электронная
89
печатная A5
457
16+
Изумрудная проза

Бесплатный фрагмент - Изумрудная проза

Роман

Объем:
332 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-3568-6
электронная
от 89
печатная A5
от 457

Глава 1

Мудрец по имени Владимир Фомич решил основать подводный дом на дне океана, где лежал гидрат метана, напоминающий подводный снег. Этот снег окружал соленое озеро, расположенное на большой глубине. На поверхности озера можно было лежать и качаться на волнах, находясь при этом на дне океана. Вокруг соленого озера на гидрате метана росли водоросли, которым было более двухсот лет.

Владимир Фомич предложил Марине поучаствовать в экспедиции на дно океана в районе Бермудского треугольника. Она невольно согласилась на участие в подводном эксперименте, раз на этом настаивал сам Владимир Фомич.

Прекрасное было дно у Бермудского треугольника, когда гидрат метана таял, выбрасывая на поверхность океана газ, который захватывал корабль и топил его, помещая в соленое озеро на вечное хранение. Поэтому Нептун Бермудского треугольника был самым знаменитым.

Прежде чем построить подводный дом, Владимир Фомич предложил опустить на дно океана предполагаемых жителей в глубоководном батискафе. Среди донной растительности он был намерен построить подводный дом. Он набирал команду для необыкновенной жизни в пучине океана, на берегу озера.

«Все просто, — думала Марина, — когда у меня нет любви, то я чувствую себя человеком в соленом озере, расположенном на дне океана. Но нормальный мужской взгляд способен поднять меня из глубин океана и опустить на берег жизни».

Марина опустилась в батискафе на дно океана, точнее на берег соленого озера. Посмотрев в иллюминатор, она сказала Владимиру Фомичу:

— Прекрасный вид из окна. Я, пожалуй, соглашусь на жизнь в данном месте.

И услышала неожиданное возражение Владимира Фомича:

— Марина, куда тебя несет? Как ты сможешь жить в соленой воде, на берегу еще более соленой воды?

— Владимир Фомич, представляете, у меня будет дача на дне Бермудского треугольника! Это самое необыкновенное место на Земле, — сказала Марина и посмотрела в иллюминатор на место будущего строительства. Растительность в виде кораллов живописно простирала свои необыкновенные стебли. — Место волшебное, почему бы его не освоить. А что до финансовых затрат, то этот вопрос меня не касается, — и вновь она посмотрела в иллюминатор: за стеклом проплывали странные существа, которые ей понравились, и она решила, что они будут ее домашними животными на будущей подводной даче.

Владимир Фомич не выдержал и нарочито спросил:

— Я все понимаю, но не понимаю, как жить на дне океана?

— Владимир Фомич, покажите мне дно океана в этом месте! Вы его видите? Нет! Понимаете, у Бермудского треугольника два дна! Редчайшее место на Земле! — возразила Марина будущему соседу по подводному поселению.

— Конечно, самое оно для подводной дачи! — несколько ехидно ответил Владимир Фомич. — Марина, океан в этом месте нашей стране не принадлежит! Кто мне даст возможность здесь строить подводный дом? Ты что, думаешь, люди не заметят грузы для строительства подводного дома?

— Владимир Фомич, еще раз посмотрите в иллюминатор: сюда грузы доставят на подводной лодке! Есть новая подводная лодка для таких целей, а в Бермудском треугольнике я не заметила пограничников. Вы их видите? Нет. И я не вижу, значит, подводная лодка пройдет только так, — убежденно закончила Марина свою речь.

— Марина, хватит говорить, мы поднимаемся, — сказал Владимир Фомич.

На поверхности океана творилось нечто страшное. Волны захлестывали корабль, словно океан не хотел отпускать людей из своих глубин. Марине показалось, что сам Нептун Бермудского треугольника поднимал волны, хотя она была на дне океана и Нептуна там не видела.

