электронная
Бесплатно
18+
Идеальный мир войны (Корус)

Бесплатный фрагмент - Идеальный мир войны (Корус)

Том I. Глава 1

Объем:
278 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0050-2866-2
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

ИДЕАЛЬНЫЙ МИР ВОЙНЫ (Корус)

Том I, глава 1

Часть 1. Панура

— Ами! — Послышался вдали встревоженный голос генерала Тида.

Киди открыла глаза, ее взору предстало безоблачное небо, усыпанное звездами, манящими в глубину своего яркого света. Она вздохнула, веки отяжелели и опустились лишив ее редкого момента наблюдать столь удивительно красивое, тихое небо.

— Ами! — Снова окликнул ее генерал. На этот раз голос генерала раздался ближе.

Киди не могла понять откуда доносится его голос и почему он звучит тревожно, совершенно не похожий на его обычный невозмутимый строгий бас? Ее клонило ко сну и единственное, что хотелось сейчас, это чтобы Тид оставил свои попытки найти ее и прочитать очередную нотацию.

— Кид…, Ами! — Казалось, совсем рядом прозвучал призыв к ответу. — Если ты жива, подай знак.

Последние слова Тида, отрезвляюще подействовали на Киди. Мысли занялись вопросами: «От чего он так встревожен и почему предполагает, что я в беде…?». Тело судорожно вздрогнуло, что-то холодное и колкое царапало кожу. С трудом открыв глаза, Киди увидела, как первые лучи красной звезды, коснулись поверхности планеты, скромно согревая ее своим светом. Бессознательно разглядывая небо, Киди балансировала между желанием встать и болью во всем теле, пока луч прожектора пролетавшего корабля, не закрыл ей обзор, жарко ослепив.

— Мы нашли ее, она здесь! — Послышались голоса, и чьи-то шаги стремительно направились в ее сторону.

Попытка повернуть голову, чтобы рассмотреть приближающееся существо, отозвалась сильной болью в висках. Киди хотела обхватить голову руками, но руки не слушались, безжизненно раскинувшись на холодных острых камнях.

Это были камни планеты Панура — серые с бликующими прожилками, подчеркивающими их не ровную кубическую форму. Именно они впивались в ее кожу, доставляли боль.

Жуткие вспышки событий сражения, которое разразилось здесь, всплывали в памяти. Она помнила все, до того момента, как попала под разящую волну бомбы Чики, разрезающую на куски все, что стояло у нее на пути. Эта бомба состояла на вооружении армии повелителя Ров Батора и использовалась на планетных операциях. От разящей волны Киди удалось уйти, но побочный удар, достал ее.

Стало ясно, от чего так встревожен генерал, но не менее важно, кто нашел ее первым — воины Батора или Тид? Чей луч направлен на ее обездвиженное тело, и кто стремительно направляется к ней? Сердце Киди учащенно забилось. Она понимала, если ее нашли ровисы, страшных пыток не избежать, спасением стала бы смерть, но убить себя при непослушных руках она не могла. Оставалось ждать и надеяться, что тело начнет подчиняться.

— Невероятно! Она жива! — Как гром прозвучал незнакомый голос над ее головой. — Графиня Ами, вы слышите меня? — Устремившись к телу девушки, беспокойно произнес незнакомец.

Обращение к ней по имени Ами, успокоило. Ами, было одно из вымышленных имен Киди. Такими именами нарекал ее генерал перед тем, как подключить к бою. Никто из командующего состава, кроме нескольких приближенных к нему вифов, не знал ее настоящего имени и не видел ее.

Киди присмотрелась к незнакомому воину и приподняла руку, желая заверить, что с ней все в порядке. Силы, которые покинули ее на неизвестное время, возвращались. Воин облегченно вздохнул и отошел в сторону, уступая дорогу подоспевшему генералу Тиду.

— Что с тобой? — Генерал опустился на колени, нависая массивной фигурой над распластанным телом.

Не дожидаясь ответа, отбросив тяжелый палантин, он достал сканер и провел им вдоль потрепанного тела несчастной. Отчет сканера озадачил его и складки на его лбу характерно разгладились.

Серые глаза мужчины не верили отчету сканера. Растрепанные русые волосы с проседью, щекотали ей нос, когда наклонялся в попытке услышать дыхание обездвиженной. Что-то не сходилось в показаниях сканера с тем, что он слышал и видел сам, он недоумевал.

Киди не терпелось остановить его и заверить в своем прекрасном самочувствии, но не смогла издать ни звука.

— Даже не пытайся что-то сказать. — Голос генерала теперь звучал привычно холодным басом. — Твои голосовые связки повреждены отравляющим газом. По взгляду вижу, что у тебя, как всегда, все в порядке. И не смотри на меня так, даже не знаю, возмущена ты или молишь о пощаде, но филустарфа тебе на сей раз не избежать. — Для большей убедительности он погрозил Киди пальцем. — Филустарф сюда! — Скомандовал Тид кому-то.

При одной только мысли о восстановительной капсуле, Киди впадала в панику. Она и думать не могла и запрещала другим полагать, что ее возможно, когда-нибудь поместить в филустарф.

Никто с ней не соглашался, но она стояла на своем и обычно избегала участи быть помещенной в капсулу. Однако сейчас, ее способности возражать дали сбой, разве что карие глаза сверлили Тида взглядом полного негодования.

— Ты сильно повреждена, тебе не стоит отказываться от помощи, — настаивал генерал. — В конечном счете, сама виновата. Если бы ты подчинилась и осталась на судне, не пришлось переживать это.

Теперь Киди сменила тактику и с мольбой смотрела на Тида, и все же руки предательски выдавали истинное настроение, ладони сжались в кулаки. Происходила несправедливость, ее действия были оправданы. Не отключи она сигнал доступа к кодам, то волна Чики пришлась на командный корабль. Защите корабля угрожал взлом. Судя по тому, что Тид был рядом, корабль остался цел. Но вместо благодарности получила очередное осуждение.

Генерал решил сменить тему:

— Полагаю, тебе будет интересно узнать, что твой план сработал. Мы отстояли Пануру, — отчитался он, выпрямляясь в полный рост и устремив свой взгляд куда-то вдаль.

После заявления повисло молчание, несколько секунд он ждал положительной реакции девушки, но вспомнив о плачевном обстоятельстве, присел на корточки в надежде увидеть хотя бы улыбку на лице подопечной. Однако вместо одобрительного взгляда он увидел негодование. Прибывший филустарф уже обхватил энергетическими нитями тело девушки и водружал в свои покои.

— Вижу, тебя заинтересовало мое сообщение, — продолжил он, наблюдая за отчаянными потугами Киди противостоять филустарфу. — Даже сейчас ты не хочешь подчиниться…, — со смирением произнес он. — Но я рад, что ты не оказываешь сопротивления. До скорой встречи, наслаждайся отдыхом, — добавил он после щелчка закрывшейся капсулы.

Возмущению девушки не было предела. То, как Тид бесцеремонно обходился с ней, заставляло чувствовать некоторое предательство.

Филустарф направился к кораблю, плавно перемещая драгоценного пациента. Некоторое время генерал сопровождал капсулу, закрывая своим развивающимся под порывами утреннего ветра палантином обзор. У нее не было возможности расспросить Тида о подробностях сражения, но объявленный ей результат все же согревал душу. На Киди начала действовать усыпляющая атмосфера капсулы. Мышцы расслаблялись, в мыслях появилась бессвязность и безразличие. Неожиданно Тид исчез, открыв ей вид на планету.

Последнее что видела Киди, прежде чем впасть в беспамятство, это лучи прожекторов, блуждающих по полю, где трудились санитары серии «Д». Они летали над полем, усыпанным телами воинов, останавливаясь только за тем, чтобы определить их состояние. Чаще, санитары пролетали над десятками тел, сигналя желтым лучом на базу, подсчитывающую количество погибших, прежде чем ими обнаруживалось тело, подающее признаки жизни. Красный луч санитаров, оповещал о выжившем, координаты считывались филустарфами, и воин водружался в капсулу. Но филустарфов подлетающим к телам было не много, еще меньше санитары сигналили красными лучами, что подтвердило худшее. Немного в стороне погружались в контейнеры для переправки погибшие ровисы. Обычно эту функцию выполняли санитары самих ровисов, но на этот раз их не было видно, работу делали аппараты-чистильщики системы Галуны, только что отстоявшей одну из своих планет.

Сложно было понять, что заставило командование Батора оставить тела? Долго задаваться вопросами и впадать в уныние ей не пришлось, тихий сигнал филустарфа оповестил о переходе в режим глубокого сна.

***

Убедившись, что Киди уснула, генерал отдал распоряжение отбывать и поднялся на корабль.

— Корабль готов к вылету, — доложил генералу капитан Лусиф.

— Хорошо. Курс на Йосу.

— Вы возвращаетесь в Храм Виф? — Уточнил капитан.

— Да.

Лусиф уважительно поклонился и скрылся в отсеке командования.

Генерал направился на мостик связи. Там он расположился на одном из кресел стола переговоров и набрал код доступа к храму. Через несколько секунд платформа стола залилась серебристым свечением, в контурах которого Тид узнал командующего-советника виф Гошию.

— Вылетаем, прибудем через пару световых луча, — доложил генерал Тид.

— Почему задержались? — Требовал отчета советник Гошия.

— Нужно было кое-кого найти.

— Поиски увенчались успехом? — Недовольно усмехнулся Гошия.

— Да.

— Хранитель Итумус ждет вашего отчета. Вы заставляете ждать, — отчитал генерала советник.

— Скоро буду, — сухо ответил генерал и отключил связь.

