электронная
18
печатная A5
542
18+
Калейдоскоп

Бесплатный фрагмент - Калейдоскоп

Сборник рассказов

Объем:
496 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-6542-7
электронная
от 18
печатная A5
от 542

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Периметр

Мик осторожно выглядывал из-за пригорка.

— Эй, Микки, ну что там? — спрашивал Большой.

— Пятеро на улице, в здании наверняка еще люди. Незаметно не пробраться, — задумчиво ответил Мик.

— Ну, давай тогда замочим их, и все, — прогремел Большой своим громовым басом, но с интонацией ребенка, просящего купить ему игрушку.

Мик посмотрел на него осуждающим взглядом, и Большой обиженно отвернулся.

— Слушай, Большой. Мы не можем вот так просто их замочить. Они же просто делают свою работу. Парни заботятся о том, чтобы такие придурки, как мы с тобой, не проникали в Периметр, не гибли там и не тащили оттуда прокаженные шмотки. Думаешь, они здесь по своей воле? Какой-нибудь придурок-бюрократ направил их сюда, а сам загреб себе деньги, которые выделяются на охрану города, держа при этом свою задницу где-нибудь на солнышке в компании девок. А парни дышат здесь радиацией и укорачивают свою жизнь вдвое по приказу этих сволочей.

Большой постоял молча несколько секунд, глядя в пустоту.

— И как же тогда? — спросил он.

— Попробуем договориться. Иначе придется искать какие-нибудь неведомые тропы, где можно будет пройти только пешком. А без тачки по Периметру блуждать, что-то нет у меня большого желания.

— Это ты прав, — кивнул здоровяк.

Большой был действительно очень большой. Ростом метра два с небольшим. Всю жизнь с самого детства он сильно увлекался прокачкой мышц. Все время ходил в спортзалы, добывал себе какие-то комплексы упражнений, всегда подряжался на самые тяжелые работы, чтобы мышцы не расслаблялись. При этом он еще и обладал наследственной большой комплекцией. В результате к своим двадцати семи годам он выглядел просто огромным монстром с лицом мальчика добрячка. Но лицо его все было усеяно мелкими шрамами от бесчисленных побоев. Волосы всегда он сбривал, как только они отрастали хотя бы на несколько миллиметров.

Настоящее имя его было Ханк. Родом он был из городка под названием Зеленый Гектар. Только Мик, с которым они с детства были друзьями не разлей вода, всегда звал его по кличке — Большой. Ханк всегда носил длинный белый плащ, который уже стал серым от пыли и грязи, красную ковбойскую шляпу, которую еще в детстве выиграл на состязаниях по ударам молота в парке, и тяжелые военные ботинки. Конечно же, Мик всегда подшучивал и укорял его за нелепый и слишком приметный для наемника вид, но Большой пропускал все это мимо ушей и считал, что выглядит круто.

Мик был не самым рослым парнем, среднего телосложения. Рыжие короткие волосы, смазливые черты лица. Мик носил темную спортивную одежду и обувь, чтобы было удобно и комфортно. Он не преследовал цели быть горой мышц, но с детства норовил сделать на всем выгоду. Никогда не остаться без запаса и выудить максимальные средства из любой ситуации — вот была его цель по жизни. Наверное, поэтому он стал вольным наемником и потащил Большого за собой. И, наверное, поэтому он согласился на это задание.

Про Периметр ходило множество слухов. И ни один из них не был положительным. Там, в охраняемой зоне, окруженный бетонной оградой, находился мертвый город под названием Тремир. Двадцать лет назад в нем случилась авария на атомной электростанции. Произошел большой выброс радиации и все население было эвакуировано в близлежащие населенные пункты. Конечно же, там долго велись работы по ликвидации последствий аварии, погибло множество людей, пытавшихся спасти планету от заражения. Они сделали все, что могли, но город перестал быть пригодным для жизни, по мнению мирового правительства. Ходили легенды о том, что именно от подобных аварий люди когда-то были вынуждены покинуть планету, которую они называли просто Земля.

