаривали часами. Я сшил ей самые красивые сапожки, на которые был способен. Потом мы три года встречались. Она была очень доброй и отзывчивой. Мне казалось, что я знаю Тари очень давно. Мне было хорошо с ней и спокойно, — сдавленно вздохнул Стим. По его щеке поползла слеза. — Через пять лет я узнал, что она дочь старосты. Причем узнал я это, придя к её родителям за разрешением на брак. Они были не против. И мы поженились. Вся деревня ходила ко мне за обувью. Иногда я шил кожаные куртки или жилеты. Через три года у нас родился сын. Мы были просто счастливы. А потом ты знаешь…

— Не горюй, прорвемся! Ладно, пошли домой…

— А вещи? — вытирая лицо ладонями, спросил он.

— Мы их потом в другую машину перегрузим!

Бросив ключи на полку в коридоре, Ксуир, не разуваясь, направилась на кухню и включила чайник. Заварив себе и Стиму кофе, она отправилась в комнату за ноутбуком.

— Если сахара маловато, насыпь себе ещё, — быстро набирая что-то на клавиатуре, проговорила она.

— А что это? Горькое какое-то… но вкусное…

— Это кофе. Растворимый, правда. С натуральным, конечно, не сравнишь, но все же.

— Ксуир, чтобы попасть к нам со всем этим, нужно будет открывать врата… — напомнил Трицид.

— Я в курсе. И это не проблема. Пока отдыхай. А лучше ложись на диван и постарайся поспать.

Трицид очень долго ворочался. Периодически Ксуир, сидящая на кухне, слышала тяжелые вздохи и всхлипы. Он всё время возвращался к мыслям о своей семье, об убитой жене и похищенном сыне. Пришлось вернуться в комнату и сидеть рядом со Стимом, показывая ему каталоги интернет магазинов, и советоваться по поводу чуть ли не каждой покупки. В половине пятого утра он все- таки уснул, и девушка тихо уползла к себе в спальню. Ей надо было хотя бы пару часов вздремнуть.

Утром, не дожидаясь, пока Стим проснется, Ксуир уехала, оставив ему записку. Правда, её пришлось дважды переписывать, потому что девушка сбивалась с родного языка на русский. Но ей нужно было очень многое успеть сделать до отбытия из этого мира и медлить было нельзя. Телефон практически ни на минуту не замолкал. График встреч не оставлял ни шанса на то, чтобы хотя бы перекусить. Объяснив всем и каждому из своих «агентов» их задачи и крайне ограниченные сроки, девушка направилась на встречу с представителем закона и порядка. Влад ожидал её дома.

— Привет, проходи, — гостеприимно пропуская девушку в прихожую, улыбнулся он. На милиционере были домашние джинсы с дырками на коленках, майка с полу- осыпавшимся рисунком и фартук в крупный цветок. — Кушать хочешь?

— От пары бутербродов не откажусь, — скидывая обувь, проговорила она.

— Ну, проходи на кухню. Сейчас я тебя домашней кухней побалую.

— Спасибо. Буду очень рада попробовать!

С кухни действительно доносился приятный запах. Квартира капитана была очень маленькой и не видела ремонта уже лет двадцать. Это была так называемая «хрущевка» с низкими потолками. Старые бумажные обои с выцветшим рисунком местами уже отклеились. В маленькой кухне у стены слева стоял стол, под которым спрятались три табуретки. Справа помещались неновая газовая плита, на которой стояли три кастрюли, один большой кухонный шкаф голубого цвета и небольшой холодильник «Минск».

— Садись за стол, — доставая тарелки из верхнего шкафа, проговорил Влад. — Значит, что я тебе скажу. Есть у нас списанные стволы. Их хотел спереть наш боров. Но если ты окажешься быстрее, то они твои, — парень поставил перед девушкой большую тарелку с борщом и вручил ей ложку.

— Ммм…. — вдыхая аромат супа, промурлыкала Ксуир.

— Пахнет-то как вкусно…

— Ешь давай. А я тебе пока всё расскажу.

— А ты не будешь?

— Я только поел. Так что слушай, — он сел напротив неё. — Стволы уже упакованы, погружены в газель и готовы на отправку. Газелька стоит на нашем ведомственном складе. Смена охраны происходит в час двадцать ночи. У тебя будет около трех минут, что бы вскрыть ворота, машину и свалить. О том, чтобы у неё был полный бак, позаботился наш свин. Но учти, его люди тоже будут ждать пересменки.

— Сколько их будет? — оторвавшись на секунду от борща, спросила Ксю.

— Не больше трех. В кабине-то всего три места, как ни крути.

— Понятно… Слушай, поделись рецептом! Просто отличный борщ. Очень вкусный!

— Ладно, напишу я тебе рецепт, — улыбнулся Влад. — Только ты все равно вряд ли будешь его готовить. А теперь скажи честно, за чем тебе столько оружия?

— Понимаешь, у меня намечается очень крупная разборка. Она будет очень далеко отсюда, по этому можешь не переживать, что на тебя падет какая-то тень или кто-то пострадает из мирного населения.

— И где же это все будет?

— Так далеко, что никто не сможет даже теоретически связать эти стволы даже с этим городом.

— И надолго ты собралась уехать?

— Честно? Пока не знаю. Но искренне надеюсь вернуться месяца через два. Или даже месяц.

— Понятненько… У меня будет просьба: постарайтесь, чтобы наши ребята целы остались.

— Постараюсь, — искренне пообещала она.

Домой Ксуир попала около семи вечера. Девушка старалась оказаться дома как можно раньше, но количество необходимых встреч было просто огромным. Первое, что она увидела, войдя в квартиру — это отсутствие обуви на полу. Пакет с кофе и готовым цыпленком гриль она поставила на тумбу.

— Стим?! — позвала она. Трицид вышел из кухни. Он был бледен, а вот глаза были красными. Сразу можно было понять, что большую часть он провел в слезах.

— Что? — вытирая руки полотенцем, спросил он бесцветным голосом.

— Где моя обувь?!

— В этом шкафчике, — парень указал на тумбу. — Я еѐ всю помыл, почистил и убрал.

— Зачем?!

— Она валялась на проходе, и я решил все убрать. Да и руки надо было хоть чем-то занять.

— А чем пахнет?

— Я приготовил тебе ужин из того, что нашел в холодильнике, — пожал плечами Стим. — Пойду накладывать.

Ксуир еще с полминуты стояла, смотря в стену. «Нет, ну почему все они у меня убираются и готовят?!! — думала она. — У меня, что так грязно? Или я в их глазах не способна сама о себе позаботится?!!!!» Пройдя на кухню Трицидка ахнула.

— Тебе явно нечего было делать…

Все просто блестело. Все стояло на своих местах и именно так, как поставила бы она сама. Трицид умудрился разобраться даже с электроплитой с сенсорным управлением. Не зря она именно его когда-то назначила первым помощником.

— Ксуир, садись, покушай.

— Ты будешь есть вместе со мной, и это не обсуждается! — девушка, прибывая в состоянии шока, опустилась на стул.

Стим пожал плечами и подал на стол яичницу с грибами и колбасой, сверху посыпанную сыром. После ужина Трицидка сварила кофе и, наслаждаясь сигаретой, уткнулась в ноут.

— Ксуир, а когда мы собираемся отправляться? — сидя на стуле и сжимая его край, спросил Трицид.

— Сегодня ночью, — в коридоре что-то зазвенело. — О, это, наверное, Змей пришел.

Она выскочила в коридор и открыла входную дверь. На пороге стоял молодой темноволосый мужчина в кожаной куртке и черных джинсах. Взгляд пронзительных карих глаз тут же впился в Трицида, который тоже вышел на встречу.

— Заходи, знакомься. Это Стим, мой очень старый друг!

— Приветствую, — Змей протянул ему ладонь, предварительно стянув перчатку без пальцев. Он внимательно посмотрел в глаза Трициду и, вскинув бровь, обернулся к девушке, но…

— Тебе чай или кофе? — уже из кухни спросила Ксуир.

— Мне чайку. Только покрепче, но и не как в тот раз, — расшнуровывая армейские ботинки, ответил гость. — Ты мне расскажи, что у тебя стряслось.

— Не снимай ботинки, — проговорила она, возвращаясь в коридор. — Давай ты сейчас сядешь. Боюсь, что информация, которую я тебе сейчас поведаю, будет слишком не обычной и даже неправдоподобной.

Через пару минут они сидели на кухне за столом и Ксуир, закуривая, начала рассказ:

— Ты знаешь, что я не совсем обычный человек. И знаешь, что я появилась в этом городе всего 7 лет назад. Ты много раз расспрашивал, откуда я и откуда я знаю то или иное… Так вот. Я не человек вообще. Никогда не была им и не стану. И Стим тоже. Мы оба Трициды. Такого Народа в вашем мире нет, и никогда не будет. Мы оба из другого мира или измерения, как тебе удобней. Он живет параллельно вашему многие тысячи лет. И сейчас в моѐм мире идет война. А у Стима один козел безрогий убил жену и украл сына. Теперь мне нужно вмешаться в происходящие там события. Отомстить за моих людей, которых убили, и вернуть сына моему другу. Поэтому мне нужно много оружия и твоя помощь… из моего отряда осталось всего двадцать человек. Ну и мы с Стимом. Итого 22 носа. Против армии варваров и орков нам не выстоять…

Змей слушал молча. Он смотрел в глаза Ксуир, и ни один мускул не дрогнул на его лице. Хотя периодически в его взгляде вспыхивали искорки сомнения и недоверия.

— Что ж… — через некоторую паузу проговорил он, туша окурок. — Твой рассказ многое объясняет… Правда, поверить в это очень трудно… Если бы я не видел своими глазами, что ты делаешь, ни на йоту не поверил бы. Но я видел. Что от меня требуется?

— Не хочешь совершить прогулку в параллельный мир? — закурив очередную сигарету, в лоб спросила она.

— Заманчивое предложение… Даже очень заманчивое… — потирая двумя пальцами подбородок, протянул он. — Допустим, попросить кого-нибудь оплачивать счета за квартиры. Оставить денег… А как мы с оружием туда попадем? Я вроде бы где-то читал, что в параллельных вселенных оно не будет работать…

— Поверь, будет. Просто надо правильно выстроить врата, — пояснила Ксуир. — Сейчас должна подъехать газелька. Мы в неё покидаем вещи и тронем до тебя. А потом за оружием. Устроит?

— Вот так с места в карьер… — покачал головой Змей, — Это в твоем стиле… Ладно. Хорошо. Я с вами. А вернуться я смогу?

— Если захочешь — без проблем, — пожала плечами Ксуир. — Да, и учти, здесь день — там два.

— Даже больше… почти три… — подал голос Стим.

— То есть там время течет быстрее? — вскинул бровь Змей.

— Да, — хором ответили Трициды.

— Хорошо, я могу сейчас позвонить, и мне оформят отпуск…

— Тебе проще будет просто уволиться, — проговорила Ксуир.

— Почему? — не понял Змей.

— Я сомневаюсь, что мы успеем закончить войну за месяц, а большего отпуска тебе не дадут.

— А как же я потом?

— Я найду тебе другую работу за одни сутки, — успокоила его девушка. — Я ведь не раз и не два тебе это предлагала.

— Ладно, — после некоторого молчания проговорил парень. — Я согласен на твоѐ предложение.

— Что у нас по поводу вооружения? — тут же перевела тему Ксуир.

— Вот, смотри, — парень вытащил сложенный листок бумаги. — Это план старого склада одного из цехов Ленинского завода. Склад выкуплен и уже принадлежит фирме, хозяин которой — известный тебе Таран.

— Продавец оружия мирному населению и не очень мирному, — кивнула Трицидка. — Иногда приторговывает взрывчаткой. Имеет дело только с русскими. Очень жестко соблюдает правила конспирации и ненавидит лютой ненавистью Проскова Игоря Борисовича.

— Три дня назад склад был захвачен ребятами Проскова.

— Интересно, только зачем Проскову оружие? Неужто он наконец-то испугался меня?

— Не тебя, — покачал головой Змей. — В его представлении ты — это группа бывших десантников или омоновцев, которые вознамерились его убить. Именно поэтому Таран не хочет развязывать бойни, так как это самый маленький и известный склад. Воот. Так что если мы освободим склад от ребяток Проскова, то Таран не обидится, если мы заберем внутренности себе. Тем более, он не сможет узнать, сколько точно мы унесли. Ведь просковские уже что-то вывезли, по его мнению.

— А они вывезли хоть что-нибудь?

— Нет, — улыбнулся парень. — Просков боится, что ты нападешь во время перевозки и получится большая буча. Поэтому он ждет дня города, когда вся милиция и всё население будет гулять в центре.

— Отлично. Просто прекрасно, — улыбнулась девушка.

— Как дадим знать Тарану о том, что склад свободен?

— У меня есть номер одного из его секретарей. Сколько нам потребуется времени, чтобы все там закончить?

Трицидка еще раз окинула взглядом план склада, что-то прикинула в голове, после спросила у Стима что-то на их родном языке. Тот пожал плечами и, кивнув, тоже что-то проговорил. Он вообще практически не слушал, о чем говорили Змей и Ксуир, просто смотрел в одну точку и ни во что не вмешивался.

— Ну, Змей, в зависимости от количества охраны на складе — час или полтора.

— Хорошо, тогда я позвоню ему после зачистки и сообщу, чтобы был с ребятами на складе через некоторое время. Надо сделать все так, чтобы мы успели исчезнуть и они подъехали до того, как кто-нибудь влезет на это неохраняемый склад.

— Отлично.

— Да, и что ты собираешься делать с охраной?

— В зависимости от того, насколько сильным будет сопротивление, — она пожала плечами. — Постараемся с меньшей кровью, но у Проскова ребята нервные, так что не знаю, что получится. Я допускаю вариант полной ликвидации охраны. Да, и перед этим всем у нас будет еще одно дельце. Но там все попроще.

У Ксуир зазвонил мобильник. Она взяла трубку, выслушала, сказала спасибо и, убрав его в карман, сказала:

— Так, ребята, собираемся, карета подана!

Они вышли во двор. Солнце уже полностью село, и небо начало заволакивать темно-синей пеленой ночи. Воздух постепенно наполнялся вечерними запахами. Пока Ксуир о чем-то договаривалась с водителем газели, который привез заказ из интернет магазина, Стим решил поговорить со Змеем.

— Если не секрет, как вы познакомились с Ксуир? — тихо спросил он.

— Ксуир? Так вот как её на самом деле зовут… — усмехнулся Змей, раскуривая сигарету. — Ну, для меня она просто Ксю. А познакомились мы… — он глубоко затянулся, и, как будто на что-то решившись, начал рассказывать: — Шесть лет назад, когда я вернулся из очередной горячей точки, я узнал, что мой брат стал наркоманом. Я не видел его очень давно и пришел в ужас. Там ничего не осталось от человека, жалкая пародия… Я дал денег на его лечение, но все было бесполезно. Он сбегал из клиники и снова и снова начинал употреблять эту дрянь. Он воровал деньги, телефоны. Попадал в ментовку, но его всегда отпускали потому, что у него поехала крыша и была официальная справка. Мой контракт закончился, и я вернулся домой. А спустя еще полгода он умер от передоза у меня на руках. От горя умерла моя мать, а отец слег с тяжелым заболеванием. Он умер через три месяца. У меня не осталось цели в жизни, кроме как найти и убить этих уродов, на совести которых, по факту, смерть всей моей семьи. И я нашел тех, кто посадил его на иглу. Через них вышел на поставщиков и решил, что у меня хватит сил разобраться с ними в одиночку. И, естественно, я влип. Они повязали меня через три минуты после проникновения… Избили и решили убрать… — он замолчал на некоторое время. — Тут-то с потолка и свалилась Ксю. Причем именно с потолка. Из самого темного угла появились сначала тьма и рыжие глаза, а уже потом вся Ксю. Она раскидала шестерых здоровых мужиков со стволами, как тряпичных кукол. Я сначала не поверил, когда увидел, как с её рук срываются молнии… Потом она отвезла меня в больницу… У меня были переломы ребер, челюсти и ног. Она приходила пару раз. Заплатила за палату… У меня-то родственников не осталось… вот как-то так… А ты как встретил её?

