электронная
488
печатная A5
738
18+
Хождение по каменной воде

Бесплатный фрагмент - Хождение по каменной воде

Рыцари нового мира

Объем:
68 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-9222-9
электронная
от 488
печатная A5
от 738

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

РЕСТОРАН НА ТЕРРАСЕ ГОСТИНИЦЫ

В ресторане, на террасе гостиницы сидело три человека: Дитер, Махмуд и Дима. Перед ними, на столе, вперемешку лежали дипломатические паспорта, акции американской химической компании и бумаги по страхованию финансовых рисков.

С моря дул освежающий бриз.

Дима — молодой парень, в белой рубашке со смешной аппликацией, все время пытался повернуться к ветру лицом.

Температура воздуха поднялась до тридцати пяти градусов. Официант принес воду.

Дитер взял стакан и заметил, как хищно заблестели устремленные на его золотые часы, глаза турчонка.

Махмуд склонился над паспортом и шевелил губами, как верблюд, собирающий сухую траву.

Дима сидел и думал, как сбросит с себя одежду и окунется в прохладную воду.

Часы показывали полдень.

Пятиэтажное здание гостиницы насчитывало тридцать номеров, половина из которых были одноместные.

Парочка туристов из Дании плескались в бассейне.

Остальные столики ресторана были пусты, окна номеров плотно зашторены, независимо это солнечная сторона здания или нет.

— Здесь так всегда, такая жара в июне? — спросил Дима.

Он прилетел только вчера и еще не отошел от смены часовых поясов.

Дитер повернул голову, всматриваясь в лицо Димы, по-русски он понимал только матерные слова. Ему было семьдесят пять лет, и такие выходы в люди давались старику с большим трудом.

Дитер снимал апартаменты на «Гюзель Яли», и сейчас, ерзал задницей на стуле, страстно желая, вернуться домой, в объятия Веры — его новой пассии из Молдавии.

Он был уверен, что собеседники заглотнули наживку, и осталось немного подождать, пока ребята найдут деньги.

Дима даже не посмотрел в сторону немца, не отводя взгляда от Махмуда, продолжил.

— Что ты вычитываешь, он все равно ни хера не понимает!

— Я, зато понимаю, — ответил Махмуд.

— Ты что адвокатом ему заделался? — не унимался Дима.

— Але! Успокойся, ладно. Раз написали надо прочесть.

— Ладно, я пойду на пляж, — привставая со стула, сказал Дима.

Махмуд отложил бумаги и достал сигарету из пачки. Подкуривая, он прищурил один глаз и ответил.

— Иди, и паспорта свои забирай, может на пляже кому втюхаешь это фуфло.

Дима вернулся на место и только собрался возразить, как Махмуд оборвал его на полуслове.

Он заговорил в телефон по-турецки, потом передал трубку Дитеру.

Его переводчиком был таксист по имени Каракюрт.

— Очень сложная коммуникация, — отметил Дима. — Я пойду, скупнусь?

— Ты же на Карибах был. Не накупался?

Махмуду сразу понравился, этот уверенный в себе юноша.

С момента их первого знакомства прошло всего несколько часов, а он как будто знает Диму всю жизнь.

— Ты бабки хочешь получить? — спросил его Махмуд, добродушно улыбаясь.

— За такие документы я в любом случае получу, если не здесь, так в другом месте. Это беспроигрышный вариант, — ответил Дима.

— Ладно, иди на пляж, будет еще одна встреча, вечером, — ответил Махмуд.

Дитер в это время говорил по телефону, с таксистом.

Каракюрт первым делом спросил, как здоровье, понравилась ли Дитеру новая девушка Вера, потом начал рассказывать о партии «Виагры», но немец оборвал его на полу слове. Ему не терпелось закончить встречу.

— Скажи ему, чтобы вечером показал процедуру его оформления, на английском, — прогавкал он по-немецки в трубку и вернул телефон Махмуду.

***

Дима поднялся в номер.

— Все эти гениальные мошенники, как под копирку сделанные, ей богу, — подумал он, входя в номер.

Комната была неказистая, из мебели: кровать, туалетный столик и приколоченный к стене телевизор.