Еще ходило множество слухов о том, что в Периметре все еще живут люди, что там полно мутантов и неизвестных аномалий, что радиация убивает каждого, кто ступит за границу, но это были лишь слухи. Они постоянно противоречили друг другу. Мик много раз видел видеосъемки, сделанные в Периметре. Это были пейзажи пустого города, улицы которого заросли водой. При аварии что-то побудило выплеснуться подземные воды, на скоплении которых находится Тремир. С той поры они постоянно сочились из недр земли, затопив улицы и нижние этажи зданий в большей или меньшей степени.

Парни подъехали к заставе. Между опущенным шлагбаумом и их машиной стояли четверо вооруженных автоматами людей в коричневых военных формах. Пятый подошел к окну водителя. За рулем сидел Мик.

— Вам нельзя находиться здесь, разверните машину и уезжайте, — проговорил страж приказным тоном, указывая автоматом направление.

— Эй, послушай, друг… — улыбаясь, начал Мик.

— У меня нет приказа вас слушать. Есть приказ не допускать никого к Периметру. Разворачивайтесь и уезжайте, — обрубил страж.

Мик достал из куртки золотой слиток размером со спичечный коробок и, протягивая его в окно машины, сказал:

— Нам надо навестить бабушку, она очень больна, понимаешь?

Солдат скептически посмотрел на слиток, потом на Мика.

— Бабушка говоришь, значит.

Он отошел от машины и подошел к остальным стражам. Они сбились в кучку, несколько секунд шло обсуждение, затем четверо направились к зданию поста, а пятый вновь вернулся к машине. Шлагбаум медленно начал подниматься, а страж, забирая у Мика слиток, сказал на прощание:

— Бабушке привет, пусть поправляется.

Мик улыбнулся и кивнул головой. Машина миновала блокпост.

— Откуда у тебя взялось это золото? — спросил Большой, когда они отъехали метров на двести.

— Я заказчика раскрутил, именно для этой цели, — ответил Мик, глядя вдаль уходящей дороги. — Я подумал, что ты устроишь бойню, если что-то пойдет не так, а бегать по мертвому городу, скрываясь от патрулей, которые направили бы за нами, было бы сложнее. И я подумал, что я бы точно повелся на кусок золота, а значит и многие тоже. Поэтому сразу стряс этот кусок с Блэйка, помимо нашей суммы. Так что не гони, братишка.

— Не нравится мне этот Блэйк, — досадно вздохнув, сказал Большой. — Грохнул бы я его с радостью.

Блэйк был действительно подозрительной личностью. Он носил темный плащ и маску, которая закрывала всю его голову. Он коротко объяснил, что перенесенная им автокатастрофа сильно изуродовала его голову и он вынужден прятать ее от людей. Обычные люди наверняка обходили этого пугающего своим видом типа стороной, но Мик и Большой не придавали значения внешностям заказчиков. Обычные граждане не пользуются услугами наемников.

— Деньги не пахнут, брат. А тебе лишь бы кого грохнуть. Ты просто зверюга какой-то, Большой.

— Ну ладно тебе, Микки, — здоровяк расплылся в добродушнейшей улыбке. — Тебя же я люблю! И животных тоже.

— Не нарадуюсь.

— Ладно, порублюсь, пока катимся.

Большой достал из внутреннего кармана плаща Геймбокс, запустил свою очередную стрелялку и принялся сосредоточенно жать сенсорные кнопки, внимательно вглядываясь в небольшой дисплей. Это была вторая главная болезнь Большого: видео игры. Если в свободное время Ханк не качался или не спал, то обязательно часами торчал в своей переносной приставке. В каждом городе или поселке, куда друзьям доводилось заходить, Большой находил точки с дисками видео игр. Он мог часами выбирать, какую взять игру, советовался с торговцами, выспрашивал всякие нюансы, следил за новинками. В общем, в большинстве случаев Мик сразу удалялся по своим делам, назначив время встречи. Либо с руганью вытаскивал Большого из магазина, если надо было спешить.

— Слушай, выключи хотя-бы звук, — покосился Мик на здоровяка.

— Окей, — не отвлекаясь произнес Большой одновременно с электронным голосом из игры, и выключил звук.

