электронная
280
18+
Изгои

Бесплатный фрагмент - Изгои

Обе части

Объем:
234 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0050-4911-7

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Изгои

Аллен лежал на снегу и чертыхался. Это ж надо так было упасть. Отбил всю правую сторону. Хорошо, сапоги отстегнулись, обошлось без переломов. Подъехал Вик

— Ты как?

— Нормально. Кое-как они дошли до подъемника. Потом ему пришлось развозить четверых друзей по домам. Подумал, не съездить ли в скорую, но прикинув, сколько там сидеть, а завтра собрание, он наплевал и лег спать. Наутро проснулся весь разбитый и с синяками. Прихрамывая на правую ногу, добрался до машины, по дороге решил не миндальничать, а сказать все как есть и пусть идет оно все… Его уже ожидала группа программистов, специально выписанных из Гугла, якобы для помощи. На самом деле они мешали, ломали то, что даже теоретически нельзя было сломать, надоедали с дурацкими проектами. Они опять надумали что-то менять, не доделав до конца предыдущие проекты. На собрании они спорили, чей проект важнее, начальство, в том числе и Аллен, ждали, когда же они наконец разродятся. Первым нервы сдали у Аллена. Он сказал, что прежде, чем изобретать новое, пусть сначала доделают старое, и чтоб оно поработало с месяц или два и нечего тратить его драгоценное время. И если кто-то хочет жаловаться — может обратиться к секретарю ООН. С тем, прихрамывая, он и вышел. После его ухода наступила тишина. Кто-то из молодых спецов решил указать на недостатки руководства.

— Тебе же сказали — в ООН жалуйся, с тем начальство и разошлось. Молодые остались сочинять кляузу о том, как их тут зажимают, и новые проекты не пускают.

Грег подошел к Аллену

— Ну ты даешь! Чего как с цепи сорвался?

— Ааа — махнул рукой Аллен — ногу вчера повредил, да и надоела мне эта крысиная возня. Меня в Джордж Таун Университет приглашают, думаю переходить или подождать. Здесь ребята, с которыми я на лыжах катаюсь, плюс все знакомые, а там… боязно как-то. Или пока до печенок не достали.

— Не достанут. Найдем управу. Ты только уходить не вздумай, как же мы без тебя?

— Жили раньше, проживете и после.

— Нет, тебя точно какая-то муха укусила. Щас приду.

Аллен пытался работать. Нога болела. Выпил два ибупрофена. Поработал еще. Нарисовался Грег.

— На тебе карточку — спортивный врач, недалеко, тут в Бетесде, сходи, может чего выпишет. А вообще, больничный бы взял.

— Щаз — рявкнул на начальника Аллен. -У нас лыжный сезон кончается, а я что — все интересное пропущу?

— Маньяк — улыбнулся начальник. К врачу сходи, хуже не будет.

Аллен вздохнул и набрал номер эскулапа. Записался на 8 вечера, благо недалеко ехать. Придя домой, он помылся, переоделся и поехал в клинику. Похоже, что помещение нуждалось в ремонте. Он откинулся на стуле и заснул, проснулся от того, что его трясли за плечо. Он с трудом открыл глаза. Перед ним стоял мужчина в белом халате

— Ты чего тут делаешь?

— Ну, судя по всему, в очереди сижу.

— Так прием давно закончился. Ты последний на сегодня. Потом посмотрел на пацана

— Заходи. Аллен вытирал заспанные глаза, часы показывали полдесятого.

— Ты так долго работаешь?

— А что поделаешь? Раздевайся. До Аллена дошло, что он до сих пор стоит в куртке и армейских ботинках.

— На что жалуешься?

— Упал вчера — сказал Аллен, пытаясь расстегнуть молнию на ботинках.

— Вчера в 11 приехали, с 8 на работу.

— О, еще один, да брось ты, штаны спусти и свитер подними… ого… в скорую не ездил?

— Некогда.

— Ну ребра, судя по всему, у тебя целы, правый бок болит?

— Да и упал на бедро, ходить больно. В остальном — терпимо.

— На колено чулок купишь.

— Дома валялся где-то.

— Где бедро болит?

— Здесь — Аллен показал пальцем.

Дальше перед врачом вставала дилемма — или стащить с пацана трусы или ощупывать как есть. В первом случае грозило харрасментом, во втором — неправильным диагнозом.

— Трусы можешь снять?

