электронная
180
печатная A5
368
18+
Инквизитор

Бесплатный фрагмент - Инквизитор

Новый мир меча и магии

Объем:
136 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-7952-3
электронная
от 180
печатная A5
от 368

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Часть первая

Глава 1

Похоже, я попал прямо на вечеринку. Шесть угрюмого вида мужиков окружили худенькую девочку-подростка, исподлобья разглядывающую своих соплеменников. Один из косматых страхолюдин пробовал остроту клинка. Видать, девчушку в расход списали. У них это быстро. Оборотни, твою дивизию. Я бы и не вмешивался, но интересно стало.

— Здорово, — говорю, — Псы!

Ух, как они взвились! Для них же это оскорбление страшное. Они ж себя волками считают. Хотя, по моему, никакой разницы нет совсем. Те же лапы, тот же хвост. Те же блохи. Короче, отряд собачьих, или как там правильно?

А я на них иду спокойненько и в ухе ковыряюсь. Оборотням самое главное страх свой не показать. А то перекинутся моментально и потом уже никакие разговоры не помогут — только убивать надо. Быстро и эффективно. Однако перекидываться мужики не торопились. Офанарели, наверное, от наглости. Привыкли давно, что к ним тут почтение и страх все испытывают. Расслабились. Размякли. А потом и меня узнали. Сникли. Один из них бодро просеменил, выдохнул:

— Почтение имеем, лорд э-э-э?

— Вэллум, — радостно подсказываю я.

— Ага, лорд Вэллум. Мы тут девчушку того… по совету старейшин, значит, кончать будем. С Вашего позволения, — и улыбается заискивающе. Помнят, значит, подлецы, как я им тут лет десять назад кровь пускал.

— А за что? — спрашиваю.

— За искривление, уважаемый лорд. — мужик сокрушённо покачал головой. — Все в нормальных серых волков перекидываются, а эта белой получается. Клыки больше положенного. Круп ширше, чем у ровесников, и разговаривать может в волчьем обличье. Хоть и плохо, правда. И значит, чтобы породу не портить, решено порешить. От греха, значит, подальше.

— А порешить своего соплеменника не грех? — спрашиваю так, чтобы разговор поддержать. И вдруг понимаю, что мне девочку жалко. Затравленная. Потерянная. Одинокая бесконечно. И решаю скуку свою порадовать, — Ладно, сниму с вас грех, себе девчушку возьму. В коллекцию.

— Как же так, лорд? — цедит перевёртыш, и начинает сутулиться, — Старейшины решили кончать. Вы б не совались не в своё дело!

Меня ситуация даже позабавила:

— Ты что, хам, решил со мной потягаться? — с хрустом разминаю пальцы и замечаю, что остальные оборотни медленно и угрожающе приближаются.

— Серебра-то у Вас с собой нету, — натужно улыбается мужик. — Про Вас много чего говорили из западного племени. И запах передали. Да только мы — восточники — спину ни перед кем гнуть не будем. И если не в своё дело сунетесь — порвём Вас, Ваша милость, на тысячу кусочков. Так что шли бы Вы подобру-поздорову.

Я замедляю время и шагаю к оборотню. Когда заношу руку для удара, вижу как медленно-медленно ползут вверх от удивления кустистые брови. Хрясь! Бью правой в подбородок. Мужик даже и удивиться-то не успел, как следует. Двигаюсь я при желании очень быстро. Для него — неуловимо. Но не менее болезненно. Челюсть я ему сломал однозначно. Ну и в нокаут отправил. Остальные замерли. Они-то тоже не увидели, как я приблизиться и ударить успел. Вроде только беседовали — и бац! Лежит их кореш без движения. А я, естественно, успех закрепляю:

— Вы что, псы, нюх потеряли? — опять замедляю время, подхожу к крайнему и крепко беру его за ухо. И опять я для них из ниоткуда возник. Мужичок взвизгнул и правда по-собачьи, протяжно и жалобно. И от боли, и от страха. — Я вас и без серебра на фарш разделаю. А потом скормлю котам каким-нибудь. Они псинку любят.

Четверо бухаются на колени. Пятый и рад бы был — да я не даю — за ухо крепко держу. Бросаю ухо и подхожу к девочке:

— Тебя как зовут?