Мик покачал головой, закатив глаза.

— Тебе не надоела эта хрень?

— Эй, эй! Это, между прочим, придумали очень умные люди, — возмутился Большой, продолжая играть. — Тут можно для себя открыть много полезного и интересного.

— Нда.

Красные лучи заката обрисовывали приближающиеся силуэты пустующих построек. Мертвый плотный безлиственный лес вдоль дороги начинал редеть. По обочинам уже тянулась жидкая грязь, похожая на болото. Постепенно дорога погрузилась под воду. И хотя глубина и не превышала половины колеса, Мик сбавил скорость, чтобы не было больших брызг и внезапных сильных встрясок на неровностях асфальтного покрытия. Машину уродовать лишний раз не хотелось, хотя на ней уже и так практически не было живого места.

Этот низкий продолговатый джип Мик с Ханком приобрели со своего первого крупного заказа. Их наняли из начавшей развиваться крупной торговой сети сопровождать несколько грузовиков с электроникой от родного города до самого «Космодрома 2», который находился за пять тысяч миль от Зеленого Гектара. Там они получили деньги и удачно попали на прибытие грузового космолета с техникой. Договориться с перевозчиками было сложно, но Мик уже тогда обладал великим даром убеждения, и это сыграло свою роль. Перевозчика он, конечно, не уговорил, но пока был этим занят, появился хозяин салона, в который прибыла техника. Как только Мик об этом узнал, его уже было не унять. В итоге они с Большим уехали с космодрома на новеньком джипе и вернулись на нем в свой родной город.

С тех пор прошло семь лет. Теперь машина, прошедшая огонь и воду в буквальном смысле слов выглядела соответственно. Вмятины Мик перестал считать еще четыре года назад. А пускать Большого за руль гораздо раньше. Бортовой компьютер не работал и не подлежал ремонту. Но при всем этом ковыряться в ней приходилось не так часто, и по сей день, бегала она без всяких капризов. Джип выдерживал большую массу припасов и оружия, которое Большой таскал с собой, казалось, тоннами.

Мик остановил машину перед большими воротами без створок и пустующим двухэтажным зданием КПП, и волны от колес покатились к мертвому строению. За ним начинался город, окольцованный высокой бетонной стеной. Начинался он с одноэтажных частных домиков, за которыми в глубине вырастали высотные строения различных типов.

— Думаю, надо заночевать здесь. — сказал Мик. — Лучше блуждать по городу днем, как думаешь?

— Ну да, — беззаботно ответил Большой, все еще тыкая кнопки Геймбокса.

Мик тихонько съехал с дороги и припарковался возле здания КПП. Он обул резиновые сапоги, вышел из машины, достал пистолет и заглянул сквозь разбитый оконный проем внутрь здания. Запах сырости и плесени пустовал в мертвой тишине. Мик включил подствольный фонарик и вошел в дверной проем, двери на котором не было. Он осторожно проверил комнаты, освещая заваленные хламом столы, поваленные кресла и стулья, тусклые фотографии, графики и плакаты на поросших грибком стенах. На втором этаже была та же атмосфера, только без воды под ногами. Мик вернулся в машину.

— В здании чисто! — сказал он Большому, откидывая спинку кресла. — Ты давай только буди меня так, чтоб самому время подремать осталось. А то будешь до утра опять лупиться в свои эти игры! А потом весь день нытье твоё слушать!

— Ладно, Микки, вот на следующем этапе босса завалю и разбужу тебя.

Мик запер двери, включил сигналку и провалился в сон.

Проснулся он от того, что Большой тыкал его пальцем в плечо. Мик мгновенно вырвался из пелены сна и крепче сжал рукоять пистолета, который держал наготове, даже пока спал. Большой одной рукой держал дробовик, а второй показывал партнеру соблюдать тишину, прижимая палец к губам. Затем он показал Мику на боковое зеркало, от которого давно осталась лишь половина. Мик начал всматриваться в темноту, чернеющую в осколке зеркала. И вдруг он увидел, как чей-то силуэт промелькнул в отражении и лишь самый внимательный слух различил звуки колебания воды на улице.

