электронная
432
печатная A5
403
16+
История одного врача

Бесплатный фрагмент - История одного врача

Объем:
68 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-6635-2
электронная
от 432
печатная A5
от 403

Действующие лица и герои

Островский Иван Александрович — врач, Петербургский помещик.

Высоцкая Анастасия Павловна — медицинская сестра.

Астапова Мария Александровна — прислуга её.

Федоренко Дмитрий Андреевич — городской помещик, унтер-офицер в отставке.

Винтроштейн Павел Сергеевич — помещик, владелец усадьбы «Зимнее».

Винтроштейн Анна Ивановна — жена его, учитель в местном Училище иностранных дел

Темных Александр Иванович — поручик Русской императорской армии, полицмейстер

Орлов Сергей Романович — губернатор.

Орлова Екатерина Фёдоровна-жена его, владелица городской типографии.

Орлов Кондратий Сергеевич — сын их.

Глава I

Действие I

«Пролог»

Это был небольшой городок, кой их было бесчисленное множество раскидано по всей Российской империи, и влачил бы он своё печальное существование, как и остальные города, если бы не сия история.

Это был солнечный день, и не предвещал он, казалось бы, никакой радости. Да и беды не ожидалось. В городской больнице последний врач во всей округе помер. Да и ничего удивительного в этом не было — пил он. Да пил так, что никто в губернии перепить его не мог, а если и смог бы, то радоваться ему бы долго не пришлось.

К губернатору с тех пор так и наведывались местные, чтобы просить нового врача (а то так и болеть страшно, когда лечить некому). В конце концов, правитель решил отправить письмо-прошение в министерство.

Прошёл один день

Сын губернатора заболел. Мальчику было 15 лет. Со всех окрестных губерний приезжали врачи. Диагноз был страшен. Чахотка. Врачи твердили, что ему оставалось всего неделя, не больше. Губернатор потерял всякую надежду, лишь пытался смягчить его страдания, подарив напоследок прекрасного белого щенка дворняги, о котором так сильно мечтал юноша.

Прошёл второй день

К губернатору пришло ответное письмо, согласно которому молодой и амбициозный врач приедет на следующее утро в город. Главной медицинской сестре поручили устроить встречу и показ города приезжему.

Настя немедленно приступила к подготовке. Для начала необходимо договориться насчёт временного жилища. Прекрасным вариантом будет поместье «Зимнее» — красивое и изысканное здание с приусадебном участком, к тому же находящееся недалеко от больницы. Анастасия отправилась к владельцу поместья, планирующему вскоре уехать на отдых.

Анастасия. Павел Сергеевич, утро доброе, как ваши дела?

Павел. Душенька, живу и процветаю, а ваши?

Анастасия. Довольно хорошо. Я к вам по делу.

Павел. Ну и по какому же?

Анастасия. Дело в том, что вскоре к нам приезжает врач…

Павел. Слыхал-слыхал, а я-то тут по какой печали?

Анастасия. Ему же надо где-то жить первое время?!

Павел. Если вы намекаете на то, чтобы он пожил у меня, пока я в отъезде хорошо, пускай живёт. Но всё что здесь произойдет, будет на вашей совести.

Анастасия. Благодарю, Павел Сергеевич.

Павел. Душенька, для вас что угодно.

После столь недолгого разговора Настя отправилась дальше, в больницу, где надо было подготовить кабинет для приезжего.

Зайдя в кабинет, Анастасия стала свидетельницей не самого приятного зрелища. Повсюду были разбросаны бумаги и книги, разбиты окна и ваза, сломана дверца книжного шкафа, но самое отвратное это прогнившая селезёнка человека, что лежала в металлической посудине на столе и видимо ждала своего обследования.

В одиночку Настя не смогла бы и за день управиться, потому и позвала двух санитаров, что помогли ей с уборкой.

Через час кабинет блестел, словно полярная звезда. Оставались всего-то пару мелочей, такие как сургуч, чернильница с пером, да и пара справочников по медицине не помешало бы, врач как никак молодой, а как следствие — неопытный.

А что же дальше? На счёт жилья всё решено, да и кабинет готов! Пожалуй, всё.

Вечерело. Осенний ветерок настиг город и тут же похолодало. Настя отправилась домой — погреться у камина

Действие II

«Прибытие»

Наступило заветное утро. Солнечные лучи, светящие в лицо, разбудили Настю. Она оделась и пошла в больницу. На улице стояла чудная, безветренная погода. На небе было всего лишь то одно облачко, и то размером с горошину. У больницы собралась толпа народа, постепенно заходящая в здание.

