Автор дарит % своей книги
каждому читателю! Купите ее, чтобы дочитать до конца.

Купить книгу

Глава 1. Сделка

Валерка, не открывая глаз, беспомощно пошарил рукой возле дивана. Звон пустых бутылок известил его об окончании праздника души. Раскрыв непослушные глаза, Валерка застонал и обвел бессмысленным взглядом полупустую комнату. Мебель в этом доме, кроме: полуразвалившегося дивана, колченогого стула с брошенной на его спинку нестиранной рубашкой, да самодельного столика с остатками скромного пиршества в виде: недогрызенного соленого огурца, почти пустой банки с килькой в томатном соусе и пустого гранёного стакана со стоявшей рядом, такой же пустой бутылкой из-под водки — отсутствовала, как класс буржуазии после Октябрьской революции — по причине элементарной экспроприации оной. Короче говоря — была продана, ввиду крайней необходимости иметь более актуальную на тот момент субстанцию — огненную воду. Взгляд хозяина остановился на пустой бутылке водки, стоящей казанской сиротинушкой посреди стола с объедками, и — пустующий дом огласил стон раненной птицы.

Валерка осторожно сменил горизонтальное положение на полувертикальное — сел на полусгнивший диван; посидел, пытаясь вспомнить — какое сегодня число; но сей математический подвиг не увенчался успехом, и он беспомощно поглядел на дощатый, облезлый пол, усеянный пустой, разнокалиберной тарой. Немного еще посидев и сообразив, что чуда сегодня не произойдёт, и никто опохмелиться в этом доме ему не принесет; Валерка опустил ноги на холодный пол и нервно передернулся. «Надо было вчера вечером печку затопить», — проскочила ленивая мысль, но тут же упорхнула, как испуганный воробей. «Черт, а у меня деньги остались?», — это была вторая разумная мысль Валеры за это утро.

Пошатываясь, задевая звенящие бутылки, хозяин деревенской недвижимости подошел к своей рубашке и залез в нагрудный карман — пусто! Валерка беспомощным взглядом обвел комнату и сконцентрировался на пустой таре, разбросанной то там, то сям. Кое-как засунув себя в потертые, а местами и неумело залатанные штаны; натянув на голое, синюшное, тощее тело — видавшую виды рубаху, Валерка подошел к висящему на стене алюминиевому умывальнику и пару раз, наугад, ткнул в болтающийся металлический сосок ладонями, сложенными ковшиком. Набрал немного тепловатой, с затхлым запахом жидкости и плеснул себе в лицо, поморщился — и повторил процедуру. Посчитав, что этого вполне достаточно, еще раз, с растущей надеждой обвел взглядом разбросанные бутылки, и — провел в уме необходимые арифметические действия. Процесс подсчёта количества пустой тары и перевод количества в качество — в вожделенные рубли, удался ему гораздо лучше, чем вычисление сегодняшнего числа. «Есть! На родимую — хватает!», — от радости вслух крикнул Валерка и бросился на карачках собирать разбросанную тару в подвернувшуюся под руку старую, дырявую авоську, непонятно каким образом сохранившуюся в доме с времён оно.

Валерка выскочил из избы и резко остановился на давно не знавшем ремонта крыльце. Одной рукой он крепко держал, позвякивающую пустыми бутылками дырявую сетку, а другой — расчёсывал, через рваную майку, свою тощую грудь. Хищно оглядел горизонт и, увидев вдали вожделенную цель — местный продмаг, бросился стремглав вперед с крыльца, забыв про шатающиеся ступеньки и чуть не навернулся вместе со своими стекляшками. «Ё..п..р..с..т!» — только и смог произнести Валерка, сплюнул и помчался дальше — вперед к источнику наслаждений.

— Валер, ты куда ж в такую рань так бяжишь, спотыкаясь? Неужто конец света наступает? — раздался из-за покосившегося забора, насмешливый голос соседки.

— Не приставай, некогда мне, баб Мань, потом! — крикнул на ходу Валерка и не сбавляя ход побежал дальше.

— Ну, бяги, бяги, полоумный; изба пустая, все за бутылки свои проклятущие продал! — в сердцах, вдогонку соседу крикнула баба Маня. — Жанился бы что ли? Да кто ж за такого бяспутного пойдет-то! Разве что, такая же полоумная, как он сам!

Валерка в первых рядах ворвался в магазин и с криком «Я вчера еще тут занимал», — грохнул об прилавок свой выводок бутылок, — и тут же побелел от страха. «Тьфу, пронесло — вроде, все целы», — нервно и заботливо ощупывая бутылки, как своих родных детей, произнес Валерка.

— На все! — успокоившись, с важным видом, оглядев конкурентов по магазину произнес первый в очереди покупатель.

— Сдачу дать? — усмехнулась продавщица.

— Можешь оставить себе! — гордо ответил Валерка.

Прижимая к груди родимые, он осторожно, не дай бог, чтобы их не уронить, спустился с крыльца и … лоб в лоб столкнулся с черноглазой и огненно-красными волосами девушкой. Она шустро среагировала на появление Валерки и перегораживая ему своим здоровым бюстом дорогу домой, спросила:

— Не хотите, гражданин, поучаствовать в социальном опросе?

— Каком таком опросе — некогда мне, — пытаясь увернуться от неожиданно возникшего препятствия и покрепче прижимая к груди свою драгоценную добычу, пробормотал Валерка.

— А вы не торопитесь, гражданин; может мимо улыбки своей судьбы проходите! — весело ответила симпатичная девушка.

— Не нужна мне никакая такая судьба — я домой хочу, — ответил Валерка и попытался прошмыгнуть мимо нее.

— А вы все-таки попробуйте! Всего тринадцать вопросов, и может быть вы получите взамен что-то такое; о чем вы, скорее всего и не мечтали! — подставив свою немалую грудь на пути Валерки, ответила девушка.

— На какие такие вопросы? Не нужны они мне вовсе? — подозрительно посмотрев в веселые глаза собеседницы и скосив один глаз в глубокое декольте, настырной дамы, пробормотал Валерка.

— Я задам вам всего тринадцать вопросов. Заполняете наш опросник, распишитесь в нём нашей фирменной ручкой и фортуна, вполне вероятно, что уже сегодня может быть встанет на вашу сторону. Всего тринадцать вопросов, и мы даем вам удивительный шанс получить приз, который давно никто из людей не получал!

— А что это за приз такой? — облизнув пересохшие губы, и с тоской посмотрев на стоявший вдали родной дом, спросил Валерка.

— Пожизненную, беспроигрышную лотерею! — усмехнулась девушка.

— Таких призов не бывает, — быстро ответил Валерка и попытался снова протиснуться между стеной продмага и надоедливой, как он определил — работницей соцслужб.

— А вы попробуйте, гражданин! — не отступала девушка, призывно глядя ему в глаза и, на всякий случай, поплотнее прижимая своим мощным бюстом потенциального клиента к бревенчатой стенке.

— Где расписаться? — с надеждой глядя на свой дом, жалобно простонал Валерка.

— Нет, так не годиться! Сначала надо заполнить ответы на тринадцать вопросов — потом ваша подпись нашей фирменной ручкой и у вас появится шанс — получить совершенно новую жизнь, о которой вы никогда и не мечтали, и не здесь, в этом вашем Задрыпенске, а в центре Москвы или даже в Лас Вегасе? — завораживающим голосом произнесла работник соцслужб.

— Лотерея, что ли? Давайте, где тут расписаться?! Мне поскорее надо! Не могу я ждать! — поняв, что по-другому ему от навязчивой собеседницы не отделаться, выпалил Валерка.

— Вот опросник — отвечайте и, пожалуйста, будьте добры заполнить все графы и распишитесь — вот этой ручкой, — чарующим голосом произнесла девушка и протянула Валерке золотую перьевую ручку, инкрустированную переливающимися всеми цветами радуги прозрачными, как слеза, камнями, образующими стилизованную цифру «тринадцать».

На этот раз, взгляд девушки был строг и требователен. Валерка немного поколебался, и всё-таки взял, протянутую ему ручку, и тут же почувствовал легкий, почти безболезненный, укол. Камешки инкрустации ручки стали мгновенно красными. Валерка непонимающим взглядом посмотрел на девушку. Она теперь улыбалась и протягивала ему бланк-опросник.

— Осталось только заполнить наш опросник: он совсем короткий и несложный, затем расписаться в отведённом для этого месте, и теперь — я уже более чем уверена, что для вас действительно сегодня начинается новая жизнь, — весело улыбаясь, произнесла работник соцслужбы.

Валерка попробовал сконцентрироваться и прочитать первый вопрос, но неудачно. Буквы расплывались, н самого его мутило так, что — не было никаких сил больше терпеть. Он оторвал взгляд от казавшейся на ощупь: мягкой, шелковистой, чуть ли не бархатной бумаги, с каким-то немного мягко-розоватой оттенком, и беспомощно посмотрел на улыбающуюся ему девушку.

— Не могу! — только и смог прошептать пересохшими губами Валерка.

— А вы выпейте, полегчает, — с благодушной улыбкой ответила работница соцслужбы.

— А, что? Можно? — опасливо оглядываясь по сторонам спросил страдалец.

— Разве вам кто-то может запретить, если так сильно хочется? — вопросом на вопрос ответила девушка с ярко-красными волосами.

— Действительно, что это я так, — как подросток за углом школы?

Валерка вмиг приобрёл бравый вид и профессиональным движением — мгновенно скрутил металлическую пробку у бутылки. Живительная влага полилась в горло и кадык на шее жадно задвигался, проталкивая её по назначению. Отпив четвертак, Валерка распрямил плечи и стал гордо оглядывать проходящих мимо односельчан. Даже пару раз кивнул в ответ на приветствия.

— Ну, что? Где тут читать? — важно спросил новоиспечённый респондент.

— Вот: ознакомьтесь со всеми тринадцатью вопросами и отметьте в нужных квадратиках «ДА» или «НЕТ», остальное по тексту, — указала в первую графу опросника длинным, ярко-красным, наманекюренным ногтем соцработник.

На этот раз — читать стало гораздо легче. Буквы сами складывались в слова, но это не помогло Валерке понять смысл написанного, ибо первый вопрос гласил: «Хотите ли вы стать богатым человеком?». «Здесь и ежу ясно, что да — хочу!», — усмехнувшись, подумал Валерка. А второй: «Выберете из двух возможных наиболее подходящий для вас способ обогащения: тяжелый труд или способность выигрывать в играх на деньги?». «Опять же, без вопросов — конечно — выигрывать!», — что за идиотский опросник. Дальше: «Хотите ли вы постоянно выигрывать в любой игре на деньги?», — задолбали эти соцслужбы своими глупыми вопросами, конечно — «ДА». Валерка стал машинально ставить крестики в квадратиках, где было написано: «ДА». Дойдя до последней графы, Валерка уже явно притомился, поэтому напротив последнего вопроса: «Согласны ли вы, отдать собственную душу ради нескончаемого потока богатства?» –автоматически поставил «ДА» и тут же с надеждой на посмотрел соцработницу:

— Всё? — спросил Валерка и облизнулся.

— Совсем уже мелочь какая-то осталась — распишитесь вот здесь, и можете бежать куда хотите! — и, ухоженные пальчики указали на пустой квадратик в конце опросника.

— Да, пожалуйста! — важно ответил Валерка и поставил в указанном месте свою размашистую подпись.

— Вот и отлично! Теперь вы заполнили наш опросник и стали участником грандиозного конкурса, который проводится среди людей очень и очень редко, — загадочным голосом проворковала работник «соцопроса».

— А чего у вас чернила красные? — подозрительно спросил Валерка, только сейчас обративший на это своё внимание.

— О, в этом-то и вся суть: вы поставили подпись, которая с абсолютной достоверностью подтверждает, что именно вы согласились нам отдать свою душу, взамен на приобретение возможности выигрывать во всех денежных играх, — весело ответила работник «соцслужбы».

