электронная
160
16+
Хранители Хрона

Бесплатный фрагмент - Хранители Хрона

Книга первая

Объем:
200 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-3020-7

Глава 1

— Нет, ну вот смотри, взять хоть ту же самую теорию струн! Если совсем по пролетарски, то согласно ей существует 10 измерений, видим и ощущаем из которых мы только 4! Может и нету их, тех самых хронов, а существа, что выпадают к нам просто по какой-то причине переходят из одного измерения в другое? — поправляя очки, тараторил тщедушного вида паренёк, заискивающе глядя в глаза хмурому мужчине, с мрачным видом смолящему папиросу.

— Ну? — не меняясь в лице, источающем полное безразличие к тем самым десяти измерениям и говорящему парню в целом, буркнул мужик.

— Ну что ну? Это же в корне отличается от рабочей модели мироустройства, принятого Хранителями! Это прорыв!

В этот момент мужчина как будто что-то услышал и сразу подобрался, внимательно осматриваясь по сторонам и бросая папиросу.

— Действительно озоном пахнет — проговорил он и посмотрел на молчавшую и как-будто дремавшую девушку, стоявшую в тени в стороне от конуса света, излучаемого фонарным столбом и оперевшись спиной о стену типичного для этого спального района панельного дома.

— Я имею в виду… Что? При чем здесь озон? А! Да нет, я не про этот прорыв! Я про прорыв в нашем понимании устройства миров!

— А я как раз про этот. Убавься, мешаешь — не отводя взгляда от девушки, проговорил мужчина.

Несколько мгновений та по прежнему не шевелилась, но потом повернула голову и открыла глаза. Они, казалось, светились изнутри бриллиантово-зеленым светом, выхватывая из под непослушной и чересчур длинной челки светло-русых волос что-то неуловимое стороннему наблюдателю.

— Бирюзовый — произнесла она и пошла в сторону направления взгляда.

Не сговариваясь парень, нервно теребящий дужку очков, не зная куда еще деть дрожащую левую руку и напряженный как пружина мужчина, расстегивающий молнию на бесформенной куртке направились за ней, стараясь отставать от нее ровно на один шаг. Они подошли к детской площадке, где помимо качелей и пёстрой горки находилась пара спаренных турников. На пространство между штангами одного из них и смотрела девушка, остановившись в 5 метрах от них. В напряженном молчании прошло около 10 минут, затем из подъезда высыпала компания галдящей молодежи и, поозеравшись и заприметив свободную лавку возле той самой детской площадки, направились к ней. Не отводя взгляда, девушка повела рукой в сторону галдевшей молодежи и один из парней резко остановился. Остальные с непониманием уставились на него, а тот недоуменно осматривался по сторонам. За тем изменившись в лице как будто что-то вспомнил произнес:

— Народ, а пошли в торговый центр? А то холодно что-то тут торчать, да и родаки из окна палят, не покурить, не поугарать?

Компания переглянулась и пожав плечами последовала совету и отправилась в сторону ближайшего торгового центра, обсуждая свои насущные проблемы, начиная от математички, оборзевшей в кость и заканчивая неким Васяном, который вообще берега попутал. Не прошло и 3 минут, как во дворе вновь наступила относительная тишина.

Не смотря на то, что мужчина зябко ежился на холоде поздней осени, куртку застегивать он даже не порывался. Парень нервно переводил взгляд то на одного, то на вторую спутницу, то на злополучный турник, но держал язык за зубами и даже думать забыл о том, что менее 20 минут назад перевернул с ног на голову устройство мироздания.

— Затягивается — не отводя взгляда произнесла девушка.

Мужчина по прежнему напряженно следил за ней, а парень расслабленно выдохнул и стал остервенело натирать и без того чистые очки носовым платком. Спустя еще 10 минут девушка отвернулась от турников и молча направилась к выходу со двора. Застегнув куртку и достав новую папиросу, мужчина последовал за ней. Парень пару мгновений метался между желанием подойти к турникам и осмотреть их поближе и не потерять своих спутников из виду, но в итоге предпочел последний вариант и быстрым шагом нагнал удаляющуюся пару.

