электронная
252
печатная A5
700
18+
Кармические связи

Бесплатный фрагмент - Кармические связи


5
Объем:
278 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0050-4100-5
электронная
от 252
печатная A5
от 700

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Вместо предисловия

На часах маленькой ратуши пробило 13.30. Она сказала себе: «Пора!» и отправилась писать долгожданный роман. Нельзя сказать, что время было выбрано самое удачное — за окнами летняя стройка гремит, шум, пыль, но если подсознание сказало «Пора!», то сопротивляться бесполезно! Это значит, что роман готов и пора его записывать. О чем пойдет речь? Никто, даже она этого не знает. Есть мысли, обрывки фраз, образов. Но суть повествования она откроет для себя вместе с героями романа. Она с ними знакома? Конечно! Они живут в ней уже девять тысячелетий! Но познакомится она со многими в первый раз лишь на страницах романа. Подсознание их постепенно выведет на белый свет и всем представит. Совершенно волшебное действо! И кто с этим знаком, не может относиться к этому без восторга. Мы часто слышим про квантовую энергию и информацию, мы ищем истоки бытия, мы расщепляем атомы и субчастицы, чтобы понять, кто мы и откуда. Мы также знаем о существовании родовой генетической памяти. Мы ей находим подтверждение. Хотя мы ее боимся!

За окнами грохот стоит такой, что ей кажется, что она летит на самолете. Да и ладно! Полеты в глубины подсознания и генетической памяти покруче полетов в другие галактики на высокоскоростной летающей турбо-тарелке!

Тогда пристегиваем ремни и отправляемся в сногсшибательное путешествие! Куда оно заведет, никто не знает! Да и зачем? Ведь интереснее все раскрыть на месте, получить необычайный опыт открытий смысла бытия и самим поразиться всему тому, что произойдет.

Сказать, что она вам расскажет о своей жизни, нельзя — она расскажет вам о тысячах своих жизней — ведь ее душе исполнилось в этом году девять тысячелетий! И эти жизни так переплетены, так необычайно завязаны, что многие ее сегодняшние встречи — это знакомства девятитысячелетней давности. А что там происходило, в те запредельно древние времена, знает лишь ее подсознание. И почему-то именно сейчас оно захотело с нами поделиться. Боитесь?

Боитесь узнать что-то ошеломляющее для вас самих? Ей тоже страшновато, хотя нет, уже не страшно, уже весело от предвкушения чего-то необычайно потрясающего!

Часть первая.

Маленький ошметок потрепанной Царской Души

Глава первая

— Я могу вас поздравить! — сказал он, откинувшись на спинку высокого кресла.

— С чем это? — удивилась она.

— Вам выдалась величайшая возможность познакомиться заново со всеми, кто вас окружает! — продолжил он с некоторым сарказмом.

— В каком смысле? — она начала чувствовать озноб неприятного предчувствия.

— Да-да, вы не зря испугались! Всех, кого вы видели в этой жизни, вы их раньше уже встречали!

У нее округлились глаза: «О чем это он?»

— Где встречала? — она пыталась сохранить самообладание, но это получалось очень слабо.

— В прежних жизнях! — воскликнул он тоном, не терпящим возражений.

— Каких жизнях? Я родилась всего несколько десятилетий назад и других жизней не помню! — она поежилась на стуле.

— Я вам о них напомню! — таинственно сказал он и приглушил свет в кабинете.

В зале было мало света. Скорее потемки, чем ярко освещенные покои. Всполохи пламени многочисленных факелов выявляли очертания огромного зала с колоннами и сводами, уходящими под небеса. Он спал на троне. Глубоко дыша, его голова склонилась на могучих плечах. Казалось, что все вместе с ним заснуло в этом зале. Но нет, его могучий разум полыхал.

Тяжело, очень тяжело ему давались эти мысли! «То ли еще будет!» — думал он как в бреду. — «Отправить на плаху столько подданных! Никогда они мне этого не простят!» — он боялся не столько мести оставшихся в живых, сколько мести их душ, которые не успокоятся, пока не выжмут из него все соки.