— Аванатеста, — девчонка до сих пор ничего понять не может. Ясное дело — уже к смерти приготовилась. И тут на тебе. Непонятный дядя забирает.

— Ладно, пойдём, мне ещё надо в Эмбардо успеть. С тобой долго передвигаться придётся, однако.

Девчушка засеменила рядом:

— Я выносливая. И быстрая. Если надо — перекинусь и от вас не отстану, лорд! — и уже когда отошли подальше от оборотней тихо прошептала, — Спасибо!

Лес перед Эмбардо кишел разбойниками. Две ватаги на нас нападать не стали. Только проводили взглядами из густых зарослей. Мужик и девчушка налегке. Что с них возьмёшь? А вот третья шайка то ли давно никакой добычи не брала, то ли просто душегубцы поразвлекаться решили. Выскочили спереди и сзади. Окружили. Сипят натужно. Жути нагоняют. Старший басит солидно:

— Какие ценности и деньги есть — сюда давайте, — окинул внимательным взглядом меня и девчонку, ткнул в мою сторону руку, — И ты одёжку скидывай. Налегке пойдёшь.

И заржал от собственной шутки. Разбойнички тоже с ним для приличия погоготали немного. И опять сопят. Смотрю, Аванатеста стала с себя тужурку снимать. Перекидываться собирается. А душегубец озадачился. Не поймёт с чего это девчушка вместо меня раздеваться надумала. Я ей «стой» сказал и вперёд шагнул:

— Ты чьих бояр холоп будешь? — спрашиваю у атамана.

— Чего? — задохнулся от ярости бедняга. Ну и кинулся на меня, естественно.

Дубиной машет, что ветряная мельница крыльями. Чуть своему коллеге по ремеслу полбашки не снёс. Я у него дубину выхватил и этой дубиной ему же по черепушке. Чтобы другим неповадно было. Однако, оставшиеся разбойнички предупреждению не вняли, видимо поглупее оборотней оказались, и с яростными воплями на меня накинулись. В количестве восьми тел. Через несколько секунд абсолютно бездыханных. Впрочем, я даже к магии прибегать не стал. Слишком уж никудышными воинами оказались. Перебил голыми руками. И лишь последнего его же мечом проткнул.

— А теперь перекидывайся, — говорю девчушке, — Логово их по следу найдёшь. Там иногда много интересного бывает. И от тебя, опять же, польза.

Аванатеста засмущалась, стала на кустики поглядывать. Видимо, там раздеться хотела, да спросить постеснялась. А я, естественно, промолчал. Пусть здесь раздевается и перекидывается. Нужно же мне увидеть, что за товар я получил нежданно-негаданно. Когда Аванатеста разделась, я удивился первый раз. А девчушка-то, оказывается, не совсем и малышка. Если на человеческий лад — то лет шестнадцать, как минимум. Уже хорошо сформирована. И сиськи размера третьего. Это под одеждой безразмерной маленькой кажется. Да ещё и чумазая вся. Когда волколачка перекинулась, то я удивился повторно. Ого! Ей меньше секунды хватило! Вот почему совет старейшин её убрать надумал. Совет пляшет под дудку вождя, а тому такой сильный конкурент на фиг не нужен. Подрастёт — проблемы возникнут. Потому как обычные оборотни полминуты точно перекидываются. Вождь — секунд двадцать. Что, естественно, даёт огромное преимущество при поединках. Пока обычный оборотень перекидывается — вождь уже готов и соперника кушать начинает. Вот и нет желающих в круг власти вождя вызывать. А девчушка сможет схарчить вождя вообще до того, как он успеет трансформироваться начать. А так как у волколаков вождями могут стать как мужчины, так и женщины, понятна озабоченность вождя и его совета.

Белая сучка легко трусила передо мной по лесу и водила носом из стороны в сторону. Логово разбойников я, конечно, и сам мог бы отыскать. Наверное. Но очень уж не хотелось лишние телодвижения выполнять. Да и Аванатесте нужно показать, что она не обуза, а полноправный член команды. Тем более, у меня на её счёт уже кое-какие мысли появились. В моём ремесле волколак никак не помешает.

Схрон разбойничий мы быстро нашли. Живописное место душегубцы для своей базы приглядели. Симпатичная пещерка, спрятанная в зарослях на берегу ручья. И всего двое охранников. Одного Аванатеста сразу уработала. Второго я. После чего к осмотру пещеры приступили.