— Нужно узнать, кто там и чего хочет, — прошептал Мик. — Давай, на счет три выскакиваем. Далеко не уйдет, определим его по шуму воды. Я подсвечу, а ты припугни, чтоб не рыпался.

Большой кивнул. Мик медленно отсчитал, на условленный счет разблокировал двери, и парни резко выскочили из машины в мутную массу воды. Мик светил фонариком в направлении, где заметил движение. Кто-то начал убегать, сильно шумя водой. Круг света подствольного фонаря Мика выхватил из темноты фигуру убегающего, и Большой, выстрелив в воздух, заревел: «Стоять!»

Человек остановился. Круг света осветил его сзади, перемещаясь с ног на голову.

— Руки так, чтоб я их видел! Оружие есть? — спросил Большой.

— Нет, я безоружен, не стреляйте — ответил дрожащий пожилой голос.

— Повернись, медленно, чтоб руки на виду при этом! — скомандовал Ханк.

Человек повернулся и прищурился от светящего в глаза фонаря. Это был невысокий пожилой человек, заросший бородой, одетый в старый изодранный плащ с множеством заплаток.

— Ты кто такой, чего тут рыщешь? — с напором спросил Мик. — Обокрасть что ли хотел нас, а?

Человек молчал, тяжело дыша и глядя в воду под ноги.

— Отвечай, говнюк! — проревел Большой.

— Да! — вдруг закричал задержанный старик в такт здоровяку. — Да, хотел! А как думаешь здесь еще можно выжить? Думаешь, я хожу по утрам в магазин за продуктами? Или мне готовит завтрак горничная? Да, я живу тем, что могу добыть, и не собираюсь покидать свой родной город. Можешь пристрелить меня, если хочешь, мне все равно не долго осталось!

— Хватит, успокойся, — остановил его Мик. — Твоя истерика нам не пригодится. А вот если поможешь нам сориентироваться, подскажешь как нам кое-куда проще добраться, мы поделимся с тобой своими запасами, идет?

— Что вам от меня нужно? — щурясь спросил старик. — Может перестанешь светить мне в глаза?

Мик навел фонарь на джип и сказал, чтоб старик подошел. Пленник приблизился к машине, и Мик подошел к нему. Большой остался в темноте, держа вора на прицеле.

— Послушай, нам нужно в музей архитектуры. Как нам попасть туда? — спросил Мик будничным тоном.

— Музей архитектуры? А, так вы очередные искатели сокровищ. Не думаю, что вам что-то осталось. За последние лет десять таких, как вы здесь перебывало тысячами. Здесь обчистили уже почти каждый дом, а ты хочешь что-то найти в музее? Да его наверняка оприходовали в первый же день! Если честно, советовал бы держаться подальше от этого места.

— Слушай, если я захочу услышать твое мнение или совет, в следующий раз обязательно позвоню тебе. А сейчас ответь на вопрос, который я тебе задал, — не меняя тона, сказал Мик.

— Понятно. В общем, поедете прямо, до памятника двум космонавтам. Вы упретесь в него, повернете налево и доедете до кинотеатра, похожего на огромную половинку шара, там будут указатели улиц. Поедете по Красной Дневной до зоопарка. Завернете направо за зоопарк, и — старик задумался на несколько секунд, затем продолжил, — и потом еще несколько кварталов прямо, до огромного плаката с электростанцией, не заметить его не получится. Там повернете налево и через пару улиц увидите свой музей. Только сомневаюсь, что там что-то осталось, все грабят этот мертвый город.

— Не волнуйся, старик. То, что нужно нам, вряд ли у кого-то когда-то получилось взять, — спокойно ответил Мик. — Что ж, благодарю тебя, вот тебе, как и обещал.

Мик протянул старику упаковку шоколадок.

— Если будешь экономить, долго будешь кайфовать!

Старик жадно смотрел на цветную плотную упаковку. Он спрятал ее под рваный плащ и напоследок сказал путникам:

— Берегитесь подводных ям и берегитесь… водяных.

— Кого? — переспросил Мик с усмешкой.