— Могу, а за чем?

— Плохо видно, на бок перевернись.

— Ой…

— В колено отдает?

— Да.

— Ну что ж. Упал ты хорошо, пару недель воздержаться, он увидел горящие черные глаза, просить бесполезно. Выпишу обезболивающие, но сильно не увлекайся, если не хочешь в доктора Хауса превратиться. Массаж не помешает, будет время — запишись. Сколько у вас сезон еще будет длиться?

— Нет у меня времени. 3 недели, если повезет.

— Если повезет, постарайся не падать. Одевайся. 25 копэймент, и твой рецепт.

Аллен вытащил кэш из кармана, потом, повинуясь внезапному порыву, сказал

— Пошли пообедаем?

— Ты что? 10 часов скоро.

— Ну ты целый день тут сидишь, судя по всему, не жрамши, я плачу, и он улыбнулся. Врач посмотрел на него и улыбнулся в ответ

— Блинчики и омлет?

— Ну а что у нас еще открыто ночью.

— Подожди, щас кабинет закрою.

Во дворе уже урчал Лендровер и нагревал сидения. Аллен распахнул дверь

— Садись.

— Ты как со своей ногой водишь?

— Нормально. На кнопку нажимаешь и на газ давить не надо.

— Кстати, может быть познакомимся? Рик Говард — врач по всяким спортивным травмам.

— Это мне повезло — опять улыбнулся Аллен — Аллен Горский, программист и любитель экстрим. спорта. В IHOPе было относительно пусто. Они взяли по омлету с блинчиками в придачу. Аллен наслаждался горячим кофе.

— Ты хоть уснешь потом?

— Усну, если на работе очередной трабл не случится, а вообще я могу и к 10 прийти.

— Тебе сколько лет?

— 23 будет.

— Врешь?

— Почему?

— Ну, у тебя телосложение пока не мужское.

— Аллен скривился. Ладно — 20, 21 в сентябре будет, только не надо об этом распространяться.

— Что-то натворил?

— Нет, я за 2 года хай скул кончил, плюс за полгода колледж. Потом университет — за 3. Слишком молодой, понимаешь? И некоторые мероприятия можно только с 21 года. В разные места приглашали работать, в Гугл в том числе, а выбрал контору, которая под боком, как выяснилось, не лучший вариант.

— А родители куда смотрели?

— У меня их нет.

— Извини.

— Да ладно, приемные тоже ничего были.

— Как это случилось?

— Не помню. Машина слетела с дороги, меня выкинуло, а родители в пропасть.

— Да уж… извини…

— Чего ты все извиняешься, это давно было, я и не помню уже. А тебе сколько лет?

— 25. Всю жизнь хотел врачом быть, помогать инвалидам, тем, кто с войны пришел. Отец у меня тоже врач, но сельский. Я из Мэйна.

— Здорово, а короля ужасов видел?

— Пару раз.

— И какой он?

— Ну как в кино. Он не любит, когда с ним разговаривают, к отцу один раз приезжал с гриппом. У него амбулатория маленькая недалеко от дома, так что понимаешь, какой там контингент.

— Типа дыра?

— Да.

— Я из Вирджинии, у нас тоже такие места бывают.

Омлет был давно съеден, но им не хотелось уходить, впервые в жизни Аллен почувствовал неподдельный интерес кого-то. Не приходилось мериться, чей универ круче и у кого долгов больше или кем работают родители, в каком доме живут, можно было просто поболтать за жизнь — как называл он. Рику тоже не хотелось домой. Что он там не видел? очередной сериал до середины ночи?

Аллен был, пожалуй, единственный, кто не смеялся над ним из-за происхождения и то, что он из такой глухомани как Мэйн. По-хорошему, ему очень хотелось затащить мальчишку в постель, но он не мог себе этого позволить, с друзьями так не поступают. Узнав, что он смотрит кино и платит за это деньги, Аллен сказал

— Компьютер есть? Я тебе настрою, через русский сервер будешь ходить, бесплатно, но чтоб телевизор подключить, придется постараться.

— А у тебя разве не так?

— Нет. 4 монитора, так что совмещаю приятное с полезным. Кстати, я вспомнил, Дарк Шэдоу, кажется в Мэйне снимали, там всего-то полторы тыщи серий, я тебе могу напрокат дать посмотреть.