— Перекидывайся! — велел я волколаку.

— Отвернитешь, пжжалшта, — сучка опустила морду к самой земле.

— Перебьёшься, — усмехнулся я, — Привыкай. Нам вместе работать много предстоит, так что церемонии между нами ни к чему.

Когда Аванатеста перекинулась, и стояла, пытаясь руками закрыть сразу все свои интимные места разом, я добавил:

— И вообще, звать я тебя буду Ава. Тебе больше подходит. Да и мне язык не ломать.

— Хорошо, господин, — покорно ответила девчонка. Однако глаза её сверкнули зло и непримиримо. Ещё бы. Чем короче имя у оборотня, тем меньше его статус. А уменьшение имени инонародцами — так вообще оскорбление. Ничего. Привыкнет и перетопчется. Не таких обламывали. Мне нужен исполнитель, чётко выполняющий приказы, а не кисейная барышня, с которой всякие политесы разводить надо.

В пещере добра было навалом. Правда, путёвых вещей — кот наплакал. Пара клинков неплохих, серебряное ожерелье, да десятка два золотых и серебряных колец. Ну и тряпья всякого — навалом. Одежду, кстати, пришлось осмотреть в первую очередь. Авину дерюжку я прямо на дороге выбросил. Не пристало меня оборванке сопровождать.

Выбрал я волколачке платье по размеру, однако Ава упёрлась. Попросила штаны и рубаху. Я тоже упёрся.

— Из платья ты сразу выскочишь. А из штанов? Ты как, радость моя блохатая, перекидываться собираешься? В штанах? Поверь мне, на тебе в волчьем обличье штаники будут комично смотреться, и вместо того, чтобы страх — ты смех людям внушать будешь. Хотя, — я задумчиво посмотрел на багровеющую девчонку, — Смерть от хохота — тоже сме…

Договорить я не успел. Ава, моментально перекинувшись, бросилась на меня. Пришлось отойти в сторону и треснуть её по загривку. Сучка жалобно взвизгнула, несколько раз перевернулась, однако резво вскочила и опять прыгнула. Пришлось повторить нехитрый приём. Шесть раз пришлось повторить, пока волколачка не убедилась, что попытки её тщетны. Остановилась, клыки оскалила. Бока ходуном ходят, как меха гармошки. Рычит злобно:

— Вшё равно дошштану!

Ну я объяснил ей популярно, что она достать у меня может, причём, не нагибаясь. Опять кинулась. Ну тут уже я её посильнее приложил. Так, чтобы контроль потеряла. Что, в общем-то, и случилось. Так что на землю Ава уже девчонкой приземлилась. А я взял серебряное ожерелье и задумчиво на волколачку посмотрел.

— Может, тебе это ожерельице на шейку надеть? Красивая вещица!

Из красной Ава сразу стала бледной. Хотя чего пугаться? В человеческой ипостаси волколаки серебра не боятся. Оно их разъедает, только когда они в волков превращаются. Хотя, может, Ава и не знает об этом. Привыкли оборотни серебро избегать всегда и везде. От греха подальше.

— Прости меня… господин, — последнее слово Аве далось невероятно трудно. — Я была не права. Но у меня нет блох, и над волколаками не смеются, — почти выкрикнула она.

— Это мне решать, — я положил ожерелье в котомку, — Над кем смеяться. Но если ты этого ещё не поняла, то, может, и зря я тебя спас. Глупые исполнители мне не нужны.

— Я не глупая, — уже совсем тихо произнесла волколачка. — Прости меня.

— Хорошо, — я достал сигарету и закурил, — Бегом к ручью! Помоешься — и оденешь платье, которое я тебе выбрал. Потом, в городе, купим тебе нормальный гардероб. Трусы там, лифчики всякие.

— Что всякое? — волколачка подозрительно на меня посмотрела.

— Потом объясню, — я внимательно рассмотрел упругую грудь девушки. — Хотя, оно тебе, может, и не понадобится.

Отмывшаяся Ава предстала передо мной совсем в ином ракурсе. Высокая, грациозная. Талия не то, чтобы узкая, но есть. Бёдра шикарные. Про грудь вообще молчу. Если добавить сюда полные красиво очерченные губы, большие глаза, немного вздёрнутый носик и копну шикарных чёрных волос — получалось, что экземпляр мне действительно попался хоть куда!

