электронная
160
16+
Хранители Хрона

Бесплатный фрагмент - Хранители Хрона

Книга первая

Объем:
200 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-3020-7

Глава 1

— Нет, ну вот смотри, взять хоть ту же самую теорию струн! Если совсем по пролетарски, то согласно ей существует 10 измерений, видим и ощущаем из которых мы только 4! Может и нету их, тех самых хронов, а существа, что выпадают к нам просто по какой-то причине переходят из одного измерения в другое? — поправляя очки, тараторил тщедушного вида паренёк, заискивающе глядя в глаза хмурому мужчине, с мрачным видом смолящему папиросу.

— Ну? — не меняясь в лице, источающем полное безразличие к тем самым десяти измерениям и говорящему парню в целом, буркнул мужик.

— Ну что ну? Это же в корне отличается от рабочей модели мироустройства, принятого Хранителями! Это прорыв!

В этот момент мужчина как будто что-то услышал и сразу подобрался, внимательно осматриваясь по сторонам и бросая папиросу.

— Действительно озоном пахнет — проговорил он и посмотрел на молчавшую и как-будто дремавшую девушку, стоявшую в тени в стороне от конуса света, излучаемого фонарным столбом и оперевшись спиной о стену типичного для этого спального района панельного дома.

— Я имею в виду… Что? При чем здесь озон? А! Да нет, я не про этот прорыв! Я про прорыв в нашем понимании устройства миров!

— А я как раз про этот. Убавься, мешаешь — не отводя взгляда от девушки, проговорил мужчина.

Несколько мгновений та по прежнему не шевелилась, но потом повернула голову и открыла глаза. Они, казалось, светились изнутри бриллиантово-зеленым светом, выхватывая из под непослушной и чересчур длинной челки светло-русых волос что-то неуловимое стороннему наблюдателю.

— Бирюзовый — произнесла она и пошла в сторону направления взгляда.

Не сговариваясь парень, нервно теребящий дужку очков, не зная куда еще деть дрожащую левую руку и напряженный как пружина мужчина, расстегивающий молнию на бесформенной куртке направились за ней, стараясь отставать от нее ровно на один шаг. Они подошли к детской площадке, где помимо качелей и пёстрой горки находилась пара спаренных турников. На пространство между штангами одного из них и смотрела девушка, остановившись в 5 метрах от них. В напряженном молчании прошло около 10 минут, затем из подъезда высыпала компания галдящей молодежи и, поозеравшись и заприметив свободную лавку возле той самой детской площадки, направились к ней. Не отводя взгляда, девушка повела рукой в сторону галдевшей молодежи и один из парней резко остановился. Остальные с непониманием уставились на него, а тот недоуменно осматривался по сторонам. За тем изменившись в лице как будто что-то вспомнил произнес:

— Народ, а пошли в торговый центр? А то холодно что-то тут торчать, да и родаки из окна палят, не покурить, не поугарать?

Компания переглянулась и пожав плечами последовала совету и отправилась в сторону ближайшего торгового центра, обсуждая свои насущные проблемы, начиная от математички, оборзевшей в кость и заканчивая неким Васяном, который вообще берега попутал. Не прошло и 3 минут, как во дворе вновь наступила относительная тишина.

Не смотря на то, что мужчина зябко ежился на холоде поздней осени, куртку застегивать он даже не порывался. Парень нервно переводил взгляд то на одного, то на вторую спутницу, то на злополучный турник, но держал язык за зубами и даже думать забыл о том, что менее 20 минут назад перевернул с ног на голову устройство мироздания.

— Затягивается — не отводя взгляда произнесла девушка.

Мужчина по прежнему напряженно следил за ней, а парень расслабленно выдохнул и стал остервенело натирать и без того чистые очки носовым платком. Спустя еще 10 минут девушка отвернулась от турников и молча направилась к выходу со двора. Застегнув куртку и достав новую папиросу, мужчина последовал за ней. Парень пару мгновений метался между желанием подойти к турникам и осмотреть их поближе и не потерять своих спутников из виду, но в итоге предпочел последний вариант и быстрым шагом нагнал удаляющуюся пару.

Сидя в ближайшей кафешке и потягивая горячие напитки, каждый из этой троицы думал о своем. Паренек, высунув от усердия кончик языка, выводил какие-то формулы на салфетке, мужчина с отсутствующем видом рассматривал чаинки в своем стакане, девушка сидела с прикрытыми глазами, держа двумя руками чашку горячего шоколада.

— На сегодня все — произнесла девушка и, не глядя на спутников, встала из-за стола и направилась к выходу.

Мужчина в свойственной ему манере проводил ее равнодушным взглядом и тоже встал из-за стола.

— Спасибо за дежурство, Славик. Отличная теория, Славик. До скорого, Славик — не отрываясь от салфетки пробормотал паренек, когда мужчина так и не сказав не слова вышел из кафе.

Закончив писанину и осмотрев свои труды, Вячеслав с педантичной аккуратностью сложил салфетку в несколько раз и убрал во внутренний карман. Очередное, пятое по счету дежурство в рядах Хранителей подошло к концу. Он не знал когда будет следующее и будет ли вообще, потому как первое дежурство состоялось четыре месяца тому назад, второе спустя две недели, третье спустя месяц, четвертое буквально позавчера, а сегодняшнее как ему показалось было внеплановым, потому как в этот раз они не курсировали по району, а целенаправленно отправились в тот двор, окруженный панельными девятиэтажками и проторчали там три с половиной часа.

Про самих Хранителей Вячеслав знал не много. Его рекрутировали пять месяцев назад, прошлой весной. Его наставник — тот самый хмурый мужик, смолящий папиросы и не отличающийся разговорчивостью, на все попытки что-либо разузнать, кроме вводного курса, предоставленного ему в самом начале, либо отмалчивался, либо лаконично отвечал: «что знают двое — знает и свинья». Вообще вся эта история, покрытая недосказанностью, напоминала ему какой-то дешевый спектакль, цель которого для Вячеслава была пока не ясна. Попытка получить от него какую-то выгоду? Серьезно? Да у него то и с первого взгляда брать было нечего, а уж за пять месяцев и подавно бы выяснилось, что живет он в комнате коммуналки, доставшейся ему от деда, который его растил и воспитывал. Родителей своих он не помнил и дед как-то про них особо не рассказывал. Ну говорил что они по каким-то командировкам мыкаются, что вот ему на содержание немного денег присылают, а когда он подрос, то и прямо сказал что пропали они и давно от них не было вестей. Работает Вячеслав лаборантом при одном НИИ, получает копейки, которых едва хватает на еду, и обещания о повышении до младшего научного сотрудника, а там и до академика недалеко. В общем какой-то шкурный интерес к Вячеславу сразу отметается. Шпионские штучки? То же сомнительно, учитывая маршруты дежурств, на которых он бывал. Это либо спальные районы, либо полузаброшенные склады. Явно не вариант.

По пути домой, парень до мельчайших подробностей пытался вспомнить как он вообще оказался в рекрутах Хранителей. Вот он закрывает сессию на последнем курсе и несет дипломную работу своему куратору. Вот куратор разносит в пух и перья его как ему казалось безупречный плод трудов и намекает на то, что на новую дипломную у Вячеслава времени нет, но не все потеряно. Оказывается его куратор настолько ратовал за своего студента, что на всякий случай подготовил для него свою дипломную и теперь, когда она оказалась как нельзя актуальна, он готов отдать ее своему подопечному за совершенно символическую плату и даже замолвить перед приемной комиссией за нее словцо, ибо имеет на нее кое-какое влияние. Слава — парень отнюдь не глупый и наивностью то же похвастаться не мог. Он сразу понял, что символическую плату искать придется или 6 лет упорного глодания гранита науки пойдут псу под хвост. Но что для куратора была символической платой — то для одинокого полуголодного студента — совершенно неподъемная сумма, которую не то что достать, но даже занять было негде. К счастью, от Деда парню досталась не только комната, но и личные вещи, а именно великолепная библиотека, занимавшая две трети комнаты, кое что из одежды, в угоду капризной моде актуальной и сейчас, и вроде бы даже золотые карманные часы искуснейшей работы, которые он хранил в тайнике своей комнаты. Ну что ж. Вариантов решения проблемы парень больше не видел и в тот же день отправился домой за реликвией, по пути перебрав все знакомые ему тем или иным образом антикварные лавки. По началу он подумывал о ломбарде, чтобы иметь хоть малейшую надежду на то, что со временем он их выкупит. Но трезво рассудив решил не обманывать себя. С его доходами с ростовщиком ему расплачиваться не менее года, а часы были действительно шедевром механического искусства и сдавать их по цене цветного лома — кощунство и неуважение к памяти деда.

Придя домой и достав часы из тайника, он развернул бархатную тряпицу, в которую они были завернуты и внимательно рассмотрел их в поисках пробы или иного намека на благородство металла, из которого они сделаны. На внешнем корпусе, выполненном из жёлтого металла, покрытого невообразимо сложным узором, похожим на вязь неизвестного ему языка и инкрустированном орнаментом в виде прилегающих друг другу сфер пробы обнаружить не удалось. Не было ее и на крышке часов, выполненной из стеклянной сферы с окантовкой и узорами причудливых форм из того же желтого металла. Открыв часы, Вячеслав в очередной раз полюбовался на необычный циферблат, имеющий помимо стандартных трех стрелок, указывающих время, еще четыре оконца с разными символами и цифрами, назначение которых он так и не понял. В памяти сразу всплыло как дед временами мог часами смотреть на эти часы не слыша и не замечая ничего вокруг. У маленького Славика так и не пришло в голову спросить у него откуда они. А у Славика нынешнего этой возможности уже не было. Тяжело вздохнув, он защелкнул крышку и завел пружинный механизм. Услышав мерное тиканье, он открыл их, дабы убедиться что они функционируют и выставил относительно точное время. Близился обед. Решив не откладывать в долгий ящик, Вячеслав оделся, сунул часы во внутренний карман и вышел из дома.

Целенаправленно, боясь в последний момент испугаться и отступить от намеченного плана действия, Вячеслав шел в ближайший антикварный магазин. В уме гудел рой мыслей, начиная от оценки правильности действий, заканчивая примерной стоимости великолепных часов. Подойдя к двери антикварного магазина, он увидел табличку. Близоруко щурясь, он прочитал слово «обед» и цифры, отмечающие аллегорическое начало трапезы и ее конец. По инерции достал часы, чтобы посмотреть сколько сейчас времени. Оставалось 20 минут. Куда-то отходить смысла не было, поэтому он решил присесть на лавку не далеко от магазина. Одолеваемый тяжкими мыслями, он вертел в руках то немногое, что осталось ему от человека, вырастившего и воспитавшего его. Парень не сразу заметил как тень нависла над ним и не с первого раза понял что кто-то к нему обращается.

