электронная
90
печатная A5
684
18+
Ила

Бесплатный фрагмент - Ила


Объем:
660 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-5567-5
электронная
от 90
печатная A5
от 684

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Часть 1. Земля

19 июля 2018 года. В пустынной части Северной Индии стоит невообразимо темная и жаркая ночь. Вокруг слышатся шорохи просохших трав, свисты насекомых и где-то вдалеке среди диких зеленых кустов доносятся редкие рычания семейства кошачьих. Небо здесь кажется черным и пустым. Лишь мелкие далекие звезды и одинокий белый спутник. Никаких соседних планет, мерцания магнитных полей, мимо пролетающих комет и красной звезды — гиганта вдали.

Теплый ветер, потянувшийся с Юга, расправляет мои длинные черные волосы назад за плечи так, что они прекращают попадать мне на лицо и загораживать ночной обзор. Я отчетливо вижу в данной темноте каждый мелкий предмет: камень, сухую траву, сверчка, ползущую под ногами ящерицу и лохматые кусты с колючками. Здесь присутствует невероятное множество мелких предметов естественного происхождения, которые будто стремятся вторгнуться в мой крейсер и, зацепившись за мои ноги, проникнуть под одежду. Я не веду противодействующие акты и не дотрагиваюсь до них. Мне еще неизвестно, как может воздействовать на меня инородное соприкосновение. Но при возникновении какой-либо случайности, эти существа и безжизненные объекты не смогут нанести мне вреда. Их хрупкое строение не способно одолеть мой защитный эластомерный костюм ни под одним углом. Мы — нэлы постоянно носим это темно-фиолетовое одеяние. Оно полностью облегает тело и сливается с нашей плотной темно-фиолетовой кожей, не выдавая видимых очертаний. Разумному обитателю этой планеты в данной протекающей ночи невозможно будет даже разглядеть меня. Мои большие глаза янтарного цвета — единственные два пятна, выдающее мое присутствие в этой абсолютной темноте.

Я не тороплюсь выходить из своего летательного крейсера — хэйво, на котором прилетела сюда с самого края галактики, называемой землянами «Млечный путь». Я пересекла путь более чем сотни космических шагов, что равняется миллиардам астрономических единиц.

Мое естественное место обитания находится на планете, которую мы называем Нэлруг. Это одиноко дрейфующая сфера среди пыли и газов. Она парит в открытом мерзлом пространстве, вдали от согревающих ее звезд, где о существовании биологической жизни не может быть предположений. Однако моя планета обитаема. После большого природного катаклизма Нэлруг, выбившийся из орбиты и пустившийся в открытый космос, сохранился, благодаря своим обитателям — нэлам, то есть нам. Большая часть разумной жизни планеты выжила и установила контроль над атмосферным слоем, не позволив ему рассыпаться. При помощи созданной нами станции мы реализовали систему беспрерывного фотосинтеза, сохранили воду, не позволяя ей распадаться или замораживаться, и поддерживаем постоянную умеренную температуру.

Мы являемся разумными биологическими существами, имеющими руки, ноги и, конечно же, внутричерепной орган, наделенный миллиардами активными нейронами. Наши тела имеют крепкое строение. В состав костей входят некоторые элементы металла и высокомолекулярные углеводороды. У нас хорошо развиты животные инстинкты. Учуяв добычу или угрозу, наши ногти моментально обращаются в длинные острые стальные когти, а зубы заостряют концы. Являясь нашими естественными орудиями, словно оточенные лезвия, они с легкостью впиваются в любую толстокожую добычу и одним махом могут разорвать плоть до самых костей. Это бесспорно делает нас сильными и неуязвимыми созданиями.

На моей планете не существуют болезней, страданий и почти никогда — неожиданных утрат. Мы имеем полный контроль над своим телом и поэтому можем уничтожать любые болезни, возникающие в нашем организме. В целях безопасности и полного контроля над генами нашей расы, мы и размножаемся только искусственным путем. Обработанный биологический материал двух разнополых нэлов вливается в женскую особь для вынашивания плода. Затем по истечению срока созревания, готовый нэл — продолжатель достается из организма и направляется в специальный детский корпус. Там подрастающему организму проводится воспитание согласно стандартам, подобранным ему с учетом его назначенного будущего рода деятельности.