Глава 2

К Эмбардо мы подошли уже под вечер. Что-что, а впечатление вольный город производил. Стены огромные. Узкие бойницы. Глубокий ров, с перекинутым через него мостом. Я знал, что внутри город ещё больше поражает. Дома все сплошняком каменные. И мостовые тоже из камня. Эмбардо город богатый, потому что стоит как раз на пересечении трёх основных торговых путей. А его весенняя и осенняя ярмарки — самые крупные в этом мире. На осеннюю ярмарку я как раз таки и пришёл. Правда, не один, как задумывал, а с волколачкой. Чему, впрочем, ничуть не огорчился. Скука — главный мой враг, а Авочка с этим врагом помогала успешно бороться. Всю дорогу до Эмбардо я то отвешивал ей комплименты, то, наоборот, издевался над её внешность. Соответсвенно и девушка то становилось красной от смущения, то бледной от ярости. Я даже испугался немного за её кровеносные сосуды, однако потом вспомнил о бешеной регенерации волколаков и успокоился.

Рассчитавшись с охранниками у ворот, я вместе с Авой быстро пошёл к знакомому постоялому двору. Его хозяин — Абалум — меня немного знал, потому и комнаты мне всегда предоставлял лучшие. Как, впрочем, и еду. Постоялый двор «У Абалума» был расположен не в самой респектабельной части города, однако содержался в безупречной чистоте. Что, правда, не мешало ежедневным дракам и поножовщине. Только происходили они не в номерах, которые располагались на втором и третьем этажах, а в трактире, расположенном на первом. Если постоялец хотел тишины — он просто заказывал еду в комнату, а выходил через чёрный вход. Таких постояльцев, честно говоря, у Абалума было мало. И я в их число не входил. Потому в сопровождении волколачки гордо вошёл в центральный вход и сразу же прошёл к столику.

— Сначала поедим, — бросил Аве, а потом уже в номера.

— Хорошо, господин. — ответила девушка.

— Не называй меня господином. Моё полное имя Абахавелльсематиус третий, граф Пелосский. Для друзей — Вэл. Для тебя — Вэллум. То, что я граф, здесь упоминать не обязательно. Поняла?

— Да, гос… простите, Вэллум.

— О! уже лучше, — похвалил я её, и повернулся к подошедшей официантке.

— Что вам подать? — любезно спросила она.

— А подай мне, милая, хозяина своего. Почтенного Абалума.

Официантка исчезла, а спустя полминуты возле стола материализовался Абалум. Личность довольно примечательная. С виду — добродушнейший трактирщик, такой, каким его представляет добрая часть человечества — полный, розовощёкий. Однако Абалум только с виду был добродушным. Те, кто был с ним знаком более коротко, прекрасно знали, что трактирщик имел свою банду. Крышевал ближайшие торговые точки. Не брезговал оргаинизацией краж и скупкой краденного. Короче, достойный представитель торговой элиты Эмбардо. С его энергией и изворотливостью через пять-шесть лет Абалум (если, конечно, жив останется) вполне мог купить поместьице и дворянский титул и стать вполне законопослушным господином. К вящей радости своей супруги и пяти дочек.

— Чего изволите, уважаемый Вэллум, — сияя, как начищенный самовар, пропел трактирщик.

— Пожрать что получше, вина и комнаты.

— Сейчас сделаем, — угодливо заулыбался Абалум. — Комнату одну? — и трактирщик стрельнул глазками в сторону отмытой и похорошевшей Авы.

— Ты оглох, что ли, на старости лет? Я же сказал: комнаты! Правда, смежные, — подумав немного, добавил я.

Трактирщик кивнул и пропал. Официантка принесла огромное блюдо с мясом и какими-то овощами. И огромный каравай хлеба. Во второй заход поставила перед нами две тарелки и бокалы. Положила столовые приборы. Правда, приборов этих было всего два — двузубая вилка, немного уступающая размерами крестьянским вилам, и нож, немного уступающий размерами сабле. Вино принёс лично Абалум.

— Если бы ножи у тебя были чуточку поменьше, — проговорил я, задумчиво вертя в руках мини-саблю, — Смотришь — и смертельные исходы при драках в твоём трактире сократились бы.