— Глухой что ль?

Вячеслав поднял глаза. Перед ним стоял мужчина крепкого телосложения, высокий, с короткой стрижкой и небрежной щетиной на лице. Не смотря на довольно теплую весеннюю погоду, на нем был серый плащ свободного покроя, застегнутый на все пуговицы.

— Что? — переспросил молодой человек обращающегося к нему мужчину, запоздала пряча часы в карман.

— Я говорю знатные котлы у тебя. Где урвал? — без особого интереса в голосе спросил мужчина.

— В наследство достались. От Деда — не видя особого смысла лукавить ответил Вячеслав.

— А время не подскажете? — прозвучал откуда-то сбоку приятный женский голос.

— Да, конечно! — заспешил Вячеслав, чуть не выронив ценный механизм из рук. Щелкнул замок крышки — Без пяти два — поднял он глаза от часов и замер на полуслове, увидев ту, кто спрашивала его. Стройная девушка с светло-русыми волосами и непослушной челкой, одетая в приталенный плащик, достойно подчеркивающий ее приятную фигуру, с интересом смотрела на его часы невообразимо красивыми неестественно зелеными глазами. За тем подняла взгляд на мужчину и слегка кивнула.

— Продаешь? — полуутвердительно произнес он.

— Да, вот приходится, а то сессия, там, дипломная…

— Сколько? — перебил его мужчина

К такому повороту парень готов не был и замешкался. Он собирался торговаться в относительной безопасности стен магазина, но ни как не на лавке на улице. Но очень не хотелось перечить этому не то чтобы страшному человеку, но чувствовалась в нем такая сила, с которой не хочется иметь ни каких конфликтов. Собравшись, парень выпалил ту сумму, которую ему предъявил куратор за диплом.

— Пошли — услышал он в ответ от мужчины. Тот повернулся к нему спиной и направился вдоль улицы.

Девушка не сводила глаз с часов до тех самых пор, пока Вячеслав не убрал их в карман, затем как будто потеряла к нему всякий интерес и пошла следом за мужчиной.

Встав на подгибающиеся от волнения ноги он поплелся за потенциальными покупателями, поминутно озираясь в поисках подвоха и путей отступления. Пройдя около двух кварталов, мужчина остановился у дверей не примечательного дома, похожих на служебный выход, подождал когда подойдет Вячеслав и не говоря ни слова вошел внутрь. Спустя 10 минут ожидания на телефон молодого человека пришло оповещение, что на его банковскую карту поступил платеж, сумма которого была оговорена с мужчиной. Отведя взгляд от дисплея телефона, парень вздрогнул от неожиданности, рядом с ним стояла девушка и смотрела прямо ему в глаза. Взгляд был настолько необыкновенный, что он просто не мог отвернуться, он как будто тонул в нем и из ступора его вывел ее голос.

— Все в порядке? — спросила она

— Что? — все ещё завороженный ее необыкновенными глазами промямлил парень — а… да. Все хорошо.

— Ну тогда давай? — немного подняв бровь, потребовала девушка и протянула руку.

Вячеслав с непониманием уставился на элегантную ручку, обтянутую беспалой бежевой кожаной перчаткой, но потом вспомнил суть происходящего и заполошно полез в карман за часами и в очередной раз чуть не выронил их, зацепившись цепочкой часов за дырку в подкладке кармана. Покраснев от досады, он все же справился и немного трясущейся от избытка чувств рукой положил часы в аккуратную ладошку девушки. Та достала из нагрудного кармана опрятный платочек, в который бережно завернула покупку и убрала ее во внутренний карман плаща. Когда она распахнула полу, дабы добраться до кармана, Вячеслав краем глаза увидел рукоятку пистолета в кожаной кобуре и тут же от его красноты на лице не осталось и следа. Заметив неестественные перемены в облике парня, девушка резко задернула полу плаща и пристально посмотрела на него.

— Какие-то вопросы? — холодным тоном спросила она.

Не в силах выдавить из себя хоть слово, Вячеслав только отрицательно покачал головой.

— А я пожалуй спрошу — более приветливым тоном продолжила она — откуда у тебя эти часы?

— От деда остались — осипшим от волнения голосом выдавил из себя парень.

— А кем он был, этот твой дед? — раздался голос мужчины, неизвестно как оказавшегося рядом с ним. Хотя учитывая растерянность от происходящего, молодой человек не заметил бы и пробегающего мимо слона.

— Геологом был. Ну он так говорил по крайней мере. Я то его всегда на пенсии помнил. Но он говорил что много путешествовал. И книги любил. У меня еще много книг от него осталось.

— Покажешь? — с плохо скрываемым интересом спросила девушка и увидев в ее глазах неподдельное любопытство, Вячеслав тут же забыл о случившемся минуту назад конфузе.

— Конечно! Хоть сейчас! На кафедру сегодня я уже все равно не успеваю, а на работе у меня отгулы на период сессии — затараторил он — правда там ничего ценного наверное нет, ну классика всякая, немного справочников по геологии, географии и… тут он подумал, что девушка небось решила, что у обладателя таких часов должна быть библиотека, состоящая из редчайших фолиантов, а не как не из типичных для областной библиотеки книг и справочников, но не смотря на сказанное им, глаза у девушки по прежнему горели интересом и он готов был хоть в лепешку разбиться, но сделать все, чтобы этот огонь получил своё.

— Нужно доложить — сухо бросил мужчина и вновь исчез в дверях неприметного здания.

Девушка не сводя глаз смотрела на Вячеслава и он был от этого сам не свой. Не то чтобы он был некрасив, но вечно взлохмаченный парень в неудачно подобранных очках и дедовском гардеробе, пусть и опрятном и выглаженном, но безнадежно устаревшем, не очень то пользовался спросом у противоположного пола. А тут на него смотрели с нескрываемым интересом, пусть даже был он не сильно связан именно с ним, но и такого опыта общения с девушками Слава не имел. Не зная что сказать и как себя везти, он нервно поправил очки и по привычке начал теребить дужку очков левой рукой.

Минутой позже мужчина вышел и кивнул девушке. Та в свою очередь посмотрела на Вячеслава, который суетливо осмотрелся по сторонам, ориентируясь на местности и уверенным шагом направился в сторону родного общежития.

Через сорок минут они втроем находились в его маленькой комнатушке, меблировка которой заключалась в кровати у одной стены, книжных шкафов вдоль двух других, рабочим столом у единственного окна, раскладывающимся креслом, одежным шкафом и комодом у входа. Гардеробом в комнате служил отгороженный одежным шкафом закуток, где стояла добротная вешалка с парой дедовских в прямом и переносном смысле пальто. Они были немного великоваты для Вячеслава, но на пару свитеров в самый раз, поэтому по сезону парень ими активно пользовался. Раздевшись и предложив гостям домашние тапочки и вешалки для верхней одежды, он убежал на кухню поставить чайник. Когда он вернулся, то застал мужчину, сидящим в кресле с томиком Булгакова, а девушку стоящей у одного из шкафов и проводящей кончиками пальцев по ухоженным корешкам ничем, казалось, не примечательных книг, но с такой улыбкой, будто она нашла клад. Вытащив наконец одну из приглянувшихся книг, она подошла с ней к столу, открыла и внимательно посмотрела на страницы. Но Вячеславу показалось, что смотрела она не на буквы, а на сами страницы, под углом.

Спустя некоторое время она спросила:

— А где дедушкины очки?

Вопрос застал парня врасплох. Замешкавшись всего на пару мгновений, он уверенно подошел к столу и открыл верхний ящик, где лежали чистые листы бумаги, канцелярские принадлежности и несколько футляров с очками. Достав один из них, он положил их на стол рядом с книгой.

— Вот, но я не знаю на сколько они. Есть лупа если что! — обрадовавшись возможностью помочь, добавил он.

— Лупа? — подняла взгляд на него девушка.

— Да, дед всегда читал свои книги через свою лупу, даже когда очки надевал. При этом газеты и рецепты на лекарства он читал только в очках. Ну наверное чтобы глаза меньше уставали, или долго не мог только в очках читать — проговаривая это, он копошился в содержимом того же ящика в поисках лупы.

Наконец поиски увенчались успехом и на стол рядом с футляром с очками лег черный бархатный мешочек. Положив лупу на стол, парень хотел развернуться и выйти проверить не вскипел ли чайник, но наткнулся на подошедшего к столу мужчине, не сводящему с черного мешочка глаз. Немного замешкавшись, парень с непониманием посмотрел на него, за тем на мешочек и увидел как девушка достает из чехла складную лупу размером с те же карманные часы. Только сейчас он заметил, что корпус лупы украшен тем же орнаментом, что и часы, но выполнен он из темно-коричневого матового материала, напоминающего пластик. Аккуратно раскрыв линзу, она секунду посмотрела на нее, затем перевела ее на текст. Немного поэкспериментировав с удобной дистанцией, разочарованно положила ее, посмотрела на мужчину и покачала головой. Тот молча взял в руки лупу, осмотрел ее и так же попытался посмотреть на текст через нее, но тоже разочарованно положил на стол. Вячеслав тоже не сводил глаз с знакомой столько лет и такой привычной в дедовских руках вещицы. Немного подумав, он решил повнимательней осмотреть орнамент, на который до этого не обращал особого внимания. Пару мгновений он не видел ничего необычного, даже снял свои очки и близоруко щурясь поднес ее прямо к глазам, как вдруг ему в голову пришла мысль!

— А дайте мне на минутку часы!

Мужчина с девушкой молча переглянулись и она пошла к своему плащу и вернулась уже с часами в руке. Неуверенно протянула их парню, и тот прямо в ее руке повернул их ребром к себе, внимательно сличая рисунки на реликвиях.

— Вот! Смотри! Тут не сходится виток, здесь рисунок уходит по спирали по часовой стрелке, а этот против! — ткнув в особенность орнамента прокомментировал девушке свои наблюдения Вячеслав.

И как только он прикоснулся к точке с рисунком, послышался легкий щелчок и на линзу из корпуса выдвинулась мембрана светофильтра, отливающая зеленым бликом. После секундной паузы и легкого замешательства уже все трое склонились над книгой, пытаясь посмотреть на текст через оптическую часть линзы и какого же было удивление Вячеслава, когда он увидел между строк привычного и не раз прочитанного текста как бы светящуюся вереницу символов алфавита, когда-то выученного им по настоянию деда. Сам того не осознавая он прочитал вслух фразу, написанную между строк. Язык был не похож ни на один из слышанных, и в то же время он произнес слова с, как ему показалось, нужной интонацией и ритмом, хотя даже приблизительного перевода он бы дать не смог.

— Это что сейчас такое было? — спросила девушка, с подозрением глядя на него.

