электронная
144
печатная A5
430
12+
История 41 Нахичеванского пограничного отряда

Бесплатный фрагмент - История 41 Нахичеванского пограничного отряда

Том 5


Объем:
252 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4490-1783-3
электронная
от 144
печатная A5
от 430

История —

в узком смысле — изучение всевозможных

источников о прошлом для того, чтобы

установить последовательность событий…

(Википедия)

Пограничники-нахичеванцы!

Рядовые солдаты и сержанты, прапорщики и офицеры — всем нам волею судьбы выпало в разные годы проходить службу в 41 Нахичеванском пограничном отряде Закавказского пограничного округа.

Это всего лишь один из сотен пограничных отрядов, размещённых вдоль всей линии государственной границы СССР. И, как у каждого пограничного отряда, Нахичеванский имеет свою историю — славную, местами грустную, но за все годы существования — незапятнанную.

Доблесть нашего отряда — пограничники, с лучших сторон проявившие себя и во время службы в нашем отряде, и в последующей службе в других регионах страны. Уже в далёкие 20е-30е годы имя нашего пограничного отряда было известно всей стране и положило начало традиции присвоения пограничным заставам имён её героев.

Прошли годы. Закончилось существование пограничного отряда по имени Нахичеванский. Но пока память людей ещё жива, многие вновь и вновь будут возвращаться к периоду своей службы в отряде, к его истории. Перечитывать её наверняка будут наши дети и внуки, знакомясь с военным прошлым своих отцов и дедов. Поможем им в этом.

Я решился создать эту книгу в надежде собрать воедино достоверные сведения о событиях разных лет и о солдатах, сержантах, прапорщиках и офицерах 41 пограничного отряда, дислоцировавшегося в городе Нахичевани Азербайджанской республики. Вне зависимости от периода их службы, а исключительно по желанию самих авторов. За основной, рассматриваемый мной, период времени взяты годы с 1920 по 1990, т. е. советское время в истории пограничных войск. События позднего периода времени примерно с 1990 года подробно описаны на сайтах интернета в темах пограничных застав отряда, я сделаю попытку всего лишь обобщить и изложить их в краткой форме.

Надеюсь на помощь и поддержку всех пограничников-нахичеванцев.

Продолжение постов.

Начало — в 1—4 томах сборника.

пост 40

Пограничная застава 50-х — 70-х годов

в воспоминаниях ветеранов-нахичеванцев

(продолжение)

Пограничная застава «Джуга» НахПО имени Андрея Васильевича Бочкарёва

Чем дальше от сегодняшнего дня отодвигаются вглубь времён те или иные события, тем ценнее становится их найти и воспроизвести для всех, но и тем труднее о них узнать, сложнее их найти и восстановить целостную картину. Уходят очевидцы, стираются в памяти имена и фамилии сослуживцев, темнеют фотографии. Поэтому так бережно надо отнестись к каждому новому воспоминанию о периоде нашей службы, о службе наших предшественников, а в целом — о жизни нашего пограничного отряда.

Так уж получилось, что в этом посту собраны воспоминания об одной заставе — заставе «Джуга», которая в разные годы имела номера 20,21,18,16.

По мере установления контактов с ветеранами других пограничных застав появятся и новые воспоминания.

В начале рассказа я хочу немного пояснить историю своей переписки с авторами первого материала.

Началось всё с обнаруженного сообщения:

Завязалась переписка, в ходе которой прояснилась ситуация, а в итоге появились вот такие воспоминания о службе на заставе:

Папа зарегистрировался на форуме где-то в конце 2006 года. Точно уже не помню. Он всегда интересовался жизнью пограничников. Но в то время на Интернет-форуме сведений и общающихся было очень мало. До конца жизни папа был Председателем совета ветеранов погранвойск гор. Дзержинска, членом областного Совета ветеранов погранвойск. Выполняя его просьбу, чувствуя долг перед папой, когда я нашла в интернете Нахичеванский погранотряд, заставу, на которой он был замполитом, то от его имени вышла на форум. Думаю, что криминала здесь нет. Папа часто вспоминал Джугу, Джульфу. На эту заставу он привёз молодую жену, на этой заставе родилась старшая дочь. На этой заставе мама заболела малярией, которая на всю жизнь стерла румянец с её щёк.

Этот рассказ написала его младшая дочь-

Всё рассказанное о заставе составлено из воспоминаний супруги «Старца» — Агнии Васильевны, из их семейных архивов, записаны и воспроизведены здесь дочерью Ольгой.

Мне (автору сборника — С. Прудько) осталось лишь немного упорядочить материал по хронологии событий.

