электронная
100
печатная A5
391
12+
История села Апайкина Гарь Казанского уезда 1819–1918 годы

Бесплатный фрагмент - История села Апайкина Гарь Казанского уезда 1819–1918 годы

Книга первая — Новые Чепчуги


5
Объем:
290 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4490-9828-3
электронная
от 100
печатная A5
от 391

История села Апайкина Гарь Казанского уезда 1819—1918 годы

Книга первая — Новые Чепчуги

.

к 200-летию основания села Апайкина Гарь

Предисловие

Однажды, ради интереса, взявшись за составление родословной, я обнаружил, что генеалогия, даже любительская, позволяет не только понять, кто были твои предки, когда и где они жили, а словно из пазлов, дает возможность сложить по кирпичикам историю твоего прошлого. И такое начало даже не предполагало, что исследования поколений уйдут на несколько веков, охватят более десяти поколений прапрародителей, а изучение исторических материалов, сохранившихся в архивах, и общие исторические события, происходящие в это время в России, сформируют хронологическую цепь событий и фактов.

Так появилась идея написать книгу в виде хронологии — историю рождения и жизни небольшой крестьянской деревни, а позднее села Апайкина Гарь в Казанской губернии, где события и факты в жизни отдельных крестьянских семей складываются в небольшую часть истории российского крестьянства. Такая возможность была обеспечена тем, что в Национальном архиве Республике Татарстан полностью и в отличном состоянии сохранились исторические материалы в виде метрических книг, духовных ведомостей и ревизских сказок по церквям Казанского уезда, приходы которых составляли жители Апайкиной Гари.

Конечно, в первую очередь, книга будет интересна потомкам, чьи корни идут из села Апайкина Гарь. Поэтому, в самом начале книге сразу приведена информация о родовых фамилиях тех, кто был основателем этого нового крестьянского поселения. И хотя, фамилии крестьян здесь стали появляться только в конце XIX века, а большей частью с 1902—1903 годов, такая предпосылка даст исследователям возможность по годам строить свое генеалогическое древо. А это потомки с фамилиями: Васины, Годящевы, Егоровы, Климины, Котельниковы, Максимовы, Маркеловы, Никитины, Огневы, Осиповы, Панцыревы, Селянкины, Тучковы, Уточкины, Филипповы, Харитоновы.

Каждой семье приписывается порядковый номер, что не даст упустить нить, связывающую поколения. В последней же главе составлен пофамильный состав семей, определяющий правильность составления родовых ветвей, так что есть возможность самим прорисовать свою родословную.

Эта книга является первой из трех, что описывает хронологию одной из деревень села Апайкина Гарь, самую первую, под названием Новые Чепчуги, с которой и началась история села. Далее будут составлены две другие — по деревне Новые Бимери и деревне Гавриловка-Гарталовка совместно с сельцом Четыре Двора (Каменев завод). Конечно, выбором написания в этой книге в первую очередь Новых Чепчугов явилось не только их первичность образования в 1819 году, но и то, что родословная автора, родовые фамилии Огневых и Осиповых исходят тоже из этой деревни.

Автор взял на себя смелость не излагать материал только сухими фактами архивных документов, тем более, что большая часть событий ограничена записями о рождении, бракосочетании и смерти, что изложены в метрических книгах приходских церквей. Немного внесена художественная окраска хронологических событий, однако, опирающаяся на реальные факты как по общим историческим событиям, происходящим в Росси в соответствующие годы, так и на гипотезы на основании связей архивных записей.

И так, перед Вами практически столетняя история небольшого села в Казанском уезде и губернии с красивым названием Апайкина Гарь — от его основания в 20-хгодах XIX века до 1918 года, времен становления Советской власти, когда метрические книги церковных приходов стали претерпевать преобразование в аналоги, в виде записей актов о гражданском состоянии.

Предложения и отзывы буду рад получить на личную электронную почту ognevsp@mail.ru

Приятного чтения и интересных исследований!

Начало. 1819 — 1824 годы

По правую сторону Сибирского почтового тракта в истоке реки Казанки в 85 верстах от города Казани располагалась местность, покрытая лесом. По преданию — в конце XVIII века жена лесника инородца, их называли апайками, произвела здесь лесной пожар, «гарь», местность назвали «Апайкина Гарь», название установилось и для деревни. На основании первоисточников, основанием деревни является 1819 год [1]. Это всего лишь дата, но предстояло много работы — вырубить лес, распахать земли, построить дома, поэтому только спустя три года, а окончательно, через пять лет эта земля стала заселяться крестьянами. Вплоть до 1826 года крестьянские мужики из сел и деревень Казанского уезда Чепчуги, Глухово (деревня Берляково), Царицыно (деревня Константиновка) готовили своим семьям новое место жительство, которое станет родным для многих поколений их потомков.

Вот как описывают село Царицыно и село Чепчуги в Истории России за 1901 год [4]: «Третий почтовый путь из Казани направляется по Сибирскому тракту к северо-востоку на Арск и до Арска следует почти параллельно реки Казанки вверх ее течения. Направо от тракта, в 7 верстах от Казани лежит село Царицыно. Село получило название, по преданию, от убитой здесь русским войском казанской царицы, бежавшей за город со своими отборными ногайскими татарами. Около села имеются каменоломни, в которых обнажены солитовые известняки пермской системы с остатками рыб и массой окаменелостей» [4, с. 352].

И там же, далее: «На 36-й версте от Казани по Сибирскому тракту лежит село Чепчуги. По преданию, село основано ссыльными из разных мест татарами, чувашами, черемисами и евреями, которые впоследствии обрусели. Фамилии Черемисовых, Мурзиных и других свидетельствуют о разноплеменном составе основателей села. Кроме того, в селе встречаются фамилии Майоровых, Капраловых. Говорят, что предки этих крестьян были произведены в майоры и капралы Пугачевым, проходившим со своей шайкой через село. На речке Ящерм с самозванцем, которого старики и старухи до сих пор называют царем Петром Федоровичем, была битва: «против нашего царя Петра Федоровича шел басурманский царь Милькесон (полковник Михельсон); у нашего царя войско было плохенькое, набранное из крестьян, из которых он понаделал майоров и капралов, а у басурмана были настоящие воины в кованых латах». Убитых зарыли в общую яму при впадении речки Ящермы в реку Казанку; на этом месте поставлен был крест, и теперь тут ежегодно служат панихиду. Неподалеку от этого места зарыты также, говорят, в шкуре лошади деньги, взятые у Пугачева. Чепчуги и эта история упоминается в повести А. С. Пушкина «История Пугачевского бунта», 1834 г. Село имеет до 2000 жителей, волостное правление, земское училище, больницу, аптеку, красильню, овчинное заведение, солодовни, 35 лавок и торжок. В полуверсте от Чепчугов находятся два могильных камня с надписями, один из них хорошо сохранился, от другого осталась только нижняя половина. У Чепчугов обнажаются плитняковые известняки, мергели и песчаники пермской системы. В пяти верстах от Чепчугов правее реке Казанке расположена русская деревня Князь-Камаево, вблизи которой находится место Иски-Казань (тат. Старая Казань) [4, с. 352—353].

По заключению земского издания «Крестьянское землевладѣніе», земля в краях Апайкиной Гари считалась средней по качеству, а именно отнесена к 3 разряду, ровная с незначительными оврагами, как и в большинстве сел и деревень Казанского уезда.

Деревня была приписана к приходу Троицкой церкви села Александровка, что находилось в 20 верстах к юго-западу. Село Александровка образовано в 1775 году в честь полковника Александра Ивановича Свечина переселением новокрещенных помещичьих крестьян, собранных из разных губерний, а первую деревянную церковь здесь построили в 1788 году. Помимо вновь образованной Апайкиной Гари, в приход входили деревни в двух верстах Верхнего и Нижнего Азяка из новокрещенных татар и чувашей, на юго-запад в 14 верстах деревня Турнали и на восток в 8 верстах деревня Березовки [2].

Все переведенные в Апайкину Гарь крестьяне относились к категории удельных (до 1797 года — дворцовые крестьяне). Они принадлежали непосредственно императорской семье, платили оброк и несли государственные повинности. В Казани были создан Департамент уделов, а непосредственное управление делами возлагалось на управляющего удельной конторой, что избирался на мирских сходках удельного приказа. От каждого крестьянского двора в такой сходки участвовал один представитель, чаще всего глава дома. Избирались голова (для общего наблюдения за подведомственным ему районом), казенный староста (для сбора повинностей), приказный староста (для наблюдения за порядком и для разбора мелких тяжб между крестьянами) и писарь. Средний надел удобной земли приходился 4—5 десятин на взрослую мужскую душу. Дворцовые крестьяне перешли в заведование уделов с оброком в 3 рубля ассигнациями с ревизской души, а к 1824 г. повысилась до 5,5 рублей.

1825 — 1826 годы

Только закончилась уборочная прошлого, 1824 года и, чтобы успеть к весенней посевной обосноваться на новых землях, начиная с осени, а после уже по снегу, оставшиеся обозы крестьянских семей двинулись из села Чепчуги, деревни Берлякова села Глухово и деревни Константиновка села Царицыно в направлении названной деревни Апайкина Гарь. Уже было обустроено восемь дворов с земельными наделами, деревня ожила — почти сотня крестьян от мала до велика заселили новую землю в истоке реки Казанка.

Соответствующая запись сделана в Исповедальной ведомости Казанской Губернии покруги села Глухова Андреевской церкви священнику Константину Михайлову от прихожан за 1825 год «оной же деревни удельные крестьяне вышедшие на новую землю в семъ году оной же округи принадлежать к селу Александровка». А в 1827 году в Исповедальной ведомости Казанской Губернии покруги села Александровки Троицкой церкви священнику Филиппу Родионову от прихожан за 1827 год указано «в приход села Александровки из села Чепчугов, деревни Берляковой и деревни Константиновки удельных крестьян 8 дворов 50 мужских и 42 женских душ по распоряжению светского правительства переведены на новую землю и составили деревню под названием Новые Чепчуги Апайкиной Гари». В Ревизской сказке 1834 года по деревне Константиновка указан год перевода семей — 1823, по деревне Берляково — 1827 год.

Кто же были те крестьяне, первыми населившие Новые Чепчуги Апайкиной Гари и к исповеди пришедшие в приход села Александровка первый раз в 1826 году. Чтобы далее проследить быт и жизнь деревни, здесь перечислим полные составы крестьянских семей, указанные в Исповедальной ведомости Казанской Губернии покруги села Александровки Троицкой церкви священнику Филиппу Родионову от прихожан за 1826 год. Причем, сразу для каждого семейства укажем родовые фамилии, которые пошли от этих предковых семейств, и приписанные семьям, в основном, за исключением некоторых, в 1902—1903 годах. Это поможет исследователям изначально сопоставить основателей Апайкиной Гари своим предкам.

Даже в описание семей в Духовных ведомостях прослеживается патриархальность семейных отношений в российских, в том числе, крестьянских семьях. В ведомостях, особенно до второй четверти ХIХ века, сначала указывались глава семьи, затем мужская часть семьи по старшинству и потом женская часть также по возрасту. Безусловный авторитет оставался за старшим мужчиной — за отцом или за старшим сыном, вся члены семьи безоговорочно послушались и подчинялись его воли. Поведение хозяина — это внутрисемейное дело, его поступки не осуждались, даже когда один из членов семьи наказывался без какой-либо причины. В соответствии с традицией, глава семьи завещал свои права, дом и хозяйство старшему в семье; если такого завещания не было, то главой становилась вдова, либо старший сын.

Недаром деревню назвали Апайкиной Гари Новые Чепчуги, так как пять дворов из восьми заняли удельные крестьяне и их семьи из села Чепчуги.

1. Двор, в указанной Исповедальной ведомости по счету 112, заняли братья из деревни Берлякова села Глухово — Никита Тимофеев, давший свое имя фамильному роду Никитиных, и Осип Тимофеев — основатель семейства Годящевых; их семьи изначально были в составе 12 душ:

Никита Тимофеев — 48 лет,

его жена Евдокия Фомина — 48 лет,

дети их Анна — 14 лет,

Игнатий — 8 лет

и Иван — 4 лет;

Осип Тимофеев — 40 лет,

его жена Авдотья Константинова — 39 лет,

дети их Харитон — 10 лет,

Гавриил — 8 лет,

Осип — 6 лет,

Константин — 4 лет

и Федор — полугода.

Братья забрали и свою мать, 67-летнюю Елену Андрееву, но вдова не пережила переезда и зимой померла.

2. Двор по счету 113, заняла 53-летняя вдова Васса Егорова из села Чепчуги с семьями двух сыновей в составе 10 душ:

сын Антон Петров — 31 года, от него пошла фамилия Панцыревы,

его жена Ирина Иванова — 31 года,

дети их Герасим — 10 лет,

Василий — 8 лет,

Авдотья — 6 лет

и Александра — 4 лет;

сын Иаков Петров — 25 лет, давший жизнь ветке Селянкиных,

его жена Мария Иванова — 20 лет,

дочь Праскевия — полугода.