Дима быстро переоделся в плавки, сверху натянул шорты и убрал вещи в стенной шкаф.

Он не удержался и выглянул в окно. Прямо под его номером был бассейн. Датчанка уже сняла лифчик и растянулась на топчане.

Девушка болтала одной ногой в такт музыки. Ее правая грудь немного съехала на руку и волнительно подергивалась.

Надо срочно окунуться, — решил Дима и быстро вышел из номера.

***

Махмуд краем глаза заметил, что его новый постоялец не пошел к морю, а свернул к бассейну.

Он провел Дитера и вернулся за столик, собраться с мыслями.

Комбинация выглядела замысловато.

Немец предлагал гарантированные, невозвратные кредиты, от венесуэльских банков, под страховку жизни заемщика.

Дима привез почетные дипломатические паспорта, дорого, но, по его словам, с гарантией членства, в престижном, европейском, аристократическом клубе.

У Махмуда на руках было сто миллионов долларов США, в акциях Американской химической компании.

Начиналась большая игра.

Он мечтательно смотрел на зашторенные окна и уже представлял, как загораются в них огоньки, и в пустых номерах появляются люди.

Махмуд терпеть не мог одиночества.

***

Бурак принес холодной воды и сел за столик напротив.

Это был молодой турок, с приятным, круглым лицом.

Махмуд не спешил его приглашать к себе, он хотел побыть один и подумать.

Махмуд прекрасно понимал причину такого поведения. Преданность турка наполовину состояла из страха потерять свои деньги, уже вложенные в его дело.

Он положил в рот таблетку и выпил стакан воды, в три захода, по два глотка каждый.

Жажда постепенно отступала.

Он напряженно анализировал своего первого гостя.

Махмуд вспоминал историю, которой ему рекомендовали Диму, рассматривая в руках пачку гомеопатического препарата.

Судя из аннотации от производителя, препарат способствовал полному очищению и омоложению организма.

Он отложил таблетки и покрутил в руках пустой стакан, прислушиваясь к своему внутреннему голосу, который настойчиво шептал переехать в Баку и открыть мясную лавку в районе «кубинки».

Махмуд почувствовал, как сильно вздулся его живот.

В описании препарата было сказано, что, если организм пересыщен токсинами, реакция может быть слишком яркая, и не советовали принимать лечение вдали от дома.

Махмуд не понимал, зачем сейчас съел эту таблетку.

На упаковке был нарисован сияющий добродушием мужчина, в очках и белом халате, который держал в двух руках красивую виноградную гроздь.

При смене угла зрения виноград на голограмме превращался в грязно-синий порошок, а затем в капсулы.

Доктор с этикетки протягивал их Махмуду со словами: «освободись от токсинов».

Давление внизу живота нарастало с каждой секундой. Махмуд снова, с непреодолимой тоской подумал о Баку.

***

Дима спрятался от палящего солнца под огромным, клетчатым зонтом, растянувшись рядом с датчанкой на шезлонге.

Девушка, казалось, была рада такому вниманию, но обниматься со своим парнем не переставала.

Прежде чем уйти Дима успел разглядеть у красавицы едва заметную, черную щетину подмышкой.

ПОБЕГ АЛИСЫ

Алису все называли демоницей, но она предпочитала думать о себе, как об обыкновенной девушке.

Она с недовольством посмотрела на себя в зеркало, оттянула резинку кружевных трусов, резко отпустила и негромко ойкнула.

Алиса впервые была одна в Стамбуле, впервые работала проституткой и даже успела завести подругу по имени Жана.

Публичный дом стоял в живописном месте, на склоне горы, прямо под Софийским собором.

На полке завибрировал телефон, Алиса открыла уведомление, там было сообщение и страшная рожица в прикрепленной фотографии.

Это написала Жана, девушка уже освободилась и приглашала покурить, обсудить очередного клиента.

У Жаны было отличное чувство юмора. Алиса, рассматривая картинку, радостно засмеялась, вспомнив ее последнюю историю про парня с лобковыми вшами на ресницах.

За дверью послышался шум и скрип кровати. Это привратник Фома пришел за ней под видом клиента.

Рано или поздно это должно было произойти.

