электронная
108
печатная A5
399
18+
История одного Я

Бесплатный фрагмент - История одного Я

Это случится с каждым…


5
Объем:
292 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-0890-9
электронная
от 108
печатная A5
от 399

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Пробуждение.
Книга первая

Пролог

Вы когда-нибудь думали о том, что живете чужой жизнью? Что вы — это совсем иной человек. Не тот, которого вы каждое утро наблюдаете в зеркале, когда умываетесь или бреетесь. Вы чувствуете себя чужим, а порой даже не знаете, кто вы сегодня на самом деле…

Мне всегда казалось, что за нами кто-то наблюдает. Простите, но я говорю не о Боге. Я представляла, как кто-то совершенно невидимый и невесомый снимает обо мне свой жестокий фильм. Он видит, как мне плохо и сложно, но продолжает снимать. Снимает, не вмешиваясь, и не пытаясь остановить происходящие со мной события.

Я просыпаюсь с утра, делаю одни и те же движения, смотрю в зеркало, но это не я, и где-то в глубине моей души идет борьба с захватившей меня в плен сущностью. Как понять, что сейчас я та самая, которой была рождена? Чувства, эмоции, впечатления — кто именно из нас двоих сейчас их ощущает?

Если бы мне в то время кто-нибудь сказал, что я — это не я, скорее всего этот человек, был бы обозначен мною безумным. Но сейчас, сейчас я понимаю, что это было необходимо для меня. Если бы тогда мне повстречался тот, кто открыл бы мне глаза на мое истинное существование — моя история ничем бы не отличалась от других историй об обыденной человеческой жизни.

Словно прошла целая вечность с того момента, когда я осознала, что со мною происходят совершенно не свойственные человеку вещи. И я боролась с собой, с той сущностью, которая не давала мне покоя, я боялась и ненавидела ее.

Но однажды все изменилось, все стало простым и единым. Я, наконец, смогла вздохнуть свободно и подумать о нас с Максом. Мы решили пожениться! Это было самое сложное решение за всю нашу жизнь. Так долго мы шли к этому, так мечтали быть вместе, а сейчас…

Сейчас я сижу под кустом с вонючими ягодами, растираю разбитые ноги и заливаюсь слезами. Слезы вперемешку с тушью разъедают глаза и мне приходится постоянно растирать их по лицу. Возможно, я надеюсь, что от этого жжение ослабеет. Я удрученно взглянула на свое, когда-то, белоснежное платье. На нем остались лишь грязные отпечатки подошв моих пальцев, а бриллианты, которые раньше украшали ткань, рассыпались по траве, оставив о себе только воспоминание в виде торчащих ниток. В душе поселилось разочарование.

Мне все еще слышатся слова регистратора, а Макс, он так и не успел сказать: «Да»! Слезы с шумом опустились на сверкающий в платье хрусталик и расплылись по нему черной лужицей. Я отрешенно посмотрела на платье и сбросила с волос фату, она только мешает мне, цепляясь своим кружевом за ветви.

Я попыталась подняться с земли. Ноги еле удерживают все это пышное нагромождение на моем теле. Дотянувшись трясущимися пальцами до кончиков лент, уложенных в пышный бант на талии, я, наконец, избавилась от тесных оков жесткого корсета. Платье опустилось белоснежной горкой к моим ногам. Мне так было жалко оставлять здесь свою мечту, платье стало для меня надеждой на совершенно другую, счастливую жизнь. Но, по-другому мне не выжить, оно слишком задержало меня.

Я никогда ничего не имела против природы, но в данной ситуации я ее возненавидела. Эти торчащие повсюду ветки, разбросанные хвойные иглы с невероятным рвением старались вонзиться в мое тело. Если еще раз я наступлю на шишку — я потеряю сознание, от них на моих ступнях не осталось живого места. Я умру… Я просто здесь умру — от голода, холода, меня поймают, либо сожрут дикие звери. Мне не выбраться отсюда никогда. Из этого леса нет пути обратно. Все, хватит! Я решила остановиться и немного отдышаться. Легкие разрывали ионы, наполнив собой лесной воздух. Кружилась голова и неистово хотелось курить. И чем крепче была бы папироса, тем было бы привычнее. В городе совсем спертый воздух — там нечем дышать, такое чувство, что он весь прокурен до одурения.