Особенно он боялся проклятия ведьмы. Эта женщина приводила его в священный ужас. Даже не женщина, это существо! Ужас весь был в том, что ее приговорили к смерти вместе с ее родившимся ребенком! Ему было всего несколько месяцев от роду. Но закон есть закон — он сам его придумал и сам его учредил пару десятков лет назад. Да, теперь не отменишь и не уйдешь от кары небесной. Он ненавидел себя за слабость, за страх перед своим же народом, который поддержал мятежников и пошел против своего правителя. Он ненавидел своего брата, который повел войско на его земли.

— О, за что мне все эти муки!? — восклицал он в полусне.

Но его никто не слышал, кроме стоящих неподвижно охранников с копьями, надежно охраняющих сон царя. Даже мухи не летали, так как стояла июльская жара. Из пустыни доносился легкий, наполненный жаром ветерок, приносящий с собой обжигающий лицо песок. Охранники стояли неподвижно. Луна освещала просветы между колоннами, и на пол ложились длинные фиолетово-пурпурные тени.

Ариамна не хотел просыпаться. Не хотел, чтобы начался завтрашний день. Он хотел скорее провалиться в преисподнюю, чем присутствовать на церемонии казней.

За стенами дворца шли приготовления. Верные царю служители храма готовили приговоренных к молитвам. Лишь одна не хотела молиться.

— Не верю я в ваши сказки о загробной жизни, — хрипела она, приводя всех смиренных в ужас. — Я вам еще покажу веселую жизнь! — она злобно сверкала глазами и плевалась слюной, вызывая всеобщее отвращение.

Служитель боялся приблизиться к ней, какой-то священный ужас окружал эту ведьму. Но ему было приказано принести ей ребенка. Он положил ребенка на землю рядом с клеткой ведьмы и отскочил. Ведьма схватила ребенка и стала рвать его на части зубами. Все в ужасе зажмурились. Она рычала: «Я вернусь к нему во всех его воплощениях! Я превращу его жизнь в ад! Он девять тысяч лет будет платить мне за то, что приговорил нас к смерти!»

Ариамна вздрогнул и проснулся. Он тяжело поднял голову и увидел всполохи первой зари на востоке. Сириус на небосклоне мерцал еще очень ярко. Ариамна обратился к его любимой защитнице:

— Сириус, звезда всех моих предков! Защитница всех моих подданных и моих земель! Верни мир и спокойствие на наши плодородные земли! Дай нам сил восстановить наше государство, нашу торговлю и процветание! Мы столько десятилетий выкармливали эту землю, сделали ее плодородной и процветающей! Мы построили акведуки и сады, мы возвели храмы, мы создали правовое общество, мы создали жизнь, благодаря которой всем жилось свободно и хорошо! У нас не было рабства, все работали на общее процветание, ни у кого не было недостатка в еде и воде! Наши парки дарили прохладу, наши сады плодоносили! На голой пустыне мы создали города, полные красивейших строений и прекрасных парков с фонтанами! Мы вырастили поколения инженеров-строителей, способных вздымать строения в небу, мы научили людей уважать друг друга, любить наше общество и ценить своего правителя! Сириус, помоги мне восстановить все это! Помоги мне победить алчного врага в лице моего кровного брата!

Ариамна замолк. Запела первая птица. За ней защебетали другие пташки дворцового парка. Душа царя на секунду утешилась и забыла о предстоящем дне.

— Какой ужас! — воскликнула она, вскакивая со стула. — Нет, это не имеет ко мне никакого отношения! Вы сошли с ума, профессор! — она покрылась красной испариной, ей стало душно и она подошла к окну.

За окном шумела улица, сновали машины по бульвару Мальзерб. Светофоры меняли свои цвета — все было как обычно. Она немного отошла от пережитого волнения и повернулась к профессору.

Профессор уважительно молчал. Потом встал, поклонился и вышел из кабинета. Она осталась наедине со своими ощущениями. «Что дальше?» — крутилось в ее голове. — «Хочу я смотреть дальше этот ужасный фильм?»

