электронная
141
печатная A5
331
18+
Истинный путь

Бесплатный фрагмент - Истинный путь


4.5
Объем:
186 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-2060-4
электронная
от 141
печатная A5
от 331

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Предисловие

«Совершеннейшим из людей можно считать того человека, который стремится к совершенству; счастливейшим же из людей можно считать того, кто сознает, что он уже достигает своей цели»

Сократ

Приветствую, уважаемый читатель. По хорошему, мне необходимо замотивировать тебя на прочтение этой книги. Сочиняя приятные и привычные глазу темы, что часто перетекают в бесполезный поток информации. Возможно, поэтому большинство людей предисловия и не читают. В общем, вместо этого хочу поделиться с тобой банальной истиной.

Книга изначально задумывалась с безымянным главным героем. Чтобы тебе, уважаемый читатель, было легче сопоставлять главного героя с самим собой. Насколько у нас вышло, решать только тебе. Добавлю еще немного строк с пояснением: в самом конце тебя ждет не однозначная развязка. Один из редакторов книги сказал мне:

— Даже не знаю, ты ленивый гений или везучий идиот, но концепция может найти своего читателя.

Мы постарались раздробить сложные вещи и выдать их в понятной форме. При этом, я уверен, даже «ветеран футбола» сможет найти для себя интересные моменты.

Я искренне надеюсь, что эта история найдет отклик в твоем сердце, ведь в этом и была моя главная задача. Мы действительно стремились сделать нечто необычное, но главное достояние этой истории не в конкретном персонаже или событии. А в тебе, уважаемый читатель, прошедшем от начала и до конца. Надеюсь, до скорой встречи на другом конце книги.

Глава 1

Многие люди тратят огромное количество времени в поисках какого-то совершенного секрета успеха, но правда заключается в том, что его нет.

Причем, это касается не только футбола, а практически любого дела. Сейчас мне двадцать один, но меня не покидает ощущение, что мой возраст куда больше. И нет, моя дата рождения не подделана, как это бывает у некоторых игроков. Все просто: событий в моей жизни хватит на несколько других. Однако эта история не о самобичевании или призыве о помощи. Скорее наоборот.

Надеюсь, моя биография поможет читателю обрести себя и не сдаваться, так как это однажды сделал я. Верно говорят, человек всегда может найти оправдание своим неудачам. Можно винить окружающих в том, что так вышло, какое-то необъяснимое обстоятельство, НЛО и тому подобное. Но в глубине души ты будешь осознавать, что именно твой, а не чей-либо выбор привел к этому. В конечном итоге становится ясно, что есть лишь один человек, которого можно винить — это ты сам. С другой стороны, когда все же успех приходит — ты получаешь самое большое и значимое в этом мире уважение. Самоуважение!

Я начал играть в футбол, когда мне было четыре года. Тогда, конечно, еще не понимал всех тонкостей игры. Мне просто нравилось пинать мяч перед собой и закатывать его в ворота другой команды. В пять уже занимался в местном сельском клубе. Название было незамысловатым — «Красная звезда». Местные ребята повторяли трюки, плавно уходящих легенд, таких как Бэкхем, Роналдинью, Тотти и молодых звезд, например, Лионеля Месси, Криштиану Роналду. Однако большинство парней старались сделать все и сразу, не задумываясь о том, что идеальное выполнение этих финтов и ударов требует долгих лет практики. Думаю, по человеку сразу видно, есть ли у него талант в футболе или же нет. Но не талант является определяющим фактором. Если тебе по-настоящему нравится играть и тренироваться — это хорошее начало. Так было у меня и моих друзей — Леши и Димы. Уже тогда мы заметили, что чем больше мы отдаемся игре, тем быстрее растут наши навыки. Вернее, мы просто видели, что стало получаться больше трюков и безмерно радовались этому прогрессу.