Я так же, как и все продолжатели, выросла в специальном детском корпусе. На моей планете мне исполнилось восемь циклов Хэма, то есть оборотов вокруг звезды нашей системы. Я уже достигла своего полноценного физико-биологического формирования. Меня назвали Ил-24. Это имя присваивается тем, кто имеет двух биологических основателей, предназначен для полетно-управленческих работ сложного уровня, а номер предполагает, что я 24-я Ил в истории нашей планеты. Мне была выбрана специальность по управлению летным транспортом — хэйво для перевозки охранников.

Свою жизнь я проживала на Светлом материке. В месте, где всеми обитателями соблюдаются законы равенства, справедливости и честности. Там недра почвы очищены от болот и грязей, повсюду растет золотистая растительность вроде высокой травы и голых кустарников, безупречно ухоженных на молекулярном уровне. Обустроена система, отдаленных друг от друга, полукруглых корпусов. Каждая постройка соединена между собой пешеходными мостами-туннелями из прозрачного материала и защищена устойчивой светоотражающей панелью от вредных космических всплесков и редких бурных осадков, необходимых для поддерживания климата. Здесь почти всегда благоприятная погода, и чаще, чем в других местах, виднеются лучи далекого Хэма — красной звезды, которые едва согревают поверхность нашей планеты.

Помимо нашего материка существует другой — Темный материк. Он полностью противоположен нашему Светлому. Неблагоприятная погода, непременная зима, старые постройки, служащие ночлегом и укрытием от бесконечных осадков и жуткого холода. Жителями Темного являются нэлы, которые были вытеснены из Светлого материка. Это преступники и нарушители одного основного закона: «никогда никому не причинять вреда». Там они обязаны работать на тяжелых работах и в неблагоприятных условиях. Они производят все то, что необходимо для существования нашей «светлой» жизни. Это одежда, бытовые предметы, распылители питательных веществ, транспортные средства и дополнительные части к ним. Темножителей никогда не прощают и они не могут вернуться обратно на Светлый. За этим следят наши охранники.

Вся моя жизнь протекала обычной и спокойной чередой пунктов на графике образцового нэла. Ничто не предвещало мне особенности или нарушения давно внедренных планов, пока однажды все изменилось.

В очередное наступившее рабочее время, как обычно, я прибыла на работу после положенного сна. Я настраивала на хэйво свой нэби — предмет, который присваивается нам с первых мгновений жизни.

С момента, как мы приобретаем свой личный нэби, и до конца нашей жизни, на нем фиксируется абсолютно все: каждый наш шаг, каждое нами сказанное слово и каждое наше действие, независимо от того если каким-то случайным образом нэби окажется вне соприкосновения с нашим телом.

В нэби заложено все. Наше удостоверение личности, ключи от дома, пульты, компас и т. д. Даже наше питание обеспечивается нэби. В течение активного времени суток оно собирает все необходимые элементы для организма из окружающей среды. Мы не жуем еду, содержащую неизвестные вещества, через рот, как это делали представители нашей древней цивилизации. Мы получаем полезные вещества, используя нэби, который подбирает все компоненты с учетом личной микрофлоры организма. В случаях, когда нэби не набирает молекулы, необходимые для поддержания здоровой жизни, мы, отрываясь от работы, посещаем помещение, которое оборудовано распылителями питательных элементов.

Также данное устройство способно сохранять нам жизнь при возникновении угрозы. Например, вылечить от случайного перелома костей или какого-либо редкого вирусного поражения. Он подключается к нашему мозгу, соприкасаясь с любой частью нашего тела. Каждый нэл посылает указания своему нэби мысленно. Задействованные нейроны мозга приводят в движение светлые частицы, перемещающиеся под нашим толстым слоем кожи. Мы можем придать нэби любую форму. Некоторые носят его в специальном незаметном кармане, другие как украшения, а я преобразовала его в браслет с гладкой поверхностью золотого цвета.

Пока я проверяла управление крейсера, следовав инструкции, на мой нэби поступило новое задание:

«Ил-24, Белогер Юно, Темный материк».

Я никогда еще не возила белогеров. В первый раз за всю мое рабочее бытие мне поручают задание высокой значимости. Я повезу Белогера — одного из лидеров нашей планеты, который заботиться о нашей безмятежной жизни на Нэлруге.