Я не вовремя задумалась и не заметила, что наступила на мокрую корягу. Правая нога проехала по ней и лишила меня равновесия. Я не успела ничего предпринять. Перед глазами поплыли деревья, а я испытала неистовую боль от острого сучка, предательски торчащего из разломленной сосны. Этот сук вонзился в мое бедро, но не сумел полностью разорвать плоть, ему помешала кость, в которую он уперся.

— Я ненавижу эту жизнь! — вырвалось у меня. — За что? Сука! За что?

Больше я не помню ничего, только острую боль в позвоночнике и тишину, через которую я не могла пробраться.

Вы когда-нибудь теряли сознание? Не от боли, а словно кто-то нажал на выключатель и вырубил свет в ваших глазах? Со мной такое происходит постоянно. Я без сознания, но все вижу, чувствую, только мысли не мои, действия не принадлежат мне. Не хочу плодить жестокость, но при этом могу без сожаления уничтожить человека. Я вижу это все, но не могу ничего поделать, не могу преградить этой сущности путь. Она сильнее и очень страшна.

Не знаю, сколько времени я была в отключке, но то, что я находилась под воздействием наркоты, сомнений не возникало. Голова гудела и разрывалась на части гулким эхом, но таким приятным, ласкающим. Глаза никак не могли сфокусироваться, от этого все расплывалось и кружилось передо мной. Горло щекотал какой-то назойливый комок смеха, возможно, я даже смеялась, не помня себя. Постепенно сознание возвращалось, и я с ужасом стала всматриваться в эту бултыхающуюся гладь неведомых разноцветных волн.

— Пить… Хочу пить…

Я бешено вращала глазами, чтобы ускорить процесс просветления мозга. Через какое-то время я поняла, что это работает. Теперь все стало проясняться. Грязный потолок надо мной, а с его балок свисают нити паутины, с засохшими тельцами темно-серых мух. Толстый слой пыли, покрывший висящую на проводе лампочку, делал свет тусклым, а помещение мрачным.

Мне удалось повернуть голову, и я смогла увидеть только деревянные брусья стены, вымазанные глиной. С другой стороны было то же самое — никаких окон и никакой воды. Я попыталась приподняться и мне это с легкостью удалось. Я уже и забыла про бедро, под кайфом я его совсем перестала чувствовать.

— Бежать! Надо скорее бежать из этого места.

Я сдуру рванула с кровати и тут же упала обратно, раздирая душное пространство своим диким ором. Темно-алое пятно быстро проступило сквозь тряпку, которое служило мне одеялом. Но, чувство боли мгновенно улетучилось, как только я услышала приближающиеся шаги. Мне даже показалось, что шагает самый настоящий великан. Я с любопытством уставилась на дверь. Она открылась, и вошел тот, от рук которого мне было суждено сейчас умереть.

Мои глаза от ужаса приобрели четкий фокус и расширились до максимального размера, дыхание участилось, пальцы рук намертво вцепились в матрац. Я, с надеждой спрятаться в стену, вдавилась в нее всей спиной.

— Игорь?!

Сейчас я молилась лишь о том, чтобы умереть как можно быстрее.

Глава 1

Годом ранее…

— Да что же это такое? Я сегодня буду спать или нет? — голос ее дрожал, словно она была готова разрыдаться.

Она прошлепала босыми ногами по холодному полу в ванную комнату и дернула светильник за крохотный шнурок. Комната наполнилась теплым светом, а зеркало отразило измученное бледное лицо с темными, впавшими от изнеможения глазами. Эльза посмотрела в свое отражение, пробежалась глазами по растрепанным волосам и опухшему носу.

— Ненавижу…

Она ударила кулаками по зеркалу и разрыдалась, медленно стекая на пол, закрывая лицо своими тощими длинными пальцами. Но вдруг, что-то вспомнив, она ринулась прочь из ванной и промчалась по спальне прямиком к настенному бару, путаясь ногами в своем длинном шелковом пеньюаре. Она уверенно спустила с полки бутылку крепкого вина, закинула в рот горсть каких-то таблеток и присосалась к сосуду, обжигая свое горло терпкой, вяжущей жижей. Ее разум стал слабеть, расшумевшиеся мысли понемногу улеглись, и Эльза, со вздохом облегчения закрыла глаза, погружаясь в свой долгожданный сон.