— Я знаю Ксуир уже три тысячи лет, — смотря на мигающий рекламный шит, сказал Стим. Змей поперхнулся. — Она тогда была уже капитаном, а я рядовым. Не знаю, как она разглядела меня среди сотен других, но приняла в свой отряд. Через несколько лет она назначила меня первым помощником. Потом тогдашний Император развязал войну с соседним государством, и Ксуир быстро доросла до генерала. А дальше произошел мятеж. Наш народ отринул власть Императора. Его убили, правда, тело куда-то исчезло. Все встали за спиной Ксуир. Мы победили в той войне. Но, пока Ксуир была на фронте, Демвер, бывший и нынешний советник Императора, объявил, что есть законный наследник трона по праву крови. Дворянство, естественно, поддержало его, потому что знало, как Ксуир к ним всем относится. Согласно нашим, законам его возвели на трон. Она узнала об этом, только вернувшись в столицу. И в ярости чуть не убила Демвера, его спасла стража, она не смогла поднять на них руку. Поднялись бунты, но Ксуир успокоила народ. Она не хотела братоубийственной войны. Потом она собрала свой отряд, меня в том числе, и объявила, что покидает этот мир, и если кто-то желает, тот может отправиться с ней. Но никто не осмелился. Мы ведь не знали, что здесь у вас есть и как тут жить. Мы не присягнули на верность Императору. И за это на нас началась охота, — тяжело вздохнул Трицид. — Они знали, что если Ксуир когда-нибудь вернется и сможет поднять верных себе людей, — Император потеряет свой трон. Сейчас пришла еще одна война. А всех мало-мальски талантливых полководцев умеющих думать Демвер убрал, как можно дальше. Чтобы ни ему, ни Императору ничего не угрожало. И теперь во главе армии стоят сплошь его ставленники дворянской крови. Но они практически бездарны. Терпя поражение за поражением, Демвер дошел до мысли, что спасти ситуацию может только она. Он приходил к ней…

— Но она послала его на хрен, и он украл твоего сына, — закончил за него Змей. — Логично. Мерзко, но логично. Она не сможет отказать преданным себе людям в помощи…. Вот ведь тварь ваш советник Императора…

— Ты не представляешь даже, какая он тварь, — подойдя к ним, проговорила Ксуир. — Все готово, можем ехать.

— Ксю, ты уверена, что мы сможем втроем отбить склад оружия у целого отряда до зубов вооруженных бандюков? — сев в машину, спросил Змей.

— Во-первых, не втроем, а вдвоѐм, — улыбнулась она. Парень тут же помрачнел — Ты будешь на стрёме. И закатишь машины по сигналу. А во-вторых, уверена, на все сто процентов. Мы же не люди. Я планирую использовать весь наш арсенал возможностей.

— То есть я отсиживаюсь в машине, как последний трус, пока вы лезете под пули с ножами?! — не на шутку оскорбился парень.

— Змей, — вздохнула она. — Пойми, мы со Стимом — давно сработавшаяся пара Трицидов. У нас и скорость выше, и рефлексы другие. В запарке тебя может задеть. Поверь на слово, у тебя будет время повоевать. Поехали?

— Не нравится мне твой план, но спорить все равно бесполезно… — вздохнул бывший военный и кивнул.

Газелька с вещами отъехала, когда Трицидка завела двигатель. Они проехали полгорода. В это время Змей и Ксуир о чем-то с кем-то договаривались по мобильникам. Насколько понял Стим, речь шла об уходе за их квартирами в этом странном мире. Потом парень выскочил из машины и направился в подъезд неприметной пятиэтажки. Он вернулся через пять минут с объемным рюкзаком, который бросил в багажник и снова уселся на заднее сидение. Они вновь куда-то поехали. Стим не смог запомнить и половины пути. Прекрасно ориентирующийся в лесах Трицид просто не знал, как в этих каменных дебрях, где множество строений почти одинаковы, отличить одну улицу от другой. Ночь быстро опускалась на город. Заморосил мелкий дождь.

— Ксю, а там, в твоем мире, сейчас тоже осень?

— Нет, там начало лета, если я не ошибаюсь, — что-то прикинув, ответила она.

— Да, ты права. Сейчас начало лета, — кивнул Стим.

— Хм… странно всё это… А куда мы попадем после перехода?

— Я постараюсь настроить врата так, чтобы оказались возле моего дома. Разлет примерно метров 500 возможен, но это не много…

— У тебя там целый дом? — удивился парень

— Да. Два этажа. Гостиная с камином, кухня, подвал, кладовка, оружейная и, по-моему, 10 гостевых комнат. Задний двор и небольшая конюшня…

— Ну ни фига себе… Это ты богатый Буратино в двух мирах? — поразился Змей.

— Мой дом не считается большим, — пожала она плечами. — Он средний. Почти каждый второй живет в таком доме. У нас места много, всем хватает. Даже в самых бедных деревушках редко встретишь дом, где меньше 7 комнат.

— Вот это да…

— А тут нечему удивляться. Это здесь у вас какие-то непонятные формы управления государством и дома как муравейники. У нас каждый может заработать себе на хлеб с маслом и жить на своем клочке земли. Никаких ограничений. Ни паспортов, ни справок, ни прописок… ни всей этой отслеживающей фигни. Нам это не надо. Мы не привязаны ни к чему. Не можешь найти себе работу в одной стране — перешел границу, заплатил небольшую пошлину, или бесплатно через лес, и иди куда хочешь. Ты никому ничем не обязан.

— Наверное, это хорошо… Правда, мне такое слышать странно. А налоги как же?

— Налоги собирают в деревнях, городах и так далее. А если у тебя, как у меня, дом в лесу, вдалеке от всех, то какие налоги? Туда ни один сборщик не доходит. Хотя все знают, что там стоит дом. Но он никого не интересует. Сборщику проще свои доложить, из жалования, чем идти в такие жилища. Таких домов мало, и обычно там селятся те, кому нужно уединение от мира. Маги, изгои, экспериментаторы и отшельники. Так, мы приехали. Выходим.

Ксуир припарковала машину в темном закоулке. Змей вытащил свой рюкзак из багажника и накинул одну лямку на плечо.

— Это же ведомственный склад?! — удивился парень.

— Да, — кивнула девушка. — Пока мы ожидаем нужного времени, я все объясняю. Видите вон те неприметные ворота с двумя охранниками? За ними стоит газелька. Нам нужно её забрать. На все у нас есть три минуты. Надо взломать ворота и машину и скрыться. Плюс у нас будут конкуренты. Поэтому, Стим, ты должен оказаться за воротами, как только я скажу. Змей, когда ворота откроются, ты должен оказаться уже у газельки. Замок — моя проблема. Заводишь движок и на полных парах выезжаешь со склада. Остановишься через три квартала по левую сторону. Все понятно? Стим, устранишь угрозу по своему усмотрению, — Трицид и Змей кивнули. — Ну, вот и хорошо. Ждите моего сигнала.

Как Ксуир оказалась на карнизе над дверью проходной, Змей не успел увидеть. Она легла на него и стала практически незаметной. Любой проходящий мимо сказал бы, что это просто карниз с наваленным на него хламом и покрытый мхом из-за отсутствия должного ухода. Часовые возле ворот вообще не посмотрели в эту сторону. Они были заняты каким-то разговором. Судя по эпитетам и эмоциональности беседы, тема была очень важной. Спустя несколько минут из-за угла здания показались трое мужчин. Они были очень подозрительной внешности. На карнизе зашевелилась Ксуир. Она подняла вверх руку.

Стим напрягся и хрустнул пальцами. Троица подошла к охранникам и начала беседу. Змей успел заметить, как один и них начал вытаскивать пистолет, а охранники перехватили автоматы. В эту секунду девушка махнула рукой и сорвалась с места. Трицид просто растворился в воздухе. Троица упала первой, потом упали охранники вместе с автоматами. Парень оказался у ворот, когда они только начали открываться. Стим пулей вылетел из них, пропуская его. Ксуир уже колдовала над замком.

— Заводи! — крикнула она, оставляя открытой водительскую дверь, и исчезла из поля зрения.

Змей впрыгнул в кабину, сбросил рюкзак на сиденье и нащупал ключи в замке зажигания. Газелька завелась так быстро, как он не ожидал. Ксуир и Стим растаскивали с проезда бессознательные тела. Парень вылетел на дорогу, чуть не уйдя в занос при повороте. Проехав три квартала, он с изумлением увидел стоящих на обочине Трицидов, которые мирно переговаривались.

— Ну, двигайся, — открыв водительскую дверь, проговорила Ксуир. — Дальше я поведу.

— Хорошо, — парень взял рюкзак на колени. Трицид залез в кабину с другой стороны.

— Ксуир, я осмотрел все. Никаких рун или рисунков не нашел.

— Прекрасно! Поехали!

Девушка уверенно вела газельку по темным улицам. Выехав на широкий, просторный проспект Патриотов, который в это время суток был пуст, Ксуир чуть притопила педаль газа. Впереди на обочине стояла машина. Змей не сразу понял, что это машина милиционеров. Когда пухлый представитель закона начал махать жезлом в сторону обочины, сердце парня упало в пятки. Но девушка спокойно остановилась и опустила стекло.

— Лейтенант Фомин. Предъявите ваши документы.

— Доброй ночи, лейтенант, — улыбнулась девушка. — Вот, пожалуйста. А в чем дело? — Змей заметил, что милиционер смотрит ей в глаза и перебирает документы, даже не взглянув на них.

— Пришла ориентировка на угнанную газель, вот мы и ищем… — каким-то вялым голосом промямлил он, все так же смотря в одну точку.

— Так она, наверное, за нами где-то едет.

— Наверное…

— Тогда мы можем продолжить свой путь?

— Да, конечно… — проговорил лейтенант и отдал документы. Потом медленно отошел от машины и встал на обочине, смотря куда-то в даль.

— Ты часом не та самая легенда, с которой джедаев писали? — когда они отъехали на порядочное расстояние, спросил Змей.

— Нет, а что?

— Отпустить нас хочешь ты, лейтенант! — делая жест рукой, проговорил парень. — И он нас отпускает! Ксю, ты просто сундук с секретами.

Девушка пожала плечами. Дальнейший путь они проделали молча. Припарковавшись рядом с другой газелькой, она выскочила из кабины.

— Здравствуйте, — улыбнулась она водителю, курящему возле водительской двери, и коснулась пальцем его лба. Мужчина осел на землю. — Так, Змей, ты за руль. Стим, ты со мной. Как только откроются вот те ворота, Змей, стартуй и загони обе машины. Ну что, Стим, вспомним прошлое?

— Думаю, я не потерял форму, — ответил он.

— Подожди, а что с водителем? — испугался Змей. Зная, на что способна Ксю, он тут же предположил, что у пострадавшего сильнейшее сотрясение.

— А что с ним? — не поняла Трицидка. — Спит он, так же как и охранники ведомственного склада. Оттащи его подальше отсюда. Я ему заплатила столько, что он за три месяца столько не заработает. Ладно, мы пошли.

Они сорвались с места, как две молнии. Парень, аккуратно втащив водителя на пассажирское сидение и поставив на него свой рюкзак, достал из его кармана ключи и уселся за руль. Он не успел заметить, как две тени перемахнули через высоченный забор заброшенного заводского склада. Через пару секунд раздались выстрелы и крики. Змей стиснул баранку, в очередной раз кляня себя за то, что не пошел с Ксю. Но все очень быстро стихло. Ворота, противно скрипя, раскрылись. Парень ударил по газам и влетел во двор склада. Потом он побежал ко второй машине. Когда две газели стояли рядом, Ксуир быстро закрыла ворота.

Выскочив из машины, Змей увидел три трупа со свернутыми шеями возле забора.

— Давай, тащим всё на склад, а я пока врата подготовлю, — схватив один из пакетов, заявила Ксуир и скрылась за дверью здания.

— Сколько времени нам потребуется?

— Врата готовятся около десяти минут, плюс переброс вещей и нас… Где-то около получаса, — прикинул Трицид, вытаскивая один из пакетов.

— Тогда я пошел звонить… — парень отошел за угол, чтобы шорох перетаскиваемых вещей не мешал говорить.

— Леха… Да, я. Короче, склад будет очищен через минут 40… Нет, мои знакомые ребята! Нет, ментов среди них нет даже рядом! Да, тихо и аккуратно. Нет, они сказали, что возьмут натуральной оплатой. Да. Но ты учти, что за это время склад мог и полностью опустеть, так что… Нет, денег они не хотят. Ну, посмотрим. Если все сойдется, то мы все не в обиде.

Когда Змей вернулся и увидел, сколько Стим играючи подхватил пакетов, ему стало не по себе. Он, подготовленный, физически развитый мужчина, не смог бы утащить такое количество. Они вошли в помещение склада, уставленное ящиками с оружием и патронами. Ксуир что-то рисовала на полу краской из баллончика. Это были непонятные символы, идущие меж двух кругов перечерченных странной геометрической фигурой. Когда кузов газели опустел, Змей отогнал машину со спящим водителем за два квартала от места происшествия. Вторую машину парень отвез в другую сторону. Трицидка уже проговаривала вслух какую-то тарабарщину, воздев руки к потолку. Внезапно прямо посреди склада вспыхнул огромный круг. Он висел, переливаясь разными оттенками синего и зеленого, сантиметрах в 30 над полом.

— Ну что, хватаем шмот и валим отсюда. Пока доблестные мальчики Тарана не заявились! — Ксуир подхватила несколько пакетов и швырнула их в круг. Они исчезли.

Перекидав все пакеты, они взялись за ящики с оружием и патронами и картонные коробки из кузова газели. Змей передавал ящики Ксуир, а та отдавала их Стиму, который аккуратно ставил их в круг. Через пятнадцать минут, склад опустел.

— Остались только мы… — вздохнула Ксуир и, улыбнувшись, добавила: — Давайте руки, дети, экскурсия начинается! — девушка ловко подхватила ладони Змея и Стима. Они сделали шаг в круг.

Глава 2

В нос ударил свежий, наполненный различными запахами воздух. Вот уже перед ними вековой лес, наполненный звуками и жизнью. Огромные сосны возвышались над ними, уходя в небеса. Яркая зеленая трава радостно тянулась к лучикам солнца, которые пробивались через густые кроны. Щебетание птиц было столь разнообразным и при этом мелодичным, что казалось, что кто-то дирижирует этим невидимым хором. Ксуир обернулась, что- то проговорила, и круг исчез. Их вещи валялись в радиусе пяти шести метров. Несколько пакетов даже зацепились за низкий кустарник и забавно свисали на ветвях. И только ящики с оружием и разнокалиберные коробки стояли ровными колоннами.

— Добро пожаловать домой… — выдохнул Стим.

— Так, а вон и моё заброшенное жилище виднеется! — воскликнула Ксуир, оглядевшись. — Ну что, пошли?

— А как же это всё? — не понял Змей.

— А вот так! — радостно заявила Ксуир и щелкнула пальцами. Вещи поднялись над землѐй и поплыли в сторону виднеющегося за деревьями темного пятна. — В вашем мире слишком мало энергии, чтобы проделывать такие финты, а у нас — пожалуйста.

Она легкой походкой пошла вперед, что-то напевая. Змей еще раз поразился, тому, что умеет его знакомая.

— Ксю, а как этот мир называется?

— Наш-то? Лиенлор. А вот твой мир называется Менкел.

— А сколько всего миров?

— Ну ты и спросил… — она почесала пальцем за ухом.

— Вообще-то миров великое множество. Вот вокруг нашего мира существует еще 18. К вашему прилегает вроде бы 10 или 11. Точно не помню. Тут ведь вот какая штука. Есть миры первой близости, есть второй, третьей и так далее. Представь себе пчелиные соты. Твой мир был центральным шестиугольником. Только шесть шестиугольников имеют с центральным общую грань. Это миры первой близости. Наш мир напрямую не граничит с твоим. Но имеет две общие грани с двумя прилегающими мирами. И получается, что от твоего мира идет прямая линия к нашему. В общем-то, как-то так. На самом деле все намного сложнее, но мне особо интересно это не было, и я пропустила мимо ушей все более сложные объяснения.

Дом выглядел достаточно крепким, несмотря на очень долгое отсутствие хозяев. Крыльцо обвивал плющ, некоторых стекол не хватало в рамах, но крыша была цела. Никаких повреждений на доме не обнаружилось, дверь была закрыта. Скрепя петлями, она открылась после того, как Ксуир произнесла какое-то слово.

— Вот чего в вашем мире нет, так это магических охранных систем! — она вошла в дом первой. Войдя, Змей оказался в небольшой комнатке, где по стенам стояло две длинных лавки, над которыми висели крючки. Напротив входной двери была арка. Парень прошел за Ксуир вперед и увидел перед собой огромную пустую комнату с покрытым вековой пылью полом.

— Я думаю, надо открыть окна… — проговорил он.

— Да, пожалуй… — хозяйка быстро метнулась по комнате, и все окна распахнулись. — Ребята, встаньте у стены и закройте глаза, рот и нос. Мне очень лень убираться руками.

Через мгновение обоих прижало к стене сильнейшим порывом ветра. Он нес с собой облака пыли. Спустя пару секунд все кончилось. Змей открыл глаза и увидел, что комната сияет чистотой. Вся пыль вымелась из дома, и в гостиную начали влетать пакеты. Они опускались в дальний угол.

— Проходите, располагайтесь как дома, — проговорила Ксуир, стоя на лестнице, ведущей на второй этаж. — Я сейчас все осмотрю и решим, что будем делать.