— Ну, и юмор у вас дурацкий пошёл, у соцработников! — попытался сплюнуть Валерка, но не удалось; обидевшись, он развернулся и направился сосредоточенной походкой к своему дому.

— Про десятый пункт не забудьте, гражданин! Для вас он — в прямом смысле жизненно важный! — крикнула девица вслед безмятежно уходящему Валерке, который безразлично, даже не оборачиваясь, отмахнулся, от, наконец-то, отставшей от него соцработницы. — Ну, как знаете, гражданин, я только предупредить вас хотела! Я же сегодня первый день на как работе! — пожала плечами «соцработник» и пошла в сторону чёрного, массивного «Линкольна», ожидавшего её через дом от магазина.

«Соцработник» открыла дверь и села на мягкое, обитое чёрной кожей сиденье. Поправив немного испорченную порывом ветра причёску, она посмотрела на пристально глядевшего на неё массивного, седовласого мужчину со слегка красноватыми глазами.

— Вы были в своей новой роли просто неотразимы! — усмехнулся её спутник.

— Я старалась, ваше высочество! — опустив глаза, тихо произнесла девушка.

— Вижу, что старались, а зачем вы ему про десятый пункт договора напомнили, он же совсем не вникал в смысл написанного и подписал его — только для того, чтобы отделаться от вашего назойливого присутствия и поскорее бежать к своему дружку, — такому же пропойце, как он сам?

— Ну как же, ваше высочество, а вдруг он влюбится, и тогда — вместе с нарушением нашего договора, он потеряет и полученное им свойство постоянного везения? Упустив клиента, мы будем вынуждены принять соответствующие меры, а это потеря нашего драгоценное время. В конце концов — вся наша операция, в этом случае, будет под угрозой срыва, и нам придётся всё начинать с начала!

— Эх, молодость — молодость! Да кто, ради какой-то там любви, откажется от обладания таким даром? — задумчиво ответил седой мужчина, глядя на открывающего дверь соседнего дома, Валерку. — И потом — его душа ведь теперь у нас, а как он сможет полюбить кого-то без души; ответь мне, стажёр?

Глава 2. Новость

— Васька, вставай, хватит дрыхнуть! Скорая помощь приехала, лекарство привезла! — с порога, не прикрыв за собой дверь, во всю глотку заорал, успевший немного поправить своё здоровье Валерка.

— Чё орёшь, как оглашенный, и без тебя голова трещит! –простонал Валеркин сосед, высунул из-под рваного одеяла недовольное конопатое лицо, скривлённое от резко возникшей головной боли. — Тише не можешь говорить!

— К тебе с самого утра такие дорогие гости приходят, а он, видите ли, недовольство проявляет!

— Ладно, чё припёрся-то?

— Как чё? Недогадливый ты мой! А на это посмотри! — Валерка, улыбаясь, скосил глаза на две бутылки беленькой, которые он держал в руках.

— Так бы сразу и сказал! А то орёт на всю избу, я чуть не обоссался со страху, думал — вор лезет!

— Да что у тебя красть-то, родненький ты мой? У тебя же в избе — не больше моего! — важно произнёс Валерка и оглядел полупустую комнату друга. — Во! Только телевизор у тебя ещё жив, не продал его, а зря-я-я, сколько бы поллитровочек за него бы получили?!

— Телек не трожь — это святое! Я по нему, может, футбол смотрю!

— Когда ты его смотришь? Мы же с тобой: не разлей вода — два гуся пара, никогда не расстаёмся и всегда при деле! — ответил Валерка и многозначительно слегка звякнул бутылочками друг о дружку.

— А вот это — не твоего ума дело! — обиженно ответил Васька. — Я может, когда ты уходишь домой, его смотрю!

— Под одеялом! — усмехнулся Валерка и нетерпеливо продолжил. — Ладно вылась скорей из своего рванья и тащи сюда огурчики — у меня трубы — страсть, как горят!

— На своё одеяло сходи, посмотри! — проворчал Васька, но тем не менее стал лениво вылезать из постели.

Валерка поставил бутылки на стол и подошёл к телевизору, лениво почёсывая бок. Поглядел вокруг, ища глазами пульт, но не нашёл.

— Васька, а пульт-то где?

— А чёрт его знает, где он; вчера, вроде, был на месте — не помню я!

— Во хозяин даёт, у своей святыни пульт пропил! — расхохотался Валерка.

— Ёкарный бабай, кто же это пульты в бочку с солёными огурцами засовывает! — возмущённо заорал из сеней Васька. — Небось твоя, Валерка, работа!

— Да, делать мне больше нечего — только твои пульты по бочкам с огурцами рассовывать! — в ответ возмутился Валерка. — Сам, небось, с пьяных глаз — пульт с огурцом попутал!

— Вчера ты, не лучше моего был! — огрызнулся Васька. — Телек для меня это святое — и я, ни в жизнь его не предам. Не совал я пульт в бочку! — проревел Валерка, ставя на дощатый, с бурыми от былого веселья пятнами стол щербатую, словно кем-то погрызенную, старую фарфоровую тарелку с огурцами.

Рядом с тарелкой Васька положил пульт: с длинной, проходящей через весь корпус трещиной. Из пульта, — через щель, на стол стал медленно вытекать огуречный рассол. Валерка вместе с хозяином пульта завороженно глядели, как вокруг него на столе образовывается ещё одно бурое пятно.

— А чё у тебя одна бутылка не полная?! — подозрительно глядя на Валерку, взвизгнул Васька, чем вывел своего друга из состояния медитации.

— А это: всё из-за одной дуры — привязалась ко мне со своим опросником, как банный лист к заднице. Заполни, да заполни! Чтоб её черти поджарили! Пришлось срочно поправить здоровье, а то сосредоточиться никак не мог! Всё из-за неё, окаянной, а так бы: зуб даю — донёс бы до тебя целенькую! Пришлось срочно немного приложиться, чтобы разобрать — чё там подписываю. Шо — не веришь?

— Как бы тебе сказать: не то чтоб не верю, но основания для недоверия есть! — твёрдо кивнул головой Васька.

— Да я тебя, разве, когда в жизни обманывал? — стукнул себя в немощную грудь Валерка. Ещё что-то там про душу и везение она мне плела. Расписаться дурацкой, колючей ручкой заставляла. Только не помню я сейчас ничего, — сконфуженно опустил глаза Валерка.

— У тебя, видимо, со здоровьем стало ещё хуже, чем было, — грустно констатировал Васька, присаживаясь за стол. — Тыркни в кнопку «телек» и садись — сейчас поправим твоё здоровье!

Валерка снова подошёл к телевизору, отыскал волшебную кнопку и, со знанием дела, нажал. Единственная новая вещь в доме, которой купленная Васька безмерно гордился была куплена с горя, в комиссионке, после увольнения с какого-то военного завода. Телевизор задумчиво помолчал, прогревая свои внутренности, а потом рявкнул на всю комнату голосом какого-то диктора: «А сейчас на наших экранах передача, ставшая поистине всенародной любимицей, передача — „Пять из тридцати шести“. Вы ещё не купили лотерейный билет? А зря! Вы упустили шанс: сегодня стать миллионером! Но не расстраивайтесь! Уже в эту пятницу вы сможете подготовиться и приобрести счастливый билет, чтобы, сидя у экрана своего телевизора, узнать о том, что очередной счастливчик — это вы! Покупайте билеты спортлото в кассах вашего города!». Картинка сменилась и на экране появились белые шары с цифрами. «А теперь — мы скоро узнаем сегодняшнюю счастливую комбинацию цифр! Внимание на экран!», — продолжал радостно кричать диктор. Валерка сел на стул, не отрывая завороженного взгляда от автомата, готового выкинуть белые шары с цифрами, которые сегодня могут принести кому-то большой выигрыш.

— Ты чего уставился на телек? Первый раз, чоли, его увидел, кинескоп мне протрёшь, а у меня денег на ремонт нету! Делом лучше займись! Разливать-то кто будет? — недовольно пробурчал Васька.

— Сам разлей! Я пока посмотрю, как шарики вылетают, — не отрывая взгляда от экрана, медленно произнёс собутыльник.

— Ты чего — заболел? Могу, конечно, могу и сам, но это ты же принёс? — подозрительно посмотрел на друга Васька.

— А я, кажется, знаю: какая сейчас цифра будет! — радостно воскликнул Валерка.

— Ну, одну цифру, и я в спортлото когда-то угадывал! — важно ответил хозяин.

— А я знаю все пять цифр! — повернувшись лицом к своему другу, не веря самому себе, произнёс Валерка.

— Ха, сказанул, — это знает только организатор лотереи и уже, небось: сообщил своим корешам, а ты же — не его кореш? — снисходительно глядя на товарища, произнёс Васька.

— Н-е-е я не из их числа, но я сейчас точно знаю, какие цифры будут выигрышные — неси бумагу! — быстро сказал Валерка.

— Зачем? — недоумённо вытаращив глаза, спросил Васька.

— Я запишу цифры, а ты, потом, проверишь меня!

— Во дурь в твою башку тюкнула! Ты случайно сегодня головой нигде не приложился? — ехидно спросил Васька, но, тем не менее, встал и пошёл за ручкой.

— Давай скорее, а то они уже сейчас начнут! — поторопил его Валерка.

— Да, на — пиши, юродивый!

Валерка нервно вырвал из рук хозяина дома ручку и обрывок старой, пожелтевшей газеты и, дрожащей от волнения рукой, написал пять заветных цифр. Быстро перевернув листок, он затравленно посмотрел на друга.

— Понимаешь, что-то во мне изменилось, Васька, но я никак не могу понять — что именно! Никак девка эта, зараза такая, меня сглазила! — простонал Валерка.

— Ты не стони! Сейчас по сотулечке дёрнем, потом ещё по столько же и всё будет в розовом свете. Мир для тебя снова станет большой и прекрасный! — сочувственно глядя на товарища, произнёс Василий, и начал разливать водку по гранёным стаканам. На экране телевизора белые шары падали в жёлоб один за другим, образовывая для кого-то счастливую комбинацию и с каждым шаром лицо Валерки становилось всё бледнее и бледнее. Наконец, последний шар лёг в отведённое для него место, и он бессильно опустил руки на колени.

— Всё! — выдохнул Валерка.

— Что всё? — непонимающе посмотрел на своего друга хозяин.

— Выиграл!

— Врёшь, не может такого быть! — уверенно произнёс, ухмыляясь собутыльник и схватил огрызок старой газеты, лежавший на столе недалеко от него.

Васька перевернул листок и посмотрел на коряво написанные синей пастой цифры. Паста в ручке была полузасохшей, а Валерка очень торопился и нервничал, записывая их, поэтому местами в написании цифр были разрывы, но это не помешало Ваське понять — что именно было написано. Он посмотрел на экран телевизора. Радостный диктор в это время перечислял те же самые цифры, которые он сейчас видел перед собой на огрызке пожелтевшей газеты. Передача закончилась и в комнате установилась напряженная тишина.

— Ты откуда эти цифры взял? — дрожащим от волнения голосом, как будто у него в руках выигрышный билет, спросил Васька.

— Не знаю, я просто почувствовал, что их знаю и написал, — с пришибленным видом глядя на друга, ответил Валерка.

— Странно, какую ты говоришь анкету с утра заполнял?

— Какая-то баба, соцработник что ли, попросила анкету заполнить. Буферами своими к стенке прижала: да так, что и не продохнуть! Куда мне было деваться? Ну я и заполнил. А почему ты об этом спрашиваешь?

— Ты что-то говорил про везение? — оживился Васька.

— Ну, да, вспомнил! У неё вся анкета про удачу была, только в конце был какой-то дурацкий вопрос про душу, но я, кажется, забыл про что именно? — Валерка виновато посмотрел на друга.

— На нашей автостанции есть игральные автоматы. Надо проверить одну идею!

— А, беленькая? — простонал Валерка и жалобно посмотрел на призывно стоявшие на столе, наполненные до краёв стаканы.