Генерал Тид был верным воином хранителей мира с юных лет. Случаи, когда он не исполнял приказы, крайне редки и незначительны, но с появлением Киди, неисполнение приказов, стало, в некотором роде, нормой. И вот сейчас ему предстояло выслушать очередные упреки, в том числе за это опоздание, и причиной тому была все та же Киди.

Она была землянкой и до ее появления в Галуне, Земля не представляла никакого интереса. Слишком далеко, слишком сложный путь, слишком неинтересно. Теперь интересно, но слишком далеко и путь по-прежнему опасен из-за обилия тяжелых космических тел. Много загадок она принесла с собой — непривычные рассуждения, непредсказуемые решения, реакции, эмоции. Смелая, отчаянная, верная и в то же время хрупкая и беззащитная. Эта девушка не могла защитить себя, но могла защитить других, своим талантом распознавать стратегию, тактику противника, оперативно реагировать на изменения, перестроения и выстраивать другую, не всегда гуманную, но весьма эффективную. Совет Воинов Виф не одобрял решений генерала, допускать ее к себе и тем более к разработке стратегий. Недоверие совета было обусловлено рядом причин, основная из них — связь Киди с лордом Ронтом — талантливым изобретателем, создавшим самые мощные орудия несущие катастрофические разрушения.

Его творения пользовались спросом в двух системах и вифы не были исключением. Несомненно, лорд Ронт хранил в секрете заказы и выдавал их только заказчикам, однако по данным информаторов, Ронт все чаще выполнял заказы Батора, отказывал другим и казалось отдалялся от нужд Галуны.

Киди и Ронт состояли в брачном союзе, но разделяло их многое, они уже не были вместе, однако не разрывали отношений до конца. Вифы понимали, что Ронт может догадаться, кем может быть его супруга. Она была воином, лицо которого скрывали алые доспехи, воином, стратегия которого уничтожала ровисов и Батор мог желать расправы. Обладая способностью восприятия мыслей, Батор скоро разгадает тайну Воина в красном, узнай Ронт правду, даже если предпочтет скрывать.

Генерал Тид понимал опасения совета виф, но имел свое мнение на этот счет. Панура стратегически важный объект в системе Галуны и потеряй они ее сейчас, страшно представить, как быстро повелитель Ров добьется своей цели. Киди, в который раз спасла многих.

— Корабль на орбите Йосы, — раздался из пульта отчет.

Генерал Тид остановил просмотр записи сражения. Она не дала ему новой информации, он все помнил до мельчайших деталей. Сражение на Пануре показало неспособность войск совета Галуны к взаимодействию с вифами. Нужно было многое менять, если не сказать, что все. Подготовленный отчет хранителю Итумусу не соответствовал реальному положению дел, и Панура это показала. Если бы Киди не успела отключить коды доступа рискуя собой, возможно, ему не удалось привести их в чувства и перестроить ряды.

Мысли о Киди заставили его улыбнуться. Он улыбался непосредственности каждого эпизода их встреч.

Генерал Тид заглянул в медицинский отсек и среди множества капсул без труда нашел ту, где безмятежно спала настоящая героиня, вводившая в смятение противника. Ее защитные одеяния алого цвета повреждены, и энергетическая маска, обычно скрывающая лицо, теперь отключена. Генерал выбрал на пульте капсулы нужную команду и скоро тело девушки покинули остатки непотребной алой ткани, взамен укрыв ее плотной, согревающей дымкой. Тид забрал остатки легендарных одеяний. Никто не должен их видеть.

Киди Ронт, по-своему, была дорога генералу, он видел в ней отзывчивое и доброе существо. Не мог долго сердиться на бесконечно-несуразные поступки. В ней, невероятным образом, сочеталась наивность и холодная рассудительность. Самонадеянность и настойчивость девушки иногда были чрезмерны, однако Киди всегда знала, когда нужно остановиться и посмотреть на ситуацию со стороны. Сейчас, пребывая в глубоком сне, она казалась совершенно невинным существом.

Отчеты капсулы показывали быстрое восстановление пациента, глубокие раны на щеке и шее, почти затянулись, мелкие царапины исчезли, ожоги разглаживались, возвращая ее светлой коже бархатистость и легкий, почти незаметный, румянец. Темно-коричневые, почти черные, волосы очистились от пыли и отливали медью, попадая под мельчайшие лучи зеркальных лазеров. Генерал наблюдал, как ее веки слегка подергивались, они никак не хотели дать покой ресницам. Неожиданно реснички увлажнились, и несколько капель покатились по вискам девушки. Это встревожило Тида, он проверил программу капсулы, но никаких сбоев не обнаружил. Киди чувствовала не физическую боль, которую могло доставить восстановление, ей снился сон, тот, который доставлял душевную.

— Здесь я ничем тебе не помогу, — сочувственно произнес генерал, обращаясь к томящейся во сне девушке.

— Генерал? — Раздался незнакомый голос и чьи-то шаги направились к нему.

Тид перевел капсулу в скрытый режим и ее прозрачные части затянулись темной пеленой.

— Генерал Тид, что вы здесь делаете? — Спросил юноша, и от волнения неуклюже поклонился.

В юноше Тид признал одного из учеников хранителей мира.

— Кто вы такой и что здесь делаете? — Леденящий душу бас генерала заставил ученика сконфузится.

— Я.., я… — неуверенно начал юный воин, — мне поручили наблюдать за…, — он указал на филустарфы.

— А где же санитары?

— Они остались на Пануре, генерал Тид.

— Вы владеете навыками управления капсулами?

— Не то, чтобы владею, я.., я весь полет изучал инструкцию, и думаю справлюсь, — не уверенно ответил юноша и поспешил добавить, — там такая суета творилась, санитары все были заняты и командир Лусиф назначил меня ответственным, — протараторил он. Во взгляде генерала он не нашел ни тени одобрения. — Я справлюсь, все капсулы будут доставлены в медицинский отсек в полной сохранности, — с большей уверенностью завершил тираду юноша.

Генерал был возмущен, но понимал, что Лусиф, назначая молодого воbна, действовал в экстренных условиях и видимо, более способного, чем этот старательный воин он не нашел.

— Так как же зовут вас? — Спросил юношу, смягчившись, генерал.

— Меня зовут Трангот, генерал Тид, — учтиво представился воин, отчеканив поклон.

— Вы еще юны, как же вы оказались на Пануре?

— Я учусь на четырнадцатом уровне и на этом корабле отрабатываю навыки.

— Это был ваш первый бой?

— Да.

— Ну и что вы скажете о нем?

— Ваша работа безупречна, в какой-то момент я был уверен, что мы не справимся, мы значительно уступали количеством, но вы так быстро перестроили ряды…! — Задыхаясь от восторга перед опытным генералом, залепетал Трангот. — Понимаете…, сегодня я был свидетелем того, о чем только знал из доступных источников и слышал из уст учителей — не количество играет решающую роль, а сила духа и тактика, такая как ваша.

— Не во мне дело, Трангот. Если бы не слаженная работа каждого воина, одних умений недостаточно, — поучительно заверил генерал юношу.

— Понимаю, но без вас они остались только силой, но не единым целым, способным разгромить врага! — Восторженно воскликнул Трангот.

— Вы так страстно чувствуете бой, — улыбнулся генерал, — а желаете служить на корабле. Не думаете, что вы здесь скоро заскучаете?

— О нет, вы же не пилот истребителя, при этом вам скучать не приходится, — заметил юноша.

— А вон оно что! Желаете стать стратегом? — Одобрительно похлопывая Трангота по плечу, сказал генерал. — Ну, так что же вам мешает подать прошение о переводе в командный отдел?

— Я не прошел должного обучения.

— Твои знания ничто, если они не дают тебе желаемого. Ты будешь плохим пилотом, если твоя душа жаждет иного, но станешь отличным командиром, если сам избрал этот путь.

Последние слова генерала, как будто разбудили юношу. Улыбка озарила его лицо, а глаза предательски заблестели. Этого наставления он ждал всю свою сознательную жизнь, теперь он это понял. Сам легендарный генерал Тид, благословил на избранный им путь, не кем-то другим, а им самим, путь, который он всецело посвятит служению миру.

Тид увидел в нем способного ученика. Юноша излучал энергию воина, которому можно доверять.

— Вот что, Трангот, — обратился генерал к юноше, — раз ты у нас ответственный за доставку, эту капсулу, — генерал указал на капсулу Киди, — доставишь в особый отсек медицинского корпуса, — он находится здесь, — генерал указал место на голографической карте храма, — держи, это код ключа. Пока капсула не окажется в отсеке, ты отвечаешь за нее и следи, чтобы не включился режим прозрачности.

— Все исполню, генерал Тид, — сказал ошеломленный доверием юноша.

— Постарайся не привлечь внимание к пациенту этого филустарфа, — строго пояснил генерал, — и сам не проявляй любопытства, — добавил он и направился в командный отсек корабля.

Генерал покинул отсек, а Трангот все еще оставался в оцепенении, не помня себя от счастья. Это его первое, настоящее секретное задание воина и он его получил от генерала Тида!