Сидя в ближайшей кафешке и потягивая горячие напитки, каждый из этой троицы думал о своем. Паренек, высунув от усердия кончик языка, выводил какие-то формулы на салфетке, мужчина с отсутствующем видом рассматривал чаинки в своем стакане, девушка сидела с прикрытыми глазами, держа двумя руками чашку горячего шоколада.

— На сегодня все — произнесла девушка и, не глядя на спутников, встала из-за стола и направилась к выходу.

Мужчина в свойственной ему манере проводил ее равнодушным взглядом и тоже встал из-за стола.

— Спасибо за дежурство, Славик. Отличная теория, Славик. До скорого, Славик — не отрываясь от салфетки пробормотал паренек, когда мужчина так и не сказав не слова вышел из кафе.

Закончив писанину и осмотрев свои труды, Вячеслав с педантичной аккуратностью сложил салфетку в несколько раз и убрал во внутренний карман. Очередное, пятое по счету дежурство в рядах Хранителей подошло к концу. Он не знал когда будет следующее и будет ли вообще, потому как первое дежурство состоялось четыре месяца тому назад, второе спустя две недели, третье спустя месяц, четвертое буквально позавчера, а сегодняшнее как ему показалось было внеплановым, потому как в этот раз они не курсировали по району, а целенаправленно отправились в тот двор, окруженный панельными девятиэтажками и проторчали там три с половиной часа.

Про самих Хранителей Вячеслав знал не много. Его рекрутировали пять месяцев назад, прошлой весной. Его наставник — тот самый хмурый мужик, смолящий папиросы и не отличающийся разговорчивостью, на все попытки что-либо разузнать, кроме вводного курса, предоставленного ему в самом начале, либо отмалчивался, либо лаконично отвечал: «что знают двое — знает и свинья». Вообще вся эта история, покрытая недосказанностью, напоминала ему какой-то дешевый спектакль, цель которого для Вячеслава была пока не ясна. Попытка получить от него какую-то выгоду? Серьезно? Да у него то и с первого взгляда брать было нечего, а уж за пять месяцев и подавно бы выяснилось, что живет он в комнате коммуналки, доставшейся ему от деда, который его растил и воспитывал. Родителей своих он не помнил и дед как-то про них особо не рассказывал. Ну говорил что они по каким-то командировкам мыкаются, что вот ему на содержание немного денег присылают, а когда он подрос, то и прямо сказал что пропали они и давно от них не было вестей. Работает Вячеслав лаборантом при одном НИИ, получает копейки, которых едва хватает на еду, и обещания о повышении до младшего научного сотрудника, а там и до академика недалеко. В общем какой-то шкурный интерес к Вячеславу сразу отметается. Шпионские штучки? То же сомнительно, учитывая маршруты дежурств, на которых он бывал. Это либо спальные районы, либо полузаброшенные склады. Явно не вариант.