Настя. Неужто Иван Александрович уже прибыл?

Кто-то из толпы. С минуты на минуту будет.

Настя. А что же вы тогда заходите?

Кто-то из толпы. Чем ближе к кабинету врача, тем быстрее примет.

Из далека, показалась чёрная повозка на двух тройках лошадей. Люди стали выстраиваться в ряд, чтобы пропустить её на территорию больницы. Наконец, повозка подъехала к воротам. Кучер подошёл к двери и открыл её.

От туда, не торопясь, вышел высокий молодой человек, слегка прищурено оглядываясь на местное население. В длинном пальто, на голове шляпа, блестящие туфли, пенсне на носу, часы на цепочке, чемодан в левой руке, а трость в правой. Выглядел он интеллигентно и солидно, как и полагается Петербургскому жителю. Поприветствовав всех, он быстро последовал в кабинет, как будто зная, где он находится.

Зайдя в кабинет, Иван скинул пальто и снял шляпу, посмотрел на часы, они показывали без 15 минут 3 часа дня, сев на кресло, вместо того что бы отдохнуть начал осмотр. Спустя 2 часа приём был окончен. Выглядел Иван вовсе не уставшим, будто не работал. Пять часов, скоро конец рабочего дня. Врач продолжал писать на бумаге советы для населения. Вдруг, в дверь постучала Настя.

Настя. Здравствуйте Иван Александрович, я по вашу душу

Иван. Я уже догадался, Анастасия, чего изволите?

Настя. Тут так сложилось, что в честь вашего приезда губернатор решил устроить знатный вечер, с танцами, много людей, всё как полагается.

Иван. И когда же он, Анастасия.

Настя. Через 3 часа, Иван Александрович

Иван. Можно просто «Иван», если изволите!

Настя. Буду иметь в виду.

Иван. Если у вас всё, то за полчаса до мероприятия я зайду за вами.

Настя. Хорошо, а вы знаете, где я живу?

Иван. Ещё нет, но думаю что…

«Мысли» Туфли чистые — значит не проходит мимо местного карьера, который я успел разглядеть по дороге в больницу, каблуки не изношены-живёт не далеко, платье легкое, шелк — скорее всего, значит, живёт в двух кварталах отсюда и среди богатых людей — Парижский квартал, если верить картам местности что лежат у меня на столе. Скорее всего, ближайший к перекрёстку дом — быстро произнёс он в своих мыслях.

Иван. Парижский квартал, дом двадцать третий, если я не ошибаюсь.

Настя. Откуда вы знаете?!

Иван. Интуиция.

Настя. Поразительно!

После столь недолгой беседы, Настя, с лёгкой улыбкой на лице, вышла из кабинета врача и направилась домой.

Действие III

«Весь в заботах и трудах»

Иван. Так, с работой я закончил. Чем же заняться теперь?! У меня ещё два с половиной часа чистого времени, что же мне с ним делать?! Точно (его взгляд устремился на небольшой книжный шкаф) — почитаю.

Иван взял самую большую книгу, уселся на кресло, зажёг свечи на канделябре. Не прочитав и названия, он услышал стук в дверь.

Иван. Войдите (Кого там ещё принесло?!)

Почтмейстер. Здравствуйте, почтеннейший. Вам тут письмо

Иван. Благодарю, у вас всё?

Почтмейстер. Не совсем, у меня тут дочь приболела, вы не осмотрите.

Иван. Где вы живёте?

Почтмейстер. Квартал Святого Петра, дом третий. Он один по улице двухэтажный, так что не перепутаете!

Иван. Я подойду к вам через двадцать минут.

Почтмейстер. Покорнейше благодарю.

Иван. Не стоит благодарностей, ступайте, если у вас всё.

После того как почтмейстер вышел из кабинета, а потом и с территории больницы, Иван накинул пальто и вышел в сторону дома больной девочки.

Наконец, он прибыл к дому. Почтмейстер быстро открыл дверь. Иван залетел в дом, и попутно скидывая верхнюю одежду, шёл к кровати пациентки.

Врач быстро приложил руку ко лбу, проверял температуру, а заодно и состояние кожи, вторую руку он сразу же приложил к запястью, измерял пульс. После недолгой паузы он молча вышел из дома. Не успел почтмейстер за ним поспеть, как он вернулся, но на сей раз не один, а с кучером.

