электронная
252
печатная A5
509
18+
Империя Ветров: Огнем и мечом

Бесплатный фрагмент - Империя Ветров: Огнем и мечом

Объем:
276 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-1658-4
электронная
от 252
печатная A5
от 509

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Часть 1. Наследники

Глава 1

Беготня меня начинала раздражать. Бегали в замке все, не исключая и моих мужей. Они последнее время совсем с ума посходили! То накормить стараются, то уложить в постель, а кланом кто править будет? Решили сделать из меня наседку? Приходилось подвязывать живот, чтобы не сильно растянулся. Так советовала Райена.

Она после смерти Мики стала совсем тихой. Улыбка ее стала редким явлением, но к нам она приходила с радостью для моего осмотра. Вернее, моего живота, который в последнее время стал очень большим. Я была похожа на беременный карандаш. А вот сегодня у меня на рассвете начала болеть поясница. Терла ее ладонями, но тянущая боль не проходила. Кое-как поднялась с постели, стараясь не разбудить мужей. Походила по коридору. Там меня и заметил Шемус.

— Леди нездоровится? — глаза его смотрели на меня с беспокойством.

— Ничего страшного, Шемус, — успокоила я слугу. — Просто поясницу тянет, — и снова потерла тянущее место.

— Сейчас позову вашу служанку, а вам лучше полежать.

— Почему?

— Такое бывает перед появлением малыша, леди, — Шемус довольно улыбался.

— Зовите служанку, но лежать мне некогда. Скажите Карилле, что я буду ждать ее в кабинете, — крикнула, спускаясь со второго этажа.

Оперевшись на столешницу было удобней стоять. Так внутри меня в районе поясницы боль успокаивалась и не досаждала мне. Надо было написать письмо в отдаленную область наместнику. Он говорил, что некоторые дальние племена орков часто разоряют их поля. Пришла служанка и встала соляным столбом в ожидании приказания.

— Карилла, принеси мне, пожалуйста, попить холодной воды, что-то жажда замучила, — служанка метнулась, одна нога здесь, другая, там и уже стояла со стаканом воды. С жадностью выпила воду, хотя просто сырую воду пить не любила. Странные метаморфозы происходят с моим организмом.

— Карила! — кликнула я ее.

Девушка подбежала с испуганными глазами.

— Что, леди?

— Тянет снизу… Райена! — закричала во все горло.

В кабинете взметнулся вихрь, и появилась встревоженная травница.

— Что? Как ты? — обеспокоенно спрашивала она.

— Низ живота тянет, — поморщилась, обеими ладонями поддерживая живот снизу.

— Где мужья?

— Спят. Не стала их будить. Мне надо было письмо наместнику написать… Ох…

— Ребенок появляется на свет, а она письма писать собралась! — Райена хлопнула себя по бедрам. — Раш! Золтан! Быстро в кабинет!

Через пару минут в кабинете появились мои мужья в нижних бриджах с заспанными глазами. Картина «Поднять подняли, разбудить забыли!»

— Что, Райена? — они старались понять, что же все-таки произошло?

— Вы, почему за женой так плохо смотрите? У нее схватки, а она письма наместникам пишет! — отчитывала она ветра и дракона, как нашкодивших мальчишек.

— Как схватки? — это Золтан.

— Какие схватки? — это Раш.

— Детей делать научились, а как они рождаются, вас еще учить надо? У-у-у-у-у! — продолжала отчитывать моих мужей профессор. — Быстро помогите ей подняться по лестнице и на кровать и надо подогреть воду.

— Сколько воды надо греть? — испуганно спросила Карилла.

— Кастрюлю большую поставь на огонь. Пусть греется, — служанка убежала.

Мужья хотели подхватить меня под руки, но я отказывалась от их помощи.

— Я что, больная? Сама дойду! Ой! Не трогайте меня! — отталкивала их руки.

— Ну и жена вам досталась! — Райена закатила глаза. — Просто смотрите, чтобы она не упала! — говорила она.

— Не дождетесь! — Хрипела снова от нарастающей боли и усаживалась на ступени.

Да сколько же их? Когда боль отпускала, я снова продолжала восхождение почти на четвереньках. Наконец дотащилась до спальни. Мне предупредительно открыли дверь. На кровати сменили белье и на мне тоже. Водрузили меня на наше лежбище. Райена выгнала мужей, оставаясь со мной вдвоем. Мне снова стало плохо. Я схватилась за живот, но стонать не стала.