— Так всё, что имеется у убитого в трактирной драке, — хихикнул Абалум, — Остаётся трактиру в счёт возмещения убытков. Так порешил наш граф, да продлят небеса его годы.

Почти сразу лицо трактирщика стало серьёзным. Разливая нам по бокалам вино, Абалум немного наклонился:

— Вино из лучших запасов, — признался он. — И лучшие комнаты на третьем этаже. И всё это я бы осмелился предложить вам совершенно бесплатно, господин Вэллум. А также достаточно солидную компенсацию, за…

— При Аве говори всё, не бойся, — приказал я, видя, что Абалум опасливо посматривает в её сторону. — Она моя помощница. Заказ есть?

— Есть, — выдохнул успокоено трактирщик. — Надо одного человечка убрать.

— А что твои головорезы? — удивился я.

— Не смогут, — признался Абалум. — Не тот уровень. Тем более, он не совсем человек. То есть, человек, конечно, но ещё и маг.

— Местный?

— Местный, — согласный кивок, — Насел на меня, что просто край!

— А за что? — я отхлебнул вина и расслабленно посмотрел на Аву, вовсю уплетающую уже вторую порцию мяса.

— Да ребятки мои, — поморщился трактирщик, — Племянника его помяли немного. Но без смертоубийства. Ну и цацки забрали. А там какой-то артехак, что ли? Ну маг теперь и подбирается ко мне потихоньку. Вчера Одноглазого забрали маговы люди, видимо, где-то в подвалах держут. Когда Одноглазый расколется — выйдут на бригадира. А от того уже ко мне ниточка прямая. Бригадира бы я убрал, да только и так каждая собака знает, на кого он работает. А с магом бодаться мне не с руки. Не выдюжу, — развёл руками расстроенный Абалум.

— Сколько Одноглазый выдержит?

— Дня четыре-пять, — обрадованно сказал Абалум, — На него защитное заклинание сам верховный маг Куконос ставил. Берёшься?

— Берусь, — кивнул я, — Только завтра. Отдохнуть надо. А ты мне утром полную раскладку по магу принеси и артефакт. Если стоящий — плату с тебя вообще маленькую возьму. Понял?

— Ага, — закивал трактирщик, — Ну я пошёл?

— Иди, — махнул я рукой.

Когда я приступил к еде, Ава уже блаженно откинулась на спинку стула и довольно прищурилась. Долго молчала. Не волчица, а кошка. Когда я поел и стал прихлёбывать действительно неплохое вино, Ава пошевелилась.

— Так ты наёмный убийца? — с уважением спросила меня. Естественно, с уважением. Волколаки этим ремеслом в основном и занимаются. И то только самые лучшие.

— Я? — от удивления я даже поперхнулся, — Нет. Помогаю время от времени проблемы решать. Но это не моё основное ремесло.

— А какое основное? — теперь уже удивление было на лице Авы.

— Будешь хорошо себя вести — когда-нибудь узнаешь. — я встал и повелительно махнул рукой. — Пошли спать.

Услужливая официантка проводила нас на третий этаж и показала комнаты. Действительно лучшие и действительно смежные. Я себе выбрал комнату побольше, Аве оставил поменьше. Быстро разделся, принял ванну и завалился спать. Правда, перед этим поставил магическую защиту на оба номера, и ощутил, что за стеной Ава ждёт меня. И хочет и боится одновременно. Я усмехнулся и провалился в сон.

Глава 3

С утра проснулся от чьего-то взгляда. На стуле сидела Ава и пристально меня разглядывала. Я выругался про себя. На номера защиту поставил, а вот между номерами — забыл. А если бы волколачка решила отомстить за вчерашние унижения? Вот ведь дебил! То ли стареть начал? Однако, слава Богу, всё закончилось нормально. Я потянулся в кровати:

— Позови горничную, пусть завтрак сообразит.

— Хорошо, — ответила девушка, и осталась сидеть.

Спустя пару минут я удивлённо поднял глаза:

— Ты меня что, загипнотизировать хочешь?

— За.. что?

— Ничего. Чего пялишься? Дырку во мне взглядом хочешь прожечь?

— Нет, — Ава отвела взгляд. — Я не владею огненной магией. А почему ты ко мне не пришёл вчера?

— Не хотел. — я резко сел на кровати, — Иди завтрак неси. А то тебя съем.