— Увидишь сам…

С этими словами старик заспешил через КПП в город. Через минуту его уже не было видно и даже не было слышно шума воды от его шагов.

— Микки, ты поверил этому ублюдку? — приблизившись к машине, спросил Большой.

— Не знаю, но других ориентиров пока все равно у нас нет, и не предвидится, — ответил Мик, подумав о чем-то пару секунд.

— Я на счет водяных, Микки, — уточнил Большой. — О чем это он, как думаешь?

— А, да это, наверное, какая-нибудь местная группировка выживших. Вот их как раз можно будет замочить, если что.

— А, ну это да! — здоровяк воодушевился.

— Давай ложись, твоя очередь. Будем надеяться, что больше никто не нагрянет.

Остаток ночи прошел спокойно. Раннее утро осветило застывший город. Движение в нем создавали лишь отблески воды под легкими порывами ветра. Ханк проснулся рано и предложил напарнику ещё подремать. Мик принял предложение, а когда проснулся, обнаружил, что Большой тоскливо смотрел в потолок, откинувшись на спинку кресла.

— Опять ты передозировкой этой электронной чушью? — с укором спросил Мик.

— Ну, заодно подежурил, а ты отдохнул, — ответил Большой.

— Ты просто какой-то видеоманьяк. Псих чертов. Опять будешь гундеть?

— У меня беда, Микки. Я прошел «КвейкКомбат 7». А другие диски забыл в камере хранения.

Мик еле сдержал ухмылку. Он молча вышел из машины и отошел по нужде. Вернувшись, он решил подбодрить друга:

— Ну а ты на самом крутом уровне сложности теперь попробуй.

— Я и так играл на монстре, — искренняя печаль съедала Большого.

На этот раз Мик не смог сдержать улыбку. Он завел машину и медленно въехал в город. По бокам от дороги тянулись маленькие кирпичные домики с ветхими оградами, выбитыми стеклами и взломанными дверьми. Эти жилища наверняка были разграблены теми, кто хотел поменьше надышаться гадостями и побыстрее нажиться. Монотонный пейзаж по бокам улицы протянулся несколько кварталов, пока путники не уперлись в памятник, о котором говорил старик. Высотой он был метров десять и изображал двух космонавтов в шлемах с задранными забралами. Они жали друг другу руки и лица их выражали восторг.

Такой памятник можно было встретить во многих городах Новой Земли. Эти два человека первыми вычислили координаты этой планеты и первыми сошли на нее, собрав экспедицию. Их звали МаркусВердес и Нил Шрайбер. Благодаря этим людям человечество получило шанс начать все заново, с чистого листа. Новая Земля стала новым домом для тающей расы. И несомненно двое этих людей стали героями на все времена.

Мик повернул налево. Здания начинали подрастать. Теперь по пути попадались двух и трехэтажные строения. На многих висели потускневшие вывески названий магазинов или контор. Пустота давила на сознание. Слишком тихо, слишком спокойно. Только шум мотора и шепот обволакивающей колеса воды.

— Смотри, Микки, — Большой указывал в окно со своей стороны.

В переулке между домами возле нескольких мусорных баков, стоящих у стен, происходило движение. Но это не было движением живого существа. Скорее это явление походило на перемещение частиц, похожих на рябь неисправного монитора. Они образовывали своей совокупностью маленький смерч, который время от времени распадался, и частицы заполняли переулок на всю его ширину.

— Наверное, это и есть аномалия, о которых столько говорят, — сказал Мик, не скрывая явного удивления.

— Ну да, — подтвердил Большой, которому вообще казалось, что он стал свидетелем величайшего волшебства.

— Надо держаться подальше от подобного дерьма. Неизвестно как оно ведет себя при контакте с людьми, — проговорил Мик.

Они медленно продвигались дальше по водяному покрывалу улиц. Через несколько кварталов Мик остановил машину и заглушил двигатель. Большой вопросительно посмотрел на друга.

— Меня не покидает ощущение, что за нами наблюдают, — пояснил Мик.

— Не знаю, вроде ничего подозрительного, — оглядевшись ответил здоровяк.

— Держи ствол наготове, осторожность не повредит.