Алиса открыла воду и выдавила в струю тюбик шампуня, сорвала занавеску и обернулась ею как плащом, завязав концы на шее крупным бантом.

Алиса прошептала заклинание, спокойно наблюдая, как высоко поднимается пена, как в ней растворяется раковина, кран и стены с древней росписью. Пена быстро заполняла все пространство вокруг нее.

Алиса опустилась на четвереньки, клеенка обернула ее изящные стопы и прижала их к округлой попе.

Колени, упирающиеся в пол, набухли, становясь похожими на толстые копыта.

Ее красивое лицо вытянулось, превращаясь в крокодилью морду.

***

За дверью, в комнате на кровати лежал Фома. Это был полный мужчина. Повернувшись спиной к ванной, он смотрел по телевизору фильм «Марсианин», непрерывно нажимая кнопку звука.

Когда на экране, ветер сорвал с петель антенну и ранил Марка, отбрасывая его на десяток метров от товарищей, пена сделала стены комнаты гостиницы прозрачными, сквозь них, принюхиваясь к воздуху, лезло сказочное существо — помесь бегемота, льва и крокодила.

Из пасти чудовища на пол капала слюна.

Фома наконец добился того, что звук оглушительным вихрем вырвался из телевизора и намертво сковал все вокруг.

Стены дома задрожали, возвращая себе плотность, рассекая монстра пополам.

Половинка трупа Алисы стала быстро гнить на глазах. В номере запахло плесенью, ядовитый грибок выбросил в воздух свои споры.

Краска на стенах набухла и начала отваливаться кусками, вместе со штукатуркой.

К гостинице подъехал фургон. Люди в спецодежде, открыли тяжелые борта и стали быстро выгружать из него белые мешки, складывая их в фойе.

Охрану и управляющего застрелили одной автоматной очередью.

Грибок добрался до кирпичной кладки стены, обращенной к морю, и застыл в форме улыбки.

Толстый мужчина, не вставая, укрылся халатом.

— Ладно, Алиса, долго бегать все равно не получится! — сказал он за мгновение до взрыва.

НЕ ГОВОРИМ ПРО СЕКС

Дима вышел на набережную и замер, его сердце наполнилось счастьем.

Он как ребенок, хотел крепко обнять и никогда больше не отпускать от себя море.

Внезапно поднялась высокая волна и вынесла на берег Алису.

Она споткнулась, чертыхнулась и вернулась обратно.

Дима наблюдал, как незнакомка начала собирать пригоршнями воду и смывать со своего тела синюю грязь похожую на плесень.

На Алисе были одеты только кружевные трусы. Почувствовав на себе взгляд, она повернула голову и улыбнулась.

— Поможешь? Я тут не достаю, — сказала она, указывая на спину.

Дима зашел в воду.

Алиса со злостью терла свои бока, громко сопя.

Дима слышал только: «ну погоди!», «я еще до тебя доберусь!».

Он пару раз пытался отреагировать, но девушка ругалась и непрерывно сплевывала в воду, не обращая на него никакого внимания.

— Тебя обидел кто-то? — Наконец, набравшись смелости, спросил Дима.

Алиса будто только заметила его присутствие.

Отойдя в сторону, она, повернулась лицом, и на Диму, с интересом посмотрели огромные, зеленые глаза.

Немного подумав, Алиса кивнула.

— Меня… можно сказать… изнасиловали… неестественным образом, и я говорю не про анальный секс

— Оральный? — смущенно, не в силах отвести взгляда от ее глаз, спросил Дима.

— Нет! Это тоже нормально, — ответила Алиса и смачно сплюнула в море.

Дима с трудом моргнул, и со всем сочувствием, на которое был способен, произнес.

— Расскажи, что произошло… я помогу.

— Мне нужно в душ, у тебя есть шампунь?

Не успел Дима ответить, как очередная, огромная волна сорвала Алису с места, подняла вверх и бросила на гальку.

Дима летел следом за девушкой, но море аккуратно вынесло его на берег, мягко приземлив на ноги.

Алиса качалась между зонтами, корчась от боли. Ее правое плечо было выбито из сустава, рука завернулась за спину.

— Помоги подняться! — закричала она.

