электронная
133
печатная A5
393
18+
Каждому своя дорога

Бесплатный фрагмент - Каждому своя дорога


3
Объем:
196 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-0098-1
электронная
от 133
печатная A5
от 393

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Книга писалась для души и от души

Женская сказка о мужской любви.

Книга об очередном попаданце в чужой мир, и попытке влиться в него. Привыкнуть к быту и местным обычаям. Стать своим, среди полного набора фантазийных героев. Встретить друзей, завести врагов. Преодолеть весь путь. Узнать прелесть магического дара. И познать истинную любовь.


От автора: Прошу обратить пристальное внимание, что в книге есть нецензурные выражения. Ограничение по возрасту не ниже 18+. И помни, уважаемый читатель, книга написана в жанре гей-тема Если вы не принимаете подобные отношения, не открывайте книгу.


Всем остальным храбрецам — приятного прочтении!

1 глава

Я плачу… я плачу?! Да, я сижу как дурак на какой-то каменной глыбе и реву. Кто говорил, что мужчины не плачут? А мне сейчас это утверждение до звезды!

Всего несколько часов назад я спокойно позировал в студии перед фотокамерами, пытаясь заработать на кусок хлеба, который никогда не лишний для бедного студента. Неожиданно яркая вспышка заставила зажмуриться и непристойно выругаться. И когда я открыл глаза, мне захотелось в ужасе закрыть их снова.

Я стоял перед воротами обнесенного каменной стеной города. Люди в странных одеждах, больше похожих на восточные, шастали туда-сюда, создавая шум и суету.

К переносу в совершенно незнакомое и странное место я отнесся сдержанно. Смачно обматерил шутников, но не закричал же в панике?! Если я здесь появился, значит, надо идти к людям и порасспрашивать что здесь и к чему. Пока подходил к высоким воротам города, все думал, на кой я согласился с Женькой на такой легкий заработок?! Ну да, деньги были нужны, но не так, чтобы позарез, но подарок своей девушке мне купить хотелось. К тому же что-то в последнее время мы постоянно с ней ссориться начали, хотелось как-то помириться. Я не хочу грешить на Ленку, но скандалы постоянно затевала она, а за последнюю неделю просто превысила свою же норму.

Чем ближе я подходил к городу, тем неспокойнее мне становилось. Что-то было не так, а вот что именно, никак не мог уловить. Уже в воротах я понял, что незамеченным мне не остаться, по отвисшим челюстям двух обвешанных железяками вояк, охраняющих вход.

Я немного растерялся. Конечно, я был одет немного странно… Ой, да кого я обманываю?! Я был не одет, а практически раздет, из вещей на мне были только черные кожаные брюки в облипку, с широким ремнем, украшенным черепом. Босые ноги и спортивный торс придавали своеобразность моему виду, да и татуировка на плече витым кельтским узором спускалась аж до локтя, опоясывая руку. Я не страдал манией величия, но и комплексом неполноценности тоже. Меня постоянно звали в модельные агентства, что жутко раздражало.

К тому же Ленка очень негативно относилась к самим моделям, говоря, что все они геи. Поэтому-то я принял втихаря от нее предложение Женьки на одну фотосессию. Ну, не могу я никак Ленке доказать, что я самый, что ни на есть, натуральный натурал!

— Да ладно тебе, Дим, — отмахивалась она от меня. — Не говори, что на тебя парни не западали.

— Может, и западали, а я-то тут при чем?

— А раз так, значит, есть в тебе что-то от этакого, — смеялась она.

— От чего? — начал раздражаться я. Ее непробиваемая уверенность, что рано или поздно я ее брошу, да еще не абы как, а именно из-за мужика, меня просто убивала. Видите ли, ей бабка какая-то ушлая нагадала, что так произойдет. Бабка хрень какую-то наговорила, а Ленка мозг теперь выносит мне!!!

— От того, от того, милый, — провела она пальцами по моей щеке и подмигнула.

— Лен! — начал я звереть.

— Дим, ну ты сам представь себя со стороны. Высокий, сложен так, что слюнки текут, красавчик, волосы как темный шоколад с прядками цвета красного вина, густые, до лопаток шелковистой волной опускаются. А глаза?! Закачаешься! Холодные, ироничные и завораживающие, желтые, словно у хищника. А татуировку, которую ты себе прошлым летом набил?! Да мне от одного ее вида уже пищать хочется.