— Ты ешь волколаков? — Ава опять подняла взгляд. — Потому и брезгуешь ими как… женщинами? Мы ничем в человеческом обличии от женщин не отличаемся.

— Это я уже понял по глупым вопросам. Иди за завтраком, а то мне встать надо и одеться.

— Одевайся, — спокойно ответила волчица. — Нам вместе работать много предстоит, так что церемонии между нами ни к чему.

Я усмехнулся. Быстро учится, однако. Повезло с напарницей. Спокойно встал. Ещё раз потянулся. Взгляд Авы переместился с лица ниже. Когда я усмехнулся вторично, Ава увидела, что я заметил её интерес и густо покраснела. Вскочила и пошла из комнаты. Заклинания работают только на вход, так что вышла из номера она спокойно. Вошла потом тоже — к тому времени все охранные заклятия я снял.

Завтракали мы в молчании. И только когда я закурил, раздался негромкий стук в дверь. Абалум бочком зашёл в комнату и протянул мне свёрток. Я развернул холстину и увидел два шикарных золотых перстня, золотую цепочку с кулоном и стальной браслет. При виде браслета у меня даже дыхание перехватило! Такой удачи я даже не ожидал. В самом начале поисков выйти на след? Удивительно! Я рассчитывал несколько месяцев искать следы, и тут на тебе — подарок.

— Бирюльки можешь себе оставить, — сказал я трактирщику, осторожно взяв браслет, — Хотя, — я немного помолчал, — Дай цепочку Аве, по-моему она на ней неплохо будет смотреться.

— Конечно-конечно, — закивал Абалум, — Может и перстеньки возьмёте?

— Себе оставь. Что там по магу?

— Маг-огневик Оцутис. — трактирщик достал план дома, — Живёт в кузнечном квартале. Двухэтажный дом. Охраны — шесть человек. Два повара, две горничных и лакей. Спальня на втором этаже — вот здесь. Здесь, — Абалум ткнул пальцем, — Мастерская. Тут столовая. Два охранника всегда охраняют вход. Остальные живут на первом этаже. Когда дома сидят, когда по городу слоняются.

— Какой у мага уровень?

— Не знаю, — Абалум сокрушённо развёл руками. — Простым людям про то неведомо. Знаю, что воевал Оцутис. Графом нашим награждён был.

— Ладно, — я махнул рукой. — Сегодня же решу твою проблему. Свободен.

Когда трактирщик вышел, я обернулся к Аве. Показал ей надетый на руку браслет:

— Смотри, девочка, как нам сразу повезло!

— А что это? — волколачка выглядела заинтересованно.

— Браслет концентрации, — я осторожно повертел вещицу вокруг запястья, — Если знаешь, как им пользоваться, то любой выброс магической силы сможешь сконцентрировать в узкий лучик. Такое заклинание очень трудно остановить. Теперь осталось найти умельца, который делает такие поделки. И если это Оцутис, — я довольно улыбнулся, — Мы сразу двух зайцев одним выстрелом убьём.

— Зачем? — удивилась девушка.

— Что, зачем?

— Зачем одним выстрелом двух зайцев убивать?

— За надо! Это выражение такое образное. Потом объясню. Пошли навестим мага, а потом в торговые лавки. Может, тебе чего из одежды прикупим.

Когда мы уже подходили к дому Оцутиса, Ава внезапно спросила:

— А если этот маг сильнее тебя окажется?

— Вряд ли.

— А вдруг?

— Так, — рассердился я, — Хватит глупые вопросы задавать. Станешь здесь на шухере, а я в дом пошёл.

— А где он?

— Кто? Дом? Вот он! — я ткнул пальцем в каменный особняк.

— Да нет, — девушка мотнула головой, — Шухер этот, на который стать надо?

— Не бей голову, ты уже на нём, — хмыкнул я и постучал в массивную дверь.

Глухо стукнуло открываемое дверное окошечко, и в его проёме появилась лохматая голова охранника.

— По какому делу? — негостеприимно поинтересовался субъект.

— По важному, — успокоил его я. — К хозяину веди!

— Хозяин абы кого не принимает. — охранник чуть отодвинулся, — Как доложить?

— Скажи, по браслету концентрации сведения есть.

Окошко захлопнулось, однако уже через минуту отворилась дверь.