Профессор вернулся и молча сел на свой стул.

— И кто я в этой всей истории? — не выдержала она.

— Я вам пока не скажу об этом! — ответил серьезно профессор. — А то вы не захотите пойти дальше! А мне самому стало интересно узнать, чем же там все закончилось, в VII-ом веке до нашей эры! В далеком царстве древнего государства Тиарсы! — у профессора зажглись огоньки в глазах.

— Почему вы решили, что это именно Тиарса? Что это за страна такая? Я никогда о ней не слышала! — заговорила тихим голосом она.

— Было такое древнее государство на заре нашей цивилизации. Оно современно поселениям Шумер, о которых нам гораздо больше известно. О Тиарсе мы знаем только из древних глиняных табличек… — начал объяснять профессор.

— Вы не ответили мне на мой вопрос! — она прервала его мысли. — Вы не сказали мне, откуда вы знаете, что то, о чем я вам сейчас рассказывала, произошло именно там и в те времена!

— Я тоже умею получать информацию от моего подсознания! — ответил весело профессор. — И я тоже был там! Я тоже все это видел и слышал. Мы там с вами уже встречались…

— Кармические связи! — воскликнула она, почувствовав сильный озноб.

— Да-да, они и есть! И все те, кого вы там видели и слышали, вы встречаете в своей жизни, хотите вы этого или нет! — профессор улыбнулся несколько ехидно.

— И вас я тоже встретила не случайно? — встревожилась она.

— У нас с вами небольшой совсем должок! — успокоил ее профессор. — А вот про остальных этого сказать нельзя. Кто-то за вами уже 9 тысяч лет по всей Вселенной таскается и жить спокойно не дает!

— И вы знаете, кто это? — съежилась она в испуге.

— Да, знаю! И в этой жизни, и в той, и во многих других жизнях! Будете смотреть дальше? Или отдохнем и переживем свершившееся? — спросил профессор уже более спокойно, как подобает его чину.

— Отдохнем и переживем! Мне надо это пережить, хотя я все еще не знаю, кто я в этой истории и какая на мне лежит вина? — она перевела дух и немного успокоилась.

— Давайте отложим церемонию знакомств до какого-нибудь следующего раза, хорошо? Не все сразу! Вам пока достаточно для вашего молодого ума, — сказал профессор и включил яркий свет. — Приходите через недельку, там посмотрим, куда мы отправимся в следующий раз.

— Это не обязательно будет тот же век и те же люди? — спросила она с надеждой, поскольку была несколько напугана увиденным и очень переживала за все случившееся, как будто чувствовала свою ответственность за все то, что там происходило. — Неужели я была…?! — вдруг осенило ее. — Нет, я не хочу думать об этом! До свидания, профессор! Как-нибудь в следующий раз! Я пока не готова к этому всему!

— Хорошо-хорошо, — уверил ее профессор. — Мы никуда не торопимся! Все, что произошло, уже имело место, так что нечего волноваться сейчас! Успокойтесь. На сегодняшний день мы только должны убрать последствия в этой вашей жизни, а они ничтожны по сравнению с теми, которые происходили раньше. Осталось совсем чуть-чуть, и вы будете совсем свободны! Но срочности нет. Так что, как будете готовы, то приходите. Я всегда тут.

Профессор приоткрыл дверь кабинета и кивнул секретарю. Девушка встала из-за стола и проводила ее к выходу. Она обернулась, чтобы попрощаться, но профессор уже скрылся за дверями кабинета.

Через секунду она уже была на ярко освещенной солнцем шумной улице Парижа! Какое облегчение почувствовала она!

В комнате зазвонил телефон. Лаура раздраженно ответила, зная, что разговор не предвещал ничего хорошего. На другом конце провода была ее мать:

— Ты давно обещала приехать! Ты совсем не любишь меня! После смерти отца ты совсем стала другая! — тон матери был мягким, но почему-то в этот момент Лауре захотелось умереть.

— Мам, я очень занята, извини! — соврала Лаура матери. — У меня столько дел в этом году и совсем нет денег на поездку!