— Если я прав — будет у тебя этих стаканов столько, сколько ты захочешь, Валерка! — воскликнул уже успевший подняться со стула, радостный Васька. — Пошли, мой друг!

Глава 3. Кафе

Автовокзал расположился почти что в самом центре соседнего районного городка, в трёх километрах от Валеркиной родной деревни. Идти надо было — по разбитой грузовиками и тракторами грунтовой дороге, испещрённой глубокими ямами с мутной жижей. Васька целеустремлённо нёсся вперёд, невзирая ни на моросящий дождь, ни на лужи под ногами. У него появилась цель жизни, и она его меняла и внутренне, и внешне. Расхлябанный забулдыга, почти что на глазах, превращался в уверенную и жесткую натуру. Валерка плёлся сзади и время от времени напоминал о себе нудным хныканьем.

— И на черта мы с тобой попёрлись не понять зачем, и куда? Сидели бы сейчас дома в тепле и уюте, подогретые и довольные жизнью.

— Не понимаешь — помолчи! Ради тебя же стараюсь! — резко ответил Васька.

— С какого такого перепугу ты ради меня стараешься? — приостановившись, подозрительно покосился на товарища Валерка.

— Я по жизни о тебе заботился, можно сказать — с детства! Кто тебя защищал от соседских пацанов? Я! Кто тебя за проступки выгораживал перед твоими родичами? Тоже я! Так что не ной, и слушай, что тебе умные товарищи говорят! И вытащи ногу из лужи! Сколько можно в ней топтаться!? — рявкнул инициативный товарищ.

Валерка посмотрел на свои ноги, и действительно — одна нога стояла аккурат в самой луже. Ещё немного и черпанул бы в старый ботинок грязной воды. Виновато посмотрев на товарища, Валерка вытащил ногу из лужи и поплёлся за ним дальше.

— Ну, а зачем мы всё-таки прёмся в город? — вновь заканючил Валерка.

— Зачем, зачем — буду твои способности проверять! Буду твоим спонсором! Ведь должны же быть у талантливых людей спонсоры, а я в тебе сейчас подозреваю талант! — расплылся в улыбке Васька.

— Да, нет у меня никаких талантов! — махнул рукой Валерка.

— А вот это, мы сейчас проверим! Заходи, — сказал Васька и втолкнул своего друга в здание автовокзала.

Пройдя через весь зал с разношёрстной деревенской публикой: с баулами, корзинами и вёдрами; два друга ввалились в небольшое кафе, которое в городе организовал новоиспечённый кооператор. Семь пустых столиков, каждый на четверых, барная стойка, за которой орудовала разбитная девица на фоне ярко освещённых, за её широкой спиной, полок с разнообразными напитками. Валерка остановился, как вкопанный, и завороженно уставился на сверкающую всей палитрой цветов сборище бутылок самых различных размеров.

— Пошли, — дёрнул его за рукав Васька, — мы не за этим сюда пришли!

— Чего изволите, граждане? — расплылась в улыбке деваха, подозрительно косясь на рваные Валеркины штаны. — У нас выбор богатый. Хозяин расстарался для своих посетителей.

— А чё тогда так пусто в вашем заведении? — спросил Васька для поддержания разговора.

— Так рано же ещё, у нас все порядочные люди только к вечеру и собираются, — лениво ответила девица. — Ну, так что будете пить?

— Пока ничего, — отрезал Васька, — нам бы на автомате поиграть?

— А деньги у игроков есть? — подозрительно посмотрела на друзей девица.

— А как же! — гордо ответил Васька и, порывшись в кармане, достал мятую тройку и пятёрку. Немного подумав, положил на стойку трульник.

— Откуда у тебя такие деньжищи? — удивлённо вскликнул Валерка.

— Для тебя берёг, знал ведь, что пригодятся! — усмехнулся Васька и, уже обращаясь к барменше, рявкнул: «На все!» и покосился на стоявший в углу единственный игровой автомат.

— На все — так на все, — проворчала деваха и высыпала на стол несколько жетонов.

Васька деловито сгрёб их в ладонь, и важной походкой направился к автомату. Валерка ещё раз жалобно взглянул на родимые бутылочки и, понурив голову, отправился вслед за другом. Автомат их ждал, радостно переливаясь разноцветными огнями. Василий осторожно подошёл к агрегату и с уважением погладил его по металлическому боку.

— Давай, Валерка, садись! Жми на кнопку счастья, и посильнее! — по-хозяйски, как собственное добро, оглядев автомат, приказал Васька.

— Зачем? Я не умею! Может, по одной, в честь утреца. Что мы, зря что ли, такой путь меряли и даже не угоститься? Вон какое богатство выложили, гады — только дразнятся! — с горечью в голосе произнёс Валерка и отвернулся, чтобы не видеть их, такие желанные бутылочки.

— А что тут уметь? Ты что, в кино не видел? Всё просто — жми кнопку, дёргай ручку и целая куча денег — твоя! — стал нетерпеливо объяснять Васька.

— Страшно! А вдруг я твои деньги проиграю — я же вовек не расплачусь!

— Не дрейфь — я спонсирую; но, чур, если выигрываешь — тебе три процента от суммы выигрыша!

— А почему так мало? — разочарованно воскликнул друг.

— А ты, что думал — деньги из воздуха у меня появляются? Я, может, своим собственным трудом их заработал, и сейчас вкладываю в очень рисковое дело. Тебе-то что — ты-то ничем не рискуешь. Дёрнул за ручку и всё! Никакого финансового риска, в случае неудачи. Так что, я считаю сделку весьма справедливой, — строго произнёс Васька и даже отвернулся, давая понять, что торги здесь неуместны.

— Вась, а Вась, — ткнул его в плечо Валерка, — у меня в доме за свет с прошлого года не оплачено. Надбавь, а? Хоть немного, а?

— Ладно, чисто из-за того, что мы друзья детства — пять процентов!

— Спасибо, Васька, я знал, что ты у меня настоящий друг. — радостно вскрикнул Валерка и полез обниматься.

— Ладно, ладно — вечно ты пользуешься моей простотой. Так с самого детства и вожусь с тобой — по доброте душевной. С тобой же, у нас в деревне, из пацанов, то и дружить особо никто и не хотел. Жена, и та — через неделю после свадьбы, от тебя с трактористом укатила в соседнее село.

— Это я виноват — запил с радости, целую неделю бухал, а Люська и не выдержала бедная — уехала. Я её понимаю, — опустил голову Валерка.

— А сейчас с чего пьёшь — тоже с радости? — усмехнулся друг.

— Не-е-е, сейчас — с горя! Любил я её, она в нашем классе самая лучшая была, и мне дураку повезло — она поверила мне, а я — так её подвёл!

— Ладно, хватит сопли жевать! Надо делом заниматься — жми кнопки! –приказал Васька и кинул в щель автомата жетон.

— А ну, её, такую жизнь! — в сердцах крикнул Валерка и дёрнул автомат за рычаг, даже не прикоснувшись ни к одной кнопке.

Звон жетонов, падающих в блестящий лоток: возвестил о первом выигрыше нашего Игрока. Васька остолбенело посмотрел на друга, потом на кучку жетонов, и с радостным визгом бросился на Валерку. Стал тискать и обнимать его, даже попытался поцеловать, но друг удачно увёртывался от его ласк.

— Мы выиграли! — завопил, Васька и победно оглянулся на заинтересованно глядящую на них барменшу.

— Может хоть пивка возьмёте? — обиженно, будто её обокрали, произнесла она.

— А давай! Гулять –так гулять! — ответил барменше Васька и потрепал по голове понуро сидящего Валерку.

— Ты что?! Радоваться должен, а он понурый сидит!

— Мне Люську жалко: помню, что любил я её, а сейчас, почему-то, в душе пусто — нет больше никаких чувств к ней. Почему? — обиженно произнёс Валерка.

— Да на что она тебе, теперь сдалась! Этих девок у тебя с этого дня будет немеряно и каких только захочешь! — засуетился вокруг своего друга Васька.

— А на что они мне, девки? Мне и без них хорошо? — безразлично ответил Валерка.

— Дурачок, ты просто ошалел от своего счастья, и не знаешь, что за чушь сейчас несёшь!

— Ваше пиво, граждане! Забирайте! Некогда мне тут с вами стоять — у меня дел полно! — резко произнесла подошедшая к ним барменша.

— Какие такие дела, если в кафе ни одного посетителя? — насмешливо произнёс Васька.

— А вот это, гражданин, не вашего ума дело! Говорю занята — значит занята! Забирайте своё пиво, — огрызнулась барменша.

— Да ладно тебе, не кипятись, — примирительно произнёс Васька, — лучше обменяй вот эту пятёрку на жетоны.

— А зачем вам жетоны? Вон сколько понавыигрывали! — завистливо произнесла барменша, но мятую Васькину пятёрку забрала. — Стоимость пива — вычту с этой пятерки.

— Да, пожалуйста, всё равно мы всю твою кассу сегодня порастрясём! — торжественно заявил Василий и сунул ещё один жетон в жадную пасть игрового автомата.

Валерка с безразличным видом дёрнул за рычаг и опять раздался звон высыпающихся в металлический жёлоб жёлтых жетонов. Барменша, от резкого звука, вздрогнула и с недоумением посмотрела на подозрительную парочку. Когда в пятый раз автомат возвестил о выигрыше странной парочки, её нервы не выдержали, и она громко завизжала:

— Прекратите тут хулиганить, я сейчас милицию вызову!

— Зачем милицию вызывать — мы же ничего не нарушали? — удивился Василий.

— Не бывает так, чтобы у этого автомата выигрывали! — крикнула девка и прикусила язык. — Я хотела сказать, что у него ещё никому не удавалось выиграть!

— Но мы же — выиграли! — усмехнулся Васька. — Ладно, хватит на сегодня, Валерка, пошли домой!

Васька сгрёб в кучу все выигранные жетоны и вывалил их на стойку бара.

— Меняй их все на деньги, — важно произнёс Васька и подтолкнул выигранные жетоны к барменше.

Она затравленно поглядела на внушительную кучу жетонов, потом на их обладателей и сдавленным голосом выдохнула:

— А у меня нет столько денег!

— Тогда натурой возьмём, — усмехнулся Василий и фривольно посмотрел на барменшу.

Она покраснела и опустила глаза.

— Бутылками, дура! — успокоил её Василий.

— Лучше и правда натурой, меня ведь хозяин уволит, — опустив голову, ответила девка.

— Да кому ты нужна? Ты в зеркало, когда-нибудь на себя смотрела? Взгляни — только не перепугайся! Давай, сколько там у тебя есть в кассе, и остальное товаром, да быстрее — нам некогда!

— Зачем ты так, Васька? Она же не виновата, что нам повезло, — попытался заступиться за барменшу Валерка.

— Пусть знает своё место и пусть учится: как себя вести с королями жизни! — резко ответил друг.

— А кто здесь короли-то? — искренне удивился Валерка.

— Мы дурашка, мы! — ответил Васька, приобняв засмущавшегося друга, и важно оглядел кафе, какбудто оно уже принадлежало ему.

Глава 4. Первое задержание

Валерка укладывал в багажник старой бежевой «Волги» последний ящик водки, когда — за его спиной неожиданно рявкнула сирена. Он обернулся и увидел, что к ним подъезжает милицейский «Уазик»; не придав этому значение, Валерка отвернулся, захлопнул багажник такси и уселся на заднее сиденье: дожидаться, задержавшегося в кафе, друга. Васька выскочил из дверей автовокзала, и направился к поджидавшему его такси, радостно похлопывая себя по оттопыренному карману, — когда к нему подошли двое милиционеров, а вместе с ними маленький, суетливый мужичок с бегающими глазками. Васька в приподнятом настроении не заметил: как из тех же дверей, откуда он только что вышел, вслед за ним — показалась барменша, и глазами стала указывать милиционерам на него.

— Постойте, гражданин, предъявите ваши документы! — обратился к Василию сержант милиции.

— А зачем вам мои документы? Я разве что-то нарушил? — растерялся Василий, никак не ожидавший такого финала у вполне удачного начинавшегося дела.

