электронная
18
печатная A5
313
12+
Каково быть вундеркиндом

Бесплатный фрагмент - Каково быть вундеркиндом

Жизнь Паши Коноплёва

Объем:
172 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4474-8140-7
электронная
от 18
печатная A5
от 313

Гений — это норма жизни, до которой мы все никак не дорастем.

Неизвестный автор

Гений — это долгое терпение.

Жорж Луи Бюффон

Гений — это долгое нетерпение.

Поль Кюдель

Начало

Утром двадцать пятого, в четверг, я проснулась от небывалого счастья. Раннее солнышко светило сквозь голые, без занавесок, больничные окна. На соседних кро­ватях досматривали сладкие утренние сны мои соседки по больничной палате. А я почему-то проснулась в такую рань. Сладко потянулась — и почувствовала что-то теплое, необыкновенно приятное. Это роды начались.

…Он родился быстро, не причинив мне боли. В этой жизни он все делал быстро: быстро говорил, быстро ходил, очень быстро всему учился и очень быстро, молниеносно думал.

В тишине родовой палаты врач спросила: — Ну что же ты не спрашиваешь, кто у тебя? Мальчик!

— Но почему он молчит?!

— Сейчас, сейчас! — они с медсестрой что-то торопливо делали, и он заплакал. Тихо и печально.

Врач поспешила меня успокоить: — Слышишь, он тянет: МАА-МА!

Было похоже. Но печально.

Ночью я лежала без сна в больничной палате, рядом тихо посапывали мои новые соседки. Меня переполняла любовь к этому новому маленькому существу, которое было частью меня, а теперь нас двое. Две мировые Вселен­ные.

Небывалое счастье. «Счастье» — это слово бывает толь­ко в единственном числе. Сразу несколько счастий — так не говорят. Счастье — сиюминутно, потому что неуловимо связано с понятием «сейчас».

Но ощущений счастья — великое множество. Это мое счастье бессонной ночью в палате родильного дома имело аромат цветущего яблоневого сада…

Павлику два месяца, и он очень осмысленно улыбается нам

Детство

Как Павлик был занят

Павлику восемь весяцев

Маленький Павлик еще только учится говорить. Смысл некоторых слов, которые впервые слышит, он додумы­вает сам.

Вот он впервые пробует яичницу, сидя за столом на кухне на высоком детском стульчике. Яичница ему очень нравится. В этот момент кто-то зовет его из комнаты.

А я откликаюсь: — Паша занят!

В голове Павлика тут же устанавливается связь между вкусным новым блюдом, названия которого он еще не знает, и незнакомым словом «занят».

Через несколько дней Павлик видит, что на плите жарится яичница. Он заранее берет вилку и солидно так говорит:

— Сейчас я буду занят!

Паше полтора года.

Задача о проворной мухе

Когда Павлик был совсем маленький, участковый педи­атр любила испортить настроение и сказать, что он отстает в развитии. Вот муж и попробовал проверить развитие трехлетнего сына. Стал спрашивать его про яблочки в корзине: в одной корзине два яблочка, в другой — одно. Их положили вместе в одну корзину. Сколько стало? Пав­лику эта игра очень понравилась, и он сам стал просить: — Давай поговорим «про яблочки». Так и научился хорошо считать: складывать, вычитать, делить, умножать.

У нас и в мыслях не было вырастить вундеркинда, мы этого боялись. Мы просто хотели, чтобы он не отставал в развитии, как говорила участковый педиатр. Занимались мы этим совсем мало, и только по его желанию, это была такая игра. Дальше он шел сам, и часто он удивлял нас сво­им подходом к делу.

Однажды мы были в гостях у родных. Все восхищались, как четырехлетний Павлик быстро и хорошо считает. Видя, что это всем нравится, Павлик просил задавать ему все новые задачи. Наконец, мы устали придумывать задачи, и один из гостей, преподаватель Бауманского института, всем подмигнул и задал такую задачу:

«Между пунктами А и Б — 200 километров. Из А в Б вышел поезд со скоростью 50 км/час. Одновременно из пункта Б в А вылетела муха со скоростью 100 км/ час. Она долетела до поезда и тут же полетела обратно. Прибыв в пункт Б, она снова полетела навстречу поезду и так далее — до тех пор, пока поезд прибыл в пункт Б.

Сколько километров пролетела муха?

