электронная
108
печатная A5
334
12+
Храм Сердца

Бесплатный фрагмент - Храм Сердца

Нетленные стихи

Объем:
132 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-0050-0749-0
электронная
от 108
печатная A5
от 334

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Ночь с 04 на 05 апреля 1989 года.

Дверь в квартиру медленно открывается на моих глазах. Мама заходит в прихожую, кладёт сумку на тумбочку, бросает мне: «Привет, Алис…», снимает пальто, идёт в ванную, открывает кран, моет руки.

Я стою у мамы за спиной и смотрю в зеркало, не находя в нём её отражения.

— Мам, но ты же… умерла…

— Да… спокойно отвечает она.

— Тогда… Зачем ты пришла сюда, ты же живёшь Там?

Она закрывает кран. Вытирает руки о полотенце, поворачивается и с улыбкой произносит:

— Я пришла за тобой… Подожди, мне надо здесь кое-что проверить. А потом мы пойдём…

Она бесшумно проплывает в комнату к бабушке и вскоре возвращается.

— Всё хорошо. Теперь я спокойна… Пойдём, Алиса…

Мы бредём молча куда-то вдаль. Проходя по знакомым улицам. Но только в Тумане.

Туман постепенно сгущается. И я уже не вижу, где мы. Я не спрашиваю, куда мы идём. Мне всё равно. Я рада, что она забрала меня к себе.

Мы заходим в парк. Голые чёрные ветки деревьев проявляются сквозь пелену Тумана, но уже не пугают, как раньше. Я сажусь на качели, мама встаёт рядом и раскачивает их.

— Ты теперь поёшь в церковном хоре, Алиса?

— Да…

— Тебе нравится там?

— Мне нравится здесь… Но я читаю Блока на ночь, это я — та девочка, которая пела в церковном хоре. Он писал про меня, да?

Мама улыбается, — значит, да…

— Я выучила несколько его стихотворений наизусть. Вот тоже про меня, оно называется «Поэт». Послушай начало: «Сидят у окошка с папой. Над берегом вьются галки. — Дождик, дождик! Скорей закапай! У меня есть зонтик на палке! — Там весна. А ты — зимняя пленница, Бедная девочка в розовом капоре… Видишь, море за окнами пенится? Полетим с тобой, девочка, за море. — А за морем есть мама? — Нет. — А где мама? — Умерла. — Что это значит? — Это значит: вон идёт глупый поэт: Он вечно о чём-то плачет…»… Мам, как Блок мог тогда знать, что я — зимняя пленница, потому что ты умерла под новый год, и что я буду петь в церковном хоре? Скажи ему, что он мне очень нравится… Он тоже бывал в этом мире ещё до того, как ушёл сюда. Ты видела его здесь, мам?

— Пока ещё нет, Алиса. Но ты обязательно встретишься с ним, в этом я теперь абсолютно уверенна.

— Я хотела сказать тебе ещё… Я стала слышать Голос во сне…

— И что он говорит тебе?

— Он рассказывает о том, как устроены миры. Тот, где живут люди, и тот, где живут призраки… Мы встречаемся на небе. Это место похоже на планетарий, куда ты водила меня. Там всё чёрное, я вижу отчётливо только звёзды и планеты. Остальное появляется очень призрачным, туманным. Голос рассказывает, а я вижу картинки. Как на экране в кино. Земля где-то внизу. Она похожа на шарик. Там, в небе, есть монахи. Огромного роста. Иногда я вижу их. Они ходят вокруг Земли. Они — её Хранители…

— А что ещё ты там видела?

— Книгу. Она очень большая! В неё постоянно что-то пишут. Про всё, что происходит. И есть люди, которые могут Книгу читать… Голос сказал, что я — тоже! Я могу задать ей любой вопрос и получить ответ. Но я пока ещё не пробовала… Потом я видела геометрические фигуры. Я брала их в руки и играла с ними, как с кубиками… Появлялись математические формулы, очень сложные. Я их не запоминаю. И когда просыпаюсь, не могу записать на бумаге… Вчера ночью мне показали странный цветок. Он состоял из пересекающихся окружностей. И они постоянно умножались. И цветок рос, рос, рос и становился огромным… Голос назвал его Цветком Жизни… Он сказал: когда я вырасту, то прочитаю на земле книжку, в которой будет написано про этот Цветок… Ещё Голос отводил меня в Пирамиду… Там я ложилась в каменный гроб по центру в пустой комнате, а потом летела через верхушку пирамиды в Небо… И я видела людей, которые жили давно-давно… И была в каком-то древнем храме… Там находился жрец… Он как будто узнал меня… А я испугалась и проснулась… Ещё мне часто снится вода… Я не могу выплыть наверх… Я всё время задыхаюсь… И тону… Голос рассказывал мне, что есть живая и мёртвая вода. Как в сказке… И что вода несёт в себе много информации… Но мне всё время кажется, что однажды вода убьёт меня, мама…

— Ты должна научиться изменять своё будущее через сон. Тогда вода перестанет пугать тебя…

— Мама, а ты знаешь Человека в Чёрном, который приходит ко мне?

