электронная
25
печатная A5
238
18+
Исцеление

Бесплатный фрагмент - Исцеление

Спасибо тебе


Объем:
44 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-6775-3
электронная
от 25
печатная A5
от 238

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Звонок в дверь прозвучал неуверенно. Хотя трудно объяснить, как мог быть неуверенным сигнал домофона, живущего своей собственной своей жизнью и срабатывающего от нажатия кнопки.

Но тем не менее, привычный сигнал звучал так, будто нажавший передал электронике свое внутреннее состояние: тревожно и с сомнением, не стоит ли убежать, пока еще не открыли.

Взглянув на дисплей, я увидел молодую женщину.

Она казалась маленькой и куда более невзрачной, нежели я ожидал. Я даже подумал, что произошла ошибка, что явилась не она, а какая-то другая, случайно заблудившаяся в нашем доме с кучей квартир на каждом этаже.

Сняв трубку, я осторожно кашлянул.

— Это я… Эшли… — дрожащим голосом откликнулась гостья.

Сомнений не осталось, пришла действительно она. Вряд ли кто-то мог явиться случайно с таким дурацким вымышленным именем.

Я вздохнул непонятно от чего и пошел открывать.

Женщина как-то странно — я бы сказал, затравленно — оглянулась по сторонам. На нее смотрели лишь равнодушные глазки, за которыми не было никого, поскольку соседи-навозники еще вчера разъехались по своим садовым участкам. После этого она, не говоря ни слова и отодвинув меня, скользнула внутрь и сама закрыла за собой мою дверь. И даже попыталась запереть, чего у нее не вышло, поскольку замки были непростыми.

— Дай помогу, — сказал я и запер все сам.

Сначала наружную дверь — стальную, затем внутреннюю — обитую кожзаменителем.

После этого обратился к ней:

— Ну, привет, что ли?

— Привет, — тихо ответила женщина и протянула руку.

Ладонь ее оказалась холодной и напряженной.

1

— Кофе?.. — предложил я, оценивая гостью.

И пытаясь применить к ней шкалу основных типов женщин, которые приезжают в незнакомому — точнее, виртуально знакомому — мужчине с конкретной целью разового секса.

Наиболее искушенные, темпераментные и раскомплексованные набрасывались уже в прихожей — хватали за цель визита, грозя вырвать ее с лоскутом брюк.

Хорошо воспитанные и пытающиеся это доказать почти спокойным тоном спрашивали, где находится душ, и просили дать чистое полотенце. А если повезет, то еще и банный халат — такая вещь в доме профессионального холостяка, по их мнению, должна была иметься обязательно

Ну и наконец третьи, играя по длинно прописанным нотам, сначала просились на кухню: попить кофе, погрызть печенек — то есть создать иллюзию давнего знакомства, вводящую в атмосферу разврата.

Причем неверным оказалось бы мнение, будто с точки зрения качественного интимного дела первый тип был оптимален, а с третьим вряд ли ожидалось что-то путное.

Тут дело обстояло обратным образом: случалось, рванув в прихожей мое причинное место, тигрица раздевалась прямо тут и принуждала к соитию на тумбочке для обуви. К акту ураганному, но не несущему мне ничего, кроме ощущения неуправляемой стихии. Такая бурно наслаждалась сама, а потом исчезала быстро, не подмывшись, оставив меня с мокрым концом и томительным ощущением неудовлетворенности в нижней части тела.

Зато третья после десяти минут беседы за чашкой кофе устраивала несколько часов феерического секса со взлетами и падениями, с бешеной скачкой и недвижной лаской, со втыканием шпильки в неожиданное место для моего особого удовольствия, скользящего на грани боли… и тому подобного, чего от нее не ожидалось.

Но эта, странная уже по выдуманному имени, явно не подходила ни под один из трех вариантов.

Хотя адекватность женщины для секса не значила ничего. Ведь в процессе соединения играл роль не ум, а определенные способности определенных ее частей, диаметрально противоположных голове.

И все-таки опыт: никогда не помнив точно, скольких разных женщин я поимел еще более разными способами, но прикидывая количество около трех сотен… — опыт знатока и ценителя в расцвете сил четвертого десятка говорил мне, что с этой гостьей что-то не так

2

— …Чай…

Голос Эшли был таким же холодным, как и ее рука.