— А это — уже мы будем решать, гражданин: нарушили вы чего-то или нет! — резко ответил милиционер.

— Да нет у меня с собой никаких документов. Мы в деревне никогда их с собой не таскаем: ещё потеряешь ненароком, а потом — хлопот не оберёшься.

— Тогда — мы будем вынуждены вас задержать: для выяснения вашей личности и обстоятельств, возможного совершённого вами, правонарушения! — уверенно произнёс сержант и покосился на поддакивающего суетливого человечка.

— Какого такого правонарушения?! Не нарушали мы ничего! — резко ответил Василий, совершенно уверенный в своей правоте.

— У него ещё подельник должен быть, — вступил в разговор мужичок с бегающими глазками, — моя работница сказала, что они вдвоём грабили!

— Где ваш напарник? — спросил Василия представитель власти.

— Вон, в машине сидит, — задержанный, сообразив, что так просто от милиции сегодня не отделаешься, — указал на своего друга, мирно сидящего в такси.

— Так-так! Всё понятно, товарищ начальник-милиционер: они, значит, вдвоём планировали своё преступление заранее, вот уже и транспорт подогнали для вывоза награбленного имущества, — засуетился, приехавший вместе с милиционерами, хозяин кафе и кругами забегал вокруг «Волги».

— Товарищ начальник, я здесь совершенно ни при чём! Я — на автовокзальной площади спокойно стоял, — клиента ждал: когда вот этот субъект, ко мне подскочил и попросил какой-то груз до ихней деревни подбросить. Я их и не знал до этого вовсе! — стал оправдываться подскочивший к сержанту водитель такси.

— И с вами разберёмся! Со всеми, наша милиция разберётся! А теперь — не мешайте работать, граждане! Грудько, осмотри такси на предмет вещественных доказательств! –приказал сержант своему подчинённому.

— Есть, товарищ сержант, сейчас все доказательства преступления будут налицо! — ответил рядовой и бросился открывать багажник машины. — Ни хрена себе!

Милиционер, с многозначительной улыбкой, и яростно скошенными на багажник машины глазами: указывал своему начальнику на добычу. Сержант подошел к багажнику, заглянул, и даже присвистнул от удивления. Подбежавший суетливый мужичок тоже посмотрел в багажник — и чуть не упал в обморок. Багажник был доверху набит ящиками с алкоголем, причём, не только дешёвым.

— Весь мой запас! Весь мой запас! У-у-у, бандиты! Родная милиция вам покажет: как воровать у честных предпринимателей законно нажитое добро! — стонал мужичок, злобно поглядывая на Василия. — Моя работница по телефону сказала мне: что данная бандитская группировка — угрожала ей сплошным насилием и ей, просто ввиду физической невозможности — пришлось отдать весь товар этим бандитам, который они, эти бесчестные грабители, требовали с моей несчастной работницы!

— Не шумите, гражданин пострадавший, мы разберёмся! Во всём разберёмся! Грудько, всех задержанных: в «козла», и в отделение, и мигом, потом, чтобы был обратно за «вещьдоками»! — приказал сержант и многозначительно посмотрел на багажник, набитый коробками с алкоголем. — А я, пока, место преступления осмотрю.

— Слушаюсь, товарищ сержант, я мигом! Что застыли?! Не слышали, что начальник вам приказал?! — рявкнул милиционер и грозно посмотрел на Василия и притихшего на заднем сиденье такси Валерку.

В отделении задержанных приняли как родных, и сразу разместили в «обезъяннике». Оба друга, первый раз в своей жизни, попали в милицию и больше с удивлением, чем со страхом, оглядывались по сторонам. Единственно, что портило им настроение — это сорванный райский сабантуй, ибо такого количества бутылок у них никогда ещё в жизни не было. Василий даже уже спланировал половину добычи реализовать своим односельчанам, причём по весьма привлекательной цене, но как всё глупо сорвалось. Один водитель такси нервно ходил по камере, иногда искоса поглядывая на сидящих в уголке друзей.

— Угораздил же меня, чёрт побери, связаться с вами! — ворчал шофёр такси. — Ждал бы спокойно себе дальше. Нет, припёрлися! Вези их с награбленным у честных предпринимателей имуществом в какую-то тьму-таракань!

— Да не ворчи, отец, всё образуется! Нам тоже — не очень приятно, но мы же не ворчим! — попытался успокоить таксиста Василий.

— Вам?! Что вам? Вы только и знаете, что бухать с утра до вечера, а с меня план начальство требует!

— С чего это ты взял, что нам делать нечего? — важно выпятил грудь Василий. — Может мы работаем, не покладая рук — на благо нашей Родины!

— Ага! Как же, только рукава свои, ребятки, вы забыли засучить! Да по вашим рожам сразу видно, что и не просыхаете-то вы никогда. Так, на пару, небось, и керосините с самого рождения! Как я не догадался, что вы ворованное тащите. Вот бес меня попутал, а ведь нужно было сообразить: что — откуда у таких закоренелых алкашей столько денег, чтобы купить полный багажник бухла?!

— Мы не украли, а выиграли! — обиделся за себя и своего друга Валерка.

— Во-во, мы честные граждане и никого не обворовываем! — поддакнул Василий.

— Вот милиция пускай и разбирается: кто — вор, а кто — жулик, а мне на работу надо! Ишь, выиграли они — так я и поверил! Столько ящиков водки: за всю мою месячную зарплату не купишь! Сержант, позови начальника, меня же уволят к чёртовой бабушке за простой, да и не виноват я! — закричал таксист, обращаясь к дежурному.

— А ну, тихо! Раскричались тут! Придёт начальство, и разберётся, что с вами делать; а пока сидите тихо, а то — действительно усажу всех на пятнадцать суток за хулиганство! — грозно ответил дежурный сержант.

Таксист понурил голову, сел на нары и заворчал:

— Блин, игроки хреновы! Они видите ли играют, в своё пьяное удовольствие, а честные граждане тут из-за них страдают.

— Да не пили мы вовсе, только что пива по кружечке, — уточнил принципиальный Василий.

Замок двери камеры щелкнул и на пороге показался дежурный сержант.

— Тебя к начальнику, пошли! — сказал милиционер и указал на Валерку.

Сержант подошёл к обитой коричневым дермантином двери и осторожно постучался. Немного подождал, и открыв дверь, заглянул в образовавшуюся щель.

— Разрешите, товарищ следователь? Привел по вашему приказанию задержанного.

За дверью что-то ответили, и сержант протолкнул вперёд Валерия и тут же захлопнул за ним дверь. Прямо перед глазами, на обшарпанной стене кабинета следователя — висела старая карта района и рядом, в рамочке — портрет Горбачёва. Из мебели: линялый стол, застеленный плотной зелёной бумагой, с видавшем виды, наверное, ещё дореволюционным чёрным телефоном и картонной папкой, на обложке которой было напечатано «ДЕЛО №»; и от руки — четыре цифры. Рядом со столом, по разные стороны стояли два стула: на одном из них сидел сотрудник милиции, а другой, пока, был пустой.

— Садитесь! — приказал начальник кабинета, постукивая дешёвой ручкой по полупустой картонной папке и пристально вгляделся в глаза Валерки. — Вот по глазам вижу, что вроде, как ты — честный человек, а влип в такую неприятную историю. Дружок, что ли. подбил на дело?

— Не подбивал меня никто? — пожал плечами Валерка, присаживаясь на шатающийся стул. — Мы просто с ним поиграть захотели.

— В соловьёв-разбойников поиграть? — усмехнулся следователь.

— Зачем разбойников? Мы по-честному выиграли у игрального автомата, — сконфузился подследственный.

— У автомата: у которого, по утверждению хозяина кафе, нельзя было выиграть в принципе!

— Почему нельзя?! Мы же выиграли у него! — удивлённо ответил Валерка.

— Вот этот вопрос меня и интересует! Как вы могли выиграть у игрального автомата, который был неисправен, и к тому же, как утверждает хозяин кафе, отключён от электрической сети?

— Ну, не знаю! Мы, когда к нему подошли, у него сразу загорелись разноцветные лампочками. Так что, вполне работал, да и как же он мог быть отключен от сети, если мы на нём играли, и даже пять раз выиграли — целую кучу жетонов.

— Что-то здесь не так: или вы меня вводите в заблуждение, или хозяин кафе — лукавит. Как, по-вашему: кто из вас говорит неправду?

— Не знаю, я действительно рассказываю всё — как было на самом деле!

— Хорошо, придётся провести с вами двоими, определённые процедурой, следственные действия. Тогда мы и узнаем: кто в этой истории на самом деле мутит воду. Сержант!

Дверь отворилась и вошел дежурный по отделению.

— Отведите задержанного в камеру, и вызовите мне машину. Хочу лично проверить: как этим мошенникам удалось выиграть у неисправного игрового автомата?

— У нас, товарищ следователь, только одна машина на всё отделение, и она в настоящий момент — как раз находится на вызове! — вытянулся перед следователем сержант.

— Так позвони в машину — пусть приедут за мной! — нахмурился следователь.

— У нас рация в машине неисправна. Уже который раз давали заявку на ремонт, но всё только обещают, — сконфузился сержант.

— Ладно! Как приедут — сразу сообщи. Не такой у нас и большой город, чтобы единственное серьёзное преступление долго мариновать. Да и конец месяца скоро — отчёт в центр отправлять надо будет! Иди — исполняй!

— Слушаюсь, товарищ следователь! Пройдемте, задержанный!

Милицейский «Уазик» освободился только к утру. Если в городе практически нет преступлений, то: чем это машина целые сутки может быть постоянно занята? Валерка так и не смог найти ответа на этот вопрос. Так что, — ночь пришлось провести в отделении милиции, стуча зубами от холода на голых нарах. Но — на самом рассвете: замок двери решётки снова звякнул, и Валерку повели к, уже знакомому ему, транспортному средству.

За прошедшую ночь в кафе ничего не изменилось: игровой автомат всё так же сиротливо стоял в углу; только лампочки у него действительно не горели, и он выглядел каким-то совершенно безжизненным. Рядом с игровым автоматом суетился хозяин кафе и вовсю пытался доказать свою правоту следователю.

— Вот видите, товарищ следователь: всё так, как я вам вчера изложил в письменном виде. Автомат игровой — одна штука; в скобочках — неисправный. Даже вот шнур питания в наличии и самым естественным образом валяется на полу моего кафе!

— А вчера, он тоже валялся на полу, этот шнур питания? — следователь с высоты своих метр девяносто — угрожающе посмотрел на низенького и полноватого владельца кафе.

— Как есть — отключен был! Это и моя сотрудница, которая вчера общалась с этими проходимцами, подтвердить сейчас может! — бодро произнёс хозяин кафе и покосился на понуро стоящую рядом с ними барменшу. — Вот она — непосредственно вчера и работала.

— Это так? — спросил следователь, переведя свой острый взгляд на растерявшуюся сотрудницу.

— Да, так! — пролепетала она и посмотрела на своего начальника, ища у него поддержки.

— Вот видите, что я вам говорил! Всё так и есть, у нас в кафе — всё по-честному! Мы своих клиентов уважаем, и никогда не обманываем! Правда? — произнёс хозяин кафе и требовательно посмотрел на свою работницу.

— Правда, — пролепетала она.

— Хорошо, — произнёс следователь. — А теперь вы, Валерий, подойдите к автомату и покажите нам: как вам удалось выиграть свои жетоны на неисправном игральном автомате? — попросил следователь.

— Да как-как?! Очень просто! — ответил Валерка и подойдя к автомату бросил в ненасытную щель, завалявшийся в кармане жетон, и дёрнул за рычаг. — Вот так!