Итак, по порядку. Беляев Досифей Фёдорович, 1925 года рождения, был курсантом Каргопольского пехотного училища. После нескольких месяцев учёбы в октябре 1943 года их срочно отправляют на фронт в состав 2-ого Украинского фронта. Началась Курская битва. Папа был сержантом, командиром миномётного расчёта. Участник Курской битвы, он воевал также на Корсунь-Шевченковском плацдарме, форсировал Днепр, освобождал Украину (Кировоград, Знаменку, Кременчуг…). Медаль «За отвагу» нашла его через 60 лет.

Весной 1944 года после контузии был направлен в Ташкентское пехотное училище им. В. И. Ленина. В 1946 году он окончил училище с присвоением ему звания младший лейтенант и был направлен в погранвойска — в Нахичеванский погранотряд, где его распределили в 3ю пограничную комендатуру в город Ордубад. Там он служил в разведке, должность его называлась младший помощник начальника отделения погранкомендатуры.

Начальником комендатуры в Ордубаде в тот период был Ованесов. В октябре 1947 года Беляева перевели заместителем начальника заставы по политчасти на 20 пограничную заставу Нахичеванского пограничного отряда, которая располагалась близ селения Джуга Джульфинского района, на которой он прослужил по сентябрь 1950 года.

Фамилия начальника Нахичеванского пограничного отряда за тот период уже подзабылась, а начальником политотдела отряда в 1949 году был Гаврилюк.

Запомнился в период с 1958 года и до нашего отъезда из отряда (июнь 1961 года) начальник погранотряда подполковник Собко Василий (позже, уже во Львове в 1967 году, он стал полковником).

Станислав, я смотрела всю «Историю Нахичеванского погранотряда». Прочитала о Вайнберге и очень удивилась: как похожи судьбы участников Великой Отечественной войны — пограничников. Папа наверняка его знал, т. к. судьба постоянно сталкивала многих. Папа тоже воевал в 53 армии под командованием Манагарова, в одно время они оба учились в Ташкенте, в 1946 году несколько человек из училища получили направление в погранвойска.

И в Джуге Эля Ариевич Вайнберг был сразу после нового назначения папы, папа рассказывал об этом моей маме.

С 1945 или с 1946 года начальником 20й заставы в Джуге был капитан Литвиненко Павел Михайлович (1918 года рождения, г. Краматорск).

Застава располагалась на сопке возле железнодорожного моста через реку Алинджа-чай. Территория заставы была маленькая: направо от ворот была конюшня и склад, налево — вышка (не металлическая), казарма и небольшой флигель на 3 семьи. Растительности никакой не было. Помещение для собак и туалеты стояли ниже на склоне сопки. До нашего отъезда с заставы, т. е. по август 1950 года, застава так и располагалась на сопке.

У подножия сопки рядом с мостом был дом железнодорожника (путейца), семья была русская, большая. У них были куры, бараны. Возле моста стоял барак охраны моста (охрану возглавлял капитан Никитенко).

На заставе было 3 коня и одна повозочная лошадь. Воду на заставу привозили на повозке из колодца, который был недалеко от арыка, протекающего у села Джуга. Из отряда иногда приезжала полуторка. В отряд ездили на поезде или на лошадях.

По железной дороге до середины 60-х годов ходили паровозы. Единственный пассажирский поезд «Баку — Ереван» называли «Хачик» — по имени буфетчика вагона-ресторана, у которого иногда покупали конфеты и что-то ещё, чего не давали на паёк. Остановку поезд делал внизу сопки у дома железнодорожника (пограничники 70-х знают этот дом, как заставскую баню).

О сигнализационных заграждениях и пограничных нарядах мама мало что знает, т. к. ей было всего 20 лет, а папа никогда не рассказывал о тонкостях службы. Была КСП, колючая проволока, какая-то сигнализация. Наряды на границу обязательно отправляли офицеры: начальник заставы капитан Литвиненко П. М., замполит лейтенант Беляев Д. Ф., зам. по строевой — старший лейтенант Викторов А. Г. Фамилию старшины мама не помнит.

(Примеч. С. Прудько: здесь я сделаю небольшое отступление. Долгое время я искал информацию, подтверждающую или опровергающую совпадение фамилии упомянутого здесь Викторова А. Г. с будущим генералом Викторовым А. Г. Только в январе 2013 года получил ответ от сестры генерал-полковника Викторова следующего содержания:

«Здравствуйте, Станислав. А. Г. Викторов после окончания Уфимского училища в 45г. был направлен для прохождения службы в Карелию, на финскую границу и прослужил там до 50г. В 50г. был направлен на учёбу в институт КГБ. После окончания института служил на Кавказе на разных должностях, но это гораздо позже. Так что это совпадение, однофамильцы»).

На заставе стоял ветряной двигатель (ветряк, как называет мама). Круглые печки «голландки» топили чавриком, дровами какого-то дерева, которого невозможно было разрубить, но горел долго. Потом стали подвозить уголь. Быт был суровый, излишеств не было никаких (3 года как кончилась война): спали на матрасах и подушках, которые были набиты травой, скошенной в Гюлистане (так называли отрезок земли, покрытый растительностью у Аракса). Застава освещалась керосиновыми лампами. Летом и зимой.