По пути домой, парень до мельчайших подробностей пытался вспомнить как он вообще оказался в рекрутах Хранителей. Вот он закрывает сессию на последнем курсе и несет дипломную работу своему куратору. Вот куратор разносит в пух и перья его как ему казалось безупречный плод трудов и намекает на то, что на новую дипломную у Вячеслава времени нет, но не все потеряно. Оказывается его куратор настолько ратовал за своего студента, что на всякий случай подготовил для него свою дипломную и теперь, когда она оказалась как нельзя актуальна, он готов отдать ее своему подопечному за совершенно символическую плату и даже замолвить перед приемной комиссией за нее словцо, ибо имеет на нее кое-какое влияние. Слава — парень отнюдь не глупый и наивностью то же похвастаться не мог. Он сразу понял, что символическую плату искать придется или 6 лет упорного глодания гранита науки пойдут псу под хвост. Но что для куратора была символической платой — то для одинокого полуголодного студента — совершенно неподъемная сумма, которую не то что достать, но даже занять было негде. К счастью, от Деда парню досталась не только комната, но и личные вещи, а именно великолепная библиотека, занимавшая две трети комнаты, кое что из одежды, в угоду капризной моде актуальной и сейчас, и вроде бы даже золотые карманные часы искуснейшей работы, которые он хранил в тайнике своей комнаты. Ну что ж. Вариантов решения проблемы парень больше не видел и в тот же день отправился домой за реликвией, по пути перебрав все знакомые ему тем или иным образом антикварные лавки. По началу он подумывал о ломбарде, чтобы иметь хоть малейшую надежду на то, что со временем он их выкупит. Но трезво рассудив решил не обманывать себя. С его доходами с ростовщиком ему расплачиваться не менее года, а часы были действительно шедевром механического искусства и сдавать их по цене цветного лома — кощунство и неуважение к памяти деда.

Придя домой и достав часы из тайника, он развернул бархатную тряпицу, в которую они были завернуты и внимательно рассмотрел их в поисках пробы или иного намека на благородство металла, из которого они сделаны. На внешнем корпусе, выполненном из жёлтого металла, покрытого невообразимо сложным узором, похожим на вязь неизвестного ему языка и инкрустированном орнаментом в виде прилегающих друг другу сфер пробы обнаружить не удалось. Не было ее и на крышке часов, выполненной из стеклянной сферы с окантовкой и узорами причудливых форм из того же желтого металла. Открыв часы, Вячеслав в очередной раз полюбовался на необычный циферблат, имеющий помимо стандартных трех стрелок, указывающих время, еще четыре оконца с разными символами и цифрами, назначение которых он так и не понял. В памяти сразу всплыло как дед временами мог часами смотреть на эти часы не слыша и не замечая ничего вокруг. У маленького Славика так и не пришло в голову спросить у него откуда они. А у Славика нынешнего этой возможности уже не было. Тяжело вздохнув, он защелкнул крышку и завел пружинный механизм. Услышав мерное тиканье, он открыл их, дабы убедиться что они функционируют и выставил относительно точное время. Близился обед. Решив не откладывать в долгий ящик, Вячеслав оделся, сунул часы во внутренний карман и вышел из дома.

Целенаправленно, боясь в последний момент испугаться и отступить от намеченного плана действия, Вячеслав шел в ближайший антикварный магазин. В уме гудел рой мыслей, начиная от оценки правильности действий, заканчивая примерной стоимости великолепных часов. Подойдя к двери антикварного магазина, он увидел табличку. Близоруко щурясь, он прочитал слово «обед» и цифры, отмечающие аллегорическое начало трапезы и ее конец. По инерции достал часы, чтобы посмотреть сколько сейчас времени. Оставалось 20 минут. Куда-то отходить смысла не было, поэтому он решил присесть на лавку не далеко от магазина. Одолеваемый тяжкими мыслями, он вертел в руках то немногое, что осталось ему от человека, вырастившего и воспитавшего его. Парень не сразу заметил как тень нависла над ним и не с первого раза понял что кто-то к нему обращается.

— Глухой что ль?

Вячеслав поднял глаза. Перед ним стоял мужчина крепкого телосложения, высокий, с короткой стрижкой и небрежной щетиной на лице. Не смотря на довольно теплую весеннюю погоду, на нем был серый плащ свободного покроя, застегнутый на все пуговицы.

— Что? — переспросил молодой человек обращающегося к нему мужчину, запоздала пряча часы в карман.

— Я говорю знатные котлы у тебя. Где урвал? — без особого интереса в голосе спросил мужчина.

— В наследство достались. От Деда — не видя особого смысла лукавить ответил Вячеслав.

— А время не подскажете? — прозвучал откуда-то сбоку приятный женский голос.