«Сама хотела ребенка — получай все радости с его рождением!» — говорила сама себе.

От Золтана вен Ойделна

Рано утром мы услышали, лопающий перепонки, надрывный крик Райены и приказ явиться в кабинет. Я растолкал Раша и мы, не успев одеться, ворвались в кабинет Серафимы. Удивленно-изумленная травница объяснила, что наша сумасшедшая женушка со схватками решила писать письма наместникам.

Это только она так может! Служанка старалась не смотреть на нас, но у нее плохо получалось. Любопытство никто не отменял в любом мире! Серафиму надо было проводить в спальню и уложить в постель. Служанка быстро поставила воду на огонь, и побежала менять постельное белье.

Серафима отказалась от нашей помощи. Сама заползала на ступени, кляня их количество. Через каждые три-четыре ступеньки, она садилась и принималась охать. Потом снова ползла. Кое-как она добралась до спальни. Мы помогли ей переодеться в другую ночную рубашку, и она улеглась в постель. Райена выгнала нас из комнаты и осталась с нашей женой вдвоем.

Мы вызвали всех наших родственников и друзей в замок. Фабиус, заметно нервничая, принял всех на кухне. Китти рвалась к подруге, но мы ее отговаривали. Ей тоже недолго осталось носить ребенка, мы побоялись, что насмотревшись, она сама родит раньше времени. Фабиус поставил перед ней графин с персиковым соком и налил в стакан. Только Халди молчал и ни с кем не разговаривал. Нервничал. Через час прибыли Лиля и …Нериус! Девушка забежала с криком:

— Где Симка? — оглядела всех.

— Не волнуйся, Лиля, — старался я ее успокоить и подал ей бокал с вином.

Она выпила залпом. Налил еще. Из второго бокала она только пригубила.

— Она что, одна? — не унималась Лиля.

— С ней Райена, — успокоил ее Раш.

— Уф! — Лиля еще раз изобразила ежика и успокоилась.

— Нер, а где вы с Лилей встретились? — мне это показалось подозрительным, но с улыбкой спросил, и на них уставились все, ожидая ответа.

— Где мы встретились? — переспросил Нериус дир Шиттер и по белому лицу пошли красные пятна. — Мы встретились, Золти, у нее дома. Лили мне разрешила иногда к ней прибывать.

— Нериус, ты ухаживаешь за Лили? — Спросил Раш.

— Лили не против моих ухаживаний, — и лицо девушки расцвело, как маков цвет.

— Уже два месяца…, — девушка потупилась.

— Вот это конспирация! — воскликнула, смеясь, Китти.

— Молодец, Нер! Поздравляем, Лили! — мы принялись поздравлять его и Лили.

— У Серафимы не может быть плохих подруг, — подтвердил Тентар и обнял, сидящую за длинным столом, жену.

— Не опоздал?! — в кухню ворвался Пэт.

— Пока нет, — успокоил я брата. — Ждем. Словно сам рожаю, — вырвалось у меня и, тут же, встретил похожий взгляд Раша.

— Точно…

— Вас у меня было четверо и, каждый раз, я так же нервничал, — высказался Тентар. — И скоро у меня снова предстоит нервное время, — он нежно посмотрел на Китти.

— Ал… Серафима не говорила вам, кто у Китти в животике? — Лили с нежной грустью посмотрела на живот подруги.

— Я предлагал, но Китти не захотела знать, — ответил за жену Тентар. — Хочет сюрприза.

— Мне бы тоже хотелось такого сюрприза… — Лили прерывисто вздохнула, глядя в пол.

Все опять уставились на Нериуса. Никогда в жизни не видел, чтобы он так быстро и растерянно моргал глазами. Потом приложил палец к губам: «Тихо!». Мы, словно банда заговорщиков, посмотрев на Лили, понятливо кивнули.

Схватки начали учащаться и вскоре начало тянуть изнутри. Я закрывала глаза, чтобы не кричать. Райена старалась мне помочь и втирала мне в живот какую-то настойку. Вдруг потуги стали такими, что казалось, сейчас вывернусь наизнанку.

— А-а-а! — не выдержала и закричала.