3. Семья Федора Иванова из села Чепчуги составила двор 114 — через два поколения это стало самое большое семейство в Апайкиной Гари, носившее фамилию Тучковы:

Федор Иванов — 48 лет,

его жена Мария Стефанова — 47 лет,

сын Денис Федоров — 26 лет

с женой Праскевией Мартыновой — 28 лет

их дети Ермолай — 5 лет,

Маркел — 2 года,

Никита — 1 год;

сын Федор Федоров — 20 лет

с женой Наталией Ивановой — 19 лет,

их дочь Домна — полугода;

дочь Елизавет — 9 лет

и сын Тимофей — 5 лет.

В этот же двор 114 заселилась и семья Климента Николаева из Берляково, опять же давший свое имя роду Климиных. Тем самым, здесь составился самый большой крестьянский двор в 16 душ:

Климент Николаев — 51 года

с женой Анисией Мироновой — 50 лет,

дочь Авдотья — 17 лет

и сын Никита — 9 лет.

4. Престарелого 75-летнего отца Ивана Гаврилова и мать Елену Андрееву (умерла в эту же зиму, 4 января в 60-летнем возрасте), сыны их забрали из Чепчугов к себе, составив двор по счету 115 из 14 человек:

Симеон Иванов — 44 лет, здесь не было такого однообразия в фамилиях потомков — в будущем образовались семьи Маркеловых, Максимовых, и опять же Тучковых;

его жена Стефанида Иванова — 40 лет,

сын Маркел Семенов — 23 лет

с женой Агафией Никитиной — 21 года

и дочерью Меланией — одного года;

сын Егор — 20 лет,

дочери Анна — 8 лет

и Надежда — 3 лет;

Афанасий Иванов — 37 лет, родоначальник семейства Огневых;

его жена Ирина Осипова — 36 лет,

их дети Неонила — 10 лет,

Симеон — 5 лет

и Ефимия — 4 года.

5. Семья Захара Егорова с будущей фамилией Захаровы из села Чепчуги и семья Филиппа Гаврилова с двумя фамилиями потомков — Филипповы и Егоровы из деревни Константиновка села Царицыно составили 116 двор из 8 душ:

Захар Егоров — 64 года,

его жена Феврония Федорова — 63 года,

сын Фадей Захаров — 15 лет;

вдова Марфа Никитина — 68 лет;

Филипп Гаврилов — 31 года,

его жена Авдотья Сергеева — 30 лет,

их дети Зиновия — 4года

и Матрона — одного года.

6. Небольшой двор 117 составила молодая семья из той же деревни Константиновка в количестве 6 человек:

Тихон Васильев — 28 лет, не имел мужского продолжения рода в ХХ веке;

его жена Маремьяна Парфенова — 27 лет,

их дети Татьяна — 8 лет,

Иаков — 4 года,

Иван — 3 года,

Иосиф — 2 года.

7. Двор 118 заняла 76-летняя вдова Анна Ларионова из села Чепчуги с семьями двух сыновей в составе 8 человек:

Герасим Никифоров — 38 лет,

его жена Авдотья Гаврилова — 36 лет,

сын Николай — 8 лет;

Никита Никифоров — 31 год,

его жена Христина Федорова — 29 лет,

дочь Мария — 14 лет

и сын Василий — 13 лет.

8. Другая вдова из тех же Чепчугов, 68-летняя Матрена Кузмина с сыном, от которого пошел род Котельниковых, заселили двор по ведомости 119:

Трофим Иванов — 41 год,

его жена Мавра Амбросиева — 46 лет,

их дети Петр — 17 лет,

близнецы Роман

и Платон — 15 лет.

И к ним заселена семья из деревни Берляково, вместе составив 12 душ:

Трофим Ефимов — 36 лет, основатель рода с фамилией Волковы;

его жена Федора Иванова — 34 года,

их дети Егор — 12 лет,

Ирина — 11 лет,

Микита — 10 лет,

Карп — 8 лет.

9. И последний 120 двор составила семья крестьян из деревни Берляково в количестве 6 человек:

Тимофей Васильев — 73 года, у которого тоже не было мужского продолжения рода в ХХ веке;

его жена Саломонида Михеева — 60 лет,

их сын Антон Тимофеев — 30 лет

с женой Анисией Ивановой — 31 год;

сын Леонтий Тимофеев — 26 лет

с женой Дарьей Антоновой — 24 года

сын Кондрат — 2 лет, умер при переезде.

Именно эти 12 семей удельных крестьян в 9 дворах, 92 человека явились основателями и первыми действующими лицами представленной истории деревни Апайкина Гарь Новые Чепчуги села Александровка Казанского уезда Казанской губернии.

И уже летом, 5 июля, всей деревней играли первую свадьбу. Получил благословение отца Трофима Иванова (8) 17-летний Петр привезти из родных Чепчугов 17-летнюю девицу Акулину Мартынову и обвенчаться с ней.

В самом же начале года, 3 января в семье Федора Иванова (3) у сына Федора родилась дочь Домника, первый ребенок в семье и первый ребенок, родившийся на новых землях. К сожалению, Домника умерла в младенчестве ровно через год, как это часто случалось в те времена.

Поэтому, всё же будем считать, что первым «коренным апайкинцем» является Федор, сын Осипа Тимофеева (1), родившийся 3 февраля, который сыграл свою роль в истории деревни. Тем более, и родившийся 4 октября сын Афанасия Иванова (4) Иаков умер на следующий год, 21 июля. По волею судеб, семья Осипа и в росписи деревни — первая. Через два дня первенца крестили в Троицкой церкви села Александровка, что находилась от деревни в 20 верстах. Как водилось, восприемниками крестников были близкие родные, и Федора принимал из крещенской купели из рук священника отца Филиппа Родионова его дядька Василий Егоров.

Первая же из девочек, «коренных апайкинцев», опять же, не считая умершей в младенчестве Домнику, является Неонила, что родилась 15 октября в семье, почти уже сорокалетних, Герасима Никифорова (7) и Гликерии Захаровой. Через месяц, 26 ноября, и в семье Трофима Ефимова (8) была радость — появился на свет сын Андрей.

И так, новая деревня зажила, обычной крестьянской, но своей, жизнью.

1827 год

Стали понемногу обустраиваться, всё больше расширяя земельные наделы, вырубая леса. Вот как дана характеристика крестьян в первоисточнике [2]: «Крестьяне занимались, в основном, хлебопашеством и огородничеством, избегая отхожих промыслов, по мнению прихожан, развращающих человека. Благодаря пастырским внушениям, пьянство, гордость и грубость не замечались среди них. Большинство прихожан ежегодно говеют, исповедаются и причащаются, к храму прилежны, к духовенству почтительны. Перед посевом ярового и озимого, перед выгоном скота служат всем обществом полевые молебны; кроме молебнов, служат на кладбище панихиды. Кроме ходов со Святым крестом по домам в Рождество Христово и Крещение Господне, прихожане принимают Святые иконы в Святую Пасху и престольный праздник Троицын день. Пьянство, как и везде, возмущало мирное течение деревенской жизни».

Когда пришло время перевода на новую землю, Захар Егоров (5) не мог, конечно, оставить в Константиновке вдову своего брата, престарелую и больную Марфу Никитину и забрал ее к себе. Но Марфа не выдержала этого переезда, и вскоре померла в возрасте 69 лет. То же самое случилось и в семье Трофима Иванова (8) — его мать 64-летняя Матрена Кузмина померла весной, 15 марта. Обе похоронены на «отведенном месте», погосте села Александровка.

Там же, в источнике [2] сельское кладбище описано так: «Расположено на довольно возвышенном месте в южной стороне на расстоянии в 0,5 версты от села. В большинстве случаев сельские кладбища производят неблагоприятное впечатление своей пустынностью. Здесь же место вечного упокоения скрашивают сосны, ели и березы. Оно обнесено довольно прочной деревянной оградой».

Кто-то умирает, кто-то продолжает род человеческий. Чаще всего по зиме или поздней осенью, когда крестьяне были свободны от земли, играли свадьбы молодых. В январе 20-го числа деревня снова играла свадьбу — бракосочетался 17-летний сын Захара Егорова (5) Фадей с 22-летней Праскевией Борисовой, дочерью пахотного солдата заштатного города Арска.

Три основных события в жизни любого православного человека записаны в метрической книге приходской церкви — рождение (крещение), бракосочетание и смерть (погребение). Как было уже сказано, Апайкина Гарь была отнесена к приходу Троицкой церкви села Александровка. Деревянный храм на каменном фундаменте построен в 1788 году на возвышении пустоши Наурис во имя Живоначальной Троицы. Причт священнослужителей к этому времени состоял из священника отца Филиппа Родионова, дьяка Иоанна Емельянова и пономаря Ферапонта Филиппова [2].

Как встарь повелось, рождение и воспитание детей было основной целью брака. Причем родители были счастливы, если в семье рождался мальчик. Рождение нового мужчины перед ежегодным земельным переделом означало, что крестьянская семья получит увеличение земельного надела, либо отец получал вознаграждение от продажи прирезанной на новорожденного земли. Рожденных девочек, чаще всего, ненавидели как «дармоедок», и отец винил, в том числе, и побоями свою жену. Дети находились в полном подчинении родителей, пока не женились или не выходили замуж. До семи, иногда меньше, лет дети находились в воспитании матери, дальше уже отец обучал сыновей крестьянским навыкам, а девочки обучались у матери домашнему хозяйству. Причем обучение детей рабочим навыкам являлось самым важным, так как родители видели в детях будущих работников семейства и подпору семейного благосостояния.

В начале нынешнего, 1828 года, практически в каждой семьей жены были на сносях — новые плодородные земли были богаты не только урожаем, но и несли новое поколение коренных апайковцев. 30 апреля текущего года жена Тихона Васильева (6) Маремьяна родила близнецов Тимофея и Мавру, но двойная радость для отца недолго продолжалась — через два дня Мавра умерла, а спустя месяц, 2 июня, умер и Тимофей. По зиме беременная Устиния Андреева, жена Василия Егорова (11) приехала к мужу и здесь в мае 3-го числа родила ему сына Исая. Обычно восприемником при крещении допускался чаще всего родственник, достигший совершеннолетия. Поэтому, как в этом случае, редкость, что крестным отцом Исая явился другой сын Василия, которому от роду то было 7 лет. В жаркое лето, 29 июля, сразу в двух семьях появились младенцы: у Маркела Семенова (4) — дочь Соломония и у Даниила Афанасьева (10) — сын Стефан, крестили их тоже в один день, 31 июля. В августе 13-го дня появилась третья дочь, Васса, в семье Филиппа Гаврилова (5).

1828 год

К концу зимы этого года население деревни приросло еще двумя семьями. Дома свои еще были немного не достроены, за этот год надеялись их довести, поэтому пока временно вновь прибывшие поселились у соседей. Как и ранее, укажем для этих семей фамилии, ставшие родовыми в ХХ веке.

Так Афанасий Осипов из села Чепчуги с женой, проживающий второй год у братьев Никифоровых (7) довез всю свою семью пока сюда же:

10. Афанасий Осипов — 41 года, основатель рода Осиповых;

его жена Марфа Ильина — 40 лет,

сын их приемный Даниил — 23 года

с женой Александрой Дмитриевой — 21 года

и детьми Марией — 4 лет,

Стефаном — 1 года.

Также и Василий Егоров с женой из деревни Берляково, сам перешедший вместе со всеми еще в 1825 году, только сейчас достраивал свой дом, но полную семью из шести человек перевез только сейчас, семья временно поселилась в семье Трофима Иванова (8):

11. Василий Егоров — 45 лет, давший свое имя для родовой фамилии Васины;

его жена Устиния Андреева — 30 лет,

их дети Петр — 7 лет,

Николай — 5 лет,

Авдотья — 3 года,

Исай — 1 год.

Два года уже жила деревня — мужики работали на земле, женщины занимались домашним хозяйством, малые дети играли, а повзрослевшие помогали родителям.

Не смотря на великое желание мужиков, чтобы их жены рожали сыновей, второй год деревни ознаменовался рождением только девочек. В самом начале года, в один день, 7 января у Якова Петрова (2) и Афанасия Иванова (4) на свет появились дочери, обе Татьяны. В этот же день у Дениса Федорова (3) родился мальчик Ефрем, но с самого его рождения все понимали, что такой слабенький ребенок не выживет, так и есть, спустя неделю, 15 января младенец умер, через месяц 23 февраля умерла и Татьяна, дочь Афанасия. А дальше продолжалось — у Федора Федорова (3) весной после умершего первенца Домники, 5 апреля родилась тоже девочка, Ирина и опять же умерла полугодовалой 13 декабря; летом, 20 июня у Фадея Захарова (5) — дочь Мария.