Команда будущих жителей подводного царства отличалась сплоченностью и умением противостоять стихии. Они победили волны Нептуна, или им так показалось. Нептун побушевал на море и стих: это к нему прибыла госпожа Нимфа в ступе и замолвила слово за свою команду.

Марина дала согласие быть постоянным жителем дома, расположенного на дне океана. Для нее все казалось предельно простым. Она знала, что купол сооружать над домом не будут, его быстро заметят. Воздуха на дне нет, оставался скафандр вместо батискафа для местных прогулок. Она чувствовала ловушку и понимала, что попала не в шутливую историю.

Действительно, для жителей подводного царства готовились доспехи в виде морских животных, для которых океан является местом для жизни. В качестве доспехов подводным жителям выдали герметичные костюмы в виде осьминогов.

Правда, самих осьминогов на дне океана в этом месте не было.

Владимиру Фомичу предстояло стать осьминогом вместе с Мариной. Жить им надлежало в доме без кислородных масок, а плавать в океане они могли в костюмах осьминогов, в щупальцах которых было место для рук, ног, головы и кислородного баллона.

Подводная лодка подогнала тяжелые каменные кубики, опустила их на берег соленого озера, на подводный снег. Водолазы в скафандрах в виде осьминогов легко построили из них дом. Дом изнутри покрыли непроницаемой оболочкой и закачали воздух.

Так что когда Марину второй раз опустили на берег озера на дне океана, она с удивлением увидела нормальный подводный дом. Правда, чтобы попасть в него, надо было пройти через камеру, уравнивающую давление, сопоставимое с жизнью человека.

«Все в мире предельно просто», — мелькнуло в ее голове.

Два осьминога вплыли в дом, и вскоре встретились за одним столом в нормальной одежде. Они еще не успели рассмотреть друг друга, как дом закачался, вокруг него забурлила, закипела вода. Дом стал всплывать, потом резко опустился в соленое озеро. Герметичность дома сохранялась, но жители дома вцепились в стол, имеющий по контуру ручки. В глазах людей промелькнул испуг.

На время вокруг дома появилась совсем другая вода, люди видели ее в иллюминаторы. Послышался рев двигателей, дом вновь всплыл из соленого озера и опустился на прежнее место. Марина знала, что дом снабжен автоматической системой самосохранения, но не предполагала, что все настолько серьезно.

Общая комната казалась спасительным местом, где сидели жители подводного дома, держась за стол, боясь от него отойти в сторону. О том, что с ними может произойти, им не говорили. Марине показалось, что все вокруг дома покрылось болотной тиной, но тина в этом месте океана не росла.

Из чего сделан дом, она не знала. И почему она согласилась на эту экспедицию? Ответа у нее не было. Она даже первые этажи посещала с трудом, ощущая давление бесконечных этажей. На дне океана на нее давила огромная масса воды, словно небоскреб. Неожиданно чувство страха прошло, люди заговорили одновременно. И вскоре замолчали.

Владимир Фомич взял командование на себя, почему он раньше не приступил к своим обязанностям — непонятно. Он знал больше всех, у него были инструкции по эксплуатации подводного дома. И он сознательно согласился на экспедицию. Владимир Фомич рассказал о правах и обязанностях жителей подводного дома.

Марина слушала и думала, почему раньше им ничего не говорили. И сама ответила: люди бы не согласились опуститься на дно. Иногда большие глупости по незнанию легче даются.

Марина оторвалась от стола и решила осмотреть дом. В подводном доме оказалось две спальни, одна общая комната, кухня и несколько закутков. В голове возникли простые вопросы:

— Где взять воду среди воды?

— Где взять электроэнергию?

Ответы дал Владимир Фомич. Оказывается, воду брали из океана для различных нужд и очищали от солей. Питьевую воду Марина обнаружила в цистерне, с ней домик и погрузили на дно. Отлично!

У людей все было, кроме возможности для прогулок. Но и этот вопрос был решен: люди будут плавать в скафандрах осьминогов по расписанию, по два человека. Марина немного повеселела, а если у нее появилось настроение, то оно незамедлительно появлялось у Владимира Фомича.