— Какой-то странный шум. А запах! Ты чувствуешь этот мерзкий запах? — спросила она у него.

— Подожди, скоро и мы будем так вонять, — резко ответит тот, оголив свою сгнившую ногу, практически целиком окутанную червями.

— Мать вашу! — Эльза резко подскочила в постели. Этот бесконечно повторяющийся сон ее когда-нибудь доконает.

Она дотянулась до телефона и, щурясь, уставилась в экран. Шесть утра. Пластик неожиданно завибрировал в руке. Эльза, недовольная таким ранним звонком, выпалила своей близкой подруге:

— Ты же знаешь, тот, кто будит меня в такую рань — будет искренне проклят! Хотя, какой тут сон?

— Опять? — посочувствовала Ольга.

— Я больше не могу. Да и какой смысл обсуждать это каждый раз? Все равно ведь ничего не меняется.

Ольга не знала, как и чем помочь своей подруге, а еще эта новость, которую Эльза обязана знать, но язык не смеет озвучивать ее. Появилась какая-то неловкая пауза. Но, Эльза изучила Ольгу уже давно, поэтому скрывать что-то не имело смысла.

— Оля, что происходит?

— Да, как бы…

Эльза решила быть терпеливой к подруге. Что-то случилось, поэтому та сомневается, не зная, как менее травматично сообщить ей.

— Ладно, все равно ты узнаешь. Макс сегодня женится, — выпалила Ольга и тут же шумно выдохнула.

Молчание. За какие-то секунды все изменилось. Каждая из них думала о чем-то своем, прижимая к уху нагревшийся телефон.

— Когда ты об этом узнала? — бесчувственно нарушила тишину Эльза.

— Ты пойми, я хотела тебе сказать, но боялась, что ты в конец сойдешь с ума и что-нибудь с собой сделаешь, — Ольга не знала, как оправдаться, ведь она прекрасно понимала, что поступила неправильно. — Ты простишь меня?

— Во сколько у них регистрация?

— Ровно в двенадцать.

— Вызови мне такси.

— Что? — Ольга уже успела пожалеть о своем звонке. — Ты никуда не поедешь! Ты целый год живешь отшельницей, никуда не выходишь. Ты хоть знаешь, что сейчас осень, а листья на деревьях давно пожелтели? Ты ведь даже в окно не смотришь. Зачем ты заклеила его?

— Вызови мне такси, — твердо и сухо повторила та.

Эльза бросила трубку на кровать и подошла к зеркалу в ванной комнате.

— Я должна там быть. Это шанс раз и навсегда поставить точку во всей этой истории.

Она достала из-под раковины небольшой кейс с косметикой и принялась за дело. Сегодня она должна выглядеть так, словно ничего не произошло.

— Ну вот, так уже лучше! — Эльза поправила длинный локон и убрала плойку, закрутив последнюю прядь.

Сердце стало бешено биться, словно предчувствуя беду. Она вздрогнула, услышав, как в комнате разрывается в своем вибрирующем танце телефон. Эльза бросилась к нему.

— Что?

— Где ты есть? Ты что, совсем оглохла? — надрывалась в крике Ольга. — Я тебе уже раз десять набирала. Ты что творишь?

Эльза почувствовала, как внутри нее взорвался адреналин. Ольга никогда бы себе не позволила так орать, если бы не…

— Ольга! — рявкнула Эльза, чтобы утихомирить подругу. Та сразу же умолкла. — Говори, что случилось?

— Мне сейчас звонили. Понимаешь? — она вновь затараторила, то еле шепча, то срываясь на крик. — Мне угрожали, что убьют нас. Ты понимаешь? Понимаешь, я тебя спрашиваю? Как мне все надоело. Что ты молчишь? Нам нужно срочно валить. Они никогда, ты слышишь, никогда не оставят нас в покое. Они повсюду!

— Ты говорила, что есть только один способ с этим покончить, — Эльза сама не узнала свой потухший голос, — я согласна.

Ольга немного успокоилась, было слышно, как она что-то бормочет, прикидывая какие-то варианты.