Одна дело, когда умирают старые или, в те времена привыкли к младенческой смерти, но большое горе в семью приходит, когда умирают подросшие дети. Двойное горе настигло семью Тихона Васильева (6) и его жены Маремьяны — два маленьких сына, 6-летний Яков и 5-летний Иван заболели водянкой и к осени друг за другом умерли, 24 августа и 3 сентября.

Название «Апайкина Гарь» еще связывают с историей, что в давние времена место, на котором основана деревня, была проклято. Чужеродная, иноземка, «апайка» с великой злобой «никому здесь никогда не жить» устроила пожар, и некогда густой лес превратился на долгие годы в пожарище, «гарь».

И вот, наконец, под конец лета, 24 августа, по деревне пронеслась благодатная весть — в семье Осипа Тимофеева (1) и Евдокии Константиновны, где были одни сыновья, снова родился мальчик, сын Адриан. А в сентябре 21-го числа в семье Петра Трофимова (8) и Акилины Мартыновой родился первенец, сын Сергей. Почти уже поверившие в проклятие апайкинцы, обрели радость, и пусть до конца года рождались снова девочки — у Тихона Васильева (6) дочь Анна 8 декабря, у Данилы Афанасьева (10) дочь Ульяна 14 декабря — в этом отношении, в деревню пришел покой.

Недолго радовалась первой внучке Марии бабушка Феврония Федорова (5), жена Захара Егорова (5) — проболев практически все лето, она умерла 16 сентября на 66-м году. Овдовевший же Захар, сам преклонных лет, недолго горевал и к зиме привел к себе в дом тоже вдову, 36-летнюю Устинию Матвееву из соседней деревни.

1829 год

Деревня росла — почти два года «всем миром» строили новые избы, обустраивали новые дворы и к осени несколько семей осваивали новое жилье. Климентий Николаев (3) с женой и двумя детьми перешли в свой небольшой дом.

Старший сын Ивана Гаврилова (4) с семьей тоже съехал в новый двор, забрав своего старшего сына Маркела с детьми и молодоженов Егора с Дарьей, всего 10 человек. С дедом Иваном остался младший сын Афанасий с женой и четырьмя детьми — 5 февраля появился новорожденный Федор. Но дед Иван Гаврилов (4) дожил только до осени, на три года пережив жену Елену Андрееву, и 78-летним стариком умер 11 сентября, а спустя 40 дней, 29 октября «забрал с собой» и младенца, внука Федора, сына Афанасьева.

Достроили дома и переселились в них прибывшие в прошлом году Афанасий Осипов (10) и Василий Егоров (11). Уже в новый дом Василий перевез из Берляково свою 4-летнюю дочку Авдотью. А вот Афанасий новоселье проводил после похорон 25 января месячной внучки Ульяны.

Трофим Ефимов (8) также отстроил собственный двор, уже трудно было жить дюжине человекам под одной крышей. Тем более, старший сын Трофима Иванова (8) 22-летний Петр по зиме женился на, уже бывшей на сносях, Акилине Мартыновой из соседней деревни, и у них родился сын Сергей. Да и как было уже сказано, у самого Трофима Ефимова тоже родился сын Степан.

Нарождались дети — третья дочка, по имени Матрена, родилась 26 марта в семье Якова Петрова (2), 8 апреля у Василия Егорова (11) родился 5-й ребенок сын Артемий, 29 июля у Трофима Ефимова (8) родился Степан. У Федора Федорова (3) молодая жена Наталья Иванова каждый год вынашивала ребенка и обе дочки умирали в младенчестве, и вот сейчас, новая надежда была связана с родившимся 17 сентября сыном Сергеем.

Осенью, после уборочной, в деревне снова играли свадьбу. Второй сын Семена Иванова (4) 22-летний Егор венчался с 18-летней девицей из соседнего села Дарьей Григорьевой. А 28 октября в Троицкой церкви венчались Осипа Тимофеева (1) сын Харитон с 15-летней откровицей села Чепчуги крестьянской дочерью Еленой Аверкиевой. До первой четверти XIX века церковь венчала женихов с 15 лет, невест с 14 лет, после же введено совершеннолетие — мужчины с 17 лет, женщины с 16 лет. Поэтому, если случалось, что женились молодые, не достигшие этого возраста, часто в метрических книгах возраст завышался. И вот сейчас, фактически только достигшего 14-летнего возраста Харитона в записи о бракосочетании указали возраст 17 лет, и дальше по всем ревизским записям он прописан уже с завышенным возрастом.

1830 год

Снохи в семье, изначально, занимали особое положение, положение «чужеродной», находились в зависимости и от мужа, и от свекра, и от свекрови. Однако, хоть снохи и не имели долю в имуществе семьи, у них складывалось собственное имущество — из приданного, части кладки жениха, подарков и наследства, которое не подлежало общесемейному пользованию, даже по крайней необходимости. Всё, кроме питания и одежды, жена сына обеспечивала за счет себя и своей работы, а в частых случаях, содержала не только себя, но и мужа с детьми.

Причиной семейных ссор были зачастую скандалы среди женщин, тем более, если в одном дворе жили разные семьи. В крестьянской семье часто случалось, что снохи из-за личных интересов, влияли на глав семейства, провоцируя разделы двора. Покидали большую семью обычно старшие сыновья, так как стать хозяином собственной семьи было естественным правом молодого крестьянина.

Сейчас в новой деревне, когда еще обустраивались вновь строившиеся дома, то в ожидании переселения, обычно, две семьи соседствовали в одном дворе. Естественно, великая радость быть хозяином своего двора стала в этом году у 35-летнего Филиппа Гаврилова (5), тем более второй год семья скиталась. В прошлом году из-за ссоры с Захаром Егоровым (5) Филипп с семьей перешли в дом Тихона Васильева (6), а вот нынешним летом был достроен собственный дом, и семья, уже из шести человек, в апреле 26-го числа родился сын Тихон, стала обустраивать свой двор.

Маркел Семенов (4) в деревне отличался фантазией именовать своих детей — после двух дочек Мелании и Соломонии, 7 марта родился сын, и крещен он был именем Феофилакт. Но всё же, в деревне снова наступил год, урожайный на девочек — родилось шестеро младенцев. У Петра Трофимова (8) в феврале 26-го родилась Евдокия, у Тихона Васильева (6) в апреле 16-го числа — Александра, у Даниила Афанасьева (10) в мае 10-го — дочь Гликерия. 68-летнему Захару Егорову (5) его новая молодая жена Устиния родила 24 мая дочь Феодосию. В молодой семье Егора Семенова (4) появился первый ребенок, дочь Анастасия 20 октября, а через месяц, 21 ноября, вслед за сыном, отец Семен Иванов (4) осчастливлен был дочерью Екатериной.

Чаще всего, как только мать бросала кормить ребенка грудью, он умирал от кишечных заболеваний, а в метрических книгах всегда указывали причину смерти — от младенческой. Дети не доживали до полугода-года, если ребенок переходил годовалый возраст, то можно сказать, что он уже адаптировался к этой жизни.

Началось со смерти 15 июля трехгодовалого Исая, сына Василия Егорова (11), а за ним умерли этого года двухмесячная Гликерия 24-го, полугодовалые Александра 28 июля и Евдокия 18 августа. И год завершился смертью от горячки 24 декабря 30-летнего Леонтия Тимофеева (9), который оставил вдову Дарью и двух малолетних детей.

С сыновьями Трофима Иванова (8), братьями-близнецами Романом и Платоном постоянно возникала путаница — кто сотворил, кто виноват. И, достигнув совершеннолетия, они не остановились. Вот и сейчас, после осенней уборочной деревня снова играла свадьбу — октября 23-го венчались 19-летний отрок Роман и его ровесница, 19-летняя Евдокия, старшая дочь соседа Климента Николаева (3).

Стоило только сыграть свадьбу, началось время рекрутирования молодых крестьян в царскую армию. 25 лет своей жизни молодой человек должен был отдать службе родине и чаще всего, с армией жизнь заканчивалась — если служивый и возвращался со службы, то уже и доживал свой век бобылем. Как раз с этого года ввели ежегодные наборы по именному указу в сентябре-октябре, взамен набора по надобности, набирали в обычный набор по 5—7 рекрутов с 1000 душ.

Жребий пал на семью на семью Трофима Иванова (8), у которого было трое совершеннолетних сыновей — Петр и упомянутые близнецы Роман с Платоном. Петр был уже с женой и малым сыном, Роман только что женился, и так как в рекруты набирали, в основном, холостых — остается Платон. Как уж близнецы удумали — толи сговорились, толи жребий бросили, но в рекруты подался Роман (все равно одно лицо), оставив присматривать за женой своего брата. Как увидим далее, Платон хорошо «присматривал» за Евдокией — рожали и воспитывали детей, в метриках записанных на Платоне. В то же время, в крестьянских ревизиях долгое время указывался, как и подобало, его брат-близнец Роман.

К осени был достроен еще один двор, куда переселилась новая, 12-я по счету крестьянская семья села Чепчуги из пяти человек:

12. Агей Стефанов — 49 лет, от сыновей которого пошли фамилии Уточкины и Агеевы;

его жена Анна Иванова — 46 лет,

дети их Тихон — 19 лет,

Феврония — 16 лет,

Василий — 14 лет.

При этом, сын Тихон привез с собою из Чепчугов свою возлюбленную крестьянскую дочь Пелагею Лаврентьеву, и вот уже 8 ноября этого же года в Александровской Троицкой церкви они обвенчались.

1831 год

Уже как третий год достигла своего совершеннолетия Никиты Тимофеева (1) старшая дочь Анна. Пока становились на новом месте, не до этого было, теперь же отец второй год сватал 18-летнюю дочку своему соседу Клименту Николаеву (3) в мужья его сыну Никите. Уж больно полюбились юнцы, Анна ни за что не хотела выходить замуж за другого, только за Никитку, на то и ждали еще хотя бы годик, пока отроку Никите Климентову не стукнет хотя бы 14 лет. И вот, к осени 1831 года сыграли свадьбу, приписав в метрике Никите лишних три года.

Вообще из года в год, в духовных ведомостях, ревизских сказках, частенько ошибались в годах. А то и понятно, крестьяне малограмотные, плюс-минус три года, а то и пять лет — поди вспомни, когда родился. Но бывало, и приписывали или убавляли года намеренно, например, как в предыдущем случае. Здесь же сам Никита Тимофеев (1) уже записан старше своего возраста на два года, 56 лет. А вот жене Никиты Никифорова (7) убавили года с 36 до 33, так дальше и шла по документам помолодевшая на три года Хрестинья Федорова.

Год начался тем, что в молодой семье Харитона Осипова (1) 25 января родился первенец, дочь Анна. Трофим Ефимов (8) родил 17 февраля младенца Тимофея, и осенью 10 октября у Платона Трофимова появился тоже первенец, Прасковья.

В остальном же, год был снова омрачен младенческой смертью, детки рождались и помирали — у Егора Семенова (4) 25 января скончалась трехмесячная Настасия, 17 апреля померла полугодовалая Катерина, дочь Симеона Иванова (4). А к осени в деревне у малолетних еще и вспыхнула оспа — 17 августа у Филиппа Гаврилова (5) умер от нее полуторогодовалый сын Тихон, в сентябре 24-го у Якова Петрова (2) умерла 8-месячная Татьяна, а 29-го у Федора Федорова (3) пятимесячный Максим, 6 октября Артемий, сын Василия Егорова (11), ему было уже 2,5 годика.

Уже полгода мучила чахотка Даниила Афанасьева, приемного сына Афанасия Осипова (10), что греха таить, в прошлом году его младенец Гликерия, тоже не просто так сгинула. 6 февраля Даниил умер 26 лет от роду, оставив молодой вдовой 24-летнюю Александру Дмитриеву и сиротами 7-летнюю Марию и 4-летнего Стефана. Также скончались в октябре друг за другом престарелая мать Герасима и Никиты Никифоровых 80-летняя Анна Ларионова (7) и 78-летний Тимофей Васильев (9).

1832 год

Кузнец в деревне считался одним из главных людей. Если поселение, как в нашем случае, не относилось к месту со специально развитым кузнечным промыслом, то чаще всего в деревне был один, иногда, два кузнеца. Они относились к мелким деревенским ремесленникам, посвящающих мастерству лишь досужее, оставшееся от исполнения полевых работ для удовлетворения незатейливых потребностей населения своей деревни и ближайших окрестных. Работали сами, только при помощи своих семейных, часто подростков-парней, Работы производили по мере поступления заказов, обыкновенно мелких, в течение всего года, прерываясь лишь в страдную пору. И даже в ней, пользуясь свободным от земледельческих работ временем, например, в ненастную погоду, кузнец разжигал горн и починял принесшую соседями лемеха, сошники, косу и т.п., иногда изготавливая мелкие изделия (ножи, долота, молотки и т.п.) на продажу на ближайших базарах [6, с. 15].