— Зачем тебе деньги? Остановишься у нас дома! — не унималась мать.

— Мам, я очень хорошо помню, с какой ненавистью вы с братом надо мной издевались в прошлый раз! — как-то даже с чувством виноватости начала оправдываться Лаура.

— Да ничего такого не было! Ты все придумала! Приезжай! У нас хорошо, свежий воздух! Тебе не надоело там в Париже жариться все лето? — мать начала манипулировать издалека.

— Я еще не сошла с ума! Я все прекрасно помню! И как ты дрожала от злости, как будто тебя подменили, и как брат на меня орал, чтобы я уезжала! — продолжала оправдываться Лаура. — Нет, не приеду! Потом как-нибудь, в следующее лето наверное. Мне тут надо кое-что решить сначала. Не обижайся! Пока! — Лаура с облегчением закончила неприятный разговор.

Отношения она рвать с остатками своей семьи не хотела, но и общение стало таким, что после каждого разговора, вроде бы нормального, с матерью, ей жить не хотелось. Все краски меркли, интерес пропадал ко всему, что так радовало ее минутами раньше. Как будто мать ворожила что-то против нее. Лауре эти мысли не нравились. Ну как же! Мать же все-таки! Нельзя о ней плохо думать! Но грусть и вселенская тоска не проходили.

Лаура накинула на плечо сумку и выбежала на лестницу: «Поскорее выйти из дома! Пока не накрыло жуткой депрессией!» — Лаура уже знала, что эти состояния связаны с разговорами с матерью, но совершенно не понимала почему. Винила себя за то, что никак не может наладить с ней отношения после смерти отца.

Уже четыре года, как отца не стало, но тяжелое чувство утраты так и не проходило. Все, что узнала она, было после его смерти. И ей было больно и досадно от того, что она не может ему об этом рассказать! Она, наконец, узнала о причине его преждевременной смерти и жуткой болезни, которая мучила его последние десять лет. Но помочь и спасти его она уже не могла. Это угнетало ее разум и причинило в конце концов физические страдания.

Лаура начала искать причины своего недуга и докопалась до таких глубин и высей, что у нее от всего этого закружилась голова. В прямом смысле. Так зазвенело, что в какой-то момент она начала прощаться с жизнью, думая, что все это значит «совсем неприятные вещи». Но прошло уже четыре года, голова продолжала звенеть, но уже не так настойчиво и не так утомительно. Лаура продолжала копать и искать причины.

Вдруг, в какой-то момент ей стало необычайно хорошо! Как будто что-то или кто-то отпустил ее! Она почувствовала легкость и свежие силы. Как будто дверка в ее будущую жизнь опять приоткрылась и обещала что-то волшебное и удивительное. Давно ее не посещало это ощущение. Чувство конца чего-то постоянно довлело над ней. Казалось, что все, жизнь кончилась и ничего больше не произойдет.

Но теперь совсем другое. Ей захотелось путешествовать. И не только по планете Земля, но и по другим галактикам. Почему-то возникло ощущение, что это возможно. В прошлое, в будущее, в параллельные миры, на другие планеты. Во все те места, где она жила, живет и будет жить.

В конце концов, что ее здесь держит? Семья после ухода ее отца распалась, вышли наружу такие неприглядные стороны ее отношений с матерью, что больше и видеться не хотелось, все прежние друзья как будто растворились в небытии — она была предоставлена самой себе! Так почему бы не попутешествовать? Осталось решить, каким способом!

Денег ей за всю жизнь заработать не удалось, мужа и крепкую семью завести не удалось, друзья сами поотваливались, мировой известности она так и не завоевала — какое-то проклятие лежало на ней, и она решила от этого проклятия избавиться!

Ариамна страдал непомерно. Теперь, когда все закончилось, и утихли стоны и крики поверженных, ему стало не по себе. Страх поселился в нем, вечный вселенский страх, который ничем не выживешь. Он проник во все его клетки, его сознание, его душу, он поселился в нем навечно! Ариамна понимал, что ему послали вечное проклятие. Хотя и не знал точно кто, но он его получил. И с ним вместе поселился страх. В этот момент легкая шелковая занавесь колыхнулась и вошел его верный жрец — служитель храма.