Все белогеры выглядят схоже с нами, за исключением двух отличий: золотые короткие волосы — знак их величия, и то, что их жизнь длится намного дольше, чем наша. В соответствии с законом белогеры выдвигают трех руководящих лидеров планеты. На моей эпохе это белогеры Лин, Кол и Юно. Они дают указания касательно слежения за безопасностью наших жизней, и считывания количества отрицательных голосов для определения «темного» нэла. Голосования производят жители Светлого материка на своих нэби. Светложители укомплектовывают информацию за тех, кто причинил вред или намерен причинить вред хоть одному представителю общества. Затем Белогеры считывают сведения каждого нэла с нэби, соприкоснувшись с ним, и выносят неопровержимый вердикт. Нэл, набравший более трех отрицательных отзывов, неотложно отправляется на Темный материк.

Для убедительности в правильности толкования своего нового задания, я направилась к главному командующему, отвечающему за техническую работу нэби всех летных служителей. Он стоял у главной панели управления ангаром. Помимо того, что Дар являлся моим руководителем, он еще приходился мне моим основателем. То есть мужской особью, давшей мне жизнь в паре с основательницей.

— Дар, — обратилась я к высокому нэлу с темно желтыми глазами и виднеющимися морщинистыми полосами на лбу. В имени он имеет цифры 52, но при голосовых обращениях мы не используем номера.

— Говори, Ил, — ответил он, как обычно, монотонным голосом, которым общаются все нэлы.

Наша речь приглушена, и не имеет ни шипящих звуков, ни звонких тональностей. Мы — нэлы общаемся исключительно по необходимости. Например, чтобы поприветствовать, узнать имя и уточнить верное толкование полета. Я помню, что со своим основателем я общалась больше двух слов только дважды. Первый раз — узнать, почему именно женская особь, которая произвела меня в жизнь, то есть моя основательница, не смогла сдержать себя и нарушила закон, после чего была депортирована на Темный материк. И второй раз — чтобы сообщить о своей готовности к выполнению своей предназначенной специальности.

— Мое новое задание — белогер Юно. Допустимо ли здесь присутствие ошибки? — я протянула свое запястье с браслетом, на котором высветились закругленные синие буквы с содержанием моего задания.

— Нет, Ил. Был запрос на замену личного летного служителя Юно. Твое прошение на повышение было следующим в очереди, — он не поднял взгляда с целью установления моего настоящего присутствия. Он продолжал проверять правильность плывущих формул на прозрачном табло перед своим лицом. Дар редко смотрел на меня. Кажется, что он никогда не вглядывался ни в кого, но, тем не менее, он всегда будто видел всех насквозь. А если вдруг он обращал свой обзор на кого-нибудь, то это означало, что он имеет тихую, но не вредоносную агрессию по отношению к нему. Поэтому меня удовлетворяло, когда он не глядел на меня. И даже если я говорила с ним будто со стеной, я отчетливо знала, что мое обращение не осталось без его внимания.

Я вернулась к своему к хэйво и принялась за работу. Очень необычно, что ответ на мое прошение о намерении служить белогерам, оказался излишне скоропостижным. Я посылала свой запрос не более двух закатов назад. И за столь короткий срок, за который еще никому не удавалось получить повышение, я получила его. Я, конечно, всегда была лучшей среди своих сверстников. Мне легко удавались трюки с поднятием по спирали, точкой зависания во время сверхскоростного перелета или преодоления препятствий в зоне завышенной силы гравитации. Может это и послужило причиной моего столь быстрого повышения. Поэтому, я решила с почетом приняться за это задание.

Я прибыла на главную станцию планеты, где живут и обитают все белогеры. После совершенной тихой посадки я вышла наружу и увидела перед собой невысокое здание цветом в тон черного грунта. Оно отличалось от всех других корпусов тем, что его невозможно было визуализировать пролетающим мимо летальным аппаратам. И очевидно, что в целях безопасности, белогеры подумали о том, чтобы он был незаметным для любых устройств. Управление этим сооружением, то есть станцией — главным мозгом нашей планеты, сохраняющая на ней жизнь, природу и всю атмосферу, является основной задачей наших лидеров.

