электронная
90
печатная A5
553
18+
Химик

Бесплатный фрагмент - Химик

1 часть


Объем:
490 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-7490-4
электронная
от 90
печатная A5
от 553

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1. Нижнекамск

Александр вторые сутки сидел в аэропорту. Краснодар не хотел принимать ничего, кроме холодных облаков с дождем и грозами и сильного ветра. А ведь осень ещё толком и не наступила! Москва, на удивление, была теплее южного города — люди ходили в одних, как говорят, рубашках, а люди женского происхождения ещё не убрали в свои гардеробы удлинённые маечки, которые они предпочитали для приличия называть платьями. Иногда даже честно — маленькими платьями! Саша с трудом справлялся со своими плотскими желаниями и не мог не представлять, что можно спрятать под этими маечками, потому что это было уже неприлично и не вписывалось в образ делового человека, которого он всеми силами старался изображать, отводя глаза от этих возбуждающих предметов одежды женской половины человечества. Сидеть, стоять, слоняться по огромному зданию аэропорта «Внуково» он уже устал, оставалось просто ждать. И стараться не обращать внимание на окружающие его «маечки». Наконец, Саше удалось совладать со своими природными желаниями крепкого молодого организма и он почувствовал влияние другого основного инстинкта — голода. Кафе и буфетов в здании аэропорта находилось превеликое множество и смысла искать что-то особенное не было. И к тому же, все эти пункты питания продавали улетающим, прилетевшим, транзитным и просто праздно шатающимся один и тот же ассортимент питания. Саша заглянул в ближайший, взял поднос, подошел к раздаточной стойке и выбрал из довольно большого ассортимента закусок куриные яйца под майонезом, салат из свежей капусты со свежими огурцами, чашку кофе и какую-то булочку без начинки. Есть хотелось очень, но подобные заведения общепита доверия не внушали, поэтому Саша ограничился минимумом и решил потерпеть до обеда на борту лайнера, где за качество вкушаемого можно было не так беспокоиться. Расплатившись с кассиром, он со своим «переполненным» едой подносом прошёл к столику, где расположился мужичок с аккуратно подстриженной «профессорской» бородкой и довольно интеллигентного вида. Рядом с «профессором» стоял портфель — дипломат. Мужчина явно никого не ждал и столик был достаточно свободен.

— Вы позволите? — спросил вежливо Саша.

Даже в этой нервотрёпке непрекращающихся задержках рейсов на южное направление, вежливость всё-таки была не лишней.

— Да, да, пожалуйста! Прошу Вас! — ответил довольно любезно «профессор».

— Тоже ждёте? — с иронией произнёс Саша и переставил свою скромную трапезу с подноса на столик, но поднос относить не стал, так как рядом сновала уборщица, очищающая столики за пообедавшими.

— Да. Лучше бы поездом поехал. Сам виноват, спешу вечно!

Мужичок добродушно поглядел на своего молодого соседа, отпивая кофе.

— А Вы куда летите? — чисто из вежливости задал вопрос Саша.

— В Краснодар, в командировку. Не лечу, а сижу!

И «профессор» грустно рассмеялся.

— Лебедев, Николай!

— Александр! — представился также сосед по столику и некрепко пожал протянутую ему ладонь. Начался обычный «вокзальный» разговор незнакомых и случайно встретившихся людей. Естественно, к креслам в зале ожидания попутчики проследовали вместе.

— Ты что так хромаешь? — спросил собеседника Александр.

Как-то само собой вышло, что ещё в кафешке перешли на «ты». Это тот самый, очень простой и открытый вид общения людей, когда они свободны от лицемерия и формальностей. Именно так люди говорят в общественной бане.

— Да ещё неделю назад ногу дома на лестнице подвернул, — пожаловался Николай, — Болит страшно! Сидел бы дома, да комбинат скоро станет. Из-за вашего, кстати, Краснодара!

— А ты где трудишься? — вопрос был задан опять из вежливости.

Николай достал из внутреннего бокового кармана пиджака бумажник, раскрыл его и вынул визитную карточку.

— На! Вот теперь уже и официально познакомились, — шутливо он заметил.