Весь предыдущий год старший сын Никиты Никифорова (7) 18-летний Василий частил в заштатный город Арск, что находился в двух десятках верст от деревни, и причина оказалась проста — к осени сосватали, а 31 января женили 17-летнюю Наталью, сироту арского мещанина Афанасия Дмитриева.

Если 1831 год огорчал младенческой смертью, то 1832 год — богат был на рождение оных. Новый год начался с рождения 3 января близняшек Сиглитикии и Домники у молодых Фадея Захарова (5) и Прасковии Борисовой. Такие имена в деревне были в диковинку, но как было ранее сказано, творческий на имена Маркел Семенов (4), 28 марта был осчастливлен вторым сыном — и снова продолжал в своем духе, имя сыну не как у других, а Илларион. Молодожены Харитон Осипов (1) и Елена Аверкиева уже ждали второго ребенка. Первой дочке Анне исполнилось годик, и вот 2 мая ей родили сестричку Пелагею. А через месяц, 30 июня у самого Харитона появился братик Петрушка, шестой сын 46-летних Осипа Тимофеева (1) и Евдокии Константиновой, а вот дочерями их бог не жаловал.

Кстати говоря, с этого года произошли изменения в церковном обряде крещения. Если до этого при крещении младенца был один восприемник того же пола, что и ребенок, то сейчас принимали из купели крестный отец и крестная мать. Обычно, восприемниками были родственники родителей или, реже, близкие люди того же церковного прихода и сословия. Крестная мать была со стороны отца, крестный отец — со стороны матери крестника.

Афанасий Иванов (4) с женой Ириной Осиповой каждый года рождали и хоронили младенцев, и вот снова, 26 мая, с надеждой на долгие годы, свет увидел сын Иоанн. Жена Федора Федорова (3) Наталия Иванова после умерших грудных дочек, 17 июня родила второго сына Юлиана. А к осени, вслед за появившимися внучками, молодая жена 70-летнего Захара Егорова (5) Устиния Матвеева, на удивление, а впрочем и на зависть некоторым мужикам, снова родила мужу 10 сентября дочку Ефимию. И под конец года, 19 декабря, у Василия Егорова (11) родилась дочка Настасья.

После смерти отца Тимофея Васильева (9) и младшего брата Леонтия, старший сын Антон Тимофеев стал единственным наследником, хотя до сих пор в доме хозяйствовали мать его вдова, 66-летняя Соломонида Михеева и тетка родная, 70-летняя Евдокия Васильева. 36-летние Антон и жена его Анисия Иванова имели единственного ребенка, 14-летнюю Дарью, которую только в этом году перевезли из деревни Берляково. И как часто бывало после смерти мужа, снохи не приживались в доме мужа. Так и 30-летняя Дарья Антонова, вдова Леонтия, не выдержала постоянных нападок «кто детей твоих кормить будет», забрала малолетних дочек — Евдокию 4 лет и годовалую Неонилу, и вернулась в отцовской дом в деревню Берляково.

1833 год

Большое несчастье этой зимой постигло семьи братьев Якова и Антона Петровых (2) — случился пожар в их доме, спасло то, что вовремя стали тушить, но жить в таком доме не представлялось возможность. Собрав все свои скудные пожитки, большая семья в 12 человек, перешла в дом к соседям, братьям Никите и Осипу Тимофеевым (1), где и так уже жило 14 человек. В тесноте, да не в обиде — всем миром и восстановить смогут погоревший дом. К тому же, первого февраля семья Якова Петрова еще приросла дочуркой Анной, а осенью Яков перевез из Чепчугов 71-летнюю Агафию Гаврилову, родную тетку.

Зато, и так маленькая семья братьев Никифоровых (7) в 10 душ, разделилась на две. Семья старшего брата Герасима из четырех человек осталась жить в доме умершей в прошлом году матери, а брат Никита отстроил себе небольшой дом и к осени переехал в него с новорожденным в августе внуком Иваном.

Год вообще был богат на рождение — родилось 10 младенцев. К Анне и Ивану присоединились январский Андрей сын Захара Егорова (5), 15 февраля Евдокия дочь Тихона Агеева (12), 14 марта Агапия дочь Петра Трофимова (8), 20 марта Матрена дочь Тихона Васильева (6), 5 мая Семен сын Дениса Федорова (3), 28 мая Никифор сын Романа Платонова (8), 1 июля Сергей сын Афанасия Иванова (4), 6 августа Максим сын Егора Семенова (4). Умерло младенческой всего трое — 3 апреля годовалый Юлиан, сын Федора Федорова (3), 10 июля всего десятидневный Сережа Афанасьев (4), 9 ноября двухмесячный Иван Васильев (7) — так что, прирост составил семеро апайковцев.

Но сам год вышел неурожайным, поэтому и свадьбы в этом году не праздновали.

Как было уже отмечено, в документах частенько ошибались с возрастами, но чтобы так сильно, на то какая-то было причина. У 37-летнего Антона Тимофеева (9) жену Анисию Иванову в духовной ведомости записали вместо 37 аж 49 лет, так она дальше, до своей смерти, и приписана была на 12 лет старше своего возраста. А Ирине, дочери Трофима Ефимова (8), наоборот, снизили возраст с 18 до 12 лет, и эта ошибка потом далее тоже не была исправлена.

В это время в селе Чепчуги 17-летний крестьянский сын Даннил Васильев подал прошение в удельное ведомство и получил положительное решение на перевод в Апайкину Гарь. К девяти годам Даниил остался сиротой и жил с бабушкой. Мать умерла давно, дед Иван вместе с его отцом Андреем вместе сгинули в 1824 году, после чего на следующий год отца Даниила, 30-летнего Василия Иванова сослали в Сибирь на поселение (наверное, был причастен), старший же брат Козма еще в 1818 году был отдан в рекруты. И вот теперь, совершеннолетний Даниил Васильев перешел в деревню в помощь двоюродному деду Афанасию Осипову (10), который после смерти сына остался одним мужиком в семье.

1834 год

Императорским Манифестом «О производстве по всей Империи новой народной переписи» от 16 июня 1833 г. была запущена 8-я ревизия податного населения Российской Империи с целью подушного налогового обложения. «Ревизская сказка Казанской губернии, Казанского уезда деревни Апайкиной Гари о состоящих мужеска и женска пола удельных крестьянах» была подана апреля 1-го числа 1834 года на основании предписания от 26.12.1833 года за №2461 Казанской удельной конторы Сухаревского приказа. По данной ревизии в деревне Апайкина Гарь наличествовало 16 семей общей численностью 139 душ удельных крестьян, из них 65 душ мужского и 74 души женского пола.

Государевы земли и угодья с каждым годом расширялись и сама деревня Апайкина Гарь — Новые Чепчуги помаленьку росла. Обжившие семьи растили детей, повзрослевшие сыны приводили в отцовский дом своих жен. В жены брали как своих соседей, так и девиц из близлежащих деревень и сел.

Уже давненько, Егор, сын Трофима Ефимова (8) вместе с другом Платоном, сыном Трофима Иванова (8), что жили в одном дворе, частили, в родное Платону, село Чепчуги. Так и получилось — нашел Егор себе в Чепчугах невесту, на три года себя старше, Варвару, дочь удельного крестьянина Леонтия Иванова. Сосватали ее прошлой осенью, а теперь, 15 февраля сыграли свадьбу. На венчание поручителями прибыли родственники семьи Трофима Ефимова из родной деревни Берляково и Малых Лызей.

Никита Герасимов (7) выдал, уже было засидевшую, 22-летнюю дочь Марию за 20-летнего Алексея, сына, к тому времени уже умершего, ясашного крестьянина Ивана Никитина. Венчание проходило в знойный день 11 июля в Германовской церкви села Чекурчи, молодая семья стала жить в отцовском доме мужа в деревня Тюбяк.

Из года в год, хотя и обычное дело в те времена, беременела Наталья Иванова жена Федора Федорова (3), рожала и хоронила младенцев — пять раз к ряду. Горю не было конца, и каждый раз с надеждой ждали нового ребенка. В феврале 10-го числа Наталья в 27 лет разродилась шестым ребенком, дочкой Евдокией, и молили бога, чтобы на этот раз ребенок выжил.

Почти уже восстановили после пожара дом братьев Якова и Антона Петровых (2), но к зиме перейти не успели — еще одну зиму пришлось переживать огромной, совместной с братьями Тимофеевыми (1), крестьянской семьей. К тому же, в декабре, почти в одно время, в этих семьях родились сыновья — у Осипа Тимофеева (1) Антон 8-го числа, у Якова Петрова (2) Стефан 10-го числа. По крайней мере, проще немного стало, что летом, назад в Чепчуги, уехала привезенная в прошлом году 72-летняя вдова Агафия Гаврилова, родная тетка Петровых.

Буйство нравов в характере 22-летнего Фадея Захарова (5) не позволило ему нормально жить и воспитывать трех малолетних дочек. Документально не подтверждено, но полученное наказание предписывалось за причинение тяжкого ущерба или человеку, или материальному. Таким образом, волостное правление предписало сослать на поселение Фадея Захарова за пределы Казанской губернии, скорее всего в Сибирь. Жена Прасковья Борисова 27 лет с тремя дочками осталась в доме его отца Захара Егорова. Но беда не приходит одна — осенью умерла одна из близняшек, трехлетняя Доминика.

Пришло известие Филиппу Гаврилову (5) из родной Константиновки, что умерла его вдовствующая сестра, оставив сиротой пятилетнего сына Стефана. Воспитывая своих трех дочек, 39-летний Филипп со своей женой Евдокией Сергеевой приняли Стефана за сына к себе в семью.

Маремьяна Парфенова, жена Тихона Васильева (6) была на третьем месяце беременности, когда заболела и умерла 11 марта двухлетняя Анна. Боялись, что и младшая годовалая Матрена последует за Анной, но здесь обошлось. Однако горе оказалось в другом, — 26 сентября снова родилась девочка, Устиния, чуть больше месяца ребенок всего прожил, и 9 ноября второе погребение за год произошло в семье.

Также в этом году младенцы появились в семье Маркела Семенова — дочь Гликерия 10 мая (фантазия Маркела на имена детей не утихала), Тихона Агеева (12) — дочь Агриппина 20 июня, осенью у Харитона Осипова (1) сын Антон и у Федора Иванова дочь Евдокия, и у Платона Трофимова (8) — сын Николай 3 декабря.

1835 год

В 1827 году в Российской Империи был издан новый Устав рекрутской повинности, который значительно упорядочил систему набора рекрутов. Рекрутов теперь брали упорядочено не со всей территории России равномерно, а с отдельных губерний. Были определены сроки набора рекрутов с 1 ноября по 31 декабря и особо оговорены требования к росту (2 аршина 3 вершка, то есть не менее 155 см), возрасту (от 20 до 35 лет) и состоянию здоровья. В 1834 году была введена система бессрочных отпусков для солдат. После 20 лет службы солдат мог быть уволен в бессрочный отпуск, но при необходимости (обычно в случае войны) мог быть взят в армию вновь.

Отец призывника мог сам выбирать, кого из сыновей отправлять служить, да и требования по возрасту не всегда соблюдались и часто брали крестьянских сыновей, только достигших совершеннолетия. Поэтому, когда в ноябре этого года в деревню пришел обоз за новобранцами, Осип Тимофеев (1) не пустил старшего 23-летнего сына Харитона, у которого было трое малолетних детей, а вместо него в рекруты подался второй сын, 18-летний Гавриил. Тем временем, у Осипа подрастали, кроме Харитона и Гавриила, еще пятеро сыновей.

Воинская повинность в этом году коснулась и семью Федора Иванова (3). Младшим сыновьям еще было 14 и 18 лет, и хотя старшему сыну Федору Федорову исполнилось уже 29 лет, и он был женат, исполнять свой воинский долг перед отчизной выпала ему судьба. Жена Наталья Иванова, 28-летняя солдатка с 6-летним сыном Сергеем осталась, как говорили «и не вдова, и не жена» на 20 долгих лет.

Молодыми перешли в деревню Тихон Васильев (6) с Маремьяной Парфеновой и Антон Тимофеев (9) с Анисией Ивановой, а вот уже и первое поколение апайковцев выросло: осенью выдавали они старших дочерей, соответственно, Татьяну и Дарью замуж. Татьяне Тихоновой 16 лет приписали лишних три года, когда ее сосватал и взял 7 января замуж 22-летний Ефим, сын Семена Михайлова, пахотного солдата заштатного города Арск. Вышла замуж в другую деревню и 18-летняя Анна, старшая дочь Семена Иванова (4) и Степаниды Ивановой.