— Да, конечно! — заспешил Вячеслав, чуть не выронив ценный механизм из рук. Щелкнул замок крышки — Без пяти два — поднял он глаза от часов и замер на полуслове, увидев ту, кто спрашивала его. Стройная девушка с светло-русыми волосами и непослушной челкой, одетая в приталенный плащик, достойно подчеркивающий ее приятную фигуру, с интересом смотрела на его часы невообразимо красивыми неестественно зелеными глазами. За тем подняла взгляд на мужчину и слегка кивнула.

— Продаешь? — полуутвердительно произнес он.

— Да, вот приходится, а то сессия, там, дипломная…

— Сколько? — перебил его мужчина

К такому повороту парень готов не был и замешкался. Он собирался торговаться в относительной безопасности стен магазина, но ни как не на лавке на улице. Но очень не хотелось перечить этому не то чтобы страшному человеку, но чувствовалась в нем такая сила, с которой не хочется иметь ни каких конфликтов. Собравшись, парень выпалил ту сумму, которую ему предъявил куратор за диплом.

— Пошли — услышал он в ответ от мужчины. Тот повернулся к нему спиной и направился вдоль улицы.

Девушка не сводила глаз с часов до тех самых пор, пока Вячеслав не убрал их в карман, затем как будто потеряла к нему всякий интерес и пошла следом за мужчиной.

Встав на подгибающиеся от волнения ноги он поплелся за потенциальными покупателями, поминутно озираясь в поисках подвоха и путей отступления. Пройдя около двух кварталов, мужчина остановился у дверей не примечательного дома, похожих на служебный выход, подождал когда подойдет Вячеслав и не говоря ни слова вошел внутрь. Спустя 10 минут ожидания на телефон молодого человека пришло оповещение, что на его банковскую карту поступил платеж, сумма которого была оговорена с мужчиной. Отведя взгляд от дисплея телефона, парень вздрогнул от неожиданности, рядом с ним стояла девушка и смотрела прямо ему в глаза. Взгляд был настолько необыкновенный, что он просто не мог отвернуться, он как будто тонул в нем и из ступора его вывел ее голос.

— Все в порядке? — спросила она

— Что? — все ещё завороженный ее необыкновенными глазами промямлил парень — а… да. Все хорошо.

— Ну тогда давай? — немного подняв бровь, потребовала девушка и протянула руку.

Вячеслав с непониманием уставился на элегантную ручку, обтянутую беспалой бежевой кожаной перчаткой, но потом вспомнил суть происходящего и заполошно полез в карман за часами и в очередной раз чуть не выронил их, зацепившись цепочкой часов за дырку в подкладке кармана. Покраснев от досады, он все же справился и немного трясущейся от избытка чувств рукой положил часы в аккуратную ладошку девушки. Та достала из нагрудного кармана опрятный платочек, в который бережно завернула покупку и убрала ее во внутренний карман плаща. Когда она распахнула полу, дабы добраться до кармана, Вячеслав краем глаза увидел рукоятку пистолета в кожаной кобуре и тут же от его красноты на лице не осталось и следа. Заметив неестественные перемены в облике парня, девушка резко задернула полу плаща и пристально посмотрела на него.

— Какие-то вопросы? — холодным тоном спросила она.

Не в силах выдавить из себя хоть слово, Вячеслав только отрицательно покачал головой.

— А я пожалуй спрошу — более приветливым тоном продолжила она — откуда у тебя эти часы?

— От деда остались — осипшим от волнения голосом выдавил из себя парень.

— А кем он был, этот твой дед? — раздался голос мужчины, неизвестно как оказавшегося рядом с ним. Хотя учитывая растерянность от происходящего, молодой человек не заметил бы и пробегающего мимо слона.

— Геологом был. Ну он так говорил по крайней мере. Я то его всегда на пенсии помнил. Но он говорил что много путешествовал. И книги любил. У меня еще много книг от него осталось.