Все радостно переглянулись: считать тут придется дол­го. Вычислить, сколько пролетела муха до первой встречи с поездом и обратно, сколько — до второй и так далее… Задача на суммирование отрезков, операции с бесконечно малыми величинами, которую точно можно решить только интегрированием.

Павлик ушел в соседнюю комнату и начал было вычис­лять. Про интегралы он не слышал, поэтому перешел к рассуждениям:

— Муха летела все время, пока шел поезд, то есть 200 км: 50 км/ч = 4 часа.

За это время муха пролетела 100 км/часх4 часа = 400 км.

Не прошло и пяти минут. Тут Павлик выглянул из комнаты с довольной физиономией и сказал ответ. Он рассказал взрослым, как он сначала хотел решить задачу, и как решил.

Паше четыре года

Автомобиль в подарок

…Она познакомилась с будущим мужем, когда тот в лаборатории рисовал на листе бумаги проект своей мечты — самодельный автомобиль-багги. Он говорил, что будет приезжать на нем на работу. Она дергала плечиком: какие легкомысленные мечты для молодого специалиста! Кто же позволит на самодельном багги ездить по городу!

…Когда их сын был совсем маленьким, у соседского мальчика на даче был педальный автомобильчик. То ли Павлик был трогательным, то ли мальчик добрым — мальчик часто разрешал ему покататься. Павлик быстро научился виртуозно водить этот автомобильчик и выделывал заме­чательные пируэты и головокружительные повороты!

Ко дню рождения, четырехлетию, все родственники собрали деньги и купили ему такой же автомобильчик. Потрясенного Павлика усадили в него, но он никуда не поехал. Он сидел и плакал.

Исполнение желаний — это всегда чудо, это огромная радость. И когда радость велика, ее бывает трудно пере­жить…

К лету Павлик освоился и лихо колесил по улицам дач­ного поселка на своем автомобиле, как когда-то мечтал ездить на своем собственном багги его папа.

Паше четыре года

Откуда берутся дети

Я со смятением ждала момента, когда мой Павлик спросит:

— Откуда дети берутся? Откуда я взялся?

Сама-то я в детстве замучила маму этими вопросами. Она почему-то всегда сердилась и не отвечала.

Павлик задал мне этот вопрос лишь однажды. И пока я барахталась наподобие двоечницы, не зная, как лучше ответить четырехлетнему мальчишке, Павлик потерял интерес к теме и перевел разговор на другое.

Но когда ему было уже пять, он завел разговор о том, что хорошо бы ему иметь сестренку или братика.

— Да ведь денег у нас нет, и очереди, видишь, какие большие? — ответила я, имея в виду распространенную родительскую легенду, что детей покупают в специальных магазинах.

— Ты что, мама? Не знаешь, откуда дети берутся? Да ты книжки почитай!

Паша к тому времени читал много, и все замечательно стройно укладывалось в его светлой умной головке. Иную информацию он уже тогда умел выудить между строк, путем обобщений, сопоставлений и умозаключений. Больше мы с ним к этой теме не возвращались.

Паше пять лет

Паша дошкольник

Пашины логарифмы

В то время я работала в институте и часто брала работу домой. Справочники, графики на миллиметровке, лога­рифмическая линейка, университетские учебники…

Паше только что исполнилось семь лет, когда он спро­сил меня, что за линейка со стеклышком лежит у меня на столе. Я ответила, что это логарифмическая линейка, которая помогает быстро умножать и делить большие чис­ла с помощью логарифмов. Потому что логарифмы позво­ляют заменить деление и умножение чисел на сложение и вычитание их логарифмов.

Паша еще спросил: — А что такое логарифмы? Я отве­тила, как учили в школе: это показатель степени, в которую нужно возвести основание логарифма (обычно число 10), чтобы получить заданное число.

Про показатель степени, да еще дробный, я говорила семилетнему ребенку, который еще не учился в школе. Я думала, что это понятие ему незнакомо, но он ничего не спросил. Мы с ним всегда общались на равных, никогда не говорили: «ты не поймешь, тебе еще рано». Павлик не был назойливым или капризным, какими часто бывают дети, требуя к себе внимания. Он задаст вопрос, получит простой и ясный ответ и сам разбирается, что-то чертит, вычисляет.