— Ребенок пошел! — кричала мне травница. — Делай то, что скажу. Тужься! — тужилась и у меня все расходилось внутри и снаружи. — Остановись! — успокаивалась, недолго отдыхая. Потом снова меня выворачивало и я тужилась. — Головка пошла! Тужься! — старалась, пока не почувствовала, что из меня что-то вышло и живот резко опустился вниз. — Мальчик! Серафима! У тебя, мальчик!

Райена положила рядом со мной белый сверток, Маленькое смуглое личико поморщилось и ребенок засопел. Когда в спальне все было прибрано, Райена вышла на площадку второго этажа и громко крикнула:

— У нас родился мальчик!!!

Через минуту у моей кровати стояли мои родные и друзья. Последними из гостей прибыли Отилия, княгиня Северного клана, и ее сестра Велисия. Все принесли подарки для меня и для малыша. На него все смотрели, улыбка умиления не сходила с их губ. Золтан и Раш по очереди держали нашего сына и целовали то маленький носик, то лобик. Тентар очень трепетно держал внука на руках и посматривал на жену. Она тоже подержала сверточек. Халди нежно прижал к груди нашего сына и положил рядом со мной. Так наш малыш обошел всех, кто сегодня ждал и радовался его появлению. Райена попросила всех выйти, потому, что мне надо отдохнуть. Все поняли и удалились. Она мне еще многое рассказала, как надо обходиться с младенцем, а потом и сама удалилась.

От Гррашшана лир Шеррада

Это не жена, а чистое наказание! Райена приказала ей лежать неделю и только по истечении этого времени можно подниматься, но она смогла вылежать только три дня, да и то со скандалами! Ей надо самой ухаживать за Рафаэлем. Счастье, что малыш еще не знает, какая у него сумасшедшая мать! Свихнулся бы от ее деятельности. Золтан уже говорил, что он справится с бумагами, которые пришли из областей, городского аппарата, но Серафима лишь отвечала, что ему полностью доверяет, но должна знать, что в клане творится.

Пока мы не видели, она срывалась, быстро покормив сына, и вместе с ним летела в кабинет. Одно счастье, что Рафаэль спал спокойно и не мешал мамочке заниматься делами клана. Золтан улетел на дольние границы разбираться с наместниками и решать на месте накопившиеся вопросы. Как только он прилетит, я полечу в другую сторону, выяснять тоже самое. Зачем Серафиме первые и вторые министры, когда есть мы? Нам совершенно незачем прятать что-то от самих себя.

Райена уже махнула на нее рукой и лишь изредка спрашивала о ее самочувствии. Вчера разговаривал с Золтаном и откровенно жаловался на нашу жену! Дошел! Я очень жалел о гибели родителей Серафимы, хотя и ее мама не смогла бы повлиять на дочку. Кто на нее вообще может повлиять!

От Серафимы кер Лирин вен Ойделн лир Шеррад

Когда встал вопрос о выборе имени, мне словно кто-то подсказал. Потом начала выискивать значение и не поверила — Бог Мечей и Целительства. Частенько, глядя на сына, представляла, как он сражается против врагов. Мне становилось не по себе. Теплые ладони осторожно легли мне на плечи. Я знала, кто это.

— Прилетел? — так приятно откинуться спиной на грудь ветру.

— Угу, — поцеловал он за ухом. — И ужасно соскучился…

— Раша видел?

— Нет еще, но он мне на тебя жаловался постоянно, — Золтан усадил меня к себе на колени. — Ты почему его так доводишь?

— Я никого не довожу, но он со мной возится, как с ребенком! — возмущению не было предела.

— Ты и есть — ребенок, только взрослый! — не унимался Золтан.

— Ты прилетел разбор полетов устраивать? Раш жаловался, так с ним и разбирайся! — Мне было уже не до шуток, и я слетела с таких приятных колен.

— Так он же тебе добра хочет! — почти срывался на крик Золтан.

Сделала пасс рукой, делая полог тишины над сыном.

— Я сама знаю, чего хочу! Мне надо иногда заниматься делами, а это требует некоторого времени! Рафаэль со мной! Чего еще-то надо? — бросала гневные взгляды на мужа.

На крики в кабинет влетел перепуганный Раш.

— Вы что? Совсем с ума сошли? — накинулся он на нас. — Сын спит, а они разборки устроили!