— Все кончено, тела вывезены на окраины государства и погребены. Возмущающихся и несогласных не осталось. В государстве восстановлены спокойствие и вера в вас, нашего правителя. Границы восстановлены, войско вашего брата отброшено от наших границ в пустыню. По словам гонца-разведчика, в стане врага царит смятение и поражение. Они не скоро оправятся и станут опять нам досаждать. Но охрана границ должна быть усилена. Нужны новые воины, молодые и сильные, — спокойно докладывал жрец.

— Но наши законы не разрешают брать на службу раньше 25 лет, воины должны создать семью, родить детей. Я не готов менять законы, — Ариамна тяжело вздохнул.

— Но последний мятеж забрал у нас лучших и самых сильных, — настаивал жрец. — Нам надо понизить возраст до 20 лет!

— Нет! Рано! Зачем детей гнать на войну? — Ариамна тускнел. Давно в его государстве не было необходимости воевать. Нападение брата было для него страшной неожиданностью. Отец им оставил каждому по царству — по землям и водам. Его брату досталась более плодородная и обработанная земля, в городах уже стояли дворцы и били фонтаны на площадях. Ему, Ариамне, пришлось все выстраивать посреди пустыни. Он создал процветающее государство, деньги лились рекой, и всем всего было достаточно. Но брату показалось мало его личных владений. Его окружение, злобное и завистливое, начало с раздражением смотреть на непокорное соседнее царство. Брат решился идти войной и завоевать новые земли. Ариамна проснулся однажды от страшного грохота и криков — так началась их первая война. Победить брата удалось, но какой ценой! Ценой лучших!

— Нет, я не готов менять законы! Берите старших! — отрезал царь.

— Но старшие разучились держать оружие и наели себе животики! — пытался урезонить царя жрец.

— Не настаивай, нет! Собери их всех и пусть тренируются на досуге! А как будут готовы, представь их мне на проверку! — царь махнул рукой, что значило, что разговор окончен.

Жрец уважительно поклонился и вышел. За стеной его дожидалась царица.

— Ну что? Он согласен? — царица погладила жреца по щеке.

Тот отстранился и бросил быстро:

— Нет, будет обучать старших воинов!

На что царица потемнела и ушла молча в свои покои. Жрец остался один на террасе дворца. Вид с нее открывался необычайный. Весь город утопал в зелени и садах, порталы дворцов подсвечивались тысячами факелов, журчали фонтаны, переливаясь каскадами с верхних этажей пирамид на нижние. Пели вечерние птицы, солнце катилось к горизонту, а вдали, совсем вдали, сияла желтым песком пустыня. Через пески уходили в даль дороги, по которым в город струились драгоценные камни, шелка, глиняная утварь из соседних горных царств. «Пока в государстве воцарился мир, но надолго ли?» — жрец был предан царю, но не был слеп и глух. После мятежа и предательства части населения настроения разделились. Одни полностью поддерживали царя, видя совершенство его правления и ценя его заботу о процветании народа. Другие же обвиняли его в слабости и неспособности договориться с братом. Они считали, что небольшая дань избавила бы их от столкновения и сохранила бы жизни многим воинам. Так думали семьи погибших и раненых.

Жрец испытывал на себе давление со всех сторон. Даже царица, некогда влюбленная в царя красавица, не простила ему смерти ее племянника, сына ее сестры. Теперь она чувствовала сильное притяжение к одному из старших воинов, который до конца старался защитить племянника в бою, был ранен и попал в ее личное расположение. Новый набор старших воинов удручал царицу, и она начала настраивать против царя жреца. Тот стоически выдерживал доводы царицы, понимая, что война теперь грозит не только внешняя, но и внутренняя. Жрец выбрал сторону царя Ариамны.