— Да я и так, вон, — Большой показал, что его обрез готов к пальбе. — Да даже вот так, сейчас — он засунул обрез под сидение, а сам проворно выудил из задней части джипа пулемет с тремя стволами.

— Во! Так тебе спокойнее?

— Да уж.

Мик вновь завел мотор, но тронуться не успел. Машину вдруг пошатнуло, кто-то или что-то ударило снизу. Большой резко открыл дверь и выскочил на улицу. Воды оказалось чуть выше колен. Машину вновь стукнуло, да так, что она немного подскочила.

— Большой! Залезь на что-нибудь, не глупи! — закричал Мик.

— Да я сейчас из кого-то фарш сделаю! Пусть только вылезет! — Большой вглядывался в мутную воду.

— Залезь вон на ту машину, твою мать! — кричал Мик.

Но Большой вдруг резко ушел под воду. Его утянуло за ноги. Несколько выстрелов прогремели в пустоту, здоровяк нажал на курок прежде чем скрыться в мутной воде. Мик быстро взобрался на капот джипа и, направляя пистолет в область исчезновения друга выкрикивал его имя. Здоровяк не появлялся из воды.

Но вот в стороне начали бурлить пузыри и из их скопления вырвался Большой с диким ревом. В одной его руке был пулемет, а вторая сжимала бесформенный и кровоточащий кусок мяса. Рядом с Ханком всплыла человекообразная фигура спиной вверх. И одновременно с этим со всех сторон над поверхностью воды начали возвышаться фигуры противников.

Это были водяные, о которых предупреждал старик. Фигуры напоминали человеческие, но лица были похожи на сплошной бугристый нарост, на котором еле угадывались маленькие точки глаз, но зато отчетливо виделись длинные губы, похожие на рыбьи. Пасти раскрывались, обнажая два ряда мелких, но острых зубов и издавая звуки похожие на крики раненных кабанов. Некоторые вновь скрылись в водной массе, остальные быстро направились к машине.

Большой начал стрелять. Мик тоже открыл огонь по другому флангу. Пулемет Большого разносил водяных буквально в клочья. Да и пистолетные пули Мика отрывали от противников куски, и те оседали вниз, оставаясь плавать на поверхности.

Выкрикивая грозные ругательства, Большой продвигался к машине, отстреливая по пути вездесущих мутантов. Мик тоже не упускал возможности всадить пулю в очередного противника, но водяные переставали появляться из воды. Их ряды, видимо, ощутимо редели. Вдруг по машине снова последовал удар, и Мик кувыркнулся с капота в воду. Под водой его схватили за горло скользкие перепончатые руки, и уродливый мутант прижал Мика к илистому дну. Водяной душил его. Мик потерял ориентацию от падения и резкого нападения и теперь не мог дать отпор водяному, оказавшись в проигрышном положении. Уродливое лицо водяного норовило вплотную прижаться к лицу Мика и откусить от него кусок. Мик начал паниковать и терять запас воздуха.

Вдруг водяной резко, неожиданно для самого себя, упорхнул вверх от парня. Мик вырвался из-под воды и, приходя в себя, увидел следующую картину. Большой держал этого мутанта на вытянутой руке и из пулемета расстрелял в упор в голову, от которой остались одни кровавые лохмотья.

— С тобой все нормально, Микки? — взволнованно спросил здоровяк, отшвырнув обмякший обезглавленный труп в сторону.

— Да, нормально, — отдышавшись ответил Мик. — Спасибо Большой.

— Да ты чего! — здоровяк расплылся в улыбке, подбежал и приобняв потрепал Мика по мокрым волосам. — Я ж завсегда!

Очередной выстрел Большого был настолько же неожиданным, насколько и появление очередного мутанта неподалеку.

— Твою мать! Теперь все дно в машине залило, — тут же разочарованно пробубнил Большой, будто и не было никакой бойни с невиданными мутантами.

— И одежду менять теперь надо. Микки, ну что за непруха!

— Большой, не ной. Лучше давай двигать отсюда, пока еще не нарисовались эти твари.

— Может мы их всех перебили?