— На Рафе полог тишины, а тебе незачем было жаловаться Золтану на меня! — началась раздача подарков.

— Но, Райена…

— Я благодарна Райене, за все, что она сделала и делает для меня и Рафа, но нельзя же меня насильно держать в кровати! И так три дня лежала! Ну, не могу просто так валяться в постели, когда…

— …ждут великие дела? — перебил меня Раш и договорил за меня. — Милая, — его голос старался мурлыкать, — ты пойми, что для тебя сейчас нет более великого дела, чем вырастить нашего сына.

— Мальчики, — я нехорошо прищурила глаза, — вы что, решили из меня квочку сделать? У сына есть все необходимое. Ему многое и не нужно в трехдневном возрасте. Я слежу за ним постоянно. Он всегда сыт и сух. Меня никто не спрашивал, когда вручали мне страну, а вы сказали, что станете мне помогать.

— Симочка, мы и так тебе во всем помогаем, — успокаивал меня Золтан. — Мы стараемся снять с тебя многие проблемы.

— Я вам благодарна, — начинала немного успокаиваться. — Но решения должна принимать сама. Вы же мои лучшие советчики.

— Так и должно быть. Мы нисколько не в обиде, что являемся просто твоими мужьями, — вещал Раш. — Ты — глава клана. Просто после родов хотим, чтобы ты скорее поправилась… Окрепла.

— Знаете, я иногда устаю от сидения дома, — крепко обняла Золтана за талию.

— Приключений не хватает? — словно маленькую, Раш погладил меня по голове и прижался к моей спине. — Так они просто тебя жалеют, дурочка, ты наша высокопоставленная, — он тихонько засмеялся мне в макушку.

— Застоялась за несколько месяцев, наша огненная Муха, — погладил меня по волосам Золтан. — Вот и бесится.

— Надо что-то с этим решать… — вздохнул Раш.

— Скоро поедем в гости к отцу и Китти, — усмехнулся ветер. — У них тоже вот-вот родится малыш. И начнется другая жизнь, которую подчиняют себе наши дети.

— Да-а. Вы, старше, — с обидой глянула каждому в глаза. — Мудрее, а я…

— Ты у нас самая мудрая, — поцеловал меня в висок дракон. — С нами ругаешься, а на Рафа полог тишины навесила. Правильно.

В кабинет постучались, и вошел Шемус.

— Обед будет через четверть часа, леди… лорды… — и с коротким поклоном вышел.

— Пойдем, а то Фабиус обидится, — оба мужа потащили меня в столовую.

— Подождите! — остановила я их. — Надо Кариллу позвать, чтобы она Рафа унесла в спальню.

Карилла, как я просила, унесла малыша в спальню и осталась с ним, пока я не приду. Обед у Фабиуса, как всегда на высоте. Он уже многое научился готовить из земных блюд. Принесла из квартиры родителей кучу всяких поваренных книг и записей. Мне нравилось, что у нас было полное взаимопонимание и дружеские отношения. Однако, при всем моем замечательном к нему отношении, он не забывал и субординации и не заходил дальше положенного.

Ментальный крик Тентара застал нас врасплох:

«Серафима, Золтан, Раш! Китти рожает!»

Мы быстро переоделись и рванули в южный замок, прихватив с собой Рафа.

В общей зале обеспокоенно расхаживали в разных направлениях, чтобы не столкнуться, Пэт, Кадриан и Тентар. Увидев нас с малышом, он кинулся ко мне.

— Сима, у нее только что начались роды… С ней Райена…

— Тогда нечего беспокоиться, — как могла, старалась успокоить Тентара.

«Райена, мне подняться?» — послала ментальный вопрос травнице.

«Поднимайся!» — голос профессора был тревожный.

— Я пошла помогать Райене, а вы ждите нас здесь! — шутливо приказала мужьям и вручила им самое дорогое — Рафаэля, а сама влетела по лестнице.

Китти была в тяжелом состоянии. Ребенок шел ножками. Китти тужилась, но у ребенка не получилось родиться. Она кричала от боли. Райена снова втирала ей в живот что-то и боль затихала.

— Ты сможешь перевернуть малыша в животе? — Райена отрицательно покачала головой.