— Какой человек?

— Он стоит в комнате у окна. И смотрит на меня. Я боюсь его. Я его не знаю… Кто он?

— Человек в Чёрном — всего лишь твой страх… Ты должна научиться побеждать страх в себе. Иначе однажды он победит тебя… В следующий раз, когда Человек в Чёрном появится, шагни ему навстречу. И ничего не бойся. Вот увидишь, он обязательно исчезнет!

— А ещё однажды я видела на небе большие призрачные часы. На них, как на обычных часах, тоже двенадцать цифр. Но они нарисованы смешными значками созвездий, о которых нам рассказывали в планетарии. В часах медленно вращаются планеты. Голос объяснял мне что-то про них, но я запомнила только про Плутона. Он отвечает за Мир Тумана. Голос сказал, что людей отправляют на Землю в определённое время на этих часах, но возвращаются все обратно по-разному, потому что время возвращения не предопределено. Его можно менять. Или выбирать самому. Я сказала Голосу, что хочу выбрать сама. И вернуться побыстрее. И ты пришла сегодня и забрала меня.

— Нет, Алиса… Я пришла, чтобы побыть с тобой в эту ночь, потому что сегодня у тебя — день рождения… Ты должна жить… Тебе исполняется всего тринадцать лет.

— Значит, утром ты опять бросишь меня и уйдёшь?

— Я всегда буду рядом с тобой, даже когда ты не спишь… Но по утрам тебе нужно возвращаться домой. Здесь опасно находиться долго… Ты можешь заблудиться или просто задержаться и не успеть вернуться вовремя… Мир Тумана отнимает много энергии. У человека, который здесь долго находится, может не хватить сил, чтобы вернуться в тело.

— Я не хочу возвращаться в тело…

— Алиса… Запомни: если ты вернёшься на небо, не доделав что-то из того, что должна сделать на Земле, тебя снова отправят на Землю. И всё, что ты уже прожила, тебе придётся прожить заново. Так будет продолжаться до бесконечности, пока однажды ты не пройдёшь свой Путь от начала до конца… Лучше пережить боль один раз, чем переживать её постоянно, как в бесконечном кошмарном сне… Каждый раз, когда жизнь будет ставить тебя в тупик, и тебе покажется, что жить дальше невыносимо и незачем, и ты захочешь вернуться в небо сама — ты должна вспоминать то, что я сейчас сказала тебе. Таков один из законов Этого Мира.

Мне становится очень грустно. Я представляю, как снова рождаюсь на Земле. И прокручиваю жизнь от рождения до текущего момента.

— Значит, если я вернусь в Небо сейчас, меня отправят обратно на Землю, и повторится то, что уже произошло? И папа опять умрёт? И ты опять умрёшь тоже?

— Да, Алиса…

— И тебе опять будет так же больно?

— Да… Ты должна принять то, что произошло. Ты не могла ничего изменить в прошлом. Прошлое не нужно менять. С ним надо научиться жить дальше. Но ты можешь менять будущее. И наяву, и во сне. У тебя практически всегда будет право выбора.

Я всхлипываю… Мама обнимает меня:

— Пора возвращаться… Тем более что дома тебя ждёт мой подарок…

— Подарок? — удивлённо переспрашиваю я.

Мама смотрит на меня с грустью:

— Пойдём, я тебя провожу…

Я просыпаюсь утром и тихонько всхлипываю… Звонит будильник. Бабушка заходит в комнату.

— Я испекла пирог… А мама попросила передать тебе свой подарок…

Я сажусь на кровати, не веря её словам.

— Мама?!

