Ridero

Книга создана при помощи издательской системы Ridero
Издай свою книгу бесплатно прямо сейчас!

978-5-4474-0662-2

Избранный

Купить электронную

Александр Филиппов

автор книги

О книге

Главный герой книги — врач-хирург Корнев неожиданно получает шанс вырваться из кабалы полунищенского существования, став депутатом Государственной Думы. Пройдя сквозь жёсткую избирательную компанию, он добивается победы, но её цена оказывается слишком высокой.

Об авторе

О повести Александра Филиппова

«Избирательная кампания — это прежде всего деньги. Чем больше их затрачено, тем предсказуемее результат, — заметно захмелев, откровенничал Минусов.— Поэтому я смеюсь, когда слышу рассуждения о свободных выборах, волеизъявлении граждан… Всё это сказочки для обывателей. Если бы не повсеместные спектакли с выборами, нам бы пришлось быдло кнутами в стойло да в ярмо загонять. А так — помани их бюллетенем, сказочкой про демократию, припугни, сунув под хвост страшилку тоталитаризма — сами куда надо побегут… — Не нравится мне твоя терминология, — смахнул салфеткой с губ прилипшие икринки Корнев. — Быдло… Ярмо… Народ — он, брат, разный!.. — С терминологией у меня всё в порядке, — жестко парировал Минусов. — Именно для быдла характерна лёгкая смена идеологических воззрений. Тысячу лет верили в Бога, потом власть сказала, что Бога нет — долой кресты с груди и с колокольни, иконы — в печку, храм — под овощехранилище. Состоял в КПСС — вышел чохом со всеми, сжёг партбилет или в шкафчик потайной спрятал. Сколько было членов партии в девяносто первом году? Двадцать миллионов. Да ещё комсомолят два раза по стольку. Хоть один с оружием в руках партию свою защитил? Нет! Все попрятались. И после этого ты мне скажешь, что я их голоса не куплю? Куплю, причем по дешёвке. И править мы ими будем, как захотим». В повестях А.Филиппова немало героев, порожденных эпохой, — бандит-депутат горсовета, учитель-педофил, киллер… Но, пожалуй, главным его открытием стало художественное воплощение в «Избранном» фигуры политтехнолога Минусова. Странно, что до сих пор этот главный герой современности не явился нам со страниц литературы. Хотя причина, в общем-то, объяснима. В последние годы отечественная словесность занята преимущественно обслуживанием вкусов и запросов именно той категории населения, которая обозначена в монологе политтехнолога Минусова. Причём одновременно и формирует её, и удовлетворяет. И в этом, можно с большой степенью уверенности предположить, работа Минусова и ему подобных. Им не нужна думающая нация и сплоченный народ. Они существуют лишь в зазоре понятий между «народом» и «быдлом», который искусственно раздвигают правители, уже достигшие власти благодаря «грязным» технологиям и способствующие дальнейшему увеличению стада козлищ. Повесть «Избранный» представляет нашу современную действительность не как результат народного волеизъявления, а как следствие умелого манипулирования общественным сознанием, когда чёрное может стать (и становится по Филиппову!) белым и наоборот. В городе Нижнеуральске проходят выборы взамен умершего депутата Госдумы. На борьбу съезжаются «бойцы невидимого фронта» — политтехнологи разных мастей со всех волостей, опытные ловцы душ и собиратели голосов электората, новые иезуиты-имиджмейкеры, приведшие к власти, по утверждению Минусова, большинство депутатов нынешней Госдумы, губернаторов краёв и областей и мэров крупных городов. Минусов, не скрывая, цинично объясняет суть любого предвыборного процесса. «Политик — это товар. Избиратель — покупатель этого товара. Чтобы я успешно этот товар ему втюхал, требуется работать по классической маркетинговой схеме: сегментировать политический рынок, позиционировать, то есть предъявить политика как товар, упаковать его в соответствии со вкусами и потребностями электората и продать. Вернее, сделать так, чтобы покупатель, то есть народ, именно моего политика выбрал. — А я, честно говоря, глядя на политиков, всегда думал: дал же Бог человеку талант! — простодушно признался Корнев. — А оказывается, их политтехнологи делают…» Большая часть повести, иногда в ущерб художественным качествам произведения, отводится раскрытию и изображению приемов «грязных» выборных технологий. Но зато уже совершенно понятно, что несть числа искушениям и ловушкам, расставленным для избирателей и нет защиты от них. Однако не только и, может быть, даже не столько деньги движут Минусовым в его неиссякаемых технологических изощрениях. У него своя жизненная философия. Он глубоко презирает и тех, кого двигает во власть, и тех, чьими руками это делает. «Политтехнолог склонился к доктору, зашептал в ухо: — Ты знаешь, что такое идеальная демократия? Т-с-с-с… Между нами, строго! Это фашизм. Берется один народ или страна… Или группа стран с населением, скажем, миллиард человек. И для них устраивается рай на земле. Жри, пей, развлекайся, говори что хочешь. Работаешь — получаешь огромные бабки, не работаешь — пособие по безработице, тоже приличное. И всё