На карточке значилось: «Лебедев Николай Иванович. Генеральный директор завода по производству спиртов. Город Мытищи, Московская область».

— «А если б водку гнать не из опилок, то чтоб нам было с пяти бутылок?» — процитировал Александр Владимира Семеновича Высоцкого.

— Высоцкого, я вижу, тоже любишь? — улыбнулся Николай.

— Водку или Высоцкого?

— Ладно, похромали! Водки местной выпьем! Я хоть качество её оценю!

В уже известное кафе возвращаться не стали, так как в двух шагах находились абсолютные близнецы. Николай остановил Александра, потянувшегося было за бумажником.

— Я же предложил, — справедливо он заметил, — Я и плачу!

Водку в кафе не продавали, на розлив было запрещено, а вот коньяк, в бутылочках по двести граммов, запросто! И стаканчики пластиковые рядом стояли. Это уже «разливом» не считалось!

— Одну? Две? — задал вопрос Николай и тут же сам рассмеялся, — И, действительно, глупо спросил!

Он взял две бутылочки, тарелочку с нарезанным лимоном, маленькую «аэрофлотовскую» шоколадку, рассчитался и попутчики, весело улыбаясь, двинулись к ближайшему свободному столику.

— Вот, как раз и обезболивающее! Разливай! — сказал Николай и Александр наполнил стаканчики наполовину.

— Ну, за доброе знакомство? — предложил тост Саша и оба одновременно выпили до дна.

— А этот спирт хороший, качественный! — сразу оценил Николай, — Ну-ка …,

Он взял бутылочку, просмотрел этикетку, повертел «пузырек» туда-сюда,

— Удивительно! Вроде, не подделка! Ну, молодцы!

Коньяк назывался «Московский». И явно был знаком Николаю.

— Мы им тоже свой спирт поставляем, — подтвердил он догадку Саши, — Но иногда они химичат. Под нашей маркой «левый» спирт пропускают. Подешевле, естественно, но качество, как ты догадываешься, ни к чёрту… Я его за версту чую!

— А в Краснодар, всё-таки, зачем летишь? — теперь уже всерьёз заинтересовался Саша.

— За своей пшеницей! — снова рассмеялся Николай, — Ваши казачки поставку задержали уже на три месяца, а у нас производство вот-вот остановится. Процесс ведь непрерывный! Деньги у нас, сам понимаешь, имеются. Мы бы в другом месте давно уже купили, но, во-первых, у нас Договор, мы слово держим, а, во-вторых, ваши всё время твердят — то дожди, то вагонов нет, то СЭС, то мэс, то… И так далее, и тому подобное! Вот и полетел сам, чтобы или отправка, или Договору конец! И сразу же у казахов купим. Они хоть сейчас готовы! Казахи, казаки… Думал, за сутки уложусь, а уже только здесь вторые пошли, в аэропорту! Тоже, сам знаешь, через три часа! И так уже тридцать часов! Каждые три часа…

— Уважаемые пассажиры! У стойки номер один начинается регистрация билетов и оформление багажа на рейс номер двенадцать тридцать шесть «Москва — Краснодар». Пассажиров просят…

— Дай-ка мне свой билет, — попросил Саша, — Ты пока дохромаешь…

Николай молча передал ему паспорт с билетом и Саша направился к стойке регистрации. К месту регистрации он подошёл одновременно с девушкой — регистратором.

— Багаж имеется? — улыбнулась сотрудница в форме.

— Нет. Бедные мы! — шутка получилась стандартной.

Девушка зарегистрировала билеты и выдала Александру посадочные талоны, продолжая улыбаться дежурной улыбкой. Получив билеты и талоны, Саша поднялся по лестнице к Николаю. Коньяк оказался действительно настоящим, пился легко и приятно. Николай увлечённо рассказывал о технологии производства спиртов и химических тонкостях. И о производстве спирта из древесных опилок, о котором вещал Высоцкий.

— Уважаемые пассажиры! Начинается посадка на рейс номер двенадцать тридцать шесть «Москва — Краснодар», пассажиров просят пройти в зал вылета к стойке номер два… — раздался голос из громкоговорителя, висевшего прямо над головой.