— И что? — не понимаю я женской логики, ни капельки. Проще об стенку убиться, чем понять, к чему женские выводы приведут.

— Слишком ты правильный, — сказала и, махнув рукой, ушла на работу.

И ВОТ КАК ЭТО ПОНИМАТЬ?! Через полгода я перестал на эти ее закидоны обращать внимание. Хочется ей думать, что я стану геем, и продолжать ревновать, как не дико, к мужикам, а не к женщинам, пусть развлекается. Смех да и только. Зато какие бурные у нас после этого ночи примирения!

Хорошо, конечно, в воспоминаниях поковыряться, но что-то мне этот городок не нравится. Люди странные какие-то. Стоит мне мимо пройти, как разговоры смолкают, и позади образуется непонятная тишина. Дошел я до середины улицы, когда все же решил обернуться. Лучше бы я этого не делал! Люди стояли, смотрели на меня как на седьмое чудо света. Допускаю, что их смутил мой внешний расхлестанный вид, но это не повод всем городом молча на меня пялиться. Постоянно тревожит какая-то мысль о странности, но все еще не способная сформироваться.

— Пройдемте со мной, — подошел ко мне мужчина лет сорока, увешанный железяками, страж, наверное. Ролевик?

— Куда? — покладисто спросил я.

— Вы новоприбывший, надо отметиться у главы города, — пояснил он мне.

— Хорошо, — согласно кивнул я. — Скажите, а как город называется?

Страж настороженно глянул на меня, но все же соизволил ответить.

— Радиж.

— А страна какая? — взгляд мне его не нравится. Чувствую себя шпионом в тылу врага.

— Торесия, — косясь на меня с еще большей подозрительностью, ответил мне страж.

— А… ясно, — ни черта мне не ясно. Но спрашивать дальше не решился. Так и шел за странным ролевиком молча, зато появилось время по сторонам поглазеть. Город безмолвствовал, рассматривая меня, родимого, а я в свою очередь глазел на жителей. Обычные улицы, дома не выше трех этажей. Немного пыльный, но уютный городок. Чем-то напомнает милые домики старой Европы.

Мужчины, смотрящие на меня с любопытством, кто под ручку, кто в обнимку, а кто по одиночке, проходили мимо. Каких только украшений, одеяний и причесок тут нет?! Разнообразие вкусов потрясает. Но, должен заметить, в лучшую сторону. Мужчин слишком много. Много… Много?! Ааа!!!!!!!

— П-простите, — немного заикаясь, позвал я проводника, боясь, что моя догадка окажется правдой.

— Да? — повернул он ко мне голову.

— Скажите, а где женщины? Я еще ни одной не видел.

— Женщины?! — удивленно переспросил страж и даже остановился.

— Ну да, — кивнул я как китайский болванчик.

— Не знаю, о чем ты, — пожал он растерянно плечами. — А что это?

— Не что, а кто, — поправил я, внутренне холодея. — В этом городе что, нет ни одной женщины, только мужчины?!

— Никогда не слышал об этих, как ты сказал?

— Женщин, — подсказал я пересохшими от страха губами.

— Их самых. В нашем мире только мужчины. Слушай, а откуда ты свалился, что простых истин не знаешь?

Мне совсем не понравилось движение руки стража к поясу с привешенным к нему мечом.

— Я память потерял. Очнулся только недавно. Ничего не помню, — врал я на ходу, памятуя, что это стандартный и самый лучший выход любого попаданца. Ленка сука! И бабка, что ей нагадала, тоже!!!

2 глава

Глава города, тучный мужчина с тремя подбородками и цепким взглядом, смотрел на меня как на кусок буженины и чуть не пускал слюну. В процессе допроса, именуемого разговором со стороны главы, на вопросы которого я отвечал банальной фразой «ничего не помню», чуть позже перешел в открытое соблазнение. А попытка ущипнуть меня за задницу закончилась бы выбитыми зубами жиртреста и моим заключением под стражу. Но… пришлось очень вежливо объяснять, что познакомиться «поближе» совершенно не горю желанием. Повезло, что у него какие-то дела срочные нарисовались, и меня просто выпроводили вон. Спасибо, что не заперли в каком-нибудь подвале на хлеб и воду.

Вот и сижу я на каком-то камне, что подвернулся первым, и реву, как последняя истеричка.