— Покажешь? — с плохо скрываемым интересом спросила девушка и увидев в ее глазах неподдельное любопытство, Вячеслав тут же забыл о случившемся минуту назад конфузе.

— Конечно! Хоть сейчас! На кафедру сегодня я уже все равно не успеваю, а на работе у меня отгулы на период сессии — затараторил он — правда там ничего ценного наверное нет, ну классика всякая, немного справочников по геологии, географии и… тут он подумал, что девушка небось решила, что у обладателя таких часов должна быть библиотека, состоящая из редчайших фолиантов, а не как не из типичных для областной библиотеки книг и справочников, но не смотря на сказанное им, глаза у девушки по прежнему горели интересом и он готов был хоть в лепешку разбиться, но сделать все, чтобы этот огонь получил своё.

— Нужно доложить — сухо бросил мужчина и вновь исчез в дверях неприметного здания.

Девушка не сводя глаз смотрела на Вячеслава и он был от этого сам не свой. Не то чтобы он был некрасив, но вечно взлохмаченный парень в неудачно подобранных очках и дедовском гардеробе, пусть и опрятном и выглаженном, но безнадежно устаревшем, не очень то пользовался спросом у противоположного пола. А тут на него смотрели с нескрываемым интересом, пусть даже был он не сильно связан именно с ним, но и такого опыта общения с девушками Слава не имел. Не зная что сказать и как себя везти, он нервно поправил очки и по привычке начал теребить дужку очков левой рукой.

Минутой позже мужчина вышел и кивнул девушке. Та в свою очередь посмотрела на Вячеслава, который суетливо осмотрелся по сторонам, ориентируясь на местности и уверенным шагом направился в сторону родного общежития.

Через сорок минут они втроем находились в его маленькой комнатушке, меблировка которой заключалась в кровати у одной стены, книжных шкафов вдоль двух других, рабочим столом у единственного окна, раскладывающимся креслом, одежным шкафом и комодом у входа. Гардеробом в комнате служил отгороженный одежным шкафом закуток, где стояла добротная вешалка с парой дедовских в прямом и переносном смысле пальто. Они были немного великоваты для Вячеслава, но на пару свитеров в самый раз, поэтому по сезону парень ими активно пользовался. Раздевшись и предложив гостям домашние тапочки и вешалки для верхней одежды, он убежал на кухню поставить чайник. Когда он вернулся, то застал мужчину, сидящим в кресле с томиком Булгакова, а девушку стоящей у одного из шкафов и проводящей кончиками пальцев по ухоженным корешкам ничем, казалось, не примечательных книг, но с такой улыбкой, будто она нашла клад. Вытащив наконец одну из приглянувшихся книг, она подошла с ней к столу, открыла и внимательно посмотрела на страницы. Но Вячеславу показалось, что смотрела она не на буквы, а на сами страницы, под углом.

Спустя некоторое время она спросила:

— А где дедушкины очки?

Вопрос застал парня врасплох. Замешкавшись всего на пару мгновений, он уверенно подошел к столу и открыл верхний ящик, где лежали чистые листы бумаги, канцелярские принадлежности и несколько футляров с очками. Достав один из них, он положил их на стол рядом с книгой.

— Вот, но я не знаю на сколько они. Есть лупа если что! — обрадовавшись возможностью помочь, добавил он.

— Лупа? — подняла взгляд на него девушка.

— Да, дед всегда читал свои книги через свою лупу, даже когда очки надевал. При этом газеты и рецепты на лекарства он читал только в очках. Ну наверное чтобы глаза меньше уставали, или долго не мог только в очках читать — проговаривая это, он копошился в содержимом того же ящика в поисках лупы.