Дима аккуратно помог девушке подняться и стать на ноги.

— Я позову медиков, — сказал он и собрался бежать в гостиницу, но Алиса его остановила.

Голос девушки был спокойный, даже немного томный.

Здоровой рукой она взялась вправлять плечо самостоятельно, потом попросила Диму упереться ей в грудь и рывком вправить вывих.

— Это пустяки, со мной такое часто происходит, не робей.

Дима и не собирался робеть, просто вывих немного пугал его.

Взявшись за грудь Алисы, он быстро успокоился и резким рывком вправил плечо.

Алиса даже не ойкнула, только в глазах промелькнула молния.

Она, наконец, рассмотрела парня с ног до головы.

Дима был среднего роста, с красивой фигурой и русыми волосами.

Руки мускулистые, но немного испорчены неровными шрамами, как будто ребенок их порисовал ножиком.

Прежде чем потерять сознание, Алиса попросила ни в коем случае не вызывать медиков.

ОТЕЛЬ «ДОРОГОЙ ОЗ»

Симон смахнул пыль с головы орла.

Статуя птицы находилась у входа в гостиницу, прямо у дороги, и собирала на себя взбитую ногами отдыхающих грязь.

На стойке консьержа стояли стаканы и тарелки, как будто это была стойка бара.

Симон поднялся по лестнице и вошел в фойе. В помещение было пусто, его никто не встречал.

На террасе он увидел Махмуда, который в одной руке держал сигарету, второй крутил, словно волчок, пустой стакан.

Пока Симон обдумывал свою речь, мимо него прошел парень, неся на руках девушку.

Ее рыжая голова безжизненно болталась из стороны в сторону, тело было покрыто синими пятнами.

Парень прошел к лифту не обращая на Симона никакого внимания, словно он был пустое место, а не владелец отеля.

Бездумно глядя на цифровой дисплей, показывающий номер этажа, Симон вспомнил недавнее прошлое, и фойе отеля ожило в его голове.

Было время, когда Симон менял консьержек каждый месяц.

Брал на работу только девушек с крупными формами.

Платил очень хорошо, но и требовал много.

Это была не жизнь, а рай.

Симона уважали, ему завидовали.

Он даже купил себе пистолет и разрешение на ношение оружия, предварительно распустив слухи о крупной сумме, которую постоянно держал в сейфе.

В ноябре, когда город с тревогой наблюдал за штормовым морем, в его жизни появился Махмуд — богатый бизнесмен из Баку.

Махмуд был стремителен, как осенняя буря, он сразу оплатил месячную аренду пяти номеров, для себя и своей многочисленной семьи.

Это была очень выгодная сделка.

Гость представился родственником крупного азербайджанского чиновника и намекнул на то, что сейчас переживает временные трудности.

Он сходу, подарил Симону перстень с крупным изумрудом, и заставил носить, называя его привселюдно «башкан».

С тех пор прошло полгода.

Долг Махмуда перед Симоном составил два миллиона лир.

Гостиницу пришлось заложить под кредит, в банке.

Теперь Симон не только оплачивал счета, но и исполнял роль шофера, отвозя Махмуда каждую пятницу в мечеть.

— Тебе хорошо, — сразу после приветствия сказал Махмуд, — делать ничего не надо, отдыхай, кайфуй, деньги считай уже у тебя в кармане. А я работать должен. Видел клиента? Это влиятельный человек, вельможа… рыцарь.

Симон в этот раз решил не отвечать, он только спросил: «когда поедем?», и сел ждать на тапчане, возле бассейна.

Он неоднократно пытался все прекратить, вызывал Махмуда на откровенный разговор, возвращал перстень, и даже один раз обвинил в мошенничестве. Но все заканчивалось взносом в очередную сделку, которая вот-вот должна была всех их обогатить.

ПОКУШЕНИЕ НА УБИЙСТВО

В триста втором номере отеля Симона, Алиса очнулась от мерных толчков в задницу.

Она стояла на коленях, лежа животом на кровати.

— Эй! Ты чего!

Спросила Алиса, повернув голову.

Дима покраснел, но двигаться не переставал.

— Я сейчас, еще чу чуть, прости…

Алиса раздвинула шторы и уставилась в окно, подперев подбородок обеими руками.