Любопытство одолевало юношу, мешало сосредоточиться на задании. Трангот подошел к капсуле и положил ладонь на ее белый гладкий корпус. Легкая вибрация работающего филустарфа передавалась его увлажнившейся от волнения ладони. От Трангота не ускользнул озабоченный взгляд генерала, устремленный на пациента. Тот, кто лежал там определенно был дорог ему. Все это не соотносилось с тем, что генерал слыл отшельником и не имел привязанностей. От разгадки тайны, отделял только режим затененности. Юноша посмотрел на пульт, на нем мигало сообщение — «команда требует повторного подтверждение». Трангот увидел, что подтверждение требовалось состоянию затенённости. Пульт высветил обратный отсчет. Трангот мог ничего не делать, и скоро его любопытство было бы удовлетворено. Сердце бешено колотилось, когда мелькали последние символы отсчета. Соблазн был велик, однако доверие генерала возымело большее действие. Резким движением он нажал на кнопку подтверждения задачи и пульт потух, предварительно дав кратный отчет о состоянии тела.

Из отчета следовало, что тело принадлежало женщине и эта женщина не воин виф. Озадаченный, подобным фактом, Трангот побрел вдоль других филустарфов, устанавливая затенённость, чтобы вверенная ему капсула не выделялась среди остальных. Трангот чувствовал, как приятно ему осознавать, что справился с соблазном, он выполнит поручение, как настоящий воин виф. Но все же искать разгадку логичным путем продолжал. Когда они летели на Пануру, генерала с ними не было, он взошел к ним на борт после того, как установили связь со всеми командующими. Генерала окружало много воинов из командного состава, одни приходили, другие уходили, но женских фигур среди них не было. В какой-то момент Трангота отправили с поручением к другому командующему, наблюдающему за сражением снаружи. Трангот, что было сил, помчался по темному полю, местами падая и замирая от взрывов. Очередной обстрел, пришелся на квадрат командующего, и Транготу оставалось ждать, когда все затихнет, чтобы вернуться.

Его пульт оставался включенным, но не настроен, поэтому юноша мог слышать только обрывки команд и…. — Трангот замер: «Да, я отчетливо слышал, в командование участвовал женский голос», — восстанавливал события Трангот, -».. а когда я возвращался, то…, это точно была женщина, она бежала от командного корабля в ту сторону, где потом разорвалась Чики, и…. да…, было темно, но прожектор одного из пролетающих кораблей, на секунду осветил фигуру…, и она…, на ней…, она была в красных одеяниях…!», — от волнения юноша покрылся холодной испариной, — «…это был Воин в красном, тот самый! И он…, точнее она…, здесь! — Заключение юноши на несколько секунд сделало его бездыханным. — Вот значит, кого искал генерал на Пануре!».

Трангот резко развернулся и стремительно пошел к таинственному пациенту, он прикоснулся к корпусу. Его тело наполнилось теплом, теперь он знал о ком так волновался генерал и кого он доверил Транготу!

— Я буду оберегать твой покой, — сказал он таинственному Воину в красном.

Трангот продолжил подготовку к выгрузке филустарфов. Он изредка поглядывал на капсулу, но уже не из любопытства, его взгляд был полон тепла и благодарности к той, которая рисковала жизнью ради их победы. — «Я справлюсь с заданием, обязательно справлюсь! Я не позволю узнать тебя никому, о тебе не узнает душегуб Батор».

Часть 2. Храм Виф

Генерал Тид спустился по трапу корабля в сопровождении командующих, потерявших свои суда в сражении. Все их существо указывало на сильную усталость, но все же глаза выдавали безмерную радость и гордость за победу.

На площадке третьего этажа, как он и просил, не оказалось делегаций, однако одна фигура скрывалась в тени ворот храма, явно ожидая его. Генерал сделал несколько шагов по направлению к воротам, фигура шелохнулась и направилась к нему навстречу. Вскоре фигура осветилась лучами звезды «Яша» и генерал узнал в ней командующего-советника Гошию. Он был одет в фиолетового цвета одеяния воина, украшением которых служили две искусно выполненные заколки, удерживающие длинный палантин, скрывающий худощавое тело.

Советник был высокого роста, его бледный цвет кожи и белые волосы оправдывали его прозвище призрака, бытующего среди обитателей храма. Являясь приближенным хранителя Итумуса, был скрытен и холоден к окружающим.

Генералу редко доводилось общаться с ним, хотя они часто встречались на допросах и советах главнокомандующих. Их встречи ограничивались объявлениями приказов и отчетами генерала по доверенным ему операциям. Тид не тяготел желанием сблизиться с Гошией, но светлый ум и способности советника, вызывали глубокое уважение и неподдельный интерес.

— Вы прибыли гораздо раньше, чем мы предполагали, — обратился командующий советник Гошия к генералу, как только поравнялся с ним.

Генерал поприветствовал его почтительным поклоном, но ничего не успел сказать в ответ, как Гошия приказал остальным следовать за Т5 — аппаратом, предназначенным контролировать передвижения по храму.

Убедившись, что все последовали за Т5, он обратил свой, пронзающий все насквозь взгляд, черных, как уголь глаз, на генерала, указывая жестом руки направление. Некоторое время они шли молча, генерал не стал прерывать молчания, чувствовалось, что Гошия желает ему сообщить нечто важное. Иначе не удостоил бы чести встретить его лично.

Дойдя до конца коридора, вдоль бесконечных рядов колонн, поглощающие шум работающих платформ третьего этажа, они повернули в другой, более уютный, ведущий к лифтам.

— Должен предупредить вас, — прервал молчание Гошия, — Хранитель, недоволен вашей настойчивостью, продолжать вести тактику боя, в той бессмысленной последовательности, к торой вы все чаще обращаетесь.

Генерал ничего не ответил, решив оставить дискуссию по этому вопросу для встречи с хранителем Итумусом. Тем более, советник говорил с ним в предупредительном тоне.

Гошия, посмотрел на генерала в ожидании его реакции, но не дождавшись ее, замедлил шаг.

— Сегодня, несмотря на рекомендацию хранителя, вернуться к профессиональной тактике, вы действовали столь же неосмотрительно, как и в предыдущие сражения, — продолжил порицать его Гошия.

— Тем не менее, мы снова достигли положительного исхода, — отметил генерал.

— Очевидно, и я вас поздравляю, — согласился Гошия, уважительно кивнув головой. — Хранитель доверяет вам, и вы оправдываете его доверие.

— С почтением принимаю поздравления. Однако считаю возможным обсуждать мои действия в присутствии Хранителя, — предложил Тид.

— Вы имеете полномочия не обсуждать со мной этот вопрос, — невозмутимо согласился Гошия.

— Дело не в моих полномочиях, верно? — Догадался генерал, чувствуя нарастающее напряжение. — Что действительно вы желаете со мной обсудить?

Советник нажал кнопку ускорения лифта. Тид понял это действие, их не должны были услышать. Ускорение давало побочный эффект, но Тид и Гошия давно привыкли к перегрузкам, поэтому почувствовали лишь легкий дискомфорт. Потребовалось немного времени, чтобы организм спутников перестроился.

— Вчера был раскрыт шпион ровисов, — начал Гошия внимательно наблюдая за генералом. — Об этом вам хранитель не скажет, но вы должны об этом знать.

— Советник Гошия, — укоризненно произнес генерал, прервав его, — вы сейчас намереваетесь нарушить секретность. Если я правильно понял, данная информация не предназначается для меня. Как бы мне это не было интересно, я не осмеливаюсь слышать ее.

— Я жалею о том, что за все время нашего общения не обрел вашего доверия, — отойдя немного в сторону, с сочувствием произнес советник, — но я вам доверяю и надеюсь, что вы в скором времени будете доверять мне.

Изумленный такому признанию, генерал не решался пошевелиться. Советник никому не позволял переходить границы доступного, а сейчас сам предлагал сделать это.

Заметив потрясенное состояние генерала, Гошия поспешил перейти к сути:

— Вы должны знать, иначе не уйти от беды. Хранитель доверяет мне, и это доверие у меня нет намерения терять. Есть вопросы, которые ему держать под контролем нет времени, и я беру их на себя, даже если для этого требуется нарушить тайну. Я решил быть откровенным с вами, потому что доверяю и знаю, что вы используете полученную от меня информацию в нужных целях.

— Я польщен вашими намерениями. Но вы предлагаете мне нарушить кодекс воина Виф, и себя ставите в то же положение.

— Вы же позволяете себе нарушать кодекс, применяя тактику вашей подопечной, — ухмыльнулся советник.

— Это другое, — возразил Тид.

— Позвольте вас заверить, что нет, — заключил Гошия, прежде чем двери остановившегося лифта раскрылись.

Они вышли из лифта и Гошия предложил уединиться в ближайшем по ходу зале. Генерал принял предложения.

Убедившись, что в зале они одни, Гошия продолжил:

— Я следил за вами, от меня ничего не ускользнуло, сомнений не осталось, я сделал правильные выводы, поэтому встаю на защиту вашей позиции и сделаю все от меня зависящее, чтобы моя поддержка помогла вам. Но для того, чтобы помочь, мне нужно нарушить чтимый кодекс и в ваших же интересах, и не только, — Гошия сделал многозначительную паузу, — принять это.

— Полагаю, вас действительно вынуждают благие намерения, — ухмыльнулся Тид.

— Намерения касаются интересов Галуны и вашей подопечной.

Предположить, что прикрыться интересами Галуны, Гошия мог, но то, что он действует в интересах Киди, выходило за пределы возможного. Генерал сделал несколько шагов в сторону двери, но, вовсе не намереваясь покинуть Гошию, ему требовалось собраться с мыслями. Советник не торопил его, прекрасно понимал, как сложно генералу согласиться.

— Продолжайте, советник Гошия, — принял решение Тид.

— Ваша позиция нестандартных решений и действий в сражениях против ровисов, оправдана. Я убедился, что ваша подопечная, оказывая вам услугу, дает нашей Галуне некоторые преимущества. Я, так же, как и вы считаю ее участие в разработке стратегических действий, не лишенным права на существование. И раскрытый вчера шпион подтвердил это. Но пока хранитель держится нейтральной позиции. Сами знаете, он не приветствует вашего, теперь уже нашего, энтузиазма относительно ее присутствия в наших рядах.