Рик с удивлением посмотрел на него

— Мой любимый сериал, но бесплатно только середина, с Барнабасом, и конца нет.

— Ну так я подарочный набор купил — все серии, с автографами и интервью с актерами. Давай, я тебе свой телефон запишу — у меня больше времени на работе поболтать есть, чем у тебя. Звони днем, вечерами сейчас жарко — мы на Уайт Тэйл ездим, а по субботам у меня классы, потом, когда потеплее будет, я хочу еще раз с парашютом прыгнуть.

— ?????? Еще раз?

— Ну да, тогда 5 прыжков будет, и он опять улыбнулся. Рик хотел заорать — я тебе запрещаю и только через мой труп, вместо этого он сказал

— Здорово. А я максимум на недельку съезжу к родителям лобстеров половить.

— Ну, мы можем что-нибудь придумать, например, тебя научить на лыжах кататься, а от вас Канада недалеко.

Рик не нашелся что ответить. Был первый час ночи, когда Аллен отвез его домой. Рик оглядел свое одинокое жилище и подумал, что в жизни надо что-то менять. Всю ночь он метался по кровати и к утру поставил себе диагноз — влюбился. Аллен же, наоборот, порадовался появлению нового приятеля, пока в 7 утра его на разбудил звонок

— Сегодня черный спуск открывают, так что на работу пора. Подумав, что кофе уже не поможет, Аллен загрузился Монстром. Глаза сонно закрывались. Хорошо, что не я сегодня везу — подумал он, проваливаясь в сон. Черный спуск… это как или со щитом, или на щите. Или ты съедешь на зависть и восторг других, либо переломаешь себе всё, что можно. На очках была камера. Трасса оказалась коварная, под снегом был лёд и в одном месте, рискуя сломать себе шею, Аллен сделал кувырок и приземлился там, где был снег. Покрасовавшись перед охреневшим народом, он направился к подъемнику и подумал, что на сегодня точно хватит. Он сидел в холле рядом с камином и дремал, под звуки удаляющейся скорой — значит, кто-то поломался и Рику прибавятся клиенты. Потом его разбудили и всю дорогу обратно он проспал несмотря на то, что им восторгались и регулярно тормошили. Он пытался уловить что-то ускользающее, открыв глаза долго думал — что? Потом его осенило — как он мог выпрыгнуть из падающей машины, упереться ногами в кресло, интересно, а с какой силой выпрыгивает ребенок? Он точно помнил, что вылетал спиной, если только память не решила сыграть в обманку очередной раз. Арлин затащила его домой, но секса не получилось, он не хотел без презерватива, а ей хотелось без и побыстрее. Аллен ушел, размышляя на тему — как не везёт с девушками, и эта была далеко не первая. Выходные прошли как надо и он, отучившись 2 класса, успел пару раз съехать по черной трассе. Было сложно, но все обошлось. В понедельник он убирал квартиру и размышлял на тему, почему он такой. Друзей у него нет. В пьянках и гулянках с наркотиками он не участвовал. С девушками было еще хуже. Проще было снять проститутку, чем найти нормальную, которая не поминала бы каждые 15 минут замужних подруг, дорогие магазины и сплетни про людей, которых он не знал.

Поговорить с Риком — он старше — примет за сосунка, что, наверное, и является правдой. Он вспомнил, что обещал настроить Рику телевизор и позвонил ему. Рик еще не спал и, судя по голосу, обрадовался. Договорились на среду, после работы. После чего Рик стал лихорадочно приводить квартиру в порядок, выкидывая всё мало-мальски ненужное, а Аллен почитал фантастику и лег спать. К новому другу он пришел хорошо подготовленным — с двумя ноутами, кучей проводов, закуской и несколькими дисками Дарк Шэдоу. Рик сдержал порыв расцеловать его, и сразу повел к месту смотрин. Закуска перешла на стол, диски — в шкаф, Аллен ползал по полу, подсоединяя провода, когда не хватало своих, копался в чужих. Иногда Аллен наклонялся так, что была видна спина и Рику так хотелось его погладить, один раз Аллен сказал — я не долезу — попробуй ты подключить. Рик лег на пол и полез за телевизор, сверху Аллен светил фонарем и давал указания. Воздух сгустился. Между ними пробежали молнии, а когда, споткнувшись о ноги, Аллен упал на него сверху, раздался ядерный взрыв.