Надо признать, поначалу тренировочный процесс угнетал меня. Тренер пытался привить нам комбинационную игру для того, чтобы мы играли более осознанно и это приносило свои плоды. Когда польза очевидна — глупо сопротивляться нововведениям. Затем, спустя пару месяцев, тренировки показались мне немного иными, не такими полезными, какими они были прежде. Мы стали изучать все меньше построений, вариаций, действий на поле и получали все больше свободы. Тренер просто говорил, «вот мяч, делайте дальше что хотите». Было похоже на то, что он таким образом собирается оставлять только лучших, дабы сконцентрироваться на работе с ними, но нет. Позже все прояснилось — данный клуб вылетел с каких-то соревнований. Сейчас я не смогу вспомнить их важность, и в какой лиге играла «Красная звезда». Но сам факт поражения окончательно сломил тренера, а спустя пару недель его место занял человек, излагающий свои мысли лишь нецензурной бранью. Это было забавно, но все окончательно разрушилось. Возрастные группы поредели. Людей стало не хватать. Приходилось объединять в группу детей разных возрастов, от шести до десяти. А это, знаете ли, не очень хорошо, так как старшие ребята были сильнее и крепче остальных. Но я играл и не придавал этому значения. Просто возился с мячом, пытаясь обвести как можно больше людей, а затем пробить по воротам.

Многие заметили мой, на редкость сильный удар для малыша, и хорошую технику. Другим парням не особо нравилось, что их «возит по полю гномик с футболкой, свисающей до колен.»

В маленькой темной раздевалке — обители запаха пота и духоты, все мои плюсы выливались в конфликты. Спасало лишь то, что когда ребята узнавали мой возраст — все обиды и разногласия постепенно сходили на нет. Да и правда, бить шестилетнего — не круто. На самом деле, такая позиция меня устраивала. Но с каждым днем клуб менялся не в самую лучшую сторону. Парни лишились мотивации благодаря тренеру, нежелающему их понимать, тренировать, делать лучше. Клуб угасал день за днем. Лето закончилось.

Пришло время пойти в первый класс. Я знал, что мое время, проведенное в школе, будет полно уныния, и вы бы никогда не увидели во мне даже капли энтузиазма. Встреча на линейке, посвященная первому сентября, была очень неожиданной. Это был Леша, провожавший свою сестру. Он рассказал мне, что родители перевели его в академию городского клуба и передал мне записку. В моих руках засиял листок с толикой надежды. На нем был криво, немного непонятно нацарапан телефон и адрес, по которому мне следовало прийти для просмотра. У меня словно выросли крылья. Все вокруг перестало существовать. Был только я, холодный ветер сентября и этот листок, дарующий возможность играть и развиваться дальше. Ах да, пару слов о школе — скука ужасная. То, что нам рассказывали, действовало как снотворное. Нет, это не шутка. К знаниям, уж простите, такой страсти и тяги не было. И это не потому, что я необучаемый дурачок, просто есть вещи, для которых ты рожден. Если это находишь, то все остальное постепенно уходит на второй план. Ты четко осознаешь, кем хочешь быть и понимаешь, что для этого нужно сделать. Или начинаешь искать ответы на важные вопросы. В любом случае пропитываться, чем-то важным для себя самого. Во мне уже тогда говорил максималист, стремящийся быть лучше, стать уж если не великим, то, как минимум, отличным игроком.

Под впечатлением я прибежал домой и рассказал все родителям. Но они почему-то моим энтузиазмом не заразились, еще раз повторюсь мы жили в селе. Большом, но все же селе. Наша семья была достаточно обеспечена; автомобилем родители не пользовались из-за своих принципов или банальной боязни, насколько я могу судить теперь. Причиной их скепсиса, как мне кажется, были мои сезонные обострения астмы. До трех лет болезнь часто давала о себе знать, но с помощью правильного лечения и занятий спортом, она отступала. В общем, взяв маму, мы пошли к деду с бабушкой, так как единственным возможным шофером был мой дед. Мама сама решила поговорить с ними, ответом деда было жесткое «нет». Благо в моей семье мужчины были не «подкаблучниками», но все-таки достаточно ведомыми. Поговорив с бабушкой, объяснив ей, что мне это действительно нужно, она согласилась, но при одном условии. Мне необходимо стать отличником. Тогда я впервые осознал сложность обещания, но решительно согласился, понимая, что другого пути нет.