— О, а мы еще регистрацию не прошли, — заволновался Николай, — Побежали!

— На! — протянул ему билет и талон на посадку Александр, — И паспорт твой!

— Ты когда успел? — изумился Николай, — Тебя же минуту–две всего не было! Оперативно! Сразу видна хватка!

— А ты мне в следующий раз звони, когда вагоны не выйдут! Поможем! — пошутил Саша, — И время, и деньги сэкономишь!

Директор комбината молча и серьёзно поглядел на Сашу.

— Ну что, тронулись? Помочь тебе?

— Да уж нет! Дойти я и сам смогу, а вот насчет «Позвони»… Пошли, поговорим об этом серьёзно! Нам еще лететь часа полтора!

К Краснодару Александр подлетал уже с готовым Договором о представительских полномочиях своей фирмы на юге России от лица Мытищинского спирткомбината.

— Ты как сейчас, помощь нужна, отвезти куда?

— Нет, спасибо Саша, меня встречают, — ответил весело Николай, — Хоть добрались! Ну, ничего не поделаешь, сутки потеряли, зато теперь, надеюсь, всё будет нормально!

За полтора часа импровизированных переговоров в тесной, дружеской и непринуждённой обстановке, подкреплённой ещё двумя бутылочками того же самого напитка, партнёры оговорили все условия работы и права фирмы, которой Александр руководил, представляющей теперь и интересы Мытищинского спирткомбината.

— Ты с бартерными операциями сталкивался когда-нибудь? — Николай уже совсем доверительно разговаривал, коньяк делал свое обычное дело, на этот раз сближая людей.

— Да. Работал. Менялся с Татарстаном — Нижнекамском и Набережными Челнами.

— Нижнекамском!? Тогда тебе и карты в руки! Они очень много спирта потребляют, особенно технического. И нашего тоже. Работай! Бумаги я тебе все по электронке скину. Ну, и наши вопросы не забывай, я сейчас всё обговорю, а ты, Саша, контроль! А денежки…, — он с хитринкой улыбнулся, — Сам всё понимаешь! Давай! — уже почти друзья разлили остаток коньяка поровну.

— За коммуникабельность! — с трудом выговорил Николай, протягивая стаканчик. Александр чокнулся, но повторять тост не стал. Просто кивнул. Дома Александра ждали офис и работа. По командировкам он уже ездить привык, поэтому теперь с удовольствием начал готовить очередную экспедицию в Татарстан. Теперь у открылась еще одна возможность использовать в своей деятельности очередной вид товарной массы, которой он называл любую продукцию в более или менее значимом количестве. Он был готов к бартеру с Татарстаном в направлениях, которые были оговорены с его новым другом и партнёром Николаем.

Для сведущего человека слово «бартер» означало только одно — купля–продажа товара завуалирована, без прохождения денежных средств через расчётные счета, а, стало быть, уход от налогообложения. Это почти законный способ. При бартерном обмене можно запросто увеличить стоимость отчуждаемого товара, изъять, варьируя, эту самую стоимость, количество товара, убрать из предполагаемого ассортимента ходовой товар, за счет реализации которого можно покрыть очень многое. И разобраться налоговикам в этих операциях очень и очень трудно, практически невозможно. Нереально организовать встречные налоговые проверки в нескольких городах, расположенных друг от друга порой за тысячу километров. Но даже если и осуществить эти проверки, вряд ли они дадут нужный результат, так как товарно — финансовые документы составлялись идеально. Предприятия рассчитывались друг с другом за поставленный товар другим товаром, по Договору о взаиморасчётах. Составлялся Акт согласования цен, взаиморасчётов и все оставались довольны. И, как результат — законно выведенные из оборота денежки. А денежки превращались в эти самые «блага жизни»!

А цены… Не брал потребитель товар по другой цене, а расчет требовал, угрожал в суд обратиться, а там… Учитывая интересы и иски, потерянное время и нервы, расходы могли быть значительно выше! И договора, опять–таки правильно составленные, с этими самыми исками и штрафами, накладывали определённые обязательства на партнёров.


— Ира, так ты остаёшься работать? Или нужно время на раздумья?