Стим сел на лавку в «прихожей» и уставился пустым взглядом в стену. Змей же начал осматриваться. Комната была просто огромной, с высоченным потолком. Свет в комнату попадал сквозь семь огромных окон, расположенных друг напротив друга. Парень прошел вперед. Справа оказался большой красивый камин. Обернувшись, парень увидел большую арку, за которой был небольшой коридорчик, но пройти туда Змей не успел.

— Значится так! — раздался голос Ксуир со второго этажа. Она спустилась на половину пролета и продолжила, — Змей, тебе партзадание следующее. Видишь по бокам у камина две ниши? — парень обернулся и кивнул. — На заднем дворе есть поленница.

— Дров принести?

— Да, скорее всего, они до сих пор частично целы, если я не забыла про заклинание нетленности. Если дрова истлели, то проблем у нас прибавится. Но слушай внимательно. Там три вида дров. Длинные, средние и короткие. Так вот, длинные в эти ниши надо запихнуть. Средние на кухню, она вон там, — Трицидка перегнулась через перила и указала на арку. — А мелкие к нам на второй этаж. Забивай ниши по полной. Как бы я ни старалась, убирать придется ручками. Мы со Стимом пока все вымоем.

— Пошел я за водой и тряпками, — поднялся он на ноги.

— А где на задний двор выход?

— Пошли, покажу, — Трицид махнул рукой в сторону арки. Он выглядел совершенно разбитым, но это не было удивительным. — Мне тоже на задний двор, за водой.

Они прошли через широкий коридор в большое помещение кухни. В углу стояла печка, выложенная из темного камня. Два окна освещали комнату. Тут же было две двери. За одной из них была небольшая кладовая, где Трицид взял два ведра. Задний двор зарос высоченной травой по пояс. Поленницу Змей нашел сразу. Рядом с ней лежало большое корыто. Видимо, Ксю все-таки не забыла про свое заклинание.

— Стим! — прокричала Ксуир со второго этажа, когда парень зашел в дом с первой партией дров, а Трицид принес два полных ведра воды. — Захвати в кладовке масло для прочистки дымохода.

— А где оно? — поставив ведра на пол, крикнул он.

— На третьей полке слева, по-моему.

Парень успел сходить в поленницу уже дважды, когда раздался крик Стима:

— Змей! Отойди от камина подальше!

Через секунду что-то где-то ухнуло, раздался гул. Потом камин выплюнул шар рыжего пламени и пепла. Когда пыль улеглась и Змей прокашлялся, он увидел, что пол вокруг застелен толстенным слоем черной сажи.

— Цел? — спросил Стим, оказавшись рядом. В руках у него уже была метла.

— Угу. Весело вы трубы прочищаете…

— Ксуир немножко переборщила с маслом, — начав сметать сажу, проговорил Трицид. — Зато прочистили все и сразу.

После восьмой ходки во двор, ниши рядом с камином удалось заполнить целиком. Стим уже убрал последствия чистки дымохода. Ящик для дров на кухне удалось заполнить быстрее, но руки и спина у Змея уже ныли. Набрав полное корыто коротеньких дров, парень поплелся на второй этаж. На перилах висела куртка Ксуир.

Трицидка, закатав рукава, отмывала окно в одной из комнат.

— Ксю, куда их сложить?

— Вон в углу маленькая печка видишь?

— Это такая система отопления у тебя в доме — печка в каждой комнате.

— Да. Очень удобно. Вот, допустим, тебе холодно, а мне нет. Зачем протапливать весь дом, а потом окна открывать, если можно обеспечить каждого возможностью контролировать температуру у себя в спальне.

— А то, что дом деревянный, тебя не смущает?

— Вообще-то мой дом каменный, — обернулась она. — Он просто обшит со всех сторон деревом. Даже перекрытия каменные. Я даже больше тебе скажу. Это не просто дом — это моя личная укрепленная крепость. Тут все рассчитано на отражение атак противника и осаду продолжительностью несколько месяцев. Смотри.

Ксуир стукнула по какой-то доске рядом с окном. Через секунду между рамами опустилась каменная плита с узкой бойницей.

— Ух… — Змей подошел поближе и погладил камень рукой. — Это сколько ж такая плита весит и что ж за механизм, который так легко её опускает?

— Он еще и поднимает, — улыбнулась Трицидка, стукнув по той же доске. — Тут все не просто. Рассказывать долго и сложно. Короче, просто поверь — здесь мы в бОльшей безопасности, чем где-либо. Ладно, мне надо дальше все отмывать, а тебе дрова таскать.

Через час Ксуир устало опустилась на пол возле камина.

— Сейчас разведем огонь и будем разбирать пакеты и дальше обустраиваться. Если кто хочет есть, то накрою минут через двадцать.

Она что-то еще произнесла на непонятном языке, и в гостиной начали появляться шкафы, кресла и другая мебель. Стим покачал головой и ушел куда-то на второй этаж.

— Ксю… Ксуир, можно с тобой поговорить? — подойдя к ней, спросил Змей.

— Конечно, садись, — она указала на диван, появившийся в центре комнаты.

— Ух ты… Откуда это он материализовался? — тут же переключился парень.

— Это очень удобное заклинание. Когда хозяин покидает жилище — все вещи, так сказать, прячутся. А когда хозяин возвращается — все возвращается на свои места. Так о чем ты хотел меня спросить?

— Скажи, зачем ты меня взяла с собой? Я вижу, что ты в этом мире намного сильнее, чем в моем. Зачем тебе здесь я, обычный человек?

— Ты, правда, не понимаешь? — вскинула она бровь. Он покачал головой. — Во-первых, из нас всех троих ты один хорошо разбираешься в огнестрельном оружии. Вовторых, мне сейчас нужна поддержка из людей, которые не предадут меня. Одного Стима не достаточно. Тем более, его голова сейчас занята той трагедией, что с ним произошла. Плюс, ты владеешь теми искусствами боя, которых нет в нашем мире. Ты не смотри на то, что у нас такая скорость. Против варваров она не лучший помощник.

— Тогда все понятно, — парень кивнул. — Я подумал, что ты хочешь держать меня рядом с собой, чтобы я не наделал глупостей в том мире. А оказывается, у тебя на меня действительно серьезные планы… Просто посмотрев, что вы можете, честно говоря, я почувствовал себя просто никем…

— Ты подожди, — успокоила она его. — Не торопись с выводами. Скоро твоя аура перестроится на наш мир, и ты много нового узнаешь о себе, — Ксуир улыбнулась и начала копаться в пакетах. Змей слабо поверил в сказанное, но присоединился к ней.

Трицидка стопками складывала перемешавшиеся коробки с разными чаями. Парень относил часть на кухню и часть в подвал, поражаясь запасливости Ксю, аккуратно расставляя по полочкам в появившихся шкафах.

— Ксуир, — через некоторое время появился Стим. — Я там твой алтарь в порядок привел. Ты бы пошла поговорила…

— Да, ты прав, пожалуй стоит, — она поднялась с пола.

— Змей, нет желания посмотреть на наших Богов?

Он пожал плечами и пошел за девушкой на второй этаж.

— Слушай, а ничего, что мы все обутыми по дому ходим?

— У нас принято разуваться только зимой, — пожала плечами Трицидка.

— Ноги не сопреют?

— Вот именно потому, что они преют, у нас и не принято разуваться летом. Сам представь амбре после целого дня в сапогах. Поэтому вот смотри… — она открыла дверь в первую попавшуюся комнату второго этажа. — Видишь? Это называется уголок чистоты. Вот маленький тазик на уровне пояса — это умывальник для рук и лица.

— А вот тот побольше — для ног.

— Именно. Так проще. Перед сном руки-ноги ополоснул и лег чистым в кроватку, никому не мешая своими ароматами. А обувь ставится вон в тот коробок. Через него не проходят никакие запахи.

— Блин, логично…

— А то! — усмехнулась Ксуир.

В маленькой комнатке с небольшим окном, забранным темными шторами, в углу стоял стол, накрытый синим полотном. Полукругом на нем стояли вырезанные из разных пород камня и дерева статуэтки высотой сантиметров 40—50. За каждой из них стояла маленькая плошка из такого же материала, и в каждой горела свеча. Ксуир преклонила колено и проговорила:

— Склоняюсь пред вами, великие Боги. Айну-Рилл Печальная Богиня. Амисира Дарующая Жизнь, Крина Открывающая Тайны, Лианра Сияющая Красотой и Миари Излечивающая. Приветствую вас Триадир Строитель, Пирей Воин, Ильмиф Техник, Оскад Кузнец и Дхем Странник, — свечи вспыхнули ярче. Змей попытался воспроизвести в мыслях все имена, которые Трицидка только что произнесла. Ксуир передвинула фигурку из черного обсидиана в центр стола и продолжила. — Взываю к тебе, Айну-Рилл Справедливая. Услышь мой зов и направь мою руку, чтобы восстановить мою страну и закончить кровопролитную войну, забирающую в твои ледяные чертоги души моего народа. Дай мне мудрости и терпения, чтобы вновь пережить кровь и боль сражений…

Змей смотрел на всё это стоя, опираясь плечом на косяк двери. Парню казалось, что он бы в жизни не смог запомнить столь замысловатые имена. Вдруг он что-то почувствовал. Как будто в комнате стало холоднее. Потом увидел, как за спиной Ксуир сгущается пространство. Но парень ничего не успел сказать, как из ниоткуда появилась женщина в черных одеждах. Она стояла к парню спиной. Куртка с глубоким капюшоном прекрасно подчеркивала спортивную фигуру появившейся особы. Штаны со шнуровкой на бедрах заправлены в высокие странные сапоги. Кожа кистей рук была белой и слегка отдавала голубым.

— Приветствую тебя, Ксуир, — голос был очень приятным и наполненным внутренней силой.

— Айну-Рилл, — обернувшись, проговорила она.

— Рада вновь услышать твой голос. Ты пропала на столько лет… — Богиня прошла к окну. Змей стоял в оцепенении. Шторы начали покрываться инеем. — Вижу, что тебя всё-таки вернули, хоть и силой. Это не хорошо, но, к сожалению, так должно быть….

— Этот гад убил моих людей, их семьи, украл сына Стима! — не поднимаясь, проговорила Ксуир.

— Я знаю, — тихо проговорила Богиня. — Прими мои соболезнования. Они уже давно обрели покой и счастье в моих чертогах. Теперь они вместе с семьями и родными. Но их души просят об отмщении… И я не могу не признать их желание справедливым. Поэтому моя рука будет сопровождать тебя и в этом походе, — Айну-Рилл обернулась. Её кристально синие глаза впились в Змея. Казалось, что радужки её глаз сделаны из чистейшего льда и арктического холода. Даже зрачки по краям были посечены, как замершее в раме стекло. — Приветствую тебя, сын не нашего мира. Или все же нашего? — она подошла ближе. От Богини веяло холодом. Она склонила голову к плечу и чуть прищурилась, как будто вглядываясь в его душу. — Я вижу смятение в твоей душе… Твой брат нашел покой в моих чертогах… Он всё еще не понимает, от чего умер. Я стерла ему воспоминания о наркотиках… Ты удивлен? — Богиня изогнула черную изящную бровь. — Все души умерших, в чьих жилах течет хоть капля крови нашего мира, попадают ко мне на суд. Их приносят девы метели, или, по-вашему, ангелы смерти, — Айну-Рилл склонила голову к другому плечу. — Не бойся меня… «Андрей… — прозвучал голос Богини в голове у парня. Но он мог поклясться, что губы её были сомкнуты. — Я вижу в твоей душе сомнения и опасения. Ты не знаешь, что тебе делать. Тебе кажется, что ты слишком слаб. Это исправимо…» — она коснулась его груди там, где находится сердце. По телу пролетел жуткий холод. Казалось, что все клетки вмиг замерзли. — «Теперь вы почти на равных… Ты будешь так же долго жить… Несильно уступать её скорости и силе, но помни, кто ты. Ты же воин и знаешь, что мастерство можно поддерживать и улучшать, лишь практикуя его…»

— Желаю вам удачи, — уже вслух проговорила она, убирая руку с груди ошалевшего Змея. — Ксуир, ты знаешь, как со мной связаться. До встречи…

Айну-Рилл растаяла в воздухе. В комнате сразу стало теплее… Трицидка поднялась и подошла к парню, который пытался переварить всѐ происходящее. Он никогда не думал, что Боги могут вот так взять и прийти прямо в ту же минуту, как к ним воззвали.

— Она говорила с тобой, — толкнув его в плечо, сказала Трицидка. Змей встряхнулся и вышел из ступора. — Я видела. Не знаю уж, что ты ей сказал, но она одарила тебя… Это очень хороший знак! Я бы даже сказала, что это сравнимо с тем, что ты выиграл в лотерею миллион баксов!

— У вас все Боги такие? — спросил все еще не пришедший в себя парень.

— Да. Все без исключения. Они не могут открыто вмешиваться в наши разборки, но могут помочь или помешать чему-нибудь свершиться. А у вас что не так? — Змей покачал головой. — Значит у вас не настоящие Боги! Ладно, пойдем перекусим и продолжим распаковывать вещи!

Спускаясь по лестнице, парень осознал, что не узнает своего тела. Оно как будто стало легче, пластичней и в то же время крепче. Стим уже накрывал на стол.

— Богиня услышала тебя? — с надеждой спросил он.

— Да, — плюхнувшись на стул, ответила она. — Она даже коснулась Змея!

— Правда? — удивился Трицид.

— Да… — ответил он, усаживаясь за стол.

— Это очень хорошо, — уверенно кивнул Стим. — Она благословила нас. А вы не спросили, жив ли мой сын?

— Айну-Рилл не говорила, что он пришел в её чертоги… — пожала плечами Ксуир. — Значит его там нет.

— Это хорошо… я боюсь, что Демвер убьет его, — вздохнул он.

— Нет, — проговорил Змей. — Он не станет его убивать до тех пор, пока Ксю не станет для него опасной. Поэтому нам нужно будет его как-то выкрасть… пока он в заложниках, мы связаны по рукам и ногам.

— Я связана по рукам и ногам. Но он ничего не знает о тебе, — улыбнулась она. — Ты наш козырь в рукаве… Стим, ты связался с нашими?

— Да, я кинул клич. Семеро уже ответили. Они прибудут сюда, как только смогут.

— Отлично. Сейчас поедим и уберем все запасы в подвал. Проверим вооружение и все разберем по местам. А вот завтра надо будет съездить в пару мест. Где у нас тут ближайший рынок рабов? — Змей подавился хлебом и закашлялся.

— В полутора днях пути. Если пешком, не торопясь и по дороге, — подумав, ответил Стим.

— Хорошо. Надо будет туда смотаться. Наверняка кусочек золота мы в шелухе найдем… Лошадей купим в деревне… Ты нашел мою заначку?

— В смысле спрятанный мешочек с золотом? — переспросил Стим. — Да нашел. Там хватит на табун…

— Прекрасно… Тогда не особо экономим. Плюс можно загнать местным дворяшкам дезодоранты и резиновые перчатки… Да мы озолотимся!!! Наши связи с эльфами?

— Остались, — кивнул Стим. — Еще остались связи с Теонидами и двумя драконами. Но я их всех очень давно не видел.

— Попробуй с ними связаться. Хозяева неба нам сейчас очень нужны… А жив ли Отшельник?

— Не знаю… От него давным-давно не было вестей. Придется искать его в лесу.

— Извините… — наконец прокашлялся Змей. — Я не ослышался, рабский рынок?

— Да, — кивнула Ксуир. — У нас официальное рабство. А что в этом удивительного? Можно подумать, в вашем мире его нет! И заметьте, у вас торгуют в основном женщинами, что, мягко говоря, аморально. А у нас мужчинами. И у нас рабство — это рабство, а не постельные извращения.

— Поясни…

— Рабы выполняют работу по дому, — начала загибать пальцы Трицидка. — Ухаживают за скотом, работают на кухне, делают ремонт, шьют одежду и так далее, и тому подобное. Я даже слышала и о браках между невольниками и хозяйками. Некоторые держат их, чтобы злость срывать. Но это редко и, в основном, среди варваров и людей. Вот как-то так.

— А зачем тебе рабы? — не понял Змей.

— Среди них больше половины военнопленных, — пояснила она. — И если мы пообещаем им свободу, то они с удовольствием будут работать на нас. Логика проста и понятна. Ладно, не забивай себе голову. Сейчас покушаем и возьмемся за дела.

— Нет, подожди. Тебе не кажется, что это неправильно и унижает права людей?! Даже более того — лишает их любых прав!

— Послушай, Змей, — со вздохом проговорила Ксуир. — Прошу тебя, постарайся понять следующее — рабство в твоем мире и здесь вещи разные. Совсем разные. По законам Империи, приобретая Живую собственность, ты несешь полную ответственность за неё, обязан обеспечить достойное содержание и проживание.

— Разъясни мне поподробнее.