Лампочки игрового автомата весело замигали, а в блестящий лоток вывалилась очередная порция выигранных жетонов. Автомат отыграл победную музыку и лампочки на нём опять погасли и снова приобрёл безжизненный вид. Хозяин кафе недоумённо покосился: сначала — на скромно стоящего рядом с автоматом Валерку, на валявшийся на полу провод, затем — на следователя, с любопытством наблюдавшего за разворачивающимся действом, и с визгом бросился к игровому автомату. Яростное, бессмысленное дёргание рычага и тыркание во все подряд кнопки не помогли его реанимировать. Автомат продолжал безжизненно стоять в углу зала, и он, теперь, был совершенно безразличен к стараниям своего хозяина.

Глава 5. Первая победа

Валерку снова вызвали к следователю, который, на этот раз, принял его почти что с радостью. Дело оказалось пустяковое, и даже на хулиганство не тянуло — обыкновенное недоразумение, вызванное техническим сбоем неисправного игрового оборудования. Так что, показатели уровня преступности в районе подпорчены не будут.

Игровой автомат хозяину кафе приказали сдать на склад, дабы не смущать посетителей его заведения. Барменшу — продавшую жетоны на неисправный автомат, своим приказом хозяин кафе лишил квартальной премии и летнего отпуска, который, впрочем, ей так ещё и ни разу не предоставил. Сам хозяин кафе — отделался лёгким испугом, потому что вынесенный из его кафе товар был возвращён полностью: за исключением пары коробок французского конька, который он добровольно отдал начальству милиции в счёт будущих хороших отношений. Про то: что он в своём кафе по вечерам постоянно использовал неисправный игровой автомат — для безвозвратного выманивания денег у подвыпившей публики; так никто из милицейского начальства и не узнал. Единственный неприятный осадок на его душе остался от того, что его прибыльное дело, из-за каких-то двух дураков-пьяниц, теперь сорвалось, и даже небольшую моральную компенсацию в виде восьми рублей этим пропойцам пришлось вернуть.

— Могу вас обрадовать, гражданин подозреваемый, — обратился следователь к Валерке, — мы всё выяснили, так сказать, проконсультировались со знающими специалистами по игровым автоматам и узнали, что ваши выигрыши были — сплошное недоразумение, вызванное остаточным током в его электрических цепях. Я не помню точно, как это явление с технической стороны правильно называется, но — это вообще теперь сущие пустяки. Так что, ваше дело мы закрываем и вам остаётся только вот здесь расписаться, и можете ехать обратно к себе в свою деревню.

— Так мы с Васькой теперь свободны? — радостно подскочив со стула, спросил Валерка.

— В принципе — да, распишитесь: вот здесь и здесь. и у дежурного можете получить личные вещи, которые у вас забрали при задержании.

— Спасибо, товарищ следователь, — радостно воскликнул бывший подследственный и торопливо расписался. — Ну, я пошёл, до свидания?

— Лучше — прощайте; и постарайтесь больше к нам не попадать! — ответил следователь.

Через час два друга были свободны и держали путь к себе домой — в свою родную деревню. Проходя мимо автостанции, Васька обиженно сплюнул, отвернулся и проворчал:

— Во гад, даже бутылки нам не дал!

— Хорошо, хоть так отделались, — поглядев на вывеску «кафе», ответил Валерка.

— А ведь сколько бутылок у этого буржуина? Разве это справедливо: одним — всё, а другим — ничего! А все-таки будет и на нашей улице праздник, братан! Я тебе это обещаю!

— Да ладно, тебе, Васька, не посадили в тюрьму и хорошо! — отмахнулся Валерка.

— Что? Ты согласен, что эти буржуины будут торжествовать, а мы с тобой, как два г… в проруби безответно болтаться?

— Да не в этом счастье, друг! — попытался остудить пыл друга

— А в чём, в чём по-твоему состоит счастье, братан?

— Не знаю, Васька, но точно — не в деньгах! Я раньше знал — в чём, а теперь — будто со мной что-то сделали — забыл, понимаешь — забыл, друг мой, — отвернулся Валерка.

— Ты чего? — встревоженно спросил Васька и схватив друга за плечи, встряхнул его, и пристально посмотрел в глаза.

— Вот, видишь — я даже заплакать не могу от бессилия! Отняли у меня что-то, очень важное — я это чувствую, но ничего не могу сделать, — стараясь не смотреть в глаза друга, ответил Валерка.

— А пойдём, братан, купим лотерейный билет и пусть тебе повезёт! Я даже могу — тебе рубль дать на два билета — покупай, и будь счастлив, — расчувствовавшись, произнёс Васька.

— Спасибо тебе, ты мой настоящий друг! — благодарно ответил Валерка.

— Во, смотри! Вон газетный киоск стоит — пошли! — крикнул Васька и рванул вперёд.

Подбежав к киоску, Васька остановился и призывно замахал другу. Валерка, немного постояв, пошел к нему.

— Держи рубь, и помни всю жизнь мою доброту, Валерка! — сказал Васька и протянул небольшую мятую бумажную купюру образца 1961 года.

Валерка с сомнением посмотрел на протянутый рубль.

— Ну, что ты друг? От чистого сердца, можно сказать, почти — что последние, кровно нажитые — отдаю! Пользуйся!

Валерка посмотрел в глаза друга, полные искрящегося веселья и поверил в искренность слов друга.

— Ну, раз ты так настаиваешь, — с сомнением произнёс Валерка и взял замусоленный рубль.

Повернулся к окошку киоска, из которого торчала голова старухи-киоскёрши, с заинтересованным любопытством разглядывая потенциальных покупателей.

— Давайте, родимые, покупайте билетики. Какие хотите: спортлото или лотерейный, — прошепелявила старуха.

— А давайте — два спортлото, — протягивая рубль, попросил Валерка.

— Вот, бери, родимый, и выигрывай своё счастье; но не забывай, что настоящее счастье для человека — это любовь; а я, по твоим глазам вижу, что она тебя уже ждёт, родимый. Но не ошибись — не пройди мимо своего настоящего счастья. Деньги уйдут, а любовь останется, мой касатик. Может, ты считаешь, что старуха в этой будке, уже совсем с ума сошла от старости; да нет — я вижу, что тебя уже ждёт счастье, верь мне, касатик! — говорила старуха, и в этот момент — Валерке, почему-то показалось, что говорит с ним — не дряхлая старуха-пенсионерка, а молодая, красивая женщина.

Валерка встряхнул головой, и наваждение исчезло — из окошка киоска по-прежнему торчало морщинистое лицо, озорно улыбающейся старухи.

— Ладно, бабка, хватит нам лапшу на уши вешать, не на тех напала. Любовь — это счастье! Ха-ха! Плавалис — знаемс! Рубль получила — давай билеты! Мы по жизни — уж сами как-то разберёмся: что для нас важнее: любовь или деньги! — проворчал Васька и вырвал билеты из рук киоскёрши. — Пошли, Валерка, нечего бабью пропаганду тут слушать! Ты, что забыл, как тебя Люська бросила!

Васька схватил за рукав товарища и потянул подальше от странного киоска. Валерка оглянулся на старуху, продолжавшую выглядывать из окошка киоска, и на какое-то мгновение — ему снова показалось, что он видит молодое, красивое лицо девушки, с немного грустными глазами. Миг — и снова лицо девушки растворяется в воздухе, и на его месте — проявилось морщинистая физиономия старухи.

— Чё, застыл? Или, может быть, влюбился в эту старуху? — насмешливо спросил Васька.

— По-моему я — на мгновение вспомнил: что такое любовь, Васька! — беспомощно оглядываясь на киоск, произнёс Валерка.

— Совсем ты мой друг, рехнулся без водки. Ничё, придём в родную деревню — я тебя буду лечить. Нас ещё ждут — недопитые стаканы! — ответил Васька.

Придя домой, друзья обнаружили на столе, оставленные ими полные стаканы и сходу — их не закусывая, оприходовали их.

— Выдохлась, зараза! — сказал Васька с перекошенным лицом и поставил стакан на стол. — Давай ещё по одной — за свободу!

Налив ещё по стакану, они вдвоём стали заполнять лотерейные билеты. Васька лез со своими советами и кричал, что он лучше знает — какие цифры следует зачёркивать, но Валерке только отмахивался и упорно отмечал только ему одному известные цифры. Потом Васька, собрав в кулак всю свою решимость, пошатываясь сбегал на почту и бросил, в висящий на стене почтамта жёлтый ящик «Спортлото», корешки билетов.

Неделя веселья у друзей прошла незаметно, и в один из обычных для них дней включенный телевизор грохотал на всю катушку, объявляя результаты лотереи, но друзья уже ничего не слышали — они безмятежно спали, дружно обнявшись, прямо за столом, и пока что, не знали о том, что их оба билета выиграли в очередной лотерее.

Глава 6. Первый обман

Сумрачный серый свет в маленьком окошке Васькиной избушки и хриплый крик соседского петуха — возвестили о начале нового дня. Экран телевизора ещё светился, но по нему уже бегали только одни чёрно-белые полосы и по всей избе гремел неприятный свист. Вечерние передачи уже давно закончились, а утренние — ещё не начались.

Васька с трудом поднял голову и покосился на распластавшегося на столешнице друга. Пустые бутылки и стаканы валялись на столе и на полу, соседние стулья тоже были опрокинуты. Васька с трудом встал и, пошатываясь, подошел к телевизору. Долго искал кнопку выключения; в конце концов нашел её, щёлкнул её и — в доме настала тишина. Сосредоточил свой взгляд на столе и увидел два листочка.

— А это ещё, что за хрень? — скрипучим от засухи в горле голосом, спросил сам себя Васька.

Подошёл к столу, взял листочки и поднёс поближе к глазам. «Спортлото» — прочитал вслух Васька. Рядом заворочался его друг, застонал и поднял голову. Потихоньку, поочерёдно открыл — сначала правый, потом — левый глаз и попытался сосредоточить свой взгляд на Ваське.

— Ты? — многозначительно спросил Валерка.

— Я, — удивлённо оглядевшись, будто в доме должен быть ещё кто-то, ответил Васька.

— А-а-а, — удовлетворённо протянул друг и снова уткнулся лицом в стол, но тут же резко поднял голову. — А где мы?

— У меня! Пить меньше надо! Алкоголик! — раздраженно крикнул Васька и отвернулся от друга.

— Сам такой! — огрызнулся Валерка.

— Я хоть на ногах стою, а ты и свою морду поднять от стола не можешь! — гордо заявил Васька.

— П-а-а-думаешь, я тоже так могу! — ответил Валерка и пошатываясь, встал из-за стола. — А что у тебя за бумажки в руках?

— Ты вчера билеты «Спортлото» не заполнял? — подозрительно спросил Васька.

— Не-ет, не помню! — тряхнул головой Валерка.

— Во-о-о, значит их — заполнял я, — удовлетворённо посмотрев на друга, констатировал желанный для себя факт Васька. — Собирайся, пойдём на почту, посмотрим в газетах результаты розыгрыша.

Васька, суетливо побежал в соседнюю комнату, не выпуская из своих рук драгоценные билеты «Спортлото».

— Давай, пошевеливайся, скоро почту откроют, — прокричал Васька, одевая на себя самую лучшую свою одежду.

— А чего мне собираться, я и не раздевался вовсе? — удивлённо ответил Валерка.

В дверь почтового отделения Васька прошёл первый, крепко прижимая к груди два лотерейных билета. Оглядевшись по сторонам, он заметил на прилавке подшивку газет и опрометью кинулся к ней. Открыв потрёпанную картонку, сшивающую подборку газет, перевернул её на последнюю страницу, и нашел заветную строчку — с результатами лотереи. Дрожащей рукой он приложил билеты к газете и сравнил цифры в его лотерейных билетах с цифрами в газете.

— Первая — совпала, вторая — совпала, третья — совпала, четвёртая — совпала, пятая — совпала…

Васька зажмурился и отвёл взгляд в сторону. Последняя цифра и — максимальный выигрыш! Открыл глаза и сравнил последнюю цифру своего лотерейного билета с цифрой в газете.

— Есть! Я выиграл! — нервно заорал Васька на всё отделение почты.