Я потом пробовала таким образом заниматься с детьми моих друзей и знакомых, ничего не получалось. Им было неинтересно, они не хотели. Павлик изначально был дру­гой.

Наш разговор о логарифмах случился на прогулке, и нельзя было показать логарифмическую линейку в рабо­те. Я просто привела пример, что логарифм двух по осно­ванию десять равен 0,301.

И все. Дальше мы говорили на другие темы.

На следующий день возвращаюсь с работы — а Павлик построил на клетчатой бумаге график логарифмической функции. Откуда взял значения логарифмов?

Павлик объяснил: — Ты ведь сказала, что логарифм 2 по основанию 10 равен 0,301. Значит, логарифм 1/2 равен логарифму 1 минус логарифм 2. А логарифм 5 равен лога­рифму 10 минус логарифм 2, и так далее…

Ну, знаете ли, мы такие действия, напрягая мозги, с помощью учителя производили только в десятом классе!

Я была поражена! Вижу, что ему интересно, достаю книжечку — логарифмические таблицы. Отсюда мы в школе и в вузе узнавали значения логарифмов разных чисел, когда было недостаточно точности логарифмиче­ской линейки. А Паша бегло просмотрел эти таблицы и говорит, что и без них может в уме вычислять логарифмы разных чисел. Он запомнил из таблицы значения логариф­мов двух, трех, семи и комбинируя их, действительно быстро и точно вычислял.

Конечно, это не было открытием. Но семилетний ребе­нок своим умом дошел до математического аппарата, созданного крупнейшими математиками!

Я, например, со своим неплохим школьным и универ­ситетским образованием была уверена, что вычислять логарифмы в уме невозможно. И я никогда не встречала людей в нашей научной среде, которые могли бы это делать.

Паше семь лет

Хочу чаю!

Эту миниатюру для нашей домашней стенгазеты Пав­лик придумал на ходу в семь лет после прочтения малень­кой смешной книжки «Физики шутят».

До этого он перечитал мои университетские учебники по физике, химии, термодинамике. Поэтому свое желание изложил безупречно точно! В научных терминах.

— Мне хочется принять внутрь небольшой образец (около 200 миллилитров) раствора танина, точка кото­рого на диаграмме состояния уже пересекла кривую кипения и затем снова двигается к кривой замерза­ния, находясь на участке, соответствующем жидкой фазе в районе 320 градусов Кельвина!

Паше семь лет

Письмо к Деду Морозу

Павлику Коноплеву 7 лет, и он учится в первом классе. Он уже давно перечитал множество книг, быстро делает любые вычисления, придумал в уме вычислять логариф­мы…

И в то же время он верит, что на свете есть Дед Мороз, который исполняет сокровенные желания. И Павлик пишет ему искреннее письмо, где не только просит пода­рок, но и поздравляет Деда Мороза с Новым годом, и жела­ет ему хорошего житья на Северном полюсе.

Упоминание о Северном полюсе вызвало из памяти Павлика задачу, которую он когда-то решал по книге для старшеклассников и студентов, и вот что у него получи­лось:

«Дорогой Дед Мороз!

Скоро Новый год. Я прошу Вас подарить мне мою
мечту — игрушечный вертолетик

Дед Мороз! А Вам я желаю хорошее житье на Север­ном полюсе, и чтобы Вам было весело с ребятами.

А кроме этого мне хочется задать Вам вопрос: где Вы окажетесь в конце концов. выйдя из Москвы и идя на северо-восток?

И кроме этого. я поздравляю Вас с Новым годом.

Павлик Коноплёв».

Вопрос к Деду Морозу далеко не так прост, как кажется на первый взгляд. Кто интересуется — вот решение этой задачи из учебника для вузов:

http://n-t.ru/ri/mk/sk001.htm

Паше восемь лет

Сталкер

Павлику только что исполнилось восемь, когда на экра­ны вышел фильм Андрея Тарковского «Сталкер». Мы смот­рели его в кинотеатре в первые же дни показа, с трудом раздобыв билеты. К тому времени Павлик уже прочел «Пикник на обочине» Стругацких.

Были зрители, которые вставали и уходили из киноза­ла, им было неинтересно. Солидный дядечка рядом с нами в середине фильма заснул и сладко храпел.

Паша глядел на экран во все глаза. В его возрасте дети редко могут надолго сосредото­читься. А он всегда это мог, если ему было интересно.