— Значит, вы все-таки признали ее тактику перед хранителем?

— Да, причем давно. Однако надо признать, если следовать здравому смыслу, ее тактика может привести как к полной победе Галуны, так и к неотвратимой гибели. Но исходя из очевидных фактов я склонен доверять первому. Повелитель Ров, несомненно, хорошо знаком с кодексом и это, до настоящего момента, давало ему преимущество. Вы не задумывались почему именно на вас возложена ответственность за действия армий Галуны?

— Полагаю, в этом ваша заслуга, — понял намек генерал.

— От части, в целом же ваши действия поддерживают многие генералы, я только доношу до хранителя их настроения.

— Настроения, которые не противоречат вашим убеждениям.

— Понимаю, к чему вы клоните. Но вы не можете отрицать, что при всех доверительных отношениях, я не способен повлиять на способность хранителя видеть больше, чем мы все вместе взятые.

— Извините мне мою бестактность, не хотел вас обидеть. — Ну, так по какой причине мне вверены такие полномочия?

— Вы единственный, кто смеет нарушать кодекс в угоду победы Галуны. Вы окружили себя лучшими воинами и главное, допустили в свое окружение ее, в которой мы не разглядели верного союзника. Галуна нуждается в таком беспрецедентном командовании и это понимают все, даже те, кто вас не жалует. Единственное, что смущает командный состав, это отсутствие дисциплины со стороны вашей подопечной.

— Здесь я бессилен, она не обязана подчиняться нам. Хранитель пресекает все мои попытки представить ее совету Виф.

— Этого не требуется, она уже является тайной частью нашего ордена, но несоблюдение ею дисциплины, ставит под сомнение дисциплину для всех.

— Все прекрасно понимают, что она не из нашего ордена. Скорее ее принимают за наемника, поэтому дисциплине, следуя вашему заключению, не грозит опасность.

— В этом и проблема. Никто не понимает, кто скрывается под маской Воина в красном. Да, непосвященные видят в ней наемника, но есть и те, кто может увидеть в ней то, что мы хотели бы скрыть, — загадочно произнес советник.

— О чем вы? — Спохватился генерал, заподозрив страшное.

— Шпион, о котором я вам говорил, был направлен в наши ряды самим Батором. Его задача собрать информацию о воине скрывающимся под алыми доспехами.

— Его настолько интересует Воин в красном? — Ошеломленный услышанным, уточнил генерал.

— Да, — сочувственно произнес советник. — Теперь, надеюсь, вы понимаете почему я нарушаю кодекс, говоря об это с вами?

— Да. И что же шпион, как и где вы раскрыли его?

— Это уже информация не для вас. Могу только сказать, что о Воине в красном он ничего не успел узнать, так как искал не там, где следовало.

— Значит, Батор действительно заметил угрозу в ней, — с тревогой в голосе произнес Тид.

— Он не только заметил. То, что его шпион здесь, говорит, что ее тактика изрядно потрепала ряды ровисов. Он рисковал лучшим из своих шпионов, посылая его в храм.

— Ее надо защитить. Батор умен, он и без шпиона догадается, кто под красными одеяниями, вопрос времени.

— Именно в этом я намерен вам помочь, пренебрегая кодексом, но мне нужно ее согласие и подчинение, — заявил Гошия.

— В чем? — Удивился Тид настойчивости Гошии.

— Согласие принять мою помощь и подчинение в том, что я смогу предложить. Где она сейчас?

— В оздоровительном отсеке. Особом, — уточнил генерал.

— Из-за нее вы опоздали?

— Да, она спасала коды и ее ранило.

— Значит, это была она?

— Не понимаю вашего вопроса.

— Доклады содержат информацию о воине, который, отключая коды, попал под разящую бомбу Чики. Никто не видел, кто из воинов пошел на эту жертву, было темно и суетно, но то, что вы отчаянно кого-то искали, дало мне основание предположить, что тот воин Киди.

— Я не мог ее там оставить, даже если бы она погибла.

— Но как же она выжила? — Искренне изумлялся советник.

— Понятия не имею, но пришлось воспользоваться филустарфом, она сильно искалечена.

— Здесь ей находиться небезопасно, среди нас могут быть еще шпионы Батора. Я распоряжусь, чтобы ее доставили к лорду Нара, ему можно доверять, там о ней позаботятся. Его тесная связь с нами не скрывается, его племянница принцесса Мелан, вполне сойдет за близкую подругу Киди, тем и оправдаем, пока, ее знакомство с нами.

— Что случилось с безопасностью Храма, почему мы не можем быть уверенными, что шпионов в храме нет?

— Надо отдать должное Батору, ему изощренности не занимать, к тому же, по нашим наблюдениям, он, кажется, обладает сверхсилой, и мы не можем не принимать всерьез его возможности влияния на разум.

— А как же наши шпионы, все также — никакой информации?

— Наши шпионы работают на износ, но Серая Леди невероятно профессиональна, раскрывает их при малейшей оплошности. Батор все предусмотрел, кроме Серой Леди и лорда Сваноры, похоже не доверяет своих истинных планов и себя.

— Имея такую армию…, зачем ему такая скрытность?

— Понятно, что раскрыв свою личность, он даст нам некое преимущество.

— А что архивы, неужели в архивах так и не нашлась подсказки, кем он может быть?

— Архивы были взломаны и довольно давно, но как давно, кем и почему, остается загадкой?

— А что же учитель Лослси, он заведует архивами и не обнаружил взлом?

— Только и занимается, все это большая загадка и все мы понимаем, что в разгадке этой тайны, возможно, есть непосредственная связь с Батором.

— Значит, не известно даже, какая информация пропала?

Гошия отрицательно покачал головой и указал генералу на дверь.

— Хранитель ждет, более не следует задерживаться, — произнес Гошия, — встретимся там.

— Благодарю, — поклонился генерал советнику и направился к выходу.

— Вы можете доверять Лослси, как и мне, если потребуется помощь, — добавил в след генералу Гошия.

Генерал ничего не ответил, только повторил поклон и не уверенным шагом направился по коридорам в зал совета для встречи с хранителем Итумусом.

***

Генерал Тид сел в предложенное ему хранителем кресло. С момента как он вошел в комнату никто из присутствующих не проронил ни слова. Ожидать поздравлений не приходилось. Учитель Носит и генерал Дорет стояли в дальнем углу комнаты и изучали голографическую карту, периодически чему-то хмурясь, а генерал Лорфу, с которым у него не сложилось требуемого взаимопонимания на Пануре, нервно постукивал ладонями по подлокотникам своего кресла. Только Гошия, стоя позади хранителя, излучал безмятежность.

От проницательного генерала Тида не ускользнуло то обстоятельство, что хранитель Итумус, никогда не позволяющий себе отойти от протокола собраний, на этот раз пренебрег, по крайне мере, его первой главой, касающейся одеяния.

Он был одет, как полагается хранителю мира, в белый праздничный халат воина, но на нем не было даже намека на знаки отличия, а его длинные, с голубым отливом волосы необычно собраны в хвост, вместо косы, в которую вплетались ленты, символизирующие мир. Ноги отдыхали в сандалиях, предательски обнажая страшные шрамы от давних ожогов, причин их появления и почему он не избавился от них, никто не знал. Ясное, мудрое лицо, не покрывал полагающийся грим из контурных линий. Тид впервые видел его естественную белую кожу, слегка покрывшуюся морщинками в цвет его волос. Сейчас облик хранителя, как никогда отвечал его происхождению. Он был Винуйцем, а жители планеты Винуй имели особенность, не имеющуюся более нигде в Галуне, излучать свет из глаз, при хорошем обстоятельстве дел. Сейчас же хранитель не излучал ничего, кроме озабоченности.

— Позвольте приступить к докладу, — прервал тишину генерал Тид, обращаясь к хранителю.

— Свой доклад вы можете передать мне позже, сейчас не это волнует всех нас, — ответил хранитель, передавая ему капсулу памяти. — Она вам скоро понадобиться, генерал.

— Что случилось?

— За победой на Пануре, кроется что-то большее, чем я мог предвидеть, и похоже, это что-то не в нашу пользу. Генерал Лорфу потерял одного воина, и это случилось по вашей вине.

— Только одного? Мне казалось, на Пануре было гораздо больше погибших под его командованием, — сказал генерал Тид, осознавая, что Лорфу не простил ему их разногласий.

— Я осведомлен о вашей личной неприязни друг к другу и требую от вас профессионализма. Вы оба поддались эмоциям и это привело к непоправимому.

— Что же случилось? — Поинтересовался Тид.

— Воин, которого потерял Лосуф не был найден ни среди живых, раненых или погибших галунийцев, ни среди погибших ровисов, — последние слова хранитель произнес особенно печально, приближая голографическую карту, ту, что так внимательно разглядывали учитель Носит и генерал Дорет. — Не буду заставлять вас просматривать всю информацию, которая содержит эта карта, обращу ваше внимание только на эту точку.

Генерал внимательно проследил за передвижениями синей точки на карте. Карта была записью с места сражения на Пануре. Синяя точка, по всей видимости, была тем самым воином, которого разыскивал хранитель. Она исчезла с экрана, после взрыва бомбы.

— Что вас заставляет сомневаться в гибели этого воина? Если я правильно понял, это тот самый, которого генерал Лорфу не досчитался.

Генерал Лорфу встал с кресла и подошел к Тиду.