Они рассмеялись, Ален спросил, не получил ли Рик фонарем по башке, как выяснилось — нет. Потом Аллен настраивал программное обеспечение, потом показал, как надо заходить через русский сервер и выводить на экран. Они посмотрели даже кусок какого-то старого фильма. Потом Аллен сжевал бутерброд с колбасой и глотнул из стакана Рика виски, скривился и запил соком.

Настроил другу сериал. Пока Рик отлучился, Аллен уснул. Свернулся клубочком на диване. Рик накрыл его пледом и убавил звук вполовину. Он не знал, что делать. Аллен был обыкновенный пацан, живущий в своем мире. Кроме работы у него был спорт, мог себе позволить дорогие увлечения, он не был даже Би, а уж как он отреагирует, узнав, что Рик — гей, он даже представить не мог.


Прошла зима. Наступила весна, которая еще не лето, и на скейтборде кататься было рано. Аллен таки прыгнул с парашютом один, без инструктора, чуть не переломал ноги, но всё равно был довольный. Рик подумал, что поседеет раньше времени с таким партнером, но ноги ему разминал и прыжки старался не упоминать. Потом он затащил Рика на Сикс-флэгс, где Рик, нажравшийся Драмамина, все-таки не ударил в грязь лицом. Потом Аллен написал в форуме — кому надо дать взятку, чтобы полетать на флаер-симуляторе, МИГ лучше всего. Ему предложили пойти в армию, он отказался, сказав, что ему и так неплохо, а попробовать хотелось. Зная его репутацию, за $200 его допустили к самолету, на полчаса. Что он там вытворял, можно было посмотреть на видео. Когда он сошел со ступенек, его немного шатало, увидел ведро и усмехнулся. К нему подбежал местный врач

— Ты как?

— Круто. Еще хочу, но через пару недель. Он сел на ступеньки. — Это было нечто, за гранью… А стэлса нету?

Подошедший начальник сказал — мне что, теперь тур полета на стэлсе открывать, ты хоть знаешь сколько он стоит?

— Знаю. Но за тур вы бы быстрее денег набрали на постройку и второго и третьего, а может и летающей тарелки.

— Про армию никогда не думал?

— Не-а… тут одна рутина, я лучше денег заработаю, чтоб так развлекаться.

Рик весь изпереживался, на что Аллен сказал — забей.

Рик подумал — как я могу забить, если я тебя люблю, но к тебе даже не подступишься. Наконец, он решился пригласить Аллена на недельку в Мэйн, с родителями познакомиться, рыбу половить, отдохнуть. На что Аллен сказал — скучно. А вот в Вирджинии молодежный сериал снимают, я там — первый кандидат.

— Кандидат куда?

— Ну, на скейтборде пару трюков сделать. Меня еще в универе приглашали.

— Без защиты?

— Естественно.

— Ладно. Жаль, поеду один. Тебе чего-нибудь привезти?

— Хм… ну пару хвостов лобстеров, только приготовленных уже, большую раковину, если у вас есть, и рыба — колючая такая — как шар, иногда из них светильники делают. Если довезешь, конечно.

— Ладно, попробую. Они обнялись и Рик поцеловал его в щеку, на большее не решился. Аллен не отпрыгнул от него и то было хорошо.


Они расстались почти на все лето. Аллен был или на съемках, или на работе. Мысль, мучившая его не давала покоя. Он съездил в универ и нашел несколько дипломников -физиков. Обрисовал ситуацию. Получалось, что вылететь через зад он мог, только если бы кто-то его выкинул. У самого выпрыгнуть сил не хватило. Это добавило только новых раздумий. Многие вещи он не помнил, а спросить было не у кого, даже у приемных родителей, с которыми созванивался раз в полгода.

Прошло индейское лето, началась мерзкая осень, когда снега еще не было, а на улицу выходить было противно. Рик привез лыжный костюм, белый, сказал — заезжай. Аллену костюм понравился. На вопрос — сколько? ответил — подарок ко Дню рождения. Аллен поцеловал его. Спасибо, я и забыл…

Потом они смотрели сериал. Рик пил коньяк, а Аллен, как всегда, легкое пиво, по глотку в час. Он подумал, хорошо бы остаться подольше, но уже поздно, поставил бутылку на столик

— Мне пора.