Весной в дом 60-летних Климентия Николаева и Анисии Мироновой приехала из деревни Берлякова внучатая племянница, 22-летняя девица Пелагея Ефимова (встречается как Никитина), видно, попробовать на новом месте сыскать себе жениха, всё-таки девушка в 22 года считалась уже старой девой. Вовремя приехала — лишняя помощь нянчить родившуюся 17 июня у Никиты Климентиева и Анны Никитиной дочь Акилину не помешает.

Вот уже и стала невестой старшая дочь Афанасия Иванова (4) Неонила. Весь прошлый год приезжали ее сватать из Чепчугов, и зимой 18-летняя Неонила Афанасьева вышла замуж и ушла в дом к мужу в Чепчуги. Вышла замуж и ушла в чужое село дочь Трофима Ефимова (8) Ирина 20 лет.

В семье вдовы Агея Стефанова (12) Анна Ивановой события шли друг за другом — и радостные, и горестные. Прошлой осенью второй сын, 19-летний Василий Агеев привез в отцовский дом из заштатного город Арска пахотного солдата Гаврилы Алексеева дочь Марфу и в феврале 3-го числа сыграли свадьбу. Надо сказать, что Марфе отец дал приданного, достаточного для того, чтобы уже в этот год новая семья начали отстраивать собственный дом. Не теряла времени и единственная дочь Агея 21-летняя Феврония, давно к ней наведывался из деревни Тюбяк 35-летний вдовец Федор Григорьев — 8 февраля поженившись, муж окончательно увез ее к себе. Веселье сменилось на горечь утраты, через 10 дней после свадьбы, 18 февраля, у брата Тихона Агеева умерла полугодовалая Агриппина.

Наверное, не подобает, чтобы сын и мачеха были одного возраста, видно по этой причине, 30-летней второй жене 53-летнего Семена Иванова (4) Стефаниде Ивановне при очередной исповеди приписали лишних пять лет. Хотя самому пасынку 30-летнему Маркелу Семенову с женой Агафьей было всё равно — они только что, 14 июля, похоронили годовалую дочь Гликерию.

Семья братьев Якова и Антона Петровых (2) оправились от случившегося два года назад несчастья, и к осени окончательно восстановили сгоревшую избу. Наконец, Осип Тимофеев (1), приютивший на два года погорельцев, мог вздохнуть свободнее, ведь сразу 14 человек от мала до велика съехали с его и так перенаселенного крестьянского двора.

В семье Герасима Никифорова (7) готовились к свадьбе сына Николая, но радостное событие омрачилось смертью 10 января от водянки матери Николая, 44-летней Евдокии Гавриловой. Поэтому 18-летнего Николая и его невесту 23-летнюю Марфу Данилову поженили только осенью.

1836 год

Вот и первый семейный грешок по деревне зафиксировала метрическая книга. Как было рассказано, два года назад в дом Афанасия Осипова (10) перешел из Чепчугов, только что достигший совершеннолетия, внук Даниил Васильев. У Афанасия жила сноха, 27-летняя вдова Александра Дмитриева с семилетним сыном Степаном. Кто уж кого искусил грехом, но к весне этого года Александра разродилась сыном Егором. Даниил не стал жениться, однако же в метриках Егор записан, хоть и незаконнорожденным, но под его именем.

К весне у двух братьев Маркела и Егора Семеновых (4) жены Агафья и Дарья были на сносях. В доме почти одновременно появились двое ребятишек — у Маркела родилась дочь Елена, а у Егора сын Федор. Дед Захар Егоров (5) не унимался в свои 74 года, уже по дому бегало трое маленьких детей, и снова летом 43-летняя Устиния Матвеева родила мужу сына Гавриила. Также весной у Василия Егорова (11) родилась дочка Настя, а у Тихона Агеева (12) — Дарья.

Осенью пришла весть Осипу Тимофееву (2) от сына Гавриила, весть, которой гордилась вся деревня. Гавриил был определен рядовым солдатом в легендарный Тобольский пехотный полк. Полк был еще сформирован боярином Тихоном Стрешневым 6 декабря 1703 года в Москве из вольницы и посадских в составе 10 рот. Участник многих русских военных кампаний, в том числе в 1828—1829 гг. полк был в кампании против турок, и 6 апреля 1830 г. за взятие города Рахова получил орден «Поход за военное отличие». В марте 1834 г. произошло реструктурирование полка — три батальона расформированы, взамен из чинов трёх действующих батальонов сформирован новый батальон, куда и был определен Гавриил Осипов.

К зиме овдовел Трофим Иванов (8), умерла в 55 лет жена Мавра Артемьева, лишь успела благословить, но не выдать замуж, старшую дочь Ирину. Но горе и радость рядом — у Якова Петрова (2) и Марии Ивановой в декабре родился сын Гавриил.

1837 год

Плотницкий промысел был распространен практически в каждой деревне. Это было настолько не хитрое мастерство, что любой крестьянин, по случаю, имел навыки плотника — срубить себе избу, поставить овин и т. п. В свободное от полевых работ, время, почти каждый крестьянин зарабатывал небольшую прибавку тем, что до наступления страды, собравшись в артели по 3—4 человека, они отправлялись в окрестные селения рубить избы. Такая артель ставила обычную крестьянскую избу за время около месяца за 20 рублей. К концу века плотницкий труд сильно упал в цене, так как эти делом мог заниматься каждый деревенский мужик [6, с. 133].

Наконец, спустя 10 лет, Осип Тимофеев (1) с сыновьями достроили свой дом, и к весне перешли в новый двор (в ведомости этого года под номером 67), оставив семью брата Никиту Тимофеева с женой и двумя сыновьями. На новом месте, 16 августа у сына Харитона Осипова родился четвертый ребенок, мальчик Андрей, вдохнув в новый дом новый дух.

После двух лет брака с Егором Трофимовым (8) Варвара Леонтьева не могла забеременеть и молодая семья задумалась перейти в дом тестя в Чепчуги, а вдруг и родительский дом поможет — так и порешили — весной переехали.

Достаточно редко в деревнях свадьбы играли летом, не до этого было крестьянам. Однако, 20-летние Герасим, сын Антона Петрова (2) и Ирина, дочь Трофима Иванова (8) венчались под сводами Троицкой церкви в самом начале лета, 11 июня. Поручителями на свадьбе были той же деревни удельные крестьяне Антон Тимофеев, Иосиф Тимофеев и Тихон Агеев.

Вновь случился пожар — жаркое лето, соломенные крыши, дом сгорал как спичка. Погорельцев 38-летнего Тихона Васильева (6) с женой Маремьяной и тремя детьми приютил в своем дворе сосед Филипп Гаврилов (5).

Год назад, как было ранее рассказано, когда Афанасий Осипов (10) не выдержал внебрачных отношений, посчитал виновным внука и сейчас выгнал его из своего дома, признав Егора родным. Тем более Даниил сразу же стал крутить «любовь» с соседской 18-летней Лизой, старшей дочерью Федора Иванова (3). Видно, здесь любовь была настоящей, осенью Даниил Васильев и уже беременная Елизавета Федорова бракосочетались, причем не в родной церкви.

Ранней весной после четырехлетнего перерыва в семье Дениса Федорова (3) и Прасковии Мартыновой родилась дочка Мелания. А в мае 17-го числа у Петра Трофимова (8) родилась дочь Елена.

Два года назад в дом Климентия Николаева (3) приехала внучка Пелагея Ефимова в поисках мужа. Так и здесь Пелагея не нашла счастья и, убитая горем после рождения 5 сентября племянника Ивана, сына Никиты Климентьева, вернулась восвояси в родную деревню Берляково.

Морозным днем 22 января умерла полугодовалая Лена, дочь Маркела Семенова (4), а в жаркий июльский день, 25-го числа умер полугодовалый Гавриил, сын Якова Петрова (2). Дважды в этом году смерть постигла Антона Тимофеева (9) — 23 июля от чахотки скончалась жена, 52-летня Анисия Иванова, а зимой 7 декабря престарелая родная тетка, 75-летняя Евдокия Васильева.

1838 год

Земельные и лесные угодья Апайкиной Гари занимали большие площади и были достаточными для поселения новых крестьян. Уже с 1834 года в пяти верстах от Новых Чепчугов стали строить избы переселенцы их деревни Бимери села Крылай. Они относились к ясашным крестьянам, впоследствии как государственные или казенные крестьяне. В нынешнем же году в Апайкину Гарь в приход села Александровка было переведено 15 дворов. Как было указано в предисловии, в книге ведется история Апайкиной Гари Новых Чепчугов, поэтому будут отражены только события и люди, каким-либо образом перекликающиеся именно с этой деревней. Что касается ясашных крестьян Апайкиной Гари, они в 1846 году были переданы государственной казне и, к тому времени 21 двор казенных крестьян составили деревню Новые Бимери Апайкиной Гари, история которой будет представлена в следующей книге.

Живя в одном доме, жизнь братьев Никиты и Осипа Тимофеевых (1) сильно разнилась. У Осипа каждый год был отмечен каким-либо событием — то рождением, то свадьбой, то печалью, семья Никиты текла тихо и размеренно. А прошлой осенью Осип перевел свою семью в новый дом, и о Никите с женой Евдокией и двумя сыновьями Игнатием и Иваном в деревне вообще перестали слышать. Даже, когда старший сын, 20-летний Игнат сосватал ровесницу Анастасию Гаврилову, крестьянскую дочь из соседнего села, то и свадьбу по осени сыграли в церкви того же села, и только теперь, уже жену, Игнат привел в дом отца. У старшего же сына Осипа Харитона к этому времени случилось горе — умер первенец, 6-годовалая дочка Анна.

Скорбная участь постигла и братьев Петровых (2). В прошлом году Яков Петров схоронил младенца Гавриила, а сейчас умер трехлетний сын Степан, у брата Антона захворала и умерла дочка Татьяна, девяти лет от роду. Хворь сморила и шестилетнего Ивана, сына Афанасия Иванова (4), и двухлетнего Федора сына Егора Семенова (4). К концу лета это уже стало эпидемией, болезнь унесла сразу двух детей Захара Егорова (5): восьмилетнюю Евдокию и шестилетнего Андрея. И Василий Егоров (11) похоронил восьмилетнего Артемку, и Тихон Агеев (12) — пятилетнюю Евдокию.

А вот на рождение детей год был скуп — только у Егора Семенова (4) родился сын Дмитрий, у Платона Трофимова (8) дочка Маланья, да у Тихона Агеева (12) — сын Михаил.

50-летний Герасим Никифоров (7) третий год как уже жил вдовцом с сыном Николаем, снохой Марфой и дочерью, 12-летней Неонилой. И вот в прошлом году на осенней ярмарке Герасим познакомился с 34-летней вдовой Гликерией Захаровой, и нынче они сыграли свадьбу. Свадьбу же играли и в семье Трофима Ефимова (8) — старший сын 22-летний Димитрий привез в деревню ровесницу Агапию Евсееву.

Прошлогодний погорелец Тихон Васильев (6), перевезя семью к соседу, сам не сдерживал горя, и горе его убило — в 39 лет Тихон оставил вдовой Маремьяну Парфенову и троих детей.

К осени Антон Петров (2) достроил свой дом, и семьей из семи человек переселились от брата Якова. Но наступил октябрь, время рекрутства — только в прошлом году успел жениться Герасим, старший сын Антона — и вот сейчас он оставлял, не успевшую забеременеть, молодую жену Ирину солдаткой в новом отцовском доме.

Еще две новые крестьянские избы были построены. В первый дом перешла молодая семья второго сына Агея Стефанова (12) Василия с женой Марфой. Второй дом выстроил внук Афанасия Осипова (10), 22-летний Даниил Васильев. К этому времени он уже стал отцом, жена Елизавета весной родила сына Тимофея, а к осени Даниил перевез из Чепчугов свою престарелую мать, 70-летниюю Ксению Иларионову.

1839 год

И теперь, уже в новом доме, в январе 28-го числа жена Даниила Васильева (10) Елизавета Федорова родила первенца, сына Игнатия. Новый дом — новое поколение апайковцев.

В феврале 17-го числа родился сын Тимофей у Дениса Федорова (3), но, не прожив и полугода, умер младенческой 7 августа. Неделю всего видел свет родившийся 21 марта Стефан, первый ребенок Василия Агеева (12). А ранее, 17 марта, также полугодовалым умер Дмитрий, ребенок Егора Семенова (4). Родился 26 июля и через месяц, 22 августа, умер младенец Евдокия, первый ребенок Дмитрия Трофимова (8) и Агафьи Евсеевой.

Друг за другом родились дети — 29 мая сын Федор у Платона Трофимова (8), а 2 июня у Яков Петров (2) родилась дочка Акулина.

Климент Николаев (3), наконец, дождался второго внука — 15 июля его сын Никита Климентов с женой Анной Никитиной родили третьего ребенка, сына Михаила. Бог дал — бог взял, спустя два месяца, 17 сентября, у них же умер младенческой первый ребенок, 4-летняя дочка Акулина.