— Это дед любил мне головоломки писать такими буквами. Правда он ими русские слова составлял, а тут что-то непонятное написано было.

— Меньше знаешь, крепче спишь — пробасил мужчина, не отрывая взгляда от текста и лупы.

Ну а дальше гости представились сотрудниками Вневедомственной Службы Безопасности, предъявили корочки, сказали что эти книги являются редчайшим и бесценным наследием историко-географической культуры и что они подлежат изъятию и бережной перевозке их в спец архив с идеальными условиями для их сохранности. В качестве компенсации было предложено либо обменять книги с доплатой на полностью аналогичные экземпляры, либо просто на материальное вознаграждение. Немного отойдя от шока, Вячеслав согласился на материальное вознаграждение, так как книги эти знал почти наизусть и аналоги ему вовсе не понадобятся. К тому же аналоги — это не память о своем старике, он и эти то книги хранил только из уважения к нему, а по скольку они теперь будут в полной сохранности и уж точно принесут больше пользы, чем лежа на полке в комнатушке коммуналки, совесть парня была относительно чиста. Единственный осадок остался от требования отдать дедовскую лупу. Ее он уж точно хотел оставить как память, но взгляд зеленых глаз был настолько завораживающий, что он не мог не согласится, даже не услышав цену компенсационной выплаты за раритет. В тот же вечер к подъезду коммуналки приехал грузовик без особых опознавательных знаков, команда крепких мужчин в серых униформе без нашивок за считанные минуты опустошила полки книжных шкафов, а на телефон поступило очередное сообщение о начислении такой суммы, от которой у Вячеслава перехватило дух. Денег хватило бы на покупку квартиры в престижном районе, либо на загородный дом и автомобиль, на котором туда можно с комфортом добираться. Что делать с неожиданно нахлынувшем богатством парень, привычной к аскетичному образу жизни, пока не знал и решил отложить этот вопрос на потом.

На следующий день он пошел в институт с целью разобраться с дипломной работой и к своему удивлению узнал, что его куратор написал заявление об увольнении по собственному желанию. Новым куратором был назначен его декан, который оценил его родную дипломную работу на твердую пятерку и дал добро на переплет диплома. На следующий день прошла успешная защита, на которую Вячеслав к удивлению однокурсников и еще большему удивлению однокурсниц пришёл в новеньком костюме, с новыми очками и очень модной прической. Правда не смотря на внешний вид, он остался все тем же скромным парнем и получив заветные корочки, отказался от предложения однокашников пойти отмечать с ними столь знаменательное событие и отправился домой, по пути завернув в универмаг и закупившись всяческими на его вид яствами.

Следующая неделя прошла безмятежно. Уверенности в светлом будущем Вячеславу придавал баланс на его банковской карте. Были даже мысли уволиться из НИИ и отправится повидать мир, но не долго. Решено было пока не терять голову, деньги перевести на сберегательный счет и обдумать все досконально, а пока плыть по течению. Скорее от безделья и отсутствия личной жизни, нежели в целях продвижения науки и личного обогащения путем получения мизерной зарплаты он продолжал ходить на работу в родное НИИ. Но однажды вечером, возвращаясь и подходя к подъезду своего общежития он повстречал недавних знакомых. Ту самую неотразимую девушку с незабываемыми глазами и хмурого мужика, сокрытого облаками табачного дыма. Они сидели на лавочке и молча смотрели в никуда, каждый думая о своем. Как только он подошел, девушка неторопливо встала со своего места.

— Снова домой? — спросила она с легкой улыбкой

— Ну да, я как бэ… ну это.. Здрасьте — промямлил удивленный парень, переводя взгляд с девушки на не обращающего на него внимания мужчину и обратно.

— Может прогуляемся? Погода прекрасная и у нас к тебе есть интересное предложение.

— Я согласен! — выпалил парень едва девушка закончила говорить.

— Даже так? Может сначала выслушаешь что за предложение? — кокетливо выгнув бровь спросила девушка.

Тут до Славика дошла вся поспешность его слов и лицо его залилось краской.

— Ну я на прогулку в общем согласен. А там да. Там посмотрим.

Спустя 10 минут они втроем сидели в кафе и ждали когда им принесут заказ. Две чашки кофе, пару пирожных и стакан темного пива с блюдцем соленого арахиса. До того, как официантка расставила блюдца, чашки и стакан, мужчина задумчиво крутил в руках зажигалку, девушка водила аккуратным пальчиком по экрану смартфона, а Вячеслав пытался принять наиболее непринужденный вид, хотя со стороны казалось будто он был готов в любой момент сорваться с места и нырнуть под стол в поисках убежища.

— Мы предлагаем тебе подработку в одной вневедомственной организации. По началу она будет напоминать что-то вроде добровольной народной дружины, а потом, когда наше руководство присмотрится к тебе, возможна переквалификация тебя в непосредственно твою стезю — научно исследовательскую работу — отламывая кусочек пирожного проговорила девушка.

— Ну у меня так то есть работа, смогу ли я совмещать да и… — промямлил парень, теребя душку новых очков.

— Работа не бей лежачего — впервые за вечер подал голос мужчина, прикуривая новую папиросу. При том, что в кафе курение было запрещено, никто не то чтобы замечание сделать, но даже смотреть в сторону их столика не пытался — с твоим руководством договорится наше. В нужное время тебе будут предоставлять отгулы.

— А что у вас за организация?

— Вневедомственная служба безопасности — добавил мужчина, закидывая очередной орешек в рот.

— Это что? Что-то вроде охранной организации? — со скепсисом в голосе поинтересовался Вячеслав.

— Да. Такая масштабная охранная организация. Мирового масштаба. Все расскажут на собеседовании — протянув картонку с нарисованным в размахе крыльев вороне с повернутой вправо головой, пробасил мужчина и вновь потерял интерес к происходящему за столом. На обратной стороне визитки был указан адрес. Ни номера телефона, ни названия организации. Только адрес.

На следующее утро Вячеслава разбудил телефонный звонок. Звонил его руководитель сказать что сегодня у него выходной. Странным было то, что рабочий день у них в НИИ начинался в 8 утра, а звонок раздался в 7. Немного поразмыслив он пришел к выводу, что новый работодатель намекает о необходимости познакомиться. Ни разу не навязчиво, учитывая то, что он так и не принял предложение подозрительной парочки, хоть и не отказал однозначно.

Как бы то ни было, в 8 утра он уже стоял у здания, указанного в визитке с изображением ворона. Им оказался офисный центр. Показав скучающей на ресепшене девушке визитку, он поднялся на указанный ему этаж и скромно постучал в нужный кабинет. Постояв с полминуты в ожидании какой либо реакции, он неуверенно приоткрыл дверь и заглянул внутрь, сразу упершись взглядом в строгие глаза пожилого мужчины, сидящего за письменным столом. Эти же глаза указали ему на стул перед столом, а сами принялись изучать текст в папке, лежащей перед мужчиной. Кабинет оказался очень маленьким. Все его пространство занимал письменный стол, шкаф с папками за спиной хозяина кабинета и стул в метре от стола, на котором сидел Вячеслав. Не было тут и окна, на серых выкрашенных стенах не было ни фотографий ни картин, ни даже календаря. Но воздух был на удивление свеж. А ещё в кабинете царила тишина. Но тишина не давящая, а умиротворяющая. Хозяин кабинета был одет в мышастого цвета пиджак, черную жилетку, белую рубашку и педантично затянутый галстук. Некогда русые волосы покрыты сединой и аккуратно причесаны. Не взирая на возраст, читал он без очков, хотя близорукого прищура Вячеслав при встрече взглядов тоже не заметил. Через пару минут мужчина отложил папку на край стола и поднял взгляд на молодого человека, который подобрался чтобы встать по стойке смирно, но едва заметным движением руки хозяина кабинета был остановлен.

— Итак, Вячеслав. Расскажите мне о вашем дедушке.

— Ну он был геолог. Раньше много путешествовал — немного сбитый с толку началом собеседования пролепетал Слава, нервно теребя душку очков.

— А в каких местах он бывал? — не выражающим никаких эмоций, хорошо поставленным тоном продолжал допрос мужчина.

— В разных. Да. Он никогда не говорил о конкретных странах, материках и прочее.

Говорил только далеко, очень далеко и за тридевять земель.

— А о чем он любил говорить?

С легкой улыбкой и теплотой у сердца от воспоминаний рассказов деда, Слава сказал:

— Он больше сказки рассказывал. Что мол вот, где-то есть другие миры, такие же как наши, но люди там до сих пор на паровых двигателях ездят, даже самолеты такие, есть наоборот, где технический прогресс был настолько велик, что давно уже перемещаются с помощью телепортов, и где города строят на левитирующих площадках, так как из-за таяния ледников суши осталось очень мало. И в каждой сказке он был главным героем, где он исследовал новые миры, общался с местными жителями, налаживал контакты с новыми цивилизациями…

— Воевал с захватчиками — продолжил подстраиваясь под тон Вячеслава мужчина.

— Что? Нет, он ни с кем в его сказках не воевал, только путешествовал, изучал и налаживал контакты — немного сконфуженно пробормотал Вячеслав.

— Мда. Константин всегда был оптимистом.

— Вы знали моего деда? — с возбуждением спросил Слава.

— Да. Скажем так, пересекались в нескольких экспедициях — впервые за время общения собеседник продемонстрировал намек на эмоцию — тень улыбки коснулась уголков его рта. За тем он вновь стал как прежде серьезным — скажите, Вячеслав. А что если то, о чем вам поведал ваш дед, есть на самом деле?

— Нуууу… — сконфуженный внезапным вопросом, протянул Вячеслав — думаю в нынешний век интернета и глобализации мы бы знали о других мирах. Да. К тому же дед в своих сказках рассказывал, что они активно торговали и обменивались технологиями с теми мирами.

— Скажи мне, мой мальчик. Есть ли у тебя мобильный телефон?

— Да, конечно — на автомате вытаскивая свой старенький кнопочный телефон проговорил Слава — он конечно уже морально устарел да и физически то же, но звонки принимает и на том спасибо.

— Но я думаю ты в курсе на что способны современные смартфоны?

— Разумеется, по мощности и скорости обработки информации они уже давно превзошли компьютеры даже начала 21 века, не то что конца 20.

— И это учитывая то, что первые компьютеры — в том понимании, в котором их видит современный человек, а не перфокарты и прочее конечно же, были изобретены всего лишь во второй половине 20 века. Не плохой такой старт, не находишь? — с интересом рассматривая собеседника продолжил мужчина.

— Ну здесь нет ничего необычного, прогресс не стоит на месте и вообще.

— А лекарства?