Девушка пришла устраиваться сама, смело обратившись прямо к Александру.

— А кто тебе сказал, что нам секретарша нужна?

— Коля. Он сосед мой, рядом в доме живёт, на Ставропольской.

— Понятно. А что ты умеешь делать?… Стой, стой, не красней, ты неправильно меня поняла… Ладно, оставайся пока, присматривайся. Понравится, тогда о работе поговорим! Только смотри, сразу предупреждаю — у нас все, в основном, парни работают, все молодые и активные. Предупреждение поняла?

— Нет… — протянула, улыбаясь, девушка.

— Секса у нас в стране нет! Вообще никакого! А теперь понятно?

— Понятно. У нас в стране секса нет!

— Ладно, Ира, будем считать, что проинструктировал. Вот твой компьютер, что непонятно, спрашивай, буду объяснять. Всё равно сразу во всё не «въедешь»! Давай, располагайся, осматривайся везде. Телефоны все твои — поднимаешь, красиво представляешься и говоришь, что знаешь, а что не знаешь — записываешь. Не боись! Со временем разберёшься! Вот список телефонов городских организаций, а вот по стране — с кем наша фирма сотрудничает. Вот и набирай мне, прямо сейчас, Нижнекамск, ОАО «Химмарк». Здесь и руководство в списке, фамилии, имена — отчества. Любого из замов! Представишься сама и меня позовёшь. Действуй!

Ирина оказалась девушкой добросовестной и настырной, уже через десять минут Александр разговаривал с Равилем, одним из своих знакомых, уже работавшим когда-то с ним. Менялись по принципу — «всё на всё»! Тогда Саша привозил в Нижнекамск семена подсолнечника и консервированную овощную продукцию, рис и гречиху. Взамен получал качественный нижнекамский тосол и автомобильные покрышки ОАО «Нижнекамскшина», которые ОАО «Химмарк» само приобретало, поставляя производителю покрышек каучук.

— Равиль, ты со спиртом работаешь? — сразу попробовал решить вопрос со сбытом новой товарной массы, доступ к которой так неожиданно получил, Александр.

— Да, работаю. Но сейчас у нас потребности в нём нет. Весь объём закупили.

— А ещё что-нибудь для производства нужно, в данный момент?

— Да всё, вроде, есть, на год вперед закупили. Сейчас я с ширпотребом работаю, излишков продукции, знаешь-ли, много!

— А что за излишки?

— Да всё то же — КАМАЗы, покрышки, тосол, еще многое чего! Давай я тебе прайс–лист по факсу скину, ты сам посмотришь? Может чего…

— Давай… — загрустил Саша. Спирт был, но пока его продать было некому. И к тому же, на работу с алкогольной продукцией у предприятий должна быть лицензия от государства, то есть спирт так просто никто не купит. А вот поменять спирт — это совсем другое дело! После завершения бартера товарно — финансовые документы заменялись как угодно.

— Ира, ты спирт пьёшь?

— Александр Васильевич, это не ко мне!

— А куда тогда мне цистерну спирта девать?

Девушка смотрела на Александра большими глазами и молчала. Ирина была довольно красивой девушкой — кучерявые волосы, карие большие глаза и великолепная фигура.

— К тебе ещё никто не приставал? Ты уже три дня, как у нас трудишься, — напомнил Саша, взяв намерено «директорский» тон.

— Нет! Ещё нет! А что, уже пора? — не испугалась секретарша, точнее, претендентка на секретаршу.

— Тогда поехали спирт проверять!

Девушка замялась.

— Да не беспокойся! Я же сказал: у нас секса нет! Нет, значит, нет! Мы всем коллективом едем. Сегодня просто у твоего соседа день рождения! — Александр рассмеялся, увидев выражение лица девушки.

— Звони домой, маме, мы на базу отдыха, с ночевкой, а утром снова на работу. Там, на базе, всё есть, что нужно. Все наши девчата из бухгалтерии тоже выдвигаются. Так что, давай, вливайся в коллектив, а то отбор не пройдёшь! — пошутил Саша.