И куда мне теперь податься? С моей-то внешностью я как бельмо на глазу. Не думал, что по этому поводу у меня могут возникнуть проблемы. И ведь не затеряешься, хотя… это идея.

Под пристальными взглядами мужчин, от которых хочется зарыться поглубже, я прошлепал в закоулок. Народа поменьше и мне поспокойнее. Решил поискать какие-нибудь вывешенные на просушку тряпки. А что? Денег-то нет, а заработать мне мэр явно предложит через одно заинтересовавшее его место. А оно мне самому дорого, как память о том, что я натурал.

Постепенно улица стала сужаться, и неприятные запахи усилились. Идти босым по такой улице не нравилось, но пришлось сжать зубы и шагать дальше. Людей не было, что как радовало, так и настораживало. Трущобы — это и еще большие неприятности, которые можно отхватить. Как в воду смотрел. Передо мной нарисовались, не сотрешь, четверо мужиков, типичные лесные разбойники, только каким макаром они в город затесались, остается загадкой. Так, трое не подойдут, а один ничего так, почти с меня ростом, ну немного поширше в плечах, да и живот присутствует, в отличие от моего накачанного пресса. Но все же его вещички мне подойдут.

Осталось его аккуратно уложить и разобраться с этими тремя. Два бугая метра под два с хвостиком ростом да еще пузан с метр пятьдесят в прыжке что-то злорадно ухмыляется.

— Попался, голубок, — прокукарекал пузан.

— И чего надо, милейшие? — быть вежливым мне всегда нравится, даже когда очень хочется нагрубить. Друг всегда говорил: Будь вежлив, даже когда бьешь в морду. Со стороны зрелищнее смотрится». Модель, до мозга костей, что с него взять.

— Позабавиться хотим, — хохотнул один шкафчик.

— Мы осторожно, — загрохотал второй. — Потом отпустим.

— Хм… Вряд ли, — спокойно ответил я. — Вы, наверное, милейшие, введены в заблуждения моим непрезентабельным видом? Я конечно, виноват, что босой, да еще без верха, в одних штанах. Согласен, неприлично. К сожалению, обстоятельства так сложились. Лучше помогите привести мне себя в порядок, да идите с миром.

У бандитов, кажется, нервный тик начался. Ну ничего, я добрый и вежливый. Пусть потом не говорят, что я не хотел по-хорошему. А ножички все же сволочи повытаскивали. Мда, у нас такими тесаками мясо на рынке рубят!

— Не трепыхайся, парень, — стали приближаться ко мне громилы.

Ну что ж, стоим, как говорится, ждем-с.

Подсечка первому, правильно, большой шкаф громко падает, а еще звенит своими железяками при падении. Сильный удар по лицу, чтобы вырубить точно. Второму неприятный удар ниже пояса. Подло, понимаю, но выхода нет. Показывать на них свое мастерство я не намерен. У меня цель переодеться, а не подраться.

Шкафина сгибается, правильно, там мышцы не нарастишь. Усмехаюсь, бью с колена по склоненной голове. Лежит. Ко мне кидается тот, что в моих будущих вещах. Задумываюсь, как бы его вырубить осторожнее, чтобы не испачкать. Решаю, увернуться, подхожу к «малышу», тот визжит, бросает нож и удирает. Хорошо. Разворачиваюсь к своей последней жертве и оскаливаюсь в довольной улыбке.

— Т-ты ч-че-го? — заикается мужик и отступает к стене.

— Сам разденешься или тебе помочь? — предлагаю я, продолжая двигаться на него. Первый шкафчик пошевелился, не долго думая, бью ногой, вырубая теперь уже точно надолго.

— Снимать все? — с ужасом смотрит на меня бандит.

— Сапоги и рубашку с жакетом. Плащ есть? — киваю на рюкзачок за его спиной. Он мне согласно кивает.

— Дай посмотреть, — протягиваю руку. Мне уже самому смешно, мужик с тесаком вжимается в стенку от меня безоружного и полураздетого. Что за непуганый мир?!

— В-вот, — вытаскивает он мне довольно приличный плащик с темно-зеленой подкладкой и немного пятнистой непромокаемой поверхностью, с широким глубоким капюшоном.

— То, что нужно, — обрадовался я. — Слышь, мужик? Да не трясись ты. Ответишь, разденешься и гуляй на все четыре стороны, окей?