Иван. Я её забираю. Временно она побудет под моей врачебной опекой.

Почтмейстер ничего не сказал, лишь кивнул. Испугавшись таким рвением врача, он спросил — «Всё ли будет в порядке?» На что Иван ответил, что это не опасно, лишь мера профилактики.

Больную перевезли в палату, врач назначил лекарства и приставил к ней медицинскую сестру.

Действие IV

«Бал»

Врач вышел из палаты и направился в кабинет.

Иван. После такого приключения просто необходимо успокоить и разум и нервную систему (говорил он себе, куря трубку с отборнейшим табаком). Где моя скрипка?! Точно, я положил её в чёрный чемодан. Иван достал скрипку и ноты, автором которых был он сам, и начал наигрывать прекрасные мелодии.

Вдруг его взгляд устремился на часы, они показывали семь часов вечера, через час бал. Иван достал из шкафа фрак, оделся и пошёл к резиденции Насти.

На улице была приятная погода. Дул прохладный осенний ветерок, под ногами уже пестрили ярко-красные листья, и последние лучи солнца тускло освещают улицу. Подходя к Парижскому кварталу, Иван свернул налево по тропинке, ведущей к небольшому холмику, время в запасе ещё оставалось. От холма открылся прекрасный вид на весь город, а вдалеке виднелся поразительно огромный «Субботний лес», перед которым и стояла резиденция губернатора. Иван любовался видами минут пять, потом решил вернуться к развилке, а оттуда и к дому Насти.

Иван постучал в дверь двадцать третьего дома. Дверь отворила женщина лет 30—35. Врач растерялся, ведь он ожидал увидеть Настю. Но небольшой диалог развеял всю растерянность Ивана. Как оказалось, девушка ни кто иная как прислуга Анастасии. Врача препроводили в комнату его спутницы на балу. Настя сидела на кресле и читала свежую газету перед тусклым огнём камина.

Иван. Здравствуйте, милая моя.

Настя. Ох, простите (вскочила она с кресла), зачиталась, не заметила, как вы вошли.

Иван. Ещё раз такое повториться, мы будем разговаривать с вами по-другому…

Настя побледнела

Иван. Я же просил называть меня на «ты»!

Настя выдохнула и слегка рассмеялась вместе с Иваном.

Настя. Дайте мне пять минут, и мы поедем.

Иван вышел из комнаты и пошёл на этаж ниже. Спустя минут десять, из комнаты вышла Настя, и они вместе вышли из дома. Иван остановил первую попавшуюся повозку, и они поехали на бал. Время поджимало и потому, Иван всё время торопил кучера. Как ни странно, когда они подъехали, у них было ещё двадцать минут.

Подходя к воротам, они показали дворецкому пригласительные и ступили во двор восхитительной резиденции. Небольшая аллея с изгородями выходит к фонтану, а от него дорожка выводит к большому двухэтажному зданию, за которым находился огромный лабиринт из живых изгородей высотой метра четыре.

Пройдя небольшой участок дорожки, Иван схватил Настю и затащил в тёмный уголок между двумя клумбами.

Иван. Ладно, слушай мой план…

Настя. Какой план? Это бал! Тут главное развлекаться, потанцевать…

Иван. Не до танцев. У губернатора заболел сын, ну это ты знаешь. Так вот, я пока жил в Петербурге изобрёл сыворотку, которая излечивает чахотку.

Настя. Тогда надо срочно сказать об этом губернатору!

Иван. Нет, не надо. Она не опробована на людях. Я не знаю, как она поведёт себя в человеческом организме. Может быть, она убьёт его.

Настя. Ну и что вы предлагаете?

Иван. Наука требует жертв. Надо незаметно пробраться в комнату сына и вколоть ему в нижнюю полую вену. Если нам повезет, то уже завтра он пойдёт на поправку.

Настя. А если нет?

Иван. Хуже ему уже не будет!

Настя. Согласна. Как нам попасть в комнату.

Иван. Пока что развлекайся, я тебя найду, когда отыщу способ это сделать.

Настя. Хорошо.

Иван быстро ступил в сторону резиденции. При входе он заметил самого губернатора. Это был седой солидный мужчина лет 40 — 45. Понурые глаза и грустная улыбка, при взгляде на врача, сменились на фальшивую радость.

— Неужто это вы?! Чудесно выглядите. Как доехали? Не укачало?