— Тогда встречаемся в восемь вечера у Нильса. Ты не передумаешь?

— Нет, — безразлично ответила Эльза, — собирай свои вещи и как можно скорее убирайся из дома.

***

Игорь нахмурил брови и с силой вдавил свои пальцы в кожу охладевшего руля. Глубокие морщины напоминали о непростой судьбе своего хозяина, словно птицы, они раскинули свои крылья, не оставив ни одного не тронутого места на когда-то мужественном красивом лице.

В такое время суток босс мог выдернуть его только по очень срочному делу. Значит, случилось что-то серьезное или не поправимое. Игорь смахнул капельки пота со лба и завел автомобиль.

В свои пятьдесят лет, мужчины обычно наслаждаются просмотром чемпионатов по телеку и попивают пивко, но Игорь мог об этом только мечтать. Он всю жизнь занимается тем, что прислуживает и помогает своему шефу, которого ненавидит так же люто, как и свою жизнь.

Один неверный шаг, всего лишь один неудачный вечер напрочь перечеркнул его жизнь и написал свой сценарий, в котором Игорю досталась роль никчемной марионетки. Так просто, в 27 лет он потерял свободу над своими мыслями и своей жизнью.

В тот злосчастный вечер он, со своей любимой Викторией, возвращался с позднего сеанса. То, что происходило потом, до сих пор не дает ему покоя. Его могли убить, изуродовать, но ему была уготована участь стать правой рукой самого влиятельного человека. После того вечера Игорь больше никогда не видел Викторию. Люди поговаривали, что она очень быстро вышла замуж, а спустя несколько месяцев уехала в другой город со своими родными.

Игорь не мог вернуть ее, не мог и противоречить человеку, который спас ему жизнь. Не мог забрать своего слова, которое обронил в порыве своих несдержанных чувств. Теперь, он мог быть только верным и преданным, словно пес, молчать и показывать зубы тем, кто мог причинить вред его Господину. Да, он стал рабом, без права на голос и мнение.

Разве он об этом каждое утро молил небеса? Он желал только спокойствия и благополучия своему дому и своей семье, но ирония небес не обошла его стороной. Теперешняя жизнь заставляла делать его отвратительные вещи, изо всех сил стараясь убить в нем остатки человечности.

Игорь остановил машину возле четырехэтажного здания и с трудом выбрался из нее. Накануне он достаточно выпил, последнее время, в выпивке он стал находить умиротворение, истину и собеседника.

Еле переставляя уставшие ноги, он поднялся по лестнице до мансарды и открыл тяжелую дверь. В этой комнате босс проводил все свое время. Сейчас, ночью, эта комната выглядела еще более ужасающе, чем в дневные часы. Днем хотя бы солнце пытается запустить сквозь плотные портьеры свои сверкающие неугомонные щупальца.

Игоря всегда интересовало занятие шефа. Тот с огромным усердием постоянно что-то собирал и клеил. Любопытство всегда подталкивало его поинтересоваться, но неловкость останавливала мужчину. Сейчас, в кабинете никого не было. На столе виднелись какие-то мелкие фигурки, освещаемые бледным теплом настольной лампы.

Игорь не спеша подошел к столу. Толстые пальцы с трудом подняли, что-то легкое и невесомое. Он покрутил в руках, положил обратно и остановился на бежевом шарике. Игорь взял его в ладошку и поднес к глазам. Как же он удивился, когда перевернул предмет. Это была фарфоровая кукольная головка, с губками и глазками. Глаза! Мужчина сразу же узнал эти глаза. Он почувствовал, что ноги стали тяжелеть, а мозг помутнел.

— Почему ты все время копаешься? Я жду тебя битый час, — прогремел из темноты раздраженный бас.

Игорь был уверен, что находится один в комнате. От неожиданности он вздрогнул, выронив на стол крохотную головку. Фарфор, дотронувшись поверхности, треснул на две половинки, осыпав комнату чуть слышным звоном колокольчиков.

Игорь стоял, ни жив ни мертв. На него из темноты, словно вырастая из ниоткуда, надвигалась огромная, грузная фигура пожилого мужчины. Добравшись до Игоря, огромная тень оттолкнула мужчину своей тяжелой конечностью, указав на его истинное место.