Самое главное, что они были не просто на дне океана! Они находились на берегу подводного озера с более тяжелой водой и со своим берегом. То есть некое ощущение берега у них сохранялось, и это было необыкновенно важно в такой ситуации. Кроме того, дом меньше всего напоминал подводную лодку или батискаф. Жителям подводного дома сохранили ощущение домашней обстановки, предстояло наладить личные контакты.

Владимир Фомич сказал, что он главный в подводном доме, против него никто не возражал.

Оставался человек, который не проявлял себя никак. Владимир Фомич и странный человек быстро ушли в свою каюту. Марина не успела разглядеть третьего жильца подводного дома, когда все были объяты неизвестностью вокруг стола. Владимир Фомич сказал, что тепловой режим под домом пришел в норму и дом встал на свое место.

Марине захотелось спросить, когда яблони посадят, но она промолчала. Владимир Фомич добавил, что проблем с подачей воздуха и света не должно быть. Задача всех жителей подводного дома — жить с максимальным комфортом на отведенной герметичной территории.

Марина ушла в комнату, которую Владимир Фомич выделил ей в качестве спальни. Она ожидала увидеть две кровати, привернутые к полу, либо двухъярусную кровать и встроенный шкаф. Но была приятно удивлена. В комнате стояли две приличные кровати, над каждой кроватью висел ковер ручной работы с камнями — самоцветами. Комната имела удлиненный вид. Дверь в комнату находилась по центру одной стены, а напротив входа над двумя столами висело зеркало. С двух сторон от входа стояли шкафы с витиеватой отделкой. Зеркало по контуру было разрисовано такими же завитушками.

Комната хоть и была одна на двоих, но стоила немалых денег, если судить по креслам, стоящим с двух сторон от зеркал. Кресла из тонкой кожи с жатыми завитушками были великолепными творениями неизвестного автора. Перед креслами стояли столики с мраморными столешницами в тон кожи кресел. Все цвета комнаты как бы играли каждый с собой на разных предметах, и в одинаковых завитушках.

Марина вышла из комнаты и обнаружила две двери, расположенные с двух сторон от двери в комнату, и вернулась в комнату. Она выбрала себе кровать, точнее, пошла налево, значит, и дверь перед комнатой нашла свою хозяйку. Дверь ее стала левая, правая дверь оставалась ничьей. Она легла на левую кровать и еще раз осмотрела комнату. Вместо привычных окон сверкало зеркало с морозными узорами.

Она стала искать иллюминаторы, но в явном виде их нигде не было, проведя рукой по ковру, она обнаружила непонятные неровности. Она потянула за подвеску на ковре, часть ковра отошла от стены, за ней сверкал и переливался иллюминатор.

Приятно было посмотреть в аквариум величиной с океан. Марина немного боялась, ей было страшно одной в безмолвии океана. Закрыв иллюминатор ковром, она подумала, что это верное решение — спрятать вид из окна. Разницы в давлении она не ощущала, барометр показывал ее любимое давление на Земле.

Марина лежала. Усталость сковывала, но сна не было. Она обошла комнату, осмотрела все выступы и неровности стен, потолка и пола. «Могли бы плакаты повесить, где люки и окна», — подумала она и вышла из комнаты.

По коридору метнулась тень и исчезла в соседней комнате. Марине элементарно хотелось есть. За столом из-за страха непонятных перемещений она так ничего и не ела, хотя она не помнит, чтобы кто-нибудь еду предлагал.

В общей комнате она обнаружила несколько холодильников под видом стенных шкафов, все они были подписаны. Марина приложила большой палец к ручке своего холодильника и открыла его. Полки были плотно уставлены продуктами в герметичной и компактной таре. Она взяла одну упаковку и села за стол. В душе возникла необъяснимая обида неизвестно на что.