— Индийский, китайский, мелкий, листовой?

Роль изысканного бабника предполагала соответствующее разнообразие предложений.

— Обычный в пакетиках.

— Может, коньяку? — предложил я.

Сам я спиртного не употреблял; оно мешало полноте ощущений при интимном деле. Хотя скованной партнерше всегда предлагал рюмку-другую для разогрева. Но именно рюмку-другую, не больше. Потому что пьяная женщина в постели обычно оказывалась кошмаром, вместо нее стоило использовать по назначению молчаливый порнослайд.

— Н-нет! — в глазах гостьи мелькнуло нечто, похожее на ужас. — Никакого спиртного! Только чай!

— Чай так чай, — покладисто ответил я, доставая коробку с разовой заваркой.

И понял, что женщина, вероятно, относится даже не к третьей, а к избегаемой мною на практике четвертой категории. Такой, которой и хотелось чего-то нового, но никак не удавалось переломить свой глупый стыд. Секс с такой бывал унылым, изнуряющим, лишенным сладости и не приносящим удовольствия ни одной из сторон. И оставляющим после всего открытым вопрос — для чего она ко мне приходила?

Я уже испытал сожаление, что расширил свой фильтр и связался с этой Эшли. Но тут же вспомнил, с какими упорством она выясняла мою внешность, как домогалась встречи у меня на квартире, требуя определенного дня — выходного — и определенного времени. И теперь уже вообще ничего не понимал.

Чаепитие прошло в полной тишине, нарушаемой лишь постукиванием чашек по блюдцам.

Правда, все-таки имея намерение начать дело чаем, а завершить совсем иной жидкостью, я посадил гостью так чтобы мог рассмотреть ее тело.

Лицо я рассмотрел сразу и нашел, что гостья была очень приятной во всех чертах.

Эшли была небольшой — я бы даже сказал маленькой. Но не худенькой, а крепкой. Точнее, слово «крепкая» означало почти «толстая»; но толстой моя гостья именоваться не могла. Тело ее имело правильные изгибы: выраженную талию, приемлемые бедра, гладкие колени и даже ровные икры. Да и место, которое составляло для меня главный элемент внешнего облика, тоже не подкачало: груди торчали из-под одежды не очень большими, но и не совсем маленькими полушариями.

И вся она, сверху донизу и слева направо, была ухожена до невероятной степени, какую мне редко приходилось видеть в тех женщинах, что приходили сюда согревать мое одинокое ложе.

Попутно я отметил, что гостья одета более чем странно: на улице стояло лето, но пришла она, как грузинка, во всем черном — хоть и стильном, коротком, не скрывающем ничего. А на обоих ее запястьях красовались широкие плотные браслеты из какого-то материала, напоминавшего то ли искусно выделанный камень, то ли столь же тщательно имитирующий пластик.

Впрочем, смотреть на тело странной женщины мне было приятно.

Часы, проведенные в с нею — окажись она после всего она действительной искательницей одноразовой встречи — могли доставить удовольствие

— …Еще чаю? — предложил я, заметив, что Эшлина чашка пуста.

— Нет-нет, спасибо, — женщина откинулась от стола. — Хватит.

Словно давая знак.

Я положил ладонь на ее колено, затянутое плотным эластиком. Женщина дернулась, сбросила руку и с быстротой молнии отпрянула вместе со стулом. Но я успел ощутить, что несмотря на жару, нога ее под колготками тоже холодна.

— Извини, но… — впервые в жизни я растерялся.

Оказываться в такой ситуации мне не приходилось со студенческих времен, когда женщины еще не падали косяками в мою постель, а каждая требовала индивидуального завоевания.

— Все нормально, — Эшли дернула головой. — Если хотите, можете меня просто за руку подержать.

И протянула через стол узкую ладонь. Я взял ее машинально и ощутил, как из этой женщины течет в меня смертельный холод.

— Слушай, — оценив идиотизм ситуации, не выдержал я. — Если так… Может, я тебя просто домой отвезу?

— Не надо, — тусклым голосом ответила женщина. — Давайте просто так посидим. Или вы куда-то спешите?

— Я… Нет вообще-то, — ответил я совсем не то, чего хотел.