На заставской кухне была печь из кирпича, обмазанного глиной, несколько конфорок. Печь топилась дровами. Часто бывала ячневая каша (перловка), супы с тушёнкой, но повар старался в меру сил и наличия продуктов разнообразить питание.

За дополнительным пайком женщины по железнодорожным путям ходили в Джульфу. На паёк выделялось: 1 кг печенья, крупа, 2 банки тушёнки, рыбные консервы, сгущённое молоко. Фруктов в то время почти не было ни в Джуге, ни в Джульфе.

Вдоль границы через каждые 40 км были комендатуры: Ордубад, Джульфа, Минджевань. Номера их уже не помнятся.

Прочитала на Форуме «погранец. ру», что кто-то из молодых пограничников жаловался на форму. А в 1948—1951 годах парадная форма была суконная, полевая — х/б, сапоги кирзовые, фуражки. Панамы, форма с отложным воротничком в Нахичеванском погранотряде появилась уже на моей памяти в 1958—1960 г.г. (Кстати, папа всю войну ходил в обмотках, первые сапоги получил в Ташкентском училище, когда курсанты-фронтовики, все члены партии буквально взбунтовались в 1945 г. перед парадом в Ташкенте, отказавшись идти в обмотках, так как им надо было нести знамёна).

На заставе были три женщины, все — жёны офицеров, и трое детей. Жена начальника заставы Литвиненко Ольга с дочерью Людой, четырёх лет, а позже у них родился сын. Жена замполита заставы — Беляева Агния (моя мама) с годовалой дочерью Люсей (моей старшей сестрой) и жена ЗНЗ Викторова с сыном, которому было три года. Викторовы вскоре после приезда мамы были переведены, поэтому она не очень хорошо их помнит. Но очень дружны были с Никитенко Зиной — женой начальника охраны железнодорожного моста. Если на заставе заболевал один ребёнок, сразу же подхватывали болезнь и остальные. Иногда женщины с мужьями ходили на Аракс купаться. На иранской стороне сразу же появлялись иранские пограничники, бросали оружие, кричали, приглашали к себе.

Женщины на заставе занимались семьёй. Быт был тяжёлый. Стирка — целое событие: наносить чаврик для растопки печки, привезти воду из колодца, утюг раскочегарить (электрических утюгов тогда не было), а форму приходилось стирать часто. Одежду от верхней до нижнего белья себе и детям приходилось шить самим. Много времени уходило на приготовление пищи. Мама приехала с севера, где кроме картошки ничего не было. Готовить её учил повар Учадзе, за что она до сих пор ему благодарна. Фотографировались в Джульфе. Вообще, за каждой мелочью приходилось ходить в Джульфу по жаре. Первые шаги моя сестра сделала в канцелярии заставы, где папа дежурил.

Огород на заставе не держали, потому что не хватало рук и времени, а у женщин все силы уходили на детей, стирку, шитьё. Да и с наличием воды, как я уже писала, было проблематично.

Кинопередвижки на заставе не было, тем более никто из артистов не приезжал. Всё время было отдано службе. Людей было мало: наряд-сон-занятия-наряд. Ни у солдат, ни у офицеров практически не было свободного времени: выпуск нарядов на границу, проверка нарядов, проведение занятий, у папы ещё работа в тылу с местным населением. А натянутые отношения между армянами и азербайджанцами были всегда. Поэтому, если сегодня он был в армянской семье, то в следующий раз обязательно — в азербайджанской. Иначе — обида.

К сожалению, фотографий с видами заставы того времени, у нас нет, т. к. ни у кого не было фотоаппаратов. Фотографировались по случаю.

Мне ужасно жаль, что папа не дожил до этого времени. Он мог бы очень много рассказать. Я помню его рассказ о солдате, которого иранцы захватили на вышке (в 40-х годах было несколько случаев такого захвата). Переговоры о передаче солдата нашей стороне велись на мосту в Джульфе довольно долго и безрезультатно. Солдатик был никакой: понурый, квелый, видимо, уже психологически обработанный. Его уже не сильно держали иранские стражники.

А погранкомиссар (не помню его фамилию, хотя папа называл) — мужик не хилый, подгадав момент, громким командирским голосом скомандовал: «Рядовой …. Три шага вперёд!». Солдатик встрепенулся и бессознательно сделал эти шаги и оказался на нашей территории. Тут уж его и подхватили.

Летом 1950 года служба отца и наша жизнь на заставе завершилась переездом в город Баку, куда отца перевели в политотдел Азербайджанского округа.

— -о — —

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 144
печатная A5
от 430