— Да… Она купила его ещё осенью… Перед смертью она сказала, что спрятала подарок в шкафу и чтобы я нашла его и подарила тебе сегодня… Когда мы достали её вещи из шкафа и сложили в пакеты, чтобы выбросить через сорок дней, я не нашла то, что мама хотела тебе подарить… Тогда она пришла ночью и долго искала эту вещь в пакетах среди своей одежды… И утром, когда я собирала разбросанные ею по комнате вещи…

Я вспоминаю ту ночь…

Бабушка протягивает мне что-то совсем небольшое…

— Это мамино завещание… Её последнее слово тебе… Держи, Алиса…

И я беру в руку… РУЧКУ… перьевую… с золотым пёрышком… И заливаюсь слезами. И слышу строчки. Их кто-то тихо шепчет мне. Кто-то внутри меня. И я подхожу к письменному столу у окна. Достаю тетрадку. И записываю их…

(отрывок из романа автора «Хранитель»)

Часть I. МАМА

Весна, девочка и розы

Плачет с Весною немое окошко,

Дремлет на кресле хозяйская кошка,

Девочка смотрит на Небо с кроватки, —

Хмурится утро, а сны были сладки…

C плюшевым мишкой — босою к окошку:

— Дождик, потише! Разбудите кошку!

Вазу с цветами случайно задела, —

Замерло сердце, а ваза летела

Вдребезги — на пол, осколки кололи…

— Мамочка! Мама! — и капельки боли

Горькими слёзками в платье катились:

— Дождик, а розы не насмерть разбились?!

Птицы проснулись, но громко молчали,

В доме бесшумно шептались печали…

— Мама, не прячься! Ну где же ты, где ты?

Розы — живые! — но меркли букеты,

Видом прискорбным нещадно сражая:

«Нет больше мамы — есть тётя чужая…»

Дремлет на кресле хозяйская кошка,

Плачет с Весною немое окошко…

1992

Листочек

«Все мы, все мы в этом мире тленны,

Тихо льётся с клёнов листьев медь…

Будь же ты вовек благословенно,

Что пришлось процвесть и умереть…»

С. Есенин

Раскрылись призрачные двери,

Звенела огненная медь…

Устав оплакивать потери,

Мечтала мама встретить Смерть…

Проснулась Царская Охрана —

Раздался Смерти дерзкий смех,

Ах, мама-мама, слишком рано

Срываться листиком наверх!

Душа у тайного порога

Смотрела с горечью назад:

Немного сделано для Бога,

Что будет признано у Врат…

Но верю: солнечным денёчком

В холодном девичьем окне

Кленовым огненным листочком

Вернёшься осенью ко мне…

1989

Гвоздики

Мать-и-мачеха…

Помни о смерти —

Поцелуй маму…

Мостик завьюжен…

Раскаркался пост,

Криком разбужен,

Проснулся погост…

Тени безлики,

Всеядна тоска…

Гвозди… Гвоздики…

Глухая доска…

Красным на белом

Глаголят цветы:

«Смертные — телом,

И мама, и ты…»

1991

Слёзы в Раю

Мир — колокол,

              звонниц — гора…

Сны портились —

              близился Суд,

Я видела:

              маме — пора,

А доченьку

              явно не ждут…

Стыл жертвенник —

              Пастырь Воскрес,

Вот — пёрышко…

              хочешь? — дарю!..

Мы — очередь…

              в Царство Небес,

Жди дождика —

              плачут в Раю…

1992

Пустые качели

Погасли лучики надежды,

Темнело зимнее окно:

«Для мамы — белые одежды,

Для дочки — чёрное сукно…»

Качели детские пустели,

Морозы вьюжили итог:

Поддашься нежности метели —

Преступишь призрачный порог,

Подхватят танцами снежинки,

Прольётся лунная печаль

На сумрак сказочной тропинки,

Ведущей в солнечную даль…

1992

Фонарь

Вскрыто Царство вселенских Теней,

Бродит в доме Небесная Стража,

Слишком часто беседуешь с ней,

Стало Солнце чернее, чем сажа, —

Скоро дочку доверишь Луне,

Штампик в сердце — прописка у края,

Будешь тайно спускаться ко мне,

Словом вещим границы стирая…

Гаснет свечкой волшебный янтарь,

С каждым часом — прозрачнее руки…

Только шепчет в окошко фонарь:

«Души вовсе не знают разлуки…»

1992

Сон

Воспримет истинный мудрец

Подарком в горестной юдоли

Последний сон, лишённый боли,

В котором царствует Творец…

Сложнее — с ношею крестов

Остаться жить в реальном мире:

В стихами залитой квартире

Сливаться с плоскостью листов,

Не споря с выданной судьбой,

Облечься в чёрные одежды,

Молитвой сдабривать надежды

На небе встретиться с тобой…

1992

Луна в приданное

Светило в безлунье

           меняет одежду,

А Стража бессменна —

           ответственен пост,

Но Лестница в Небо

           лелеет надежду

Представить собою

           прогулочный мост…

В приданном от мамы —

           созвездий палаты,

Зеркальные залы,

           парады планет,

Звучание Лунной

           бессмертной Сонаты

И призрачный остров,

           которого нет…

1992

Девочка и море

Берег лазурного моря,

Девочка в розовом платье,

Горы — цепочками горя, —

Ведьмы сбывалось проклятье.