Кажется, он не все понял, но головой кивает усиленно.

— Как у вас подзаработать денег можно? В плащах ходят? Маги есть? Эльфы, орки и всякая остальная живность водится? И еще, где можно скромно и вкусно поесть и переночевать? Последний вопрос. Далеко до другого города?

Мужик испуганно замер, но все же пролепетал:

— Ты к-к-то?

— Тебе какая разница? — огрызнулся я. Не хватало мне еще знакомство с грабителями заводить. — Отвечай, и я пойду.

А сам уже рассматриваю не первой свежести рубашку. Даже нюхать не стал, держа ее двумя пальцами, вернул хозяину. Натянул на голое тело жакет. Сапоги, к моей радости, оказались впору, хорошо, что я в меру брезгливый, но ощущения от чужой одежды все же неприятны.

— Как только заработаю, переоденусь, — вздохнул я, застегивая пуговицы. — Отвечать будем, или молчать понравилось?

— Заработать можно прямо на постоялом дворе. Дров поколоть, воды принести, помочь где что. Но думаю, господин не захочет на такую работу. Вам можно в наемники пойти, караваны охранять.

— От таких как ты? — съехидничал я.

— Нет, мы так, мелочь, а там разбойники посильнее и побольше числом. Плащи носят, это не вызовет подозрений. Маги есть, но их мало, погодой управляют, когда хорошо заплатишь, да бытовые дела у богатых решают.

— А у вас королевства и короли, или еще кто есть? — заинтересовался я после того, как выяснил, что тут есть и богатые, и бедные.

— Короли. Сейчас Вы в людском королевстве. Есть еще лес эльфов, горы гномов, степь темных эльфов. Земли демонов и сумеречное королевство вампиров.

— А пегасы есть? — с восторгом спросил я, вспомнив свою детскую мечту покататься на крылатом коне.

— А это кто? — удивился мужик.

— Кони с крыльями, — пояснил я разочарованно, понимая, что мечте не сбыться.

— А… крыланы есть, но они в степи, да у демонов обитают больше. Здесь только у короля да наследника такие крыланы есть. Дорогие очень и умные до ужаса. Приручить, говорят, нельзя, они сами себе хозяина выбирают.

— Здорово, — обрадовался я, дав себе зарок, обязательно на пегасе покататься. — Так, а что с поесть и поспать? И город далеко ли?

— Город в неделе пути. Лучше с караваном, на дорогах неспокойно. — Прям заботливый родитель, а не бандит.

— А переночевать можно и в «У дороги». Там недорого.

— И как до нее добраться? — спросил я, накидывая на себя плащ, пряча лицо под капюшоном.

— Вернитесь обратно, пройдите три дома, и там будет вывеска таверны… Я могу уйти?

— Свободен, — отпустил я припустившего мужика. Шкафчики пошевелились. Надо отсюда сваливать, пока не получилось все по кругу.

3 глава

«У дороги» я нашел быстро. Хозяин заведения встретил меня радушно, ровно до того момента, когда я сказал, что у меня нет денег.

— Господин был ограблен? — вкрадчиво прощупывал почву трактирщик.

— Да, — солгал я. — Мне бы сейчас какую-нибудь работенку. Я отбился от каравана и попал в ваш город. Не подскажете, куда можно устроиться, чтобы немного подзаработать?

— Ты не похож на работягу, — отбросив лесть, окинув меня цепким взглядом, сказал хозяин. — От каравана, говоришь, отбился? Сделаю вид, что поверил, потому что мне как раз один работник нужен срочно. Так что считай, тебе повезло.

— Спасибо. А спать есть где? — наглеть, так наглеть по-полной. За спрос вроде в морду не бьют… надеюсь.

— Странный ты парень, — усмехнулся хозяин. — Сразу видно, что ни разу в трактире не работал. У тебя будет отдельная каморка. Платить буду пять шупов в неделю. Выходной раз в неделю. Есть будешь то, что останется от клиентов. Устраивает?

— А пять шупов — это сколько? — понимая, что сейчас озвучиваю несказанную глупость, но должен же я все же знать, сколько стоит моя работа, чуть приглушенно спросил.

— Кхм… караван, да? — прищурился хозяин, но тут же хмыкнув, весело мне подмигнул. — От жениха сбежал?

За неимением ничего нового и в свете виданных мной обычаев этого города, я настороженно кивнул.

