электронная
108
печатная A5
316
18+
История безумия Тоби Смита. Новая жизнь в старой книжной лавке

Бесплатный фрагмент - История безумия Тоби Смита. Новая жизнь в старой книжной лавке

Сборник рассказов


5
Объем:
94 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-4043-7
электронная
от 108
печатная A5
от 316

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

История безумия Тоби Смита

1. Привет, Али!

«Дорогой Али! Ты, наверное, удивлен и все думаешь, куда же я пропал. Обзвонил всех наших подружек и даже утке Дженис набрал? Так и представляю, как она орет тебе в трубку: « Я этого ублюдка не видела уже много месяцев и, если увидишь его, передай чтобы шел к черту!».


Ты даже не поверишь, дружище, во что я вляпался. Все эти дни я был в лечебнице! Настоящей лечебнице и, поверь мне, кого я там только не видел. О том, каким дерьмом меня там только не пичкали, я расскажу тебе подробнее при встрече. Но нашелся один добрый человек, который подсказал мне все эти колеса прятать под языком, имитируя глотание, а потом смывать в раковине. Так я и начал делать. Все же, некоторое время, им удавалось травить меня этими лекарствами. Поэтому в памяти есть некие прорехи. Пытаюсь все собрать в один пазл, но пока некоторые моменты еще остаются туманны. Например, совсем забыл, с кем я сейчас встречаюсь, с Сарой или Рейчел? А может сразу с двумя? Как только вернусь, сразу мне напомни, чтобы не было путаницы.

Ты, наверное, думаешь, что я смотался оттуда и сижу где-нибудь на вокзале, пью кофе «три в одном» из автомата и греюсь, выпрашивая милостыню? А вот теперь слушай и завидуй.

Я спер из больницы кругленькую сумму денег, ограбил кассу, сорвал джек пот, сыграл в ол ин и забрал кэш. В общем, украл деньги из кабинета главного врача и теперь, думаю, месяц или два буду полностью обеспечен. Хотя, ты меня знаешь и знаешь, как я люблю тратить деньги. Возможно, спущу их за день где-нибудь. И вот тогда, потом, действительно напишу тебе слезливое вокзальное письмо с дешевой маркой. Никогда не забуду, как легко мы тратили деньги наших папаш, Али.


Все-таки мы с тобой счастливчики. Они вкалывали всю жизнь, строили свои корпорации, седели в тридцать пять именно для того, чтобы мы с тобой, Али, прожигали эту жизнь.

И я клянусь тебе, дружище, как только я вернусь, мы продолжим с тобой отрываться!


А теперь о главном, Али. Я застрял сейчас в маленьком городишке. Это тот самый город, в котором и находиться эта лечебница. Сейчас я залег на дно, поменял документы и остановился в гостинице. Знаю, гораздо разумнее было бы арендовать квартиру, но ты понимаешь мою любовь к белым полотенцам и халатам и вкуснейшим бранчам от шеф-повара, просто не смог удержаться. Ни слова моим родителям о том, что я писал. Догадываюсь, что это они упекли меня в эту лечебницу за все наши проделки. Али, честное слово, такое ощущение, что мой старик никогда не был молод. Он как будто и забыл, как приятно швыряться деньгами, покупать все, что ты хочешь и жить полной жизнью. Мои предки предпочли посчитать это неким умственным расстройством и подлечить своего бедного транжиру-сынка. Пару месяцев я пробуду здесь. Поживу в отеле, познакомлюсь с парой-тройкой провинциальных красоток, похожу по местным достопримечательностям, если таковые здесь имеются. Потом вернусь домой. К тому времени, предки уже смягчаться и будут просто рады, что я жив и здоров.


Твой друг, Тоби.»

2. Новое имя

Следующим вечером Тоби, не торопясь, заходил в двери гостиницы с множеством больших и маленьких пакетов. «Наконец-то почувствую себя человеком, — подумал он».