— Я все должен делать за тебя? — тень продолжала отчитывать опешившего мужчину. Босс нагнулся, достал мусорную корзину и смахнул в нее все, что было на столе. — Подключай Лиса, он моложе и более проворен, лучшего помощника не найти.

— Для чего? Что случилось?

Игорь заметил в руках шефа какой-то лист бумаги. Тот вглядывался в него и негодующе теребил в огромных ручищах.

— Найди их!

Игорь догадался, о чем и о ком идет речь. Босс резко поднялся из-за стола и навис над своим помощником, еле сдерживая в себе пожиравшую изнутри ярость. Заорал, брызгая слюной:

— Я уничтожу тебя, если ты их не найдешь! Ты понял?

Игорь кивнул.

— У тебя есть ровно двадцать четыре часа, — немного умерив свой пыл, босс плюхнулся в свое кресло, запрокинул голову и уставился на деревянную крышу над собой.

Игорь знал, что не в силах перечить этому человеку, он так же не мог высказать свои предложения, в его обязанности входит только слушать и выполнять. Он посмотрел на шефа потускневшим взглядом:

— Все будет сделано.

Тот, в ответ махнул ему рукой, прогоняя мужчину прочь. Игорь зашагал к выходу, слыша вдогонку ругательства и проклятья, а в голове пульсировали вены и погружали его в страшные догадки. Он с сожалением вздохнул, достал из кармана брюк сотовый и набрал чей-то номер.

Глава 2

— Да ладно тебе, что ты такой напряженный?

Макс как-то не особо разделял радость своего друга. Бессонная ночь, размышления и сомнения сделали свое коварное дело — он был разбит и летал в своих мыслях, совершенно не слушая собеседника.

— Что? Прости.

Антон покачал головой и расплылся в ослепительной улыбке, не забыв при этом смачно цокнуть.

— Сегодня на редкость прекрасная погода! Свадьба в такой шикарный день, несмотря на время года. Тебе грех жаловаться — везунчик!

Он хлопнул Макса по плечу и развел руками, стараясь показать всю прелесть осеннего дня. Макс благодарно поднял глаза на друга, надеясь, что тот не сможет прочесть в них дикую тоску.

— Ты прав, сегодня удивительная погода, совсем непохожая на осень. Но, все же меня это не особо радует. Ты знаешь, последнее время меня что-то сильно тревожит. Да, ты все равно меня не поймешь, — он махнул рукой на Антона и устремил свой взор на дорогу.

— Брось! Ты, как и любой холостяк боишься расстаться с роскошью былой жизни. Вот и все. А Марго тебя обожает. Вот, кто действительно готов полностью принадлежать тебе и любить до безумия.

— Я сомневаюсь, что поступаю верно, — Макс взглянул на друга и понял, что тот не услышал его. — Надеюсь, что ты прав. Как я выгляжу?

— Выглядишь, как настоящий жених! Осталось только нарисовать улыбку на твоей кислой физиономии.

Макс нехотя улыбнулся.

— Вот, теперь другое дело, а то, как будто ты на поминки собрался.

— Антоха! — Макс обнял друга за плечи. — Чтобы я без тебя делал?

Макс и Антон знали друг друга со школьной скамьи. Неразлучные, словно сиамские близнецы. В школьные годы они прекрасно дополняли друг друга — один размеренный и разумный, другой — настоящее воплощение всего дурного. Все вокруг искренне недоумевали, как две противоположности могут настолько быть близки. Они поддерживали и вытаскивали друг друга из различных передряг. В наше время такая дружба огромная редкость, подарок судьбы. Ребята искренне дорожили ей, несмотря на социальное неравенство. Максим занимает пост в самой известной и быстро процветающей корпорации. Антон же остается на уровне повесы, который наслаждается жизнью, иногда зарабатывая на играх в подпольных казино.

— Ну, красавчик! — Антон лукаво подмигнул. — Где букет для невестушки будем брать?

— Пойдем, пройдемся, здесь недалеко. В такую погоду грех ехать в машине.

Они свернули за угол дома и направились к цветочнице в сопровождении блистающего на солнце лимузина. Но не только он ехал за мужчинами. На противоположной стороне улицы тронулся с места черный Rover и, не спеша, последовал за процессией.