Меня убило даже не нежелание женщины принимать мои ухаживания, а это убийственное «вы», дикое на подобном свидании.

С нею стало все ясно; даже такой изощренный практик, как я, мог попасться на удочку случайного знакомства с дурой, забывшей предназначение того места, которое скрывалось у нее под трусами. Сейчас следовало как можно быстрее от нее отделаться и включить компьютер: наверняка не все искательницы приключений успели найти субботнюю пару на развратном сайте, и у меня еще оставались шансы организовать себе приятный вечер.

Но ледяная рука Эшли приморозила меня к стулу.

И мы сидели, сидели и сидели.

Молча и неподвижно, как два идиота. Только странная гостья время от времени бросала взгляд на светящиеся часы моей кухонной вытяжки.

В какой-то момент до меня дошло: она зачем-то высиживает тут определенное время.

Я вспомнил, на который час было назначено это свидание, не оправдавшее моих надежд. По телефону она сама назначила двенадцать, я удивился столь раннему часу и обрадовался — решил, что она собирается пробултыхаться со мною весь день до вечера.

Хотя сам факт того, что она приехала ко мне сама, не попросив забрать где-нибудь, уже должен был насторожить.

И сейчас в самом деле она отсиживала положенное время, а я не мог догадаться о причине. Возможно, дурочка поспорила с кем-то из таких же дурных подруг, что проведет час с незнакомым мужчиной и он ее не тронет или еще что-то в подобном роде.

Во всяком случае, догадка о заранее установленных сроках оказалась точной: лишь на дисплее возникло «01:00», как Эшли отпустила мою руку — которую сжимала добрый час — и поднялась.

— Спасибо за чай, — сказала она. — И вообще спасибо.

Последнее «вообще» она произнесла столь проникновенно, что я при всем своем неудовольствии улыбнулся.

— В следующую субботу в то же время, — сказала Эшли уже в передней.

Не спросила и даже не сообщила, а просто приказала неожиданно твердым голосом.

— Но… я…

Потерять через неделю еще час выходного дня мне не улыбалось — и все-таки я почему-то не смог прямо сказать, что рассчитывал лишь на сегодня, а через неделю у меня появятся важные дела и меня вообще не будет в этом городе.

— Я заплачу за каждый раз, — добавила она и вытащила из сумочки пятитысячную бумажку.

Я отпрянул; никогда еще женщины мне не платили денег — тем более за то, чего не было.

— Впрочем, как хотите, могу заплатить вам потом за все сразу. Работать нам долго и сумма набежит серьезная.

— За что именно «все»? — опешил я.

— Уверена, что у нас с вами все получится как надо, — сказала Эшли, проигнорировав вопрос.

И, каким-то образом сумев отпереть мою дверь, выскользнула на площадку.

Ситуация была дикой, но непонятной.

А меня с детства влекло все непонятное. И если она намекала на что-то серьезное, то помимо денег — которые даже при столь непонятном способе зарабатывания не показались мне лишними… — один час в субботу, да еще в полдень, не сильно нарушал планы моей насыщенной жизни.

Сообразив, что один из моих балконов выходит во двор, я метнулся туда.

Маленькая женщина в черном уже спустилась с крыльца и быстро шла к стоявшей на углу проезда очень дорогой белой машине с глухо тонированными стеклами. Через несколько секунд лимузин снялся с места и исчез за соседним домом.

С этой маленькой придурковатой Эшли становилось все непонятней и непонятней.

3

Второй визит женщины повторил первый почти в точности.

Разница была лишь в том, что, пройдя на кухню, обменявшись со мною вежливым ответом на вежливый вопрос и выпив чашку чая, Эшли произнесла голосом, не глядя на меня:

— Можно, сегодня я посижу у вас на коленях…

Сказанное не было ни вопросом, ни просьбой, а лишь констатацией факта.

С первого раза уловив стиль, приемлемый в отношениях с этой странной женщиной, я молча отодвинул стул и сел поглубже.

Эшли оказалась тяжелее, нежели я ожидал; тело ее воспринималось неживым: от нее, как от мертвой, тянуло холодом. Казалось, я усадил на колени уже остывший, но еще не окоченевший — или уже расслабившийся, что было одинаково неприятным — труп. Оживший и заговоривший, но неживой.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 25
печатная A5
от 238