Наконец поиски увенчались успехом и на стол рядом с футляром с очками лег черный бархатный мешочек. Положив лупу на стол, парень хотел развернуться и выйти проверить не вскипел ли чайник, но наткнулся на подошедшего к столу мужчине, не сводящему с черного мешочка глаз. Немного замешкавшись, парень с непониманием посмотрел на него, за тем на мешочек и увидел как девушка достает из чехла складную лупу размером с те же карманные часы. Только сейчас он заметил, что корпус лупы украшен тем же орнаментом, что и часы, но выполнен он из темно-коричневого матового материала, напоминающего пластик. Аккуратно раскрыв линзу, она секунду посмотрела на нее, затем перевела ее на текст. Немного поэкспериментировав с удобной дистанцией, разочарованно положила ее, посмотрела на мужчину и покачала головой. Тот молча взял в руки лупу, осмотрел ее и так же попытался посмотреть на текст через нее, но тоже разочарованно положил на стол. Вячеслав тоже не сводил глаз с знакомой столько лет и такой привычной в дедовских руках вещицы. Немного подумав, он решил повнимательней осмотреть орнамент, на который до этого не обращал особого внимания. Пару мгновений он не видел ничего необычного, даже снял свои очки и близоруко щурясь поднес ее прямо к глазам, как вдруг ему в голову пришла мысль!

— А дайте мне на минутку часы!

Мужчина с девушкой молча переглянулись и она пошла к своему плащу и вернулась уже с часами в руке. Неуверенно протянула их парню, и тот прямо в ее руке повернул их ребром к себе, внимательно сличая рисунки на реликвиях.

— Вот! Смотри! Тут не сходится виток, здесь рисунок уходит по спирали по часовой стрелке, а этот против! — ткнув в особенность орнамента прокомментировал девушке свои наблюдения Вячеслав.

И как только он прикоснулся к точке с рисунком, послышался легкий щелчок и на линзу из корпуса выдвинулась мембрана светофильтра, отливающая зеленым бликом. После секундной паузы и легкого замешательства уже все трое склонились над книгой, пытаясь посмотреть на текст через оптическую часть линзы и какого же было удивление Вячеслава, когда он увидел между строк привычного и не раз прочитанного текста как бы светящуюся вереницу символов алфавита, когда-то выученного им по настоянию деда. Сам того не осознавая он прочитал вслух фразу, написанную между строк. Язык был не похож ни на один из слышанных, и в то же время он произнес слова с, как ему показалось, нужной интонацией и ритмом, хотя даже приблизительного перевода он бы дать не смог.

— Это что сейчас такое было? — спросила девушка, с подозрением глядя на него.

— Это дед любил мне головоломки писать такими буквами. Правда он ими русские слова составлял, а тут что-то непонятное написано было.

— Меньше знаешь, крепче спишь — пробасил мужчина, не отрывая взгляда от текста и лупы.

Ну а дальше гости представились сотрудниками Вневедомственной Службы Безопасности, предъявили корочки, сказали что эти книги являются редчайшим и бесценным наследием историко-географической культуры и что они подлежат изъятию и бережной перевозке их в спец архив с идеальными условиями для их сохранности. В качестве компенсации было предложено либо обменять книги с доплатой на полностью аналогичные экземпляры, либо просто на материальное вознаграждение. Немного отойдя от шока, Вячеслав согласился на материальное вознаграждение, так как книги эти знал почти наизусть и аналоги ему вовсе не понадобятся. К тому же аналоги — это не память о своем старике, он и эти то книги хранил только из уважения к нему, а по скольку они теперь будут в полной сохранности и уж точно принесут больше пользы, чем лежа на полке в комнатушке коммуналки, совесть парня была относительно чиста. Единственный осадок остался от требования отдать дедовскую лупу. Ее он уж точно хотел оставить как память, но взгляд зеленых глаз был настолько завораживающий, что он не мог не согласится, даже не услышав цену компенсационной выплаты за раритет. В тот же вечер к подъезду коммуналки приехал грузовик без особых опознавательных знаков, команда крепких мужчин в серых униформе без нашивок за считанные минуты опустошила полки книжных шкафов, а на телефон поступило очередное сообщение о начислении такой суммы, от которой у Вячеслава перехватило дух. Денег хватило бы на покупку квартиры в престижном районе, либо на загородный дом и автомобиль, на котором туда можно с комфортом добираться. Что делать с неожиданно нахлынувшем богатством парень, привычной к аскетичному образу жизни, пока не знал и решил отложить этот вопрос на потом.