Напуганные односельчане, сначала не поняли в чём дело, потом сообразили и столпились вокруг Васьки, радостно демонстрировавшему им — два билета и, одновременно, тыкая заскорузлыми пальцами в развёрнутый лист газеты.

Это я на прошлой неделе покупал билеты! — важно объяснял Васька. — Сначала хорошо подумал, а потом зачеркнул свои заветные числа — вот и выигрыш. Учитесь, пока я жив! Делайте так как я — и тоже богачами будете!

— Может, и правда лотерейный купить, — загомонили женщины.

— С тебя причитается! — важно произносили мужики, похлопывая Ваську по плечу.

— А как же, всей деревне выставлю, за мной не заржавеет! — гордо ответил победитель. — А другу своему — куплю квартиру в городе. Пусть там ума набирается.

— Вот это мужик! Добрейшей души человек! Сам выиграл, а товарища своего не забывает — золотое сердце, — загомонил собравшийся люд.

— Спасибо! — сконфуженно ответил Валерка, слегка прослезившись.

— Не за что, мой друг! Помни мою доброту и, что у тебя есть надёжный друг — на которого ты всегда можешь положиться! — важно подняв голову, и оглядев окружающих, Васька подошел к Валерке и обнял его. — Я — с тобой, а значит, ты по жизни со мной не пропадёшь.

— Валерке действительно тяжело: вот Люська — подлюка, такого человека хорошего бросила, а вот друг его не забыл — царский подарок сделал! — произнесла начальница почты. — А могла бы теперь в городе жить! Дура!

— Ну, красавица-начальница, выдай-ка мне, мой выигрыш! — сказал Васька, гордо оглядел собравшуюся публику и протянул почтальонше два лотерейных билета.

— Да, ты что, Васька? Откуда у нас, на нашей деревенской почте, такие деньжищи? Мы только до пятидесяти рублей выдаём, — удивлённо глядя на протянутые билеты, произнесла начальница почты. — Это тебе в город надо, в наше местное отделение «Спортлото». Там — тебе всё и оформят в лучшем виде!

— Оказывается — я теперь богаче наше родной почты, а может, и всей деревни?! — радостно усмехнулся Васька.

— Оно ж конечно: откуда же в нашей деревне у народа такие деньжищи?! — загомонили мужики. — Ясное дело — в город тебе подаваться надо. Там всё и разъяснят, и выдадут, как тому полагается!

— Ну, в город, так в город! Пошли, Валерка, день только начался — успеем ещё всё сделать! Пока, мужики! Пошли мы с другом в город за своим счастьем! — рассмеялся Васька и, взяв под руку своего друга, вышел на улицу.

У крыльца, перед почтой — между грязными лужами, уже столпилась вся деревня — всему народу страсть, как хотелось посмотреть на единственного в деревне счастливчика, умудрившегося выиграть в «Спортлото» и сразу — двумя билетами. Народ шумно переговаривался, а когда дверь почты открылась, разом замолкла, увидев виновника суматохи — Ваську, в обнимку с другом, и стали ждать, что он им скажет. Счастливчик — не растерялся, принял позу оратора: и весёлым, жизнерадостным тоном, начал своё выступление:

— Родные односельчане, я — один из вас! Ничем не хуже, и не лучше, но сегодня мне повезло чуть-чуть больше, чем вам; но я помню, что я — это частица вас и, поэтому раздам всем вам, в честь моего выигрыша, по десятке — на подарки вам самим и вашим детям. Так, что, как только оформлю выигрыш — ждите меня обратно. Я своих — не забываю! — воскликнул Васька и торжественно оглядел внимавших ему односельчан.

— Во мужик даёт — справедливый мужик! Наш человек! — восторженно крикнули из толпы.

— Правильно! Не то, что наше государство! Обещает одно — даёт другое! — ответил кто-то.

— Качать парня! Такого бы нам в председатели! Во бы славно зажили! — заметил третий.

Толпа оттеснила Валерку и, подхватив счастливчика на руки, понесла его до самой границы деревни. Друг, понурив голову плёлся следом.

— Ты что, не рад везенью друга? — крикнул кто-то сбоку и толкнул Валерку в плечо. — Понимаю, завидки берут, что не ты выиграл, да?

Валерка поднял голову, желая посмотреть на говорившего, но увидел только спину плотного мужика, ввинчивающегося вглубь толпы и приноравливающегося, хотя бы чуть-чуть, прикоснуться к везунчику. Может, и его фортуна коснётся своим крылом. Васька, как лодка на волнах, плыл над окружающей равниной, по залитой дождём дороге, но теперь: ему все лужи и грязь на дороге были нипочём. Всю грязь на себя принимал народ. В голове Валерки промелькнуло смутное воспоминание о вчерашнем вечере, как будто, он с Васькой чирикал ручкой на чём-то, но на чём именно, так и не смог вспомнить. Махнув на всё это рукой, он направился к Ваське, которого односельчане уже поставили на ноги и напутственно похлопывали по плечу. Васька всем улыбался и что-то отвечал.

— Ну, что отстаешь от победителя? Пошли, мой друг! Ты познаешь со мной все прелести счастливой жизни! Весь мир будет у наших ног! — приобняв друга, пафосно произнёс Васька, и друзья направились навстречу новой жизни.

Глава 7. Новая старая квартира

— Ну, как тебе твои новые хоромы? — Васька гордо осмотрел комнату со старой мебелью, оставленной прежними хозяевами. — На мой взгляд неплохой обмен получился. Всего пять тысяч приплатили к твоей деревенской развалюхе, и ты теперь полноценный горожанин, хозяин, правда однушки и в хрущёвке, но — зато в кирпичном доме и в областном центре!

— Спасибо, Васька, ты настоящий друг! Я правда такого и не ожидал! — ответил Валерка и благодарно посмотрел на товарища.

— А знаешь, я тебе даже завидую! Мне вот пришлось не трогать свою халупу. Хочу заняться бизнесом — деньги нужны, и немалые, на раскрутку, поэтому не обессудь, что дал тебе много меньше половины. Вот поставлю дело на широкую ногу, тогда и ты обижен не будешь! Клянусь, Валерка!

— Да, что ты Васька! Не надо оправдываться, ты и так поступил благородно — подарил другу квартиру. Не каждый на такой поступок способен!

— Что ты тут такого особенного нашел? Ты ведь мне друг, а для друга я готов на всё! Да, вот у меня появилась идея, а что, если я поживу пока в твоей квартире? Ты ведь другу не откажешь в приюте?

— О чём ты говоришь — живи сколько захочешь! — простодушно разрешил Валерка.

— Понимаешь, не с руки мне пока деньги вкладывать в недвижимость. Я даже точно не знаю сколько мне понадобиться денег для начала.

— Да брось оправдываться! — махнул рукой Валерка.

— Если на, то пошло, и мы теперь в общем деле, — будет логично, если товар будет храниться здесь, в квартире: никаких затрат за хранение, да и ты сможешь за товаром приглядеть, пока я по делам мотаюсь. Ты ведь мне друг?

— Не беспокойся я пригляжу за твоим товаром — всё равно мне делать пока нечего.

— Вот и замечательно — я знал, что ты мне не откажешь! — расчувствовавшись произнёс Васька и крепко обнял своего друга.

— Мы с самого детства вместе. Как я могу тебе отказать? — ответил Валерка.

— Ну, тогда я побежал, у меня ещё дел — целый воз и маленькая тележка! Надо до конца фирму зарегистрировать, с нужными людьми повстречаться и переговорить, в общем — начинаю жизнь бизнесмена! Понятно?

— Конечно, понятное дело, тебе сейчас сложно, но я верю: у тебя всё наладиться!

— Само собой наладится! Я в этом даже нисколько не сомневаюсь — мы будем самыми богатыми людьми в нашей стране! — самоуверенно заявил Васька.

— Удачи тебе! — крикнул ему вслед Валерка, когда дверь квартиры за спешно убежавшим другом уже закрылась.

«Надо и мне найти себе какое-то дело. В областном центре должно же быть полно работы, а я и тракторист, и водитель. Могу и слесарем, если надо. Как-никак сельхозтехникум не зря ведь заканчивал! Должен найти себе работу! Негоже на шее у друга сидеть! Начну с сегодняшнего числа новую жизнь!», — заразился инициативностью друга Валерка. Покопавшись в своих карманах, он выгреб из них всё содержимое, пересчитал: «Получилось немного, но на ужин нам с Васькой вполне хватит. Ведь прибежит со своих дел — голодный, как чёрт», — подумал Валерка и решил сходить в магазин: накупить продуктов для пустого холодильника и, заодно, — купить газеты с объявлениями о городских вакансиях.

К вечеру, на газовой плите скворчала сковородка с яичницей, а на столе — лежала буханка чёрного хлеба и стояла пара бутылок кефира. Валерка одной рукой переворачивал яичницу, а в другой держал газету с объявлениями и внимательно изучал рубрику «Требуются». «Вот, по-моему, и работа для меня подходящая — требуется водитель категории „С“ на городской хлебозавод». Валерка положил на стол газету и стал выворачивать яичницу в тарелку, когда замок входной двери щелкнул и в коридоре раздался весёлый голос Васьки:

— Хозяева дома?

Валерка выскочил в коридор и остолбенел от неожиданности. Из-за спины Васьки выглядывали две разукрашенные девицы и потихоньку хихикали.

— Вот, знакомься: Танька и Ленка — лучшие девушки нашего города, — представил гостей Васька. — Проходите девушки, будьте как дома! А это Валерка — мой лучший друг! Прошу любить и жаловать, особенно любить!

— А у меня яичница почти готова, — растерянно произнёс Валерка.

Вся компания, за исключением Валерки, громко рассмеялась.

— Смотрите, девушки, какой хозяйственный у меня друг! Не теряйтесь, а то уведут, и будете потом жалеть об этом замечательном парне всю свою оставшуюся жизнь! — пошутил Васька.

Девки снова громко захихикали, а Валерка снова ушёл на кухню дожаривать к яичнице колбасу, по стечению удачных обстоятельств, купленную в ближайшем магазине.

— Ты куда? Смотрите, девушки, он ещё и стеснительный! Нет, у моего друг сплошь положительные черты характера! А ведь не зря говорят: скажи — кто твой друг и я скажу — кто ты! Поэтому вы, девушки, должны догадаться — каков я! — произнёс Василий и игриво посмотрел на подружек. — Давай-ка дружненько на кухню — Валерка нас уже там ждёт с нетерпением!

Васька подтолкнул пониже спины разом обеих хихикающих подружек, и ввалился вместе с ними на кухню.

— А вот и наш вклад в наше общее дело! — бодро сказал Васька и выставил на стол две поллитровки.

Валерка посмотрел на бутылки и не сдержался — поморщился.

— Ты что, Валерка? Не приболел ли часом? — подозрительно покосился на друга Васька. — А вот мы тебя сейчас с Таней и Леной полечим!

Васька приобнял за талии девиц и разом прижал их объёмные бюсты к своей груди.

— Какая тебе больше нравится, Валерка, любую забирай! Сегодня я на всё готов ради своего лучшего друга!

— Мне всё равно, — тихо ответил Валерка, бессмысленно переворачивая яичницу на тарелке.

— Ленусик, развесели-ка моего товарища! Как жена от него сбежала, так у него ещё ни одной женщины не было, а это, видимо, отрицательно сказывается на его нервной системе! — улыбаясь произнёс Васька и под филеёную часть подтолкнул одну из девок к другу.

В конце концов разобрались — кто сегодня чей, все уселись за стол и две принесённые Васькой бутылки опустели почти мгновенно. Потом пришлось ещё пару раз бегать в дежурный магазин, потом ещё пару раз к таксистам. Наконец улеглись на соседних диванах, и Валерка мгновенно отключился, так и не дотронувшись до Ленки. Посреди ночи его растормошил Васька, сунул в руку авторучку и попросил поставить наугад крестики на небольшом листке бумаги. Валерка выполнил просьбу друга и сразу же снова вырубился, напрочь забыв, о ночной просьбе друга. Ленка, лежащая рядом с ним, даже и не пошевелилась.