— Ну с лекарствами все проще, вторая мировая война, эксперименты над людьми в концлагерях, появление микроскопов…

— Это безусловно дало свои плоды. Но не всё так просто. Как и в случае с ГМО продуктами, появлением силиконов, иномирянином Тесла и прочим.

— Тесла — иномирянин? — от возбуждения Вячеслав соскочил со стула.

— Не он один, их в нашей истории было предостаточно — прокомментировал мужчина.

Убрав папку со стола, он провел ладонью по столешнице и ее обшарпанная поверхность залилась равномерным свечением и на ней отобразились ярлыки приложений, иконки и папки, подобно рабочему столу монитора компьютера. Ткнув в один из ярлыков, он открыл изображение, развернул его на весь дисплей и, ухватив большим и указательным пальцем, как бы приподнял изображение над столом. Перед Вячеславом открылась объемная модель неправильно овальной формы, представляющая из себя огромное количество сфер разных размеров и оттенков. Сферы побольше плотно прилегали друг к другу, настолько плотно, что у некоторых были деформированы края, сферы поменьше располагались в пространстве между крупными. Больше всего эта модель напоминала пласт мыльной пены.

— Мы называем эту модель Пеной Миров — представил потрясенному молодому человеку мужчина — в двух словах: каждая сфера представляет из себя определенный участок пространства и, возможно, времени.

— Это что? Параллельные миры? Другие измерения? — осоловело пробормотал Слава.

— Не обязательно. Возможно просто аномалии пространства, сеть «кротовых нор» или «червоточин» если вам угодно. Доказательств той или иной теории нет, есть только предположения. Модель эта условная, сферы используются для удобства восприятия. Имеют ли пространства, расположенные в той или иной сфере реально сферические границы и имеют ли границы вообще неизвестно. Слишком обширные территории. Возможно десятки световых лет, возможно сотни. Согласно современным представлениям, размер наблюдаемой Вселенной составляет примерно 45,7 миллиардов световых лет. Но это вовсе не значит, что дальше ничего нет. До тех рубежей наша цивилизация никогда не добиралась. Наверно.

— Наверно? — со скепсисом уточнил молодой человек.

— Род моей деятельности за долгие годы научил меня одному — нет ничего невозможного.

— Невероятно… А кто… Ну это… — тыкая пальцем в модель никак не мог сформулировать вопрос Вячеслав.

— Кто эту модель создал? — помог ему мужчина и, дождавшись кивка, продолжил неизвестно. Ее и многие другие артефакты наша организация нашла в начале 19 века на бескрайних просторах нашей страны на Анабарском плато в древней лаборатории. К ней не вела ни одна дорога, ее не было ни на картах ни даже теперь на снимках со спутников. Добраться до нее можно только по воздуху и только на дирижаблях. Кстати так ее и нашли. При попытке составить подробную карту по указу Александра первого группа геологов поднялась на воздушном шаре, наполненном водородом над плато Путоран. Но не имея опыта воздухоплавания они поднялись на критическую высоту, где на фоне гипоксии экипаж воздушного шара потерял сознание. Мало-помалу водород просачивался через оболочку шара и он начал опускаться. Очнулись они от приступа животного страха. Двое из четырех членов экспедиции в паники выпрыгнули из корзины и разбились на смерть, несмотря на то, что шар значительно снизил высоту. Страх прошел так же внезапно, как и пришел и двое оставшихся картографов сумели посадить шар на относительно ровную площадку на каменистой поверхности плато.

— Место посадки было ограничено земляным валом. Как позже выяснилось это была воронка радиусом около километра. На дне воронки располагалось озеро. Границы воронки обрамлял густой лес. Нетипично густой для этой местности, хоть и преимущественно хвойный. При попытке подняться на вершину вала начинали проявляться те же симптомы, что были на борту шара. Беспричинное беспокойство, чувство опасности, раздражительность. При входе в лес симптомы начинали усиливаться и чем глубже они входили, тем сильнее становилось желание бежать стремглав обратно. Не пройдя и 500 метров, картографы вернулись в воронку. Как только они вышли из леса, паника отступила, а после того как спустились буквально на 20 шагов пропали и прочие неприятные ощущения и эмоции. Пройдя по кромке воронки они заметили закономерность, что данные неприятные ощущения возникают при приближении к границе леса. В самой же воронке никаких аномальных ощущений не было. Было принято решение разбить лагерь и отдохнуть, затем попытаться поднять шар и пройти аномальную зону по воздуху. Но проблема была в том, что большая часть подъемной силы шара была утрачена вместе с вышедшим из примитивной оболочки, представляющей из себя шелк, пропитанный каучуком, водородом. В корзине шара была бочка с металлическими опилками и емкость с серной кислотой, благодаря которым можно было запустить химическую реакцию и получить сероводород, но этого было категорически мало, так как при подготовке к полету они использовали порядка 20 бочек. Залатав видимые протечки оболочки лоскутами той же пропитанной каучуком ткани, они сняли с шара все навесное оборудование, включая корзину и наполнили его газом из единственной бочки. Соорудив из веревок и доски место, наподобие качелей, для единственного пассажира они решили, что полетит картограф, имеющий меньший вес. Им оказался молодой писарь по имени Степан Кравцов. Второй же картограф — Всеволод Подгорный, оставался здесь с запасом продуктов, которых при экономном потреблении должно было хватить максимум на неделю, ждать помощи. Подъемной силы шара едва хватило на то, чтобы подняться выше макушек деревьев. Памятуя о паническом ужасе, нападающим на них при приближении к аномальному лесу, Степана привязали веревками к импровизированному сиденью и перерезали швартов. Не спеша, гонимый ветром шар поплыл в сторону леса. Как только он достиг его границ, Всеволод увидел как Степан в панике попытался развязать удерживающие его веревки. К счастью у него это не вышло, но следующие 20 минут воронку оглашал его вопль ужаса и отчаяния, от которого у Всеволода волосы встали дыбом. По началу он сорвался с места и побежал вслед за аэростатом, пытаясь докричаться до обезумевшего Степана, но как только сам добрался до границы леса, почувствовал волну накатившей дурноты и вынужден был вновь отступить к краю воронки. Крик оборвался внезапно. Не понятно от того ли, что Степан потерял сознание, или от того, что шар преодолел аномальную зону, но теперь воронка погрузилась в полную тишину, нарушаемую только порывами холодного ветра.

Вячеслав слушал мужчину с открытым ртом. В какой-то момент ему показалось, что до этого спокойного и сконцентрированного лица рассказчика коснулась тень описываемого им страха. А может это только показалось, ибо сам он настолько погрузился в рассказ, что в какой-то момент ему самому послышался тот самый крик отчаяния молодого картографа, обреченного лететь в неуправляемом шаре в считанных метрах над макушками деревьев аномального леса. Меж тем мужчина продолжил.

— Сидеть без дела в ожидании помощи, которая может и не прийти — та еще радость, поэтому Всеволод принялся изучать кратер. Первым делом он спустился к озеру. Вода была прозрачная и гладкая, как стекло. Озеро было небольшим, в диаметре около 100 метров, с каменистым дном. Попробовав воду на вкус, он понял что от жажды ему погибнуть не придется. Вот бы еще кто водился в этом озере, можно было бы не переживать о голодной смерти, но порыбачить ему там так и не удалось, так как на противоположном склоне воронки он обнаружил провал в породе геометрически правильной формы, что не естественно для природного ландшафта. Он обошел озеро и направился в сторону странной находки. Когда подошел ближе, то обнаружил прямоугольный вход, размеры которого внушали уважение. По современным меркам в проход могло свободно въехать два грузовых автомобиля. Ни ворот, ни дверей. Просто туннель, уходящий в глубь под небольшим градусом, конец которого терялся в темноте. Сходив к корзине воздушного шара и найдя масляную лампу, а так же моток веревки и крюк, он вернулся ко входу и запалил фитиль. Тусклый свет едва доставал до боковых стен прохода. Для себя Всеволод заметил, что не чувствует какого-либо значительного движения воздуха, при этом, не смотря на отсутствие сквозняка, запаха прелости или затхлости не было. Стены были ровные и матово-серые, что опять же вызывало вопросы, учитывая преимущественно известняковые породы в кратере, имеющие белый цвет. Пол был таким же как и стены, без единого намека на следы чего бы то ни было — человека, животного, транспорта. Потолок был высотой около 7 метров и на сколько можно было судить не отличался от стен и пола.

Всеволод шел по проходу в течении 20 минут. На протяжении всего пути он не заметил ни ответвлений, ни признаков дверей, технологических отверстий. Ничего. Ровные стены, пол и потолок. Глаза постепенно привыкли к темноте и тусклого света масляной лампы вполне хватало чтобы уверенно передвигаться и не боятся споткнуться о внезапное препятствие. Позади виднелся световой контур входа, впереди насколько хватало взгляда был тот же коридор. Поразмыслив, он решил продолжить исследование и пошел дальше. Спустя еще 20 минут он дошел до дверей. Они представляли из себя две огромные створки, поверхность которых украшал орнамент из подобных сфер.

Произнеся последнюю фразу, мужчина достал из кармана пиджака знакомые Вячеславу карманные часы, на вид те самые, которые он не так давно продал подозрительной парочке.

— Это часы моего деда — с легкой грустью сказал он.

— Нет. Это мои часы. И мои они на протяжении… — мужчина запнулся на последнем слове, немного подумав добавил — на протяжении долгого времени. Однако часы вашего деда я тоже имел возможность наблюдать. Более того, это был мой ему подарок.

— Так вы были знакомы?! Вы тоже геолог? — оживился Слава, по новому, оценивающе глядя на своего собеседника.

— Не геолог. Но да, мы были коллегами.

— Не геолог? Но были коллегами… До того как дед стал геологом?

— Мы назвали эти экспедиции полевыми работами. И поверьте мне, геология — не главная их цель. В полевые работы входило исследование окружающей среды на пригодность обитания без средств защиты, составление перечня представителей флоры и фауны на предмет аналогов нашего мира, полезные ископаемые, природные и техногенные ресурсы, налаживание и целесообразность контактов с представителями рас и цивилизации, населяющих те самые «поля», в которых мы работали, ну это лишь малая часть наших функций.

— Так вы… там? — неопределенно указывая в объемную модель пальцем пролепетал Вячеслав — С моим дедом… Того?

— Да. Мы занимались исследованиями тех миров, в которые вели выходы. Не без гордости скажу, что 5 процентов Хронов на этой модели окрасили именно мы. Я, твой дед и еще 11 человек нашей группы.

— Окрасили? — как будто впервые увидев модель, уставился на нее Слава.