Юно — высокий и худощавый белогер с интенсивным упорным взглядом, вышел в сопровождении двух сотрудников. Его внешность мне показалась немного отличительной. Что-то его выделяло среди других представителей нашей планеты. В его светло коричневых глазах сияли черные зрачки, словно они являлись упорно очищенным темным стеклом. Я никогда не встречалась с нэлом, который неестественно длительно удерживает свой взгляд на глазах контактирующих субъектах. Кажется, он изучал меня посредством визуализации. Таким методом нэлы не пользовались с момента появления нэби. Вероятно, это общепринятая отличительность белогеров.

Юно сел на пассажирское гелиевое сиденье моего хэйво, и зафиксировал его форму под себя, в удобное положение. Я задала координаты на Темный материк, и мы полетели с замедленной скоростью света, установленной для типов данного полета.

Мы быстро вылетели из воздушного пространства Светлого материка и парили над темным бушующим океаном. Другие хэйво, заполнявшие просторы нашего фиолетового неба, мгновенно остались позади. Впереди не было никого. Ни охранников, следящих за порядком, ни транспортеров, перевозящих нэлов из одного пункта в другой пункт. Лишь время от времени мимо проносились грузовые курьеры, поставляющие готовую продукцию из Темного материка для светложителей.

— Не торопитесь. Второй скорости будет достаточно, — сказал белогер, подразумевая скорость звука.

Я уменьшила скорость. Мы перелетели основную часть черной водяной бездны и приблизились к Темному материку. Через панель обзора заднего вида, я видела, как белогер глядит в окно с размышляющим видом. Он, будто выискивал что-то внизу среди голых желтых деревьев и нескончаемых полу замерзлых болот.

— Мы отстанем от плана, — осмелилась я напомнить ему.

— У вас есть кто-нибудь на Темном материке? — спросил он, оставив мое напоминание не замеченным.

— Да. Моя основательница, — проговорила я с осторожностью.

— Мать! — он будто поправил мое высказывание.

Юно устарело обозначил мою основательницу. Слово «мать» не используется со времен окончания процесса зарождения нашей цивилизации. Тогда женские особи имели большее значение для зародышей, то есть для продолжателей. Они производили продолжателей на свет самостоятельно — природным путем и сами заботились о них. Теперь у нас есть лишь основательницы, долг которых лишь заботиться о благом состоянии здоровья продолжателя и проследить, чтобы их потомок был не выходил за рамки законов.

Глубоко вздохнув, он снова обратился ко мне:

— А вы видели когда-нибудь свою мать?

Это был странный вопрос. У данного белогера будто появилось умственное нарушение. Почему ему была интересна безрезультатная информация? В мои мысля приходит умозаключение о том, что белогеры, вероятно, общаются путем развития темы о личной информации.

— Да. Она приходила в детский корпус с моим основателем, пока мне не исполнился один оборот, — ответила я монотонно.

— И вы знаете причину, по которой она выслана?

— Да, она оскорбила образцового нэла в рабочем корпусе.

Он немного помолчал и, выгнув губы, продолжил:

— У меня тоже был кое-кто на Темном.

Его высказывание не имело для меня интереса. Но через некоторое время, проведенном в тишине, он решил продолжить рассказывать свою историю по неизвестным мне причинам:

— Моя пара. Ее забрали за то, что она повысила на меня голос. Я не отмечал этот факт, но один из белогеров случайно услышал ее в гневе и отправил запрос о ее выселении, — его голос будто задрожал от этих слов. — Это случилось, когда она носила моего ребенка. А теперь она мертва. А мой потомок незаслуженно бродит где-то в темных лесах, — глядел он вдаль темного замерзшего леса, над которым мы пролетали.

В интересе к причине его продолжительного наблюдения, я также взглянула вниз. Там виднелись лишь голые высокие деревья с вьющимися ветками, готовые к выстрелам острыми копьями, пепельный снег и бесчисленное множество черных болот.

— Это невозможно. Как невинный представитель, он был бы уже в нашем обществе. Вероятнее, он погиб в безусловности для начальной стадии жизни.

Юно взглянул на меня с предупреждением через зеркало обзора и, отвернувшись, продолжил разговор:

— Мы не всегда знаем об их потомках. Они иногда слишком хорошо оберегают их. Особенно от нас, — уведомил он меня.