— Ты должен дать ему одежду, обувь и крышу над головой. Плюс тебе надо его кормить и лечить, в случае чего. А если он нарушает закон — ТЫ несешь ответственность. Но тут много тонкостей. Если твой раб кого-то убил, то отвечает он сам. А вот если на суде в присутствии мага, читающего сознание, он скажет, что это ты приказал ему убить, и маг подтвердит, что это правда — тебя ожидают большие неприятности. Или вот если будет доказано, что на кражу еды твой раб пошел из-за голода — по голове опять же получишь ты.

— Даже если все, что ты говоришь именно так, то все равно раб навсегда останется твоим. Ну, пока ты его не продашь или по собственной воле не освободишь.

— Здесь ты заблуждаешься, — подал голос Стим. — По нашим законам, ты не имеешь права препятствовать общению раба с его семьёй. Он может спокойно попросить денег у них или они приедут сами и выкупят его. Или раб может сам заработать себе на выкуп.

— Как? — искренне удивился Змей.

— Легко! — хмыкнула Трицидка. — Вот загляни в любом трактире или таверне на кухню. Большая часть работающих там — рабы, которые получают очень неплохое жалованье. Также уборщики, официанты, посудомойщики — все невольники на жаловании. Хозяин вычитает сумму за содержание и остаток отдает на руки.

— А если он просто человеком куплен?

— Насчет людей в их странах я не знаю, а вот у нас все по закону. Ты должен выплачивать ему ежемесячно, или по договоренности когда-то, минимальную сумму месячного налога.

— И сколько это?

— Достаточно. Около четверти-трети золотого зависит от местности. А размер выкупа зависит от суммы, которую заплатили за раба и стоимости его содержания.

— А если в деньгах?

— Допустим, мы купили его за 5 золотых. Месячное содержание стоит примерно 1 золотой, который мы умножаем на год.

— Всегда на год?

— Обычно да. Потому что только первый год является убыточным. Потом выполняемая работа перекрывает затраты. Ну и получаем мы сумму. Около 20 золотых. Иногда больше. Вот и посчитай, за сколько он может сам себя выкупить.

— Года за два-три.

— Это не так долго. Да и отношение у нас к невольникам другое, не как у людей. Ни тех, что живут у нас, ни у вас. Для нас они жертвы обстоятельств. Мы уважаем их интересы, но и не позволяем забыть свое место в нашем обществе. Унижать — нельзя, а вот надавить — запросто. В других странах по-разному к рабству и рабам относятся. Например, в эльфийских странах рабство вне закона, как и рынки.

— А вы почему так не поступите?

— С ума сошел? — искренне поинтересовалась Ксуир.

— Почему? — не понял Змей.

— Да потому! Во-первых, рабство — было, есть и будет. От него никуда не денешься. Во-вторых, рынки рабов — самые крупные налогоплательщики. И при этом они сами себя обеспечивают и охраной, и ремонтом защитных сооружений, и всем остальным. Кто будет убивать курицу, несущую золотые яйца?!

— Все равно рабство это аморально! — уперся Змей.

— В твоем мире — да. Но здесь не твой мир. И здесь рабство — часть традиционного уклада повседневной жизни, истории и даже, если хочешь, ментальности. Отказываться от всего этого только потому, что я видела ваше рабство и его последствия — глупо и опасно.

— Ну, а если Трицид попадет в рабство, что ты будешь делать? — попытался подковырнуть девушку парень.

— Если он попал в рабство из-за долгов — сам виноват, — спокойно ответила она. — Живи по средствам. Да и возможностей заработка у нас море. Если он попал в плен, а потом в рабство, мне будет очень жаль. Но с другой стороны, при таком варианте — он может вернуться домой живым.

— И ты будешь спокойно смотреть, как его продают?

— Варвары, конечно, умом не блещут. За редким исключением. Но идиотами и самоубийцами не являются. Они НИ-КОГ-ДА не сунуться продавать на территории нашей страны её же жителей. Их разорвут в клочья простые подданные. Я понимаю, что тебе сейчас очень трудно это все понять и, тем более, принять, как истину. Но, пожалуйста, просто понаблюдай за происходящим вокруг и сравни с тем, что происходило у вас. А потом уже делай выводы. Ладно?

— Я постараюсь, — честно пообещал он.

— Вот и хорошо, — она встала из-за стола и прошла к вещам. — Змей, слушай, я тут вон чего прикупила, — взявшись за один из пакетов, проговорила Трицидка. — Думаю, тебе пригодятся! — она кинула парню стопку носков черного цвета. — Я что-то с размером промахнулась…

— Ага, я, главное, верю…

— Не, я серьезно… Вот, смотри, такая же упаковка, но моего размера… я же не виновата, что там все в одной куче. Стим, а ты специи повытаскивал?

— Я не видел ничего похожего на мешочки со специями… — удивился Трицид.

— Да вот же пакетики! Перец черный молотый… Короче, я целую кипу их купила, надеюсь, на пару месяцев хватит!

— Если ты будешь их так же трескать, как обычно, тебе, дай бог, чтобы на месяц хватило… — забирая у неё объемный пакет с расфасованными приправами, прокомментировал Змей. — Надеюсь, ты шоколад с собой не притащила…

— Притащила! Вон, целый ящик! Я же не смогу без сладкого! Я еще и конфет пять килограмм купила! Там барбарисок, дюшесок и взлетных!

— У тебя ничего не слипнется?

— Не слипнется! Сладкое повышает уровень эндорфина в крови! И как следствие улучшает настроение и стимулирует активность головного мозга! Вот. Так что это полезно! Блиинн… я себе кислых червяков не купила… Вот склероз… Я вообще никакого мармелада не взяла…

— Зато кофе и чая ты набрала на год вперед… — вяло прокомментировал Стим.

— Мне бы этого вообще минимум на два года хватило, — оттаскивая в сторонку пакет с блоками сигарет, добавил Змей.

— Ничего вы не понимаете в колбасных обрезках! — возмутилась она. — Этого еще мало. Нас вон трое, а будет еще больше. Наверняка кто-нибудь да распробует прелесть и того и другого! Вот и кончатся мои запасы! О, оливки! Будете?

— Это-то ты зачем приволокла? — страдальчески выдохнул Змей, видя, сколько банок консервированных оливок лежат в коробке.

— Я очень-очень люблю оливки! И маслины! И кукурузу! И…

— Ты бы лучше тушенки столько же взяла…

— А я и тушенку взяла! И сайру, и паштеты, и даже шпроты!

— Да всем этим взвод накормить можно! — возмутился Змей.

— Именно это я и собираюсь сделать! Это все нам в поход! Чтобы не тратить время на охоту и полевую кухню! Я всё продумала! Это сэкономит нам минимум четыре дня! Я вот только не нашла соленых огурцов в жестяных банках… А в стекле было глупо брать.

— Честно признаюсь, ни разу не видел соленых огурцов в жести…

— Я видела пару раз, но не помню где… И не уверена, что это были именно огурцы… Кстати, глянь какая прелесть! — она достала из пакета странное сооружение из ремней.

— Разгрузка… — ахнул Змей. — Ты где такую достала? Они ж поступят на склады только через два месяца!

— Места надо знать! — улыбнулась она. — У меня их тут около сотни… должно быть… Может и больше, я не помню…

— Ну ты и хомяк, Ксю…. — восхитился Змей, примеряя разгрузку. — Может, ты еще и чулок прихватила пар этак 50…

— Нет… — сосредоточено пересчитывая упаковки, ответила она. — 52 штуки. Немножко промахнулась. И нет, чулки я не взяла. Зачем они мне? А вот эпилятор прихватила… и, по-моему, он не аккумуляторный… Да, я тебе притащила электробритву на батарейках.

— А шарфик на случай холодов не взяла?!

— А надо было? — совершенно серьезно спросила Ксуир.

— Ты издеваешься?!

— Нет. Ну, мало ли… если хочешь, можем купить здесь.

Парень вздохнул и посмотрел на Трицида. Тот развел руками и пошел с несколькими пакетами на кухню. До самого вечера Змей, Стим и Ксуир таскали и разбирали коробки, раскладывали по полкам и по нишам все то, что приобрела запасливая девушка.

— Так, на сегодня всё, — устало выдохнула Трицидка, опускаясь в кресло около камина. — Попьем чайку сейчас и баиньки.

Змей выбрал себе комнату рядом со спальней Ксуир. Парень успел только сесть на край кровати и расшнуровать ботинки, как усталость навалилась каменной плитой. Утром его разбудил запах кофе. Он встал, умылся и пошел на первый этаж.

За большим столом уже сидели Ксуир и Стим.

— Доброе утро! Твой завтрак дожидается тебя! — улыбнулась Трицидка. — Поешь и отправляемся. Сколько у нас по местному времени?

— Около 10 часов утра, — ответил Стим, глянув в окно.

— Отлично. Значит так, Стим остаешься здесь и доделываешь то, что вчера не успели. А мы со Змеем в деревню за лошадьми и на рынок прошвырнуться.

— Прошвыр… Поискать что-то полезное? — переспросил он. Ксуир кивнула. — Хорошо. И можно тебя попросить говорить на понятном языке?

— Да без проблем! — улыбнулась она. — Я буду искренне стараться. Ладно, по коням!

Трицидка вскочила из-за стола, схватила с каминной полки мешочек и направилась к выходу. Змей поспешил за ней.

— Ксуир, постой, — окликнул её Стим.

— Что?

— Ты забыла вот это… — Трицид покачал в руке плоскую, но достаточно большую шкатулку, обитую темно фиолетовым бархатом.

Глаза Ксю расширились. Она проплыла к Стиму, смотря на шкатулку с каким-то ужасом и трепетом. Взяв её в руки, Трицидка вздохнула и, положив на стол коробочку, раскрыла. Змей заглянул ей через плечо и недоуменно хмыкнул. В коробочке ровными рядами лежали одинаковые перстни из белого металла. Все они были украшены большим вырезанным изображением чего-то непонятного. Многих перстней на своем месте не было. Ксуир отсчитала два перстня из самого левого угла и надела на средний палец правой руки третий. Он тут же сузился под размер пальца Трицидки.

— Боги… — тихо выдохнула она. — Как давно я его не надевала…

— А что это за перстни? — тихо спросил Змей.

— Это перстни моего рода. Мой герб, — чуть слышно ответила девушка.

Закрыв коробку, Ксуир развернулась на каблуках и пошла к двери. Выйдя на крыльцо, она закурила и пошла куда-то через лес. Девушка, видимо, прекрасно ориентировалась на местности и не боялась заблудиться. На правом боку в потертых ножнах покоился длинный кинжал, который парень только сейчас заметил.

— Ксю, а ничего что мы так одеты? — догнав её, спросил парень.

— Торговцам все равно, жителям тоже. А что?

— Просто как бы нас на костре не сожгли, как еретиков и колдунов…

— Слушай, у нас тут нет инквизиции, — отрезала она. — Есть, конечно, Церковь или Орден Сияния, считающие всю магию порождением тьмы, но они никого не жгут. Могут убить, но это в городах у людей она процветает. В основном эти фанатики вырезают разного рода нечисть или магов самоучек. Как-то попытались замахнуться на целителей и лекарей, но власти им сразу по маковке надавали. После они попытались вырезать представителей Старших Народов. Огребли по полной. Но все равно у них есть последователи. Потому, что среди людей только одна треть обладает настоящим талантом к магии. У большинства способности настолько малы, что их даже в расчет не берут. Хотя есть одно государство, не очень большое, на севере материка. Это государство магов. Они входят в состав какого-то королевства, но являются отдельным образованием в связи с тем, что слишком сильно маги отличаются от обычных людей.

— Продолжительностью жизни? — усмехнулся Змей.

— Ну и этим тоже. Средняя продолжительность жизни людей в нашем мире 300—350 лет.

— Сколько-сколько? — поперхнулся парень.

— Три сотни лет, — беззаботно произнесла Ксуир. — Люди — самый маложивущий Народ. Вот смотри, огры живут около 700 лет, варвары 500—600, орки тоже где-то так же, а остальные младшие народы около 400 лет. Среди Первых Народов вообще нет таких, что были бы ограничены во времени жизни. Нет, предел, я уверена, есть, но никто не знает где он. Так вот, Орден популярен только в тех государствах, где большая часть населения люди. Ну а у нас здесь, в глуши, среди болот, каждый второй умеет призывать животных и зашептывать раны. У нас магия везде, всегда и постоянно.

— А как же проблема перенаселения? Если вы все столько живете, то материк уже должен быть очень плотно населен… или даже перенаселен.

— Если следовать логике твоего мира, то да. Но наш мир совсем другое дело. Первые Народы имеют свое мнение о рождении детей. Обычно среди этих народов принято воспитать ребенка, выпустить его в самостоятельную жизнь, а уж после этого принимается решение о рождении следующего. Только среди младших народов принято рожать много детей, но именно поэтому их дети часто погибают в самом раннем возрасте. У них просто нет времени на полноценное воспитание отпрысков. Да и к тому же, среди людей очень высока неестественная смерть. Например, напились и порезали друг друга или не уследили за чадом, и оно заразилось болезнью, от которой очень трудно вылечиться. А из-за невнимательности драгоценное время было потеряно. Среди старших это редкость. И войны люди развязывают чаще. Видимо из-за собственной философии, но это не так важно. Люди завистливы. Не все, но многие. Они завидуют всему — технологиям, магии и многому другому. Вот и лезут воевать и отнимать. Но, как ты понимаешь, смысла в этом не много.

— То есть вы все тут поголовно волшебники?

— Нет. «Волшебник» — слово из твоего мира. У нас здесь маги, клирики, жрецы, шаманы, колдуны, магические существа и много кто еще. Вот я тебе говорила, что многие умеют призывать животных — это первейший уровень. Ну, как у вас дважды два, простейшие знания. Чтобы стать магом, нужно много учиться. Магия здесь — наука, запутанная и очень тонкая. Сплетение магических линий может быть столь же сложным, как микросхема. Нужно так же уметь накапливать магию в себе. Я пользуюсь просто линией энергии, плывущей мимо. Магические существа это те, кто с рождения обладают особыми способностями в магии. Например, драконы. Они с младенчества могут насылать иллюзорный огонь или принимать облик человека. Или ледяные волки, они могут воем заморозить насмерть. А колдун, чтобы ты знал, это маг, продавший свою душу демонам, не живущим в этом мире, и взамен получивший силу. Таких дураков у нас почти нет.

— Открытие врат в соседний мир тоже является простейшим уровнем?

— Нет. Открытие Врат — это очень непростое заклинание. Но тут вмешались некоторые семейные обстоятельства. Дело в том, что все представители моего рода должны это знать. По определенным причинам. И мне бы не хотелось уточнять по каким.

— Ты сказала «демонам, не живущим в этом мире», — перевел тему Змей. — У вас тут они что, живут?

— Да. Это целый народ. Они живут в Огненном Хребте, — Трицидка махнула рукой в непонятном направлении. — Примерно восемь недель отсюда на северо-восток. У них там три государства, которые постоянно на ножах. Вооот.

— Из-за чего? Чего в горах делить?

— Точно не знаю, но вроде бы из-за поклонения Богам. Как я слышала когда-то давно, и если ничего не изменилось, то северное государство Демонов поклоняется нашим Богам, южное своему Богу Огня, а западное еще кому-то там. Так вот это западное пытается подмять под свою веру все остальные. Вот тебе и война.

— А объединиться и надавать им по голове?

— Нет, север и юг никогда не объединятся. Даже ради такой цели, как война с западом. У них разный политический и общественный строй. И южане не признают компромиссов. Поэтому Огненный Хребет — зона вечных военных действий. И выражение «горячая точка» в данном случае будет именно передачей информации, а не метафорой.

— Я думал, что хоть в вашем мире нет войн на религиозной почве, а тут вон чего, — чуть расстроился Змей.

— Религия здесь — это не то, что в вашем мире. Как я поняла, ваши Боги не приходят к вам на зов. Здесь если ты веришь и поклоняешься одному из пантеона, он всегда услышит и придет к тебе. Я, например, преклоняюсь перед всеми Богами пантеона, но взываю только к АйнуРилл. Помощь остальных мне не требуется на данный момент. И если Бог демонов требует подмять под себя всех, то значит, он реально этого хочет. Неважно, почему, как и зачем. Он показывает свою волю во всей красе. Там, сжигание заживо кого-нибудь или, наоборот, обретение кем-нибудь великой силы.

— И что, Демоны реально рогатые и хвостатые?

— Так. Танцуем от печки. Как ты себе представляешь Демона?

— Ну… — Змей задумался. — Демон это порождение ада. Он страшный, с кривыми, но острыми зубами и горящими глазами, сильный, рогатый, хвостатый… И с вилами! То есть с трезубцем, вот.

— Значит, так ты его себе видишь, — кивнула девушка.