Над крышами домов нависала огромная гора, ее вершина, словно короной, была увенчана древней крепостью сельджуков.

Неожиданно, легкий, одномоторный самолет, качая крыльями, пролетел над башней, едва не коснувшись ее хвостом.

Дима сзади застонал, его толчки выбились из ритма, Алиса почувствовала, как наполняется семенем и неожиданно для себя радостно рассмеялась.

Дима потянулся ее поцеловать, но девушка выскользнула из крепких объятий и ударила насильника наотмашь по лицу.

Дима не знал сколько времени пролежал без сознания.

Очнувшись, шатаясь из стороны в сторону, он неуверенно встал и пошел в ванную.

Навстречу, из двери вышла Алиса, и, села на кровать, обижено надув губы.

Повсюду в ванной валялись разорванные пакетики шампуня, из крана лилась горячая вода.

Дима включил холодную, подставляя шею под струю. Голова болела так, как будто в нее гвозди забивали.

Он совершенно не понимал, что произошло.

Изнасиловать совершенно незнакомую девушку, которая на его руках потеряла сознание?! Нет! Это был не он. Какого черта! — думал Дима. — Что происходит?!

Алиса сидит сейчас на кровати, прямо за дверью. Что у нее в голове?! Откуда она взялась?! Что дальше?! Турецкая тюрьма?!

Дима вспомнил, как Алиса черная от грязи внезапно вынырнула из моря.

— Черт! Черт! Черт! — в сердцах прокричал он. — Я такого сделать не мог! Я не хочу в тюрьму!

Несмотря на то, что бизнес Димы предполагал некоторые разногласия с законом, обвинить его могли только в нарушении правил финансовых операций.

Почетные документы, соответствовали всем принятым нормам для наградных грамот, и вручал их Дима от имени общественной организации.

А то, что бумаги назывались паспортами, и отличиться гражданин мог, только внеся крупный благотворительный взнос, никого не должно интересовать, потому что это внутреннее дело самой организации.

Дима с удивлением ощутил, какой мизерной выглядела опасность последней сделки, в Праге, когда он продал десять паспортов двум волонтерам освободительной армии.

Чтобы избавится от стресса, он даже улетел в Доминикану, когда услышал об аресте десяти коллаборационистов, при попытке пересечь границу Евросоюза с почетными дипломатическими паспортами.

Он помогал законной власти, как мог. В этом была его миссия. Дима поддерживал порядок.

Держа в руках полотенце, он вернулся в комнату. Алиса сидела к нему спиной.

Расстроенная тем, что пена больше не рождалась из шампуня, и Алиса не могла вернуться в свой привычный облик. Девушка не понимала почему здесь находится и что ей делать дальше.

Никакого плана не было изначально, но в Стамбуле ей очень сильно понравилось. Здесь она была независимым человеком. Это было совершенно новое и абсолютно незнакомое ощущение.

***

Дима, неожиданно для себя, накинул на шею Алисы полотенце и стал душить.

— Черт! Черт! Черт! Что я творю?! — говорил он про себя, повалив девушку на пол.

Хрупкое тело Алисы извивалось, словно угорь, а полотенце никак не хотело сжимать шею до треска позвонков. В номере стоял невообразимый шум.

***

Девичий крик донеся до ушей Симона. Он выхватил из штанов пистолет и бросился на помощь.

Симон не смотря на грузное телосложение, быстро взбежал на третий этаж, ногой выбил дверь.

Махмуд так же услышал крик из номера Димы, и увидев бегущего Симона, пустился за ним вдогонку.

Теперь он стоял, еле переводя дыхание, прямо за его спиной.

Увидев в руках Симона писолет, Махмуд подался назад.

Дима мгновенно перестал душить Алису, девушка замолчала, все на секунду замерли, будто ожидая сигнала действовать.

В комнате номера резко потемнело. Небо за окном наполнилось серыми бурлящими облаками, они разрастались на глазах, как будто пена от брошенной в колу таблетки «ментоса».

Ветер ударил об гостиницу вырванной с корнями финиковой пальмой.

Заревела городская сирена, предупреждая жителей об опасности.