Надо ли говорить, что учился я через силу? На удивление, в первом классе тебе дают огромное количество поблажек. Возможно, мне повезло с учителем, но в отличие от одноклассников, я не ныл, ни с кем не дрался, да и вообще был в нужной степени социализированным ребенком. Моей целью было, как можно лучше выполнять задания, дабы получить отметку для бабушки, чтобы у меня оставался «законный транспорт» с шофером.

В октябре состоялся просмотр. Большая часть желающих проходит отбор ближе к концу лета, началу осени. А тут в октябре. Странно, хотя и не так важно. Приехав на просмотр, мои глаза впервые в жизни увидели большой стадион, пусть и с искусственным газоном, но все же. Знаете, это производит не повторимое впечатление, остающееся в памяти на всю жизнь. Мой первый стадион. Первый. Большой. Стадион. Выйдя на арену, я был немного шокирован количеством ребят. Это было зрелищем, схожим с нашествием саранчи. Мои страхи не оправдались. Туда привозили ребят, которые по мячу-то промахивались, не говоря уже о том, чтоб вести его или обводить других. Даже минимальных навыков игры не имели. Количество таких «игроков» составляло примерно процентов восемьдесят от общей массы.

Часто родители считают, что их дети особенные во всем, просто потому, что это их дети. Даже если они не хотят быть тем, кем их видят родители в будущем. Давать базовые навыки, обучить элементарно обработке мяча, зачем? Этому он в академии научится. Но все мы знаем, что это не так. Ах да, еще одна важная деталь, которая меня тогда удивила — мячи были настоящими. Казались жутко тяжелыми с непривычки. Но мяч есть мяч. Волнение прошло, как только удалось пару раз удачно принять его. Как оказалось, в «Красной Звезде» настоящими мячами тренировался основной состав, а нам доставались дешевые копии. На отборе необходимо было пробежаться с мячом пару раз, показать ведение и контроль. Несколько чад упало, один лицо поцарапал, заплакал. Его отец устроил такую сцену ненависти к тренерам, что другие родители также начали «горланить» о сложности выполнения элементов, которые требуются для отбора в состав академии. Упал? Поцарапался? Бедненький… Дай поцелую, дай подую. Ужас и кошмар наяву для любого нормального специалиста. А что будет на поле, в реальной игре? Мама будет выбегать и останавливать игру? Это же смешно. Пришел играть — играй. Слезы? Сопли? Ты играешь, вот что важно. Я просто выполнял все, что от меня требовалось, без лишних пререканий. Безусловно, было тяжело, но для меня важен был этот момент, не возможное будущее, а то, что происходит здесь и сейчас! Нет большего удовольствия, чем преодоление новых сложностей и преград. Момента, когда ты чувствуешь, что превзошел собственные ожидания.