— Это ты, видимо, где-то прочитал или в кино насмотрелся. В принципе, наверняка где-нибудь есть такие существа. Демоны нашего мира строением мало отличаются от обычного человека. Кожа у них красная разных оттенков. Хвост… Вот про хвост я точно не знаю, потому что есть те, у которых есть, а есть и бесхвостые. Они сильные противники в бою. Развратны и несдержанны в желаниях. Но они ни разу не похожи на тех монстриков, что показывают у вас в кино. А демоны — это не название вида. Так называют всех существ из-за грани мира. Они бывают очень разные — милые, страшные, лохматые, лысые и вообще какие угодно. Вот я в твоѐм мире — демон.

— А почему название одинаковое?

— На самом деле произошла просто забавная история. Демоны из огненного хребта на своем родном языке называют себя «Демондты», но для слуха и речи большинства это произношение оказалось сложным. Так и появилось название Народа — Демоны. А вот те, что из-за грани демоны, получили свое название от одного из первых визитеров в наш мир. Звали его Тэмон. Вот и получилось два одинаковых слова с очень разным значением.

— И вы сами не путаетесь?

— Нет. Чего путаться? Первые народы пишутся и произносятся с выделением первой буквы. А все остальные просто так.

— Как можно выделить в речи согласную?!

— Интонацией. Привыкнешь. Это трудно объяснить, просто слушай речь всех остальных и поймешь. Да, и забыла спросить, ты на лошади ездить-то умеешь?

— Когда-то давно умел… — пожал плечами Змей.

— Тогда быстро освоишься. Главное — правильно подобрать седло и всю остальную упряжь.

— Еще один вопрос, как с языком?

— Когда ты сделал шаг во врата, ты получил знание Всеобщего Языка, — начла объяснять она. — На нем говорят почти все, в любой точке нашего мира. Языки Народов практикуются, в основном, между собой. Любой живущий здесь знает минимум два языка. Свой Народный и Всеобщий.

— То есть проблем с пониманием не будет. Это приятно.

— Ну не совсем. В твоем мире есть множество слов и выражений, которые ты привык употреблять в устной речи, но которых в наших языках нет. Например — «офигеть». Никто не поймет, что это значит. Хотя могут догадаться по эмоциональному посылу… И здесь есть такие же.

— По типу «болотной чумы»?

— Это ты от меня услышал? — улыбнулась Ксуир. — Ну, да. Просто Болотная Чума это самое страшное заболевание, которое известно в нашем мире. Его можно подхватить на любом болоте. Но есть средства защиты, так что не переживай. Стой! — Вдруг воскликнула она.

Змей замер на полушаге. Трицидка присела на колено и кончиками пальцев ощупала примятую хвою. Потом принюхалась, медленно встала, повернулась в сторону кустарника и что-то зашептала. Из листвы вышел волк. Парень мгновенно оказался перед Трицидкой, закрывая её спиной. Это был не просто волк, а Волк с большой буквы «В». Он был огромен, в холке доставал парню почти до пояса. Сизо-серая шерсть переливалась в лучах солнца, пробившихся через кроны деревьев. Желтые глаза были полны необычайной осознанностью. Ксуир мягко отодвинула Змея в сторону и сделала шаг вперед.

— Приветствую тебя, житель леса… — тихо проговорила Ксуир и склонила голову.

Волк склонил могучую шею, а после подошел ближе. Он обнюхал протянутую ладонь Ксуир и сел прямо у её ног.

— Змей, ничего не бойся, иди сюда. Протяни руку вот так, — волк быстро втянул носом воздух и склонил голову. Змей не был дураком и тоже кивнул. — Это житель леса, мы вошли на его территорию. Поэтому надо представиться и выказать своё уважение. Мы здесь гости, — она присела перед волком на колено, и, смотря ему прямо в глаза, что-то прошептала. Волк дернул ушами. Потом он фыркнул, облизнул усы и, поднявшись, ушел куда-то в лес.

— У вас так всегда? — поразился парень.

— Что именно?

— Ну, животные вот так вот…

— Обычно да. Договориться можно почти со всеми животными, — поднимаясь и отряхивая колено, ответила Ксуир. — Волки, медведи, лисы, пламенные или ледяные гончие и другие хищники почти всегда расположены к диалогу, если не голодают. С птицами труднее. С зайцами вообще бесполезно говорить. Поэтому Первые Народы никогда не охотятся на хищников. Есть множество тех существ, которые не могут общаться.

— Первые народы это кто? Ты уже не первый раз говоришь про эти народы.

— Первыми в этот мир пришли Ларанорцы, Эльфы, Дворфы, Асунсулы, Дроу, Драконы, Демоны, Теониды, Лиары и Некросы. Последние вымерли во время Войн Народов.

— А вы? — не понял Змей.

— Мы Трициды. Наш народ появился от смешения крови Эльфов и Теонидов. Это было очень давно. Мы, так сказать, и не Первый народ, но и не Второй. Мы где-то между. Нас иногда называют «Те, кто пришли следом».

— А сколько у вас вообще народов?

— Очень-очень много. Смотри, 15 создали Эхони, потом все начали разделяться смешиваться, и в итоге сейчас что-то около 35—40 народов населяет наш мир.

— Где же вы все тут помещаетесь?!

— Во-первых, тот материк, на котором мы сейчас, примерно в два раза больше вашей Евразии. Есть еще острова Асунсулов и другой материк. Плюс мне кажется, что у нас планета больше… И здесь еще три луны и два солнца. Одно из них можно увидеть только из Пустыни или из Ледяных Степей. А еще Ларанорцы, Дроу и Дворфы живут под землѐй. Лиары — под водой. У Асунсулов свои острова, откуда они никуда не уходят. Драконы, Демоны, орки и ороги в горах. Теониды в Сумеречных Землях. У каждого есть свой ареал обитания.

— Еще вопрос. Вот ты назвала Эльфов, Дворфов, ор- ков и еще там кого-то. Я все эти названия народов знаю. Они частенько упоминаются в книгах наших фантастов. Неужели они вот так просто попали пальцем в небо?

— Не думаю, — покачала головой девушка. — Мне кажется, что дело в том, что большинство миров, пригодных для проживания людей как вида, так же подходят для проживания почти всех представителей человекообразных видов. К ним можно отнести и Эльфов, и Дворфов, и Теонидов. Также я допускаю и возможность проживания когда-то у вас этих народов, о чем сохранились упоминания в легендах и сказках разных странах вашего мира. Вероятно, люди просто выжили маленькие группы других представителей в другие миры. Или уничтожили в ходе войн, а упоминание в сказках осталось. Поэтому имена народов встречаются у ваших авторов.

— Но ведь у вас тоже идут войны между народами! Почему у вас все остались на месте?

— Почти все, — кивнула Ксуир. — Войны идут здесь, в центре материка, где живут люди и варвары. Ни на севере, в Ледяных Степях, ни на юге, в Пустыне, войн практически нет. Ну, изредка два графа не поделят территорию и начнется локальный конфликт. Годик повоюют и успокоятся. Люди и варвары просто не могут истребить ТАКОЕ количество «нелюдей». Нас слишком много, и если наступает момент, когда угроза истребления одного из народов становится слишком велика, все Старшие Народы поднимают свои войска и становятся на защиту уничтожаемых. Так уже было, и много раз.

— А за что вообще воюют варвары?

— За рабов и материальные ценности. Им не интересны ни территория, ни ресурсы. Они просто грабят и уводят в рабство всех, кого могут. Сами-то варвары особо ничего не производят. У них есть несколько городов и множество мелких поселений, которые постоянно перемещаются. Варвары не добывают ресурсов, ну только железные шахты разрабатывают, не развивают технологию или магию. Они кочевники. И сороки до кучи. Хватают всё, что блестит. Хотя у них просто поразительный талант к дрессуре. Варварские рынки славятся наличием самых разных существ. Они как-то умудряются укротить всех, кто попадает им в руки. Поэтому варвары всегда воюют. Орки за что воюют — вообще непонятно. Но сейчас они объединились, что считалось невозможным, и идут к столице. Их ведет чья-то очень хорошо подготовленная и сильная рука. И в первую очередь надо выяснить кто это. Если мы будем знать с кем воюем, то наша задача станет намного проще. Если срубить голову тело не сможет двигаться. Войско из варваров и орков — слишком нестабильная организация.

— Ты говоришь, что вы поданные империи. А как она хоть называется и насколько она велика?

— Никак не называется… — пожала плечами Трицидка.

— Просто Империя Трицидов и все. Насчет размеров… Ну, примерно как если объединить Германию, Белоруссию, Украину и еще несколько стран. Не очень большая, короче.

— А почему Империя? — поинтересовался Змей, прикидывая, что же в этом мире считается большой страной.

— Империя это же понятие более политическое, чем географическое. Когда-то давным-давно было три королевства Трицидов. Их разделяли болота и ничейные территории. Там были маленькие поселения разных Народов. Но болота были слишком опасны из-за чумы, собственно. Потом появились средства защиты от неѐ. Ну и король северного королевства женился на принцессе восточного. А потом договорились об объединении всех трех государств. Сначала правил триумвират из королей государств. А потом у принцессы родился сын. Он вырос единственным наследником. Ну, его и объявили Императором. Королевство Эльдаров даровало нам Корону Чести, символ высшей власти. Мы же их потомки. Вот как- то так. О, вон и деревня!

Они вышли на утоптанную грунтовую дорогу. Невдалеке показались аккуратные крыши, сделанные из чего-то очень похожего на черепицу, и заборы. Змей сразу услышал недалекий шум кузни, ржание лошадей, кудахтанье и невнятный гул голосов.

— Так, нам туда, — оглядевшись, сказала Ксуир. — Здесь многое изменилось…

— Логично. Тебя же не было около двух тысяч лет, — усмехнулся Змей и потянулся за сигаретой.

— Не закуривай пока. Надо сначала осмотреться, мало ли, кто тут шастает. Например, разведчики Демвера. Он же ждет, когда я появлюсь.

— Да нас с тобой по одной одежде можно узнать!

— Вот тут ты и не прав. В каждой стране свои одежды. И мы с тобой просто сойдем за чужестранцев. Вот и конюшня. Эй! Есть здесь кто-нибудь? — крикнула она в открытую дверь.

— Приветствую… — через пару секунд из двери вышел мужчина. — Госпожа Ксуир? Это вы?

— Кого я вижу?! Вакс, ты ли это?! — она обняла мужчину. — Как твои дела?

— Да всё потихоньку, госпожа. Я так рад, что вы вернулись. Айну-Рилл услышала наши молитвы! Вы знаете, что опять пришла война?

— Да-да, слышала, — отмахнулась она. — Я тут вообще- то лошадок прикупить зашла.

— Конечно, берите любую, какая вам понравиться! — обрадовано затараторил Трицид. — Вы так много сделали для моего внука…

— Вакс, успокойся. Мне нужно пока три скакуна пошустрее. И не надо меня водить за нос, я знаю их рыночную стоимость! Ты же знаешь, я ничего не забираю бесплатно.

— Пойдемте, покажу вам своих красавцев… — расстроившийся Трицид, повел рукой в сторону распахнутой двери.

— Нет, ты выбери на своё усмотрение, а мы пока пойдем, упряжь прикупим. Моя чума его знает где валяется…

— Куда подвести скакунов?

— Давай-ка к дому старосты…

Змей постепенно вникал в систему взаимоотношений. Ксуир пользовалась уважением селян. Они все кланялись ей и всячески выражали свою радость от еѐ возвращения. Змей не сразу привык, что его называют господином. Торговцы намеренно занижали цены, дети шумно просили взять их с собой на новую войну или показать какой-нибудь очень секретный прием. Ксуир без стука вошла в дом к старосте, открыв дверь чуть ли не с пинка. К ним навстречу выбежал пухловатый Трицид.

— Госпожа Ксуир, вы действительно вернулись, — всплеснув руками, начал он. — Я так рад вас видеть! Где вы пропадали столько времени?!

— Были дела. Я к вам по делу, Фавир.

— Да-да, конечно, проходите, пожалуйста, — жестом приглашая гостей пройти, протараторил хозяин. — Отобедайте с нами, окажите честь. И мы всѐ обсудим.

— Змей, прошу знакомиться, это господин Фавир, староста этой прекрасной деревушки. Когда я уехала, его отец возглавлял это поселение. Кстати, где он?

— Отец отошел от дел примерно 200 лет назад, а сейчас он ушел на рыбалку. Вернется к вечеру. Что ему передать?

— Передай, — усаживаясь за стол, проговорила Ксуир, — Чтобы заглянул ко мне завтра. Думаю, нам есть что вспомнить…

После плотного обеда у старосты они вышли на улицу. У Змея немного шумело в голове, потому что кроме вина ничего не предлагалось. В разговор старосты с Ксю он почти не вслушивался — они говорили о каких-то людях и событиях, о которых парень не имел ни малейшего представления. Три оседланные лошади стояли у крыльца.

— Госпожа Ксуир, вот ваши кони, — кланяясь, проговорил Вакс.

— Красавцы… — она обошла всех троих, потрепала одного за гриву, погладила храп второго и вспорхнула на третьего. Темно коричневая шкура переливалась рыжим блеском на солнце. — Ну что, Змей, выбирай, какой больше по нраву, и прыгай в седло.

Парню приглянулся белый конь в яблоках, с длиннющей гривой и очень добрым взглядом. Залезть в седло ему помог конюх. Змей не ездил на лошадях уже 15 лет точно. Но, поудобнее усевшись в седле и взяв поводья, он кивнул Ксуир. Та накинула на лук своего седла поводья третьего скакуна и щелкнула языком. Конь неспешно потрусил по дороге. Парень потихоньку вспомнил, как надо управлять лошадью. Через пять минут более или менее освоился и уже спокойно держал своего коня рядом со скакуном Ксуир.

— Как их зовут?

— Кого? — не поняла она.

— Ну, коней наших.

— Да кто его знает… Сам придумай. Мы если и называем коней как-то, только на своем языке. А эти всё одно готовились на продажу, зачем забивать голову животине. Захочет хозяин — придумает имя.

— А это теперь мой конь?

— Ну, да. Чей же еще? Я себе вот этого красавца выбрала! Я его назову… — Она задумалась, а потом выдала — Альпен Гольд!

— Почему? — не поверил своим ушам Змей.

— Ну, он же шоколадного цвета! Мне очень нравились эти шоколадки!

— Ну, так и назови его шоколадкой!

— Но он же конь! Как я коня словом женского рода назову? Альпен Гольд очень гордо звучит! Тем более что можно просто будет называть его Альпен или просто Гольд. По-моему, очень неплохо.

— Ты б его еще Капучино назвала.

— Нет, капучино другого цвета! Ты как своего назовешь?

— Савраской, — улыбнулся он. — Да шучу, шучу. Пока не знаю, придумаю что-нибудь.

— Я бы его Лансером назвала…

— Почему? — Вскинул брови Змей.

— Да у него на лбу пятно уж очень на значок Митсубиши похож, — указала пальцем Ксуир. — Или на Мерседес. Но ты сам решай…

— Сколько нам ехать? — перевел тему парень.

— Если по дороге и в таком неспешном темпе, то к вечеру доберемся. Если через лес и пошустрее, то часа через три можем быть на месте.

— Может, тогда поторопимся?

— Да запросто!

Ксуир придавила пятками бока скакуна и рванула в лес. Змей, недолго думая, последовал за ней.

Скакать на лошади через лес с приличной скоростью оказалось предприятием на любителя. Ксуир легко уворачивалась от веток, а вот Змей пару раз не успел пригнуться и схлопотал по лицу пушистыми еловыми лапами. Как из седла не выпал, парень сам не понимал. Через час у него начали ныть ноги. Когда они вылетели на брусчатую дорогу, Змей еле дозвался до Ксуир.

— Помедленнее… У меня уже спина отваливается…

— Ну, с непривычки такое бывает, — придержав своего коня, ответила она. — давай тогда не торопясь… Обратно поедем помедленнее. Ой, у тебя лицо всё в царапинах. Вот на, платок, вытри кровь. Я зашепчу ранки, когда доедем. Тут уже недалеко.

— Слушай, можно я просто пройдусь? — сползая с коня, спросил он. Ноги, спина и еще одна часть тела не просто ныли, а именно болели.

— Да, пожалуйста… — Ксуир легко спрыгнула на землю и повела своего скакуна за поводья. Змей поплелся за ней.

— Скажи мне, Ксю, зачем вам лошади? Я ведь видел, как вы двигаетесь с поразительной скоростью.

— Поверь на слово, это отнимает очень много сил. Мы пользуемся такой скоростью только в бою или по очень большой надобности. Потому что в повседневной жизни это бессмысленно. Да и магией не всё можно сделать. Вот поэтому мы и ездим на лошадях. Тем более, они очень красивые и умные. Напомни мне, что еще овса надо купить… Тут идти минут двадцать всего осталось.

Змей вдруг понял, что видит какие-то дымчатые разводы в воздухе. Они плавно текли, пронизывая всё вокруг… Сначала ему показалось, что у него от переутомления начались проблемы со зрением. Но, потерев глаза, парень все-таки спросил:

— Ксю, а что это за странный дым вокруг?