Спрашивается, зачем спустилась на дно океана? Задумалась…

Последнее время до Соленого озера Марину волновала загородная недвижимость — это, надо сказать, полная ожидаемая неожиданность. Цены на земельные участки можно сравнить с горой с разными склонами. В центре столицы — верхушка горы, но склоны у нее разные, они зависят от шоссе и сторон света. Цены по шоссе между двумя столицами весьма высокие, фантастические. Нормальные цены — в ста пятидесяти километрах в сторону от центра. Вот замутила.

У Владимира Фомича была дача, но Марине чужая недвижимость не нужна. Она ему нравится, потом разонравится — и он выгонит ее со своего земельного надела с личным колодцем. Нет, ей нужен свой участок: пусть на куличках, но со здоровым климатом и с новой травкой на газоне, а не болото с клюквой.

С точки зрения здоровой энергетики центр столицы — это самая глубокая яма отрицательной энергии, которая выбирается из ямы с каждой стороны, все зависит от плотности населения. Здесь вообще все наоборот: где больше цены на земельные участки, там хуже энергетика. Значит, на куличках самая полезная энергетика, там что Бог дает человеку, то ему и достается, а не делится на многоэтажную толпу.

После таких умозаключений и Владимир Фомич показался не слоном, а вполне симпатичным человеком, который на пятнадцать процентов больше Марины во все стороны. Еще можно сделать вывод, что богатые люди, живущие в плотно заселенных районах, по сути, беднее бедняка из глубинки, являющейся на самом деле энергетической возвышенностью.

Следовательно, Марина хотела купить земельный участок ближней глубинки, но для начала купила местные газеты. Первый заголовок опустил ее с небес философии: «Уличное освещение за долги на улицах городка будет отключено». А если участок за пределами штрафных санкций, то там вообще забудут подать электричество. Получается, что, кроме земли и божественного воздуха, ничего на земельном участке в глубинке и нет. То есть там, где есть небесная энергетика, энергоносители отключены, вероятно, чтобы не было энергетической перегрузки.

Марина готова дать образ самого Бога! Правильно, что Его сравнивают с Его Величеством Солнцем. Не святотатствует она. Абсолютно верно, что в населенных пунктах ставят храмы, именно они привлекают к себе дополнительные силы Бога. То есть Бог — он, как солнце, обладающее световыми лучами. Но у Бога лучи не световые. Какие? Этому нет определения. А может быть, богов несколько, каждый отвечает за свое поле деятельности. Еще бы выяснить, где они обитают. А надо ли?

Бог солнечной системы един, это он ей подсказывает. Он обиделся, что она подумала, что богов несколько, у нее уши запылали. Солнечная система — это некое звездное единство. Богу пять миллиардов лет, и он еще проживет пять миллиардов лет.

Сейчас Бог в расцвете своих сил. Он согласился со своим возрастом, щеки запылали. Солнце — это гигантский красный сапфир со сверкающими гранями в межзвездной темноте. Так и Его Величество Бог. Он попросил больше его не упоминать всуе. Не будет Марина упоминать Бога, не в ее он ведомстве. Разрешен для упоминаний всуе Владимир Фомич.

Послышался звук открываемой двери, исчезли мысли о недвижимости и космосе, возникло ощущение нереальности происходящего в подводном доме. Марина незаметно съела содержимое упаковки, а что в ней было — так и не поняла. Она мало — помалу стала разговаривать с собой, ее тяготила обстановка подводного заточения больше, чем она могла предположить, хотя она постоянно что-нибудь выдумывала и могла жить в вымышленной истории.

Мало того, Марина стала смотреть в сторону Владимира Фомича, словно он мог ее выручить из подводной западни. Так и получилось: они вдвоем выплыли на прогулку в открытый океан, благо акул тут не водилось. Пара новоиспеченных осьминогов проплыла мимо иллюминатора и исчезла из вида.