— Если бы не ваш отказ прикрыть четвертый фланг, этот воин стоял бы здесь, — гневно заявил Лорфу.

— Генерал Лорфу, вернитесь на свое место, — строго приказал хранитель, — выпейте вижи, он мягко успокаивает.

— Мой отказ прикрыть четвертый фланг был обоснован необходимостью сдержать шквальный огонь, обрушившийся на командный пункт. Если бы мы потеряли его, Галуна потеряла еще одну планету, — отчитался хранителю генерал Тид, предполагая, в каком дурном свете Лорфу выставил его, докладывая свое виденье.

— Вы поступили верно, генерал, — заверил его хранитель, — здесь есть и моя вина, я не дал указаний посвятить вас в миссию, возложенную на Лорфу.

— И что же требовалось от меня?

— Прежде всего, помочь генералу Лорфу доставить этого воина в храм.

— Кто этот воин?

— Он двойной агент, единственный, которого нам удалось внедрить к ровисам. Через него могли дезинформировать Батора и получать сведения о возможных его планах. Информация была очень скупа, но в нашей ситуации хоть что-то, чем ее полное отсутствие. На Пануре Лорфу должен был, для отвода подозрений, пленить его и доставить в храм, но в место этого мы потеряли его. Самое неприятное то, что другой наш агент, к моменту его исчезновения, передал ему кодовый ключ для доступа в архив, на случай если генерал Лорфу погибнет и ему придется самостоятельно передавать информацию. Без участия Лорфу, передать информацию иначе, он не может.

— Но хранитель, воин не мог остаться в живых после столь близкого от него взрыва, судя по характеру волны бомбы, как я вижу на карте, это Чики. Ключ же надо искать в камнях Пануры.

— Генерал Лорфу, — обратился хранитель, — организуйте просев камней.

— Но хранитель, мы это уже сделали, — недоумевая, сказал Лорфу.

— Еще раз, и повнимательнее, — приказал Итумус давая понять, что не потерпит более возражений.

Генералу Лорфу ничего не оставалось, как подчиниться, удивленно моргая глазами.

— Генерал Тид, — обратился к нему хранитель, как только за Лорфу закрылась дверь, — до одного события, которое произошло на соседнем поле сражения, — хранитель указал на карте командную часть Тида на Пануре, — я тоже не мог предположить, что от Чики можно укрыться, но это, — он указал на аналогичный взрыв недалеко от командного корабля Тида, — ставит под сомнение невероятные способности этой бомбы.

Хранитель указал на карте движение синей точки, которую поначалу трудно было отличить от множества остальных, но после взрыва, все точки погасли, кроме той, на которую указывал хранитель.

— Прежде, чем убеждать меня, что наш агент погиб, проанализируйте свой личный опыт. Вы же, будучи уверенным, что никто не уцелел, нашли вашу подопечную живой. Генерал Дорет помогал вам в поисках и был свидетелем тому.

— Я виноват, — сказал Тид. — Позвольте обратить ваше внимание, хранитель, что точка вашего агента погасла после взрыва.

— От вас действительно ничего не ускользает, но я вам не показал самого важного — через несколько секунд точка вновь обрела синий цвет, но в тот момент там пролетал корабль ровисов, после чего точки не стало, равно как и каких — либо останков.

— Вы намерены задействовать меня в группе расследования?

— Нет, этим делом займется генерал Дорет, а вы с учителем Носитом последуете на Корус, затем в созвездие КА, есть подозрения, что следующая цель Повелителя Ров, одна из этих планет, а возможно и две одновременно. Там сейчас вовсю работают его агенты, надо их вычислить и допросить так, чтобы они сами об этом не догадались. Генерал Дорет, — обратился хранитель, — отправляйтесь за Лорфу, передайте ему мое требование погрузить себя в сон, лично его присутствия на Пануре не требуется.

Дорет поклонился присутствующим, но, прежде чем уйти протянул руку генералу Тиду, что говорило о его особом расположении. После дружеского рукопожатия Дорет покинул зал, так и не проронив ни слова, за все его пребывание на этом тайном совете.

— Когда прикажете отправляться на Корус? — Уточнил генерал Тид, обращаясь к хранителю.

— Завтра, а сегодня надо отпраздновать нашу победу, — сказал хранитель, жестом указывая на праздничный халат. — Из-за вашего опоздания я не успел привести себя в подобающий вид.

Упреку хранителя, Тид не стал придавать значения, заметя свечение в его глазах. Тайное совещание подошло к концу и неприятные для Тида темы не были затронуты. С большей настороженностью он ожидал упреков в отношении Киди, но хранителя это обстоятельство, казалось, совсем не волновало, двойной агент занимал его мысли, куда больше, чем все остальное.

Услужливый аппарат Т, раздал напитки, а Гошия предложил Тиду сказать тост.

— За покой тех, кто не вернулся, — произнес Тид и с горечью осушив бокал.

Все последовали его примеру. Тост за выживших, не заставил себя ждать, его поднял хранитель.

— Я сожалею, что леди Киди не может к нам присоединиться, — задумчиво произнес хранитель, — она сильно рисковала, но сделала то, что сделал бы только сильный духом воин виф.

От неожиданного признания у Тида вытянулось лицо, и судя по выражению лица Гошии, тот не был причастен к столь теплому расположению хранителя к Киди. Только учитель Носит, благоговейно поднял бокал, выпил до дна очередную порцию горячительного напитка и пожал руку обескураженного Тида.

— Поздравляю генерал, отличная работа, — произнес Носит.

— Спасибо, но …, — начал Тид.

— Обсудим позже, — не дал договорить ему Носит, — у нас будет много времени для общения. А теперь я вас покину, надо переодеться в парадное одеяние, и вам советую. Увидимся на празднике, — обратился ко всем учитель и вышел.

— Но разве он не должен быть в экспедиции? — Спросил генерал Тид, вспомнив о недавних сводках экспедиции расположившейся на одной из самых отдаленных звезд системы Галуна.

— Вверенное вам задание требует его присутствия, никто другой не справится. Вы убедитесь в этом завтра, когда подробности миссии станут вам известны. А сейчас, действительно, надо торопиться, переодевайтесь и сразу же на торжество. Вы сегодня герой и вам принимать почести.

Часть 3. Силе

Незнакомая комната, освещенная лучами яркой звезды, настойчиво проникающими сквозь пирамидальные окна, предстала взору Киди, после сладкого сна. Перламутровой цвет стен, желтые диваны и яркие предметы интерьера, согретые теплом звезды, делали утро прекрасной сказкой, поднимая настроение. Мягкие перины, на которых сладко спалось Киди, благоволили хорошему самочувствию. Покинув сладостное ложе, она подошла к окну, намереваясь разгадать свое место пребывания.

Прекрасный вид большого парка предстал ее взору. Центральную часть, занял фонтан, запускающий разноцветные струи высоко вверх, где они разбивались на неравномерные частички и медленно возвращались, бликуя в лучах звезды Пануф. Это точно была Пануф, Киди не сомневалась, так как только она казалась разделенной надвое. Голубая растительность расположилась ковром по всей территории парка, местами уступая белым и желтым цветам. Недалеко, радуя яркой расцветкой, стоял сад из плодоносных корней. Завершали композицию бежевые горы, их шрамы, так же, как и струи фонтана переливались красочным блеском.

Великолепие пейзажа очень скоро ответила на вопрос Киди — она каким-то странным образом, оказалась на планете Силе. Звезда, что заставляла все играть и петь была одной из трех, что освещали планеты. Другие две звезды, были не столь яркими, из-за далекого расположения от Силе. Они радовали своим присутствие противоположную часть планеты, в определенное время суток. Силе не состояла на орбите ни одной из этих звезд, ее стабилизировала плотная по массе, но безжизненная планета Силет.

Не имея понятия, что она тут делает, Киди улыбнулась местной природе и вышла на балкон. Обвитые растениями нижние этажи фасада дома, гармонично вписывалась в общий пейзаж. Большой дом явно принадлежал кому-то из знатных персон.

Движение со стороны сада привлекло внимание Киди, она присмотрелась и обнаружила стройную фигуру, шагающую в сторону дома легкой поступью. Киди разглядела в ней светловолосую девушку, она несла корзину, по всей видимости, со сладкими плодами, собранными в саду. Сознание Киди настойчиво требовало угощений, но девушка была незнакома ей. Пока Киди мечтательно наблюдала за передвижением корзины в руках незнакомки, та заметила фигуру, стоявшую на балконе дома, и приветственно помахала рукой, ускорив шаг. Киди огляделась, на соседних балконах никого не было. Очень скоро девушка оказалась у дома.

— Леди Киди, как хорошо, что вы встали, сейчас я поднимусь к вам, — весело крикнула улыбающаяся девушка, вступая на широкую белую лестницу, ведущую к парадному входу дома.

— «Только вместе с корзиной», — мысленно поставила условие Киди.

Девушка ей кого-то напоминала. Проводив взглядом незнакомку, в смешном желтом платье, игриво путающемся в ногах, та старательно приподнимала подол, Киди задумалась о своем наряде и пришла в ужас. Ее наготу скрывала лишь тонкая сорочка, в лучах звезды выдавая все, что полагалось скрывать.

Она вбежала в комнату и лихорадочно принялась искать одежду, которую предположительно, ей должны были оставить. Поиски увенчались полным фиаско, большая комната имела только один шкаф, и этот шкаф ничего подходящего не мог ей предложить. Он предназначался статуэткам и вазочкам. Киди перевернула подушки и покрывала, но за ними тоже ничего подходящего не нашлось.

Услышав шаги за дверью, она бросилась в постель и прикрылась одеялом. В сорочке не намеревалась показываться.