— Какой дым? — вскинула брови Трицидка и настороженно принюхалась.

— Ну, вот прямо рядом с тобой проплывает…

— Ты про это? — она схватила ладонью левой руки дымку, и та уплотнилась. — Это линии энергии. Если ты их видишь, значит, сможешь управлять. Смотри, закручиваешь вот так в петлю и толкаешь… — в соседнюю сосну влетел светлый шар, и на землю посыпались шишки и хвоя. — Но давай это на потом оставим. Я тебя научу. Вот видишь, а говорил, простой человек, простой человек… Я же предупреждала — подожди, организм не так быстро перестраивается, как хотелось бы. Просто расслабь зрение, и они пропадут.

Змей закрыл глаза и помотал головой. Потом вновь воззрился на то место, где проплывала дымка, но её уже не было видно. Все стало как всегда.

— Вижу по твоим глазам, что линии ты видеть перестал, — улыбнулась Ксуир. — Не переживай, ты здесь быстро освоишься. Ты же военный.

— Бывший, — строго заметил он.

— Бывших не бывает, — покачала головой она. — Если ты рожден воином, ты и будешь им до конца своих дней. И неважно, чем ты занимаешься, кровь воина все одно возьмет верх. Так что не открещивайся.

— Ксю, а где твои родители? — вдруг заинтересовался Змей.

— Мать умерла давным-давно. А отца я вообще не видела ни разу. Говорят, что он погиб где-то на границе. Мама никогда о нем не говорила. А когда я спрашивала, она отмалчивалась, и я видела, как слёзы блестят в её глазах.

— А бабушки, дедушки?

— Они все жили в другом городе, и я видела их всего пару раз. Они переписывались с моей матушкой. А братьев и сестер у меня никогда и не было. Так что я никому ничем не обязана, — грустно улыбнулась она. — Замуж меня пока не тянет. Да и времени у меня на такое никогда не было. Здесь я несла военную службу, а у вас мне не имело смысла сочетаться браком. А ты-то чего не женился?

— Моя невеста меня не дождалась. Вернее, её не привлекало быть женой офицера и мотаться по весям и топям нашей великой родины. Потом были другие проблемы… — пожал плечами Змей. — Да и ужиться с военным очень трудно. Не каждая сможет вынести мои привычки и характер.

— Ой, да по сравнению со мной ты вообще ангел с крылышками, — усмехнулась она. — Если ты говоришь, что тебя не каждая вынесет, то меня уж точно ни один мужчина не вынесет!

— Это еще почему?

— Да потому. Я слишком активную жизненную позицию имею. На месте мне сидеть сложно.

— Это называется «шило в задней части, заменяющее внутренний стержень». Но в этом нет ничего плохого.

— Может ты и прав, — пожала плечами Ксуир. — Но поверь, скоро ты меня узнаешь получше и сам всё поймешь. Таких как я замуж не берут. С нами дружат, поддерживают хорошие отношения, но не более. Ладно, забудем о грустном. Вон и рынок уже виден, — она указала рукой на непонятное строение впереди.

— Слушай, у меня еще вопросец появился. Как Стим тебя нашел в нашем мире?

— Да просто. Перед отбытием к вам я сделала так называемую «метку». Это след на ауре. По нему можно было меня найти. Собственно Демвер так же меня нашел. Но тут такая ситуация: либо метку видят все — и мои и чужие, — либо меня никто не нашел бы. Надо, кстати, еѐ снять…

— Стим-то как врата открыл?

— Я научила. Еще давным-давно. Даже сама не знаю зачем, но вот видишь, пригодилось. Ну, считай, пришли, — до раскрытых ворот оставалось метров 60.

— И скольких ты хочешь купить?

— Пока не знаю. Надо посмотреть, что есть в наличии. Наверняка мы найдем хотя бы парочку нужных нам… Если повезет, то и весь пяток… Хотя, это если очень повезет. Подготовься морально к самому неприятному зрелищу. Рынок рабов это очень и очень жуткое место.

Они подошли к высокому бревенчатому забору. Более всего он напомнил Змею частокол. Прямо возле ворот на высоте метров трех висел полуразложившийся труп в клетке. Большая ворона сидела у него на груди и что-то увлеченно выклевывала.

— Не обращай внимания, это беглый. Если поймают, то в лучшем случае убьют и вот так повесят в назидание.

— Не хочу знать, что будет в худшем…

— Эй, ты! А ну-ка прими моих лошадей! — крикнула Ксуир в спину здоровенному мужичине, когда они вошли в ворота. Он резко обернулся, поклонился в пояс и проговорил очень тоненьким голоском:

— Как пожелает госпожа. Что бы вы хотели приобрести у нас?

— Я пока еще не знаю. Пристрой моих лошадей, закинь на них два мешка… нет, три мешка овса! И чтоб к моему возвращению всѐ было готово!

Мужик еще раз поклонился, принял из рук Ксуир и Змея поводья и куда-то повел всех лошадей.

— Ну, пойдем смотреть ассортимент, — выдохнула она и пошла вперед.

— Зачем здесь такой забор?

— На случай войны. Или еще каких потрясений. Главная прелесть всех наших образований в полной автономности. Здесь свои колодцы, загоны с животными. Оружейные склады и так далее. Да и сбежать труднее. Ворота охраняются, а через такой забор перелезть проблематично.

Они шли между клеток, в которых расположились самые разные животные. Там точно был один грифон. Прямо как в компьютерной игрушке. Тело как у льва, а голова как у орла. Мощные серые крылья подрагивали под дуновением ветерка. Размером это чудо природы было чуть больше обычного дога. Он с интересом наблюдал за проходящими мимо.

— Красивый, — проговорила Ксуир, уловив взгляд парня. — Но пока мы не можем его себе позволить. У меня нет такого большого вольера. Да и жалко такую зверушку на войну брать. Он же маленький еще. Вот вырастет, будет размером чуть меньше моего Альпена.

— Такой огромный будет?

— Ну, знаешь, средний грифон размером с лошадь. Некоторые виды совсем маленькие, размером с овцу. А есть реально огромные. На взрослом грифоне можно даже летать вдвоем.

Потом Змей увидел щенков пламенных гончих, маленького единорога, виверну, огненных саламандр и даже снежных волков. Потом начались клетки с людьми. Их было много. Люди протягивали руки сквозь прутья клеток, пытаясь дотянуться до проходящих мимо. Но Ксуир не удостоила их даже плевком. Она шла дальше. Змей старался не смотреть на мужчин в клетках. Они были ему противны и казались отвратительными. Грязные, в обрывках одежды рабы стонали, умоляя купить их. Парень держал свой взгляд между лопатками Ксуир. Вдруг она остановилась у одной из клетей. Там никого не было на первый взгляд.

— Один есть… Хозяин! — крикнула она.

— Иду-иду, — откуда-то справа вышел худой мужик в странном длинном платье в разводах. — Чего желают господа?

— Вот этого! — она ткнула пальцем в самый темный угол… Там, свернувшись, сидело нечто… Серо-голубая кожа, белые волосы ниже плеч и острые уши… Даже брови и ресницы у него были белыми. Это особенно ярко подчеркивало красные радужки его глаз. Он смотрел куда-то в сторону, но явно пытался не нарваться взглядом на солнечные места.

— Госпожа уверена? — удивленно спросил торговец. — Хочу вас предупредить, что это Дроу. И мы еще не успели выдрессировать его.

— Уверена. Кто еще из подобных есть?

— Ммм… — на секунду задумался мужчина. — Могу предложить вам Ледяного Эльфа и даже Демона… Но они все не совсем обученные! Вернее почти не обученные. Мы успели только сломать их волю, но не научили манерам…

— Показывай, — резко оборвала его Ксуир. — И не болтай!

— Как пожелает госпожа, — кланяясь, пролепетал мужик и повел их куда-то вглубь рынка.

Через несколько минут петляний по рядам они вышли на площадку, где стояло множество помятых клетей с вырванными прутьями, вывернутыми дверцами и погнутыми стенками. Четыре рослых мужика, голых по пояс, выправляли повреждения молотками. Звон стоял невыносимый. В самом дальнем углу стояли две небольшие клетки. Внутри кто-то был, но Змей не мог разглядеть, кто.

— Одну минутку, госпожа. Ребята, вытаскивайте этих! Мужики кивнули и пошли к закрытым клетками. Они выволокли на свет божий двух парней, которые слабо, но пытались сопротивляться. Один был бледен как снег, а длинные спутанные волосы были темно синего, почти черного цвета. У второго кожа была смугло-красноватой, а черные волосы были затянуты шнурком на затылке. Одеты они оба были в оборванные по колено штаны и массивные ошейники. Их усадили на колени и бесцеремонно уткнули лицом в землю. Спины обоих покрывали следы от плетей или кнутов.

— Вот, госпожа, смотрите… Но…

— Значит так, — перебила его Трицидка. — Беру всех троих. Обмойте их и отведите к моим лошадям. Товар не самый лучший. Поэтому за всех троих дам один золотой.

— Госпожа, они стоят чуть больше… — попытался набить цену торговец.

— С чего это? — поинтересовалась Ксуир таким тоном, что Змея передернуло. — Эти двое избиты, судя по всему еще и не кормленные несколько дней. Вон, на ногах еле стоят! Плюс, вы не закончили их обучения. Так что товар подпорчен. И стоит не больше золотого!

— Но… — она демонстративно хрустнула костяшками пальцев. Перстень ярко сверкнул. — Вы правы, госпожа, — поклонился мужик. — Мы доставим их в конюшню через полчаса.

— Вот и отлично. Змей, пошли.

Ксуир резко развернулась и пошла прочь.

— Ксю, подожди! — окликнул её парень.

— Что? — чуть замедляя шаг, спросила она.

— Ты же говорила, что один раб стоит 5 золотых, а ты взяла троих за один!

— Тут такая ситуация, не стандартная, — успокаиваясь, проговорила она. — Дроу мало кто купит даже после тщательнейшего обучения. Слишком жуткие слухи об этом Народе и, между прочим, не безосновательные. С Демоном и Эльфом другой момент. Варвары за них взяться всерьез не успели, потому что их сейчас здесь нет. Или они все в той армии, что на нас нападает, или в своей стране «товар» пакуют на отправку сюда. Без воспитания «товар» испорчен — поэтому и стоит дешево. Полностью же готовый представитель Первых Народов стоит минимум 5 золотых.

— А обычный человек если?

— Вот тут все непросто. Если это хороший ремесленник и мастер — то и до 10 цена может подпрыгнуть. А если это просто человек без особых навыков — то пару золотых, при условии что он здоров полностью и силен, как бык.

— Понял. Теперь куда?

— Прикупить одежку тебе, мне, Стиму и этим троим. Еще надо им оружия прикупить…

— Так там хрен его знает, сколько ящиков со стволами!

— Они пока не умеют с ним обращаться, это раз. Два, пока я не буду уверена в их преданности — давать им в руки такое грозное оружие опасно.

— А, кстати, почему ты выбрала именно их?

— Дроу я взяла, потому что у них матриархат. И он будет подчиняться. А Демона и Эльфа потому, что у них у обоих еще не до конца сломана воля и они жаждут мести. Ведь только варвары могли захватить их в плен. А мы с ними воюем. Да и к тому же если я уложу Демона в честном бою, он признает мою руку. С Эльфом не все так просто, но, я думаю, управлюсь как-нибудь.

— У Дроу матриархат? — поразился Змей.

— Да. Причем изначально. Одна женщина-Дроу, без особых талантов и незаконченным обучением, в бою стоит примерно 8 обычных человек нашего мира. Ну а если вашего, то и того больше. Была знакома с одной Дроу. Супер боец! Вот просто без преувеличений — супер-боец! Мы многому друг у друга научились. Интересно, где она сейчас? Помню, она все время удивлялась моей лояльности к пленным.

— В смысле?

— Ну, Кираи всех пленных отправляла на работу, — объяснила она. — А я просто держала в клетках или под стражей.

— По-моему, она права.

— Да, права-то права, но меня не очень впечатляет, стена выстроенная пленными. Мало ли, что они там нахимичить могут. Она-то могла себе позволить слышать мысли сразу полусотни человек. У меня от трети такого количества информационного шума голова раскалывается.

— Слышать мысли сразу полусотни человек это сильно. А разве Эльфы и другие не пытаются отбить своих?

— Почему не пытаются? Нападают на маленькие караваны и отбивают, кого могут. Большие смысла не имеет. Больше народу положишь, чем отобьешь… Эльфы в ближнем бою не самые лучшие специалисты. Вот стреляют они просто изумительно. Но варвары тоже не идиоты и носят хорошую броню, которую не всегда пробивают стрелы. Тем паче пленников перевозят в клетках. И, сам понимаешь, при расстреле каравана можно зацепить своих.

— И волю им ломают, чтобы послушными были?

— В общем-то да… Но тут все двояко. Понимаешь, существо со сломанной волей не сможет отказать, отомстить, возразить. И оно уже не воспринимает себя как нечто отдельное. Им болью и страхом выбивают самоосознание. После долгого пребывания в лапах варваров даже самый опытный и сильный воин превращается в тряпку, боящуюся собственной тени. Чтобы восстановить психику, уйдет очень много времени. Именно поэтому варвары пленных представителей Первых Народов на рынок вывозят только после лет пяти — шести «обучения». Очень повезет, если такого раба купит какая-нибудь сердобольная семья. Или просто адекватные люди. Эльфы и другие Народы посылают тайных агентов на рынки рабов и выкупают кого могут. Но у варваров нюх на шпионов, и их быстро ловят и запихивают к спасаемым в клетки. А люди для такого дела не подходят — продажны до самозабвения. Варвары свою добычу нипочем не отдадут. Ладно, потом об этом более подробно поговорим, если захочешь.

Ксуир быстро отыскала лавку с одеждой и погрузилась в поиски «чего-нибудь подходящего». Змей усмехнулся и наблюдал за ней, стоя в сторонке.

«Хоть что-то в ней как во всех женщинах», — смотря, как она перебирает стопки с одеждой и спорит с торговцем, подумал он. — Всё перероет ради одной кофточки. О, кажется, что-то нашла.» Минут через пять парень подошел к ней и прошептал на ухо:

— Может, я пойду покурю?

— Да, иди… Я сейчас быстро… — перебирая еще одну стопку, проговорила она и достала какие-то темные брюки.

«Ну-ну…» — Подумал Змей, выходя из лавки. Он встал справа от входа, оперся спиной на стену и закурил. Мимо проходили люди, Эльфы и Трициды. Отличить последних было просто. У них у всех были огромные радужки глаз и серая окантовка по краю. И Змей наконец-то спокойно выдохнул. Действительно его костюм не удивлял никого из прохожих. Никто не обращал на парня ни малейшего внимания. Все прохожие были по-разному одеты. У многих на поясе висели кинжалы и мечи. Был даже один с колчаном стрел и луком в руках. Компания из нескольких девушек прошла мимо, хихикая и перешептываясь. Одна из них даже кинула заискивающий взгляд на Змея. Когда парень затушил окурок об подошву, из дверей лавки вышла Ксуир с объемным холщевым мешком в руках.

— Пошли на конюшню и стартуем отсюда!

— Давай пакет, — улыбнулся Змей.

— Знаешь, я, наверное, телегу найму, — сдвинула брови Ксуир. — Ты устал, эти трое вообще не удержатся в седле достаточно долго. Да и не хотелось бы лошадей перегружать…

— Хозяин-барин, — пожал плечами парень. — Всё равно ты у нас банкуешь…

— А тебя это не устраивает? — вскинула она бровь.

— Ты же знаешь мое к этому отношение. Мне совсем не нравится, когда ты за меня расплачиваешься, — кивнул он.

— Ой, расслабься. Или ты опять насчет палаты? Забудь уже об этом! Сколько лет прошло! Даю тебе честное слово, что дам возможность отыграться. Но не сейчас.

— Посмотрим, — кивнул Змей. — А вот у вас тут почти все вооруженные, это из-за войны?

— Нет, — покачала она головой. — У нас все всегда вооружены. Каждый сам обеспечивает себе безопасность. Нет смысла ждать и надеяться на стражу. Что ж им разорваться, чтобы ко всем успеть? Да и на вооруженного человека мало кто захочет напасть. Даже если у тебя у самого есть оружие, ты же не сможешь навскидку определить уровень навыков противника. Вот тебе и простейший способ понизить уровень преступности. Вон смотри, видишь, девушка идет, — Трицидка кивнула в сторону очень миловидной барышни в длинном бежевом платье с узорчатыми рукавами. — Вот у неѐ два кинжала. Если присмотришься, то через кружева металл проблескивает.

Они пришли на конюшню. Там было много разномастных лошадей, стоящих в небольших стойлах. Они фыркали, ржали, хрустели овсом и в нетерпении стучали копытами, переходя с ноги на ногу. К удивлению Змея ожидаемого запаха в помещении не было. Пахло только сеном и какими-то травами. Рабов еще не было. Ксуир быстро договорилась о повозке. В неё тут же запрягли Альпен Гольда и безымянного черного коня, белого в яблоках они пристроили сбоку телеги. Мужики перетащили в повозку три мешка овса и мешок с одеждой. Ксуир быстро запрыгнула на козлы.