— Ладно, не выдам. Сразу видно, что ты чужестранец. Тебе повезло, парень, я за отмену этих устаревших обычаев, когда семья решает, кто будет твоим супругом. Я за любовь. А у вас какие деньги?

— Рубли, — машинально ответил я.

— Никогда не слышал о таких деньгах. Видимо, ты действительно издалека.

Я снова кивнул, не объяснять же ему, что, кажется, я вообще не из их мира совсем.

— Значит так. На площади поменьше показывайся, а то попадешь к нашему главе города, он таких смазливых парней мимо не пропускает. Отказ ему может неприятно закончиться. На рынке будь внимателен, воришек полно. Покупай, если что-то понадобится не в больших шатрах, там все дорого, а лучше в маленьких. Десять шупов равны одному суру, а пять суров — одному ламу.

У главы был уже. Плавал, знаю. Этот уродец еще легко отделался.

Достав из-за прилавка деньги, мужчина показал мне, как они выглядят. Шупы были небольшими мелкими монетками. Сур — монета побольше и белого цвета, похожа на серебрушку, а Лам однозначно был простым золотым. Теперь стало более понятно.

— А на что мне хватит этих пяти шупов?

— Считай сам. Скажу, что за один лам можно спокойно прожить у меня месяц.

— Спасибо, теперь точно сориентируюсь. — Получается, две серебрушки, то есть суров в месяц. И два с половиной месяца чтоб заработать один лам, то есть золотой. Не густо.

— Как тебя звать-то?

— Дима.

— Меня можешь так и звать Хозяин. Пошли, покажу, где спать будешь. Сегодня пока устраивайся. Воду возьмешь на кухне, там и бадья есть. Помоешься. В комнату не тащи, все равно она не поместится у тебя. Вещи я тебе подберу… и обувь тоже, а то от этой воняет, словно сдох кто. — Хозяин, глянув на сапоги, демонстративно поморщился. — Поесть попросишь у Бура, он на кухне должен быть. А завтра, как солнце встанет, приступишь к работе.

— А что я должен буду делать?

— Помощником будешь.

— Принеси, подай, пошел на фиг, не мешай, — усмехнулся я, понимая, что мальчиком на побегушках мне еще быть не приходилось.

— Настолько точное описание твоей работы я еще не слышал, — рассмеялся Хозяин.

Каморка, она действительно ею и была, длиной метра два, да шириной, наверное, и полтора не будет. Как сюда впихнули кровать, оставалось загадкой. Для меня главное, что она была, даже отсутствие окон и то, что она находилась под лестницей, не волновало.

— Нравится? — лукаво посмотрел на меня Хозяин.

— Ага. Пойду, ополоснусь. Туалет, я так понимаю, у вас на улице? — Хозяин кинул на меня еще один пристальный взгляд и кивнул. Интересно, какие у него подозрения на мой счет? Пусть думает что хочет, главное, чтобы местному населению на опыты не сдал.

Звякнул входной звонок в другой стороне дома, Хозяин поспешил к посетителю, а я, ориентируясь на манящие запахи, поплелся на кухню. Ароматы и жара, это и есть настоящая кухня.

— Здравствуйте, — сказал я мистеру Вселенная бодибилдинга, стоящему ко мне спиной, с бугрящимися мышцами на совершенно черной коже, что — то мурлыкая, он протряхивал скворчащую сковороду.

— Ты кто? — сходу спросил меня самый типичный, на мой взгляд, афроамериканец. Высокий, белозубый, совершенно черный и даже коротенькая прическа с множеством туго сплетенных косичек цветом волос сливалась с цветом его кожи. Зато глаза были не черными, как я думал должны были бы быть, а просто потрясающе голубого цвета, настолько чистого, что казалось, они сияют. — А… наверное, новенький помощник?

— Да. Я вот помыться да перекусить пришел, — развел я руки в стороны.

— А ты симпатичный, даже слишком. В зал по вечерам лучше не выходи, если не хочешь неприятностей найти на свой зад. — Обрадовал он меня, уж нечего сказать.

Я скоро соглашусь на паранджу и буду Гульчетай зваться, лишь бы мужики на меня не пялились.

— Я Бур, а тебя как звать?

— Дима.