Вот Профессор на экране говорит монолог у старого колодца и бросает в колодец камень. Паша внимательно выслушал сложный монолог, а одновременно по звуку падения определил глубину колодца. Он шепнул мне на ухо: — Глубина колодца 33 метра!

Он никого не хотел удивить, просто для его быстрого ума в окружающей жизни было мало работы, и он находил ее в самых неожиданных местах!

Паше восемь лет

Космонавтам чайку попить

В нашем доме хранится детский карандашный рису­нок — проект «космического чайника», сделанный Павли­ком в восьмилетнем возрасте. Он учился тогда в четвертом классе, куда он перешел сразу из первого.

Павлик уже не раз перечитал книжки писателя Перель­мана о занимательной физике, занимательной математике и другие. Оттуда он узнал о невесомости в космосе и проникся сочувствием к нашим космонавтам, которые подолгу живут в космическом полете в состоянии невесо­мости и испытывают огромные житейские неудобства.

Ну как, например, им горячего чаю попить? Мы и не задумываемся, почему вода в чайнике закипает у нас на плите. А потому что нижний слой воды нагревается от дна, становится легче и поднимается кверху, его заме­щает холодный слой, который тоже нагревается и всплыва­ет, и так далее. В школьном учебнике физики это явление называется конвекцией.

Но там, где нет силы тяжести, там нет и конвекции! Вода, прилегающая к нагревательному элементу, будет перегреваться до взрывоопасного состояния, остальная вода будет холодной, ведь теплопроводность у воды довольно низкая. А горячего чаю, такого, как дома, космо­навтам хочется. Вот Павлик и придумал для них специаль­ный чайник, где вода и в невесомости будет нагреваться до 100 градусов.

Хотя этот проект чертила неловкая детская рука, здесь все правильно, не сомневайтесь! Хоть сейчас в производ­ство запускай. Пояснения к чертежу, правда, пронумерова­ны в обратном порядке. Позже я встречала такую обратную нумерацию в японских изданиях. Наверное, так правиль­нее.

Проект электрического чайника для космонавтов.

Идея проста и понятна каждому, учившему в школе физику. Но до такой постановки задачи не каждый доду­мается. Я, например, была удивлена. Никто Паше такую задачу не задавал, это его желание помочь космонавтам. Паша мне тогда объяснил действие устройства в его проек­те, и с точки зрения физики здесь все безупречно.

Суть идеи такая. Чтобы в отсутствии силы тяжести и конвекции вода в чайнике равномерно нагревалась во всем объеме, конвекцию имитируют вращающиеся от электродвигателя лопаточки, которые перемешивают воду. Предусмотрено и температурное реле, чтобы вода нагревалась только до 100 градусов Цельсия. А компрессор создает необходимое для закипания давление. Ведь при пониженном давлении температура кипения будет ниже ста градусов.

Все учёл!

В проекте есть даже «малотеплопроводящие подстав­ки» на ножках чайника и магниты, которыми чайник кре­пится к стенке, чтобы он не летал в невесомости по кабине. Такому чайнику ведь все равно, в каком положении рабо­тать, когда нет понятий «верх» и «низ».

Автономный источник электричества тоже предусмот­рен (наверное, аккумулятор), ведь в кабине космического корабля вряд ли есть электророзетки.

Еще надо поискать Пашин рисунок «Космический молоток». Ведь обычный молоток в условиях невесомости не может выполнять свою функцию. Кто помнит школьную физику — угадайте решение!

Паше восемь лет

Лампочка на планете Плутон

Идем мы с Павликом из школы домой. Он тогда первый класс заканчивал. В марте было дело. Ему только что восемь лет исполнилось.

Обсуждаем мы, о чем будет новый номер нашей домашней газеты «Последние сельские новости». И Паша говорит:

— Я напишу рассказ про космический полет на Плутон.

Я возражаю:

— Да что там на Плутоне делать? Там совсем темно. Солнце светит наподобие лампочки в 15 свечей.

Это я в детстве начиталась популярных книжек по астрономии и запомнила эту цифру.

После мы минуту-другую шли молча. Обычная пауза для разговора. И он сказал:

— Ты ошиблась в шесть с половиной раз.

Я не сразу включилась, о чем речь. А Паша поясняет: — Солнце в зените на Плутоне светит, как лампочка в сто све­чей.