— Вы снова в постеле? — Удивилась девушка, как только вошла. — Вы не выспались?

Незнакомка искренне улыбалась, с любопытством разглядывая гостью большими голубыми глазами, обрамленными длинными пушистыми ресницами. Легкий изгиб бровей, подчеркивал привлекательность тонких черт лица. На ее белой коже проглядывались едва заметные голубые крапинки, выдающие в ней уроженку планеты Шугу. Ее происхождение также выдавал цвет волос — золотистый с ярко выраженным голубым отливом.

Корзины с желаемым, в руках незнакомки не было.

— Нет, то есть да, выспалась, но я не нашла…, — Киди показала на платье девушки, смущенно улыбнулась.

— Ах, это…, простите, я как-то не подумала оставить вам записку, надеялась, что подоспею сама к вашему пробуждению, — защебетала девушка, подходя к пульту, расположенному рядом с кроватью, — вот выбирайте, я помогу вам одеться, — добавила она, нажав на одну из кнопок пульта.

«О небеса!», — мысленно воскликнула Киди, наблюдая за развернувшимся действием.

Часть стены, соседствующей со шкафом, недавно ставшим разочарованием Киди, выдвинулась, и из нее одна за другой, рукой встроенного аппарата были извлечены длинные держатели, на которых расположились в невероятном количестве и тоне платья, и все что к ним прилагалось. Комната уменьшилась вполовину.

— Позвольте, я помогу вам подобрать наряд для утренней трапезы, — предложила незнакомка, видя изумление гостьи.

— А принять душ, не вставая с постели, есть в программе? — Озадаченно хмыкнув, уточнила Киди.

— Нет, — ответила незнакомка и рассмеялась, — до душа придётся дойти. Он там, — указала она на дверь, справа от кровати.

— А я справлюсь?

— Я могу помочь.

— Постараюсь сама, достаточно того, что вы мне поможете с платьем.

— До скорой встречи, Киди, — смеясь, воскликнула незнакомка вслед гостье, которая молниеносно скрылась за указанной дверью.

С душем Киди действительно справилась, он имел стандартный пульт, поэтому неожиданностей не последовало.

Одиночество позволило Киди, задаться вопросами и предположениями: «Наверняка это дела рук Тида, отослал меня от себя. А кто эта девушка, почему она мне кажется знакомой?». Киди окунулась в сладко пахнувший раствор большой купели.

Неожиданно дверь распахнулась и в ванну шумно, торжествуя, въехал услужливый аппарат серии Т, предназначенный для обслуживания персон. Старая модель Т, определенно отслужила свое, судя по скрипу некоторых его деталей, если не сказать всех. Добравшись до пункта назначения, то есть до гостьи, Т деловито вынул из своего тайничка губку для тела, окунул скрипучую клешню в купель, выловил ногу, то, что попалось ему первым и принялся усердно натирать объект.

«Что происходит?!», — мысленно визгнула Киди. Она силой освободила плененную ногу и мигом перебралась в противоположную от Т часть купели. Ей пришлось вжаться в скользкий угол, чтобы не быть настигнутой, как оказалось, весьма ловкой клешней Т. Борьбу за свободу определенно услышала хозяйка:

— Не беспокойтесь, — послышался ее голос, — мой Т хоть и старый, но свое дело знает.

С последним Киди не могла не согласиться. Т не сдавался, потеряв объект, он немедленно решил задачу. Включив подъемные двигатели, Т завис над беглецом. Скрипучие клешни аппарата обхватили плечи Киди, окунули ее в ароматный состав, вынули и продолжили орудовать губкой.

— А его можно отключить? — С надеждой поинтересовалась Киди.

— Вам не нравится? Подождите, сейчас он вам массаж сделает.

«Массаж?!», — Отчаянно повторила Киди. — «Нет, массаж от Т — это слишком!»: — Мне нравится, но можно отложить это на потом, я уже помылась, — Киди, чувствовала себя беспомощной.

— Так быстро? Ну, тогда скажите ему спасибо и выходите, я нашла для вас наряд!

Киди поспешила поблагодарить Т и включила сушилку.

Т протянул ей халат, удерживая его на своем пошарпанном крючке.

— За это тебе действительно спасибо, — обратилась Киди к услужливому аппарату.

Когда Киди вышла из ванной, королевский гардероб исчез, кровать аккуратно застелена, поверх покрывала лежало платье странной расцветки, точнее, платье всех цветов, которые можно было себе представить.

— Нравится? — Гордо спросила незнакомка.

— Оно слишком яркое для меня, я такое не ношу, — честно призналась Киди, упуская тот факт, что платье, по ее мнению, вообще платьем называть было нельзя, но заметив неподдельное разочарование девушки, добавила. — Хотя, когда-то же надо попробовать яркое! — Подбодрила она скорее себя, чем девушку, надеясь, что на ней оно не будет так уродливо выглядеть.

— Киди, ваши наряды всегда слишком сдержаны, действительно, яркого вам не хватает!

— Как же зовут мою, очаровательную помощницу, которая обо мне, похоже, знает гораздо больше, чем я о ней? — Решилась признаться Киди, в том, что не помнит имени девушки.

— Вы не узнали меня?

— Ваше лицо мне знакомо, но я не помню кто вы.

— Я Мелан, принцесса Шугу.

Киди не скрывала своего удивления и смятения. Конечно, она знала ее из светских хроник. Несколько лет назад, все только и говорили о погибших родителях Мелан. Они были правителями планеты Шугу, пока Батор не пожелал захватить ее. Мелан и ее брат Корт остались живы лишь потому, что в тот жуткий для Шугу момент, гостили у дяди, здесь, на Силе.

— Не знаю, почему я вас не узнала, простите, Мелан. Я очень рада нашему знакомству. — Киди, дружески пожала принцессе руку.

— И я рада. Ну, надевайте платье. Пора перекусить, у меня на вас планы, если вы не против.

— О нет, с удовольствием составлю вам кампанию.

Мелан ловко накинула на Киди платье и активировала магниты, скреплявшие его корсет. Поверить в то, что Киди увидела в отражение, казалось невозможным, надежды, что на ней платье будет выглядеть более подобающе не оправдались. Сам фасон достаточно сдержан, но несметное количество разноцветных лент на пышной длинной юбке, напоминали катастрофу.

— Теперь присядьте, Т сделает вам прическу, — воодушевленно сообщала Мелан.

Киди подчинилась, отступать было поздно. Оставалось надеяться, что Т, уложит ее волосы хотя бы сносно. Т не заставил себя ждать, прическа получилась безупречной и вполне удовлетворила обеих девушек.

— Ну, пойдем, брат, наверное, уже заждался.

— Ваш брат? — Изумилась Киди.

— Корт, да, он никуда не уезжал. Вот дядя с тетей сейчас в отъезде, но они скоро вернутся.

«Я буду представлена таким важным персонам, в таком виде?! — Ужаснулась Киди. — Надо было сразу отказываться от выбора Мелан. Неужели я предполагала, что кроме ее здесь никого нет? А ее планы, что за планы у нее на меня, мы еще куда-то поедем?» — Мысленно просчитывала она, следуя за Мелан по изыскано оформленным коридорам.

Весь дом говорил о хорошем вкусе хозяев, и вкус Мелан, обошел стороной эти стены.

Спустившись по парадной лестнице, они вошли в ближайшую комнату, где безмятежно сидел Корт, читая текст, высвеченный на пульте.

— Киди, познакомьтесь, это мой брат Корт, — представила Мелан брата.

Корт поспешил встать и подошел к девушкам. Внешне брат оказался полной противоположностью сестре. Упитанного телосложения, не высокого роста, молодой мужчина являлся обладателем слегка дающих знать о себе ресниц. Брови почти прямые, но копна рыжих кудрявых волос, делала образ очаровательным. Корт был симпатичным и, похоже, таким же, как и его сестра, веселым, судя по тому, как позволял себе смешливо рассматривать гостью.

От разницы образов родных брата и сестры Киди не скрыла своего удивления, хотя прекрасно знала, что такое часто встречается, когда родители являются уроженцами разных цивилизаций. Корт в отличие от Мелан выглядел как истинный уроженец планеты Силе.

— Корт, это леди Киди Ронт, — представила гостью Мелан.

— Очень рад знакомству, — произнес, лукаво улыбаясь, Корт.

— Мне тоже приятно, — ответила любезностью Киди, присев в легком реверансе.

Вся компания прошла в столовую и села за стол. Блюд было много, но особый аппетит вызывали сладкие плоды из сада, предательски заглушая своим ароматом все остальное.

— Мелан, это та самая ноша, которую вы несли из сада? — Начала разговор Киди, указывая на плоды.

— Да, я хотела угостить вас свежими сладостями.

— Спасибо, вы очень любезны, — поблагодарила Киди, вкушая первый желанный кусочек.

— Моя сестра сегодня расстаралась. С утра навела суету, какую эти стены еще не видели. Даже ее сборы на приемы уступают усердию, которое она явила сегодня, — улыбаясь, сказал Корт, наливая девушкам прохладительный напиток.

— Корт! — Смутившись, остановила его Мелан.

— Мне очень приятна ваша забота, — поспешила подбодрить Мелан Киди, — А ваш брат, говоря о вашем усердии, делает вам комплимент, — добавила она улыбнувшись.

— Если бы так, — вздохнула Мелан, — обычно он ограничивается усмешкой в мой адрес.

— Ты не справедлива, Мелан, — возразин Корт. — Одно то, что ты все делаешь с душою ничто по сравнению с результатом.