Дед смотрел на меня с гордостью в глазах. Это очень многое для меня значило. В итоге просмотр свелся к разделению на несколько команд, и мы просто играли в мини футбол. Со стороны, наверное, было забавно наблюдать как гномики играют в мини футбол. Честно сказать, это было действительно смешно. Тогда забил семь мячей за десять минут. Последний залетающий в ворота мяч, был забит через себя. В тот момент время замедлилось и получился вот такой вот трюк. После игр, родителей сильнейших на данном просмотре детей, позвал тренер младшей группы. Мы в ожидании стояли у дверей тренерской. Родители заходили по одному. Дед разговаривал лично, без меня. В тот момент мною овладело какое-то двойственное чувство, с одной стороны: «Ура! Они меня заметили! Я не облажался!», а с другой: «блин, там мой дед…». МОЙ ДЕД, который изначально не хотел всего этого. Он по своей природе от многого в жизни отказывается считая, что нужно жить проще. Помогать тем, кто помог тебе. Посылать куда подальше тех, кто не оправдал ожиданий. Учиться, а затем работать. Идти проверенным путем, чтобы прокормить семью. Спорт он не считал серьезным делом, только неким хобби, забавой. Правда тогда я не понимал, что со своей точки зрения он желает мне только лучшего. Спустя примерно вечность, а на деле десяток минут, он и тренер вышли. Я надеялся услышать, что принят в академию, но они решили сделать по-своему. Итог был иной.

С рождения у меня были проблемы со здоровьем. Астма, будь она неладна. Как уже говорил ранее, приступы редко проявлялись после пяти лет, но моя семья уже приняла решение за меня. С самого начала этой затеи они считали, что у меня ничего не получится. Я провалюсь и они примутся меня утешать. Это было бы поддержкой для дальнейшего поиска нового хобби, занятий в другой области. Не спортивной. Никто из членов моей семьи не был готов к такому повороту. И правда, куда же сельскому парню до игры в профессиональный футбол? Тем не менее, свое решение менять не стали. Дед отказался. Это было тяжело. Очень тяжело. Меня переполняли гнев и ярость, смешиваемые с отчаянием. Я отдал всего себя на поле, выложился на сто десять процентов, но ответ все равно нет, какого черта?

По дороге домой мы много ругались. Вернее я ругался, а дед слушал. Молчал и слушал. Я кричал на него, вытирая слезы, капающие из глаз, не понимая, почему получилось именно так. Затем подумал, что не он один в этом виноват, постепенно успокоился. Тихо сидел и смотрел в окно.

Спустя какое-то время, немного отойдя от прошедшего «несчастья» ко мне обратился дед. Убавив играющую запись. «Stan Bush — The Journey»

— Внук, буду честен с тобой. Ты хорошо, хотя что уж там скрывать, ты превосходно себя проявил! Сейчас мы все переживаем за тебя и за твое здоровье. Ты чуть не умер от приступа, когда тебе было три года. Проблемы по-прежнему есть, мне жаль это признавать, но это то, что мы имеем и от этого не убежишь. Болезнь может отнять тебя у нас. Ты стал намного сильнее и быстро крепчаешь. Сегодня я гордился тобой, как никогда. Просто потому, что ты не побоялся идти до конца в действительно важном для себя деле. Так поступают немногие. Да и из этих немногих, лишь единицы, добиваются, чего-то стоящего в жизни. Но со своей стороны я поступлю так, как в доме тогда поступил ты. По — мужски. Даю тебе слово. Все, что будет необходимо в плане экипировки или каких-то поездок — буду помогать. Если это на самом деле твой истинный путь, то ты придешь к тому, кем хочешь быть!

Грустно было принимать это. Его слова звучали, как приговор. Но чувство ликования еще долго не покидало меня, ведь самое сложное в каждом важном деле — сделать первый шаг, чтобы продолжать движение в выбранном направлении. Начало положено. Вот, что важно!

Глава 2

«Становись сильнее, не сходя со своего пути, тогда откроется дверь к той жизни, которой жаждешь. Своей мечте!»

Эти слова от бабушки я запомнил на всю жизнь и часто их вспоминал в сложные моменты.