— Дим, значит. Вода вон в той кастрюле, — указал он на большой бак, стоящий на длинной печи чуть в стороне. — Бадью возьми под лавкой. Там же и мочалка с мылом. Особо мне тут мытье не устраивай, у меня готовка в самом разгаре. По-быстрому, после накормлю.

— А другого места нет помыться?

— Есть, — повернулся ко мне Бур, — на улице. Если ты хочешь померзнуть, то вперед. А нет, так давай ополаскивайся и беги, не мешай.

— Спасибо, — вытащил я маленькую бадью, больше напоминающую детскую ванночку. Никогда не думал, что буду мыться в таком. Хихикнув, я зачерпнул горячей воды из бака и, разбавив ее холодной из стоящего у двери ведра, встал на колени возле этой ванночки и стал мыть голову. Дальше весь процесс помывки стал происходить поэтапно. Торс, руки, затем, избавившись от своей одежды, помыл пах и ноги…

Потянув носом, я понял, что что-то подгорает.

— Бур, подгорает! — крикнул я, повернувшись, и видя, как черный дымок идет из сковороды.

— Ашш!!! — хватаясь за сковороду, кинул ее в раковину и залил водой. — Слушай, парень. Ты больше так не делай, ладно?

— Что? — непонимающе я посмотрел на мужчину, продолжая стоять в ванночке.

— Прикройся, а то я могу и наброситься. Не железный все-таки, — кинул он мне полотенце, отведя глаза в сторону.

— Просто отлично! — вырвалось у меня, я второпях прикрыл пах и, наскоро обтеревшись, прошмыгнул мимо него на выход из кухни.

— Стой, дурак! Ты куда голым поперся?! — крикнул мне вдогонку Бур. Я, не слушая, с бьющимся от страха сердцем заскочил в свою каморку и закрыл дверь на щеколду.

— Куда я попал?! Ну почему я?! Почему в такой мир?! За что?! Для чего?! — сжавшись в комочек и прикрывшись одеялом, затих. В голове творилось что-то непонятное, множество мыслей, но обрывочных, когда невозможно собрать их в одно целое и сделать определенные выводы.

— Дим, я принес тебе вещи, — постучался ко мне Хозяин.

— Да? Спасибо, — открыв дверь, я с благодарностью их забрал.

— Бур ругается. Говорит, ты за собой не убрал, убежал и все так кинул. Да и вещи твои надо в стирку отнести. Метэль их постирает.

— Хозяин, простите, а сколько еще у вас работников?

— Бур — повар, Метэль — занимается стиркой и уборкой в комнатах, Патир да Сани прислужники, а теперь еще и ты.

— Я думал их меньше, — прошептал я. — А прислужники это кто?

— Одевайся и иди на кухню. Бур тебя покормит. Он, наверное, все уже прибрал за тобой, — усмехнулся Хозяин и после добавил, — а прислужники — это те, кто разносит заказы на столы.

— В следующий раз я обязательно уберу сам, — извиняясь, произнес я, отмечая странное название официантов в этом мире.

4 глава

— Бур, — позвал я.

— Чего удрал, я не кусаюсь, — выкладывая что-то вкусно пахнущее на тарелку со сковороды, сказал он. — Садись, ешь. Ты откуда такой пугливый прибыл?

— Издалека, — буркнул я, втянув в себя аромат исходящей от стряпни Бура. — Ммм… вкусно. Ты извини, что я насвинячил и все бросил. Просто для меня непривычны подобные взгляды и разговоры.

— Ты что, отшельником жил? Ты девственник? — ошарашено уставился на меня Бур.

— Я?! — хотел было уже возмутиться и сказать, сколько у меня было женщин, но вовремя прикусил язык, понимая, что для «этого» мира я и есть самый настоящий глупый девственник. — Да что-то вроде…

— Поразительно! — всплеснул руками Бур. — При твоей внешности и ни с кем не быть?! Да-а-а парень, тяжело тебе будет здесь работать.

— Бур, а у вас, например, не приходят караваны откуда-нибудь издалека, где мужчины носят скрывающую их одежду?

— А у Вас носят?

— Ага, — ответил я, прикидывая, как выглядят пустынники. Вот я с удовольствием что-то такое бы нацепил на себя. Да еще и лицо прикрыл заодно.

— В общем-то, у нас тоже. В основном наложники.

— Наложники? Рабство и гаремы есть? — насторожился я.