— Может. А может и нет. Да и кто теперь знает какие еще тут обезьяны водятся. В этих я до последнего не верил. Ты их рожи видал?

— Ага. Как будто жопы, точнее половины жоп.

— Ну. А я пока под водой там кувыркался с этим уродом у него возле подмышек жабры разглядел. Вот приспособились, сволочи!

— Дерьмо, — Большой был обескуражен. — Когда же теперь высохнет плащ?

Мик в ответ только улыбнулся и отправился к машине. Друзья переоделись, перезарядили оружие и вновь двинулись в путь.

Через некоторое время неторопливого продвижения вглубь города перед взорами наемников из-за очередных пустующих построек появился кинотеатр. Он, как и описывал старик, действительно походил на торчащую из земли огромную полусферу из сшитых прямоугольных серебристых листов металла.

— Может, глянем какой фильм, Микки? Чего там идет? — подмигнул Большой.

— Ага. Сегодня фильм «Мокрозадые упыри терпят убытки», часть первая!

Большой усмехнулся и стал всматриваться в здание.

— Слушай, а может посмотрим, что там внутри, а? — аккуратно проговорил Большой.

— Ты чего это? Чего мы там забыли? У нас четкий маршрут и дело не терпящее отлагательств.

— Слушай, Мик, — Большой стал похож на канючащего малыша. — Ну просто тут же кинотеатр, а значит может и игрухи продавали там когда-то где-нибудь в холле. Ну может я по-быстрому гляну, а?

— Вот ты даешь, Большой! — Мик искренне негодовал. — Какие, к чертовой матери, игрухи? Мы что с тобой на курорте? Надо сделать дело и валить отсюда ко всем чертям. Меня это место напрягает, не говоря уже о том, что оно медленно нас убивает. А ты, как обычно.

— Микки! — Большой начал изображать строгого. — Почему ты такой бессердечный? Как будто я прошу чего-то невероятного! Ты проявляешь некорректную безучастность к моим потребностям…

— Все! — Мик крикнул, но при этом на губах его играла улыбка. Он аккуратно свернул с основного пути к кинотеатру. — Ладно, только не гундось пожалуйста, Большой! Ей богу! И где ты только так умничать научился.

Машина остановилась. Большой выпрыгнул в воду и медленно направился к входу в округлое здание.

— Давай не долго там, — дал напутствие Мик. — И аккуратнее давай!

— Без проблем, Микки!

Большой вошел в фойе кинотеатра и поднялся по ступеням в большой просторный холл. Вода до уровня пола холла не доходила, здесь было сухо. Но разгром был полный. Все перевернуто, разбросанно и поломано. На стенах рваные и кое-где целые афиши. Большой прошелся по периметру, заглянул в кассовые помещения, во все покоробленные встроенные павильоны, но не нашел предметов своих поисков. Зато до его слуха донеслись слабые звуки, которые ему показались похожими на голоса. Здоровяк потихоньку прошагал по направлению ко входу в один из кинозалов и приоткрыл массивную дверь. Сразу за дверью обзор скрывала занавеска, как и в любом кинозале. Большой отодвинул ее дулом обреза, с которым не расставался, и в образовавшуюся щель узрел неожиданную картину.

В конце раскинувшегося, уходящего по наклону вниз зала с множеством рядов кресел, возле самого полотна находилась группа людей. Их освещали многочисленные огоньки расставленных всюду свечей. Все они были одеты в какие-то нелепые лохмотья ярчайших расцветок и располагались вокруг импровизированного стола из каких-то ящиков, на котором лежала привязанная за руки и ноги извивающаяся девушка. Она выкрикивала ругательства и требовала, чтобы ее отпустили, но группа этих чудно одетых людей в составе девяти человек, как успел приметить Большой, была будто зомбирована одним из них. Он находился у головы девушки и произносил какие-то нечленораздельные завывания подняв вверх руки. Очевидно, он являлся их главным и, по всей видимости, здесь происходил какой-то обряд. А надрывающая глотку девчонка, судя по всему, должна была стать жертвой, так-как Большой разглядел во вскинутых руках главаря шайки блеснувшее лезвие.