Глава 8. Первый товар

— Рота подъём! Форма одежды — парадная! — проорал Васька, едва войдя в квартиру.

— Ты что, одурел! С утра пораньше орешь. Как оглашенный! — проворчал Валерка, пытаясь раззявить заспанные глаза.

— Вставай родненький — нас ждут великие дела! — подошел Васька и потрепал друга по голове.

— Что ещё за дела: будишь ни свет — ни заря, все нормальные люди ещё спят, а ты уже намылился куда-то! — проворчал Валерка.

— Не куда-то, а откуда-то! Мой первый товар привезли, пошли разгружать! — хитро улыбаясь, приказал Васька.

— Дай, хоть одеться, — жалобно простонал Валерка.

— Одевайся, и побыстрее, а то извозчик небось уже счётчик включил. Так, что давай, давай — время не ждёт! — поторопил Васька.

У самого подъезда дома стоял крытый «Зил», доверху нагруженный всяческими картонными коробками. У откинутого кузова уже нетерпеливо прохаживался Васька.

— И как ты только в армии вставал?! Еле-еле двигаешься — прям, как весенняя муха на стекле. Подожди, сейчас я залезу в кузов и буду тебе подавать товар! Какой я предусмотрительный, что купил тебе квартиру на первом этаже. Надо будет решётки на окна поставить! Сегодня же пригоню мастеров! А ты будь дома, карауль и никуда не отлучайся. Ну, не спи — принимай груз! — рявкнул Васька.

Через час машина была разгружена. Товар занял почти половину комнаты.

— И чего это? — спросил Валерка, оглядывая гору коробок.

— Оргтехника — ходовой сейчас товар! Вот реализую и буду иметь кой-какой капиталец для расширения своего бизнеса, — оценивающе поглядывая на гору коробок, ответил Васька.

— А кому это, столько добра можно продать? — Валерка недоверчиво посмотрел на товарища.

— Места рыбные знать надо. Я уже договорился, так что эта партия должна уйти со свистом! Тьфу-тьфу! — опасливо сплюнул Васька через левое плечо.

— Ну, не знаю, я бы так не смог, — с сомнением пожал плечами Валерка.

— Вот, поэтому я — это и есть я, а ты — это всего лишь ты! — с чувством превосходства Васька посмотрел на друга. — Но ты не тушуйся, у тебя есть я, а со мной ты не пропадёшь!

Товар действительно ушел быстро, буквально, за неделю и, в одно прекрасное утро, Васька подкатил к дому на бэушном «Мерседесе»; но для времён отживающего свои последние месяцы существования СССР, когда на дорогах присутствовали ещё почти исключительно машины советского автопрома — это был просто шикарный автомобиль. Выйдя из машины и громко захлопнув за собой дверь, Васька с победным видом оглядел окна своего дома и с деловым видом обошёл по кругу свою машину, попинав для пущей важности колёса.

Валерка, в это время, жуя свой утренний бутерброд, безразлично глядел в кухонное окно и, когда Васька вышел из импортной машины, чуть не подавился от неожиданности. Бросив на стол недоеденный бутерброд, он стремглав выбежал к другу.

— Ну, зацени? — с торжествующим видом глядя на товарища, сказал Васька.

— Это чья? — оторопело спросил Валерка, поглаживая блестящий бок машины.

— Как это — «чья», моя, конечно! — удивлённо произнёс Васька.

— Правда? — округлил глаза Валерка.

— А то! Ты за кого меня держишь? Что, по-твоему, такой кооператор как я, на каком-то «Жигулёнке» должен ездить?

— А можно я за рулём посижу? — осторожно спросил Валерка.

— Да пожалуйста! — с важным видом ответил друг.

— А мотор сколько лошадей?

— Много! — с важным видом ответил Васька. — Под капот не заглядывал и не подсчитывал.

— Ну, а ощущения какие?

— Сказка! Прям — как птица летит! Дороги только сволочные, как и власть в нашем городе! — со злостью произнёс Васька.

— А откуда ты про власть в нашем городе знаешь?

— А кому я, по-твоему, всю эту китайскую технику впендюрил — нашей родной областной администрации. Во сволочи, чуть не половину отката себе взяли! Ну да ладно, первый блин всё-таки, но зато нужные контакты наладил. У нас в городе: ещё никто компами не торгует, так что я — первый. Открою свой магазин и возьму под своё крыло, с покровительством местных властей, всю область, а потом и дальше пойду.

— Ну, ты даёшь? А откуда у тебя столько денег на закупку товара появилось? — с наивностью глядя в глаза друга, спросил Валерка.

— Врождённая предпринимательская жилка! — не моргнув глазом, ответил друг.

— Слушай, Вась, а давай прокатимся, я ведь никогда в жизни не ездил на импортной машине? — умоляюще глядя в глаза друга, попросил Валерка.

— Ну, не знаю — ещё поцарапаешь! — с сомнением ответил Васька.

— Да, ты что? Я же с детства за рулём. Отец мой, светлая ему память, сам здорово шоферил и меня научил! Ну, ты же знаешь, Вась! У меня за всё время работы в колхозе ни одной аварии! — принялся уговаривать друга Валерка.

— Ладно, что ради лучшего друга не сделаешь! — произнёс Васька, садясь на соседнее с водителем кресло. –Давай, только осторожно трогай; она, знаешь, во сколько мне обошлась!

— Да, я — как с дитём родным — нежно-нежно, — довольно улыбаясь, ответил Валерка.

Машина осторожно выехала со двора и покатилась по улицам областной столицы. За окном замелькали панельные дома; люди, спешащие на работу сами и тащившие за собой хнычащих малышей в детсады и ясли. Транспаранты: «Слава труду!» и «Миру — мир!», напоминали о приближающихся майских праздниках. Народ с раннего утра уже привычно занимал очереди в магазины. Валерка с любопытством разглядывал город, как будто в первый раз его видел. Иногда, его машину сопровождали любопытные взгляды, а младшее поколение вообще зарения совести тыкали в проезжающую машину пальцем. Валерка даже не сразу среагировал: на вдруг раздавшийся, свисток милиционера и, только ещё немного проехав, в зеркале заднего вида разглядел нервно машущего своей полосатой палкой постового милиционера. Пришлось остановиться и выйти из машины.

— Тьфу ты, чёрт! — выругался Васька одновременно с другом выйдя из автомобиля.

— Нарушаем, граждане! — с тяжёлой одышкой возмущённо произнёс, подбежавший к ним полноватый сотрудник милиции. — Я вам машу, значит, а вы, и реагировать на мой сигнал не собираетесь!

— Извините, товарищ начальник, первый раз на такой машине. Сразу и не заметил, — стал оправдываться Валерка.

— Первый раз, значит! — проворчал, уже немного успокоивший своё дыхание постовой, обходя вокруг машины, зачем-то осторожно её трогая и цокая языком. — А машина такая откуда, значит?

— Из Германии пригнали, — вставил Васька.

— Из Германии, значит, — задумчиво повторил милиционер. — А всё-таки машина — чья?

— Немецкая, «Мерседес» ведь, — недоуменно пожал плечами Валерка.

— Вижу, что не «Запорожец»! — возмутился милиционер. — Я спрашиваю: владелец машины кто?

— Ну, я, — ответил Васька.

— Папрашу, ваши документики! — приняв официальный вид, потребовал постовой.

— Вот, пожалуйста! — ответил Васька и протянул милиционеру техпаспорт и водительское удостоверение.

— А почему за рулём, во время движения автомобиля, находился посторонний? — укоряюще спросил гаишник.

— Понимаете, товарищ начальник, я давно не был за рулём, а теперь купил новую машину — боязно очень! Вот, попросил своего друга помочь мне, — попытался вывернуться Васька.

— Кооператор небось? — укоризненно спросил милиционер.

— Ага, — ответил Васька.

— Дал вам Горбачёв развернуться, а о простом народе, вроде нас милиционеров, забыл, — сокрушённо произнёс милиционер, ещё раз многозначительно покосившись на машину, и уже обращаясь к Валерке спросил. — Ваши документы, товарищ посторонний?

— Вот, — растерянно, чувствуя себя виноватым перед другом, произнёс Валерка.

— Так, стаж семь лет, а постового не заметили — странно!

— Можно вас, товарищ начальник, попросить на минуточку. У меня как раз есть к вам один личный вопрос, — обратился Васька к постовому, одновременно усиленно подмигивая другу.

Валерка непонимающе пожал плечами, а его друг и постовой отошли в сторону, и о чём-то стали шептаться, потом Васька зачем-то полез в карман и, быстро оглянувшись по сторонам, сунул что-то в руку постовому, который тоже: тут же оглянулся по сторонам, и положил полученное в свой карман. Постовой ещё раз обошёл машину, ещё раз её зачем-то потрогал и подошёл к Валерке.

— Ну, что ж, товарищ действительно давно не был за рулём, а машина дорогая и здесь очень даже понятны его волнения и опасения. Так, что, товарищ водитель, осторожно доставьте машину и хозяина автотранспорта по месту прописки, и счастливого пути! — козырнул постовой и направился в сторону своего служебного мотоцикла.

— Пронесло, еле откупился от него, — покосившись на уходящего постового произнёс Васька. — Так, что ты мне теперь должен! Ты катаешься, а мне — расплачиваться!

— Как же я с тобой рассчитаюсь, — сокрушённо хлопая себя по пустым карманам, ответил Валерка.

— Да ерунда, не бери в голову! Заполни мне по дружбе лотерейный и мы с тобой в расчёте. Ты же у телевизора, тогда в деревне, отгадав все шесть номеров, — сказал Васька и испытующе посмотрел на друга.

— Да, что ты! Это какое-то у меня наваждение было, а сейчас вроде даже и не чувствую ничего. — махнул рукой Валерка.

— А ты черкани крестики, а я послезавтра проверю! — радостно ответил Васька и протянул другу ручку и билеты. — Садись в машину и черкани, проверим — осталась ли с тобой изменчивая фортуна.

Через неделю Валерка вспомнил о лотерейных билетах, когда разгружали очередную партию товаров из хорошо знакомого ему «Зила».

— Вась, а как те лотерейные билеты — выиграли?

— Да, не-е-е, не повезло нам, — пробурчал Васька и быстро отвернулся.

— А-а, ну, ничего, Васька, зато тебе в прошлый раз здорово повезло! — попытался успокоить друга Валерка.

Глава 9. Предложение, от которого нельзя отказаться

— Разрешите Василий Иванович? — постучавшись, заглянул в дверь начальник охраны.

— Что у тебя, Геннадий? — оторвавшись от бумаг, спросил хозяин кабинета — бывший Васька.

Теперь единоличный хозяин разросшегося за год кооператива «Альфакомп», уважительно именовавшийся подчинёнными — Василий Иванович.

— Вас какой-то странный мужчина спрашивает, говорит, что по очень важному делу, а конкретно, что ему от вас нужно, уточнять не стал. Утверждает, что уполномочен говорить только лично с вами, — доложил начальник охраны.

— Проводи его ко мне!

— Моё присутствие для вас необходимо?

— Не волнуйся, Геннадий, справлюсь!

Через несколько минут в кабинет, в сопровождении начальника охраны, вошёл представительного вида мужчина с кожаным дипломатом. Он деловито оглядел кабинет, изучающе рассмотрел лицо хозяина и с улыбкой протянул руку для приветствия.

— Разрешите представиться, Вениамин Арнольдович, руководитель местного отдела «демократического союза» — к вашим услугам. Имею все полномочия вести от имени нашего отделения переговоры — по любым жизненно важным для наших сторон вопросам.

— Василий Иванович, владелец компании «Альфакомп».

— Как же, как же — наслышаны мы про вас. Насколько мы знаем, ваша компания уже целый год успешно работает в нашем городе, да что там в нашем городе — вы уже и по всей области хорошо известны, — немножечко польстил хозяину кабинета Вениамин Арнольдович.