Юно очень странный белогер. Его разговор показался мне подозрительным. Он словно говорит неправду. Меня удивило то, что он говорит о своей паре и возможном продолжателе, словно они представляют для него большую важность, чем он сам и его деяния. Они не могут быть значимыми. Они темножители. Следовательно, белогер говорит ложь. Вероятно, я должна поставить отрицательную отметку на своем нэби о его обмане. Меня задерживает факт, что белогеры не могут лгать. Это исключено, что белогер оглашал ложную информацию. Поэтому я не торопилась с выводами. Я впервые в жизни вела общение с представителем белогеров, тем более с одним из лидеров.

— Самостоятельно растить продолжателя на Темном материке вместо того, чтобы отдать его в полноценное общество, является признаком отсутствия рассудка. Подобные существа являются столь незначительными, что нам не следует говорить о них.

— Существа… — он засмеялся.

Затем Юно снова погрузился в свои мысли, разглядывая темные леса под нашим крейсером. На табло заднего обзора я хорошо разглядела, что его тусклые глаза немного намокли. Вероятно, в них что-то попало, либо он подхватил вирус, который ему следовало бы удалить.

Мы уже почти долетели до жилой общины темножителей. Протирая потекшую жидкость с лица, он вдруг произнес тихим голосом:

— Простите меня.

Внезапно из запаха своего плаща он достал милт. Оружие, имеющее треугольную форму с заостренным отверстием и производящее иглообразные снаряды внутренней системой. Гелеобразная рукоятка плавно обволокла руку Юно, чтобы ею было удобно управлять и случайно не выронить его. Глубоко выдохнув, он прицелил оружие точно на меня. За спиной правого плеча я ощутила его холодное касание. Холодная температура оружия предвещало, что Юно преобразовал оружие в синий цвет. Синий цвет означал, что мне грозил временный паралич тела. Мое тело должно было покрыться невидимым гелем так, что невозможно было бы шевельнуться, говорить и однозначно управлять крейсером.

В меня еще никто и никогда не целился из оружия. Холод милта будто кровяным потоком прошел по всему телу и остановился в моей голове. Странное было ощущение. Даже мои рецепторы в ротовой полости ощутили изменение. Я будто лизнула металлическую часть панели своего хэйво. Раньше подобное ни со мной и ни в моем присутствии не происходило. Это ощущение начало крутить все мои внутренности и сжало их в одну общую груду, выявив мой страх.

— Ил, мне придется выстрелить, — сказал Юно, скрыв глаза вниз от меня.

— Мы погибнем? — начала настораживаться я от неожиданного действия белогера.

— Да, именно этого я хочу. Мой нэби и это, — указал он длинным пальцем себе в голову, где расположен мозг, — должны быть уничтожены! У меня нет причин продолжать свою жизнь. У меня забрали все. Бэл, а теперь то, чем я дорожу после ее потери.

— Но я не должна умирать! — вдруг мое кресло стало неудобным и заставило меня искать новое положение. От этого я стала воротить спиной.

— Когда твой единственный родственник отправляет тебя на смерть, поверь мне, дальше жизнь не имеет значения!

— Я не поняла! — невольно я уже повышаю тон в потоке его странностей. Я нарушаю закон. Если останусь в живых, то я останусь здесь навсегда. Охранникам даже можно не прилетать за мной на Темный, чтобы отправить меня на Темный. Их функциональная обязанность будет сокращена.

— Дар мне дал имя пилота, который может больше не вернутся.

Я снова не осмыслила суть его фразы. Основатель предпринял действие, наносящее мне вред. Значит, по возвращении я направлю отрицательный голос за его персону. Его намерение является достаточным основанием, чтобы его мгновенно приговорили к ссылке на Темный материк. Но оно не лишает мое существование значения.

— Дар понесет наказание! — утвердила я, подергиваясь в кресле и снова превысив тон.

— Мне жаль, что ты никогда не осознаешь, насколько он жестоко поступил с тобой.

В понятиях Юно жестокость классифицировалась по степеням? Не поняла я белогера. Видимо, я слишком еще не опытна. Не знаю, в какой степени жестокости находился Дар, но, независимо от этого, он непременно должен теперь обитать на Темном.