Владимир Фомич на глаза Марине особо не показывался и винил себя за то, что сменил дом на подводный дом. Поэтому она ощущала творческое одиночество. Она обошла и осмотрела комнату, легла на левую кровать, обнаружила пульт управления, лежащий на полочке у зеркала.

Марина не могла предположить, что пульт предназначен для изменения внешнего вида комнаты. Она нажала на первую кнопку — из потолка выплыли шторки и закрыли ковры с самоцветами. Комната приобрела вполне приличный вид, ковры немного настораживали. Хотя можно было бы нажимать на самоцветы, вдруг это кнопки обыкновенные.

С закрытыми коврами стало легче дышать, либо появился еще один поток свежего воздуха, который скользил по гладкой поверхности занавеса. Марина вздохнула всей грудью, закрыв глаза от удовольствия, и почувствовала, что ее плечи крепко сдавили. Она попыталась повернуть голову назад, но ее кто — то держал.

Она почувствовала, что летит на собственную кровать, словно ее подбросили два человека. Но она никогда в цирке не выступала, чтобы ее так кидали. Подумать и покричать ей не дали. Рядом с Мариной на кровать плюхнулись два человека, которых она опять не успела рассмотреть.

А что было дальше? Стоит ли об этом говорить? Хотя почему нет? С Марины слетела одежда со скоростью четырех рук, она не могла противостоять двум крепким и наглым мужикам. Ситуация была не из ее личной жизни. Точеное тело, налитое из-за постоянных тренировок мышцами, летало в руках двух человек. Один выхватил из рук пульт управления и нажал на кнопку.

Кровать под Мариной, пока она была поднята над ней, увеличилась в размерах вдвое. Девушка приземлилась на огромную кровать в полностью обнаженном виде, так и не рассмотрев лиц напавших. Она скорее почувствовала, чем увидела два одинаковых нагих тела, бугристых от мышц и желаний.

Надо заметить, что к этому моменту она уже дней пять находилась в доме под водой. Но откуда здесь взялись двое неизвестных мужчин, да еще в закрытом доме под километрами океанской воды?! Это испытание! Хорошо, что воздух струился по стене, несколько охлаждая пыл.

Один мужчина приник к ее губам, его лица не было видно, а ее глаза закрылись от неожиданной страсти. Губы невольно ответили на поцелуй, языки слились в приветствии, и тут она почувствовала ласку. Марину ласкали утонченно, с влагой и негой. Она потянулась навстречу приятным чувствам в ответном поцелуе.

Она уже не думала ни о чем. Но неожиданно ласки закончились, в клубке тел произошла мгновенная перестройка фигур, и девушка почувствовала, что один мужчина исчез. Второй изловчился и пронзил ее страстно, всеми четырьмя конечностями он ласкал девушку во всех направлениях так, что она не могла и не успевала на него разозлиться.

Что Марина чувствовала, нанизанная на щупальце? Что они — единый осьминог, а она была в такой власти его ненасытного волшебства, что ей оставалось включиться в эту игру и играть в нее до последнего сладостного изнеможения всех сил. Щупальца отпали одновременно.

Марине стало обидно до слез, но пока она приходила в себя, осьминоги исчезли из комнаты. Она почувствовала, что кровать приняла прежние размеры, а поток воздуха исчез и появился ковер.

Вечером за общим столом собрались жители подводного дома. Впервые Марина рассмотрела лица двух своих неожиданных осьминогов. Она поняла, почему раньше не воспринимала лица третьего жильца. Его лицо было настолько знакомым, что не требовало запоминания.

Владимир Фомич уловил вопрошающие взгляды Марины и выражение ее лица и сказал:

— Прости, Марина, да, эти два добрых молодца тебе известны, один из них я, второй — мой клон. Он был с тобой, но он стерильный. Клон исполнял мое желание, преследующее меня со дня нашего знакомства.

— Но почему вы оба?! — спросила Марина и еще раз посмотрела на одинаковых мужчин. У нее больше не было сомнения, что один из них клон. — Да, я с вами познакомилась, но почему вы оба пришли ко мне? — спросила она у Владимира Фомича, поскольку они оба ели и молчали.