— Садись, — она похлопала ладошкой по месту рядом.

— Ты же хотела еще оружия прикупить, — усаживаясь, напомнил Змей.

— Я вспомнила, что у меня есть оружейная. Там для всех найдется что-нибудь подходящее. Ты кроме ножа, каким холодным оружием владеешь?

— Кулаками.

— Этого недостаточно. Патроны рано или поздно кончатся, а времени на закупку новых у нас может не оказаться… Поэтому потренируем тебя еще на что-нибудь…

— Всегда хотел научиться стрелять из лука.

— Да? — удивилась Ксуир. — Ну, вот и славно. Ещё на мечах нужно научить тебя биться. У нас это почти каждый умеет хоть чуть-чуть.

В конюшню втащили троих рабов. Их глаза и рот были завязаны тряпками. Руки связаны за спиной у запястий. Оковы были надеты на локти и колени. Одной цепью, свисающей вдоль позвоночника, они были пристегнуты к кольцу на ошейнике возле затылка. Змей обратил внимание на свежие следы побоев на их телах.

— В телегу, — скомандовала Ксуир.

Мужики, не церемонясь, затолкали троицу в повозку и ловко привязали за ошейники к крепежам скамеек. Потом они молча забрали золотой у Трицидки, развернулись и ушли.

— Поехали! — Ксуир щелкнула языком.

Кони послушно пошли к воротам. Трицидка с облегчением выдохнула, когда они оказались за пределами забора.

— Я, наверное, облегчу нашим коням задачу… — протянула она, когда рынок остался позади метрах в трёхстах. Змей вдруг почувствовал, что заметно полегчал. Кони радостно понеслись вперед. Парень обернулся и окинул взглядом лежащих в повозке рабов.

— Мда… Не фиговый садомазохизм…

— Ты про них что ли? Это еще ничего. Ты не видел, что с такими как они делают в варварской столице. Не знаю уж, за что они так ненавидят представителей Первых Народов, но срываются там по полной! Живого места не найдешь…

Сзади раздался шорох. Ксуир обернулась. Демон пытался поменять позу. Судя по тому, как он сжимал зубами тряпку, ему было совсем неудобно.

— Прими поводья, — проговорила она и легко перелезла в телегу.

Молча достав из рукава кинжал, она перерезала узел на веревке, держащей его в этой позе. Демон упал на бок. Ксуир взяла обрезок и, пропустив его через кольцо ошейника, так же привязала на место, Но теперь у Демона была возможность менять позу. Она также перевязала веревки всем остальным.

— Как я выгляжу? — не к месту спросила Ксуир.

— Нормально, а что? — откликнулся Змей.

— Да вот думаю. Если я развяжу им глаза, они не умрут от ужаса…

— Я бы не умер… Даже, наверное, обрадовался бы…

— Ну, смотри. Я воскрешать мертвых не могу и реанимировать при сердечных приступах и инфарктах не умею. Это только Целители могут.

Она подошла к Дроу и сняла повязку. Тот тут же зажмурился. Ксуир перешла к Эльфу. Когда повязка упала на пол, на неѐ воззрились ярко голубые глаза. В них отражался лед. Она улыбнулась и перешла к демону. Тот попытался отдернуть голову, но не получилось.

— Так-то лучше… — довольно заключила Ксуир, возвращаясь на козлы. — Потом начну в лекаря играть.

— Кстати, а в чем разница между лекарем и целителем?

— Лекарь это врач, как у вас. Разница лишь в том, что у вас там раздробление врачей. Терапевт, хирург, аллерголог и так далее. Лекарь это все врачи в одном флаконе. Он и операции проводит, и роды принимает, и от кашля эликсиры варит. Лечит в основном мазями, травами, и так далее. Целитель — в первую очередь маг. Может провести операцию, не касаясь тела, вылечить ангину заклинанием. Лекарь так не может. Целитель тоже прибегает к лечебным травам, но в меньшей степени. В общем-то, вот и все различия.

— А больницы у вас есть?

— Есть, но скорее это травмпункты. В каждом городе есть по 10—15 частных лекарских или целительских кабинетов. Если не больше.

— Это что-то вроде частных клиник?

— Ну да. Типа того. Как бы хорош не был лекарь или целитель, он в чем-то лучше разбирается, чем другие, в одном каком-то разрезе. Понимаешь, в больнице переломы, вывихи, разрывы всякие сшивают. Есть родильные отделения. Есть тяжелое отделение, где сложные болезни лечат. Ну, типа тяжелой формы пневмонии и так далее. Стражников там от всего лечат. А вот все остальное, там ангина или еще что-то в этом роде, к лекарю. Он же деньги берет за мази или еще какие лекарства. И то не всегда. Там зависит от ситуации.

— То есть лекарь может и денег не взять? Или отказаться меня лечить?

— Может. Вот смотри, я упала с лестницы и вывихнула ногу. Ближе всего мне дойти до лекаря, чем до больницы. Я дохрамываю до него, и он мне вправляет вывих и денег не берет, потому, что я могла дохромать и до больницы. А вот приходит пьяный бугай, с разбитым в недавней драке лицом, и начинает хамить. Зачем же лекарь будет его лечить? Змей, как думаешь, мы до темноты успеем вернуться? — как-то резко перевела тему Ксуир.

— Откуда же я знаю? — удивился такому вопросу парень. — Я так понял, у вас тут по-другому время идет…

По моему времяощущению, сейчас уже часов восемь вечера, а солнце — как будто сейчас часов пять не больше.

— У нас в минуте 80 секунд, в часе 100 минут, в сутках 30 часов.

— Ничего себе…

— Ну да. В месяце 45 дней, — Трицидка продолжила перечислять. — А в году 18 месяцев. И новый год мы празднуем весной.

— Тогда понятно, почему два дня здесь это день там.

— Нет, не в этом дело, — закуривая, проговорила она. — Дело в разнице скорости течения времени здесь и там. Часы и минуты — это условное деление времени. Оно зависит от слишком многих факторов и крайне субъективно. А вот скорость потока времени — это величина статичная. Даже если бы здесь сутки были как у вас 24 часа, то все равно этот мир бы прожил две тысячи лет, а ваш тысячу. Это как-то связано с полотном времени, но я этого точно не знаю. Асунсулы могли бы рассказать тебе, но они далеко отсюда живут. И редко общаются с представителями других Народов. Я краем уха слышала только об одном контакте Асунсулов с Эльфом. И то это всего лишь слухи.

— Чисто ради эксперимента спрашиваю, а нимфы у вас тут есть?

— Есть, а как же. И лесные, и речные имеются. Правда, их можно увидеть только ночью. А тебе зачем? Хочешь посмотреть на их красоту? Могу сразу предупредить — свободная любовь у них не практикуется… Хотя… Может, чего и изменилось за столько лет. Да и ты парень ничего так. Может, и приглянешься какой-нибудь деве… — Змей смущенно кашлянул. — Ты, главное, на суккубов не нарвись. А то без достоинства останешься.

— Откусят? — попытался пошутить парень.

— Сотрут, — жутковато, с некой ноткой кровожадности, улыбнулась Ксуир. — И не делай такое удивленное лицо. Я серьезно. Суккубы — ненасытны. Они Демонессы очень высокого ранга. Только Демоны могут выдержать ночь любви с ними. Да и то не всегда. По крайней мере, так говорят. Поверь, многие глупые люди проверяли их страстную любовь на себе. Там от «энтого» места жалкая окровавленная тряпочка остается к утру.

— Я где-то читал, что они душу забирают…

— Зачем им твоя душа? — усмехнулась Трицидка. — Они же не эфемерные существа. Там всё намного приземлённее. Хотя может это и считается у мужчин изъятием души?

— То есть ты хочешь сказать, что у демонов член стальной?!

— Может и стальной… Хотя я сомневаюсь… — пожала плечами она. Сзади раздался непонятный шорох и недовольное сопение. — Но, мне кажется, всё дело в совместимости видов. Я, например, не слышала об Эльфах, павших жертвами суккубов. Или о Драконах…

— Ну, у Дракона-то, небось, такой орган, что его ничем не сотрешь…

— Змей, а тебе не кажется, что нас не в ту тему понесло? — сощурилась Ксуир.

— Да, ты права… Что-то мы не о том говорим, — резко покраснел парень.

— Во-во… а то еще дойдем до межвидовой «Кама Сутры» и вообще что-то совсем из ряда вон будет. Поза номер 4 в отношении… ой, нет, у меня слишком богатая фантазия, мне такое представлять вообще нельзя! Как насчет поговорить о чем-нибудь умном?

— О ядерной физике?

— Нет, это слишком уж умное… Давай лучше о наших планах поговорим…

— А что тут говорить. Сначала надо дождаться всех твоих, а уж потом строить стратегию и тактику. Я же в глаза не видел твоих бойцов. Как я могу рассуждать?

— Действительно… Надеюсь, завтра с утра прибудут хотя бы двое…

— Кстати, а почему ты не спросила у Айну-Рилл, кто наш враг?

— Забыла, — честно призналась она. — Да и не сказала бы она. Боги не должны вмешиваться с открытой помощью. Можно попробовать вызвать какого-нибудь демона не из нашего мира и у него спросить. Но я не демонолог. А в таком деле нужна многолетняя практика. Кстати, де- монолог нам бы очень пригодился… Еще бы некроманта и стихийника достать — вообще рай будет.

— Это все маги? — догадался Змей.

— Да. Только вот где их взять? Допустим стихийника найти не проблема, они часто в наёмники подаются. А вот некроманта и демонолога встретить очень сложно. У них специфика очень тонкая. Ладно, потом об этом порассуждаю. Интересно, Стим все пакеты разобрал?

— Не думаю… Ты столько всего понакупила, что мы втроем до завтрашнего вечера еле управимся…

— Мда? Жаль, очень жаль… Я хотела сегодня пораньше спать лечь… Надо же дать организму отдохнуть!

— Как приедем — ложись, думаю, мы со Стимом сами разберемся.

— Мысль неплохая, но вряд ли я смогу спокойно спать, когда вы там работаете…

— Я же спал, когда ты по ночам носилась!

— Не спал, — осадила его Ксуир. — Мне можешь не врать. У тебя всё равно всё на лице написано. Не спал и сидел у компа в ожидании звонка. И что ты так за меня переживаешь? Я что, маленькая? Да и ваши бандосы не стоят и одного нашего городского стражника. Даже увешанные стволами под завязку! Они же стрелять-то толком не умеют. Палят куда попало.

— Рикошет никто не отменял, — тут же посерьезнел Змей.

— Это да. Тут не спорю. Но все равно, я могу от него увернуться.

— Если видишь, что он в тебя летит.

— Спину я всегда тьмой прикрываю! Она все гасит. Я думаю, что даже если бы в меня ракетой запустили, тьма все поглотила бы. Ладно, проехали. Ты мне лучше скажи, как тебе у нас?

— Странно. Красиво. Воздух наичистейший просто опьяняет. В остальном еще не разобрался. Многое еще не понятно.

— А, так всегда. Я когда в ваш мир перебралась, тоже не сразу всё поняла. Зато через месяц была как рыба в воде.

— Слушай, всё хотел спросить, как ты глаза прятала от инквизиции? Тогда же на линзы нельзя было списаться.

— Как-как… — усмехнулась Трицидка. — Иллюзию наводила или отвод глаз. Меня больше всего бесило то, что надо было в вашу церковь ходить. Каждый раз три потерянных часа. Да и вообще у вас пантеон странный…

— У нас не пантеон.

— Да? — удивилась она. — Странно, а что ж столько разных изображений? Сколько лет прожила в вашем мире, ни разу так и не озадачилась вопросом ваших вероисповеданий. Мне было о чем подумать на всех этих мессах. Еще один плюс в том, что ты не человек. Отключаешь слух и сидишь, о своем думаешь. Главное смотреть, что вокруг происходит и делать то же, что и все. Но все равно меня раз семь чуть не сожгли. Был еще какой-то сильно ретивый монах, который убеждал меня, что если я ему не дам, он меня повесит.

— И что с ним случилось?

— Потом он стал настоятелем монастыря. Всѐ равно он уже ни с кем не мог… Никогда на забуду, как у него скорлупа треснула от моего колена. Да много чего было в вашем мире забавного. Например, с жутким интересом наблюдала за первыми испытаниями самолетов. Это было любопытно. Особенно для меня, которая видела, как летают Горгульи, Носфéры и Драконы.

— Носферы? Вампиры что ли?

— Нет. Носфéры — это Народ. А вампиры появились случайно. Но они у нас тоже есть.

— Кого у вас тут нет?

— Ну… мутантов у нас нет. Или этих… как ты их называл из игрушки…

— Мозгожоров-то? — улыбнулся Змей.

— Вот. Их нет. Есть упыри, которые из трупов мозги вытаскивают. Хотя они не только мозги жрут. Им весь труп — еда. А мозг это что-то вроде деликатеса. Есть еще Кладбищенские Прожоры. Они едят только уже разложившиеся останки. А если дорываются до могильника скота, то вообще капец. Там куски тухлых туш во все стороны метров на двадцать разлетаются!

— Дрянь…

— А запах — непередаваемый. Благо клирики АйнуРилл следят за их популяцией. В умеренном количестве — они полезны. Во многих городах их держат в канализациях. Они же пожирают любую гниль.

— Ксю, притормози, пожалуйста, повозку.

— Зачем?

— Коня привязать…

— Так он привязан… А, извини, не сразу дошло, — догадалась она, притормаживая лошадей.

Змей ненадолго отлучился в чащу. Ксуир закурила и, выдохнув первое облачко дыма, поняла, что уже давно хотела это сделать именно так, никуда не торопясь и сидя в живой тишине. Вслушиваясь в звуки родного ей леса, она поняла, как скучала по этому миру. Он был лишен всего того лицемерия, с которым Ксуир приходилось мириться целую тысячу лет. Всех этих человеческих глупостей, которые вызывали у неѐ раздражение. Теперь она снова в своей тарелке.

— Хорошая мысль… — влезая на козлы, проговорил Змей.

— Ты о чем?

— Покурить — это хорошая мысль.

— А, да. Извини, я о своем задумалась. Можем ехать?

— парень кивнул. — Вот и славно. Примерно через час будем на месте.

— Через мой час или здешний?

— Твой, — улыбнулась она. — Хочешь, я тебе часы куплю в городе?

— Да зачем они мне? Ты же меня научишь ориентироваться!

— Научу. И не только этому. Вот мне тут сейчас одна запоздала мысль пришла… Лошадям мы поесть купили. А себе?

— У нас там консервов — полки ломятся!

— Это в поход, ещё раз говорю. А такого, что можно сточить сейчас, я брала только на день… — протянула она. — Давай так. На местности сориентируешься?

— До твоего дома дорогу, думаю, найду.

— Вот и хорошо. Я на охоту, ты веди повозку. Встретимся во дворе! — сказала Ксуир и на полном ходу спрыгнула на землю.

Её тень тут же исчезла где-то в лесу. А Змею пришла другая мысль: «Почему не купить еды в деревне?». Но было уже поздно…

Глава 3

Минут через тридцать вокруг начало темнеть. Но из- за крон деревьев вились столбы дыма. Змей спокойно въехал в деревню, где уже в окнах загорались огни. Притормозив у знакомой конюшни, он уточнил у Вакса, как доехать до дома Ксуир. Тот все предельно просто объяснил и даже хотел проводить, но парень отказался. Спустя минут двадцать он подъехал к дому. В окнах на первом этаже уже горел свет. На крыльце сидел Стим. Он поднял голову, и парень сразу разглядел еще больше раздраженные глаза и красноватый оттенок носа.

— Ну наконец-то, — выдохнул Трицид, поднимаясь на ноги. — Я уже весь извелся… А где Ксуир?

— Ускакала на охоту. Обещала встретить меня уже здесь, — спрыгнув на землю, ответил Змей.

— Я почти не опоздала… — раздалось из-за соседних кустов, откуда вышла Ксуир. В левой руке она несла за уши трех упитанных зайцев. На её лице застыло самое самодовольное выражение. — Вот наш ужин! Глянь, какие жирненькие! Как говорил один юморист: «кролики это не только ценный мех, но и три-четыре центнЕра диетического, легкоусвоЯемого мяса!» Стим займешься?

— Конечно, — он забрал у неё тушки и пошел в дом.

— Пошли лошадей в конюшню загоним и покормим!

Она легко подхватила поводья и повела скакунов во внутренний двор. Он был огорожен высоким деревянным забором из хорошего дерева. Открыв ворота, она завела повозку вовнутрь и начала снимать упряжь. Змей старался больше не мешаться чем помогать.