— Нет, извольте. Мы доехали быстро и без происшествий, к счастью. Вы как я понимаю, хозяин сей Усадьбы?

— Ах да, позвольте представиться. — Орлов Сергей Романович — местный губернатор. А вы, если я не ошибаюсь, — Иван

— Иван Александрович Островский.

— Островский? Не вы ли тот «Островский» что месяц назад опубликовал прекрасное произведение.

— Ох, не стоит путать меня и моего отца — писателя. Однако рад тому, что вы признали сие произведение.

— А где же ваша спутница?

— К сожалению, не могу её найти. Быть может она в уборной. Где у вас туалет?

— В доме, конечно, скажите, что я дозволил вам зайти дворецкому, и он вам откроет.

— Покорнейше благодарю.

— Только ходите по дому чуть тише, чем обычно. На втором этаже спит мой сын, а полы крайне скрипучие.

— А в какой комнате он спит?

— Зачем вам это?

— Разумеется, чтобы случайно не зайти в его комнату.

— Вы крайне предусмотрительны. Его комната — вторая слева.

— Спасибо, я, пожалуй, пойду.

— Разумеется, удачи.

Иван быстро начал рассматривать в толпе людей в поисках Насти. Спустя миг, он заметил её и выволок в тот же тёмный уголок.

Иван. Я нашёл способ добраться до его сына. Он на втором этаже, вторая слева комната, судя по словам Сергея Романовича — спит. В дом мы зайдём под предлогом необходимости попасть в уборную. Ты первая, через пять минут я подойду, жди меня у комнаты.

Настя. Вторая слева?! Я запомнила, ну что, начнём?

Иван. Давай.

Настя пошла в сторону дома. Иван быстро подошёл к столу с напитками, выпил наполненный стакан воды, посмотрел на часы и пошёл в дом.

Дворецкий. Постойте. В дом вход запрещён.

Иван. Мне разрешил Сергей Романович, мне, так скажем, срочно нужно в уборную.

Дворецкий. В таком случае — проходите.

Дворецкий открыл дверь, и Иван зашёл в дом. Мрачный, слабо освещённый коридор, увешанный портретами исторических личностей, картинами и гравюрами. Полы были сделаны из тёмной древесины, возможно дуба — старого дуба. Каждый раз, наступая на дощечки пола, они издавали звук громче, чем скрипка Страдивари. Однако звук из музыкального инструмента был кратно приятнее.

Иван снял туфли и медленно пошёл по коридору. Дойдя до лестницы, он заметил портрет самого губернатора. Удивительно, насколько он самовлюблён, раз позволил себе «висеть» наряду с великими людьми мира. Спустя минуту мучительной ходьбы по лестнице, Иван заметил Настю. Она стояла «оловянным солдатиком», стараясь не издавать лишних шумов.

Настя. Наконец-то.

Иван. Неужто я так долго?!

Настя. В принципе нет, но стоять на одном месте, без дела, в чужом доме, не самое приятное занятие.

Иван. Да уж. Ладно, открывай дверь.

Настя отворила дверь, и они вместе вошли в комнату. Мальчик лежал на кровати. На столе возле его ложи, стоял канделябр с тремя свечами — единственный источник света в комнате. Иван быстро подошёл к кровати, стянул одеяло и очень аккуратным движением вставил иглу под кожу прямо в вену. После укола мальчик резко стал кашлять. Вдруг раздался громкий лай. В углу комнаты лежал щенок, который видимо, испугавшись кашля, проснулся и увидел посторонних. Настя быстро выбежала из комнаты и убежала в соседнюю — уборную. От столь большого количества посторонних шумов проснулся и мальчик. Увидеть врача со шприцом в руках — само по себе зрелище страшное, но ночью, в твоей комнате — просто жуть. Неудивительно, что он закричал. Да так, что на его крики сразу же прибежали и дворецкий и губернатор.

Сергей. Потрудитесь объяснить, что здесь происходит.

Иван. Вовсе не то, о чём вы можете догадываться!

Сергей. Нет, это то о чём я догадываюсь. Вы хотели убить моего сына, вколов ему что-то.

Иван. Вовсе нет.

Сергей. Оправдываться вы будете в суде.

После этой фразы как по звонку колокола в комнату зашёл полицмейстер и арестовал Ивана.

Действие V

«Суд»

Утро следующего дня

Иван проснулся в камере местного отделения полиции.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 432
печатная A5
от 403