— Рабства нет, но гаремы есть. Вернее, многомужество разрешено.

— Чем дальше в лес, тем страшнее, — прошептал я.

— Бур, а кто самые сильные маги?

— Как это кто? — не понял повар.

— Демоны, оборотни, люди, эльфы… В общем, кто?

— А… Ты об этом. Насколько слышал, то у всех разная магия. Опасные самые — это вампиры и демоны. Эльфы больше высокомерные. У каждого из них своя магия. Но то, что она сильнее людской, это точно.

— А какая у них магия, ты знаешь?

— Откуда? Я повар, Дим, не более. А чего ты интересуешься?

— Да просто так. Вот хочу на магов посмотреть, думаю, к кому первому отправиться.

— Я такой дурью не страдаю. Но безопаснее к Эльфам. Они хоть не убьют, а просто в лес не пустят и все. К демонам и вампирам я ни за какие драгоценности бы не сунулся.

— Темные эльфы, значит, безопасные?

— Дим, в какой пещере тебя растили? — развернулся ко мне от плиты Бур. — Темные — это и высокомерие, и беспощадность в одном теле.

— Дим, — в кухню влетел хозяин. — Ты можешь поработать сегодня? Народу откуда-то привалило. Патир не справляется.

— А где Сани? — влез Бур.

— Я не думал, что сегодня столько будет клиентов. Отпустил я его на день, — виновато пожал плечами Хозяин.

— Ты прислуживал в тавернах? — внимательно смотря на меня, спросил Бур.

— Нет. Но я справлюсь, — уверено сказал. Бур же покачал головой.

— Дим, тогда срочно в зал. Я за вином, — крикнул на ходу Хозяин.

— Идем, немного обрисую, что да как. — Отставляя сковороду в сторону, потянул за собой в сторону зала.

Мы выглядывали из-за угла в зал, и Бур комментировал.

— Видишь, сколько народа. Сейчас они еще не пьяные, но как напьются, начнут распускать руки. Морды всем не набьешь, да и не желательно. За задницу всяк ущипнут, тут ничего не поделаешь. А если учесть, что ты пугливый, как маленький зверек, то тебе будет сложно.

Это я и сам понимал, глядя в зал, полный мужиков.

— Видишь, как непринужденно с улыбкой скользит между рядами Патир?

Паренек чуть младше меня с темными волосами, убранными в хвост, довольно ловко огибал тянувшиеся в его сторону руки, при этом мило улыбаясь.

— Я улыбаться могу, пока они наглеть не станут. Свою задницу просто так не отдам, — бросил я, переводя дыхание. Я вообще-то хоть и могу за себя постоять, но воевать с системой, обычаями и целым миром, это слишком много для меня.

— Не робей, если допекут — двинь, но старайся все же драку не раздувать, — предупредил Бур. — Подходишь, берешь заказ и передаешь хозяину, он говорит мне. Либо сам побегаешь. Давай, иди. Удачи.

— Спасибо, — набрав побольше воздуха, как перед прыжком в воду, я резко выдохнул и вышел в зал.

Секундная тишина, и вот уже первые выкрики более пьяных.

— Какой красавчик!

— Эй, мальчик, иди, посиди у меня на коленях.

— Нет, это чудо будет сидеть у меня.

— А я ему сказку расскажу и покажу.

— Красавчик, иди, дядя с тобой поиграет.

Надеюсь, я смог изобразить вежливую улыбку и это не оскал. Подхожу к столику, переглядываюсь с Патиром. А паренек довольно мил, к тому же подмигивает мне, подбадривая. Возвращаюсь к работе.

Три здоровых, явно откормленных на убой мужика раздевают меня взглядом, причем никого не стесняясь. Меня передергивает, но я уверено спрашиваю.

— Что будете заказывать?

— Тебя, милый, — ржет один, подхватывают его дружки.

— Повернись к нам попкой, мы оценим.

— У нас есть, — смотрю в список, что вручил мне перед выходом Бур. — Жареная свинина. Запечённый картофель, а также вкусное пиво.

— Тащи, что есть, и пошустрее, — машет мне рукой один из троих.

— Не заставляй нас ждать, сладкий, — вставляет второй.

— Красавчик, подходи к нашему столику, я так и мечтаю пощупать твой упругий зад.

Влетаю на кухню, как ураган.

— Я их прибью! — рычу я.