Лаура почувствовала, что кто-то пригласил ее посетить. Она не отказалась от приглашения. Небольшая вуаль приоткрылась, и Лаура оказалась в покоях царя. Она оказалась лежащей на огромном ложе, укрытом бархатом и шелками, вокруг стояли слуги с высоченными опахалами и нагоняли свежий воздух под высокий балдахин. Лаура была как бы и там, и не там. То есть присутствовала в виде духа. Но все могла слышать и видеть. Но, похоже, ее присутствия никто не замечал. Хотя она не была уверена в этом и поспешила слезть с ложа, спрятавшись за высоким креслом.

В покои вошел царь, уставший за день, и рухнул на ложе. Слуги опахивали его со всех сторон. Он жестом приказал всем удалиться. Царь был одет в легкие шаровары. Торс, красивый своей мускулатурой, был обнажен. Лаура была под впечатлением красоты тела царя. При этом она чувствовала ту же ужасную усталость во всем теле, что и царь. Она чувствовала его муки, обиду, сожаления, и ее пронзил резкий страх! Лаура сжалась вся за спинкой кресла.

Через маленькую дверку появилась царица. Она сбросила с себя легкую шелковую накидку и оказалась совершенно нагой. Ариамна с минуту лежал без движения. Потом жестом руки пригласил царицу приблизиться к нему. Царица тотчас повиновалась и прилегла рядом с мускулистым мощным телом царя. Царь остался неподвижен. Он спал или думал, было не понятно. Но царица его не беспокоила.

Лаура в какой-то момент почувствовала жар во всем теле — царь погладил царицу по ее шелковистому телу своей сильной рукой. Тело царицы напряглось и опало. Лаура почувствовала прилив энергии в нижней части живота, такой сильный, что ей очень захотелось секса. Она вышла из своего укрытия и присела на кровать рядом с царем и царицей. Ее присутствия никто не заметил. Царь положил руку на секс царицы, и та вскрикнула. Он мощнее стал гладить ее низ живота и верх бедер. Лаура также чувствовала сильное влечение внизу живота. Тут царица вся напряглась, изогнулась и издала сильный глухой звук удовольствия. Лаура не удержалась, вздохнула громко и замерла — нет, никто ее не слышит!

Царь указал жестом на свой пояс. Царица мягкими прикосновениями развязала пояс на его талии, и член царя выпрямился упруго. Лаура увидела красивейшее творение природы — прекрасно вылепленный мужской член, и у нее тоже что-то напряглось в животе. Царица легким жестом отбросила шелковые шаровары царя, и тело его предстало теперь во всей своей красоте — Лаура не могла оторвать глаз от такого великолепия. Но тут она быстро почувствовала пульсацию энергии в теле и как будто она входит своим членом в тело царицы! Потрясающее удовольствие овладело Лаурой, она чувствовала все движения члена царя, его ласки рук, прикосновения кожи. Это она входила и выходила из тела царицы, приводя ее секс в полный восторг! К этому примешивалась красота тела царя, великолепная его мускулатура. Лаура находилась в полном оргазме всех своих чувств! Это продолжалось медленно и неимоверно долго, ощущения менялись с острых на притупленные, от всплесков экстазов до мерного томления. Царь наслаждался сексом, царица тихо млела, а Лаура могла ощутить одновременно и внутри, и снаружи все, что там происходило! Она была в теле царя и наблюдателем сцены одновременно!

Наконец тело царя напряглось, заколыхалось в мерных покачиваниях, и он выдохнул весь свой многочасовой экстаз в одном мощном порыве. У Лауры закружилась голова и она поспешила выйти из покоев царя.

Легкий ветерок обдувал ее комнату, луна ярко светила и освещала часть кровати. Лаура была счастлива и ощущала всем телом мощную истому царского тела в ней. Она распласталась на кровати и предалась наслаждению воспоминаний пережитых ощущений.

Ариамна приподнялся над царицей, та выскользнула из-под него и исчезла за маленькой дверкой. Ариамна раскинулся на всю ширину ложа и пытался понять, что же произошло. Ему казалось, что он был не один. Кто был с ним во время секса с царицей? Кто дал ему столько спокойствия и уверенности? Кто дал ему столько мужской силы? Его душа нанесла ему визит? Душа из будущего, душа, освободившаяся от всех страхов и страданий?

