электронная
72
печатная A5
323
18+
Химио-терра

Химио-терра


5
Объем:
152 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-1190-5
электронная
от 72
печатная A5
от 323

О книге

Восток падал с высоты сорока километров. Через прорехи в облаках, летевших на него, проглядывала синева. Когда Восток по временам приоткрывал глаза, ему казалось даже, что различает белые барашки волн. Он знал: даже если парашют раскроется и он живым сойдет на землю, все равно умрет, когда иссякнет кислород в баллоне… — Анатолий Александрович! — услышал за спиной. И не сгоревший дотла после сокрушительно-прекрасного падения сквозь атмосферу Восток оторвался от стекла иллюминатора и обернулся.

Отзывы

Last Leaf

Зачем, когда нас убивают И в землю мягкую кладут, Все это смертью называют, Молчат и дальше не ведут. Душа моя, куда отселе Мешать нетореную грязь? Холмы небесные осели, А смерть еще не началась. (Автора честно не помню, кто подскажет - тот молодец, тому спасибо.) Когда я открыл на своем телефоне книгу "Химио-терра" и прочитал аннотацию - подумал, что это о космических приключениях в духе старой доброй советской фантастики, вроде Ефремова. Но нет, космос и все упоминания о нем всего лишь декорации. О чем же тогда книга спросите вы меня? О вечном. О жизни и смерти, о верности и предательстве, о мечтах и реальности. В самом начале нас встречает космонавт по прозвищу Восток, но он является лишь отголоском главного героя - Гремина Анатолия Александровича. Гремин болен лейкемией. Несмотря на то, что процент излечившихся от этой разновидности рака самый высокий, герою катастрофически не везет. Он и в больнице-то на птичьих правах, оставленный добрым доктором Чуденским. И раз жизнь - отвесная скользкая скала, то чтобы не сорваться в смерть, нужным выступы, за которые человек может держаться. Для кого-то это родные, друзья, работа, для Гремина это заведующий химиотерапевтическим отделением, на которого он готов молиться. Но вот над добрым доктором нависает опасность в виде бюрократического аппарата, нежелающего тратить деньги на исследования экспериментального лечения. Отсюда и начинается главное действо. Помимо больничной темы параллельно идет рассказ о космонавте Регмине, умирающем на далекой космической станции "Рассвет" от лучевой болезни. Здесь тоже идет параллель с раковыми заболеваниями. Но оно и понятно, потому как все космическое является аллюзией на события, происходящие на Земле в химиотерапевтическом отделении. Даже фамилии космонавтов являются некими анаграммами к именам пациентов. Так Гремин=Регмин, Ершов=Шеров и т.д. "«Я не бу­ду ста­рым», — по­нял Гре­мин, ког­да впер­вые ока­зал­ся здесь." "«Я не бу­ду ста­рым», — ду­мал он с той ли­хора­доч­ной ве­селостью, что ку­ражит не спав­ше­го ночь че­лове­ка." (Регмин) И подобные моменты не кажутся повторами, они лишь усиливают эффект. За время повествования события успевают поменяться, где-то поманить надеждой, где-то скинуть в пучину безнадеги. И даже ожидаемый финал станет в какой-то мере неожиданным. Вся книга пропитана символизмом. Здесь не только зримо и незримо присутствует Смерть, но ее приметы. Так герои везде и во всем видят цифру "4", которая у японцев символизируют смерть. Четыре ветки метро в родном городе Гремина, 4 буквы в диагнозе РТПХ и т.д. Упоминается и девочка из Хиросимы, не успевшая сделать 1000 журавликов. "Ер­шов над То­ликом сме­ял­ся: «Де­воч­ка Са­дако де­лала жу­рав­ли­ков, что­бы спас­тись от хи­росим­ской лей­ке­мии, а ты ре­шил соб­рать бу­маж­ный он­ко­центр, что­бы из­ле­чить­ся?» И То­ля, об­лу­ча­емый в ра­ди­оло­гии НИИ не ху­же, чем Са­дако в Хи­роси­ме, воз­ра­жал ему: «Это не он­ко­центр, а кос­ми­чес­кая стан­ция»." Но и космическая "сторона" здесь тоже несет отголоски смерти. Она неизбежна и даже желанна в самом финале. "Он по­нимал те­перь, что под­линная жизнь воз­можна толь­ко пос­ле смер­ти, что смерть есть глав­ное и три­ум­фаль­ное ре­шение за­дачи." " Ему ка­залось: в ми­ре все при­тих­ло, ждет его ухо­да, чтоб пос­ле раз­ра­зить­ся шу­мом, хо­хотом, ап­ло­дис­мента­ми, как зри­тель, что, не до­неся поп­корн до рта и за­та­ив ды­хание, сле­дит за раз­ре­шени­ем ос­тро­сюжет­ной сце­ны. Боль­шие элек­трон­ные ча­сы по­казы­вали «04:04»." Отдельно хотелось бы выделить: 1) отличный язык, читать который легко и приятно, несмотря на тяжесть выбранной темы. 2) метафоры и общую поэтичность. 3) сказания о сотворении земли и постройке космических лифтов - оригинально и отлично вписывается в сюжет. 4) мистификации и прочая фантастичность, которые легко объясняются обыденным и печальным. Итого. Если вы не ранимая впечатлительная душа, то эту книгу определенно стоит почитать. Не только потому, что она хорошо написана, но еще и заставит вас задуматься о вечном, особенно о жизни, потому как мысли о смерти все равно бесполезны.