Ирина вышла из кабинета, а Александр снова задумался — спирт нужно было быстро куда-то пристраивать, за простой цистерны на станции уже «потекла» пеня! Он ругал сам себя за поспешное решение принять цистерну спирта от Николая. С другой стороны, когда ещё подвернётся такая возможность — вот так просто, на доверии, получить на реализацию на неоговоренный срок расчета, шестьдесят четыре тонны качественного первосортного спирта практически по заводской цене! Тем более, что на данный вид товара существовал значительный дефицит!

— Александр Васильевич, Вам просили передать, что всё готово! — Ирина заглянула в кабинет. Она уже успела накрасить губы и подвести косметикой свои большие глаза, это было заметно. Вечерний макияж ей явно шел, сразу было видно, что девушка умеет применять косметику — она выглядела превосходно.

— О, так ты решилась ехать с нами?

— Да. — потупила глаза Ирина.

— И спирт пробовать будешь?

— А почему обязательно спирт?

— Ладно, мы его для тебя разбавлять будем! — Саша смеялся, — Хорошо, поехали!

База на берегу реки Кубань была переполнена. Отмечали свои праздники сразу три компании, каждая состоящая из радостных и счастливых людей, жаждущих, почему-то, «набраться» на природе. Когда народ начал уже весело и громко общаться, компании, как это обычно и бывает, стали брататься краями, а потом и общей массой. Скоро с предводителем одной из компаний Александр оказался рядом.

— А у вас, что за торжество? — по-свойски спросил своего нового приятеля Саша.

— День рождения фирмы! Нам три года!

— А у нас день рождения человека — тридцать три года стукнуло, так-то вот!

— Здорово! Предлагаю за это выпить! Меня зовут Света!

— А меня Саша! Ну что, пьём!?

Выпили сначала за день рождения фирмы, затем за день рождения Николая.

— Чем занимаетесь? — Света была деловой женщиной.

— Спирт меняем на всё, что дают! — с ходу отреагировал Саша.

— Хороший спирт? Официальный?

— Да! С завода, со всеми документами.

— А, за долги по налогам отдали? — взяла быка за рога Света, — Я могу весь твой спирт администрации сбагрить, у них завод вино-водочный, почти под флагом администрации работает! А они любое предприятие тебе отдадут, то есть, его продукцию, стоимость которой потом с долгов по налогам в местный бюджет спишут. Пойдет тебе? Список предприятий — должников у меня даже с собой, в машине лежит, я по этим зачетам сейчас сама работаю. Будем в следующий раз из твоего спирта водку пить!

Предложение Светланы было явно палочкой — выручалочкой, да и сама идея Саше очень понравилась.

— Давай свои координаты и документацию, я всё завтра посмотрю. И у меня тост есть! Давай за это, ну за… Ком-му-ни-ка-бель-ность? Во, а!? — медленно, по слогам произнёс Александр.

Света внимательно выслушала, посмотрела на Сашу, но повторять тоже почему-то не стала, а просто кивнула.

— Давай!

Чокнулись, выпили и, довольные друг другом, разошлись каждый к своей компании. О «комиссионных» Светланы говорить было ещё рано, но этот вопрос можно было обсудить и позже — когда спирт возьмут. А то, что возьмут, Александр уже не сомневался! При таком расчете это было выгодно абсолютно всем, в том числе, а, может быть, и в первую очередь, самим предприятиям — должникам, у которых просто не было средств для уплаты налогов, а долги росли. Продукция этих предприятий реализовывалась, но медленно и к тому же покупатели стремились получать её с отсрочкой платежа, по бартеру, в порядке взаиморасчетов. Александр взял стопку листов, с перечнем предприятий — должников по налогам, поблагодарил Светлану и вернулся к своим, где весь народ уже прилично был навеселе, а череда тостов и не собиралась прерываться.

— Что-то ряды наши поредели? — задал весёлый вопрос Александр.

— Да сломало некоторых! — весело отозвались выпивающие товарищи.

— В домики ушли протрезвляться! Но обещали вернуться! Давай, присаживайся, ты и так уже сколько пропустил! Штрафную шефу!

— Да погодите, я пойду проверю уставших и выбившихся из сил и сразу вернусь!