Я тоже не умела. Взяла в свои ладони холодеющие пальцы подруги, закрыла глаза и начала говорить, как мантру, на сензаре. Говорила осмысленно. Память рода позволила мне вспомнить язык. Покачиваясь в такт словам, повторяла и повторяла. Громче и громче. Представляла малыша в животе у Китти и мысленно старалась показать ему, как надо появиться на свет.

Китти истошно закричала. Она схватилась за живот и выпучила от боли глаза. Живот заходил ходуном. Мы поняли, что ребенок поворачивался. Стало легче от того, что теперь можно будет действовать, как обычно. Я вливала в подругу силы, которые ей сейчас были необходимы. Она снова закричала и Райена сказала, что появилась головка ребенка. Через десять минут Китти услышала голос своего малыша.

— Катюшка, у тебя дочка родилась! — закричала я, обнимая подругу.

Измученная тяжелыми родами, Китти, устало улыбнулась, и две слезинки скатились у нее — она сделала это. С нашей помощью у Тентара и Китти родилась маленькая дочка.

Райена снова выскочила на площадку второго этажа и крикнула:

— Девочка! Тентар, у вас родилась дочь! — и убежала.

Все хотели ворваться в спальню, но мы их не пустили. Кроме мужа Китти. Он первый взял на руки замотанный комочек и любовно оглядел дочь. Это была первая дочь у бывшего вождя Южного клана. Он с благодарностью, посмотрел на жену, подошел и поцеловал ее.

— Спасибо, родная, за дочку, — а сам не мог оторвать взгляда от маленького личика.

— Все! — скомандовала Райена, забирая ребенка у отца. — Вы еще налюбуетесь на дочку, а пока маму надо привести в порядок. — Тентар, нехотя, покинул спальню.

Мы привели в порядок Китти, Переодели ее, прибрали кровать после родов и уложили Китти и малышку. Я подлечила ее, чтобы не было сложностей с рождением последующих детей. Почему-то мне казалось, что это не последний ребенок у них. Наконец, мы разрешили зайти всем, кто прибыл поздравить молодых родителей.

Через минуту в спальне некуда яблоку было упасть! Все осторожно старались подержать малышку. У сыновей Тентара появилась первая сестренка! Было интересно смотреть на Золтана, у которого на одной руке лежал его сын, а на другую ему положили маленькую сестру. Он блаженно улыбался, глядя то на одного, то на другого малыша, а потом перевел взгляд на меня. Я так хорошо поняла его немую просьбу, что дыхание перехватило!

«Не-ет!» — покачала головой, сделав страшное лицо.

Взгляд одного мужа перехватил второй и многозначительно заулыбался во весь рот. Ему тоже отрицательно покачала головой. Еще от одного ребенка отойти не смогла, а они намекают на второго! Надо этого на ножки поставить, а потом думать про второго. Петриэл долго держал малышку на руках и что-то говорил ей, а она только зевала и морщила личико. Передал сестру Кадриану, а сам подхватил Райену за талию, поднял ее и закрутил.

Как ин-те-ре-сно! Все уставились на них, а они смеялись. Райена засмущалась, щеки травницы заалели. Она хлопнула ладошкой по его плечу и отвернулась к окну. Мы все не любопытны, но свербило где-то внутри и требовало объяснения.

— Пэ-э-эт! — протянула я, не сводя с молодого вождя взгляда.

— Райена мне давно нравится! — с улыбкой произнес Пэт то, что хотели все услышать. — Все? Довольны? — с вызовом спросил он.

— Да! — нестройным хором ответили мы.

Травницастала совсем пунцовой и отмахнулась от нас.

— Все вам интересно! — воскликнула она, заикаясь от смущения.

— Не было бы вопросов, так Пэт решил, что они должны быть! — парировала я ей.

— Райена, достойная девушка и, если она даст согласие стать твоей женой, то не стану противиться, — благословил вождя Южного клана отец.

— Я хотел на днях сделать нашему профессору предложение, но раз так, зачем откладывать? — он достал из маленького кармашка на жилете золотой ободок и встал перед девушкой на одно колено. — Райена кен Зайн, согласна ли пройти со мной путь?

Девушка засмущалась еще больше, но кольцо приняла. Пэт поднялся, тряхнул рыжей гривой и обнял ее за плечи. Белокурая головка Райены уткнулась в грудь молодого вождя. Пэт стоял счастливый.

— Поцелуй невесту, брат! — крикнул ему Ри.