— Подожди, ну куда ты все время спешишь? Рик схватил его за рубашку и потянул к себе, Аллен свалился сначала на диван, а потом оказался на коленях у Рика, пуговицы на рубашке расстегнулись. Они смотрели друг на друга, Аллен пытался подняться с колен, и тут Рик решился — он обнял его и стал целовать в губы. Аллен ответил и обхватил его за шею. Рик вспоминал, какие красивые глаза у Аллена, правильные черты лица, потом правой рукой расстегнул рубашку и обнял уже голое тело. Так продолжалось довольно долго, наконец, Аллен сделал попытку освободиться. Он сидел на диване, растрепанный, в расстегнутой рубашке и не знал, что делать. Потом, одним глотком допил коньяк Рика.

— Ты гей. -Прокомментировал он случившееся. -Почему раньше не сказал?

— Потому что не хотел терять тебя.

— А теперь что?

— Не знаю. Ты свободен в выборе.

— В каком?

— Делать что хочешь.

— Меня сейчас вывернет. Аллен убежал в туалет, а Рик пошел налить стакан холодной воды, добавил успокаивающего. Из туалета Аллен долго не выходил, Рик достал отмычку и увидел, что Аллен сидит в углу сжавшись в комок, дал ему воды, потом на руках отнес на кровать. Аллен сполз с кровати и уселся на пол.

— Что ты мне дал? — хриплым голосом спросил он.

— Немного успокоительного. Нам поговорить надо.

— Я ноги не чувствую. Не о чем нам с тобой говорить.

Рик опять взял его на руки, положил на кровать, подложил под голову лишнюю подушку. Лекарство действовало.

— Ты хоть представляешь, что со мной на работе сделают?

— Если узнают.

— Если…

— Похоже, я чуть лишнего влил — ты легче, чем я думал.

— Похрену. Аллен находился уже между сном и реальностью. — И о чем ты хотел поговорить? Я, кстати, и рук не чувствую. Накрыть можешь?

Рик притащил плед, укутал Аллена и лег рядом с ним на кровать.

— Я тебе ничего не сделаю, чего бы ты не захотел. Хотя бы это для начала понял?

— Понял. Это грех.

— Ты что, верующий?

— Нет. Но я геев не люблю.

— Почему? — удивился Рик.

— Не знаю.

— Зато я знаю, потом объясню. Про школу можешь рассказать, про отношения? Что помнишь?

— Нечего рассказывать. С девчонками получалось не очень. Хотелось дружить с парнями, ну, знаешь, футбольная команда местная. А им со мной было неинтересно. Я нёрд, и не их габаритов. Девчонки на мне висли, а мне с ними неинтересно. Ну, когда из-за прыща отменяют свидание. Бесило просто.

— А родители?

— Мама говорила, что я еще маленький. Я действительно по возрасту меньше их был и потом в универе тоже. Отец пытался что-то объяснять, я не понял. Помнится, он намекнул, что может мне стоит с парнями попробовать. Дома скандал был.

— Тебе сколько лет было?

— Не помню, 14—15. Спать хочу.

— Не хочешь ты спать, просто расслабился сильно. С тех пор геев не любишь?

— Наверное, даже раньше. Помню, что всю жизнь презирал их.

— А меня?

— Тебя, не знаю. Хотел бы, но не могу. Меня к тебе тянет. Можешь еще раз меня поцеловать, а потом я пойду.

— Вешаться?

— Наверное. Но с таким позором точно жить не буду.

— Это не позор

— А что? Быть посмешищем на работе? Лучше б я сдох тогда вместе с родителями.

— Почему ты так говоришь, может бог дал тебе ещё шанс.

— На что?

— Пересмотреть своё отношение. Думаю, ты латентный гомосексуалист, тебе хочется, но при этом ты отвергаешь это, как нечто грязное и низменное. Где ты только этого набрался?

— Попить еще можешь дать?

— Держи — Рик попытался всунуть в руки Аллена стакан, его трясло, но выпил почти больше половины.

— Спасибо — сказал он, отдавая стакан. Рик поцеловал его в мокрые губы. Аллен лежал, больше похожий на манекен. Потом поправил отросшие волосы.

— Знаешь, блондин с карими глазами, очень красиво. Аллен не ответил. Вместо этого по щеке скатилась слезинка.

— Придется новую работу искать — наконец прошептал он.

— Почему?

— Потому. Я всю жизнь был не такой как все, теперь еще и это. Как ты думаешь, кто мне доверит детей учить детей, узнав, что я — педик?