В лучшую академию города я не смог пробиться, из-за решения семьи. Вернуться назад, в сельский клуб, тоже не мог, так как атмосфера внутри той команды была ужасна. Да и потом, большинство парней из основной команды, идя домой с тренировок, выкуривали по паре сигарет. Казалось бы, смотри на них и понимай, как делать не надо! Но их, по какой-то не понятной мне причине, считали крутыми. Мол, они занимаются тем, что им нравится, при этом ведут образ жизни, который выбирают сами. Мой разум выдал яркий и краткий ярлык. Неудачники. Вообще, возможно, я немного сумасшедший, но если человек полностью не оправдывает мой кредит доверия, то общаться с ним или как-то взаимодействовать я не хочу больше. Даже если это мне навредит по итогу. Но, проблема в том, что мои сверстники хотели подражать им. Это-то и добивало. Ты говоришь с человеком на тренировке о том, как сделать различные финты Сомбреро или Эластико, а затем он убегает за гаражи, где сможет выкурить сигарету. Якобы, этот опыт в жизни ему необходим. Из-за этого я полностью отказался от всякого взаимодействия с местным клубом. Слишком много разговоров о футболе, при этом нет сути в тренировках и понимания игры. А самое главное, в команде не было стержня. С уходом первого тренера все стало в разы хуже, если раньше было какое-то подобие дисциплины, то спустя пару месяцев исчезла даже иллюзия. Сейчас, прошу прощения, уважаемый читатель, но, дабы ты не заскучал, я расскажу лишь краткую суть и промотаю свою жизнь на много лет вперед.

Дед сдержал обещание, благодаря ему я попал в городской клуб, который не был так удален от нас территориально. Он возил меня на большинство вечерних тренировок, а когда не мог, то отправлял со знакомым таксистом. Тренировки проводились три раза в неделю. В выходные начиналась пора игр. Первое, что меня поразило, огромное внимание к деталям. Тренер, четко разъяснял суть упражнений и какие плоды, это будет приносить в будущем. Почти каждый из нас понимал, что мы не тренера радуем успехом в тренировочных процессах, а себя лучше, сильнее делаем. У игроков атаки, заострялось внимание на принятие мяча, пробросах с ускорениями, обводкой и т. д. Разница была огромной, между этим клубом и сельским. Сначала это было невероятно тяжело, но потом, спустя три года все кардинально изменилось для меня и еще пары парней. Тренер, Лев Романович, не любил сильно давить на ребят, но мог изрядно взбодрить плотной чередой мата, если, по его мнению, это было необходимо. А тех, кто показывал результат, он всячески поощрял и давал больше отдыха перед матчами. Он всегда говорил, что в России идеально заходит метод кнута и пряника. Придерживался стратегии, что некоторые люди должны получать больше одобрения за свои заслуги, чтобы остальные тянулись к тому же. С одной стороны это было приятно, с другой я понимал, что благодаря его методике во мне прорастает некий снобизм по отношению к тем парням, кто не может играть хорошо на длительном временном отрезке. Ведь мы начинали из одинаковых