— Вот опять! Тебе обязательно критиковать результат моих трудов? — Возмутилась Мелан.

— Мелан, ты должна терпимо относиться к критике, особенно к критике родных, так как она самая искренняя. Мало кто позволит себе сказать тебе правду, но поверь, твоя оплошность не останется незамеченной, более того, может доставить неудобство другому.

— Киди, — неожиданно обратилась к ней Мелан, — обещайте мне, что будете со мной откровенной. Я не хочу доставлять вам неудобства.

— Хорошо, — согласилась Киди. — Заверяю вас, повода для критики, пока не наблюдаю, — соврала она, желая приподнять настроение милой девушке.

— На вас очень интересное платье, Киди, — отметил Корт, насмешливо хмыкнув. — Вы сами его выбрали?

— Его выбрала я! — Вмешалась Мелан.

— Почему-то я этому не удивлен, — все с той же улыбкой заметил Корт.

— Что ты этим хочешь сказать? — Подозревая не ладное, спросила Мелан.

— Мне выбор Мелан нравится! — Затупилась за Мелан Киди, она прекрасно поняла, на что Корт намекал. Он определенно задался целью вывести девушек на чистую воду. — «Бездушный борец за правду!» — Мысленно заключила она и сделала глоток напитка.

— По мне, наряд, в котором Киди явила себя на балкон, куда больше ей к лицу, нежели то, что я вижу сейчас, — заявил Корт, разделываясь с последним кусочком горячего в своей тарелке.

Реакция девушек не заставила себя ждать. Киди поперхнулась напитком, она отчаянно пыталась набрать воздух в легкие. У Мелан вытянулось лицо, она приоткрыла рот, желая что-то сказать, но не находила, что. Не заставил себя ждать и Т, он деловито подлетел к гостье и скрипящей рукой стал постукивать ее по спине. Усердие Т, добавило к кашлю хрип напоминающий слово — спасибо, но Т его не слышал, все его существо добросовестно выполняло задачу, он намеревался вывести персону из критического состояния, во что бы то ни стало.

— Спасибо Т, — сжалился Корт над гостьей.

Т остановился, но не спешил покидать пациента, сомневаясь, что он снял кризис. Киди пришлось скорее справиться с восстановлением дыхания, и когда ей стало легче, Т удовлетворенно направился на свое место, сопровождаемый взглядом гостьи, полного ужаса.

— Ты что подсматривал?! — Наконец выпалила Мелан.

— Ну, если то, что я так же, как и ты возвращался с прогулки, правда с другой стороны сада, невольно стал свидетелем прелестного явления, то да, получается так, — продолжал многозначительно улыбаться Корт.

— Но я не видела тебя, — подозрительно сказала Мелан, — и Киди тоже, — добавила она, вопросительно смотря на гостью.

Киди нерешительно, но утвердительно кивнула, не сводя взгляда с Т. Она боялась пошевелиться, дабы не вызвать очередного полета усердия аппарата.

— Вы так были увлечены друг другом, что я не осмелился мешать, — оправдывался брат.

— Знаешь, — прошипела сестра, — мог бы не признаваться нам в своем, столь неподобающем поведении.

— Киди, искренне приношу свои извинения, — с нарочитой серьезностью сказал Корт.

— Я вовсе не сержусь на вас, — заверила Киди, с сомнением переключаясь с Т на собеседников, — тем более, если я правильно поняла, мой образ доставил вам удовольствие.

— Весьма большое, — сказал Корт, проникаясь уважением к стойкости девушки, которая имела полное право смутиться и обидеться, но вместо этого, без лукавства сделала акцент на своей красоте.

— В следующий раз, когда приедет Нодис и вы будете возвращаться с прогулки, я явлю ему такой же образ! — Мечтательно произнесла Мелан.

— Нет уж. Не смей. Достаточно того, что ты однажды чуть не потеряла платье у него на глазах.

— Это как? — Не удержавшись, рассмеялась Киди, представляя курьезную ситуацию.

— Киди, это было так нелепо! Страшно вспомнить! Не знаю, как так получилось, — залепетала Мелан, — но у меня размагнитился корсет, и если бы под него я не надела сорочку…

— Было бы гораздо эффектнее, — съязвил брат.

— Прекрати, Корт! — Предупредительно сказала Мелан, и вернувшись к собеседнице, продолжила. — Если бы не сорочка, то корсет упал с меня, а так он был немного прикреплен к нему, это позволило избежать конфуза.

— Сочувствую, — искренне пожалела ее Киди. Ей хотелось узнать, кто же этот Нодис, что так тревожит Мелан, но задать этот вопрос было бестактно.

— Спасибо, — ответила девушка.

— Если все наелись, предлагаю переместиться в зал, там нам будет удобнее общаться. — Корт встал из-за стола.

Девушки последовали его примеру и направились к двери. Проходя мимо Корта, Киди почувствовала что-то не ладное и тут же убедилась в справедливости своих подозрений. Корт, любезно уступая дорогу, неловко повернулся и опрокинул кувшин с ярким синим напитком. Кувшин издал плачевный звук и раскололся прямо перед ногами гостьи, обильно облив подол ее платья.

— Корт, как ты неловок! — Возмутилась Мелан, сочувственно качая головой, — Придется менять платье. Пойдем Киди, я помогу.

— Киди, извините меня, не представляю, как я не заметил, — наигранно сокрушался Корт.

По его интонации Киди поняла, Корт не по случайности сделал это. Он хотел избавить гостью от обязательства провести день в этом наряде. Она чуть заметно улыбнулась ему в знак благодарности.

— Ничего страшного, платьев у меня предостаточно и меня совершенно не затруднит переодеться. Мелан, не беспокойтесь, я сама справлюсь. Не бросайте брата, я скоро вернусь, — поспешила заверить Киди.

— Кстати, сестрица, я бы хотел посоветоваться с тобой в одном вопросе, поэтому пока Киди будет наверху, ты окажешь мне услугу. А ей может помочь Т, — поддержал Киди Корт.

— Нет, нет, — поспешила Киди отказаться от услуг Т, и не дожидаясь очередных любезностей, покинула кампанию.

Киди вошла в комнату и закрыла за собой дверь, рухнула на край кровати, собираясь с мыслями. Мелан и Корт нравились ей, но она не могла спросить их напрямую, о цели своего пребывания у них в гостях, кто ее привез и как долго предполагалось ей находиться здесь? Она прекрасно помнила все, что было до того, как ее поместили в филустарф, но о дальнейшем путешествии не знала ничего. Перебрала в голове всех знакомых, кто мог находиться в приятельских отношениях с Тидом, но таких не нашлось. Тид не мог передать ее тем, кому не доверял или не знал лично, значит, кто-то настоял, но зачем? Все это не укладывалось в голове.

Она подошла к гардеробу, раскрывшему свои объятия, так же стремительно, как и в первый раз. Рассмотрев несколько платьев, Киди остановилась на белом, украшением ему служил, широкий синий пояс на бедрах, а также в тон пояса изысканный орнамент на подоле. Завершила образ белая заколка в волосах, со спадающими синими лепестками.

Отражение явила гостье ее привычный вид. Белый, хорошо выделял ее небольшие темно-карие глаза, а губы делал немного выразительнее обычного. Киди никогда не считала себя красавицей, единственное, чем гордилась она так это своими роскошными длинными волосами. Скорее она считала себя миловидной, но не более и только за счет слаженной конституции тела, с невыразительной, но все же имеющейся талией.

Довольная результатом она спустилась вниз. Из гостиной комнаты доносились звуки праздника. Она тихо вошла в зал, Мелан и Корт сидели к ней спиной на мягких подушках дивана и обсуждали трансляцию праздника, высвеченного на экране, временами заливаясь смехом. Чтобы не прерывать идиллию, прокралась поближе и стала смотреть на действие, которое вызывало у них столько положительных эмоций.

Это была запись с праздника на Йосе, в честь победы на Пануре. Основное действие раскинулось на огромных площадях, перед храмом Виф. Счастливые лица не сходили с экрана, куда бы камера не обращала свой взор, отовсюду доносились хвалебные миру и его защитникам. С близстоящих зданий, усеянных приветственно машущими галунийцами, выбрасывались, в несметном количестве, яркие ленты и блестящие пузыри, которые не успевали долететь до голов, танцующих на улицах и площади, сразу взмывали вверх. Трансляция переключилась на другую часть площади, где расположился парад из символов галуны и представлений. Столько знаменитостей — певцы, актеры, музыканты, писатели. Многие из них давали интервью, делясь своими впечатлениями и радостью.

— А теперь вернемся на парадную площадь и отдадим честь павшим. Послушаем, речь Хранителя Итумуса, — представил комментатор парада.

Камера переключилась на другую площадь, где ровными рядами выстроились воины Виф и Галуны. Впереди этих рядов стояли юные ученики Виф, сжимая в маленьких руках белые траурные ленты. Взор всех был направлен на первый уровень посадочной платформы храма, служившей сегодня трибуной. Она была полна руководящего состава воинов, как Виф, так и совета Галуны. Многие лица были знакомы Киди, но среди них она не видела генерала Тида. Хранитель Итумус тоже отсутствовал, даже его заместителя советника Гошии не наблюдалось. Вскоре появился учитель Носит, он был окружен незнакомыми Киди воинами.

— Мне сообщили, — продолжал комментатор, — что хранитель направился на трибуну. Ждем его с нетерпением. Послышались фанфары, зазвучали барабаны, воины достали мечи и подняли вверх. Наконец появился Итумус, он величественно поприветствовал всех. После приветствия воины скрыли мечи в праздничных палантинах. Речь хранителя отличалась трогательными замечаниями, он кратко изложил ход сражения, выказал благодарность, дал наставления цивилизациям Галуны, вдохновил будущие подвиги каждого галунийца. И наконец, призвал всех почтить память не вернувшихся воинов.