— Никто не узнает. Мы с тобой как были друзья, так и останемся.

— Думаешь?

— Почему бы нет. Кстати, сколько ты за квартиру платишь?

— 1.600

— А я 2.200. За 2.500 можно было бы 2-х бедрумную снять.

— Я работаю из дома, мне места больше нужно.

— Ну с двумя мастер бедрумами и отдельными ванными.

— Наверное подошло бы. Телефон мой подать не можешь?

— На, кому звонить собрался?

— Родителям.

— Сейчас 2 часа ночи, перепугаешь. Сегодня уже суббота, потом позвонишь. А пока я предлагаю раздеться, залезть под одеяло и поспать. Да не трону я тебя, если сам не захочешь.

— А если захочу?

— Тогда для тебя всё, что угодно.

— Это больно?

— Мне нет, потому что… потом расскажу, спи. Аллен долго не мог уснуть, переживая, в какую яму он попал. Рик не мог спать, потому что друг в нестабильном состоянии мог и с балкона прыгнуть, с него станется. Долго караулил, но все-таки уснул. Когда проснулся, Аллена рядом не было. Он вскочил с кровати и выбежал в гостиную. Глазам предстала картина, Аллен сидел сразу за двумя ноутами, ел шоколад и запивал третьим Монстром. Поднял на Рика красные глаза

— Ты знаешь, ученые выяснили, что это может быть наследственное?

— Да, знаю, это уже давно известно.

— Я не помню, чтоб мой отец… он тут осекся — в машине был еще кто-то, кто выкинул его, а что, если… Аллен пытался прогнать мысли, но не получалось, а хотелось послушать Рика.

— Ну, я могу такие вещи рассказать — тебе вместо шоковой терапии хватит. Может быть позавтракаем и квартиру новую посмотрим?

— Давай- грустно согласился Аллен.

— Ну что ты? Скажем, что решили вместе жить — потому что дешевле.

— Можно и для студентов, там 650 за комнату.

— Не, это нам не подойдет. Давай что-нибудь получше. Вот рядом с твой работой.

— У них ХОА — штука,

— Зато все включено, а двух-бедрумная от 1.800. Так что выбирай. Моя работа там же, на первом этаже, экономия на бензине. Рестораны — дойти пешком можно. А ты можешь на доске на работу ездить.

— Ага — мне начальник потом так приедет. Один раз попробовал. Он сказал, разбивайся, только не на нашем кампусе.

— Там парк недалеко.

— Нет, мне спец. площадка нужна.

— Найдем. 11 этаж тебя устроит?

— Вполне.

— Двери на балкон я заколочу.

— Зачем?

— Чтоб не вздумал костюм Бетмена попробовать.

— Да иди ты… Слушай, а тут клубы для голубых есть?

— Наверное. Я не был.

— Почему?

— Потому что как и ты, не хочу светиться.

— Значит, мы теперь с тобой вместе будем, ну чуть больше времени появится. Кстати, кто-то завтрак обещал.

— Уже ланч.

— Да пофигу. Давай куда-нибудь сходим.

— Давай. Ты тайскую кухню ешь?

— Да.

— Ну поехали в Бангкок Гарден.

— Заодно риэлтору позвонить надо — квартиры посмотреть.

— Ты родителям хотел позвонить.

— С этим успеется.


Пока ели, Рик договорился с риэлтором о показе квартир. Они выбрали одну, с видом на лес, северная сторона, высокий этаж, видно далеко, даже работу Аллена.

В подвале был бассейн, тренажерные залы, магазины и прочее. Ради этого стоило заплатить штуку Кондо Фи. Аллен высмотрел место, где можно было кататься на доске. Решили переехать сразу же. Через неделю квартира приобрела вид, как будто они там жили год. Про другие материи Аллен не думал, впереди ждал лыжный сезон. Ездить было чуть дальше, зато до работы ближе. И даже проектировщики не так доставали своими новыми изобретениями. Однажды начальник спросил — чего он такой довольный, не жениться ли собрался? На что Аллен ответил, что спаси и сохрани, но ему пришла в голову идея, что надо было больше квартиру снимать, тогда бы всей толпой на Уайт Тэйл ездили. Начальник вздохнул — а на зимние каникулы в Альпы?

— А кто мог подумать другое?

— Ну, круиз например, вздохнул начальник, вспомнив двух своих дочек.