Осень этого года выдалась жаркая и сухая, жухлая трава была словно порох, а ребятишкам этого только и надо. От детских шалостей 11 сентября загорелась мельница. В это время на мельнице работала Евдокия Сергеева, жена мельника Филиппа Гаврилова (5), так она и сгинула ужасной смертью. На этом страшные события не закончились. Пополудни 1 октября деревенские подростки, вроде, как обычно, подожгли траву, загорелся подлесок. 12-летний Пашка, сын Захара Егорова (5), Филиппова соседа, как так получилось, запутался в кустах, задохнулся дымом и не смог уйти от быстро надвигающегося пожара.

В октябре 25-го числа Осип Тимофеев и Евдокия Константинова (1) оплакивали смерть своего сына, 17-летнего Константина, умершего от горячки.

Очередная беременность у Акулины Мартыновой, жены Петра Трофимова (8), проходила очень тяжело. К новому году, 28 декабря, подошло время рожать, а роженице совсем стало худо. Повитуха пыталась спасти, хотя бы, ребенка, но дите вышло мертвым, и сама 30-летняя Акулина так и не сдюжила, оставив троих детей без мамки.

Герасим Антонов (2) два года уже жил с женой Ириной Трофимовой, а детей всё не было. И очередной рекрутский набор лишил их этой радости еще на многие годы, 23-летняя же Ирина осталась жить в доме тестя солдаткой.

1840 год

Год начался с плохих вестей — 22 января полугодовалым умер младенец Акулина, дочка Якова Петрова (2) и в начале февраля от горячки умер Герасим Никифоров (7) в возрасте 51 года.

Редко случалось, что овдовевшие супруги подолгу оставались одни, ведь и хозяйство вести, и детей воспитывать одним ни каждому под силу. Поэтому и выходили вторым браком быстро — это было нормой. Гликерия Захарова (7), 36-летняя вдова, только что указанного Герасима Никифорова, и овдовевший два месяца назад Петр Трофимов (8) связали себя законным вторым браком 16 февраля. Гликерия ушла в дом к новому мужу, а 14-летняя дочь Неонила и сын Николай с женой остались в отцовском доме.

Молодая семья Василия Агеева (12), отстроив себе два года назад избу, жили вдвоем. В прошлом году родившийся младенец сразу умер, поэтому родители молились о здоровье родившейся 13 марта этого года дочки Дарьи.

Спустя два года после свадьбы, 28 мая Анастасия Гаврилова родила мужу Игнатию Никитину (1) сына Ивана — к сожалению, радость была не долгой, через полгода, 15 октября, первенец умер.

На протяжении семи лет у Маркела Семенова (4) рождались и умирали младенцы, поэтому каждый раз надежда появлялась и угасала, как и в этот раз — 5 октября жена Агафия родила Маркелу сына Фому.

Уже два года минуло как 20-летний Тимофей, сын Федора Иванова (3) однажды на ярмарке познакомился с девицей Анной, дочерью ясашного крестьянина Петра Артемьева из деревни Малые Лызи. И теперь, в начале лета, 3 июня обе деревни играли их свадьбу, после которой Тимофей, как водится, привел молодую жену в дом отца. А спустя два дня, 5 июня в деревне скончался старожил, один из «основателей» Новых Чепчугов Захар Егоров (5) в возрасте 78 лет.

Смерть и жизнь идут своим чередом. Еще года не прошло, как у Филиппа Гаврилова (5) в пожаре погибла жена Евдокия, и вот 30 июня 45-летний Филипп привел в дом новую жену, крестьянскую вдову из села Чепчугов Анну Павлову 30 лет. Под конец года, 24 декабря, после первой неудачной беременности, Агапия Евсеева родила своему мужу Дмитрию Трофимову (8) сына Федора.

И снова случился пожар в деревне — летом полностью сгорел дом и двор вдовца Антона Тимофеева (9). Погорелец с 74-летней матерью Соломонией Михеевой нашли приют у соседа Трофима Ефимова (8). Племянников же, умершего брата Леонтия сирот Евдокию, Неонилу и Андрея Антон Тимофеев снова увез к деду в деревню Берляково.

Уже более 15 лет Апайкина Гарь жила деревенской крестьянской жизнью: уже повзрослело следующее поколение, выросли дети — коренные апайковцы, сильно изменились составы семей. Поэтому настало время перейти от прошлого состава и нумерации крестьянских дворов к новым. Таковые приведены на основании Исповедальной ведомости Казанской губернии покруги села Александровки Троицкой церкви священно церковным служителям за 1840 год, поданной 27 августа 1840 года.

Дворы удельных крестьян и их домашних по деревни Апайкиной Гари — Чепчугов в Исповедальной ведомости по селу Александровка определены с номера 72 по 90, всего 19 дворов в 140 крестьянских душ.

1. (72) Антон Петров — 45 лет,

жена Ирина Иванова — 45 лет,

дети Василий — 22 года,

Евдокия — 19 лет,

Александра — 18 лет;

солдатка Ирина Трофимова — 24 года.

2. (73) Осип Тимофеев — 54 года,

жена Евдокия Константинова — 54 года,

дети Осип — 20 лет,

Федор — 14 лет,

Адриан — 12 лет,

Петр — 8 лет,

Харитон — 28 лет,

жена Елена Аверкиева — 27 лет,

дети Пелагея — 8 лет,

Антон — 6 лет,

Андрей — 3 года.

3. (74) Яков Петров — 39 лет,

жена Мария Иванова — 34 года,

дети Праскевия — 14 лет,

Татьяна — 11 лет,

Акилина — 1 год;

мать вдова умершего крестьянина

Петра Гаврилова жена Васса Егорова — 67 лет.

4. (75) Феодор Иванов — 63 года,

жена Мария Стефанова — 61 год,

сын Тимофей Федоров — 20 лет,

жена Анна Петрова — 18 лет,

Дионисий Федров — 40 лет,

жена Праскевия Мартынова — 42 года,

дети Ермил — 20 лет,

Маркел — 17 лет,

Никита — 14 лет,

Симеон — 7 лет,

Мелания — 3 года;

отданного на службу Федора Федорова

жена Наталия Иванова — 33 года,

дети Сергей — 10 лет,

Евдокия — 6 лет.

5. (76) Клементий Николаев — 65 лет,

жена Анисья Миронова — 64 года,

сын Никита — 23 года,

жена Анна Никитина — 27 лет,

дети Акилина — 5 лет,

Иван — 3 года,

Михаил — полугода.

6. (77) Семен Иванов — 58 лет,

жена Стефанида Иванова — 42 года,

дети Надежда — 17 лет,

Маркел — 36 лет,

жена Агапия Никитина — 40 лет,

дети Мелания — 15 лет,

Соломония — 13 лет,

Феоктист — 10 лет,

Иларион — 8 лет.

7. (78) Егор Семенов — 34 года,

жена Дария Григорьева — 31 год,

сын Максим — 7 лет.

8. (79) Афанасий Иванов — 51 год,

жена Ирина Осипова — 47 лет,

дети Симеон — 19 лет,

Ефимия — 17 лет;

вдова умершего Захара Егорова

жена Устиния Матвеева — 47 лет,

дети Захаровы

Феодосия — 8 лет,

Ефимия — 6 лет;

дети Никифоровы

Моисей — 15 лет,

Акилина — 16 лет;

сосланного на поселение Фадея Захарова

жена Праскевия Борисова — 33 года,

дети ее Мария — 12 лет,

Сиклитикия — 9 лет.

9. (80) Филипп Гаврилов — 45 лет,

жена Анна Павлова — 26 лет,

дети Зиновия — 18 лет,

Матрона — 15 лет,

Васса — 13 лет,

Стефан — 12 лет;

вдова умершего крестьянина Тихона Васильева

жена Маремьяна Парфенова — 41 года,

дети Осип — 16 лет,

Анна — 13 лет,

Матрона — 7 лет.

10. (81) Василий Агеев — 24 года,

жена Марфа Гаврилова — 24 года,

дочь Дарья — полугода.

11. (82) Никита Никифоров — 52 года,

жена Хрестина Федорова — 41 года,

дети Ульяна — 17 лет,

Василий — 26 лет,

жена Наталья Афанасьева — 25 лет.

12. (83) вдова Ксения Иларионова — 72 года,

сын Даниил Васильев — 24 года,

жена Елизавета Федорова — 21 года,

дети Тимофей — 2 года,

Игнатий — 1 года.

13. (84) Николай Герасимов — 23 года,

жена Марфа Данилова — 23 года,

сестра его Неонила Герасимова — 14 лет.

14. (85) Афанасий Осипов — 53 года,

жена Марфа Ильина — 52 года,

вдова умершего крестьянина Даниила Афанасьева

жена Александра Дмитриева — 33 года,

дети Мария — 16 лет,

Стефан — 13 лет,

Георгий — 5 лет.

15. (86) Василий Егоров — 60 лет,

жена Ксения Андреева — 42 года,

дети Петр — 19 лет,

Николай — 17 лет,

Евдокия — 15 лет,

Настасия — 6 лет.

16. (87) вдова умершего крестьянина Агея Стефанова

жена Анна Иванова — 56 лет,

сын Тихон Агеев — 35 лет,

жена Пелагея Лаврентьева — 27 лет,

дети Дарья — 6 лет,

Михаил — 2 года.

17. (88) Никита Тимофеев — 64 года,

жена Евдокия Фомина — 61 года,

дети Иван — 18 лет,

Игнатий — 22 года,

жена Настасия Гаврилова — 22 года,

сын Иван — полугода.

18. (89) Трофим Иванов вдов — 55 лет,

дети Петр — 33 года,

жена Гликерия Захарова — 37 лет,

дети Сергей — 12 лет,

Агапия — 7 лет,

Елена — 3 лет;

Платон Трофимов — 29 лет,

жена Евдокия Климентова — 29 лет,

дети Праскевия — 9 лет,

Никифор — 7 лет,

Николай — 6 лет,

Мелания — 3 лет,

Феодор — 1 года.

19. (90) Трофим Ефимов — 50 лет,

жена Феодора Иванова — 48 лет,

дети Карп — 21 года,

Андрей — 14 лет,

Стефан — 11 лет,

Тимофей — 9 лет,

Дмитрий — 24 года,

жена Агапия Евсеева — 25 лет;

вдова Соломония Михеева — 74 лет,

сын Антон Тимофеев вдов — 44 лет.

1841 год

Зима снова отметилась пожаром, на этот раз погорельцами стали семья Захара Егорова (8). Вдова его Устиния Матвеева со своими двумя детьми от первого брака, двумя падчерицами и пасынком от второго брака, а также Праскевия Борисова, жена сосланного Фадея Захарова, тоже с двумя детьми временно нашли приют в семье Афанасия Иванова (8). Не пережила горя по сгоревшему дому в прошлом году мать Антона Тимофеева (19), 75-летняя Соломония Михеева — умерла 22 января от горячки. А вслед за ней, 29 января, от чахотки умерла и мать Даниила Васильева (12), 72-летняя Ксения Иларионова.

Горе и радость идут об руку, эти события совпали со свадьбой 24 января сына Трофима Ефимова, 21-летнего Карпа. Марфу, 19-летнюю девицу, вели под венец вместо отца, умершего к этому времени, ясашного крестьянина из села Чекурчи Филимона Михайлова, кровники Стефан Кириллов и Трофим Евсеев. И в этом же году, 9 декабря, Марфа родила своему мужу Карпу дочь Анну. Даниил Васильев (12) тоже сменил печаль после смерти матери на радость — 2 августа жена Елизавета подарила ему третьего сына Матвея. Интересным фактом оказалось то, что у всех трех сыновей Даниила крестной матерью стала Александра Дмитриева, чей сын Егор в свое время, шесть лет назад, был незаконно рожден от того же Даниила Васильева.

Думали, прошлогодний рекрутский набор прошел миом деревни. Шесть лет жили в браке Николай Герасимов (13) и Марфа Данилова, а детей всё не было. По этой ли причине, по другой ли, в марте 24-летний Николай собрал скудные крестьянские пожитки и направился в весенний рекрутский добор. Оставил Николай свою жену Марфу солдаткой, да сестру 14-летнюю Неонилу одних. Держать двор им было не под силу и девки разбежались по соседям — Марфа напросилась в дом Даниила Васильева (12), а Неонилу приютил Афанасий Осипов (14), так и остался двор пустым.

Как было ранее сказано, в 1838 году в деревню были переведены ясашные крестьяне и теперь стали создаваться брачные союзы между детьми удельных и ясашных крестьян. В мае 9-го числа священник Троицкой церкви села Александровка Феодор Маллицкий венчал сразу две молодые пары. Второй сын Осипа Тимофеева (2), Осип же 21 года женился на ровеснице Марии, дочери ясашного крестьянина, умершего к этому времени Федора Козьмина. Брат же Федора, 25-летний ясашный крестьянин Яков Козьмин привел в деревню Елену, дочь ясашного крестьянин из деревни Малые Лызи.