Поднявшись на лифте на свой десятый этаж, быстро приняв душ, Тоби начал разбирать свои покупки. Белые рубашки, три костюма, да покрой, конечно, далеко не идеален, но это лучшее, что можно найти в этом городишке. Тоби примерил новые кожаные туфли, они оказались по размеру, но тоже недостаточно хороши.


Одевая рубашку у зеркала, Тоби на минуту удивленно замер. На груди было множество глубоких шрамов и рубцов, кажется, они были новыми. «Откуда они? Не могли же меня так исполосовать в лечебнице? В последний раз мы с Али наверняка здорово напились и опять во что-то вляпались», — думал он.

Тоби прихватил с собой зонт и вышел из комнаты, направляясь в ресторан. Сидеть в номере переключая каналы телевизора, было скучно, не так обычно проходили его вечера, и он решил отправиться гулять сразу после ужина.


Усевшись за стол, в самом центре зала, и сделав заказ, Тоби начал внимательно рассматривать посетителей. Соседями по трапезе оказались молодые пары, семейные пары и пожилые женщины. Взгляду остановиться было не на ком. Тогда Тоби с наслаждением принялся есть салат с авокадо и морепродуктами, заедая все это брускеттой с лососем и запивая красным вином. Также жадно он разделался с цыпленком в сливочном соусе, фаршированном грибами. И только, когда услужливая официантка принесла ему десерт, Тоби вновь поднял глаза и начал осматривать посетителей.


С соседнего стола на него приветливо посматривал мужчина лет тридцати пяти и, кажется, даже пытался делать ему руками какие-то знаки. « Только этого не хватало», — подумал Тоби и снова уткнулся в стол, быстро разрывая три пакетика с сахаром и размешивая нарисованное на кофейной пенке сердечко.

— У вас здесь свободно или ждете кого-то? — раздался голос того самого мужчины над головой у Тоби.

Тоби внимательно посмотрел на него: темно-бордовый клетчатый костюм, рыжие густые усы и пьяные веселые глаза не внушили ему доверия.

— Здесь свободно, но, знаете, я думаю, это не лучшая идея вам сейчас здесь садиться. Вам, наверное, очень хочется с кем-то поболтать, а я устал и вот уже почти допил свой кофе. Сейчас я попрошу счет и уйду гулять.

— Вот и отлично. Я тоже как раз собираюсь на воздух. Меня зовут Пол.

Рыжий протянул Тоби руку. Тот нехотя пожал ее. Рукопожатие было довольно крепким.

Рассчитавшись по счету, взяв зонт, Тоби поспешил выйти на воздух. Пол торопился за ним.

— Чего вы хотите? — резко спросил Тоби.

— Хочу позвать вас в бар. Не поймите меня неправильно, я здесь совсем один и хочу выпить и познакомиться с какой-нибудь симпатичной девчонкой. В этом деле, как вы, наверное, знаете, напарник просто необходим.

— А, так вам нужен напарник, -уже приветливее ответил Тоби. Меня зовут То… Нельсон. Нельсон Мандела. Я путешественник и музыкант, пишу музыку, что-то типа регги, подражаю Ли Перри, немного Бобу Марли.

Иногда, когда он начинал врать, остановиться было очень сложно.

— У меня большая семья, жена, пять детей. Жена тоже музыкант, поет у меня на подпевках с группой.

Рыжий слушал все с интересом, казалось, он принимал это за чистую монету.

— Сколько же тебе лет, Нельсон?

— Двадцать семь, почти двадцать восемь.

— Да, друг, я смотрю, ты времени не терял, — усмехнулся Пол. Вот бар, вот видишь красными буквами написано «Вишенки», пойдем туда? Только, Нельсон, чур, о детях ни слова и о жене. Нам надо придумать ковбойскую легенду.

— Ковбойскую легенду?!

— Ну, я так это называю, когда иду на дело. Положись на меня, — рыжий засмеялся и хлопнул меня со всей силы по плечу.

3. Знакомство с Розой

В баре было темно, сыро и очень накурено. Стоял резкий запах солений и копченостей, дешевых духов и косметики вперемешку с алкоголем.