— Закрой ворота, — попросила она, снимая узду с Альпен Гольда. — Самое трудное мы уже сняли, тут я и одна управлюсь. Да, и бревно не забудь поставить. Оно должно быть где-то слева от ворот.

— Тут нет… — закрыв ворота на засов, заявил Змей.

— Да? Тогда посмотри вон там под карнизом… Я, честно, не помню, куда его дела, — Ксуир уже отпустила на вольный выпас по двору скакунов и стаскивала с телеги один мешок с овсом.

Порыскав по внутреннему двору минуты три, Змей все-таки нашел бревно и закрыл ворота. Кони с удовольствием хрустели свежей травой. Ксуир насыпала им овес в кормушку. Потом она что-то пробормотала, и большое корыто возле конюшни заполнилось водой.

— Ну что, вытаскиваем? — кивнул парень на повозку.

— Думаю, пора. Я тебе сверху подаю, ты принимаешь, — безапелляционно заявила Ксуир и полезла в телегу.

Она отвязала веревки и подняла на руки Дроу. Змей принял почти ничего не весящее тело и усадил на траву.

— Ксю, а ключи где?

— Какие ключи? — поднимая на руки Эльфа, спросила она. Глаза его сверкали непередаваемой яростью и желанием придушить Трицидку сию же секунду.

— От цепей!

— А зачем они тебе? Просто штыри вытащи из петель и от ошейника отцепи карабин! Но с этим погоди… — передав Змею Демона, Ксуир спрыгнула с телеги. — Думаю, сначала надо поговорить… — Трицидка прошептала что-то, и Змей вновь почувствовал, что у его тела есть какой- то вес.

Она подошла к Дроу, который смотрел в землю, и, присев на одно колено, развязала тряпку, закрывающую рот. Он воззрился на неё красными глазами. Взгляд был очень спокойным, даже отсутствующим. Змею вообще показалось, что этот парень совершенно не переживает из-за своего положения и дальнейшей судьбы. Ксуир что- то заговорила на каком-то рычащем языке. Дроу слушал очень внимательно. Потом он что-то шепотом ей ответил и опустил взгляд. Только сейчас Змей рассмотрел его повнимательнее. Это был худой, но хорошо сложенный молодой парень. Два длинных шрама перечеркивали его спину. Белые волосы до пояса были испачканы в пыли. На скуле чернел большой синяк.

— Возьмешь мешок с одеждой и пойдешь в дом. Змей, отпусти его, — она перешла к демону. Не успела она снять с него тряпку, как тот выдал:

— А что такое «Кама Сутра»?

— Эээто… — опешила Ксуир. Парень улыбнулся. — Книга такая, про… эм… способы любви… или методы…

— У вас есть?

— А тебе зачем?

— Ради общего… развития, — пожал плечами Демон. — Я просто вас послушал, так интересная книга должна быть…

— Могу достать… только вряд ли ты её прочитать сможешь… я тебе в картинках принесу.

— Ты, главное, на себе не показывай, а то шею свернешь! — хохотнул Змей.

— Так. Не подрывайте мою веру в целомудренность этого мира! Я пошлятины и в том насмотрелась! И вообще я хотела о другом поговорить!

— Если вы достанете мне эту книгу, я буду с удовольствием вам служить, — тут же просек тему Демон. — А еще что-нибудь интересное почитать дадите?

— Хорошо. Я буду доставать тебе интересные книги. Но ты…

— Да, я поклянусь кровью… Хоть прямо сейчас! А на практику отпустите?

— Практику чего?

— «Кама Сутры», — ответил за него парень. — Помоему, вполне неплохая сделка.

— Хорошо. Змей, отпусти его и мы…

— Ксю, дай нож. Я задолбался ногтями эти маленькие штырьки подцеплять!

Она кинула парню кинжал в ножнах. Где его прятала девушка до этого, он не видел. Как только путы опали на землю, Демон подорвался, сбил с ног Змея одной странной подсечкой и кинулся на Ксуир. Так совершенно спокойно отпрыгнула в бок от первого удара. Что потом произошло, Змей заметить не успел. В секунду Демон оказался на земле. Ксуир сидела на нем, обхватив ногами. Мощные бедра прижимали его руки к бокам, и он не мог ничего уже сделать.

— Поза, номер не помню, превосходство женщины! — заявила она и сжала бедра. У Демона что-то хрустнуло. — Признай мою руку, или я задушу тебя.

— Я… Я…

— Меня зовут Ксуир! — что-то еще раз сухо хрустнуло.

— Признаю твою власть надо мной, Ксуир… — выдавил он.

— Ты, видимо, забыл своё имя, но ничего вспомнишь! Змей, кинжал! — парень подскочил к ним и протянул рукоятью кинжал. Она схватила его и одним махом оставила на груди у Демона длинный порез. Темно-бурая кровь начала выступать маленькими бусинками на невидимой нити.

— Я, Рамот, признаю твою власть надо мной, Ксуир…

— Вот и умничка, — она легко отпустила его, мгновенно оказавшись на ногах. Тот тяжело дышал, все еще лежа на земле. — А могли бы и без рукоприкладства обойтись! Эх ты…

— Я не могу без боя подчиниться… Меня Дух Огня разорвет… — хрипло ответил он. — Но насчет книг я не врал!

— Знаю, — беззаботно улыбнулась Ксуир. — Ладно, иди в дом, переоденься. Придумаем тебе что-нибудь с книгами…

Демон поднялся, поклонился ей в пояс и ушел. Змей проводил его тяжелым взглядом.

— Успокойся, — похлопала его по спине Ксуир. — Если бы он захотел, то убил бы тебя и меня бы покалечил. А так все нормы соблюдены и все отлично. Теперь он уже никуда не денется. И никому не причинит вреда без моего приказа. Ну что, один ты у нас остался… — обернулась она к Эльфу. Тот прожигал её ТАКИМ красноречивым взглядом… — По-хорошему будем договариваться или поплохому? — Ксуир сдернула тряпку с его лица.

— Отпусти меня, Трицид… — прохрипел он. Голос у него был очень холодный.

— Ну, отпущу я тебя. И куда ты пойдешь? — насмешливо поинтересовалась она. — У тебя ни оружия, ни денег. Попытаешься вернуться в свои степи? Тебе все равно придется идти через земли варваров. И ты думаешь, они тебя убьют? Нет, они всадят тебе отравленный дротик в заднее место, и ты опять окажешься на рынке.

— Живым не сдамся…

— Наивный. Им все равно, скольких ты положишь. Они сделают всё, что бы повязать тебя живьем. А потом еще в наказание отдадут какому-нибудь извращенцуполукровке, который быстро собьет с тебя спесь. А методы у них ты примерно представляешь… Или попытаешься откусить себе язык? — Эльф молчал, поджав губы и все так же прожигал Трицидку взглядом. Видимо, он прекрасно понимал, что она права, но он не мог принять этого. — Не делай глупостей. Лучше присоединяйся к нам и пошли бить лица этим дуболомам. Как тебе такое предложение? После окончания войны можешь идти на все четыре стороны. Я тебе дам денег и коня в придачу. Так твои шансы попасть домой явно вырастут. Ну что, ты решил?

— Развяжите меня… — спустя некоторую паузу проговорил он.

— Ты не ответил.

— Меня зовут Лирон. Развяжите меня, пожалуйста.

Ксуир кивнула, и они вместе со Змеем в пару секунд освободили Эльфа. Тот встал и потер запястья.

— Пошли в дом.

Она спокойно повернулась к освобожденному спиной и пошла к дому. Змей пожал плечами, подобрал ножны от кинжала и пошел за ней. В гостинной Стим уже расставлял пластиковые тарелки на стол и раскладывал салфетки. Дроу с интересом изучал упаковку чая, лежащую на столе. Демон сидел на полу возле камина и разглядывал плеер. Эльф просто сидел на ступеньках, что-то бормоча и смотря стеклянным взглядом в никуда. Переодеться эта троица видимо не успела.

— Ну, что у нас с ужином? — сев на диван, поинтересовалась Трицидка.

— Минут через сорок будет готов, — откликнулся Стим. При Ксуир он старался выглядеть как можно бодрее, получалось плохо.

— Замечтательно… Змей, ты часом мой бук нигде не видел?

— Видел. У тебя в сумке. Да, именно в той, которая рядом с тобой.

— Я, пожалуй, включу чего-нибудь веселенького, а то как-то скучно… Как насчет не совсем приличных частушек?

— Не думаю, что тут все поймут, о чём там речь…

— Ничего, по смыслу догадаются! — щелкая по клавишам, заявила она.

Из колонок заиграла музыка. Ксуир перенесла ноутбук на стол и, приплясывая, взялась за еще один пакет из горы в углу. За прошедший день они успели разобрать только половину вещей.

— А что это? — спустя некоторое время спросил Демон, разглядывая экран ноутбука, где плавали непонятные фигуры заставки. Порез на его груди уже превратился в тонкую царапину.

— Ноут, — через плечо бросила Ксуир. — Это такая штука для выполнения разных задач и всяких развлечений. Там музыку послушать, кино посмотреть, в игрушки поиграться…

— Не грузи парня, — покачал головой Змей. — Это устройство из моего мира.

— А из какого вы мира?

— Эээ… ну как тебе объяснить… — безуспешно пытаясь вспомнить название, которое говорила Ксуир, пробормотал он. — Я из мира людей. Там у нас подобными штуками многие обладают.

— Мир, где живут одни люди? — поразились вслух Демон и Эльф.

— Да, — кивнул Змей.

— Ребят, там очень много беглых из нашего мира, — обернулась Ксуир. — Но они живут среди людей, ничем себя не обнаруживая. Я прожила там тысячу лет и могу смело сказать, что это очень просто. А еще у них есть там диковинные звери по типу утконоса или страуса. Там и пингвины есть… Птицы, которые не летают. Забавно, правда?

— Птицы, которые не летают… — проговорил Эльф. — А почему они считаются птицами?

— У них строение такое, птичье. Вон, курицы тоже почти не летают, но они же птицы.

— Садитесь есть, — вынося из кухни большущий поднос с двумя запеченными тушками, сказал Стим.

После того, как все расселись, Ксуир взяла пластиковый стаканчик с вином и встала.

— Я очень рада приветствовать вас всех у себя дома. Наконец-то я вернулась в свой мир. И я хочу всех представить друг другу. Меня зовут Ксуир, если кто не в курсе, это Змей. Мой первый помощник Стим. Это — Рамот, — Демон кивнул. — Лирон и Дитен. С сегодняшнего дня вы все включены в основной состав моего отряда. За это стоит выпить!

После ужина Ксуир распорядилась, чтобы все шли отдыхать.

— Я дико устала, но не смогу заснуть, если кто-то будет что-то делать, так что все по койкам и дрыхнуть.

Змей долго не мог уснуть. Странные мысли не оставляли его разум. И ощущение своего собственного тела не давало покоя. В общем-то ничего необычного он не чувствовал, но что-то было не так как всегда. Ощущение, что он обрел что-то давным-давно потерянное или забытое. Парень встал и подошел к окну. Свежий ветер, наполненный запахами ночного леса, влетел в комнату из раскрытой рамы. Он вдруг почувствовал жгучее желание пройтись. Змей быстро обулся, накинул куртку и тихонечко вышел в коридор. В доме было тихо. Проходя мимо комнаты Ксуир, он заглянул в приоткрытую дверь. Она лежала на кровати, раскинув руки. Дыхание было ровным и спокойным. Полюбовавшись Трицидкой, накрытой тончайшей простыней, Змей тихо прикрыл дверь и спустился на первый этаж. В камине еще тлели редкие угольки. Выйдя из дома, парень вдохнул полной грудью и посмотрел на небо. Незнакомые созвездия сияли в бесконечной черноте высоких небес, одна большая луна сияла столь ярко, что видно было все. Две луны поменьше улыбались полумесяцами. Он хотел сделать шаг с крыльца, но вдруг пространство пронеслось мимо него. Придя в себя, Змей обнаружил, что стоит метрах в тридцати от дома. Тряхнув головой, парень осознал, что это не обман зрения. Он сделал еще один шаг. Но ничего не произошло. Потом он прошелся до крыльца и осмотрел то место, где стоял несколько секунд назад. Ничего не найдя, Змей сошел с крыльца, закурил и не торопясь пошел вдоль дома. Через несколько метров он понял, что вновь видит дымку…

— Как ты говорила… Закручиваем в петлю…

Парень аккуратно сжал еѐ в кулаке и почувствовал прохладу, бьющую в ладонь. Потом он попытался повторить ту петлю, которую сделала тогда Ксуир, и толкнул вперед. Светлый шар сорвался с места и впился в ствол дерева. На его месте остался обугленный круг на коре.

— Ничего себе… — ощупывая след, прошептал парень.

— Всё зависит от сплетения, — раздался голос за его спиной.

Обернувшись, Змей в первый же миг уперся взглядом в ярко синие глаза Айну-Рилл.

— Не переживай, ты всему научишься… — она прошла мимо и села на большой валун шагах в пяти от парня. Богиня двигалась плавно, но все движения были наполнены животной грацией и силой. От этой женщины веяло спокойствием, однако было ясно, что в любой момент она способна превратиться в беспощадную фурию. — Всё требует практики. Ты что-то хотел спросить?

— Да… Почему вы тогда сказали…

— Что ты сын этого мира? — Богиня улыбнулась. Её красивое и в то же время немного печальное лицо в лунном сиянии казалось посеребренным. — Андрей, в твоих жилах течет кровь Эльфа… Она разбавленная, но все же она есть. Сразу не разглядеть. Видимо, кто-то из твоих предков был сыном этого мира. Мне кажется, что это был твой дед. Ведь он пропал бесследно. И ты всегда, смотря на его фотографию, удивлялся его красоте. Но это ничего не меняет…

— Что вы со мной сделали?

— Дала тебе то, что было и будет тебе нужно. Вернее, сбросила с тебя оковы, которые наложило на тебя проживание в твоем мире. Если с детства учить ребенка ходить на четвереньках, то он до конца дней своих не встанет на ноги. Ты настолько привык ощущать себя просто человеком, что природные возможности оказались задушенными твоим сознанием. А теперь, лишившись этого осознания, ты сможешь больше. Мне хотелось помочь тебе, поэтому я усилила действие крови Эльфа в твоих венах. И добавила способностей Трицидов. Внешних изменений никаких, а внутренние сам почувствуешь. Это все, что я могу сделать для тебя в качестве помощника. Мне от тебя ничего не нужно. Ни поклонения, ни чего-то еще. Каждый должен сам выбрать свой путь и свою веру.

— Тогда зачем?

— Можешь считать, что это мимолетное женское желание, — пожала плечами Айну-Рилл, а потом улыбнулась. — Несмотря ни на что, я всё же женщина. И у меня могут быть свои маленькие слабости. Но я пришла по другому поводу. Я нарушу все правила, но все же раскрою тебе одну тайну. Я чувствую, что Ксуир может скоро оказаться у порога моих чертогов. Мне не хотелось бы, чтобы это произошло. Не спрашивай, как и когда. Этого я не могу тебе сказать. И поэтому прошу тебя, Андрей, сделай всё, что бы я не увидела её души у своего трона в ближайшее время. Думаю, что ты справишься с такой задачей. Ты всё еще чувствуешь себя ей обязанным… Забудь об этом. Ксуир — дитя, взращенное на моралях и устоях этого мира, — Богиня поднялась. Валун был покрыт инеем. Айну-Рилл подошла к Змею вплотную и, смотря ему в глаза, добавила: — Как я её понимаю. Такие глаза стоят многого. Не говори ей ничего, она не поверит. До встречи, Андрей…

Богиня растворилась в воздухе, как предрассветный туман. Змей еще несколько секунд стоял столбом. Потом он полез в карман, достал сигарету и закурил. Медленно бредя к крыльцу, парень пытался переварить всё сказанное Богиней. Он сам не заметил, как оказался в своей комнате. Подумав, он улегся спать…

— Бодрое утро, Страна! — плюхнувшись на кровать возле ног Змея, прокричала Ксуир.

Парень открыл один глаз и поинтересовался:

— Который час?

— Половина восьмого по местному времени! Вставай, соня, у нас ещё очень много дел! — щекоча длинным коготком под коленом, торчащим из-под одеяла, у парня, заявила она.

— Встаю, — он сел на кровати и огляделся в поисках джинсов.

— Нет их тут, и не ищи. Я их спрятала до лучших времен. А сейчас на, — Ксуир всучила парню стопку одежды. — Одевайся и завтракать!

— Хорошо, хоть ботинки не уперла. Ксю, а где можно о вечном подумать?

— На первом этаже за кухней. Ты только там не засиживайся.

Одежда, купленная Ксуир для него, села как влитая. Правда, парень не сразу понял, как застегиваются брюки. Кофта из странной плотной ткани показалась Змею слишком обтягивающей, но удобной. Кожаная куртка, в которой Змей попал в этот мир, хорошо гармонировала со всем остальным одеянием.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.