— Как вы могли заметить, сферы на модели имеют некоторое отличие по оттенкам. Красные — миры с агрессивно настроенными расами и цивилизациями, зеленые — миры с которыми мы плодотворно сотрудничаем. Обмениваемся технологиями, информацией, отражаем нападки враждебных Иномирян. Желтые — Хроны нейтралитета. Открытой вражды нет, но и других отношений построить так же не удалось. И миры с иными цветами — как правило либо не имеющие разумных существ, либо не пригодные для нас в плане обитания, либо не достаточно изученные.

— Кто вы?

— Я? Ох, простите, я же так и не представился. Меня зовут Всеволод Пантелеймонович. В прошлом участник исследовательской группы, ныне отошедший от полевых работ и занимающийся вербовкой и инструктажем новых членов Хранителей Хрона.

— Всеволод… тезка картографа.

— Что? Какого картографа? Ах этого. Ну да. Тезка. В общем так. На данном этапе вы будете на испытательном сроке. Пока я присоединю вас к знакомой вам парочке.

Будете с ними патрулировать город, и выполнять все их указания. О дальнейших перспективах пока говорить рано, так что наберитесь терпения, юноша. Всему свое время. Можете идти, с вами свяжутся.

— Но подождите, у меня столько вопросов! Про миры! Про моего деда! А мои родители? Они тоже были в вашей организации?

— Всему свое время, Вячеслав. Всему свое время.

Вот в общем-то и все, что смог вспомнить Вячеслав о своем пребывании в рядах Хранителей Хрона. Ничего сверхъестественного за те немногие патрулирования он не увидел, если не считать ментальных способностей своей зеленоглазой наставницы, которые он рационально объяснял гипнозом или чем-то подобным. Выудить какую-либо информацию ему тоже не особенно удалось. На все вопросы ответом были отговорки наподобие «рановато тебе это знать», или «нет доступа к данной информации», либо «не уполномочен разглашать». Разумеется аргументы приводил Иван, он же Боб — тот самый хмурый мужчина с традиционной сигаретой в зубах и безразличием ко всему окружающему в глазах. С Алисой, она же Лиса, Вячеслав заговорить так и не отважился. Нет, она не вела себя надменно, всегда улыбалась при встрече, но как только социальный контракт в виде приветствия и вопроса о делах и настроении приводился в исполнение, она уходила в себя и больше в контакт не вступала. Да, она шла рядом с ними, иногда останавливаясь и подозрительно всматриваясь в какой-нибудь закоулок или непонятную дверь, но потом снова погружалась в свои раздумья, которые так очаровывали Славу.

Он посмотрел на время в своем телефоне, увидел что уже 23:10, а значит перспектива дожидаться общественный транспорт была весьма сомнительной. Что ж, осенний вечер выдался ясным и не вот уж прям холодным. Можно и прогуляться. С этой мыслью он встал из-за стола и направился к выходу из кафе, в котором предавался воспоминаниям.

Глава 2

— То есть как уволен? — осоловело уставившись на подписанный обходной лист пробормотал Вячеслав, стоя на проходной его НИИ.

— Ну как. Ну по собственному желанию, ага. Вот же написано, ну — ответил ему вахтер тыкая в строчку, в которой действительно значилось, что он и впрямь уволен по собственному желанию. Подписанное якобы Вячеславом заявление было тут же, вместе с его трудовой книжкой и коробкой с личными вещами.

— Но я же этого не писал! Не собирался я увольняться! Да у меня проект в самом разгаре!

— Так ыть закрыл ты тот проект. Вот же смотри, тут у тебя в трудовой пометка стоит — благодарность вынесли за него и премию дали аж в 50 процентов от оклада, ага. Ты заболел что ль, Слав? Или отмечал вчера знатно? — с хитрым прищуром спросил вахтер.

— О, Славик! Вот ты где! Ну чего так долго! Тебе же только документы забрать и все!

— окликнула от входа девушка Вячеслава.

Тот с непониманием уставился на нее, как будто впервые ее увидел. Так оно и было. Как минимум по его мнению. Девушка была среднего роста, худощавого телосложения, в светлых джинсах, кроссовках на платформе, в короткой осенней куртке кофейного цвета, с каре белокурых волос и невероятно синими глазами.

— Все в порядке? — она подошла к нему сбоку и взяла из его рук бумаги — Так, ага, печать на месте, угу, спецодежду сдал, подписи стоят. Ну все! Можем идти! Хватай коробку и вперед! — девушка вручила стоящую на столе вахтера коробку с вещами ничего не понимающего бывшего научного сотрудника и, взяв его под руку, повела к выходу — до свидания Сергей Игоревич! — помахала она свободной рукой вахтеру.

— Ага..это… ну да. До свидания — пролепетал растерявшийся вахтер, но довольно быстро взял себя в руки и с важным видом вернулся за стол и продолжил разгадывать кроссворд.

— Карета подана — с миловидной улыбкой указала девушка на припаркованный у проходной седан белого цвета. Моргнув поворотниками в ответ на нажатую кнопку брелка сигнализации, авто разблокировало двери и приветливо распахнуло багажник, в который Вячеслав положил коробку, а сам направился на заднее сиденье.

— Если что, я не кусаюсь — лукаво подмигнула ему девушка, открывая водительскую дверь.

— Да я и не… а, ну да — запоздало поняв намек он закрыл заднюю дверь и пошел на переднее пассажирское сиденье. Как только он сел, не успев даже до конца захлопнуть дверь, машина сорвалась с места и лихо вывернула с прилегающей территории НИИ на проезжую часть.

— Итак, сейчас едем к тебе, выгрузишь коробку, документы. Можешь переодеться, но это не обязательно. Можешь поесть, но это тоже не обязательно, к 11 мы должны быть в логистическом центре — глядя в глаза Вячеславу, протараторила она. При этом авто двигалось на максимально допустимой скорости и ловко лавировало в плотном потоке.

— Ты это… — пытаясь ненавязчиво намекнуть на плотное движение промямлил парень.

— А, да. Я Гайка, твоя напарница. Приятно познакомится — протягивая аккуратную обманчиво хрупкую руку промурлыкала девушка, даже и не думая смотреть на дорогу.

— Очень приятно — опасливо, едва касаясь пожал ее молодой человек, нервно поглядывая в лобовое стекло, где в считанных сантиметрах от переднего бампера их седана проносились обгоняемые автомобили.

Не смотря на приличную скорость и резвое маневрирование, автомобиль шел ровно, без резких рывков и ускорений, соблюдая все правила, ну кроме, пожалуй, соблюдения дистанции до впереди идущих транспортных средств.

— А где Алиса и Иван?

— Кто? А, Лиса и Боб! Они будут ждать нас в логистическом центре. И Штиль тоже — с лучезарной улыбкой ответила девушка, по-прежнему глядя в глаза Вячеславу.

— Штиль? — все так же нервно переводя взгляд то на дорогу, то на водителя спросил парень.

— Ну да, командир нашей группы. А, вы же еще не знакомы. Он клевый. Вы поладите!

Наверное.

— Наверное? Что-то может пойти не так? — забыв про дорогу уставился на нее Вячеслав.

— Ну он немного повздорил в свое время с твоим отцом. Но сомневаюсь, что это отразится на ваших отношениях. Но мало ли. А в целом я же говорю, скорее всего вы поладите!

— С моим отцом?! Он знал моего отца?!

— О, его все знали! Он был легендой Хранителей. Как и твоя мама. Да и дед тоже тот еще был бродяга. Вон сколько контактов наладил! — мечтательно закатила глаза рассказчица.

— Моя мама?! То есть все знают? И ты? Расскажи мне про них!

— В смысле? — с непониманием на лице уточнила Гайка — А, точно! Странник не хотел чтобы ты связывал свою жизнь с хранителями и скорее всего не рассказывал тебе ничего!

— Странник?

— Твой дед. Он ушел из хранителей когда твои родители без вести пропали 20 лет назад. Сказал что не желает внуку такой жизни и вырастит тебя подальше от этой суеты. Он что же, вообще тебе ничего про них не рассказывал? — выгнув аккуратную тонкую бровь спросила она.

— Совсем. Говорил, то они были геологи и все время где-то в экспедициях. На праздники приносил открытки якобы от них, но ни одна из них не была подписана. А когда мне исполнилось 5 лет, то и вовсе сказал что пропали они без вести и давно от них ни слуху не духу.

— Оу — погрустнела девушка — ну по сути он не врал. Они и в самом деле пропали без вести. Достоверно сказать, что они погибли я не могу, но как правило если от группы нет вестей больше года, она не возвращается.

— Но это же не значит, что они погибли? — с надеждой в голосе спросил Вячеслав.

— Ну как сказать — впервые посерьезнела девушка и сосредоточенно уставилась на дорогу — Видишь ли… Твои родители были боевыми единицами группы. И последним их заданием была разведка в одном, ныне красном, Хроне. Если бы они выполнили задание, то оставаться там им не было бы никакого смысла. А если бы они ушли от туда, то непременно бы вернулись домой. Тут же их родина. Тут ты. Они тебя очень любили.

На минуту в машине повисла тишина. Гайка молча смотрела на дорогу, а Вячеслав переваривал услышанное. Казалось бы, он похоронил родителей 18 лет назад, уже смирился, ближе деда не было у него никого. А тут выясняется что не только родителей, но и его он не знал никогда. Его размышления прервала девушка:

— Приехали. Я тут подожду, ты не надолго?

Вернувшись в реальность, Слава осмотрелся и обнаружил, что автомобиль находился во дворе его общежития.

— Да, я только коробку занесу. И ключи консьержу отдам на всякий случай.

— Ага — вновь повеселевшая ответила девушка.

В самом деле занести вещи, поменять плащ на удобную осеннюю куртку и сдать ключи от комнаты консьержу много времени не заняло. Спустя пять минут он вышел из подъезда и застал свою напарницу стоящей около автомобиля с литровой канистрой моторного масла, с блаженной улыбкой любующуюся остатками желтой листвы на дереве, растущем в клумбе у общежития.

— Я готов.

— Славно! — Бодро ответила она и залпом допила содержимое канистры, которую затем ловко метнула в мусорную урну — Чего? С непониманием спросила она парня, с открытым ртом смотрящего на нее.

— Ты бы сказала, что пить хочешь, могли бы подняться ко мне, я бы чаю заварил.

— Чаю? — с сомнением переспросила девушка — А! — осенило ее — Да не, я не пить хотела! Просто для профилактики! А то сервопривод гудеть начал — лучезарно улыбаясь пояснила она.

— Сервопривод? Какой сервопривод?

— Ну вот этот — указала она туда, где у людей находится бедренный сустав.

— Ой, извини, я не знал что у тебя искусственный сустав. Но не думал, что их обслуживают… — неопределенно машет рукой — так.

— У меня не только сустав искусственный, у меня все искусственное, ты чего? — недоуменно уставилась на него девушка — Ой, а ты же не в курсе… Я это.. Не совсем человек — с неловкой улыбкой продолжила она.