27 июня 2017 г., в 20:06
Хелег Харт

Если в приключенческих романах антураж и атмосфера служат фоном для действия, то в "Химио-терре" всё с точностью до наоборот. Здесь главное - воздух, которым наполнено место действия, фоновые звуки и музыка, которую можно услышать, лишь вслушиваясь в тишину. Всё это описывается в лучших традициях русской классики, языком образным, точным и неспешным - чтобы в промежутках между точкой и новым предложением оставалось время подумать. Сама тема подобрана тоже не то, чтобы щадящая: эту книгу нужно не только прочесть, но и выдержать; особо впечатлительным она может показаться морально тяжёлой, если не неподъемной. Исходя из вышесказанного, сложно представить, что эту повесть будут читать широкие массы. Но этим она, пожалуй, и хороша. Читать такие книги нужно уметь. С одной стороны это плохо для их популярности, но с другой - это та отметка писательского уровня, с которой начинается предельно честная и в некоторой степени даже высокая литература, не обезображенная хорошо продаваемыми штампами и другими компромиссами автора и потребителя. Моё уважение и наилучшие пожелания, Андрей.

23 мая 2017 г., в 11:05
Наталья Андреева

Помимо захватывающего сюжета, оригинальности и глубины познаний книга поражает легкостью обращения с такими тяжелыми темами, как неизлечимая болезнь и умирание. Автор уверенно балансирует между нашим миром и миром иным, пока жизнь и смерть так же не сольются в Единое и трагически прекрасное. Для меня эта книга — большая радость соразделения! Рекомендую ее всем чувствующим и познающим читателям. Родились стихи по ассоциации с книгой: Тихими неслышными стопами Между одиночеством и снами Отойдёт, освободясь, Душа. Рана жизни, что легла меж нами, Источила душу письменами — Неизбежно заживет она.

14 мая 2017 г., в 7:52
Эльвира Дартаньян

Слог хороший, наполненный и для меня приятный. Долго не могла понять про мальчиков, а как прочитала, аж дух захватило. И картина ожила перед глазами, заиграла иными красками. Тоска и невосполнимая грусть умирающей, отравленной земли. Наверно, вы приготовили читателям сюрпризы, как автор мистического реализма? Удачи вам, Андрей!

27 апреля 2017 г., в 23:49
Светлана Ивлиева

Очень умелое обращение со словом, прекрасный выдержанный стиль, отличный слог. Отрывок прекрасен. При чтении испытала читательский экстаз. Интереснейший сюжет, прекрасные живые описания, мелодия слова, эстетизм и изысканная красота в каждой строчке. Финал — это нечто. Удивительный, неожиданный, выбивающий читателя из привычных рамок. Захотелось прочитать еще раз, чтобы посмотреть на все с новой точки зрения. В общем, браво, автор!

27 апреля 2017 г., в 22:16

Автор

Андрей Верин
Андрей Верин
recipientis.ru