Она вошла в кабинет профессора, но тот был мрачен.

— Должен сообщить вам пренеприятнейшую новость! — начал профессор, когда она только появилась в дверях кабинета. — Ариамна в опасности!

— А кто это, Ариамна? Какое чудное имя! — она осталась в недоумении и растерянности под грузным взором профессора, который не шутил.

— Да как же! Царь наш замечательный в опасности! Царь Тиарсы! VII-ой век до нашей эры! Забыли? — начал профессор с волнением.

— А вы уже и имя его знаете? Откуда, интересно? — она относилась с недоверием к предыдущему опыту с профессором и считала все плодом ее и его фантазии.

— Я же говорил вам! Я был там тоже! И то, чего не услышали ваши уши, услышали мои! Мы с вами в этот раз встретились не случайно! — начал объяснять профессор, интригующе поглядывая поверх очков. Он был сухощав и несколько ссутулен, но его интеллектуальный вид вовсе не отталкивал ее, наоборот, она находила его симпатичным, но немного сумасшедшим профессором.

— Вы хотите раскрыть заговор 3-х тысячелетней давности и спасти вашего царя, как его там зовут… — начала шутить она.

— Ариамна его зовут! — рассердился на такую беспечность профессор. — Его душе еще предназначено сделать очень многое, и прошлое ли это, или будущее, видимо так было задумано Высшим смыслом, чтобы мы, люди из будущего, помогли царю спастись и завершить свою великую миссию на Земле! — профессор совсем разволновался. Она смягчилась по отношению к нему, хотя не очень понимала, что нужно делать.

— Конечно, вы, учитывая ваш статус в истории, ничего не сможете сделать, да и я так замешан, что именно мной этот заговор и задуман!

— Ого! — только и вырвалось у нее.

— Но у нас есть один выход! — воскликнул профессор. — Мы повлияем не на эту жизнь души царя, а на другую, гораздо позже!

— А какая между ними может быть связь? — воскликнула она в недоумении.

— Вы помните про проклятие ведьмы?

— Еще как! До сих пор кошмары снятся! — пошутила она.

— Тогда вы должны были запомнить, что она обещала мстить царю в течение всех 9-ти тысяч лет, появляясь в его разных воплощениях на Земле! И не во всех этих последующих жизнях он был царем Тиарсы! — профессор подмигнул ей.

— Да, понимаю, до него проще будет достучаться и предупредить… — засмеялась она. — Но как он, будущий, повлияет на него прошлого, вот в чем вопрос!

— Мы пойдем в ту инкарнацию, где есть те, кто смогут ему помочь — маги жили во все времена! — профессор рассуждал уже, как о чем-то совершенно разумеющемся.

— Как это, пойдем? — удивилась она.

— Да очень просто, как в прошлый раз ходили, так и в этот раз пойдем! — профессор уже вроде бы точно знал, «куда и зачем надо было идти»!

— Хорошо, меня эти вопросы сводят с ума и запутывают еще больше! — она поежилась. — Пойдемте тогда туда скорее!

Глава вторая

Лаура проснулась после короткого забытья, решив, что ей приснился необычайный сон. Зазвонил телефон. Это был ее друг, Феликс.

— Встретимся сегодня? — спросил он, как обычно. Лаура не могла ему отказать:

— Да, конечно!

— Тогда в восемь в нашем кафе! — коротко оборвал он и отключил связь.

Лаура не удивилась, так как их общение по телефону всегда бывало грубоватым с виду, но они были искренне заинтересованы друг в друге на тот момент. Феликс мягкостью и предупредительностью не отличался, но что-то притягивало Лауру к нему. Она с радостью начала готовиться к встрече.

Когда Лаура уже сидела на большом шумном бульваре и разглядывала прохожих, Феликс появился из-за угла кафе, неуклюже подошел к ней и чмокнул в губы.