— Чего? — протянул парень, с сомнением и по новому глядя на свою собеседницу.

— Скажу даже больше! Я не из вашего Хрона! Ладно, потом расскажу, поехали! — с этими словами она села в машину и завела двигатель.

Спустя пару мгновений сел в нее и Вячеслав и машина вновь резво сорвалась с места.

По пути в логистический центр, чтобы это ни было, Вячеслав узнал, что Гайка прибыла в его Хрон, который хранители идентифицируют как Хрон Ворона, из мира, который в той же системе идентификации именуется Хроном Платы. И именуют так его не за то, что там взимают оброк или требуют профсоюзные взносы и прочее, а потому, что разумные формы представителей того Хрона представляют из себя андроидов, созданных в далеком прошлом людьми, дабы они, по заветам уже нашего несостоявшегося коммунистического прошлого, исполняли всю работу за них, позволив людям созидать и творить высокое, великое, и прочее, на что из-за рутины не хватало времени. Плата же в данном случае — микросхема, материнская плата, основа основ в понимании искусственного интеллекта. По началу в их мире все шло хорошо. Переход от примитивных механических приспособлений, до полноценных автономных андроидов, в последствии полностью заменивших сначала обслуживающий персонал, строителей, монтажников, а потом и всех профессий, имеющих чёткие алгоритмы исполнения функций занял каких-то 200 лет. Далее был запущен мощный искусственный интеллект, благодаря которому не удел остались уже и врачи, политики, представители практически всех рутинных и бюрократических профессий. Человечество при поддержке неприхотливых помощников и мощных вычислительных способностей искусственного интеллекта действительно активно толкнуло науку вперед, победило голод, не оставило практически ни одной болезни, с которой не могло справиться. И казалось бы — живи да радуйся, но не все так просто. Большая часть человечества так и не смогла реализовать себя в науке, искусстве и созидании. И несмотря на резко возросшую продолжительность жизни в связи с ее тепличными условиями, после передачи практически всех функций андроидам, буквально в течении десяти лет численность населения планеты сократилась в 3 раза.

Причиной тому стали злоупотребления наркотическими и психотропными препаратами, случаи суицида на фоне депрессии и просто на просто самая что ни на есть обыкновенная лень. Без постоянных стрессов и ежедневной борьбы за существование, человечество утратило желание что-либо делать. Даже размножаться. Зачем продолжать род, когда за тобой ухаживает орава роботов, беспрекословно исполняя любой твой каприз, включая любые сексуальные фантазии? Так, спустя еще 215 лет умер естественной смертью последний человек на планете.

— Нелепость какая-то. Разве никто из такого количества людей не нашел себе смысла жизни? — спросил потрясенный Вячеслав, глядя в синие глаза вновь игнорирующей происходящее за лобовым стеклом движущегося автомобиля собеседнице.

— Наша цивилизация не была такой любопытной как вы. Они не пытались летать к звездам, покорять другие планеты, хотя только в нашей системе было еще две планеты, пригодные для жизни. Даже когда они нашли вход в систему пространственных аномалий, представленных на вашей Пене Миров, они ограничились лишь тем, что возвели над ним саркофаг и поставили автоматизированную систему оповещения. Они были очень рациональными. Там даже род продолжался только для того, чтобы было кому позаботиться о старшем поколении. А когда есть мы, зачем утруждаться воспитанием детей?

— Ты как будто не про людей говоришь… А что теперь? Чем теперь занимается ваша армия андроидов?

— Ну как… Тем и занимаются, для чего были созданы. Убирают опустевшие улицы, поддерживают в идеальном состоянии инфраструктуру, стригут газоны, чинят друг друга. А те, что теперь не востребованы — сидят в спящем режиме.

— Но зачем?

— В смысле? — с полным непониманием на лице спросила девушка.

— Ведь это больше не нужно! Никто по этим улицам не ходит, газонов тех не видит и вообще…

— Но жизнь то продолжается. Трава также растет, пыль так же наметается, и так везде. И каждый продолжает выполнять то, для чего он был создан. Просто потому, что он был для этого создан. Проще некуда.

— Но никто же не оценит и вообще…

— А нам это и не нужно. Мы просто делаем то, для чего были созданы. Нас это устраивает. Ты думаешь нас наши люди хвалили? Вот ты, когда ты последний раз хвалил дворника?

— Зачем? — с непониманием уставился на андроида собеседник. — А. Понял ход твоих мыслей. Но ведь он за это деньги получает. Какие-никакие, но средства к существованию.

— А зачем он существует?

— Чтобы… Чтобы… — не закончив свою мысль, парень помолчал, а потом спросил. — А какова твоя функция?

— Я универсальный помощник — приосанившись, с улыбкой проворковала Гайка.

— Это как?

— Ну я могу и починить, и полечить и вообще у меня много программ и алгоритмов, поэтому при наличии дополнительного оборудования и инструментов я смогу почти все! — с гордым видом подытожила она.

Белый седан резво завернул к проворно рыскнувшеву вверх шлагбауму одного из десятков похожих друг на друга въездов, расположенных в пригородной промзоне. Вокруг стояли корпуса складских построек, мелких заводиков, фабрик и сборочных цехов и прочих типичных для подобных зон построек. В основном это были двух или трех этажные бараки. Автомобиль въехал во двор, огороженный коробками зданий. Центр его представлял из себя площадку, на которой в несколько рядов стоял различный автотранспорт, начиная от личных легковых авто, заканчивая многоосными фурами. Некоторые из последних стояли у погрузочных платформ и там кипела типичная возня — сновали вилочные погрузчики, сверяли сметы и что-то с серьезными лицами отмечали на планшетах люди в форменных комбинезонах, матерились бригадиры и кладовщики, скучали, ожидая конца погрузки, водители фур.

Автомобиль припарковался у одного из входов, не имеющих погрузочных платформ.

— Ну вот мы и приехали! — заглушив двигатель и закидывая ключи от автомобиля за солнцезащитный козырек, объявила девушка.

Затем она вышла из машины и уверенно направилась ко входу в здание. Вячеслав замешкался с ремнем безопасности и уже почти что бежал, нагоняя ее у самого входа, чтобы открыть ей дверь проходной.

— Ты чего? — удивленно моргая уставилась на него Гайка.

— Ну я это… Ну у нас так принято… Наверное — растерянно пробормотал Слава.

— В самом деле? А смысл? — с любопытством переводя взгляд то на дверь, то на парня, спросила она.

— Не знаю. Наверное потому что… Ну девушки, вы как бы грациозные и утонченные, а тут эти массивные двери… Тяжело и все такое — в конец потеряв почву под ногами, оправдывался парень.

— Ты назвал меня девушкой? — кокетливо выгибая бровь уточнила Гайка.

— Ну да, ты же девушка.

— Я андроид, я же говорила.

— Но выглядишь ты как девушка, и ведешь себя как девушка, и говоришь, и…

— И давай уже двигай — продолжил за него знакомый в обыденности безразличный ко всему голос. — Привет, шестеренка.

— Привет, Боб! — лучезарно улыбнулась хозяину голоса девушка. — Лиса?

— Внутри. Покурить выходил. — лаконично закончил приветствие мужчина и прошел внутрь.

Гайка вновь посмотрела на Вячеслава, о чем-то на мгновение задумалась, потом расплылась в улыбке озарения и, исполнив подобие шутливого реверанса, прошмыгнула внутрь здания.

— И тебе привет, Иван. — обреченно вздохнув и ухмыльнувшись выходке Гайке, проследовал за ними Слава.

Внутреннее убранство помещения скорее соответствовало какому-нибудь бизнес-центру, нежели бараку в промзоне. Пол выстилала качественная явно не дешевая светлая плитка, стены покрыты светлыми панелями с большими LED-мониторами, на которых прокручивались пейзажи природы в разные времена года, многоуровневый потолок со скрытым освещением и гармонично вписанная мебель — диваны и кресла вокруг низких кофейных столиков. На одном из диванов вольготно расположился Боб, рядом с ним у кресла Лиса приветственно обняла Гайку, которая что-то тараторила ей о своих делах, перемежая свои рассказ вопросами о ее здоровье, настроении и прочем, не давая между тем ей и слова вставить. Она же с улыбкой смотрела на Гайку и, закончив попытки как-то перебить собеседницу, просто улыбалась и кивала в нужных моментах. Заметив Вячеслава, Лиса с той же улыбкой кивнула и ему и, как бы извиняясь, пожала плечами, взглядом указав на Гайку. Он с пониманием кивнул в ответ и присел в кресло рядом с их кофейным столиком, изучая обстановку в помещении.

Кроме их компании в помещении находилось еще 4 человека. Двое мужчин в строгих костюмах сидели напротив друг друга в дальнем углу и что-то обсуждали, женщина в сером шерстяном пальто и высоких сапожках стояла напротив одного из мониторов и любовалась пейзажами, а еще один непонятный тип, больше напоминающий человека без определенного места жительства, дремал на соседнем с ними диване, откинув голову на спинку и натянув засаленную шапку на глаза. Одетый в замызганную синтепоновую куртку, растянутые штаны и рваные берцы без шнурков, он сложил руки на животе и, вытянув ноги, сопел в клочковатую бороду, периодически скребя ее же заскорузлыми пальцами немытой пятерни.

Тут Вячеслава осенило, что же здесь было не то. Во-первых не было ресепшн, стойки регистрации или чего-либо подобного. Во-вторых не было видно дверей, кроме той, в которую они вошли. Так же не было ни охранников ни камер наблюдения, что в принципе и объясняло присутствие дремлющего на соседнем диванчике типа.

— Мы кого-то еще ждем? — спросил он у Боба.

— Да нет, все здесь — меланхолично ответил тот.

— А Штиль?

— Да вон он кемарит. — кивком указал Иван на неопрятного мужчину.

Парень посмотрел на него, перевел взгляд на мужчину, снова на него, потом на Гайку и Лису, которые прервали свой разговор и наблюдали за реакцией Вячеслава, снова на Штиля.

— Я себе как то иначе его представлял. — пробормотал вполголоса Слава.

— Ну извини, что не оправдал твоих ожиданий — не меняя позы и не стягивая шапки с глаз проговорил на удивление уверенным, хорошо поставленным голосом неопрятный командир.

— Да я не… — начал оправдываться парень, но остановился на полуслове, увидев как на дальней стене на белых панелях образовался светящийся контур двери и за тем панель отъехала в сторону.