Юно снова молчал, втягивая последние вдохи. Мой инстинкт самосохранения начал действовать. Силы приплыли к моим рукам и мои когти с зубами начали расти, приготовившись к активным опасным действиям. На панели наблюдения за внутренним помещением я смотрела, как Юно уже почти пустил в действие палец, проведя им по сенсору милта. Иглообразный снаряд длиною моего пальца мгновенно вылетел из отверстия оружия. Больше не раздумывая, я выключила энергию двигателя крейсера. Хэйво с ревом подпрыгнул в воздухе. Юно промахнулся, выстрелив мимо меня. Мы начали стремительно падать вниз. Не управившись управлением крейсера, на включение которого понадобится некоторое время, я приготовилась к прыжку. Последнее, что я увидела на панели, это откинутая голова белогера и его закрытые глаза. Он добился того, чего хотел и не собирался спасаться.

Мы летели вниз прямо в гущу голого леса с грязными болотами. В молниеносном падении хэйво, я успела в последний момент выпрыгнуть и зацепится когтями за ветки дерева. Мне пришлось действовать проворно, чтобы уклониться от острых метровых колючек, которыми деревья выстреливали в целях защиты своей территории.

Быстро и аккуратно спустившись вниз, я подошла к хэйво, утопающего носом в метановом болоте. Я пробралась в жидкостной грязи и проверила пассажира. Он лежал неподвижно на заднем сиденье с запрокинутой головой назад. Его глаза были открыты и, кажется, из них текли капли жидкости. Я удивилась: «Что это?» Эффект предсмертного состояния или слезы, которые умели применять лишь наши предки?

— Б-э-л… — произнес он и выдохнул свое последнее дыхание.

Юно был смертельно ранен. В его груди выступала колючая ветвь моего роста, которой дерево выстрелило в падающий на него крейсер. Очевидно, что его нэби не был заряжен питательными веществами для того, чтобы активизироваться на всю мощь и спасти своего обладателя.

Из энерго-производящего сосуда хэйво, расположенного в его задней части, стала вытекать голубая жидкость. Как только она вытечет полностью, сосуд начнет работать без затормаживающей силы тяжести, что вызовет возрастающее ускорение выработки мощной энергии. Это, в свою очередь, приведет к колоссальному взрыву. Я, возможно, даже не успею покинуть радиус разрушения. В этом диапазоне не останется никого и ничего, кроме глубокой ямы с выжженным черным грунтом. Все предметы распадутся до молекулярного уровня и смешаются.

Я стремительно стала искать его нэби, чтобы перекачать его информацию на свой нэби. Мне нужно было представить детальную информацию белогерам в оправдание моих действий. Ведь я несла ответственность за его жизнь. Смерть Юно обернется для меня строгим наказанием, если я не предоставлю все, что было у него на уме.

Я нашла его нэби у него на шее. Оно в виде круглого кулона. Кажется, это форма какой-то планеты. Соприкоснувшись своим нэби — браслетом к его украшению, я начала копировать информацию о его жизни себе в голову.

Мгновенно в моих глазах пронеслись сотни картинок. Я раньше никогда не получала большого потока информации себе в мозг. Голова, казалась, сейчас не выдержит от боли и я либо потеряю сознание, либо разорвусь на части. Мне захотелось зажать голову руками так сильно, чтобы заглушить боль, доставленную приливом информации. Мне кажется боль от порезов на нефиксированное множество кусков, и обратно зашитых (причем необязательно, чтобы каждый орган стал на прежнее место) была бы легче переносимой, чем данная. Мне интенсивно желала, чтобы боль в голове прекратилась любым способом. Я крепко зажмурила глаза, и давление в них достигло такого предела, что не было сил терпеть без инстинктивного крика. Ор произвольно подступил к моему горлу, и я закричала.

Передо мной проносились миллионы непонятных изображений, невиданных пейзажей, невиданных существ, труднопроизносимых имен, слов и ярких воспоминаний. Большинство из них были образы его пары. В каждом углу мыслей Юно показывалась она. Ее ласки, ее слова, ее прикосновения. Все его беды и стремление нежить оказались из-за нее. Его пара была очень красива и безмерно положительна к нему. Он оказалось долгое время терзался из-за того, что ее приговорили на Темный.

Я не знала, что такое возможно. Что так можно себя мучить из-за одного нэлского представителя.