Александр был обеспокоен отсутствием за праздничным столом Ирины и решил её розыскать. Список предприятий лежал в кармане — никуда теперь эти должники не денутся! Оставалось только выбрать ту продукцию, которая была «удобопродаваемой». В общем, нужно будет звонить в Нижнекамск и спросить, что им больше всего нужно с этих предприятий — должников, на то и меняться! Нужно всё будет откорректировать с Равилем, с ОАО «ХИММАРК». Ну, а цены на поставленную продукцию, естественно, свои! С такими вот приятными мыслями Александр во втором исследуемом домике и нашел девушку. Ирина лежала на широкой кровати навзничь, раскинув руки и спала

— Алло, девушка! — пошевелил её за ногу Саша. Ира не реагировала. Саша невольно засмотрелся на неё. Красивое лицо было обрамлено курчавыми волосами, через тонкую белую рубашку пыталась вырваться наружу молодая упругая девичья грудь. Девушка лежала, раскинув руки и ноги в стороны, что явно говорило о том, что она перебрала лишнего. Она даже не проснулась, когда Саша положил руку на ее грудь и через рубашку ощутил острый сосок, почему-то твёрдый. Саша опустил руку вниз, проведя по животу, джинсам и задержал руку в… Девушка не реагировала. Расстегнуть джинсы и снять их казалось делом недолгим. Инструктируя Иру при принятии на работу об отсутствии секса, Александр не думал нарушать свои инструкции по занятию сексом в коллективе, но она сама не дала ему возможности не делать этого! Саша успел снять только одну штанину, как девушка начала просыпаться, сонно моргая и пока смутно осознавая, что происходит и где она находится. Трусики сильно не мешали, легко отодвинулись в сторону. Саша увидел то, что и помешало соблюсти инструкции ему — тонкую стрелку волос и уходящую вглубь трещинку, такую мягкую и нежную… Девушка только вздрогнула, когда Александр зашел всем телом в эту трещинку, придерживая край трусиков рукой.

— Ты что? — девушка окончательно проснулась, — Александр Васильевич?!

— Всё уже, теперь можно снять? — вопрос был риторический, джинсы уже можно было снять совсем, — Только тихо, Ира, народ совсем рядом гуляет, а дверь открыта. Ладно?

— Ладно, — прошептала девушка, почувствовав снова движение в трещинке, раздвигаемой частью Александра.

— Ты ещё будешь отдыхать? Или вместе пойдем?

— Александр Вас…

— Уже просто Саша для тебя! Так же лучше?

— Ты же говорил?..

— Я тебя обманул, я — ужасный обманщик! Ладно, идёшь?

— Ну, я хоть оденусь? Или так можно? — Ирина пошевелила бёдрами.

— Ты красивая, но так всё равно нельзя! Там же ещё посторонние есть? Зачем мне конкуренты?

— Ты бы хоть отвернулся! — почему-то попрсила Ира, оставаясь лежать в той же позе, с раздвинутыми ногами, на спине, вызывающе показывая всё, что было в трусиках, держа их в руке.

— Ладно, приходи. Жду! — и Александр вышел, присоединившись к компании, даже не заметившей его отсутствия. Вскоре пришла и Ира.

— Идёшь теперь работать ко мне секретаршей? — спросил её на ушко Саша.

— Это был испытательный срок? — огрызнулась девушка. И тут же улыбнулась, — Иду!

В понедельник Александр отправлял по факсу Равилю весь перечень предлагаемой к обмену на спирт продукции предприятий–должников города Краснодара и всего Краснодарского края. Равиль же, встречно, свой перечень продукции, предлагаемой к обмену из Татарстана. А Ира впервые позволила себе, потихонечку от всех зайдя в кабинет шефа, его поцеловать. Правда, тут же смутилась и выбежала из кабинета и больше старалась не входить, останавливалась на пороге, у двери. Александр придумал, как её выманить, правда, для этого пришлось купить кофеварку. Дверь в кабинет закрывалась только изнутри, поэтому Ира лишь ойкнула, догадавшись, как её с этим кофе «поймали»! Прижимаясь голым животом к краю стола, опираясь на него руками, чувствуя, как её раздвигают снизу, сильно всовывают в низ инородное тело, легко, странным образом, проскальзывающее между сжатых ножек, заставляя её тело, пытающееся сопротивляться, становиться вялым и податливым, ожидая чего-то таинственного, что вот-вот должно произойти, Ира прислушивалась больше к себе! Со стола соскользнули руки и телефон полетел на пол, зазвенев в последний раз и замолчав навсегда. Ира охнула и пошевелила попкой.