Как видим, очень редко в семьях было, что все рожденные дети доживали до взрослых лет, вплоть до первой четверти ХХ века младенческая смертность имела высокий процент. Поэтому то, что у Харитона Осипова и Елены Аверкиевой рождались крепкие здоровые дети, только подтверждало здоровье и крепость самих родителей — 11 марта в семье родилась дочка Дарья, пятый ребенок за 10 лет супружества.

В противовес этого события, надо сказать, что большой процент детей, рожденных летом, умирали младенческой по причине жары, и как следствие, возрастающей антисанитарии. Всего месяц, со 2 мая по июнь, прожил Иван, сын Егора Семенова (7), месяц же прожила Акилина, родившаяся 4 июня у Филиппа Гаврилова (9), и месяц Ефимия, родившаяся 3 июля у Никиты Климентиева (5), 2 августа умер полугодовалый Фома, сын Маркела Семенова (6), а следом 3 августа, двухмесячный Кирилл, сын Платона Трофимова (18).

Кстати, у брата Платона Петра Трофимова (18) практически в одно время, 21 июня, родился сын Иван, и ему бог не дал участи уйти вслед за Кириллом. Бог уберег и дочку Тихона Агеева (16), родившуюся 2 июня Феодосию.

К лету еще две семьи справляли новоселье. Федор Иванов (4) с сыновьями смогли выстроить новую избу для старшего сына Дениса Федорова и его пятерых детей. И уже в новом доме, 24 октября, родилась дочка Неонила. А вот новоселье Егора Семенова (7) омрачилось, как выше уже было сказано, смертью младенца Ивана. Вроде и новый домой, а пустой — Егор с женой Дарьей, да 8-летний сын Максимка.

1842 год

Выстроенная в 1788 году деревянная церковь во имя Святой Троицы в селе Александровке за истекшие полвека порядком обветшала и, видно богу было угодно, чтобы возникла острая необходимость выстроить новую церковь. Девятого февраля сего года из-за неосторожной топки церковь в один миг сгорела дотла, сгорела и часть церковных документов. Уже 15 июня этого же года на милость Архиепископа Казанского и Свияжского Владимира поступило прошение от помещика села Александровка действительного статского советника Кирилла Яковлевича Тюфяева о строительстве новой деревянной церкви «изъясняя, что въ имѣніи его, Казанскаго уѣзда в селѣ Александровке, церковь деревяннаго зданія, сего 1842 года февраля 9 дня сгорѣла, вмѣсто которой онъ желаетъ построить на время новую деревянную церковь въ томъ же самомъ наружномъ видѣ и пространствѣ, на оставшемся отъ сгорѣвшей церкви каменномъ фундаментѣ, просили на это нашего дозволенія и благословленія» [2, с. 55].

Веление Архиепископа последовало незамедлительно: «Помѣщику, Дѣйствительному Статскому Совѣтнику Кириллѣ Яковлевичу Тюфяеву построить въ имѣніи его, Казанскаго уѣзда въ селѣ Александрове, вмѣсто прежней сгорѣвшей, новую деревяннаго зданія на каменномъ фундаменте церковь во имя Святыя Живоначальныя и нераздѣльныя Троицы, по утвержденному мною проэкту, составленному здѣшнимъ г. Губернскимъ Архитекторомъ Петонди, съ Высочайше аппробованныхъ чертежей Архитектора Тона, для построенія церквей — съ тѣмъ, чтобы оная церковь заложена была по церковному чиноположению, и устроена на томъ же самомъ мѣстѣ, гдѣ существовала и прежняя сгорѣвшая церковь, и въ томъ же наружномъ видѣ и пространствѣ; а по построены убрана иконостасамъ Св. иконами и прочимъ церковнымъ благолѣпіемъ» [2, с. 56]. Строительство церкви началось в этом же году и очень быстрыми темпами к концу года завершилось.

В связи с этим, к сожалению, неизвестно о сохранности Исповедальных ведомостей 1842—1844 годов, при этом метрические книги за эти годы в сохранности. На время строительства новой церкви все богослужения и обряды проводились в небольшой часовне того же села Александровка.

В январе 16-го числа, у новобрачных Тимофея Федорова (4) и Анны Петровой родился сын Ефим, а 2 марта у новобрачных же Осипа Осипова (2) и Марии Федоровой родилась дочка Евдокия, у Василия Агеева (10) 4 сентября родился сын Иван. А вот новобрачные Карп Трофимов (19) и Марфа Филимонова похоронили 23 апреля полугодовалую Анну.

Год был богат на свадьбы. За месяц до пожара в церкви, 11 января 20-летний Петр, сын Василия Егорова (15) обвенчался с ровесницей Евдокией, дочерью ясашного крестьянина Иллариона Демидова из деревни Айши. И уже в простой часовенке 6 июня священник Федор Маллицкий венчал сразу две молодые пары. 24-летний Василий, сын Антона Петрова (1) взял в жены ровесницу Вассу, дочь умершего к этому времени, крестьянина села Чепчуги Ильи Емельянова. А сын Дениса Федорова (4) Ермолай 22 лет привез из деревни Тюбяк уже не молодицу, 25-летнюю Екатерину, дочь ясашного крестьянина Луки Иванова. После уборочной Семен, старший сын Афанасия Иванова (8) привез, можно сказать выкрал, из села Чекурчи 20-летнюю девицу Параскеву, дочь ясашного крестьянина Трофима Алексеева, и 26 октября без благословения родителей, они женились.

Четыре года назад женился старший сын Никиты Тимофеева (17) Игнатий, после неудачных предыдущих родов Игнатия жена родила 5 января дочь Домну. А семья, тем временем, готовилась к свадьбе — младший сын, 19-летний Иван Никитин сосватал 17-летнюю внучку Афанасия Осипова (14), дочь Александры Дмитриевой Марию Данилову — 8 ноября сыграли свадьбу. Одним из поручителей на свадьбе был Даниил Васильев (12), что в свое время так и не признал рожденного Александрой Дмитриевой своего сына Егора.

Надо сказать, в Апайкиной Гари, только в 1902—1903 годах крестьянам стали приписывать фамилии, однако по некоторым из них, в разное время фамилии стали появляться намного раньше. Таким исключением были служивые солдаты, прибывшие в запас, которым в армии уже присвоили фамилию. К некоторым, как и в этом случае, «приклеивалось» прозвище или чаще принадлежность к предкам по мужской линии. Так, в метрической книге за указанный 1842 год впервые встречается фамилия Осипов, как раз при бракосочетании Марии, дочери Даниила Афанасьева, которая в метриках указана как «дочь умершего крестьянина Даниила Осипова», как принадлежность к роду деда Афанасия Осипова (14) и в его память — Афанасий умер от простуды в этот год, в феврале 7-го дня в возрасте 64 лет.

1843 год

Как весь прошлый год звенел свадебными бубенцами, так и завершился еще одной свадьбой до Рождества Христова, после которой весь этот год ни одной свадьбы в деревне не сыграли. В январе 8-го числа вторым браком венчалась пара — 46-летний вдовец Антон Тимофеев (19) и вдова крестьянина Даниила Гаврилова (14) Александра Дмитриева 35 лет. К этому времени Антон остался совсем один — внуки от единственного и умершего сына уехали в 40-м году в деревню Берляково — и Антон жил у соседа Трофима Ефимова (19), собственный двор остался пустым. Поэтому, Александра взяла своего нового мужа в дом свекрови Марфы Ильиной (14), где она жила с дочкой Ульяной на выданье и двумя сыновьями Степаном и Егором.

Венчание их происходило уже по сводами вновь выстроенной Троицкой церкви. На том же месте на каменном фундаменте деревянная церковь была полностью выстроена на средства помещика Кирилла Яковлевича Тюфяева. Церковь двухпрестольная — главный престол холодный, во имя Святой Троицы, второй престол теплый, во имя Казанской Божьей Матери. На территории церкви также вытроены деревянные церковные дома для семей притча — священника Федора Маллицкого и псаломщика Петра Лепоринского [5, с. 106—107].

Выросли и были на выданье дочери у Филиппа Гаврилова (9) — старшую Зиновию в 21 год сосватали и выдали замуж в другое село.

Год снова подтвердил статистику умирания младенцев, родившихся летом — из восьми детей трое умерли именно в летнее время. Две недели прожили Евдокия, ребенок Егора Семенова (7) с 7 августа и Матвей, первенец, родившийся 13 августа у Василия Антонова (1), месяц с 26 июля прожил Николай, первенец же Ермолая Денисова (4). К концу года Петр Трофимов (18) хоронил сильно захворавшую 6-летнюю дочку Лену.

А вот дети, родившиеся ранней весной и поздней осенью, были намного крепче. После двух сыновей Елизавета, жена Даниила Васильева (12) родила 20 января дочку Ксению. В апреле 19-го числа Яков Петров (3) был осчастливлен сыном Георгием. В сентябре, с разницей в день, 8-го и 9-го разродились соседки — Марфа, жена Карпа Трофимова (19), сыном Михаилом и Акилина, жена Петра Трофимова (18), дочкой Елизаветой. В октябре 9-го числа у новобрачного Петра Васильева (15) родился первенец, дочка Пелагея, а 27 ноября появился мальчик Андрей у Тимофея Федорова (4), и следом, 29-го числа Харитону Осипову (2) жена Елена подарила третьего сына Николая. И уже в конце года, 10 декабря у Игнатия Никитина (17) родилась вторая дочка Ульяна.

1844 год

В январские морозы согревает общий деревенский праздник. Ровно год деревня не справляла свадеб, и вот, 20 января второй сын умершего Василия Егорова (15) Николай 20 лет взял в жены и привел в дом своей матери 18-летнюю Анну, дочь казенного крестьянина деревни Малые Лызи Егора Иванова. А Филипп Гаврилов (9) спустя год выдал и вторую дочь, 19-летнюю Матрону в другое село. Снова вернулась в родное село Чепчуги дочь умершего к этому времени Герасима Никифорова (11) Неонила, она в 16 лет вышла 2 июля замуж за удельного крестьянина Дмитрия Иванова 22 лет.

Две снохи братьев Агеевых Пелагея и Марфа воспитывали своих детей совместно и сейчас совместно вынашивали потомство. Первой, 9 июня, родила Пелагея Тихону Агееву (16) сына Петра, а осенью 28 октября Марфа родила тоже мальчика Михаила для мужа Василия Агеева (10).

Спустя два года после смерти младенца, Анна, жена Никиты Климентьева (5) снова забеременела и 7 января родила девочку Татьяну, но и на этот раз ребенок оказался слабеньким и прожил всего четыре месяца. То же случилось и у Маркела Семенова (6) — 18 февраля рожденный мальчик Федор умер 3 июня. Десять дней видел свет младенец Гавриил, родившийся 7 июля в семье Дмитрия Трофимова (19).

Брат же его, Егор Трофимов (19) практически после свадьбы сразу был рекрутирован, солдатская жена Варвара Леонтьева перебралась в родное село Чепчуги к родителям и в прошлом году нагуляла живот — девочка Марфа родилась 4 июля.

О близнеце Платона Трофимова (18) брате Романе давно уже не было вестей со службы, уж и похоронили его. Платон же со старшим братом Петром (18) вместе держали двор после смерти отца, семья была одна из самых больших в деревне — 12 душ от мала до велика, да у Платона 18 августа родился еще ребенок, сын Иван.

Под самый Новый год, после неудачных первых родов, Екатерина, жена Ермолая Денисова (4) родила 25 декабря сына Стефана.

Почти 12 лет прошло, как за свое преступление Фадей Захаров (8) был сослан на поселение. Жена Прасковья Борисова с двумя дочерями так и не дождались его — пришла весть о смерти. Вдова Прасковья так и скиталась от одних соседей к другим, дом восстанавливать было некому — к концу года они втроем перешли на жительство в дом Трофима Ефимова (19).

1845 год

В морозное январское утро 14 января 20-летний Маркел, сын Дениса Федорова (4) со своими дружками — родным дядей Тимофеем Федоровым и тезкой Маркелом Семеновым — направлялись в церковь села Александровка. С другой стороны из села Чекурчи были снаряжены сани для невесты, умершего к тому времени ясашного крестьянина Евдокима Денисова 17-летней дочери Анны.

В селе же Чекурчи в Германовской церкви 7 февраля Семен Иванов (6) и Степанида Иванова выдали замуж старшую дочь Надежду за местного крестьянина, 22-летнего Ивана Семенова.

Третий год подряд Тимофей Федоров (4) радовался рождению сыновей, 7 февраля жена Анна родила третьего сына Гавриила. А на следующий день, 8 февраля, жена соседа Якова Петрова (3) Мария родила дочь Агапию.