На следующий день он пошел в институт с целью разобраться с дипломной работой и к своему удивлению узнал, что его куратор написал заявление об увольнении по собственному желанию. Новым куратором был назначен его декан, который оценил его родную дипломную работу на твердую пятерку и дал добро на переплет диплома. На следующий день прошла успешная защита, на которую Вячеслав к удивлению однокурсников и еще большему удивлению однокурсниц пришёл в новеньком костюме, с новыми очками и очень модной прической. Правда не смотря на внешний вид, он остался все тем же скромным парнем и получив заветные корочки, отказался от предложения однокашников пойти отмечать с ними столь знаменательное событие и отправился домой, по пути завернув в универмаг и закупившись всяческими на его вид яствами.

Следующая неделя прошла безмятежно. Уверенности в светлом будущем Вячеславу придавал баланс на его банковской карте. Были даже мысли уволиться из НИИ и отправится повидать мир, но не долго. Решено было пока не терять голову, деньги перевести на сберегательный счет и обдумать все досконально, а пока плыть по течению. Скорее от безделья и отсутствия личной жизни, нежели в целях продвижения науки и личного обогащения путем получения мизерной зарплаты он продолжал ходить на работу в родное НИИ. Но однажды вечером, возвращаясь и подходя к подъезду своего общежития он повстречал недавних знакомых. Ту самую неотразимую девушку с незабываемыми глазами и хмурого мужика, сокрытого облаками табачного дыма. Они сидели на лавочке и молча смотрели в никуда, каждый думая о своем. Как только он подошел, девушка неторопливо встала со своего места.

— Снова домой? — спросила она с легкой улыбкой

— Ну да, я как бэ… ну это.. Здрасьте — промямлил удивленный парень, переводя взгляд с девушки на не обращающего на него внимания мужчину и обратно.

— Может прогуляемся? Погода прекрасная и у нас к тебе есть интересное предложение.

— Я согласен! — выпалил парень едва девушка закончила говорить.

— Даже так? Может сначала выслушаешь что за предложение? — кокетливо выгнув бровь спросила девушка.

Тут до Славика дошла вся поспешность его слов и лицо его залилось краской.

— Ну я на прогулку в общем согласен. А там да. Там посмотрим.

Спустя 10 минут они втроем сидели в кафе и ждали когда им принесут заказ. Две чашки кофе, пару пирожных и стакан темного пива с блюдцем соленого арахиса. До того, как официантка расставила блюдца, чашки и стакан, мужчина задумчиво крутил в руках зажигалку, девушка водила аккуратным пальчиком по экрану смартфона, а Вячеслав пытался принять наиболее непринужденный вид, хотя со стороны казалось будто он был готов в любой момент сорваться с места и нырнуть под стол в поисках убежища.

— Мы предлагаем тебе подработку в одной вневедомственной организации. По началу она будет напоминать что-то вроде добровольной народной дружины, а потом, когда наше руководство присмотрится к тебе, возможна переквалификация тебя в непосредственно твою стезю — научно исследовательскую работу — отламывая кусочек пирожного проговорила девушка.

— Ну у меня так то есть работа, смогу ли я совмещать да и… — промямлил парень, теребя душку новых очков.

— Работа не бей лежачего — впервые за вечер подал голос мужчина, прикуривая новую папиросу. При том, что в кафе курение было запрещено, никто не то чтобы замечание сделать, но даже смотреть в сторону их столика не пытался — с твоим руководством договорится наше. В нужное время тебе будут предоставлять отгулы.

— А что у вас за организация?