— На фиг. Я вот думаю, может на параплане попробовать? — вслух подумал Аллен.

— А на день благодарения к нам не хочешь прийти?

— Извини, но турка в этом году у меня, так что повара соберутся.

На том и расстались, каждый думая о своем. Аллен о том, что, похоже, он не совсем ненормальный, а начальник о том, как хорошо быть молодым, неженатым и безмозглым. Ибо каждое мероприятие могло быть с летальным исходом.


День благодарения прошел не так, как описывал Аллен. На самом деле ему хотелось знать больше о том, какой он выродок. Поэтому, закупив еды на неделю, он пристал к Рику рассказать о его юношестве и что там отец придумал. Чтоб совсем не было стыдно до какого дна он докатился, Аллен выпил почти полбутылки пива, хотя подумал, что лучше б Рик дал ему той гадости. Тогда уже точно по хрену. Они лежали на кровати, Рик положил руку под голову Аллена и притянул к себе

— Ну и что ты хочешь знать? Промурлыкал он на ухо.

— Ну как оно бывает. Я за это время столько всего прочитал, каша в голове.

— Да она у тебя и раньше была — Рик потрепал его по голове и длинные волосы упали на щёки. Стричься не собираешься?

— А надо?

— Не надо, и так красиво. Ладно, слушай. У нас городок небольшой, так что… к какому-то времени было понятно за кем девочки бегают, кто за девочками, а кто отдельно, как ты, наверное. Я больше маскировался учебой, но все равно понял, что со мной что-то не так. Потом узнал, что некоторые собираются в заброшенных зданиях и мастурбируют вместе и еще кое-чем занимаются. Я не знал, что делать, если все время хочется и нет той разрядки, которую ожидаешь. Отец понял, что со мной происходит, он врач, начитанный, ну, на всякие конференции тогда ездил. Подсунул мне статью в газете — европейской, я потом в сети полазил — действительно, у них практикуют. Аллен покраснел. Они были похожи на двух нахохлившихся воробьев, которые занимаются чем-то запретным. Первый раз я после оргазма минуты 10 отходил. Это называется, выжатый до дна. И я понял, как это круто. Сверстники на меня странно посматривали, но я плевал на них. Подрабатывал волонтером с пожарными, тогда пришлось начать заниматься спортом. Знаешь, я был более нормальный, чем все другие сексуально озабоченные.

— А ты отца?

— Да и это было, он научил как правильно. В этом смысле я мог сделать взрослого мужика. Сразу уверенность в себе появилась. И учился я хорошо. И работа больше руками — многим пациентам массаж требуется. Но с пациентами никогда.

— А я?

— У меня ощущение, что я ждал тебя все эти годы. Ни с кем не получалось так долго продержаться, тем более без секса, с тобой — что-то другое. Я думаю — я люблю тебя или любил эдакий образ, а ты в него вписался.

— Мне нечего сказать. Разве что только ты меня…

— А ты меня не хочешь?

— Я не знаю. Это же ты, а не дамочка с подворотни.

— Ты что, с проститутками пробовал?

— Да.

— Понравилось?

— Да.

— Ты хоть предохранялся?

— Естественно.

— Мне в Бостоне должность врача предлагают, с последующим повышением до зав. отделения травматологии.

— Мне тоже предлагали работу в Бостоне, с возможностью работать из дома.

— Судьба?

— А хрен его знает. Можешь плеснуть мне той гадости, что прошлый раз?

— Зачем?

— Ну, может я хочу попробовать, только мне стыдно и через пару часов турка сделается.

— Глупый ты — сказал Рик, поцеловал его и сказал — раздевайся. Презервативы — вон там, дальше сам разберешься?

— Наверное.

— Как ты хочешь?

— Как тебе удобно.

— Как Тебе удобно?

— Я не знаю, ты ж у нас Казанова.

— Ладно, ложись. Он толкнул Аллена на кровать и сам стал аккуратно садиться на эрегированный член. Не тяжело? — спросил он.

— Не-а. Он успел схватить Рика за бедра и кончил.

— Молодец, сказал Рик, снимая с него презерватив и протирая салфеткой. Теперь двигайся, вместе полежим. Аллен успел заметить кухонное полотенце.

— Это не с нашей кухни, во-вторых, бывает не всё так гламурно как в порно, а спать на мокром неприятно. Расслабься. Он целовал Аллена, потом занимались петтингом и вместе кончили.