Долго упрашивать вождя не пришлось. Он нежно поцеловал Райену и снова обнял. В это время в спальню вошла Лили, сопровождаемая Нериусом.

— Китти, Тентар, — она обняла мужа подруги, потом подошла к кровати. — Поздравляю тебя с… Кто родился?

— Дочка, улыбаясь, — ответила Китти, не отрывая взгляда от свертка, лежащего рядом с подушкой.

— Как назвали?

— Юнона, — ответила Китти.

— «Вечно юная»? А что? Красивое имя для бессмертной девочки, — одобрила я. — Юна… — перестав медитировать с именем новой родственницы, кем она мне приходится, еще не поняла, я перевела глаза на Нериуса. Он все понял сразу.

— Не смотри так на меня! Давно бы просил руки Лили, — шептал он мне на ухо, — но я же бастард, да еще с одним только жалованьем в Академии, — он удручающе пожал плечами.

— Понятно! — серьезно кивнула я и поманила к себе мужей. Они подошли и, как истинная заговорщица, прошептала им: — Нер стесняется просить руки Лили, потому что он бастард безземельный, — я ждала от них ответа. — Предлагаю: дать небольшое имение в несколько деревень недалеко от Ангверры. Это пограничный город и с нашей стороны можно проделать такую сделку.

— Я полностью согласен с тобой, — поцеловал меня в щеку Раш.

— Ты совершенно права, дорогая, — поцелуй от Золтана. — Правильно решила.

— Лили, — начала я, сдерживая улыбку от приятного момента, — как ты относишься к Нериусу?

— В смысле, «как»? — заморгала ресницами подруга.

— В смысле: ты замуж за него пойдешь? — Нериус нервничал, а все остальные ждали ее ответа, словно это они все на ней жениться собрались.

— Так он же не спрашивает…

— Я тебя спрашиваю от его имени. Как глава клана, имела требовать ответа, хоть ты мне только подруга.

— Согласна…

— Нериус, что ты стоишь? Надень своей невесте кольцо! — подтолкнула я профессора.

Нер, такой смелый на занятиях, смущаясь, подошел к Лили и надел ей на пальчик золотой ободок с голубым бриллиантом. Несмелым счастьем засветились глаза девушки. Она смотрела то на колечко, то на высокого, красивого Нериуса, не веря, что ей достался умный и благородный мужчина.

— Я же тебе говорила, что найдем красивого, высокого и умного! — радовалась их счастью. — Нериус, в ближайшее время мы приготовим документы на имение «Ранжесал» и семь окружающих его деревень. Дом пустует уже давно и требует ремонта, но, думаю, вы с этим справитесь. Согласны?

Нериус онемел от неожиданности.

— Княгиня… Вы так великодушны… — еле выговорил он от неожиданности.

— Нер, субординация — это прекрасно, но не здесь же! — пожурила я профессора и погрозила пальцем. — Завтра можете приступать к ремонту. Свадьбу сыграем уже в новом доме.

— Ура! — тихо, чтобы не напугать малышей, прокричали все, и Нер впервые поцеловал невесту…

Следующий июль принимал в свои объятия сына Пэта и Райаны — Клемента и дочь Лили и Нериуса — Ярину.

Глава 2

Алька старалась убежать от преследователей, но они настигали. Она свернула в темную подворотню и оказалась запертой с трех сторон. Прямо на нее двигались две внушительные тени. Понимая, что не выпутаться, девушка решила сопротивляться до последнего. Шкафооборазные личности подходили ближе и ближе. Вот она уже могла рассмотреть их противные лица.

— Ну, что? Не получилось от нас удрать? — один уже схватил Альку за тонкую кисть руки. — Придется тебе, крошка удовлетворить наше любопытство…

— Да, милашка, интересно, что у тебя в брючках спрятано? — подхватил другой и полез под топик ручищами.

Алька принялась отбиваться, но это было равносильно, если бы воробей отбивался от двух коршунов. Она старалась ударить их по ногам, но попытки не увенчались успехом. Треск мотоцикла разорвался эхом в каменном тупике и властным молодым голосом мужчина спросил:

— Вам помочь или сами справитесь с этим воробушком?

— Проезжай мимо, парень, — посоветовал один из амбалов.

Только парень не унимался:

— Мне кажется, что с такой горячей штучкой вам двоим не справиться!