Замки — из воздуха — в саже,

Фея отчаянно плачет:

«Мама, скажи этой страже:

Долго за мною не скачет!»

Солнце прощалось с землёю,

Веяло лёгкой прохладой,

Ветер шептался с золою,

Вечер раскуривал ладан,

Фею похитила птица…

Скалы угрюмо молчали, —

Мало ли, что людям снится? —

Собственной хватит печали!

Ночка спускалась на склоны,

Небу немножко всплакнулось,

Слёзы упали на волны,

Море — солёным — проснулось.

1992

Кот, Призрак и Зеркало

Время лечит… В доме — всё, как прежде:

Голос мамин слышится в ночи —

Будит память, мучает в надежде,

Настежь — двери, в зеркале — ключи.

Бродят тени — котику не спится,

Спрыгнет с кресла — ластится ко мне,

Мама шепчет: «В зеркале ты — птица!

Царство Света спрятано во тьме…»

Котик плачет: «В зеркале — опасно!»

Слишком часто ссорится со мной,

«Время лечит» — сказочка прекрасна,

Только души тянутся домой…

1993

Молитва за маму

Молюсь в ночи, — в квартире круглый год

Скрипит паркет — пугающе, до дрожи,

Не верят мне, что мама нас тревожит, —

Приходит в дом и в зеркало зовёт…

Какая боль — застрять меж двух миров,

Рыдает дух над призраком мятежным,

Но рад мольбам воистину прилежным, —

По силе их и он обрящет кров…

Когда свечой угаснет жизнь моя,

Прошу и вас, неведомые лица,

Не плакать зря, но искренне молиться,

Чтоб Бог забрал в небесные края…

1992

Метель

Напрасно украшена ель, —

Нет места для чуда в квартире,

Сбегаю под вечер в метель, —

Так проще общаться в эфире…

Я слышу их голос, слова,

Ласкаю фонарики взглядом, —

Зачем-то осталась жива,

Они же — присутствуют рядом…

Свиданьям не нужно огня,

Взываю, как горестный инок:

Утешьте метелью меня,

Раскройтесь в узорах снежинок…

1992

Декабрьский штамп

Играет порванной струною

Не стёртый мной декабрьский штамп…

Заглянешь в комнату Луною —

Не бойся света глупых ламп.

Не верят люди, жмут плечами,

Но голос твой звучал во тьме, —

Нередко тёплыми речами

В нелёгкий час являлась мне.

Без тела сложно выпить чая,

Легко на стены бросить тень…

Из года в год, Декабрь встречая,

Я снова падаю в тот день,

Где глохнул мир, сражённый громом,

Прикрылся тучами Творец,

И плакал снег, прозрев над гробом

От пыла пламенных сердец…

1992

Потерянный голос

Слетелись, как мухи, восславить потерю,

Их скорбные лица — приличия маски,

Фальшивые фразы — прилюдные сказки,

Напрасно прекрасны — ни капли не верю…

Роскошные розы шептались с венками,

Сквозь тоненький саван шипами кололи,

Но мама молчала о жертвенной боли —

Не смела при прочих одёрнуть руками…

А мне было страшно, немыслимо сложно

Приблизиться к розам… Вернулись — запили,

О жизни и смерти беспечно судили,

И даже над чем-то смеялись безбожно…

А мы же с Луною в потоке бессилья

Грустили о тайнах наземного царства:

От бренности мира не купишь лекарства —

Меняем свой голос на нежные крылья…

1992

Лети

Заброшены сети в острог,

Распахнуты двери Небес,

Подводится жизни итог,

Свершается много чудес…

Вскрывается тайны печать

Прозрением истинных глаз,

Развеется ветром печаль,

Останется память о нас…

Касанием к Царским Вратам

Стирается тропка назад…

Всевышний — по-прежнему — Там,

Воистину — каждому — рад…

1992

Праздник, которого нет

Завтра утром подарят цветы,

Пару-тройку коробок конфет,

Нежно — в щёку, но это — не ты,

Это — праздник, которого нет…

Каждый вспомнит: «Глазища-то — в мать!»

Разве внешность влияет на суть? —

Лучик Солнца несложно поймать,

Солнце в детство — едва ли вернуть…

Грянут тосты — чрезмерно не впрок…

Окна — настежь, при свете свечей

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 334