Тоби с рыжим заняли боевую позицию за стойкой бара, заказав виски и легкие мясные закуски. Тоби мгновенно опустошил свой стакан и сразу же попросил повторить. Пол пил медленно, с видом знатока, разбалтывая напиток у себя в стакане. Тоби снова попросил повторить и после этого начал рассматривать присутствующих. Девушки выглядели одинаково: черные длинные стрелки на глазах, три толстых слоя туши, красная помада с алой подводкой, такие же красные ногти и пышные прически. Разница была лишь в том, что кто-то из них имел вид уже довольно потасканный и полное безразличие в глазах. Те же, что были моложе, вели себя поживее и изо всех сил старались понравиться мужчинам: весело смеялись и флиртовали с ними. Одна из таких особ подошла к ним.

— Привет, парни, как дела? Отдыхаете? Не купите мне выпить?

Рыжий проворно заказал ей несколько разноцветных коктейлей и фрукты. Немного погодя, они собрались вместе уходить. Пол подмигнул Тоби.

— Ну, дружище, спасибо. План сработал. Удачи тебе тут дальше без меня, — быстро шепнул он.

Тоби еще немного посидел и понаблюдал за окружающими. Попытался заказать кофе, но кофе в баре не оказалось. Видя, что к нему с уверенным видом приближается точно такая же особа, как та, что только что ушла с Полом, он поспешил расплатиться и выйти на улицу.

Тоби начал жадно глотать свежий воздух, после прокуренной духоты он казался еще более свежим и холодным.

— Ты что, в первый раз здесь? — спросила девушка у входа. На вид ей было не больше двадцати пяти. Серые большие глаза ее смотрели на Тоби одновременно приветливо и насмешливо. Она была среднего роста, с хорошей фигурой и длинными русыми волосами.

— Да, я приезжий. Все как-то здесь немного диким кажется, — ответил Тоби, продолжая рассматривать девушку. Как тебя зовут?

— Меня зовут Орхидея.

— Так и зовут?

— Ну, зови меня Роза, если хочешь.

— Хорошо. А меня зовут Нельсон Мандела. Но зови меня Тоби, если хочешь.

— Пойдем ко мне, Нельсон?


Тоби кивнул. Они долго шли дворами, кажется, это был очень бедный квартал: старые облезлые, слегка покосившиеся дома, разбросанный мусор на дорогах, постоянно доносившиеся откуда-то пьяные голоса и крики.

Наконец Роза остановилась. Кивнула стоящему у крыльца мужчине и зашла в дом. Тоби пошел вслед за ней.

Они поднялись по длинной лестнице на второй этаж.

— Вот здесь я живу, заходи. Выпьешь?

— Я бы выпил чая или воды или может пол чашечки кофе.

Роза налила ему воду из крана и подала стакан. Тоби отпил глоток и поставил его на стол.

— Ты собираешься остаться на ночь?

— Что, прости?

4. Творение Тоби

«Ты будешь очень удивлен, Али, но я здесь начал встречаться с девушкой. Она — ангел. Мы познакомились на улице, ее зовут Роза. Поверь мне, она бы тебе понравилась. Она пригласила меня к себе сразу домой, налила кофе, и мы всю ночь проговорили. Дома у нее гадко, кажется, она живет совсем бедно.

А потом я проснулся уже в гостинице, быстро позавтракал в ресторане, здесь отличная кухня, повар мастерски готовит яйца бенедикт, а таких блинчиков не делает даже твоя бабуля.

А помнишь, как мы выкупили все блины в кафе утром и рисовали на них фломастерами? Под чем мы были тогда, Али?

После обеда я немного вздремнул и проснулся уже на улице. Мы были в парке развлечений с Розой. Занимались всеми этими глупостями, которые обожают девушки: лабиринт страха, тир, сладкая вата и мороженое.


Али, она совсем не такая, как наши подружки, на утку Дженис я бы уже спустил к этому времени кругленькую сумму, а эта прошла мимо витрины ювелирного магазина, не шелохнувшись, прошла мимо платьев, а когда я остановился посмотреть новые часы для себя, потянула меня за рукав и сказала, что ей скучно. Она странная, плохо одевается, кажется, ее совершенно не беспокоит, в каких лохмотьях она ходит. Но она такая красивая и необычная.