— Нет! Этот юнец мне надоел! — психанул один из насильников и двинулся на наглого парня.

Рядом остановился еще один мотоцикл. Седок, хлопнув парня по плечу, спросил:

— Все в порядке?

— Нет, — твердо ответил парень. — Мальчикам надо помешать развлечься.

— Класс! — весело отозвался второй мотоциклист звонким голосом. — Тогда мы тоже развлечемся! — и направил свою машину прямо на амбалов.

Тупик был не для разборок такого плана — слишком узкий, но ловкий ездок повернулся на заднем колесе мотоцикла, сбив одного из противников. Алька видела, что для этих двоих веселье только началось. Парень направил свою двухколесную машину на другого амбала и два мотоцикла, встав на дыбы, повернулись, исполняя изящный танец на задних колесах, сбивая ее обидчиков с ног. Обидчики с криками кинулись бежать из тупика. Преследовать их не стали, а подкатили к испуганной Альке и парень снял, черный с огненным принтом, шлем, тряхнув длинными волосами.

— Жива? — радостно спросил он, глядя на нее горящими красным цветом, в полном смысле слова, глазами, с вертикальным зрачком.

— Не пугай девчонку, Раф! — пристыдил его напарник, но почему-то Альке показалось, что это девушка.

— Ее не так просто напугать, Юнка! — смеялся Раф. — Вон, как она отбивалась от них! — И, обратившись к ней, спросил: — Живешь далеко?

— В трех кварталах отсюда, — тихо ответила Алька, глядя в вертикальные зрачки горящих глаз.

— Садись! — Раф кивнул на заднее сиденье мотоцикла. — Довезем. Показывай дорогу. — Он надел шлем, а Алька, быстро перекинув ногу, уселась сзади, крепко обняв его за талию.

Мотоцикл взревел и рванул, огибая улицы. Алька только говорила направо или налево ехать

— Все! — крикнула она и обе машины остановились перед старой пятиэтажкой.

Она спрыгнула с сиденья, а парень снова снял шлем и широко улыбнулся. Второй ездок тоже снял шлем темно-синего цвета со звездами и белые кудрявые волосы рассыпались до талии. Ярко-голубыми глазами она задорно глянула на Рафа и спросила:

— Долго мы здесь будем прохлаждаться?

— Сейчас, — отмахнулся он от девушки и снова обратился к Альке: — Дома есть кто-нибудь?

— Мать на работе до утра… Да меня больше сегодня никто не тронет, — старалась она успокоить нежданных освободителей.

— А те, кто тебя зажал в тупике, знают, где ты живешь?

Алька согласно кивнула головой и глаза ее наполнились влагой, но она не показала слабости.

— Раф — это не дело, — девушка озадаченно смотрела на парня. — Они придут сюда.

— Во всяком случае, должны прийти, — согласился Раф. — Почему они к тебе пристают?

— Один из них решил сделать меня своей подружкой, а я отказалась…

— Неразделенная любовь, значит… — парень присвистнул.

— Я бы, с такими, тоже не стала ее разделять, — нахмурилась Юнка.

— Есть предложение: мы остаемся здесь, но машины спрячем, и подождем, возможно, они придут. Вы как на это смотрите? А? — он ждал поддержки со сторон девушек.

— Мне кажется, что обязательно должны прийти! — азартно засмеялась Юнка. — Мы им такой кайф обломали.

— Юна! — пристыдил ее Раф.

— Да, ладно, Рафи, — она снова хлопнула его по плечу. — Что стоим? Прячь машины и идем в гости! — потом посмотрела на Альку и спросила: — Если ты, конечно, не против нашего вмешательства?

— Н-нет, — ответила Алька, не ожидавшая такой, поддержки от незнакомых ребят.

— Тебя как звать-то, воробей? — Раф снова улыбнулся.

— Алька… Алевтина.

— Я — Рафаэль, а — это Юнона, — представился он сам и свою спутницу.

Он сделал пасс рукой и мотоциклы исчезли. Он пронаблюдал взгляд Альки и пояснил:

— Маленькое чудо, — пояснил он. — Веди, нас в свою обитель!

Поднялись на третий этаж. Алька открыла угловую дверь своим ключом. Она первая вошла в темный узкий коридорчик. Щелкнула выключателями и мягкий свет разлился по комнатам. Раф и Юна огляделись: небогато, но опрятно. Девушка пригласила их в комнату, а сама пошла на кухню. Ребята услышали, как она включила электрический чайник.