— Ты всё? — Саша прижимался к девушке, держа в руках эту аппетитную попку и поглаживая её.

— И что теперь делать?

Секретарша застыла, бежать было некуда. Спасла старая рубашка, валявшаяся в стенном шкафу с незапамятных времён.

— Она хоть чистая? — без особого интереса спросила Ирина, пытаясь этой рубашкой закрыть пробоину в своём теле, находящуюся намного ниже ватерлинии.

— Да что ты на меня смотришь? Не видел никогда?

— Тебе что, жалко?

Ира рассмеялась.

— Уже нет… Ладно, смотри!

Когда Александр подключил другой аппарат, сразу же раздался звонок.

— Не уходи! Ты мне нужна сейчас будешь по делу! — задержал он секретаршу, уже приведшую себя в исходное состояние и собиравшуюся вернуться в приемную, — Да, я! Лады, Света, спасибо! Через час я тебе дам ответ.

Светлана сообщила о согласии Администрации края на сделку с передачей права требования долга по задолженности предприятий в местный бюджет в обмен на спирт.

— Помни, Ира, теперь работа!

— А это что было? — заметила девушка шутливо.

Отвечать Саша не стал, секса же не было! Час отсрочки он взял только для того, чтобы успеть созвониться с Равилем сразу же, как только Ира закончит печатать изменения в документах цен на самые интересные для обмена и последующей продажи товары Краснодарских предприятий, увеличив цену на них вдвое, а то и втрое. Саша выбрал самые, по его мнению, перспективные товары и рассчитывал, что Равиль согласится, по крайней мере, поторгуется, отправляя ему «прайс» на всю продукцию. Равиль откликнулся сразу же, вернув «прайс» с отмеченными галочками позициями товаров. Торговаться он не стал, прекрасно понимая, что и его цены, которые он назначал на свои бартерные товары, далеки от заводских.

— Светлана, ну что, едем подписывать документы?

— Приезжай за мной! — она была явно обрадована, — У меня дома и жильё, и офис. Всё сразу и оформим!

Из всего ассортимента товаров, оказавшегося в руках Александра, и он, и Равиль выбрали практически одно и то же: фаянс местной Краснодарской фабрики «Чайка», которую все знали еще по СССР, сервизы, тарелки и чашки с «птичкой», в зависимости от сорта изделия, выполненные красным, синим и зелёным цветом. Эта продукция пользовалась хорошим спросом у населения и являлась, таким образом, ликвидным товаром.

Света жила в высоком доме, на двенадцатом этаже. Квартира представляла собой симбиоз жилья и офиса. Зал, кухня и прихожая были заставлены оргтехникой, стеллажами с документами, компьютеры стояли как на выставке, а дальше располагались две спальни с огромными кроватями, ванная, оборудованная по последней моде для данных помещений. Ванная также служила хозяйке будуаром — с зеркалами, с ярким освещением и подсветкой зеркал.

— Ты одна живёшь?

— Одна. Я самостоятельная!

Работала, правда, Света не одна, а с компаньёншей, Викой.

Вика была женщиной замужней, но, как понял Александр, почти всё своё время, и рабочее, и личное, проводила в офисе. То есть, у Светланы дома. Была у Светы и секретарь — Алёна, которой Саша весело подмигнул, девушка казалась весёлой и озорной.

— Как хозяйка, не домогается?

— Нет, она хорошая! Меня муж домогается! — съязвила Алёна, — И клиенты!

— Я — не клиент! Я — партнёр! — «обиделся» Саша, — И не халявщик! — вспомнил он старую рекламу «МММ».

— Идите, партнёр! Вас директор мой ждёт! — засмеялась Алёна.