Из проема вышла девушка — среднего роста, аккуратная прическа кипельно белых волос с заколотой челкой, очки с золотой оправой, деловой макияж, белая блузка с серой жилеткой, выгодно подчеркивающая фигуру юбка-карандаш серого же цвета и в контраст ко всему наряду ботинки с высокой шнуровкой до колена. В руках у нее лежал планшет, в котором она на ходу делала какие-то пометки сигаровидной черной ручкой. Она уверенно подошла к мужчинам, беседовавшим в углу. Те прервали свой разговор и встали со своих мест, встречая ее. Внезапно женщина, любующаяся пейзажами, резко развернулась в их сторону и вскинула руку. В следующее мгновение голова ее дернулась как от резкого удара и она упала навзничь на светлый мрамор пола. Присмотревшись, Вячеслав увидел торчащую из корня носа женщины ручку. Вернее ее кончик. Вопреки ожиданиям он не заметил ни крови, ни шока на лицах окружающих. Все произошло как-то буднично и тривиально. Переведя взгляд на девушку и двух мужчин, он увидел как она поправила лацкан блузки и достала из нагрудного кармана новую точно такую же ручку, что торчала между глаз у женщины.

Цокнув языком, Боб грузно поднялся со своего места, подошел к Штилю, на ходу доставая из нагрудного кармана сложенную купюру весьма не мелкого достоинства и передал ее довольно ухмыляющемуся, все так же не стягивающему с глаз шапку командиру.

— И снова не везет? — с задором проворковала Гайка, хитро глядя на Боба.

— Ну да. Я курить. — без особых эмоций ответил он и направился к выходу.

Проводив его взглядом, Слава услышал странный звук. Им оказался звук упавшего на мраморный пол металлического корпуса ручки. Головы, в которой она торчала, как и остальных частей тела странной женщины, там уже не было. Парень снял очки, с остервенением протер линзы о край свитера и вернул их на место. Но тело не вернулось. Только ручка, которую, проходя мимо и элегантно присев, подобрала белокурая владелица. Затем она подошла к ним.

— Здравствуйте, Вячеслав. Я — Белка. Координатор логистического центра. Как добрались? — лучезарно улыбаясь поинтересовалась она.

Вспомнив манеру вождения Гайки и скосив глаза на неё, широко улыбающуюся, он ответил:

— С ветерком. Приятно познакомится. — опомнившись, вскочил он с места, протягивая девушке руку для рукопожатия.

Закрыв ручку колпачком, она убрала ее в нагрудный карман, из которого выглядывала еще две таких же, и ответила на рукопожатие легким прикосновением тонких пальчиков.

— Итак, сегодня вы отправляетесь в центр подготовки.

Вячеслав молча кивнул, выжидающе глядя в глаза собеседнице. Но та больше не обращала на него внимание и что-то пристально изучала в бумагах на своем планшете. Остальные спутники вернулись к своим занятиям. Командир, не меняя позы, продолжал релаксировать, а Гайка и Лиса что-то увлеченно обсуждать. Так он и простоял, пока не вернулся с перекура Боб и все не сговариваясь встали и отправились следом за Белкой к проходу в стене.

Глава 3

— Доброе утро, принцесса! Проснись и пой! — пророкотал нараспев хриплый голос, выдирая Вячеслава из объятий сладкого сна.

Он резко подорвался с подушки и, запутавшись в одеяле, сверзился с кровати на деревянный настил, служивший полом в помещении. Раздался жизнерадостный хохот и разбудивший его голос продолжил:

— Боже, мне никогда это не надоест!

Проснувшись окончательно и придав своему телу относительно вертикальное положение, Слава стянул с головы одеяло и, близоруко щурясь, посмотрел на того, кто его разбудил.

— И тебе доброе утро, Боб. Знаешь, когда ты был угрюмым молчуном, ты мне нравился больше.

— Да брось, ты просто встал не с той ноги! — раскатившись новой волной хохота, Боб скрылся за дверью маленькой комнатушки, в которой обитал последний месяц Вячеслав. Ну как обитал. По большей части он здесь только спал. Все остальное время он проводил на лекциях, физ подготовке и практических занятиях по приобретению навыков выживания в экстремальных и очень экстремальных условиях.

Да, совершенно иначе он себе представлял центр подготовки Хранителей Хрона. На ум приходили казармы, плац, тренажеры и огромные лекционные залы с большим количеством новобранцев, таких же как он. Распорядок дня, лекции, завтрак обед и ужин по расписанию. Личное время в конце концов! На деле же все оказалось совершенно иначе.

Проследовав в тот день за Белкой в темное нутро прохода, открытого в логистическом центре, он ожидал попасть в нутро трехэтажного барака, находящегося в промзоне и переделанного под нужды центра, но вместо этого попал в поражающее своим масштабом помещение. Высотой потолок его был на вскидку метров 50. Боковые стены, в центре одной из которых, на высоте 3 этажа, и располагался их проход, имели длину не меньше 800 метров, а то и больше. В ширину помещение было около 400 метров. Здесь вполне можно было проводить парады с участием военной техники, конницы и даже малой авиации! Все стены помещения представляли из себя сеть ниш, лестничных пролетов и переходов. Всюду было огромное количество разнящихся по размеру дверей — начиная от маленьких проходов, заканчивая огромными массивными воротами, в зависимости от размеров площадки или ниши, на которой они находились. Освещали помещения внушительные прожекторы, расположенные на исполинских фермах потолка. Пол представлял собой массивные каменные плиты, плотно подогнанные друг другу на манер кафельной плитки.

— Где это мы? — спросил тогда потрясенный Вячеслав.

— В логистическом центре. Здесь располагаются все выходы статичных пространственных аномалий нашей планеты. Ну и, разумеется, выход в Пену Миров — указав пальчиком в дальний конец помещения, пояснила Белка.

Посмотрев туда, парень увидел огромнейшие створки ворот, в половину высоты помещения, на которые светило 4 прожектора. Так же, присмотревшись он увидел танки. Десяток танков, башни которых были направлены на ворота. Так же на полу, стенах и даже потолке он увидел холмы, которыми с такого расстояния ему показались ДОТы.

— Гостеприимно у вас тут — прокомментировал увиденное он. Девушка в ответ лишь улыбнулась.

— Это ты церберов не видел еще. И шмелей. — проговорил, расчесывая пятерней неопрятную бороду, Штиль.

— Успеет еще. Поехали. — с этими словами Белка подошла к ограждению ниши, на которой находился проход, в который они вошли, и, достав брелок, напоминающий пульт авто сигнализации, нажала на кнопку. Спустя пару мгновений к краю ниши бесшумно подплыла платформа, ограниченная небольшим бортиком. Откинув один из поручней ограждения ниши в сторону, Белка уверенно ступила на платформу.

Остальные так же без намека на волнение проследовали за ней и Вячеслав постарался не отстать.

Как только вторая его нога ступила на платформу, мир пришел в движение. При этом ощущения вестибулярного аппарата полностью не совпадали с тем, что передавали мозгу глаза. Не ощущалось ни падения, ни движения, ни дуновения встречного ветра, однако глаза упорно транслировали ему мчащиеся мимо ниши, переходы, двери, ворота, лестничные пролеты. Посмотрев на других, он обнаружил что все, кроме Белки, Гайки и него, стояли с закрытыми глазами. Белка сосредоточенно что-то читала в планшете, а Гайка пристально смотрела на него с каким-то нескрываемым любопытством. Сконфуженный таким вниманием, Слава потупил взгляд и привычно начал теребить левой рукой дужку очков.

Спустя пару минут полета, платформа подплыла к нише на противоположной стене и на пару этажей выше. Буднично откинув перила ограждения, Белка сошла с платформы и подошла к двери. Она была больше, чем проем прохода, по которому они пришли сюда, двустворчатая, размером с гаражные ворота. Более того, Вячеслав заметил, что перила ограждения ниши при желании можно убрать, образовав тем самым достаточный проем, чтобы мог проехать легковой или малогрузовой автомобиль.

Через эти ворота он и попал сюда месяц назад. Выход из них находится на минус втором этаже подготовительного центра. Сам же он представляет из себя четырехэтажное здание — два под землей и два над, расположенное в глухой местности. На сколько далеко от него находилась цивилизация, Слава не знал. Но телефон здесь не ловил и даже летящих в небе самолетов за месяц, проведенный здесь он ни разу не заметил. С одной стороны центр граничил с низкогорьем покрытым лесом, с двух других располагался просто лес и с четвертой стороны протекала река, на противоположном берегу которой продолжался все тот же лес.

Распорядка дня в подготовительном центре не было. Побудка могла произойти и в 6 утра и ближе к полдню. И каждый раз его будил удивительно изменившийся в поведении Боб. Завтрак мог состояться и в ходе учебного процесса, а мог быть и вовсе пропущен, то же самое касалось и обеда с ужином. На вопрос о причине такого отсутствия постоянства, Штиль объяснил ему, что в «полях» не всегда время идет по нашему распорядку. В некоторых Хронах в сутках 36 часов, в некоторых 8. При этом передвигаться по незнакомой местности нужно конечно же в светлое время суток, поэтому необходимо приучать организм отдыхать и бодрствовать не зависимо от времени суток. То же касалось приема пищи.

Кстати, не только Боб изменился в поведении по прибытию в подготовительный центр. Штиль в первый же день привел себя в порядок. Столь кардинальные перемены по началу удивили Вячеслава и он не сразу узнал в высоком, гладко выбритом и крепком мужчине с короткой военной стрижкой вчерашнего бомжеватого вида человека. Неизменным остался только голос. Уверенный, сильный, не терпящий возражений. Голос настоящего лидера. Штиль действительно оказался грамотным командиром. Как выяснилось, никого, кроме их компании, в учебном центре больше не было и сам он был законсервирован. Под руководством командира буквально за вечер центр ожил — были запущены электрогенераторы на минус первом этаже, сняты чехлы с мебели, раскрыты ставни, проведена ревизия продуктов питания, восстановлена подача воды, обновлены медикаменты в мед пункте, приведены в порядок жилые комнаты, коих оказалось 20. За порядком в центре следили роботы-пылесосы как в привычном обывателю виде жужжащего блина, тыкающегося во всё, что попадется на пути, так и в виде винтокрылых дронов, которые банально потоком воздуха от своих пропеллеров сгоняли пыль с мест, до которых не добирались напольные коллеги, и как только было запущено электроснабжение и вся эта орава подзарядила свои аккумуляторы — помещения наполнили вой компрессоров и стрекот лопастей трудолюбивых механизмов. С готовкой проблем не было, питались в центре чаще всего блюдами из индивидуальных рационных пакетов. По крайней мере первое время. К концу третьей недели на столе начали появляться продукты, добытые в лесу во время практических занятий, а также рыба из соседней реки, кое какая дичь и даже некоторые разновидности насекомых и их личинок.

— Много ИРП на себе не унесёшь, а во многих Хронах приходится передвигаться на своих двоих. Однако кушать хочется частенько, по этому ты должен интуитивно понимать, что ты можешь съесть, а чего есть не стоит. Состав белковой и растительной пищи везде примерно одинаков, у кого-то просто больше лап, у кого-то шипы подлиннее, но по сути в обитаемых мирах все идентично. — аргументировал разнообразие меню Штиль.