условий, но где они и где я? Да, я стал действительно заносчивым. Порой мне самому это не нравилось, особенно когда кто-то начинал просить вести себя скромнее. Чувствовал себя редкостным «мудаком», пытался отстраниться и взглянуть на ситуацию со стороны. Доходило до того, что некоторые даже жаловались тренеру на меня. Но я ходил в его любимчиках, мое место, левого вингера, было неприкосновенным. Никто не мог играть лучше на данной позиции, и чем лучше я играл, тем быстрее уверенность превращалась в самоуверенность. Именно самоуверенность, может моментально погубить молодого игрока, Марио Балотелли яркий пример за последние годы. Важно помнить, сколько бы мячей ты не забил, хоть пять за матч — сделал это не один. Тебе помогала команда, вы все выходите играть на поле, сплоченные одной целью. Побеждает и проигрывает вся команда, никто не может быть превыше клуба. Это банальная истина, она проста и правдива. Но порой находит череда забвения, и считаешь себя куда более значимым, начинаешь гореть желанием пробиваться все выше по карьере. Думать, что эти партнеры тянут тебя ко дну, что команда всегда бы побеждала, если бы не пара парней. Ведь ты шикарно играешь, забиваешь. Множество причин для накручивания, но все они ведут в пропасть в конечном итоге. Нельзя забывать о том, что без этих парней и тренера, я бы по-прежнему был лишь мечтателем. Я продолжал расти и развиваться, а в это время у многих людей из руководства клуба проявлялось некое напряженное состояние. В итоге, когда мне стукнуло четырнадцать лет, клуб объявил о банкротстве и больше я там заниматься не мог. Чувствовал, что мне нужен вызов, мое эго разрослось небывалыми прежде масштабами. Да и тренер неоднократно подмечал, что я талантлив и крайне перспективен. Мне необходим сильный клуб. Он дал мне кучу положительных рекомендаций. С огромным трудом я уговорил членов семьи и мы с отцом отправились на просмотр в один из клубов Российской Премьер — лиги. Отец был крайне скептически настроен. Постоянно твердил мне о том, что это глупая затея, я должен был остепениться уже давным-давно. Это выводило из себя. Мне нужна была поддержка, а вместо этого я получал бесконечные упреки. В итоге тогда я впервые сказал ему, что его мнение для меня не имеет никакого значения. Как и все, что он скажет после того, как я добьюсь успеха. Честно говоря, сам был в шоке от того, что посмел так жестко высказаться в его сторону, но проблема в том, что он не видел ни одной моей игры. Все члены семьи хотя бы раз видели, как я играю, даже тетя Жанна, которая жила в другом городе, но не он. Вечно избегал игр, прячась за резко возникающими делами, куда более важными, чем его собственный сын. Всегда не понимал этого. Почему он постоянно был так груб со мной? Когда дело касалось футбола. Поехал он лишь потому, что переводился на работу в городской лицей и у него полностью свободен месяц, в отличие от всех остальных родственников. Все оставшееся время мы провели в тишине, крайне редко разговаривая.