Я все-таки зашел и купил ей новое платье, она долго сопротивлялась, но все же надела его. И вот теперь, скажу тебе Али, мне не стыдно пригласить ее куда-нибудь и очень приятно идти с ней по улице, держа ее руку.


Но она все равно еще недостаточно хороша для меня. Я завел ее в салон красоты, ее покрасили и подстригли, сделали нормальный маникюр. Теперь она блондинка с ухоженными волосами и руками. Но и этого показалось мне мало, Али. Если уж она моя девушка, надо привести ее в полный порядок, купил ей кожаную сумку и пару туфель, пальто и несколько комплектов нормальной одежды. А также всякую мелочь: украшения, белье, перчатки. Она все морщилась, но принимала, одевала, менялась.

В конце я посмотрел на нее и увидел свое доведенное до конца творение. Теперь она совсем нашего круга, Али. Теперь я смогу ходить с ней везде. А, если даже дело зайдет дальше, чем я думаю, мы вместе приедем домой через пару месяцев».

5. Разыскивается

В последнее время Тоби все труднее и труднее было сконцентрироваться. Вот и сейчас он сидел в ресторане гостиницы, пытался сконцентрироваться на газете, но читать не получалось. Тоби казалось, что он разучился читать.

«Это все эти проклятые колеса, которыми меня напичкали в больнице. Пытались сделать из меня овоща без желаний и потребностей. Нет, уж, простите, не получиться. Я, как и прежде люблю жизнь, люблю завтрак и вот эту фарфоровую посуду, люблю пить чай с молоком по утрам и листать газеты. И, если, не смогу прочесть, так хоть картинки посмотрю», — думал Тоби.

Что это? Кажется, графа объявлений. Вдруг в газете Тоби увидел свое фото из паспорта: густые волосы были аккуратно зачесаны назад, взгляд выражал уверенность и самодовольство. Объявление гласило:

«Разыскивается Тобиас Смит, сбежавший из Психиатрической больницы и предположительно укравший деньги. Приметы: средний рост, карие глаза, каштановые волосы, острый длинный нос. При обнаружении, просьба связаться по номеру:….», -прочел через слово Тоби.


«Вот так-так. Средний, рост, говорите? У меня рост выше среднего, гораздо выше. И нос у меня совсем не длинный. Куда они вообще смотрели?» — возмущенно думал Тоби.

Вернувшись в номер, Тоби начал быстро сбривать волосы с головы. Нужно было срочно изменить внешность. «Но ведь, если они ищут того длинноносого и невысокого Тоби, то вряд ли выйдут на меня, — думал он. А еще эта борода, я впервые отрастил такую густую, выдающуюся бороду, пожалуй, оставлю ее. Это отличная маскировка».


Тоби лег на кровать, быстро уснул, а когда проснулся, был уже у Розы.

— Роза, ты должна кое-что знать обо мне. Я в розыске, но я ничего плохого не делал, просто ушел из одного места.

— Тоби, раз ты ничего плохого не сделал тебе нечего бояться. И нос у тебя совсем недлинный, а рост выше среднего, гораздо выше. Они никогда не найдут тебя…

— Роза, у меня ничего не осталось, семья отвернулась от меня, а Али не сможет мне помочь сейчас. Зачем ты опять надела эти обноски, ведь я купил тебе платья? Пожалуйста, не носи их больше, в них ты уродлива.

— Но ведь это просто одежда. А это просто часы. Обычные часы. Роза взяла со стола часы и швырнула в окно. А вот это браслеты, на них множество бусин. Ты, правда, думаешь, что каждая эта бусина значит что-то особенное? Действительно веришь, что если я напялю его на руку, я буду не такой как все? Роза нервно срывала бусины с браслета и кидала в окно.