— Сеанс окончен! Расходимся! — прервал здоровяк ритуал своим жестким басом.

Все разом обратили взоры на вход в зал, где возвышалась темная фигура Большого в слабой подсветке дверного проема. Он направлял на шайку недоделанных сатанистов дуло обреза. Они явно не ожидали гостей, и Большой определенно застал их врасплох. Но замешательство сатанистов продлилось недолго. Разом они бросились на пол, укрывшись за рядами сидений. Большой сразу-же присел на корточки за кресла со своей стороны зала. Тут же из-за спинок первых рядов появилось дуло ружья и прогремело несколько выстрелов.

Мик услышал стрельбу в здании и, прихватив пулемет Большого, бегом заспешил внутрь. Очутившись в холле, он по звуку сориентировался, где шла пальба и ползком приблизился к двери в кинозал. Он увидел сидящего в укрытии за креслами Большого, который жестом показал ему быть тише и внимательнее. Мик кивнул и швырнул по полу Большому пулемет. Здоровяк расплылся в улыбке и, как будто, расслабился. Он положил обрез на пол, взял пулемет и показал жестом, чтоб Мик полз к нему. Пока Мик быстро перемещался, с первых рядов послышался гнусный прокуренный голос:

— Эй, детина! Проваливай отсюда по добру! Мы гнаться за тобой не будем, не ссы! А не свалишь, потом не плачь!

Большой ухмылялся втихомолку, подмигивая Мику, затем лицо его сделалось грозным, и он прогремел в ответ:

— Тот, кто сейчас это вякнул, будет умирать долгой и мучительной смертью! На остальных зла не держу, можете уйти с миром, дети мои! — он опять ухмыльнулся и подмигнул напарнику.

— Ну как знаешь, — ответил тот же гнусный и наглый голос.

— У них там девчонка привязана, грохнуть хотели, — шепотом вкратце описывал ситуацию Большой, — их девять человек. Похоже, отморозки конченые, выглядят невменяемо. Про тебя похоже еще не догадываются, думают, что я один. Давай, я с той стороны, ты с этой.

Большой тихо пополз к левому краю ряда, Мик остался с ближней ко входу стороны. Тем временем на другом конце зала тоже происходили какие-то движения, сектанты шушукались и, видимо, тоже замышляли атаку. Большой выглянул из-за кресел и тут же пустил очередь вдоль рядов, где уже приближались гуськом трое противников. Все трое распластались на полу со страшными смертельными ранами. В этот же момент Мик со своей стороны тоже уложил троих выстрелами. Теперь противники были в курсе, что Большой не один. Но сейчас их осталось всего трое.

— Хитрые, суки! — прокричал главарь сектантов.

— Мое предложение еще в силе, — ответил Большой.

Тут один из оставшейся банды встал из укрытия, поднял руки и со словами, что хочет уйти, направился было вдоль рядов, но через секунды прогремел выстрел, и наглый взбешенный голос прокричал: «Трусливый ублюдок!» Теперь горе-сатанистов осталось двое. Их главарь, похоже, ни при каком раскладе не собирался сдаваться. Теперь уже Мик с напарником, обменявшись жестами, направились вдоль рядов по разным сторонам по направлению к противникам. У одного из сектантов сдали нервы, и он просто поднялся из укрытия с отчаянным криком, который должен был, видимо, придать ему шансов для победы, но даже не успел выстрелить из своего самопального ружья. Большой стрелял очень точно и очень быстро. Клочья мяса разлетелись из груди сектанта, и он отшатнулся и упал спиной на связанную девушку на импровизированном столе. Впервые за все время перестрелки они взвизгнула, а то Большой уже было начал думать, что ненароком ее прихлопнул.

— Тебе конец, ублюдок! — проревел Большой. — Лучше застрелись! Я предупреждал тебя!

— Послушай его! — поддержал Мик моральный прессинг. — Хуже ведь тебе будет, придурок!

— Идите в задницу, хмыри! — прокричал в ответ все тот-же наглый голос и зашелся в нервном судорожном смехе.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 18
печатная A5
от 542