— Тебе сегодня приключений не хватило? — шипела на Рафа Юна.

— Не бросать же девчонку одну на произвол судьбы! — так же шепотом отвечал парень.

— Лучше скажи, что она тебе понравилась, — хмыкнула девушка.

— Она, и вправду, симпатичная… — согласился Раф.

Алька принесла три кружки с горячим чаем и поставила на журнальный столик. Случайно обратила внимание на Рафа и глаза сделались круглее: у парня были темно-синие волосы, а глаза уже не горели, а серой сталью смешливо смотрели на нее вертикальным зрачком. Она тряхнула головой, как бы снимая странность новых знакомых, и ушла за печеньем на кухню.

— Сделай нормальные глаза, — снова зашипела Юна.

— Блин! Забыл! Теперь поздно — она уже видела! — отмахнулся Раф.

Алька поставила перед ними вазочку с печеньем. Все, молча, пили чай с печеньем, как вдруг в дверь забарабанили. Маленькая хозяйка испуганно посмотрела на новых знакомых, но их, похоже, это только развеселило.

— Иди, открывай дверь, — весело проговорил Раф. — И ничего не бойся.

Алька послушно поплелась открывать дверь, но только она повернула замок, как в квартирку ворвались знакомые громилы. И едва не упала, когда они толкнули ее, но Раф поддержал девушку и усадил на диван.

— О-о-о! — принялись потирать руки амбалы. — Старые знакомые!

Синеволосый парень был выше их, но они казались здоровей его. Алька заметила, что он хорошо сложен. Юна же была чуть выше Альки. Но кто они друг другу, она не знала, да и сейчас было не до того. Раф с очаровательной улыбкой принялся дразнить непрошеных гостей, а те злились и старались ударить его. Он оказался таким гибким, что уворачивался от любого их прикосновения. Юна принялась помогать ему и поздние гости на какое-то время были дезориентированы.

Раф поднимал пустую руку и делал жесты, словно стегает их кнутом, и на самом деле появлялся огненный кнут, бьющий насильников. Огонь никуда не перекидывался, но амбалы были избиты им нещадно.

— Хватит или добавить? — спросил запыхавшийся парень.

— Хватит, — просили те.

— Обещайте, что девушку больше не тронете, — властно требовал он.

— Не тронем, — обещали они.

— Можете идти, но не вздумайте вернуться! — амбалы с крейсерской скоростью рванули из Алькиной квартиры, едва не сбив друг друга в узеньком коридорчике.

— Ну, вот и все! — он снова широко улыбнулся Альке. — Больше не придут. Хотя, потом, может быть, и сделают попытку, — улыбнулся, цокнув языком. — Если это случится, то кричи громче мое имя и я приду, — Раф смотрел на Альку и радовался чему-то.

Алька, маленькая, как мать, такая же хрупкая, с черными, коротко остриженными, волосами, миндалевидными синими глазами, была чем-то похожа на подростка. Хотя ей было уже девятнадцать лет.

— Раф, — вернула его в реальность Юна. — Нам пора.

— Поняла меня? Только позови! Просто крикни мое имя, — попросил он, и они оба вышли из квартиры на улицу.

— Ты, что? — накинулась на Рафа девушка. — Любовь с первого взгляда? Ну, я знаю… У отца с мамой так было… рассказывали… Но ты-то причем?

— Юнка! Отстань! — отмахнулся от девушки Раф. — Давай, домой.

— Делай портал сам! — показала ему язык Юна.

Раф сделал портал и они оказались в Западном замке. Они хотели потихоньку пробраться на второй этаж в свои покои, но их остановил требовательный вопрос:

— Рафаэль вен Ойделн лир Шеррад! Где вы изволили шляться до такого позднего времени?

В проеме кабинета стояла мать.

— Простите, любимая княгиня, — он театрально бухнулся перед ней на колени и приложил руку к сердцу. — Мы сегодня вызволяли молодую девушку от насильников и безумно устали, отпустите нас поспать.

Юна закатила глаза.

— Мотоциклы где? — спросила глава клана.

— Сима, да они стоят у крыльца, — заступилась за Рафа Юна.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 252
печатная A5
от 509