— Меня заморочили мои подчиненные! — все было, как обычно. — Я сегодня так кричал на одного! Завтра подам на него в суд! — Лаура вполуха слышала привычные рабочие жалобы своего друга. Ей, на самом деле, просто нравилось присутствие этого сильного успешного мужчины, от которого исходило столько мужской энергии, что она готова была отдаться ему прямо сейчас, на столике террасы.

— Мне приснился странный сон сегодня! — начала она издалека. — Будто я была царем и занималась любовью с моей царицей!

— С каких это пор ты стала интересоваться женщинами? — надменно спросил он. — «Да, Лаура совсем не подумала об этом!»

— Ой, да это же сон! Чего там только не приснится! — начала побыстрее оправдываться она.

— Мне вообще никогда сны не снятся… Хотя нет! Недавно приснилось, как мне врач сказал, что «мне жить осталось только два месяца»! — сказал он неожиданно резко.

— Ой, тогда тебе срочно надо бросать курить! — завела свою обычную песню Лаура. Она, конечно же, заботилась о здоровье своего друга, но и о своем тоже — засыпать и просыпаться в облаках дыма не очень-то хотелось!

— Забудь об этом раз и навсегда! Я не брошу курить никогда! — разозлился он и повысил тон.

— Тогда выбирай, я или сигарета! — он почему-то ничего на это не ответил, только выпустил огромное облако дыма прямо на нее. Лаура закашлялась: — Ты хочешь меня сделать больной? Или совсем убить, как твою прежнюю жену? — Лаура обиделась.

— Как ты можешь говорить такое! — Феликс начал серьезно раздражаться. И вдруг ни с того ни сего спросил: — Ты ничего не имеешь против того, что у меня дома поживет одна студентка? — Лаура вытаращила на него глаза. Такого хамства она никак не ожидала, даже от наглого Феликса.

— Ты шутишь? Что еще за студентка? — похоже, вечер начинался с большой ссоры. Лаура даже не знала, уходить ли ей с возгласами: «Между нами все кончено!», громко стуча каблучками по асфальту бульвара, или рассмеяться и предложить заняться сексом втроем?

— Да не думай ничего! Ей просто было негде остановиться! Я с ней в Нью-Йорке познакомился! — Феликс понял, что на этот раз пронесло, и скандала не будет.

— Хорошо! Тогда познакомь меня с ней! — в ней уже кипела обжигающая ревность и обида, но внешне она очень старалась показаться равнодушной и даже веселой. — Едем к тебе сейчас же!

Он выглядывал из-за большой резной золоченой двери. Видны были покои царевны, но он понимал, что пробраться к ней было бы для него, солдата французской гвардии, самоубийством. Султан дорожил своей дочерью и оберегал ее от всех мужских очей. Но ему, как солдату, попавшему в плен к султану, удалось увидеть ее на допросе.

Патрис был высоким черноволосым южанином, в армию попал с самого начала войны на балканах, потом их перебросили на ближний восток, и там фортуна изменила его войску — они все, кто остались в живых, попали в плен к суровому султану. Патрису страх был неведом — так его воспитали в семье, где долг и честь ставились превыше всего. И погибнуть, защищая честь родины, для него значило очень многое.

Но что делать, когда в его молодой душе неожиданно проснулась жгучая страсть. Да еще и в таком невыгодном положении пленника отца его возлюбленной! Хотя в этом положении было даже определенное преимущество. Их группа офицеров содержалась во дворце, и их частенько допрашивал сам султан. Дочь иногда заходила проведать отца во время допроса, стреляя взглядом в сторону заключенных солдат. Отец грозно выгонял ее из залы допросов, но дочери понравились высокие черноволосые белокожие французы, и она перестала повиноваться отцу, все чаще нанося им визиты.

Так Патрис без памяти влюбился в нее. Царевна не показывала ему своего предпочтения перед другими солдатами, но однажды, как бы случайно, обронила рядом с ним кусок папируса с планом дворца. Патрис, обожженный таким вниманием, понял, что это был план покоев царевны.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 252
печатная A5
от 700