За практические занятия по выживанию и физ подготовку отвечал он. Марш бросков пока делать не заставлял, но отжимания по утрам, бодрые пробежки и прогулки с полной выкладкой устраивал ежедневно. Так же проводились часовые тренировки на выносливость — каждый день недели своя группа мышц.

За теоретическую часть отвечала Гайка. Вначале в общих чертах рассказывала о проходимом материале, а затем «вшивала» блок информации напрямую в мозг Вячеславу. Проводилось это путем подачи на сетчатку глаза световолнового потока, излучаемого из её глаз. Со стороны смотрелось очень странно — двое молодых людей сидят друг напротив друга и не моргая смотрят друг другу в глаза, но результат был просто невообразимым. Информация, полученная таким образом всплывала по мере необходимости подобно воспоминаниям. Как любил приговаривать декан Славы — не знал, но вспомнил.

За боевую подготовку отвечал Боб. Это было и владение оружием, начиная от перочинного ножа, заканчивая пулеметом Гатлинга. И управление шагоходов — боевых машин, передвигающихся на двух ногах и имеющих различные варианты вооружения. От него же зависело название модификации шагохода: Цербер — шагоход, вооруженный автоматическими крупнокалиберными пушками, расположенными по бокам от кабины пилота шагохода. Шмель — шагоход, вооруженный огнеметом, преимущественно жидкотопливным. Град — вооруженный зенитноракетными комплексами. Вообще шагоход можно вооружить как угодно, а можно вместо оружия прикрепить манипуляторы и тогда он становится похожим на голема без головы и может выполнять не только боевые функции. Кроме того, Боб так же обучал рукопашному бою, управлению всех видов транспорта на тренажерах и приемам диверсификации и саботажа. Так, на всякий случай.

Единственной кто не занимался с Вячеславом была Лиса. По прибытию в центр она так же как и остальные довольно сильно преобразилась. Не в лучшую сторону.

— В этом недотепе нет ни капли ментальных способностей. Он даже сарказм не всегда понимает, что уж говорить о энергетических потоках. — прямо заявила она в первый же день. — Сами с ним вошкайтесь, а я найду чем себя занять.

Место загадочной зеленоглазой девушки заняла весьма стервозная особа, которая в хорошем расположении духа игнорировала присутствие стажера. А в плохом Слава старался не попадаться ей на глаза.

И только Гайка ни коим образом не переменилась. Она проводила с ним большую часть времени и старалась всячески его поддержать и помочь. Сопровождала его на пробежках, помогала чистить оружие, осваивать навыки выживания, показывая хитрые узлы на веревках, обучая читать следы животных и всегда могла ответить на любой вопрос, о котором он у нее спрашивал.

— Слушай, спасибо тебе конечно за помощь, — как то раз свалившись от усталости на крыльце, пробормотал он после очередной пробежки бодро приплясывающей вокруг него Гайке — но зачем ты со мной возишься?

— Ну-у-у-у… — остановившись на мгновение протянула она, почесывая кончик носа указательным пальцем — думаю тебе это сейчас нужно. Да. Определенно! Чем раньше ты усвоишь навыки и будешь готов к полевым работам, тем раньше мы отправимся в новые миры! — победоносно воздела она тот самый палец в небо.

— Логично — согласился с аргументом, поднимаясь на ноги, Вячеслав.

— Смысл жизни нашей непоседы — обучение и получение новой информации. Вот она и не отходит от тебя. А не потому что ты красавчик — сквозь клубы дыма внес свою лепту сидящий на том же крыльце Боб.

— Да я и не думал… — смачно покраснев попытался оправдаться смущенный стажёр.

— Оно и заметно — посмеиваясь оборвал его потуги мужчина. — Ладно, иди умойся и пойдем на стрельбы. Сегодня нас ждет крошка семидесятка с коллиматорным прицелом. Самое оно для твоего куцего зрения!

Он стоит на опушке леса. На глазах повязка, в ушах наушники плеера с играющей на полной громкости музыкой. Одет в серую куртку с капюшоном на толстый свитер, в серые же штаны и в высокие крепкие ботинки. За спиной рюкзак с аварийным суточным рационом из пищевых брикетов, литровой флягой воды, сменным бельем, армейским котелком, плащ-палаткой, складной лопаткой, проволочной пилой, аптечкой и аварийным одеялом. На поясе ножны с надежным ножом, на запястье противоударные часы с компасом. В многочисленных карманах куртки и штанов нужные мелочи, как то спички и огниво на случай намокания первых, моток крепкой бечевки, таблетки для обеззараживания воды, диодный фонарик с динамо генератором и несколько протеиновых батончиков.

Настало время для его экзамена, сутью которого являлась заброска с вертолета в лес и самостоятельный выход к обитаемым местам из него. Осложняло задачу то, что у Вячеслава не было карты и во время полета на двухместном вертолете и высадки в лес на его глазах была повязка. А перед тем, как Гайка, находящаяся за штурвалом и помогающая ему с выгрузкой, вновь подняла машину в воздух, он засунул наушники плеера и включил композицию, играющую чуть больше 5 минут. Когда же она доиграла и он наконец снял повязку и наушники, над лесом едва угадывался рокот удаляющегося вертолета и нельзя было с уверенностью сказать в какую сторону он улетел.

Зимнее рассветное солнце едва выглядывало из-за горизонта. Не смотря на середину декабря, температура пока даже ночью не опускалась ниже -10 градусов. Итак. Осмотреться. Прежде чем куда-либо идти, для начала нужно определиться хотя бы с направлением. Для этого неплохо бы найти возвышенность. Осмотревшись он увидел небольшую полянку, размеров которой едва хватило для посадки их миниатюрного вертолета. Окружал ее смешанный лес, точно такой же, как и их учебный центр. Благодаря отсутствию листвы в виду времени года, имелся относительно неплохой обзор. Он нашел самый толстый ствол из растущих здесь, скинул со спины рюкзак и стянул ремень. Перекинув его вокруг ствола и намотав концы на кисти рук в беспалых перчатках, Слава уперся в дерево рифленой подошвой ботинок и начал подъем. Рывок — подтянуться, упереться ногами в ствол, еще рывок — повторить манипуляцию. На высоте двух с половиной метров он уселся на толстую ветку, застегнул ремень через плечо, чтобы на время освободить руки и продолжил подъем уже взбираясь по веткам. На вершине дерева перед ним открылся зимний лес. Выяснилось что он находится на вершине одной из сопок, расположенной по середине между двумя более высокими. С востока и запада были сопки поменьше. Примерно сопоставив увиденное и пейзажи, окружающие учебный центр, он предположил что между его горой и той, что была справа должна протекать река, которая огибала последнюю и скорее всего протекала мимо учебного центра. Ну что ж, экзамен оказался не таким уж страшным. Делов то — спуститься с горы, состряпать плот и по реке доплыть до вожделенной цивилизации. В приподнятом настроении он бодро спустился, вернул ремень на законное место, подхватил рюкзак и пошел в направлении предполагаемой реки.

Спускаться было легко. Снега как такового было мало, склон был не крутой и уже к обеду Вячеслав преодолел больше половины пути. По крайней мере по его расчетом. Устроив привал и пожевав брикет рациона, которых в аварийном наборе было 4, он напился холодной воды и отправился дальше. Еще через два часа он спустился к подножию горы, плавно переходящему в подъем другой. И реки здесь не оказалось.

Озадаченно покрутившись на месте, он на всякий случай стянул с носа очки, тщательно и задумчиво протер окуляры и вернул их на место. Нет, реки по прежнему не было видно. Был все тот же лес.

— Ну куда-то же вода с гор девается! — размышлял он вслух.

Было решено идти вдоль подошв гор. Рано или поздно река должна появиться. Пройдя еще час, он решил готовится к ночлегу. По темноте путешествовать у него не было ни какого желания и последний час светлого времени суток нужно потратить на приготовление укрытия и дров.

Соорудив из нарубленных жердей и лапника укрытие с наветренной стороны а так же костер нодью (Два или три бревна укладываются друг на друга и между ними размещают топливо. Горит долго и выделяет много тепла), он плотно набил котелок снегом и поставил топиться, так как в его литровой фляге почти не осталось воды.

Поужинал протеиновым батончиком и очередным брикетом из аварийного рациона, укутался в плащ палатку и так сидя и уснул.

В глухом лесу сон Вячеслава был необычайно чутким. Несколько раз он просыпался от того, что кто-то шуршал ветками ближайшего кустарника, но близко к костру так и не подошел. По утру он обнаружил там волчьи следы. Судя по размеру и глубине — особь не крупная, но неприятный холодок все таки пробежал. Встал он за пару часов до рассвета. Размялся и разогрел затекшие за ночь мышцы несколькими простенькими упражнениями, позавтракал протеиновым батончиком и натопил воды в флягу. Ее он из рюкзака переложил за пазуху, так как остатки вчерашней воды в ней благополучно заледенели, чтобы с этой водой не произошло то же самое.

Затушив костер и справив физиологические потребности, он продолжил путь. Сегодня было холоднее, или это сказывался голод, ведь протеиновый батончик лишь заморил червячка, а брикеты аварийного рациона он решил пока приберечь.

— Если сегодня не найду реку, нужно будет поставить силки — проговорил он самому себе.

К полудню он все таки нашел реку. Она бежала вдоль западного склона большой горы, той что находилась справа от сопки, на которую его высадили. Берега реки уже покрылись льдом, но середина журчала довольно быстрым течением.

Наблюдая за бурным течением и обледеневшим берегом, Вячеслав крепко призадумался. Соблазн смастерить добротный плот и уплыть на нем по течению был велик, но сознание услужливо рисовало картины, на которых он падает в ледяную воду и борется за жизнь, карабкаясь по тонкому льду на берег. И даже если это ему удастся, он просто напросто погибнет от переохлаждения, так как сменной куртки с собой не было, как и не было тёплого укрытия, в котором можно было бы обсохнуть. Лень против здравого смысла. Сидеть на плоту и время от времени подгребать жердью конечно менее энергозатратно, но в случае падения в воду сэкономить на калориях тоже не получится.

В итоге он решил пойти вдоль реки. Во-первых под рукой бесконечный запас воды, во-вторых не плохой ориентир — шансов нарезать круг по лесу будет значительно больше, даже не смотря на неровность ландшафта. И в-третьих была надежда если не выйти к учебному центру, вдоль которого так же протекает река, то хотя бы найти рыбацкую делянку, а если повезёт — то поселение, из которого можно будет выйти на связь со своими, что также будет считаться успешно сданным экзаменом.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.