— Марина, слишком много вопросов задаешь, — ответил Владимир Фомич и продолжил разрезать ножом антрекот, отправляя его вилкой в рот. — Но ответ один: клон Рал повторял мои движения, не суди нас строго. Клон со временем будет действовать один, а пока он как младенец, только взрослый.

Марине стало безумно скучно, так скучно, хоть волком вой. Это ж надо такое придумать: сделать клон Владимира Фомича! А как они с ней поступили? Как? Да так они и поступили! Только вдвоем и сразу! Слезы навернулись на глаза, она отодвинула тарелку и встала из-за стола. Хотя Владимир Фомич был скорее очевидцем, чем участником.

— Сядь! — услышала Марина голос Владимира Фомича.

Марина села. Голос прозвучал командный. Лицо Владимира Фомича оказалось волевым и жестким. Это был самый настоящий Владимир Фомич. Она взяла вилку в руку и без ножа отправила кусок мяса в рот, она не ожидала их увидеть вдвоем, она еще думала, что один из них — подводный мираж.

— Прошу внимания! — громко и официально произнес Владимир Фомич. — С этого момента жизнь в доме официально считается открытой! Мы с Мариной проверили возможности прогулки в скафандрах осьминогов. Марина подружилась со своими подводными мужьями.

Марина поперхнулась, прожевывая мясо, и подцепила вилкой гарнир. Потом отложила вилку, выпила воду и успокоилась от новостей за ужином. Слов у нее не было! Она еще помнила хватки этих людей, только непонятно, зачем ей двух и сразу?

— Марина, ты чего молчишь и кашляешь? Недовольная? Или ты довольная? — спросил Владимир Фомич.

— Все в порядке, — нашлась Марина. — Я рада нашему сплоченному коллективу, в котором решены официальные вопросы нашего сосуществования. У меня есть предложение! Я хочу предложить сменить места жизни. Я буду жить с Вами, Владимир Фомич, в одной комнате, а клон будет жить один.

— Грубо! — сказал Владимир Фомич. — Марина, жить ты будешь одна в комнате, я с клоном вместе. И никаких ссор!

Возражений ни от кого не последовало. Марина, узнав, что именно она является первой дамой подводного дома, изменила свое поведение и отношение к клону. Она просто зазналась и стала разговаривать с ним свысока, что ему не понравилось.

Марина лежала и обдумывала ситуацию в подводном доме, не обращая внимания на дверь. Она невольно почувствовала, что взяла неправильную интонацию, и задумалась около зеркала. В зеркале отражалась девушка со светлыми волосами. Или это она против себя настроилась из-за новостей за ужином? Она уже локти кусала, что согласилась на жизнь под водой у Соленого озера.

Вдруг изображение в зеркале пропало, она стояла у зеркала, но в нем не отражалась!

Зеркало сдвинулось в сторону, за ним были нормальные двери, они сами открылись. Возникло ощущение, что дверь открылась в океан. Марина подумала, что это балкон. Действительно, в комнате был застекленный балкон с толстыми окнами. Любопытство оказалось сильнее страха, что ни говори, а приятно выйти на балкон в океане! Да! Вид во все стороны. Растения вокруг балкона вьются, живность плавает.

Постояв на балконе, Марина вернулась и легла на кровать. Двое мужчин оставили о себе неизгладимое впечатление в душе, ведь они ее просто впечатали, как монету, с двух сторон. Тихий ужас охватывал все ее существо, она не понимала, как ей спастись от их следующего нападения.

Глава 2

Марина вспомнила, что Владимир Фомич и клон Рал появились, когда она закрыла ковры и включила дополнительную вентиляцию.

«Господи, помоги!» — взмолилась она неожиданно для себя и сложила ладошки перед своей грудью. И в этот момент на стеклянный колпак балкона упало человеческое тело, а до этого в Соленое озеро опустился корабль, на котором они сюда приплыли.