Получив информацию из его нэби и оставив его висеть безделушкой на шее мертвого тела, я приняла боль в голове, как должное явление. Расположившись мыслями, я пустилась бежать с места крушения с максимальными силами в ногах, пока не произошел взрыв. Я едва успевала бежать по грязным липким болотам под ногами, уклоняясь от выстрелов колючек из деревьев, которые я случайно задевала. Пытаясь разместиться в моем мозгу, мысли Юно вспыхивали, словно ударяя меня высоким напряжением. Я стряхивала головой признаки боли, и продолжала двигать ногами, как можно быстрее сквозь препятствия на пути. Мои конечности становились тяжелее, будто набирая вес, магнитом приковывались к почве. Мое дыхание участилось так сильно, что мои легкие готовы были разорваться в не успевании выполнения циркуляции воздушного потока. И в следующее мгновение у меня за спиной раздался взрыв, от которого подпрыгнуло все, что было под ногами. Мощная вибрация вытолкнула меня на расстояние длительного полета.

Я поняла, что Юно все продумал заранее. Он заказал неопытного нового пилота, чтобы легко с ним было справиться, и не принимал питание для поддержания полноценного функционирования нэби в течение долгого периода. Сам он не смог бы уничтожить себя. Нэлы не имеют такой возможности из-за сильно развитого инстинкта самосохранения. Мы не истощаемся жизненными моральными недугами. Мы задерживаем любые неприятности в своем внутреннем мире, не проявляя ее снаружи, в окружающем обществе. В противоположном случае, нас однозначно высадят на Темном материке.

Выбежав из леса, я увидела над головой несколько хэйво. Спасение. Оно появилось почти вовремя. Я стала посылать световые сигналы с моего нэби, чтобы меня легче было заметить среди темного пространства Темного материка. Охранники на хэйво остановились прямо надо мной. Они заметили меня. Теперь можно было расслабиться и передохнуть после жесткой пробежки по изобилию болот и головных болей. Я приготовилась к посадке спасателей, как вдруг, неожиданно, вместо того, чтобы втянуть меня в хэйво, из воздушного объекта пустился выстрел. Я интуитивно успела отскочить. Охранники начали стрелять в мою сторону. Я снова уклонилась, не намереваясь этого делать. Казалось, что у меня сильно развито чувство самосохранения. Между стараниями выжить, я пыталась поразмыслить об основании стрельбы. В чем заключалась причина, позволившая охранникам это делать? Мой ор на белогера Юно? Но они не знают об этом. Они не успели вычитать информацию из нэби Юно или моего нэби.

Они стреляли в меня красными милтами, то есть снарядами, которые при попадании преобразуется в антивещество, и поглощают весь объект, растворяя его по атомным крупинкам. Это единственный вид поражения тела, который нэби не способен предотвратить или исправить. А значит, если охранники продолжали стрельбу, то я могла перестать существовать. Умереть, исчезнуть. От меня могло остаться ничего, кроме моего нэби и одеяния. Все мое сознание и мое тело могло стереться, будто меня никогда не было. Ничего. Только пустота. Только темнота.

Стараясь глубоко не погружаться в негативные мысли, я пустилась в очередной бег. Мои ноги, будто не согласившись со мной, начали движение. Я снова побежала с невероятным ускорением своих ног. Во мне развилось интенсивное желание спасти свою жизнь. Вокруг меня, куда попадали выстрелы, стали растворятся деревья, камни и даже болота. Мне было трудно передвигаться по этой липкой жидко-густой массе и, одновременно оглядываясь то на небо, откуда стреляли охранники, то по сторонам на болотные деревья, метающие острыми ветками, которые тоже желали моей смерти.

Я еще была жива. Я должна была бежать еще быстрее. Вдруг мне показалось, что один из выстрелов дерева задел меня. Казалось, он воткнулся мне в спину. Я ощутила боль. Но я продолжила бег. Вероятно, охранникам было отчетливо видно, как я мчусь с болтающимся колом на спине. Мои ноги, казалось, уже переплетались, и я должна была упасть в следующее мгновение. Но я продолжала бежать с неизменной скоростью. Я, наконец, осознала, что мое ранение лишь представилось мне. Каким-то нелогичным способом в меня еще не попали ни деревья, ни охранники.

Впереди, между двумя большими камнями, стоявших посреди сгустка деревьев, я увидела туннель, ведущий вниз. Оживившись возможным спасением, я дала скачок силе и запрыгнула туда. Я побежала вдоль скалистых стен, как можно глубже в темноту. Снаружи еще слышались глухие звуки выстрелов, а затем наступила тишина. Кажется, я укрылась. У милтов не хватило энергии, чтобы пробить плотные скалы.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 684