— Сердце — символ любви, а вот домик означает тепло и уют, смотри, как красиво упал в лужу. А вот птичка, из чего у нее глазки? Бриллианты? Птичка отправилась вслед за остальными бусинами. Тоби с ужасом смотрел, как разлетаются его деньги.

— Роза, я приду к тебе позже, сейчас ты мне противна.

Она продолжала вышвыривать из окна украшения и одежду. Когда Тоби вышел на улицу, то чудом успел увернуться от пары новеньких туфель, которые она вышвырнула из окна прямо в него на прощание.

6. Энн

Тоби проснулся утром в номере, в горле было сухо, и очень болела голова.

Тоби позвонил консьержу.

— У меня очень болит голова, могу я попросить у вас аспирин?

— Простите, сэр, по правилам гостиницы мы не можем давать вам лекарства. Но я могу вызвать для вас доктора.

Тоби с ужасом представил машину с мигалками, которая приезжает за ним, позорную смирительную рубашку, странных соседей и чересчур, заботливых врачей.

— Нет, спасибо, мне не настолько плохо. Я бы хотел тогда просто две бутылки чистой воды в номер.

— Хорошо, сэр.


Через пять минут в дверь постучали.

Тоби открыл.

— Здравствуйте, вот ваша вода, — сказала темноволосая девушка, дежурно улыбаясь и ставя поднос с бутылками на стол Тоби. Ей было около двадцати лет, как и все сотрудники гостиницы, она была одета в специальную форму.

— Вы мне кого-то очень напоминаете, мы с вами раньше никогда не встречались, — спросил Тоби. Как вас зовут?

— Не думаю, сэр, — вежливо ответила она.

— Простите, сейчас я понял, вы очень похожи на мою сестру. Просто вылитая моя сестра. Только у той нос длинный, а у вас красивый, — сказал Тоби.

— Спасибо, сэр, — ответила она, собираясь уходить.

— Как вас зовут, вы так и не ответили мне? Простите за настойчивость, я приезжий, вы не хотели бы сегодня поужинать со мной?

— Сэр, мне очень жаль, но сотрудникам гостиницы не положено встречаться с гостями.

— Как же вас все-таки звать?

— Энн.

— Энн, вы мне, правда, сейчас очень нужны. Не знаю. Почему прошу вас, наверное, это все схожесть. Пожалуйста, согласитесь со мной выпить где-нибудь вечером чая? Вы просто спасете меня этим. Просто чай, я ничего больше не прошу. Неужели я вам так неприятен? Или у вас есть парень? Муж, который будет против?

— Сэр…

— То… Нельсон.

— Нельсон, я, правда, не знаю.

— Вы боитесь меня? Я вам не нравлюсь?

— Нет, дело не в этом. Ну, хорошо, давайте встретимся завтра утром вот здесь? — Энн взяла со стола карту с рекламным проспектом и показала пальцем на точку. В девять я буду там, до свидания, Нельсон.

Выйдя из номера Тоби и закрыв за собой дверь, Энн дошла до комнаты персонала и достала из ящичка свой старый телефон.

— Алло, Генри, привет. Нет, у меня все нормально. Нет, дома все хорошо, я звоню тебе сейчас не как врачу. Но то есть, как врачу. Слушай, кажется, у нас в гостинице поселился Тоби Смит, тот самый, который сбежал из лечебницы. Помнишь, мы читали вместе в газете в прошлом месяце, и ты еще удивлялся, как это у него удалось. Он поменял свою внешность, но я узнала его по характерному носу и у него приятные грустные глаза. У меня завтра с ним встреча, Генри, я не знаю, что делать.

7. В кафе

Все утро Тоби тщательно готовился к встрече, перебирал свои костюмы и галстуки, чистил ботинки, три раза почистил зубы.

«Зачем я так стараюсь, ведь я просто иду завтракать с девчонкой, похожей на мою сестру. Мы посидим, выпьем чая, хорошо, если немного поговорим. Похоже, она не слишком-то разговорчивая. К тому же у меня есть девушка, Роза, она конечно немного чокнутая, но мы неплохо ладим. Вчера вечером она была очень мила со мной и даже извинилась за то, что разбрасывала мои подарки. Туфли вновь стояли в коробке на ее столе, и все бусины браслета были собраны.