— Входите, господин… э?

— Не парься, всё равно не запомнишь, — похлопал я охранника по плечу. — Веди куда надо.

Мы бодро потопали по дому в направлении мастерской. У её двери охранник остановился, поскрёбся и, просунув голову в дверь просипел:

— Хозяин, я привёл!

— Входите! — раздался скрипучий голос.

Видимо, приглашение предназначалось только мне, так как охранник отступил в сторону и сделал приглашающий жест. Я шагнул в мастерскую и с интересом уставился на её хозяина. Маг-огневик оказался темноволосым мужчиной среднего возраста, среднего роста и среднего телосложения. Вообще непримечательная личность. Да ещё и голос противный.

— С кем имею честь познакомиться? — поинтересовался Оцутис.

— Пока ты такой чести не имеешь, — я мило улыбнулся, — Однако если честно ответишь на мои вопросы, такая возможность тебе представится.

— Ты что, мне в моём доме угрожать осмеливаешься? — у мага аж дыхание перехватило, — В средоточии моей силы? Да я тебя размажу!

Ох уж этот провинциальный пафос! Нахватаются магических вершков и думают, что Бога за бороду ухватили. Я порывом ветра впечатал Оцутиса в стенку. Потом спеленал его силовыми линиями. Посмотрев некоторое время на тщетные попытки вырваться, поинтересовался:

— Не получается?

— Я тебя уничтожу! — у огневика аж вены на лбу вылезли. — Освободи мне руки, маг, и я разделаюсь с тобой в честном поединке.

— Так ты рукоблуд? — радостно оскалился я, — без рук и колдовать не умеешь? А какие жесты у тебя самые любимые? Хотя, можешь не отвечать — и так понятно.

Через несколько минут Оцутис трепыхаться перестал и обречённо обвис на силовых путах.

— Что тебе надо?

— О! Это уже разговор. Откуда браслетик?

— Тебя это не касается! Если ты настолько туп, что посмел напасть на мага из гильдии — тебе всё равно эти знания не пригодятся!

— Да что вы все такие тупые? — изумился я, подходя вплотную к огневику — Хоть какое бы разнообразие было.

Потом надавил Оцутису на болевую точку за ухом. Ох, как он заверещал! От магических пыток любой мало-мальский маг себя в первую очередь защищает. И можно его магией даже несколько недель продавливать, чтобы защиту сокрушить и боль вызвать, но при этом не убить, не дай Боже. А о простом физическом воздействии забывают напрочь. Хотя оно тоже не менее действенное. В чём я и убедился лишний раз. После вторичной процедуры Оцутис запел соловьём. Оказывается, артефактом его одарил другой маг-огневик Вистус. По словам Оцутиса — сильный и беспощадный. Который меня презренного в порошок сотрёт за полсекунды. И по ветру развеет. Ну и много чего ещё. Откуда артефакт у Вистуса, Оцутис не знает. Где Вистус проживает — тоже. Однако огневик каждый раз приезжает на ярмарку. Должен быть и в этот раз. Уже со дня на день, так как ярмарка через неделю начинается.

Пока Оцутис кололся, я прохаживался по лаборатории и с интересом рассматривал всякие магические предметы. Слабенькая, надо сказать, лаборатория, как и сам Оцутис, впрочем. Делал маг никчёмные огненные камни, которые кузнецы в горн любили класть. Нормальный камень, сделанный сильным магом, мог несколько десятилетий огромную температуру в горне держать. А оцутисовы камешки максимум пару недель могли продержаться. Напаивал Оцутис и клинки огнём. Тоже, между прочим, как попало. Дерево или кожу такое оружие ещё бы прожгло, а вот железный доспех бы не проплавило. Да и хватило бы оцутисового заклятия на два-три удара, а не на сотню добрых выпадов, от которых плавится сталь и трескаются камни. Короче, кустарь!

Когда Оцутис выдохся, я сгрёб с верстака всякий хлам и стал рисовать пентаграмму. Вызвать полноценного элементаля огня сразу не получится, а вот безмозглую саламандру — это пожалуйста. Тем более, саламандра продержится в этом мире минут пять максимум. Всё сожжёт и исчезнет. И следов никаких обнаружить после саламандры не получится. А что может быть более правдоподобным, чем разбушевавшаяся в доме мага-огневика огненная стихия? Ну не расчитал волшебник своих сил и вызвал заклинание, с которым справиться не смог. Итог плачевен, но предсказуем. Правильно? А то!