Как финал, запищала духовка с туркой. Рик быстро вытерся и побежал выключать плиту, Аллен поплелся в ванну. Было здорово, но в голове был мрак и мысль, что они занимаются чем-то плохим. Он не знал, что думать, откуда у него эта двойственность, а Рик объяснить не мог — он не психиатр. Если он гей — понятно, но откуда постоянное чувство вины. Он не помнил, чтоб его ругали или при нем ругали геев, но что-то внутри засело. В душ заглянул Рик

— Ты скоро? Пошли кушать.

Аллен решил, что пусть все идет как идет и нечего копаться в себе.

Они съели по кусочку индюшки с картошкой, а потом уселись смотреть все 5 серий Мишн Импоссибл. Аллен подумал, что если его видео с камеры выложить на ютьюб, будет не намного хуже.

— Теперь мы эту индюшку до Нового Года есть будем. Салат с туркой, сэндвичи, с костей — суп гороховый. Рик вздохнул.

— Ты на Кристмас в Альпы?

— Да почти 10 дней. Ты узнай, может им там врач нужен.

— Я и здесь нужен.

— А я тебя кататься научу — Аллен хитро улыбнулся.

— Нет уж, спасибо, мне пока жить хочется, в отличии от некоторых.

— Ну, как хочешь.


Рик все-таки выбил командировку в Альпы и, глядя в бинокль, как катается Аллен, мог только пить успокаивающее в виде спиртного.

Перед спуском Аллен всегда проверял своих — все ли правильно застегнуто и надето то, что нужно, потом перешел и на чужих. Травматизма не было. В своем лыжном костюме Аллен был просто неотразим. Весь в белом, включая белую шапку, на отвороте которой был вышит красный чертополох, а за отворотом были вышиты 2 карты черной рубашкой вверх, если шапку вывернуть на изнанку, было видно, что это два джокера. Время летело быстро или они успевали столько, что другим бы понадобились годы. Летом Рик опять стал приглашать его в гости к родителям в Мэйн. Аллен отказался категорически, сказал — что боится его отца, реально. И убеждения, что ему ничего не будет, не помогли. Рик уехал один. Аллен подумал, ну и хрен с ними и поехал в Пенсильванию на съемки какого-то очередного молодежного сериала.


Через несколько дней на телефон Рика позвонили. Если бы не отец, он бы упал на пол. Дальше с кем-то разговаривал отец, представившийся как Фазер-ин-Ло и все больше мрачнел, иногда уточнял диагноз и под конец сказал — мы едем, из Мэйна. Так что, до завтра. Он повернулся к сыну. Рик, белый, сидел на кровати и держался за голову.

— Аллен разбился на съемках. Как произошло, никто не видел, он был вне камеры, головой о бетонный рамп, сейчас в коме. Трещины нет, хорошо, если придет в себя, можно ожидать любых последствий, если нет — через 2 недели могут отключить. Тут Рик попытался заплакать, но не получилось.

— Давай, собирайся, время дорого — сказал отец. Раньше выедем, раньше узнаем. И возьми себя в руки — это ещё не конец. Такое Рик даже представить не мог.

— Ты его любишь? Наконец спросил отец.

— Да.

— Тогда поехали. Если я что-то и понимаю в медицине, то умереть он не должен. Восстанавливаться придется долго. Я его к нам заберу.

— Ты что? Зачем?

— Затем, что у него нет родных, которые о нем позаботятся. У него есть только ты. В Бостоне есть клиника, где у меня знакомые, если что — можно туда обратиться.

— Тереза, разбери нижнюю спальню Рика, на второй этаж он не дойдет. Приемным родителям позвонить?

— Я не знаю, по-моему, он с ними не очень.

— Хотелось бы мне с ним познакомиться при других обстоятельствах. Ладно, умывайся и поехали. Потом решим.

Ехали быстро, если не сказать летели, как будто полицейские дали им зеленый свет по всему пути. В дороге остановились только один раз.

Сразу подъехали к госпиталю.

— Вон его работа — показал рукой Рик, а там — наш дом -за деревьями показалась высотка.

В палату их не пустили, а через окно был виден просто белый кокон в проводах. Дэвид нашел врача и долго выкручивал ему руки, потом поехали в их квартиру. Отец осмотрелся и сказал — в Бостон не хочешь перебраться?

— А Аллен?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.