— Вневедомственная служба безопасности — добавил мужчина, закидывая очередной орешек в рот.

— Это что? Что-то вроде охранной организации? — со скепсисом в голосе поинтересовался Вячеслав.

— Да. Такая масштабная охранная организация. Мирового масштаба. Все расскажут на собеседовании — протянув картонку с нарисованным в размахе крыльев вороне с повернутой вправо головой, пробасил мужчина и вновь потерял интерес к происходящему за столом. На обратной стороне визитки был указан адрес. Ни номера телефона, ни названия организации. Только адрес.

На следующее утро Вячеслава разбудил телефонный звонок. Звонил его руководитель сказать что сегодня у него выходной. Странным было то, что рабочий день у них в НИИ начинался в 8 утра, а звонок раздался в 7. Немного поразмыслив он пришел к выводу, что новый работодатель намекает о необходимости познакомиться. Ни разу не навязчиво, учитывая то, что он так и не принял предложение подозрительной парочки, хоть и не отказал однозначно.

Как бы то ни было, в 8 утра он уже стоял у здания, указанного в визитке с изображением ворона. Им оказался офисный центр. Показав скучающей на ресепшене девушке визитку, он поднялся на указанный ему этаж и скромно постучал в нужный кабинет. Постояв с полминуты в ожидании какой либо реакции, он неуверенно приоткрыл дверь и заглянул внутрь, сразу упершись взглядом в строгие глаза пожилого мужчины, сидящего за письменным столом. Эти же глаза указали ему на стул перед столом, а сами принялись изучать текст в папке, лежащей перед мужчиной. Кабинет оказался очень маленьким. Все его пространство занимал письменный стол, шкаф с папками за спиной хозяина кабинета и стул в метре от стола, на котором сидел Вячеслав. Не было тут и окна, на серых выкрашенных стенах не было ни фотографий ни картин, ни даже календаря. Но воздух был на удивление свеж. А ещё в кабинете царила тишина. Но тишина не давящая, а умиротворяющая. Хозяин кабинета был одет в мышастого цвета пиджак, черную жилетку, белую рубашку и педантично затянутый галстук. Некогда русые волосы покрыты сединой и аккуратно причесаны. Не взирая на возраст, читал он без очков, хотя близорукого прищура Вячеслав при встрече взглядов тоже не заметил. Через пару минут мужчина отложил папку на край стола и поднял взгляд на молодого человека, который подобрался чтобы встать по стойке смирно, но едва заметным движением руки хозяина кабинета был остановлен.

— Итак, Вячеслав. Расскажите мне о вашем дедушке.

— Ну он был геолог. Раньше много путешествовал — немного сбитый с толку началом собеседования пролепетал Слава, нервно теребя душку очков.

— А в каких местах он бывал? — не выражающим никаких эмоций, хорошо поставленным тоном продолжал допрос мужчина.

— В разных. Да. Он никогда не говорил о конкретных странах, материках и прочее.

Говорил только далеко, очень далеко и за тридевять земель.

— А о чем он любил говорить?

С легкой улыбкой и теплотой у сердца от воспоминаний рассказов деда, Слава сказал:

— Он больше сказки рассказывал. Что мол вот, где-то есть другие миры, такие же как наши, но люди там до сих пор на паровых двигателях ездят, даже самолеты такие, есть наоборот, где технический прогресс был настолько велик, что давно уже перемещаются с помощью телепортов, и где города строят на левитирующих площадках, так как из-за таяния ледников суши осталось очень мало. И в каждой сказке он был главным героем, где он исследовал новые миры, общался с местными жителями, налаживал контакты с новыми цивилизациями…

— Воевал с захватчиками — продолжил подстраиваясь под тон Вячеслава мужчина.

— Что? Нет, он ни с кем в его сказках не воевал, только путешествовал, изучал и налаживал контакты — немного сконфуженно пробормотал Вячеслав.

— Мда. Константин всегда был оптимистом.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.