— Я ухожу, но ещё вернусь! — пообещал Саша, проходя два метра до стола Светланы.

Оформить документы оказалось очень простым делом. Свете уже была выделена квота на «Чайку», но она была немного меньше стоимости спирта, добрать можно было любой другой продукцией.

— А что ты на «Чайке» будешь брать? — поинтересовалась Света, — Я свой процент тоже хочу получить тем же. И первой!

— Вот и пойдём вместе, — предложил Саша, — Заодно, как опытная женщина, поможешь выбрать, что людям больше нравится. Я только всё приготовлю, машины, себя в командировку, это недолго у меня, чувствую, будет. Дня через три, годится? Примерно в пятницу, с утра?

— Давай, я на фабрике договорюсь, с отделом сбыта. Заберём, что получше там есть! В пятницу, так в пятницу!

— Алёна, тебя не надо домой отвезти, уже рабочий день закончился? — предложил, проходя мимо секретарши, Саша.

— Меня муж уже ждёт!

— А он её каждый день забирает, так что тебе трудно будет! — подковырнула Александра Вика, уже звонившая на «Чайку», в отдел сбыта, — Она только здесь, в офисе, у нас, без мужа, здесь он её не охраняет!

Женский коллектив развеселился.

— Тогда будем работать, — шутливо вздохнул Саша, — Работать, так работать, в пятницу, так в пятницу!

Но начать работать пришлось раньше. Не хватило времени даже на кофе с Ириной! Теперь всё упёрлось в химию, в продукцию предприятия ОАО «ХИММАРК», полный ассортимент которой прислал Равиль. Оказалось, что Александр, как и все его сотрудники, имеет очень отдалённые познания о химии и уж, тем паче, о химическом производстве чего бы то ни было. Все знания ограничивались школьным курсом, а Равиль прислал перечень с химическими названиями, литрами и килограммами, имеющихся в наличии в Татарстане, а также цены на всё это химическое богатство, а что с этим всем богатством делать, не сообщил. Автомобильных покрышек на всю сумму стоимости тарелок, которые мог привезти Александр из Краснодара, он дать не мог, покрышки были очень ликвидным товаром и по бартеру отпускались крайне неохотно, только в качестве затравки, для вида. А вот «химия», пожалуйста, забирай, что хочешь! На улице — лето, поэтому и такой товар, как тосол, который можно было легко продать на предприятия, где есть автотранспорт, ушел бы только к зиме, это в лучшем случае, у нас почему-то не работает поговорка «Готовь сани летом…», у нас почему-то — «Пока гром не грянет…» и объяснения этой национальной черте нет! Ну, а холода в тёплом Краснодаре наступают с запозданием!

Саша разогнал всех своих сотрудников для прощупывания рынков сбыта «химии» и побежал сам по предприятиям города с перечнем химических веществ, предложенных Равилем, но это были, в основном, чисто специфические вещества для химических производств, нужно было искать химиков. Александр, уже не в силах оттягивать процесс обмена, был вынужден либо освобождать цистерну на железнодорожной станции, либо платить приличную неустойку за её простой, ввиду чего принял решение — разбираться с товаром от «ХИММАРК» на месте, передав ему тарелки и, таким образом, сделав его своим должником. Только на следующий день Саша смог увидеть свою секретаршу и попрощаться с ней.

— Со мной не хочешь прокатиться? — спросил Саша.

— На грузовике? Не-е-е-т!

Саша и сам понимал, что в такую даль, да ещё с двумя машинами, которые он уже нашёл на завтра, договорившись с водителями, дав им задатки, девушку тащить не стоило.

— Поехали, я тебя домой отвезу?

С определённого момента Саша стал отвозить Ирину домой, так как работать приходилось допоздна, да и исполнять эту обязанность ему очень нравилось, тем более, что в машине были плотно тонированные стекла.

— Ты хоть не сбежишь, пока я катаюсь? — весело спросил Саша, подвозя Иру к её дому. Девушка томно лежала на откинутом пассажирском сидении и осоловело оглядывала потолок, думая о чём-то своём. Саша вновь почувствовал прилив сил и наклонился над Ириной.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 553