***

Марго третий час не могла отойти от зеркала. Молодые девушки обступили ее со всех сторон, чтобы помочь собраться для встречи с любимым женихом.

— Сколько можно меня облизывать? — думала она. — Скорее бы уже расписаться и я вздохну спокойно.

Она одернула руку парикмахерши, которая битые двадцать минут кружила вокруг нее и никак не могла уложить выбившийся из прически локон.

— Хватит! Мне уже надоело ждать, когда ты закончишь, я… — девушка осеклась, увидев вошедшую в комнату няню.

В комнату впорхнула полноватая женщина с добрыми глазами и ласковой улыбкой. Она с легкостью проплыла мимо помощниц и нежно прижала Марго к своей пышной груди.

— Моя девочка! Ты прекрасна, как никогда! А ведь ты, моя малышка, всегда будешь для меня моей маленькой краснощекой толстушкой.

Послышалось ехидное хихиканье помощниц. Марго оттолкнула женщину и бросила ей укоризненно:

— Няня! Прекрати! Лучше помоги мне собраться. А то эти недотепы доведут меня до истерики.

— Конечно, я тебе помогу, моя хорошая, — пролепетала сладким голоском женщина. ­− Хочешь, я попрошу, чтоб тебе заварили твой любимый травяной чай?

Марго очень любила свою добрую старушку, которая когда-то заменила ей мать и стала настоящей подругой. Ей стало неудобно, что она не оценила объятия нянюшки, поэтому смягчилась и с детской невинностью произнесла:

— Да, травяной чай — это единственное, что меня сейчас сможет успокоить. Спасибо, нянечка.

Лицо женщины озарила счастливая улыбка, и она суетливо исчезла за дверью. Марго наиграно улыбнулась и, повернувшись к девушкам, раздраженно выкрикнула:

— Убирайтесь все! Мне ничего уже не нужно. Пошли вон!

Окинув невесту взглядом, они восхищенно залепетали, оценивая ее образ, и торопливо спустились по лестнице, заполнив гостиную своим звонким смехом.

— Как они меня бесят… Эти противные лизоблюды, — она скривила губы, но тут же улыбнулась своему отражению, одобрительно кивая своей прелестной головкой. — Вы великолепны, мисс! Сегодня, наконец-то все получится. Теперь, Макс, ты навсегда будешь принадлежать только мне.

В комнату ворвалась няня с чашкой горячего чая в руках. Марго отпрянула от зеркала и протянула к ней свои изящные руки.

— Спасибо, дорогая! Который час?

— Почти двенадцать, без десяти минут.

— Как почти двенадцать? Мы уже опаздываем, — девушка заметалась по комнате, собирая все необходимое, — надеюсь, Макс не забыл наши кольца.

— Не переживай, моя девочка. Вы все успеете. Тем более жених еще не приехал.

Марго вытаращила на женщину свои глаза, напомнив коршуна, который заприметил жертву.

— Как не подъехал? Он должен был к одиннадцати приехать и ожидать меня внизу, — голос у нее дрогнул, и она плаксиво обронила, — няня, он передумал.

— Деточка, с ним Антон, его тоже еще нет, — старушка заботливо расправила складки на платье. Строго посмотрела на свою воспитанницу и холодно добавила: — Если бы Максим передумал, тебе бы это сразу стало известно. Тебе ни к чему переживания, а то будешь выглядеть бледной, как поганка.

Марго швырнула сумочку на кушетку, подошла к окну и скрестила руки на груди, нервно притопывая ножкой:

— Хорошо, я подожду. Но, если они не приедут через двадцать минут, не знаю, что я с ними сделаю.

Глава 3

Игорю не нужно было выдумывать, что предпринять. Он уже знал, где сейчас находится Эльза, куда она направляется и даже, что она собирается предпринять. Подъехав к гостинице, он обратил внимание на такси, ожидавшее девушку. Сверив свои записи, он убедился, что это именно та машина, которая должна доставить Эльзу до места. Он вылез из автомобиля, бережно хлопнув дверью, и направился к ожидавшему таксисту. Окно было поднято. Игорь наклонился и постучал костяшками пальцев по стеклу. Стекло со скипом опустилось, показалось заспанное, небритое лицо.