Пока я рисовал, Оцутис с тревогой смотрел за моими манипуляциями.

— Что ты делаешь?

— Подчищаю за собой.

— Как? Что?! — огневик сорвался на крик.

— Как? — я завершил последний штрих, — Саламандру вызываю. Тебе, надеюсь, не надо объяснять кто, вернее, что это?

— Это невозможно. Это не смог сделать даже верховный маг!

— ВАШ верховный маг! — я активизировал магический таймер, — Потому-то нам и интересно откуда у вас взялись настолько мощные артефакты.

— Так ты инквизитор? — глаза у Оцутиса выпучились, — Я думал — это только миф!

— Я предпочитаю называть себя чистильщиком. А в остальном ты прав полностью, — я опять мило улыбнулся, — Я самый настоящий миф. Так что расслабься и получай удовольствие от сказки.

Спокойно выйдя из лаборатории, я прошёл ко входу.

— Хозяин потребовал его не беспокоить полчаса. Какие-то опыты проводит.

Охранник понятливо кивнул. Дело привычное. Внутрь не сунется. А защитный полог, который сам Оцутис и установил, не даст никаким звукам вырваться. Да и саламандру не выпустит. Заклинание я проверил. На чём на чём, но на сосбственной безопасности маг не экономил. Ну и флаг ему в руки и саламандру навстречу. А мне мне бы навстречу Вистуса.

Я вышел на улицу, взял Аву под руку и повёл её в сторону рынка. Уже когда заворачивал за угол дома, услышал дикие крики и громкий хлопок — это сложилось защитное заклинание после того, как в лаборатории полностью выгорел воздух. Саламандра работу закончила. Я тоже. Однако одно небольшое дело осталось. Я остановился и подозвал жестом угрюмого мужичка, который следовал за нами от самого постоялого двора:

— Скажи Абалуму — дело сделано. Понял?

Мужичок понятливо кивнул и засеменил в противоположном направлении.

Глава 4

В торговых лавках был, что называется, дым коромыслом. Сначала я прошёлся по оружейным рядам, однако стоящего ничего не увидел. Оно и неудивительно. Ярмарка только через неделю, торговцы лучший товар только перед самой ярмаркой выкладывать начнут. Однако в одёжном ряду выбрать было что. Чем мы с Авой и занялись. Я подобрал ей несколько платьев. Два — скромные, закрытые, а четыре платья — с глубокими декольте. Раз есть чем похвастаться — пусть носит. До кучи докупил туфельки, сандалии и несколько платков каких-то. Хорошо хоть торговцы в моде разбирались и давали консультацию. Пару раз, правда, пытались обмануть, но ложь я чувствую сразу, потому попытки такие пресёк на корню. А когда упомянул, что маг — вообще вопросы все снялись. Даже скидки неплохие получил. Люблю пользоваться служебным положением. Ава хоть и волколачка, однако всё равно женщина, потому ей обновки понравились. Наверное. Я у неё не спрашивал, естественно, а она молчала преимущественно. В магазинчик нижнего белья Аву я отправил одну. Там она проторчала почти целый час и вышла оттуда вся пунцовая, но при этом довольная. Я ей сразу же предложил пойти и обмыть покупки. Волколачка молча кивнула и мы завалились с ней в большой трактир на площади.

Когда приговорили первую бутылку вина, я начал разговор:

— Ава, теперь поговорим о твоей дальнейшей судьбе. Чем хочешь заняться?

— Я не знаю, — девушка отхлебнула вина.

— Делать тебе на Родине нечего. Так?

Ава кивнула.

— Тебя ничего здесь не держит?

— Нет.

— Тогда я могу предложить тебе работу. Я тебя насильно не держу, и ничего против твоей воли заставлять делать не хочу. Хотя мог бы. Но мне нужен помощник добровольный. Поэтому если захочешь работать со мной — милости прошу.

— Я согласна, — Ава пристально на меня посмотрела.

— Я рад. А в чём работа будет заключаться не хочешь узнать?

— Хочу.

— Будешь выполнять все мои требования. Может, придётся убивать людей. Кстати, ты оружием умеешь пользоваться?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 368