Дима быстро слез со спины Алисы, помог ей подняться на ноги, извиняясь каждую секунду.

Симон, не пряча пистолет, приказал всем пройти вниз, в подвал, где у него было оборудовано убежище.

ЛЮБОВЬ АЛИСЫ

Алиса с нежностью посмотрела на Диму и взяла его за руку.

Она наконец сумела почувствовать любовь, о которой ей так много рассказывала Жанна.

Махмуд и Симон о чем-то ожесточенно спорили по-турецки.

— Не болит, — спросил Дима, дотронувшись шеи Алисы. Кожа под ее ухом вздулась, и была гранатового цвета.

— Пустяки, — ответила Алиса. — Нам надо уходить с побережья в горы.

Они находились в подвале, за толстой, железной дверью и в случае шторма могли быть затоплены.

Дима был согласен, только хотел вернуться в номер, забрать вещи и документы.

В это время Симон, Диме не понравилась его улыбка, и взгляд, он как будто измерял между присутствующими расстояние.

Алиса также отметила странное поведение хозяина гостиницы, и вышла вперед, закрывая своим телом Диму.

Симон сходу потребовал вернуть долг.

— Але, братан, — ответил спокойно Махмуд, — ты только не нервничай, ладно?

Он хотел приобнять турка, но Симон выхватил пистолет и выстрелил, в упор, несколько раз подряд, тыкая Махмуду в лицо дулом. Дима услышал, как о бетонную стену забарабанили зубы, выбитые из его развороченного рта.

Махмуд отшатнулся назад, его колени подогнулись и он рухнул на пол, как подкошенный.

Симон не понимал, зачем выстрелил в человека, недовольство и злость. давно сидящее внутри него будто наконец-то пробились наружу.

Он, как маленький ребенок, попавший в пивную банку, начал радостно искать себе новую мишень.

Повернувшись к Диме и Алисе, Симон снова нажал на спусковой крючок, теперь уже не целясь, как ковбой, держа руку с пистолетом у пояса.

Впервые за эти бесконечные полгода он был абсолютно спокоен и не думал о будущем, как будто в его распоряжении теперь была целая вечность.

Пуля сплющилась о бетонную стену, слева от уха Димы, от страха он не мог пошевелиться, а только смешно ойкал наблюдая, как Алиса, став на четвереньки, откусывала руку Симона, зацепив зубами хороший кусок бедра.

У девушки была крокодилья морда, и толстые ноги, с копытами.

Симон же откинул назад голову и сладостно закатил глаза, как будто чудовище не откусывало, а отсасывало у него.

***

Тусклая лампочка, под самым потолком давала очень мало света.

Дима вжался в угол помещения, с ужасом наблюдая за тем, как чудовище стоит посреди комнаты и крутит окровавленной мордой.

Оба трупа лежали недалеко друг от друга.

Животное отошло в сторону и, разогнавшись со страшной силой, ударило в дверь.

Там, где его голова коснулась металла, осталось большое темное пятно.

Став на задние ноги, Алиса начала кромсать дверь когтями. Ужасный скрежет резанул по ушам Димы, в животе похолодело, он обхватил руками голову и снова крепко зажмурил глаза.

— Похоже, мы тут надолго, — сказала Алиса. — Чтобы выбраться, нужна пена, а ключи я случайно сожрала, вместе с карманом этого, она указала на труп Симона.

Дима, услышав человеческий голос расплющил глаза и пытаясь говорить, как можно спокойней, спросил.

— Как сожрала?

Девушка показала на тело Симона, у него был откушен весь бок. Кровь из раны уже вылилась, кишки вывалились, обрубок руки с оголенной костью упирался в торчащее, белое ребро.

Труп неестественно выгнулся, но Дима не помнил, когда Симон корчился от боли.

— Я не хотела. Не подумала про карман в штанах, — виновато пробормотала Алиса.

— Дела, — только и смог выдавить из себя Дима, вспоминая, что менее получаса назад, изнасиловал эту девушку, а потом попытался задушить.

Из одежды на Алисе были одни кружевные трусы, она оттянула резинку, хлопнула и вскрикнула от боли.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 488
печатная A5
от 738