Я спрашиваю: — Где ты это прочитал?

— Я не прочитал, я сейчас посчитал.

За эти несколько шагов он решил задачу.

Я тут же стала расспрашивать, а он охотно рассказал. Паша использовал табличные данные, которые знал на память (из моих же любимых научно-популярных книг и моих университетских учебников).

Расстояние от Солнца до Плутона 40 астрономических единиц.

Звездная величина Солнца, наблюдаемого с Земли при­близительно минус 27.

Звездная величина 1-ваттной лампочки, удаленной на 1 метр, равна минус 14 (вот эту цифру я не знала!).

Решение:

Квадрат расстояния Плутона от Солнца 1600 астроно­мических единиц.

Десятичный логарифм 1600 равняется 3,2 (ну, это он в уме запросто).

3,2: 0,4=8 (0,4 — это десятичный логарифм отношения яркости звезды «N» -ой величины к к яркости звезды «N+1» -ой величины.

И тогда получается, что звездная величина Солнца, наблюдаемого с Плутона, равна

27 — 8 = 19.

Теперь: 19 — 14 = 5 — это разница между звездной вели­чиной Солнца на Плутоне и звездной величиной одноватт­ной лампочки с расстояния в 1 метр.

Осталось возвести «световое отношение» яркости звез­ды «N» -ой величины к «N+1» -ой, а именно 2,512, в пятую степень. Для быстроты вычисления он округлил до 2,5 и тут же на ходу умножил это число само на себя пять раз.

ПОЛУЧИЛОСЬ: 100 СВЕЧЕЙ!

Я обалдела.

С высоты моего университетского физфаковского обра­зования — в решении все правильно. И все эти табличные данные есть в справочниках и учебниках, которые у нас дома. Но чтобы так ловко и красиво их применить прямо на ходу!

Я постаралась бы решить такую задачу, если бы мне ее задали. Обложилась бы справочниками, консультиро­валась бы с действующими астрономами… За несколько дней, может быть, и решила бы.

Нам от школы до дома идти меньше десяти минут. Дома я попросила Пашу записать на бумаге его решение, чтобы еще раз внимательно проверить. Он написал свои вычисления на клочке.

Задача об освещенности малой планеты Плутон. Словесные пояснения
сделаны маминой рукой.

Все безупречно!

И все же не верилось, что первоклашка, идя из школы с мамой за ручку, мог оперировать такими понятиями!

Павлик много подобных интересных задач придумы­вал и тут же остроумно решал. Я рассказываю об этой зада­че, потому что сохранилась запись.

Паше восемь лет

РЕПЛИКИ ДРУЗЕЙ В ИНТЕРНЕТЕ

Ostreuss

Интересно бы проверить. Что-то сто ватт на рассто­янии метр — это очень много. Не верится.

Мой ответ: Ostreuss, это аналог солнечного освещения Плутона в полдень на экваторе. Для сравнения — у меня сейчас над рабочим столом лампочка накаливания 75 Ватт. Расстоя­ние меньше метра. В темной комнате этого достаточно, чтобы читать текст, видеть клавиатуру. Но по сравнению с нашим полуденным солнышком это ничто. И все же сле­тать на Плутон стоит!

Я вскоре привыкла, что Паша знает всё, и он никогда не ошибается. Иногда мы с ним спорили и даже заключали пари, чья информация верная. Он выигрывал всегда! После этого я больше никогда не сомневалась в том, что он гово­рил.

Когда мне нужна была какая-нибудь информация по рабо­те, я иногда просто спрашивала Пашу. И знала, что эту информацию можно не проверять, она точная. Я, так ска­зать, эксплуатировала детский труд.

mrPiwor

Мой 10-летний сын, которому я рассказал о Паше, поздравляет Вас с Днем его Рождения!

Моя жена сказала: «Какое счастье, что рождаются такие дети!»

А я, как всегда, стал обвинять во всем Бога, но жена спро­сила: «А ты достоин жить рядом с таким человеком?» И я сразу заткнулся.

Azur

Наташа, я восхищаюсь Пашей! Он за свою короткую жизнь успел узнать и сделать столько, сколько немногим из людей удается за несколько десятков лет. Он будто жил в другом измерении, где время течет быстрее.

Анна_Авой

Как много он мог бы сделать. Как много он делает сей­час…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 18
печатная A5
от 313