Тоби долго смотрел на себя в зеркале в коридоре. Чужая внешность, чужой костюм, чужая комната. Как хочется, чтобы все это закончилось. В голове что-то кольнуло, почему — то на секунду ему представился всмятку разбитый красный Порш и продолжительный гудок машины. « Надо поменьше смотреть телек перед сном, я совсем одурел с этими передачами о гонках. Давно я не писал Али», — подумал Тоби.


В девять двадцать он пришел в кафе. Энн сидела уже там, в простом свободном зеленом платье и с зачесанными назад волосами. Кажется, она еще не ложилась спать после рабочей смены.

— Привет, Энн. Прости, я без цветов, — весело сказал Тоби.

— Привет, Нельсон.

— Что будешь есть?

— Я уже заказала себе кофе и круассан.

— Неужели в этом городе умеют готовить круассаны? Хорошо, я возьму все то же самое.

— Ты что-то хотел рассказать мне, Нельсон? Если да, то, пожалуйста, поторопись, у меня немного времени.

Тоби достал обрывок газеты и протянул Энн.

— Видишь вот этого парня? Это я. Меня разыскивают и хотят упечь в психушку. Вчера я посмотрел на тебя и точно понял, что ты сможешь мне помочь. Я знаю, что ты не сдашь меня, Энн, ты как моя сестра, такая же. Я вижу это. Тащишь домой бездомных животных, смотришь романтические фильмы, встречаешься с одним и тем же парнем со школы, я прав? Все обвинения, которые мне предъявляют, беспочвенны, родители упекли меня в лечебницу за то, что я слишком быстро спускал их денежки. Ты считаешь это справедливым, Энн? Правда, думаешь, что поэтому я должен провести там свои лучшие годы? Ты очень нужна мне, Энн, сейчас только ты мне сможешь помочь.

— Тоби, я еще вчера узнала тебя. Я видела это объявление. Но прости, я не думаю, что смогу тебе помочь.

— Но ведь ты даже не знаешь, о чем я хочу тебя попросить. Понимаешь, все дело в Розе, это моя девушка, она немного с приветом, у нее постоянно меняется настроение. Может мы могли бы встретиться вместе? И ты бы с ней поговорила? Может это что-то по-женски? Понимаешь, у меня никогда не было отношений, которые бы длились больше недели, а тут мы так долго уже встречаемся. Да, не все у нас всегда гладко, но я хочу на ней жениться и вернуться с ней домой. Тогда родители простят меня, больше не нужно будет прятаться, носить эту странную бороду и плохо сшитые костюмы. Ты поможешь мне, Энн?

— Прости, Тоби. Мне пора идти. И пожалуйста, не иди за мной.

Энн оставила деньги на столе и быстро вышла из кафе.

8. Еще одно письмо

«Привет, дружище, Али! Как ты там интересно? Я долго не писал тебе. Здесь жизнь идет очень быстро, но при этом каждый день похож на прошлый. Иногда бывают небольшие просветы. Познакомился в гостинице с девчонкой, она копия Гвен, такая же темненькая, маленькая и добродушная. Я сразу рассказал ей про психушку, надо было кому-то довериться, знаю, она меня не сдаст. Когда мне скучно, я звоню консьержу и всяческими уловками стараюсь вызвать ее к себе в номер поболтать, а иногда выхожу в коридор, чтобы случайно с ней столкнуться. Сначала она отнеслась ко мне с недоверием, наверное, думала, что мне от нее что-то нужно. Но, когда узнала про то, что у меня есть невеста, то отнеслась ко мне мягче.

Настроение Розы меняется, как флюгер на ветру. Вчера она закатила истерику из-за того, что узнала, что я общаюсь с Энн. Я хотел познакомить их, она сидела у меня в номере, мы пили шампанское, смотрели телек. Но, когда пришла Энн, она уже успела куда-то смотаться. Наверное, сделала это, пока я звонил по телефону.