— Успокойся. Тебя дергают, потому что ты новенький. Прощупывают, понимаешь?

— Вот именно, пощупать они только и желают, — огрызаюсь я.

— Держи. И когда предлагаешь, что есть у нас, не забывай говорить, что есть «обычное». Как правило, это все и берут.

— Обычное?

— Картошка с мясом и подливой. Небольшой пирог с соком. Если вместо сока они хотят пива, то так и говорят.

— Я пошел, — как на войну выхожу из кухни, таща на подносе еду для вредной троицы. Главное, не вылить все это на них. «Держись, Димка, тебя же не насилуют» — что-то мало аутотренинг помогает.

— Милый, что-то ты долго, — выдает один из компашки.

— Ага, мы уже соскучиться успели, — ржет еще один.

Подхожу к другому столику, получаю заказ, и уж собираюсь уходить, как кто-то все умудряется ущипнуть за мою задницу.

Разворачиваюсь, смотрю на довольных мужиков, прям детская игра «угадай кто?». Мило скалюсь, и цежу сквозь зубы.

— Еще раз руки протянете, сломаю нахрен, — иду к Буру. Я киплю, но пока еще крышку не сорвало. Получаю заказ и возвращаюсь в зал. Патир лавирует между столов, и мы с ним не сталкиваемся. Следующий мой столик в глубине зала. Приходится учиться ускользать от лап. В душе все кипит. Мне проще накостылять им, чем улыбаясь отводить от себя их конечности.

Все вроде шло более или менее хорошо. Сальные шуточки и выкрики в мою сторону продолжались, и руки тянули, однако дальше пока не заходили.

— Привет. Ты новенький? — мы отошли в уголок зала, где можно было присесть и видеть всех посетителей.

— Я Дима, а ты Патир, — протянул я руку для рукопожатия. Парень ее пожал, но довольно удивлено при этом выглядел.

— Мы же сделку не заключаем, зачем руку пожимать? — все же спросил он.

— У нас так приветствуют и прощаются, — пояснил я.

— У вас? А ты откуда?

— Ничего не помню. Память потерял, — сокрушено произнес я, осталось только всплакнуть для натуральности.

— Ужас! — не притворно вскрикнул Патир. — Совсем ничего не помнишь?

— Ага. Кроме того, что издалека и зовут меня Дима, — в наглую врал я.

— Красавчики, а обслужить? — выкрикнул кто-то.

— Я схожу, — устало вздохнул Патир.

— Сиди. Уже набегался. А мне привыкать надо, — я пошел к позвавшему мужику.

Все бы ничего, но этот гад прикоснулся рукой к моему паху, я так и замер от неожиданности, а он сидит и лыбится довольный.

Молча хватаю за пальцы и выкручиваю, с упоением слушая его вопль и хруст костей. Отхожу и обвожу мрачным взглядом поднявшихся мужиков, что сидели с ним за одним столом. Тишина. Стою внутренне готовый к нападению.

— И правильно, красавчик. Не хрен руки распускать, — рявкает кто-то. Напряжение сразу же спало.

— Верно, Крин. Одно дело шутковать, а другое — лезть куда не положено, — поддерживают сказавшего. Мужики зашушукались. Вставшие друзья скулящего и убаюкивающего кисть мужика бросили монеты на стол и, подняв его на ноги, быстро ретировались из галдящего трактира. Я расслабился.

— Здорово ты его, — восхищено произнес кто-то.

— Я даже заметить ничего не успел, — добавляет кто-то.

Подхожу к Патиру и виновато прошу разрешения отойти на немного.

— Иди. Сейчас уже такой беготни не будет.

Хозяин стоит за стойкой и что-то там подсчитывает. Прохожу мимо, прямиком в кухню Бура.

— Бур.

— А?

— Есть где-нибудь тут место, чтобы пар спустить и никто не видел?

— Иди прямо по коридору, выйдешь во внутренний дворик. Там тебя никто не побеспокоит. Но не больше получаса, а то Патир один не справится.

— Ладно, — тихо отвечаю я. Это не истерика и не апатия, я знаю такое свое состояние, когда могу просто избить любого, кто что-то сделает не так. Поэтому надо выместить все это на чем-то. В своем мире это была груша в спортзале. А здесь, думаю, подойдет любое дерево, даже если себе что и отобью, так это себе, не кому-нибудь.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 133
печатная A5
от 393