Обе снохи Василия Егорова (15) были беременны, но дедом стать ему не пришлось — 20 февраля в возрасте 64 лет Василий скончался в горячке. Вдова 47-летняя Устиния Андреева сначала 6 июля принимала роды девочки Ефимии у Евдокии, жены сына Петра, а через месяц — мальчика Ивана у Анны, жены сына Николая. К великому горю всей семьи, оба младенца прожили всего месяц.

Бог дал, бог взял. В свои 50 лет Филипп Гаврилов (9) прошлые годы выдал замуж своих дочерей, а вот своя вторая молодая жена всё не могла вынести здорового ребенка. Сначала Акилина, и вот теперь полугодовалая Агапия в начале года умерли — жена Евдокия снова была на сносях и всей душой страшилась новой беды. В марте 28-го числа дом наполнился криком родившегося сына Василия с надеждой, что беда ушла из дома навсегда.

В мае 8-го числа родился еще мальчик, в семье Никиты Климентьева (5) сын Николай. Восприемниками новорожденного при крещении через два дня стали бабушка Анисия Миронова и родной дядя по маме Иван Никитин.

После смерти первенца, Василий Антонов (1) и Васса Ильина через год, 13 мая родили, на этот раз сына Алексея. Вскоре, участь не повзрослеть постигла первенца молодой семьи Семена Афанасьева (8) и Прасковьи Трофимовой, новорожденный Александр прожил всего несколько недель.

После рождения сына Максима, в течение 12 лет Егор Семенов (7) с женой Дарьей рожали и хоронили младенцев, четверых уже похоронили. С верой и надеждой молились богу, чтобы родившегося 28 октября сына Павла не постигла такая же судьба.

А за неделю до этого события, 22 октября деревня играла сразу две свадьбы. Осип 22 лет, сын Тихона Васильева (9) взял в жены этой же деревни из ясашных крестьян 20-летнюю Пелагею, дочь Афанасия Федорова. Надо сказать, что сторона невесты не приняла такой выбор, и на свадьбу из них в церковь никто не пришел. Второй молодой парой были 18-летний Степан Данилов, внук Афанасия Осипова (14) и 20-летняя Александра, дочь Антона Петрова (1).

Единственная дочь Афанасия Иванова (8), 23-летняя Ефимия, тоже вышла замуж, но в другое село. 30-летний вдовец Федор Иванов, ясашный крестьянин села Чурилино обвенчался с Ефимией Афанасьевой 28 октября в Николаевской церкви.

Двадцать пять лет жизни отдал Царской армии Алексей Тимофеев, брат Никиты и Осипа Тимофеевых (2). И теперь, отставной солдат, 60-летний старик нашел пристанище не у своих братьев, а у друга молодости Трофима Ефимова (19). Самого Трофима Ефимова чахотка к осени окончательно одолела, и 21 ноября 55-летний Трофим умер — ему уже не в радость была внучка Прасковья, родившаяся 25 октября у сына Дмитрия (19).

Похоронив весной младенца Ксению, в ноябре 10-го числа жена Елизавета родила мужу Даниле Васильеву (12) второго сына Филиппа. А год завершался еще одним рождением — у Петра Трофимова (18) от второй жены Гликерии 12 декабря родился второй ребенок, сын Степан.

1846 год

На протяжении 10 лет переселенцы из села Бимери ясашные крестьяне относились к деревне Апайкина Гарь. Количество их росло, дворы росли, соседние земли облагораживались. В Российской империи в это время, в течение 1837 — 1841 годов проводилась Реформа управления государственными крестьянами по инициативе министра П. Д. Киселева. В каждой губернии формировались Палаты государственных имуществ, состоявшие из двух отделений: хозяйственного и лесного. Во главе округа стоял окружной начальник. В зависимости от численности государственных (казенных) крестьян округ государственных имуществ мог охватывать один или несколько уездов. Округа, в свою очередь, подразделялись на волости, в каждой из которых избиралось волостное правление сроком на три года, состоявшее из волостного главы и двух «заседателей» (по хозяйственной и полицейской части). Волости подразделялись на сельские общества, включавшее в себя одно или несколько селений. Сельский сход состоял из представителей домохозяев от каждых пяти дворов и избирал сельского старейшину сроком на три года, для исполнения полицейских функций — сотских (одного от 200 дворов) и десятских (одного от 20 дворов). Для рассмотрения мелких тяжб и проступков крестьян избирались волостные и сельские «расправы», было введено крестьянское самоуправление в деревне.

Вследствие этой реформы по распоряжению Казанской Палаты государственных имуществ «ясашные крестьяне Апайкиной Гари переданы в 1846 году государственной казне и 21 двор казенных крестьян составили деревню Новые Бимери Апайкиной Гари». Это было начало образования сельской Апайкино-Гаринской крестьянской общины, которая окончательно сформировалась к концу 20 века.

Два года назад, как уже было сказано, семья Фадея Захарова (8) перешла на жительство в дом Трофима Ефимова (19), а к началу этого года и его мачеха, 55-летняя вдова Устиния Матвеева (8) с тремя детьми тоже нашла приют здесь же. Их родной погоревший дом полностью разобрали, а земли объединили.

Уже три года сироты Евдокия, Неонила и Андрей, дети умершего Леонтия Тимофеева постоянно слонялись из деревни назад в Берляково и обратно. Старшей Евдокии исполнилось 18 лет, когда она познакомилась в селе Апазово со служивым, на девять лет ее старше. Рядовой солдат Николай Данилов Сабуров служил в Кардуванской этапной команды, подавал большие надежды получить в ближайшее время звание унтер-офицера. Молодая крестьянка Евдокия запала ему в сердце, осенью прошлого года его друзья по службе ее сосватали, а 20 января сего года в сельской церкви села Апазово молодая пара стояла у алтаря.

В крещенские праздники этого года, 24 января, братья Яков (3) и Антон (1) Петровы похоронили мать Вассу Егорову, одну из основательниц деревни. Ей было 74 года, однако, по какой-то причине, в метрической книге указан возраст, аж в 90 лет.

Пять лет прошло, как женился Осип Осипов (2) на Марии Федоровой, уже по 26 лет им было, а детей всё бог не давал. Но вот теперь и беременность радости не придала — 15 февраля сын Федор родился слабеньким и, спустя 1,5 месяца, умер 1 апреля. При этом у старшего брата, Харитона Осипова (2) росло пятеро детей, и 13 декабря родился четвертый сын Степан.

Третий раз к ряду, после уже подросших старших сыновей, Елизавета Федорова (12) не могла удержать младенцев на этом свете, и теперь, 17 февраля младенческой умер 3-х месячный сын Филипп.

Семену Афанасьеву (8) жена Прасковья 22 марта родила сына Гавриила с большой опаской за здоровье младенца, выстраданной этой зимой смертью первенца годовалого Александра.

Летом, друг за дружкой померли первенцы, годовалые, и оба Ивана — у Василия Никитина (11) и Николая Васильева (15). Жена Николая Анна Егорова была снова на сносях и, похоронив первого сына, родила 10 октября мальчика Андрея. А 5 ноября горе пришло в семью Ивана Васильева (10) — умерла дочурка Ольга 4-х месяцев.

А вот в семье Игнатия Никитина (17) и Анастасии Гавриловой 1 декабря снова родилась дочка, третья по счету.

Вторая за год серьезная ошибка в возрасте закралась по отношению Ермолая, сына Дениса Федорова (4) — в исповедальной ведомости приписано лишних 10 лет, вместо 25 сразу 35, и эта ошибка осталась навсегда, от года к году. Другая ошибка на 10 лет состарила 64-летнюю вдову Анна Иванову (16), записан и уже не исправлен ее возраст в 74 года.

1847 год

К посевной в этом году готовились, как обычно, никто и предполагать не мог, что лето будет таким засушливым, что неурожай принесет голод не только в этот, но и в следующий год, а разбушевавшаяся холера унесет жизни многих крестьян, от мала до велика.

Пока же, год начинался с радостей. Молодожены Степан Данилов (14) и Александра Антонова 21 января родили дочку Ксению, сделав бабушкой Александру Дмитриеву (14). Другая молодая семья, Осип Тихонов (9) и Пелагея Афанасьева тоже сделали бабушкой овдовевшую, уже как 10 лет, Маремьяну Парфенову, родив 18 февраля сына Федора.

Рядовой солдат Капарского Егерского полка Дмитрий Степанов, еще будучи на службе, потерял свою первую жену. Сейчас 44-летний вдовец, уволенный по билету и вернувшийся в родное село Чурилино, искал себе новую жену. Подстать оказалась молодица, в два раза моложе Дмитрия, младшая дочь Никиты Никифорова (11), 22-летняя Ульяна. В январе 24-го числа сыграли свадьбу в Чурилинской сельской церкви, даже не позвав родных из деревни Апайкина Гарь.

Дом вдовы Федоры Ивановой (19) весь год был полон событий. У старшего сына Дмитрия Трофимова 8 января родилась дочка Анисья. Настал черед жениться предпоследнему сыну — 21-летний Андрей 9 мая взял в жены ровесницу Евдокию, дочь соседа Василия Егорова (15). Приехавшая на свадьбу из Чепчугов их служивого брата Егора Трофимова, солдатка жена Варвара Леонтьева, осталась гостить до следующей весны. Осталась же, и так в переполненном доме, на свадьбу прибывшая двоюродная тетка, ходившая в свои 40 лет в девках, Мария Тимофеева. При том, что в доме оставались, так и не нашедшие другой приют, семьи Захара Егорова (8) и внуки Тимофея Васильева (19). Здесь уже и поговорка «в тесноте, да не в обиде» не приходится к месту — 24 души на один двор. Легче не стало, когда зимой умер 62-летний отставной солдат Алексей Тимофеев.

Апрельские ручьи неслись навстречу весне, они принесли радостную весть в семью Никиты Климентьева (5) о рождении 4 апреля дочери Ирины. Единственная дочь Афанасия Иванова (8), в прошлом году вышла замуж и ушла из отцовского дома. Но семья Афанасия не осталась без девочек — опять же единственный, сын Семен с женой Прасковьей подарили к зиме деду внучку Устинью.

Но младенческая смертность еще долго будет гостьей в крестьянских семьях. В семье Егора Семенова (7) старшему и, по сути, единственному ребенку уже исполнилось 14 лет, и сколько не пыталась жена Дарья вырастить еще детей — не получалось. Вот и снова, родившаяся 9 июля дочь Ольга, прожила четыре месяца и умерла младенческой 25 ноября. Также, 23 июля, умер 3-месячный Василий у Тихона Агеева (16), и позднее, 14 декабря, полуторамесячный Степан у его брата Василия Агеева (10).

Стабильно каждый год еще молодая семья Тимофея Федорова (4) прирастала сыновьями, 26 мая жена Анна Петрова родила четвертого сына Ивана. А спустя месяц, 17 июня, родился внучатый племянник Петр, сын племянника Ермолая Денисова (4).

Филипп Гаврилов (9) в свои 52 года еще раз стал отцом — 35-летняя жена Анна Павлова родила 17 августа сына Андрея. В октябре, 9-го числа и в семье Петра Трофимова (18) случилось пополнение третьей дочкой Пелагеей.

Помаленьку первое поколение, кто основал Апайкину Гарь, уходили, оставляя после себя поколения родившихся уже здесь. Осенью овдовела Евдокия Фомина — 70-летний Никита Тимофеев (17) умер 13 октября от чахотки. Причем, снова в метрической книге существенно изменили возраст, указав 65 лет.

В ноябре прошлого года, в очередной рекрутский набор попал 30-летний Данила Васильев (12). Дом и хозяйство должны были полностью лечь на плечи жены Елизаветы Федоровы, у которой еще и трое сыновей от 6 до 9 лет. Не под силу ей это показалось, и она сразу же зимой перешла в дом Никиты Никифорова (11). Те жили впятером, все взрослые, сын Никиты 33-летний Василий с женой до сих пор не смогли завести ребенка, а дочь 23-летняя Ульяна была на выданье. Так хоть поживее стало в доме. И на кого грешить, но весной у Александры все уже заметили живот — нагуляла. В октябре 27-го числа родилась девочка Прасковья, в метриках записанная незаконнорожденной. Крестным был брат Тимофей Федоров (4), а вот крестной стала та самая Александра Дмитриева (14), которая в свое время нагуляла незаконного сына Егора от Данилы Васильева — круг замкнулся.

1848 год

В морозное предновогоднее утро, обычным делом выходя во двор, Иван Никитин (17) чуть не наступил на шерстяной сверток, лежащий на пороге. Уже пятый год Иван с женой Марией Даниловой просили Господа дать им ребенка, но Марья всё не могла забеременеть. И бог услышал, Иван в руках держал грудного младенца. Подкидыша крестили по имени Петр. Но видно, совсем неокрепший малыш перемерз и заболел, бог дал — бог взял, мальчик умер спустя месяц, 28 января.

Через две недели у двоюродного брата Осипа Осипова (2) после умершего младенческой первенца, 12 февраля на свет появилась дочка Евдокия.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 100
печатная A5
от 391