Я заскучал, Али. Заскучал по нашим сумасшедшим отрывам по пятницам на вилле у твоих предков. Наши безумные прыжки из окна в бассейн, гонки на машинах, игры в покер и, конечно, самые красивые девчонки. Интересно, чем ты сейчас занят? Также организовываешь вечеринки в своем клубе? А может, ты уже стал звездой баскетбола или записал новый альбом?

В любом случае, до моей женитьбы мы устроим самый грандиозный мальчишник в городе. Ты можешь уже начинать его планировать, Али. Зови всех этих крутых нигеров реперов, закупай алкоголь и все остальное. Я чувствую, что скоро смогу приехать, уже совсем скоро, дружище.

Никогда не забуду, как тебе купили первую машину. Кажется, тебе было пятнадцать или четырнадцать? Ты уселся за руль, а я сказал тебе, что это плохая идея и нас накажут, надо дождаться более подходящего момента. А ты мне тогда ответил, что мы не можем ждать, время идет слишком быстро и пока ты говорил все это дерьмо, мы уже стали на минуту старше.

Ты прав, Али, время идет, я даже сейчас сижу и слышу, как громко тикают на моей руке часы. Скоро вернусь, дружище!

Твой друг Тоби.»

9. Рецепт для Тоби

— Знаешь, Энн, я очень рад, что ты наконец-то про меня вспомнила, хотя и при весьма странных обстоятельствах.

— Заходи, Генри, я тоже рада тебя видеть, — ответила Энн, закрывая за ним дверь. Проходи, садись, сейчас будем ужинать. Прости, не было времени готовить что-то серьезное, поэтому вот пицца, а вот макароны с сыром.

— Мои любимые, ты же знаешь.

— Да, Генри, твои любимые.

— У тебя все по-прежнему, уютная квартира, люблю ее.

— Маленькая и соседи снизу постоянно орут друг на друга, совсем не дают спать.

— Я принес вино, выпьем?

— Спасибо, Генри, но нет, я не хочу. А вот бокал для тебя.

Генри откупорил бутылку и налил себе немного вина. Отпив несколько глотков, он произнес:

— Энн, я же вижу, как ты нетерпеливо водишь вилкой по тарелке, а еще вот эта смятая салфетка. И твои волосы, они не зачесаны назад, а собраны в хвост. Значит у нас не свидание. Ты хочешь задать мне какие-то вопросы, задавай, я помогу тебе, чем смогу, ты же знаешь, я для тебя готов сделать все, что скажешь. Это касается психа из больницы, который скрывается в вашем отеле?

— Да, я хотела поговорить с тобой о Тоби.

Энн положила нож с вилкой на тарелку и оставила ее в сторону.

— Генри, здесь необходима твоя помощь, как специалиста. Сначала мне казалось, что этот Тоби действительно дурачок, но чем больше я с ним общаюсь, тем больше мне кажется, что здесь кроется какая-то ошибка. Он выглядит абсолютно здоровым человеком. Только, кажется, у него есть какие-то проблемы со сном. Он постоянно жалуется, что не спит и что у него болит голова. В общении он абсолютно адекватен, шутит, смеется, иногда расстраивается.

— Возможно, что все так и есть и он здоров, — ответил Генри, аккуратно разрезая пиццу ножом.

— Да, я уверена, что, действительно, у него какие-то проблемы с семьей. Генри, ты знаешь, я только тебя могу об этом попросить, учитывая наши старые отношения, может ты мог бы выписать ему какие-то таблетки, чтобы улучшить сон и облегчить боли? Он немного оправиться, и уедет домой к родителям.

— Нет, Энн, это исключено.

— Но, Генри, дорогой, может ты бы мог тогда выписать такие таблетки мне? Ты же понимаешь, они не для психов, но требуют рецепта. Пожалуйста, помоги.

— Малышка, зачем тебе все это? Почему ты опять играешь в спасительницу мира? Кто для тебя этот Тоби и почему вдруг такое рвение ему помочь?