Сейчас обращаюсь к тем, кто горит желанием играть в футбол и развиваться как игрок, но по какой-то причине возможности заиграть не имел. Дворовые футболисты попадают в академии и даже прямиком в клубы, но это скорее исключение из правил. Если вы чувствуете, что именно этот путь в жизни вам необходим и сделает вас сильнее, счастливее. Значит, пытайтесь, вновь и вновь! Как можно быстрее ищите профессиональные клубы рядом с вашим городом, населенным пунктом и узнавайте насчет просмотров. Они всегда есть, главное узнать о нужном вам времени. Россия огромная страна и в ней существует множество неограненных алмазов, что способны стать бриллиантами. Просто вам нужно донести свое сияние до тренера и скаутов. Проявить себя не на пустом стадионе, а в важный момент. Верьте в себя, тренируйтесь и все получится! Возвращаюсь к книге.

На самом просмотре в академию находилось двадцать четыре парня. Нас не стали сводить с теми, кто уже принят в академию, чтобы было проще выявить сильных и слабых. По сути, все мы были не просто парнями из ниоткуда. Осознание этого волновало еще больше. Тренеры всех футбольных клубов много общаются между собой, чтобы многое узнать о кандидатах до начала просмотра. Это одна из причин, почему футболистов любителей, редко принимают, даже если они действительно хороши. На тренировках мы много вкалывали, впитывали теорию футбола, различные схемы и тактику действия в построениях. Парень из клуба всегда будет в более выигрышном положении, нежели человек со двора. Это я сейчас к тому, что трое парней сами ушли, двое даже не дошли до второй части просмотра: одному свело ноги в челночном беге, а второй не смог набивать мяч в узком кругу из фишек, после физических нагрузок. Для игрока атаки, контроль мяча безумно важен. Даже я не был готов к таким интенсивным нагрузкам. Казалось, все будет немного проще, но огромным моим преимуществом было то, что я быстро приходил в себя, из-за того, что часто перегружал организм после тренировок. Хоть тренер и давал возможность отдохнуть, мой организм требовал нагрузок. Я часто оставался отрабатывать стандартные положения или просто бегал под окончание, перед уходом домой. Третий парень из любителей, безумно выделялся в игре, я занял свою позицию левого вингера. Его поставили в центр нападения. Видимо он никогда не сталкивался с офсайдами в игре и залез в них раз десять не меньше, что дико раздражало. Так как многие комбинации выполнять стало слишком сложно. Форвард не возвращался назад, помогая обороне. Скорее просто бесполезно болтался впереди. Но защитников он все равно уводил за собой. Благодаря ему у меня получилось обвести двоих человек на фланге, сместиться в центр и мощным уходящим ударом забить свой гол под перекладину. Не знаю, сколько точных передач я отдал, но сыграли мы вничью. Счет 2:2 по итогу. Прекрасно помню, что наши крайние защитники вели себя чересчур пассивно в атаке, и все никак не прерывали забеги скоростных игроков. Впрочем, как и в команде соперника. Зато резвая полузащита порадовала, особенно парень, играющий центрального атакующего, мне с ним комбинировать было сложно, так как он постоянно играл с правым вингером, и подключал опорника, при контроле мяча. Как я узнал позже, это были его приятели из академии Амкара. После окончания я был обессилен, но предвкушал услышать свою фамилию среди тех, кто прошел. Тем не менее, взяты были лишь пять человек. Центральный атакующий и опорник из Амкара. Один голкипер и два крайних защитника. От этого я взорвался. Первые два парня вопросов не вызывают, они показали прекрасную игру, высокий вратарь, возможно на перспективу. Но откуда взялись те двое человек, которые выглядели в несколько раз слабее, чем остальные люди на просмотре? Этот факт меня выбесил. Будучи юношей в футболе, если хочешь пролезать в профи, не имея никакого таланта, стремления развиваться. Охватываемый лишь желанием стать профессионалом с русским паспортом и чрезмерно завышенной оплатой протирания трусов на скамейке. За деньги и связи родителей. Нужна именно эта позиция. Так как она менее значимая. Если игрок несильно, откровенно ошибается на поле, то он выглядит, как в разы ухудшенная версия Дмитрия Комбарова. В РАЗЫ УХУДШЕННАЯ! Вроде бы на поле есть, видимость создает, зоны закрывает, а по факту ни в атаке, не в защите толку нет, от столь бестолкового игрока. Боящегося вступать в единоборства. Но даже если ты проигрываешь свою позицию, тебя прикрывают центральные защитники и опорники. Иными словами, мое место и чье-то еще. Заняли богатенькие, бесполезные мальчики. Которые откровенно провалили матч. Ничего не показав, действительно выдающегося. Одного из этих защитников я обвел более семи раз, но что толку? Что толку, если, по сути, этот паренек и ему подобный, был уже взят в клуб Премьер — лиги, еще до начала просмотра! Какой вообще смысл пытаться заиграть дальше? А затем народ пишет петиции, чтобы расформировали старую сборную и собрали новую. Тогда я был крайне зол и яростно стал оспаривать это решение, но диалога не вышло. Мне ответили, что-то в стиле:

— Умей проигрывать, неудачи делают чемпиона сильнее, а слабак всегда может свернуть на полпути. Ему нужна лишь причина. Уходя со стадиона, я с силой пинал различный хлам, что попадался под ноги. Возможно, это кажется странным, но подобная вещь немного помогала мне успокоиться. Затем перешел на камни, я не заметил, что один из камней слишком сильно зарыт в землю и, ударив его, сломал два пальца на ноге. С остальными просмотрами все было покончено. Я сам поставил точку, этой глупой травмой. Отец прочел пару нотаций, но, видя мое состояние, не стал добивать. Название этого клуба говорить не стану из-за того, что сейчас он претерпел многочисленные изменения, да и мне откровенно жаль болельщиков в подобных ситуациях. Плюсом ко всему, такая история уже превращалась в некий тренд. Сейчас дела обстоят лучше, но я уверен, что где-то места по-прежнему продаются. И этим людям я хочу сказать, вы убиваете футбол в России. Вы и ответственные за решение сохранить лимит на легионеров. Не давая молодым игрокам возможность расти и развиваться, чтобы игрок думал в первую очередь о футболе, затем о фанатах и о стране, что сможет представлять, а не о гигантских деньгах, что напрочь стирают мотивацию развиваться дальше. В какой-то степени, эта суровая реальность даже помогла мне. Так как пропала напыщенность и самоуверенность, мне приходили мысли в голову о том, что моя карьера может закончиться не начавшись. Хочу ли я этого? Конечно же, нет, мне необходимо было продолжение, так как я стал зависимым от футбола. В хорошем смысле. Пальцы срослись быстро, благо это была левая нога, которую я в любом случае плохо использовал. Пинать мяч ей было все равно неприятно, травма давала о себе знать, даже при беге, но это вполне можно пережить, когда есть стимул. А он появился на моем горизонте событий. Академия, в которую я изначально не попал, объявила еще один набор, так как пришел новый тренер и выгнал многих игроков по разным причинам. Такое часто случается, даже когда у игрока нет проблем с дисциплиной или качеством игры. Он просто не подходит под игровую схему. Тогда он лишается своей позиции, становясь бесполезным для нового специалиста. Поэтому так важно быть вариативным, иметь возможность меняться и играть на разных позициях. Это я усвоил давно и мог играть как в нападении, так и полузащите, но все же нападение я предпочитал куда больше. Алексей Вадимович организовывал огромное количество просмотров, в этом есть как плюс, так и минус. С одной стороны он нашел много талантливых парней, которые вряд ли получили бы шанс у предыдущего специалиста. С другой, я сам видел на первой тренировке, как он устал и просто высиживает последний обещанный день, уже определившись, по сути, с составом. Ах да, забыл сказать, я пришел тогда раньше всех, решил размяться и побегать по непривычному газону, безумно волнуясь, что могу упустить и этот момент. Стоял тогда и набивал мяч, затем несколько раз точно пробил в перекладину и принял отскочивший мяч. Всегда обожал смотреть видео, где Роналдинью бьет в перекладину и, принимая мяч, затем спокойно набивает, бьет вновь и снова с легкостью принимает. У меня ушел год, чтобы выполнить этот трюк. И нет, несколько раз подряд сделать так я и сейчас не могу. Это выглядит легко, а повторить безумно сложно. В общем, тогда-то он и вышел из подтрибунного помещения, хлопая в ладони. Он спросил фамилию, позицию, затем записал и, уходя, сказал, что я принят. Вот так просто. Я был принят до начала просмотра. Мать и Отец наконец переехали в город. Тренировки проводились вечером, из-за того, что было много новых парней. Тренер хотел отсеять еще пару человек, прежде чем состав будет укомплектован. От того я не видел смысла наседать на них с переходом в спорт школу. К огромному сожалению, я моментально получил травму, вновь сломались не сросшиеся пальцы. В итоге, костяк команды был собран и я не входил в планы на игры. Возвращаясь, мне удавалось провести максимум две игры и я вновь ломался. Получая другие повреждения. Мне даже присвоили прозвище «Хрустальный гений». Тот год прошел, как в тумане, я благодарен тренеру, что он не выкинул меня. С другой стороны, в каждой игре, в которой я принимал участие, забивал, либо отдавал результативную передачу, у меня не получилось найти с ним должного контакта, так как он рассчитывал на совершенно других людей. Затем ему предложили должность поинтереснее в другом клубе и, особо не раздумывая, он ушел. Мы финишировали в тройке, не провальный сезон конечно, но явно и не лучший.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 141
печатная A5
от 331