— Да, мы охватили услугами поставок и ремонта оргтехники практически всю нашу область: включая, — административные заведения области, крупные компании и, в настоящее время, уже вышли за её пределы в соседние регионы, — с гордостью прокомментировал Василий.

— Да, да — нам об этом тоже известно! Это конечно похвально — новое, так сказать, мышление во всей своей полноте, так сказать; новый подход к ведению хозяйственной деятельности в нашей стране, — задумчиво произнёс гость, внимательно поглядев на хозяина кабинета и замолчал.

— Простите, Вениамин Арнольдович, у вас, наверное, ко мне какое-то неотложное дело? — поглядывая на часы, спросил хозяин кабинета.

— Конечно, конечно! Просто так, безо всякого дела, к столь занятому человеку я бы не пришёл. Нашу, я не побоюсь этого слова, уже практически партию, интересует: как вы относитесь к вопросам политики, Василий Иванович?

— А зачем это вам нужно знать? — настороженно спросил Василий.

— Понимаете, мы бы хотели предложить вам, как человеку новой формации, не заражённого коммунистической идеологией и активно, на практике её отвергающего, вступить в ряды нашего «демократического союза». Нам нужны люди — честно заработавшие свой капитал в новых условиях хозяйствования. Вы нам полностью подходите. Вы могли бы стать — эдаким живым примером простой, человечной историей успеха, в условиях противоборствования с остатками загнившего социализма. Опираясь на таких людей как вы, Василий Иванович, наше движение сможет успешнее идти к власти и разрушить все мешающие дальнейшему развитию нашего общества атавизмы социалистического строя. Социализм — кандалами висит на ногах людей страны и мешает нашему обществу строить нормальное, свободное, демократическое государство, в котором — настоящая, не декларированная свобода его граждан будет краеугольным камнем формирования нового, счастливого общества.

— Вы меня буквально озадачили, Вениамин Арнольдович; право слово, я совсем не ожидал от вас такого предложения. Да, я слышал про вашу организацию. Знаю, что вы являетесь ярыми противниками коммунистов, но право слово, не ожидал. Хотя, и, не скрою, ваше предложения мне лестно и весьма интересно!

— Я чувствовал, что моё предложение вас заинтересует. А как вы относитесь к коммунистической идеологии?

— Да, никак — мне как-то по жизни все их потуги построить свой коммунизм — вызывали одни приступы смеха. Если не ошибаюсь, ещё Никита Сергеевич Хрущёв обещал, что мы будем жить при коммунизме. А где он? Лично я: за то, чтобы дать человеку возможность себя реализовать в бизнесе, а при коммунистах у меня такой возможности не было; и не будет, и за одно это — я их бы ликвидировал, как класс, — возмущенно произнёс Василий и резко стукнул кулаком по столу.

— А как же вы объясните поставки вашим кооперативом оргтехники облисполкому компартии? — улыбаясь, спросил Вениамин Арнольдович.

— Ну, это бизнес и ничего личного! — в ответ усмехнулся Василий.

Гость и хозяин кабинета прекрасно поняли друг друга и весело рассмеялись над шуткой.

— Может вам чаю или кофе предложить, Вениамин Арнольдович?

— Не откажусь, Василий Иванович. В таком шикарном кабинете, как у вас, не грех и чаю испить, — продолжая улыбаться, ответил гость.

— Леночка, нам два чая! — нажав на кнопку селектора, попросил Василий.

— Я так чувствую, что мы найдём с вами общий язык! — произнёс гость, принимая от секретарши принесённые чай и печенье. — У меня даже промелькнула мысль: а не взять ли мне, вас, — в свои заместители?

— Даже не знаю, — скромно опустил глаза Василий.

— А вы не сомневайтесь, я верю, что вы будете достойным бойцом за наши интересы против ортодоксальных коммунистов! Человек, способный построить бизнес в казарменных условиях, не может быть плохим руководителем! — заверил Вениамин Арнольдович.

— И что мне нужно будет делать?

— Не буду перед вами лукавить — нам нужны финансовые ресурсы для успешного продвижения наших идей, нам нужно будет привлекать на свою сторону максимальное количество сочувствующих. Для этого нам будут необходимы: и газеты, и радио, и телевидение. Иначе, — нам в этой схватке не устоять; ибо противостояние с этим закостенелым социалистическим строем будет жестоким. Нам нужно максимально дискредитировать социализм в глазах обывателя. А как это лучше всего сделать? Дефицитом! Причём, тотальным дефицитом, и в самой его острой форме! — заявил гость.

— Это как? У нас и так в городе уже введена карточная система! Куда уже хуже?

— А пусть люди и по талонам не смогут отовариваться! Пусть продуктов в городе — вообще не будет!

— Но люди же будут голодать, будут массовые недовольства населения!

— И отлично! Пусть будут недовольные и побольше недовольных — они тогда зубами выгрызут этот уродливый социализм! — брезгливо произнёс Вениамин Арнольдович.

— Если это будет по всей стране — мы же её разрушим! — озадаченно глядя на демократа, произнёс Василий.

— А, как вы думали, батенька? Иначе мы с этими уродами и не справимся! Только так — и никак иначе мы не сможем утвердиться в этой стране и навечно закрепить идеи частной собственности, и установить здесь нормальные рыночные отношения! Только через слом, путь через колено, возможно, немного кровавый, в котором многие могут пострадать или, более того, погибнуть, но — это безжалостные жернова истории, в которые попадают только слабейшие! Вы же, не из их числа? — резко спросил гость.

— Вроде, как нет, я сейчас крепко стою на своих ногах! — довольно произнёс Василий.

— А придёт экспроприатор в кожаной тужурке, с красной лентой на папахе и с наганом на ремне! Что вы тогда будете делать — капиталец у вас же. уже не маленький! А, батенька, что?

— Я буду грызть их, до самых костей, а дойду до них — перегрызу и кости! — зло ответил Василий Иванович.

— Вот! — удовлетворённо произнёс Вениамин Арнольдович, — Так вы с нами?

— Да! — ни секунды не раздумывая ответил бывший Васька.

— Отлично, мы своих людей не забываем, а большому кораблю и большое плавание!

— Вот, материалы нашего «демократического союза». На досуге можете ознакомитесь с ними, а вот в этом бланке, я думаю, что вы не откажетесь поставить свой автограф. А вот это — заявление о приёме в наши ряды. Вот здесь, пожалуйста, — указал на место росписи партийный деятель.

Хозяин кабинета немного подумал, посмотрел на гостя и поставил на заявлении о вступлении в партию «демократического союза» свою размашистую подпись.

— Хорошо, и напоследок, один совет: присмотритесь к нашему местному нефтеперерабатывающему заводу. Поверьте — это того стоит, а мы вас в своё время поддержим, не сомневайтесь! — заверил демократ.

Гость ушёл, а хозяин некоторое время неподвижно сидел в своём массивном кресле и обдумывал сложившуюся ситуацию, потом нажал кнопку селектора.

— Леночка, позови ко мне нашего начальника службы безопасности.

Буквально через минуту раздался стук, и подчинённый вошёл в кабинет.

— Садись, Геннадий! Есть у меня к тебе очень серьёзное дело. Директора нашего нефтеналивного завода знаешь?

— Приходилось несколько раз общаться — партийный выдвиженец, раньше был инструктором по культуре в соседней области, — пожал плечами Геннадий. — Видимо, перед пенсией по-родственному его пристроили, чтобы успел немного жирка подкопить.

— Понятно, видно кумом кому-то у партийных руководителей приходится. А как ты думаешь — подвинуть его сможем?

— В каком смысле «подвинуть»?

— А в том, чтобы нам, самим, заняться нефтяным бизнесом в нашей области!

— Эка вы хватили, Василий Иванович!

— А что? Пора становиться многопрофильным концерном. А здорово ведь звучит — концерн! Это тебе не какой-то там советский заводишка, — довольно расхохотался хозяин кабинета.

— Да, звучит-то хорошо, да вот с какого боку нам к этому делу подступиться?

— Не тушуйся! Поддержка новой партии власти, нам уже фактически обеспечена, поэтому особо церемониться не вижу здесь никакого резона! Возьми с собой покрепче ребят и сходи потолкуй, с этим — потенциальным пенсионером: на предмет ухода на заслуженный отдых. Пусть осознает свою ответственность перед государством и народом, и не стоит на пути перестройки, ибо такие консерваторы как он, и мешают истинному развитию нашего государства.

— А как облисполком партии прореагирует на наши манёвры?

— Коммунистам осталось жить на политической сцене в нашей стране — всего ничего, и они это прекрасно понимают так, что и в облисполкоме умные ребята уже давно копят жирок; что бы было с чем стартовать в светлое капиталистическое будущее. А мы, со своей стороны, поможем понятливым людям достойно уйти в тень. Я сам лично съезжу к нашему первому секретарю и обрисую ему перспективы его будущего. И ещё, надо будет организовать в области маленький дефицит бензина на заправках, так сказать, наглядную иллюстрацию, чтобы народ и руководство области поняло: что наш директор нефтеперерабатывающего завода находится не на своём месте.

— А милиция?

— Что милиция? Первый раз всегда немного страшно, а кто не рискует, тот не пьёт шампанское. Будет нам бумага с полномочиями из центра. Так, что прикроемся со всех флангов!

— Понял, Василий Иванович, разрешите приступить к выполнению поставленной задачи.

— Давай, Геннадий, и, чтобы все почувствовали, кто в области настоящий хозяин!

Глава 10. Жизнь низов

Валерка с лязгом захлопнул дверь старенькой хлебовозки и устроился поудобнее на жестковатом сиденье водителя. Закрутил поплотнее окно и сложил руки на баранке.

— Валерка, ты путёвой лист взял? — спросила молоденькая девушка экспедитор, недавно принятая на хлебозавод.

— Взял, — буркнул Валерка.

— Нам сегодня все окрестные сёла объезжать. Хлеба всем развозим по минимуму. Своя мука на заводе заканчивается, обещали импортную привезти, да так всё одними обещаниями и кормят.

— Знаю.

— Ты чего, не выспался, что ли? — рассмеялась девушка и толкнула его в бок.

— Отстань, Женька! — легко оттолкнул спутницу Валерка, и повернул ключ зажигания.

— Ну, ты бука! Угораздило же нашему начальству меня в твою машину определить, — надулась девушка и отвернулась к окну.

Валерка вырулил с территории хлебозавода и неспешно покатил по утреннему городу. Включил транзистор, по которому транслировали съезд советов. Поморщился и выключил его.

— Чего выключил? Не нравится? — усмехнулась Женя. — Наши народные избранники ведь выступают?

— Я их не выбирал, — огрызнулся Валерка.

— А зарплату теперь и не знаю даже, чем будут нам выдавать? Мука на хлебзаводе закончилась, наверное, теперь баранками или лучше пусть дают сухарями — на дольше хватит, не испортятся, — рассмеялась девушка.

— Довели народ, а теперь рассуждают: чтобы этому народу ещё такое весёленькое сделать, ведь держаться, проклятый — никак коньки не отбрасывают!

— Брось, Валерка, пусть начальство за нас думает! Не ломай голову! Наша работа — хлеб по сёлам развозить.

— А если завтра хлеба не будет? Что мы повезём? — резко повернув к напарнице голову, спросил Валерка.

— Ну, дома останемся! — стушевалась Женя.

— А люди, что есть тогда будут? А мы сами что? Зарплата скоро — как фантики от конфет будут: красивые — а толку никакого. Магазины-то пустые. Где весь товар? Куда он делся?

— Далось тебе, в политику лезть! Ты лучше скажи — я красивая? — кокетливо спросила девушка?

— Наверное, — покосившись на попутчицу, ответил Валерка.

— Нет, не так! Ты посмотри на меня получше, и скажи — я красивая? — подув на непослушную прядь волос, спадающую на глаза, снова спросила Женя.

— Некогда мне, за рулём я, — попытался отговориться Валерка.

Вы прочитали бесплатные % книги. Купите ее, чтобы дочитать до конца!

Купить книгу