— Чего тебе? — лениво протянул водила.

— Слушай, шеф, ты же в сторону набережной направляешься?

— Ну?

— Это мы тебя вызывали. Ты уж прости, у нас планы поменялись, — Игорь вставил в окно тысячу рублей.

Водила, что-то недовольно промямлил, вырвал бумажку и, помешкав несколько секунд, тронулся с места.

Понимая, что времени совсем мало, Игорь впрыгнул в тачку и мгновенно припарковался перед входом гостиницы. Он еле успел прикрепить на крышу шашки, как распахнулись двери отеля, и вышла она.

Высокая, стройная, умопомрачительная. Черные локоны струились по ее оголенным плечам. Белый топ и черные брюки, как вторая кожа, очертили все изгибы ее тела. Уверенной походкой, на высоченных каблуках, она направилась в сторону автомобиля, поправляя спадающий с локтей небесного цвета палантин.

Игорь искренне залюбовался ей и упустил момент, когда она подошла к нему и указала на дверь автомобиля. Он заглянул в ее глаза, заметив в них усталость, тревогу и мучения. Возможно, он хотел ей что-то сказать, но передумал и открыл дверь.

— Странно… где-то я его уже видела, — промелькнула мысль. Эльза плюхнулась на заднее сиденье. Было довольно жарко, но девушка куталась в палантин. Ее морозило и потряхивало. Через несколько минут она сможет прояснить все, что так давно ее тревожило и выводило из себя.

Машина тронулась с места и направилась в сторону набережной. Эльза витала в своих мыслях. Как ей объяснить все ему? Поймет ли ее? Примет ли все, что она ему скажет? У нее разболелась голова, еще водила врубил какую-то отвратительную музыкальную дрянь. Она просунула руку в карман своих брюк и вынула оттуда пару таблеток, которые успела прихватить на бегу из номера. Через пару минут она спокойно откинулась на спинку сиденья и расслабилась. По телу пронеслась волна спокойствия. Эти таблетки вводили ее в состояние эйфории, погружая мозг в беспамятство и, расслабляя каждую клеточку ее тела. Эльза провалилась в забытье, но вдруг, ее зрачки резко расширились, и она прильнула к двери.

Посмотрев в окно, она поняла, что машина едет совершенно в противоположном направлении. Вспомнив слова Ольги, Эльза вздрогнула и, чтобы окончательно убедиться достала телефон, и включила навигатор. Сомнений не было, она быстро отдалялась от пункта прибытия. Девушка села на край и осторожно похлопала по плечу молчаливого извозчика.

— Шеф, нам в другую сторону. Мы едем совсем…

Эльза не успела договорить. Игорь резко повернулся и ткнул ей в лицо тряпку, влажную, пропитанную каким-то приторным веществом. Девушка на мгновение застыла и стала погружаться в сон, падая в темную, безграничную пропасть.

— Сколько же всегда с тобой проблем, — выдохнул Игорь, — отдыхай, тебе еще понадобятся силы.

Мужчина посмотрел в зеркало заднего вида и с силой вдавил педаль. Машина с ревом понеслась за город.

***

Спустившись по винтовой лестнице, мужчины оказались в цветущем раю. Тишина. Спокойствие. Сладкий аромат цветов. Здесь Макс почувствовал себя в своей тарелке, даже настроение поднялось.

— Доброе утро, Светлана! Готов ли букет? — обратился он к очаровательной цветочнице, которая стояла за прилавком и обрезала шипы у роз.

— Доброе утро! Конечно, — девушка поспешила принести букет.

Пока юноши осматривали вокруг себя цветущие растения, Светлана вернулась и протянула Максу настоящее произведение искусства.

— Он прекрасен, но ваша красота затмевает все цветы на Земле! — Антон, флиртуя, улыбнулся.

Цветочница смущенно опустила глаза. Максим прекрасно понял друга без слов. Конечно же, он заметил, что тому понравилась эта цветочная красавица, и поспешил оставить его с ней наедине.

— Светлана, букет действительно выше всяческих похвал. У вас золотые руки! Благодарю! Дружище, я буду ждать тебя на улице.

Антон с благодарностью кивнул Максу:

— Я не задержусь.