— Генри, ты помнишь, как мы познакомились?

— Да, Энн. Помню, у тебя умер брат и ты начала ходить ко мне на сеансы, прости за прямоту. Но Тоби не твой брат, ты ничего не знаешь о нем, может быть он опасен, возможно, лучшим для него будет вернуться в больницу.

— Генри, обещай мне, что ты его не сдашь.

— Обещаю, но и рецепт не выпишу.

— Ты часто спрашивал меня, почему мы расстались. Помнишь, два года назад? Вот поэтому, Генри. Именно поэтому. Ты пытался учить меня анализировать, все мысли, эмоции, сделать мою жизнь осознанной и рациональной. И я благодарна тебе, ты помог мне тогда избавиться от боли. Но потом, я поняла, что не могу жить в этом вакууме, отделяя себя от всего мира воображаемой стеной. Я хочу все чувствовать: боль, страдания, радость, счастье, все, понимаешь? В этом большая разница и пропасть между нами.

Выждав после тяжелого разговора двадцатиминутную «паузу приличия», Генри встал из-за стола и засобирался домой.

— До свиданья, Энн, милая, — сказал он, целуя ее в щеку.

— До свиданья, — ответила Энн, быстро закрывая за ним дверь.


Была уже ночь, когда Энн услышала резкий стук в дверь. Она глянула на часы: два часа ночи. Подойдя к двери на цыпочках, посмотрела в глазок, за дверью стоял Генри. Энн открыла дверь.

— Генри?

— На, вот бери, — сказал он, суя ей в руки бумажки. Я вовсе не такой, как ты думаешь, — Генри быстро поцеловал ее и ушел. Энн включила лампу, чтобы рассмотреть то, что было у нее в руке. На бумаге она прочла рецепты для лекарств, которые она просила для Тоби.

10. Морской воздух

— Знаешь, что я думаю, Тоби, — сказала Энн, заходя к нему в номер и весело швыряя в него кучу белоснежных полотенец. Ты здесь совсем засиделся. Как к тебе не зайду, смотришь эти автогонки или спишь. Пора нам прогуляться. Завтра у меня выходной, и я приглашаю тебя рискнуть и съездить со мной на прогулку на теплоходе. Твою маскировку я уже продумала и купила тебе бейсболку, очки и маленький накладной нос. И даже не благодари меня. Кстати, если ты не понял, про нос я пошутила.

— И как ты представляешь, глупышка, меня вот в этом черном костюме и твоей бейсболке? — лениво улыбнулся с кровати Тоби.

— Неужели у графа Нельсона Манделы даже нет пары обычных серых худи и синих джинсов, чтобы затеряться толпе?

Тоби брезгливо скривился.

— Хорошо, мистер, мажор, я все для вас достану и занесу сегодня в номер. А ты будь готов завтра к восьми и не опаздывай, теплоход не будет ждать ваше королевское величество.

— Надеюсь, Роза не будет против нашей поездки. Я объяснял ей уже, что ты мне как сестра, а она в ответ начала предъявлять какие-то претензии про спор, что мол, я спорил на нее с кем-то и обманул. Честное слово, иногда мне кажется, что у нее паранойя, ведь она знает, что я сейчас ни с кем не общаюсь кроме тебя и Али. Даже нет, кроме тебя. Али еще так и не ответил мне на письма.

— А ты ей ничего не говори, пусть это будет наш маленький секретик, — ответила, подмигнув Энн.

На следующее утро Тоби и Энн сидели в каюте и с удовольствием попивали горячий чай из больших белых чашек.

— Свежий морской воздух пойдет тебе на пользу, — сказала Энн. И мне тоже пойдет, — добавила она быстро виноватым голосом.

— Здесь хорошо, очень свежо и чай вкусный. Правда, на теплоходе собрался всякий сброд. Дамы уже так размалеваны с утра, а у всех мужчин неправильные костюмы. Ну, вот скажи, разве могут быть брюки такими широкими внизу? Они же похожи на косолапых медведей. Неужели в вашем городе совсем нет хороших брюк?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 316