Корабль она узнала по названию «Нимфа». Новость была еще та. Марина подумала, что не будет плавать в скафандрах на прогулке. И только после этого до нее дошло, что транспортное судно ушло на дно, а они остались в доме на дне океана с собственным интересом.

Марина сделала еще один вывод: если приходить в столовую вместе со всеми, то расходуется общий запас пищи, а если она приходит одна, то продукты берет из своего холодильника. Легко понять, что лучше приходить вместе со всеми и беречь свои запасы продуктов. То, что личный корабль Нимфы Игоревны затонул, всем отозвалось не лучшим образом. Связь внешнего мира с подводным домом шла именно через этот корабль.

Итак, люди не просто находились в подводном доме, но жители подводного дома оказались без связи с внешним миром. Не позавидуешь. А такая ситуация не способствовала личным контактам, то есть любви. Марина впала в ступор. Она лежала лицом к ковру, рассматривая самоцветы, и практически не шевелилась. Попытки Владимира Фомича с ней заговорить успехом не увенчались. На завтрак она поднялась. За столом сидели три человека и ели молча.

Владимир Фомич посмотрел на грустные лица и усмехнулся:

— Испугались?

Все дружно подняли на него глаза.

— Нормально, в доме есть связь с внешним миром! О нас знают, где надо, и знают, что нам надо.

— А нам что от этого? — спросила Марина, чувствуя, что обреченность ее покидает и появляется надежда на лучшую долю.

— Мы опустились в подводный дом на определенный срок, каждый получит свою долю вознаграждения за жизнь в нем, и в нужный момент нас поднимут на поверхность, — добавил Владимир Фомич.

Марина отвернулась к иллюминатору, чтобы скрыть свои чувства. В небольшое окно были видны водоросли на подводном снегу, а из пучины Соленого озера показался нос корабля с надписью «Нимфа».

Спустя время в мире кипели иные страсти. Марина, чтобы не думать о клоне, нашла себе иную задачу. Она носила в ушах сережки из серебра, они хороши, пока новые, а потом темнеют. Можно представить, как выглядит серебро на дне океана!

Теперь можно о серебре подумать, коего двести тонн на дне океана утопили семьдесят лет назад. На самом деле она даже представить не может подобные залежи. Можно сделать из серебра дворец, а если он потемнеет?

Цену мрамора она уже знает, рядом с ним сидела. Серебро она видела, и две копейки серебром у нее есть. Можно представить мраморный дворец с серебряными люстрами, коваными перилами. Посуда вся из серебра. Осталось поднять серебро со дна океана. Нырять до него бесполезно. Можно подплыть на подводной лодке. Из отсека выпустить купол, который плотно прикроет драгоценный металл.

Подлодку надо арендовать за две копейки серебра. Щепкин и его клон просто отдыхают! Такое Марина дело задумала, пока серебро не подняли те, кто его нашел. Где взять карту океана с нанесенным крестиком? Это вопрос решаемый. Если серебро нашли, то остается найти тех, кто его нашел.

Вот зачем Марине нужна была приличная прическа! Из СМИ она знала, кто нашел клад, ей осталось им понравиться — и дело в шляпе. Пришлось зарегистрироваться на их форуме, поместить свое фото, проявить активность, войти в доверие. Место находки особо и не скрывали. Со смехом и за две копейки серебра она получила точку серебряного отсчета в океане.

Подводная лодка зависла над серебряным кладом. Как фотообъектив, из дна вывернулась смотровая камера. Марина смотрела на останки затонувшего корабля и думала, что невозможно поднять на поверхность то, чего нет. Но все уже было схвачено. Ей осталось вернуться в подлодку.

Над останками корабля появился купол, который заполнялся по стенкам связующей жидкостью, более тяжелой, чем вода. Слитки серебра поднимали два человека и отправляли по транспортеру внутрь подводной лодки.