— Хорошего дня! — пожелал Макс Светлане, спеша покинуть салон.

Он поднялся всего на несколько ступенек, как все внутри сжалось, воздух перестал проходить в легкие. Он пулей выскочил на улицу и согнулся, испуганно устремив взгляд на серый асфальт. Сделав несколько вздохов, Макс немного успокоился и стал ровно дышать. В висках пульсировала кровь, сердце бешено колотилось, пытаясь выскочить из груди.

— Что же со мной происходит? — подумал он. — Неужели, я никогда не смогу успокоиться? Почему в день моей свадьбы меня занимает совсем другая женщина? Где она сейчас? Что с ней?

Он почувствовал головокружение и тошноту.

— Нужно успокоиться. Я же сам принял такое решение, значит, так и должно быть.

Он сделал несколько шагов в сторону лимузина, который припарковался у соседнего здания.

— В машине должны быть лекарства…

Он не успел закончить свою мысль, получив по голове. Все поплыло перед глазами и покрылось темной пеленой. Его подхватили под руки двое коренастых парней, одетых в спортивные темные костюмы, и подтащили к дороге. Черный Rover резко затормозил перед ними, его двери распахнулись. Амбалы, не мешкая, забросили Макса на заднее сиденье. Хлопнув дверьми, автомобиль сорвался с места, быстро набирая скорость.

Антон, все распылялся в комплиментах. Призом за его старания стал номер телефона Светланы.

— Я не прощаюсь, — провел он своими пальцами по ее нежной шее и направился к выходу.

— Так, и где наш Ромео?

Макса нигде не было видно. Улица пустовала, как будто жители города все еще нежились в своих постелях, не желая высовываться из квартир и приступать к повседневным обязанностям.

— Наверное, сидит в лимузине без меня и попивает шампусик!

Антон ухмыльнулся и сделал опрометчивый шаг, совсем не смотря под ноги. Споткнувшись о букет невесты, который выпал из рук Макса, он чуть не грохнулся на асфальт.

— Хорошо, что здесь есть перила, — промелькнуло у него в голове, — так бы костей не собрал. Какого черта он бросил букет?

Антон вытащил свой сотовый и набрал номер друга. Ответа не последовало.

Увидев Антона, водитель лимузина бросился к нему на встречу, выкрикивая на ходу:

— Они его в джип засунули… Два здоровых мужика… А я что? Я ничего. На них только полезь, ушатают сразу. Они ему по голове — шмяк! Он и отключился. Увезли паренька. Видно что-то натворил!

— Заткнись! — не выдержал его словесной тирады Антон, — надо сообразить, что делать.

Он поднял букет.

­− Отвези меня к невесте, там сами решим, что дальше.

Глава 4

Ольга не стала дожидаться вечера и решила поехать к Нильсу прямо с утра, там и дождаться подругу. Потеряв рассудок от утреннего звонка незнакомца, девушка плохо соображала и истерично носилась по своей крохотной квартирке, собирая вещи. Она швыряла в свою дорожную сумку все, что попадало ей под руку.

— Боже, когда же все это закончится, и я смогу спокойно спать, есть и жить по-человечески? — она подняла с пола упавшую фотографию в деревянной раме.

Ольга бережно провела по стеклу и поцеловала фотографию, с которой на нее смотрели ласковые материнские глаза. Еле сдерживая нахлынувшие воспоминания и слезы, она прошептала:

— Мамулечка моя! Как же мне тебя не хватает. Мне так плохо без тебя. Что мне делать?

Она подняла голову и взглянула на часы. Время нещадно отсчитывало секунды. Завернув рамку в маленькое полотенце, она бережно положила ее в сумку и смахнула слезы, мысленно пообещав себе, что в ближайшие дни придет к матери на могилку.

Ольга еще раз пробежалась глазами по квартире. Везде разбросаны вещи, словно ее гнездышко посетил настоящий тайфун. Это напомнило ей, как в институтской общаге с одногруппниками она устраивала бесшабашные вечеринки. После них всегда оставался такой бедлам.

— Ну, все, прощай!

Она накинула на плечи тонкий плащ фисташкового цвета и схватила сумку, но так и не успела шагнуть за порог. Какая-то незримая сила резко развернула ее.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 399