это за счет остальных стран. В «золотом миллиарде» при полной свободе слова хрен кто против кучерявой жизни вякнет. А остальных, чуть что не так — к ногтю! И ракетами их самонаводящимися, бомбами! Именно к такой демократии наш мир эволюционирует. И ты попадаешь либо в «золотой миллиард», либо в хозобслугу, и горбатишься всю жизнь на удовлетворение его прихотей. Вот в чем конечный смысл всех демократических преобразований!» Собственно, философию эту Минусов не столько сам придумал в своё оправдание, сколько впитал от тех, кому служит трамплином во власть. Сути это не меняет — завтра Минусов, поднаторевший в предвыборных баталиях, сам может взлететь на высоту любой выборной должности. На фоне этой философии, этой «тайной доктрины демократии» по Минусову разворачивается история врача Корнева, случайно оказавшегося в самой гуще предвыборных событий, происходящих в городе Нижнеуральске. У хирурга, обычного труженика, появился шанс круто изменить судьбу, став депутатом Госдумы. Он практически единственный порядочный человек в обойме кандидатов, рвущихся во власть («нормальный», как его определяет Минусов). У него в отличие от Минусова, прокладывающего ему путь к заветной цели, нет чёткой философии и демонической жизненной установки. Корнев «двух станов не боец, а только гость случайный». Им движет желание устроить семейный быт, обеспечить достойное будущее дочери и жене, такой же, как и он, труженице. При этом Корнев наивно надеется, добившись путем компромисса поставленной цели, сохранить человеческое достоинство и быть полезным народу, частью которого он является. Но народ, как заметил сам Корнев, «разный бывает». Сам он, увы, несмотря на свою положительность, всё же из тех, кто «родом с площади города Козлова», а значит, при необходимости оправдает и ложь во благо, и «детскую слезинку» во имя счастья. В один миг жизнь для него превратилась в супермаркет, где можно брать все, что захочешь. «С недавних пор в холодильнике не переводились недоступные прежде для их врачебной семьи деликатесы: красная и чёрная икорка, янтарный, истекающий жиром балык, умопомрачительно пахнущая дымком копчёная курочка, разная морская мелочь в банках: омары, крабы, устрицы…» Но на выходе из магазина, как известно, за всё придется заплатить. Став избранным, Корнев заплатил за своё избранничество жизнью самых дорогих людей — жены и дочери. Дорожное происшествие, в котором они погибли, не было предопределено логикой событий: в дело вмешался господин Случай. Но в этой «непредопределённости» есть некий метафизический контрапункт, на который накладывается высшая идея произведения, некий непроизнесённый вслух ответ автора на вопрос: какова цена власти вообще? «В мире, где есть Бог, нет места случаю». Назови это высшей справедливостью — суть не изменится: за все придётся платить. В этой системе координат возникает нравственный аспект вопроса, — как оказывается, самый главный. Драма Корнева не в том, что он шёл дорогой разочарований. Он, наверное, выжил бы, случись беда в обычных обстоятельствах. Но трагедия наложилась на неосознаваемые до конца душевное опустошение и духовное предательство, которые он пережил, заключив сделку с совестью (в повести — подписав договор с олигархом Толстовым). После смерти семьи исчез смысл бытия, противовес баланса, удерживавшего его по эту сторону балкона. И Корнев опрокинулся в пустоту… Не знаю, только ли одной литературной реминисценцией можно объяснить сходство сюжетных линий в историях Мефистофеля и доктора Фауста и Минусова с доктором (опять же!) Корневым. Играет ли автор с читателем, предлагая ему монологи Минусова, похожие на парафраз известной арии «Люди гибнут за металл». Или, может быть, вся наша нынешняя жизнь действительно уже похожа на сделку с дьяволом, когда буквально каждый готов купить себе немножечко счастья ценой всего святого. Самоубийство Корнева — не протест, а только уход из ситуации. Завтра на его место придет другой, который не будет столь щепетильным в вопросах совести и морали, ведь как определил Минусов: «Таких, как ты, на любой российской помойке — толпы. Только свистни — вмиг набегут!». Врач по образованию и специальности в недавнем прошлом Александр Филиппов в своих повестях не дает рекомендаций, а только ставит диагноз. Его нельзя упрекать в жесткости оценок: диагноз должен предполагать худшие ожидания. Писатель не лечит, он предупреждает: болезнь слишком запущена. Не стоит искать ее причины вовне. « — Дело в нас, — говорит герой повести «День козла». — Не в нас с тобой персонально, а во всех нас. Понимаешь?» Услышим ли мы призыв нашей литературы, в которую ныне органично и талантливо вплетается голос Александра Филиппова? Вернее, захотим ли услышать или так и останемся жителями «города козлов», где нет народа, а только население, которое, собравшись вместе, так и остается толпой, позабыв, что такое нация? Александр Старых

Рассказать друзьям

Ваши друзья поделятся этой книгой в соцсетях,
потому что им не трудно и вам приятно