Наконец — то Марина увидела много серебра! Зачем? Больше серебра ей было без надобности, она посмотрела на клад прошлого столетия, и дальнейшая судьба серебряных слитков ее не волновала.

Где — то светило солнце, а в подводном царстве царил свет прожектора, который с трудом пронизывал толщу воды. Марина физически ощущала этот толстый слой воды, находясь в подводной сигарете. Двести тонн серебра и для подводной лодки приличный груз.

Поэтому капитан корабля решил, что всплывать подводная лодка не будет, а медленно пойдет над дном океана до прибрежной полосы. Кто — то и как-то узнал о месте прибытия подводной лодки с серебряным грузом. Лодку ждали пираты. Они дали подводной лодке возможность зайти в отсек для разгрузки и элементарно попытались выкурить команду, а себе забрать добычу вместе со столь достойной подводной лодкой.

Марина с капитаном ушли через нижний отсек, о котором пираты не имели ни малейшего представления. Что касается серебра, то его с собой они взять не могли, но они знали, как поставить лодку на якорь, который просто ввинтился в почву. С такого якоря никто не смог бы сдвинуть с места чудовищную по размеру сигарету. Если сравнить ее с домом, то длиной подлодка с десять подъездов, а высотой в шесть этажей. Сигаретка.

Трудный год выдался у Марины из-за потери бывших друзей: нет, они живы, но для нее исчезли из-за того, что ее они унизили, прямо или косвенно. Трудно с ними не общаться, но и дальнейшее общение смысла не имеет.

Так уже бывало, но в этом году слишком сурово они с ней обошлись, после чего пришло понимание, что друзей нет, а есть люди, чьи интересы долгое время соприкасались с ее интересами. А теперь винить некого. Проехали. Владимир Фомич стал седым мудрецом.

Клон Рал всего несколько дней как вышел в море на корабле «Вит», а в новостях уже сообщили, что его корабль пропал без вести. Было сделано предположение, что на корабль напали пираты. Фильмов о пиратах насмотрелись, но клон Рал плавал не в Карибском море. Корабль перевозил металл.

В это время мудрец Владимир Фомич внимательно перечитал в Сети о грузоподъемности корабля и о весе груза. Разница составляла ровно тонну. Общий вес экипажа был больше тонны, а если кто прихватил левый груз? Он подошел к карте, висевшей на стене, посмотрел на вероятный маршрут корабля. У него возникло ощущение, что корабль затонул, как подводная лодка.

А что если под кораблем с металлом проплывала подводная лодка? На подводной лодке включили мощный генератор с магнитным полем. Корабль всем металлом потянулся к магниту, а подводная лодка успела отплыть, предоставив место кораблю. Владимир Фомич был убежден в правильности своих выводов. Одно было непонятно: если корабль затонул, то что-нибудь могло появиться на поверхности Тихого океана. Или корабль в полиэтиленовом пакете затонул?

Владимир Фомич эти свои мысли вслух не стал высказывать.

Корабль, груженный металлом, плыл по Тихому океану. Штиль был полный, видимость — великолепная. Неожиданно над кораблем завис неопознанный летающий объект, с него спустилось облако в виде огромного полотна, напоминающего полиэтилен. Корабль в мгновение ока был покрыт этой влагонепроницаемой пленкой.

Под кораблем появилось невидимое магнитное поле, и корабль быстро ушел в глубину, не оставив никаких следов на поверхности моря.

Корабль опустился на дно. На дне Тихого океана шло строительство под колпаком. Да, никаких инопланетян, все свои люди — земляне. Корабль, только что потонувший, был проведен по роллерам через шлюз. Все члены экипажа были спасены. Они и стали новой рабочей силой в Подводном городе.

Все произошло настолько внезапно и быстро, что клон Рал, приспособленный к задержке дыхания, даже не задохнулся. Он быстро пришел в себя, огляделся и, заметив всех членов экипажа корабля, лежащих по обе стороны от него на красивых кушетках, немного успокоился.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 89
печатная A5
от 457