Все затихли, на больших экранах площадей появилось изображение Пануры. Камера медленно приближала планету задерживаясь на местах сражений. Там тоже стояли воины, склонив головы, в руках они держали траурные ленты. На секунду камера показала лица, собравшихся на площади, галунийцы плакали. Киди услышала всхлип рядом. Мелан, которая, только что хохотала, теперь с жаром отдавалась слезам. Корт прижал сестру к себе, успокаивающе погладив по голове.

— Ну почему мы не можем уничтожить это зло? От чего Батор так ненавидит нас? — Отчаянно вскрикнула Мелан.

— Мы обязательно победим, и Батор будет наказан по делам его, — успокаивал сестру брат.

На экране снова появилась Панура, воины вынули мечи и вонзили в камни планеты, что символизировало наступление мира. После этого раздалась жизнеутверждающая музыка и камеры возобновили трансляцию с площадей храма. Итумус завершил свою речь жизнеутверждающе и слово было передано председателю совета Галуны. Тот благодарил воинов Виф и командный состав, особые почести были выказаны генералу Тиду, что вызвало шквал аплодисментов. Киди от этого действия пришла в восторг, он действительно был достоин своего положения. Даже была готова, простить ему филустарф. Мелан тоже повеселела и хлопала в ладоши вместе со всеми. Галунтийцы требовали героя. Тид не сразу появился, но, когда все-таки вышел на платформу, публика оглушила его второй эмоциональной волной, скандируя его имя. Он не стал говорить речь, только поблагодарил всех за доверие и поспешил затеряться в толпе трибуны.

— Ну от чего генерал Тид такой скромный, — негодовала Мелан, — такой момент, мог бы нам хоть намекнуть о Воине в красном. Почему о нем никто не говорит, что такого в этом, это же уже не секрет.

— Мы не знаем наверняка, может это выдумка.

— Ну конечно, — фыркнула Мелан.

На трибуну вышел знаменитый писатель, освещающий сражения, но его Киди не слушала, скорее он Мелан заинтересовал, та верила, что писатель обязательно оговорится, в отличие от генерала Тида. Киди не могла разглядеть, с кем общается Тид, он все еще был на трибуне, но его и его собеседника скрывали другие важные фигуры. Наконец, камера дала крупный план, передвигаясь вдоль присутствующих, и Киди увидела собеседника Тида. Это был советник Гошия, тот самый, который, как ей казалось, и близко не подпускал к себе генерала. Но сейчас он что-то рассказывал Тиду и Тид улыбался.

— Гошия?! — Невольно, произнесла Киди вслух.

Неожиданно ее оглушил дружный крик Мелан и Корта, заставив отпрянуть. Она так увлеклась разглядыванием предшествовавшей сцены, что не заметила, как приблизилась к паре и произнесла имя прямо им в уши.

Четыре глаза сидящих на полу брата и сестры были полны ужаса и растерянности.

— Киди! Как же вы так не слышно вошли? Зачем же так пугать? — Спохватился Корт, поднимаясь с пола.

— Я не хотела вас пугать, простите, — растерянно произнесла Киди.

— Мне теперь наш друг будет сниться в кошмарах, — опираясь на руку брата, сказала ошеломленная Мелан.

— Хоть кто-то тебе еще будет сниться, кроме Нодиса, — съязвил брат.

— Тебе обязательно надо шутить, в такой-то момент? — Слегка пнув брата, упрекнула Мелан.

— Мелан, Корт, простите меня, — еще раз попросила Киди.

— Ничего Киди, не беспокойтесь, все нормально, — не уверенно заверила ее Мелан, присаживаясь на диван.

— Вы тоже присаживайтесь, Киди, — любезно предложил Корт, — сейчас Т принесет нам напитки.

— Мне что-нибудь покрепче, — попросила Мелан, проводя рукою по лбу.

— А вы что желаете? — Уточнил Корт у Киди.

— Поддержу Мелан.

— Вот и замечательно, — обрадовался Корт, вводя заказ в программу. — Красивое платье, — заметил Корт, — оно вам очень идет.

Мелан, до этого момента погруженная в свое бедственное состояние, наконец, обратила внимание на Киди и оценивающе разглядывала новый образ гостьи.

— Киди, вы себе не изменяете, — заключила она, неодобрительно покачав головой.

— Вам не нравится? — От чего-то Киди совсем не удивилась реакции Мелан.

— Это то платье, которое я меньше всего хотела вам предложить, — откровенно призналась Мелан.

— Мелан, не всем яркое к лицу, — заступился Корт за выбор Киди.

Его труды с кувшином были оправданы, и он одобрительно кивнул Киди так, чтобы Мелан не заметила их сговора.

— Киди идет яркое! — Не сдавалась Мелан.

«Напитки» — Замелькал своим пультом Т, прибыв с полным подносом требуемого лакомства.

Поднос быстро опустел, первые бокалы компания молча опустошила, всем требовалось расслабиться. Нелепая ситуация, все еще бороздила головы каждого, по-своему. Мелан хмурилась своим мыслям, периодически закатывала глаза. Корт напротив все больше улыбался, ситуация, ранее вызвавшая испуг, теперь забавляла его. Киди использовала молчание, чтобы придумать оправдание, своему поступку. Она ждала последующего вопроса.

— Вы знакомы с советником Гошией? Что Вас так заставило удивиться? — Спросил Корт, выпив вторую порцию напитка.

— Не знакома, но, когда он появился на экране, я не сразу узнала его. Не спрашивайте почему, не знаю, просто привлекло и все, — сказала Киди и улыбнулась самой наивной улыбкой, стараясь казаться безучастной. — Мне говорили, что он не редко попадает в трансляции, вот и удивилась.

— Из них только генерал Тид не радует свет своим обществом. — В словах Мелан чувствовалась обида.

— Почему вы кажетесь обиженной? — Спросила Киди, удивляясь настроению девушки.

— Не обращайте внимания, — вмешался Корт, улыбаясь сестре, — познакомиться с генералом Тидом ее навязчивая идея.

Киди почувствовала, он хотел уйти от развития темы.

— Даже если и так, — не унималась Мелан, — в этом нет ничего странного. Он единственный кто может освободить Шугу.

— По-моему ты его идеализируешь, — бросил Корт.

— По-твоему у нас нет генералов способных на это? Если не Тид, то кто?! — Взволнованно спросила Мелан.

— Наверное, твой Воин в красном, — пошутил Корт.

— Мой Воин в красном, если тебе так угодно, служит у генерала Тида! — Парировала сестра.

— Если он и существует, то, прежде всего он служит Галуне, а не Тиду.

— Если?! — Возмутилась Мелан. — Киди, — неожиданно она обратилась к гостье, — вы тоже считаете, что Воина в красном не существует?

Киди не сразу нашлась что ответить, так как не ожидала, что перепалка между братом и сестрой потребует вмешательство гостьи. Повисшую пауза она заняла пирожным, любезно предложенным Т.

— Не знаю, я его никогда не видела, — мило улыбнувшись, соврала Киди.

Откровение Мелан заставило ее задуматься, насколько опасны слухи в обществе, ведь принцесса не скрывает своей уверенности в существовании Воина в красном. Это было приятно, но и настораживало, так как чем заметнее ее присутствие рядом с Тидом, тем большая угроза нависала не только над ней, но и над ним. Пока разговоры о Воине в красном были только предположениями и больше подвергались насмешкам. Но если о нем заговорили как о реальном персонаже, значит скоро начнется охота на нее.

— Я его тоже не видела, но я верю снимкам с мест сражений, — гордо заявила Мелан.

— Каким снимкам, где вы их видели? — Не на шутку забеспокоилась Киди.

— Их транслировали в новостях, — ответил Корт.

— В новостях?! — Почти вскрикнула Киди. Но удивленные взгляды, заставила сменить тактику. — Если их транслировали в новостях, значит, я склонна не верить в существование этого воина.

— Почему? — Удивилась Мелан.

— Им нужно как-то завлекать публику, вот и придумывают тайны. К тому же, если бы вифы желали скрыть факт присутствия этого воина, то полагаю, эти снимки в новостях не появились.

— Но этому есть объяснение! Снимки были задействованы, когда рассказывали о погибших. Так же было сказано, что возможно, если таинственный воин и существовал, то на Пануре он погиб. А если судить по вашему разумению, получается, что воин существует и он жив! — Нашла объяснение Киди

В мыслях Киди начала сокрушаться на то, что поспешила убедить Мелан в сомнительности заявлений. Ее терзал вопрос, от чего вифы допустили эту информацию?

— Мелан, хватит принимать желаемое за действительное, — буркнул Корт, — на снимках ничего вразумительного не видно, одна красная точка похожая на фигуру.

— Эта точка спасет мир от этого тирана Батора! Вот увидишь! — Торжественно заявила Мелан.

Уверенность девушки в положительном результате существования воина, Киди приняла за комплимент.

— Ну, хватит, — остановил восторг Мелан Корт, — надеюсь, ты не будешь подобные глупости обсуждать в обществе.

— Только в кругу друзей, — заявила Мелан и многозначительно посмотрела на гостью.

Та одарила ее улыбкой желая показать свое согласие быть в том числе.

— Киди, а что вам рассказывали о Гошии? — Неожиданно поинтересовалась Мелан.

— Не отвечайте ей, иначе мы весь день проведем за разговорами о вифах, — заступился Корт, видя смятение гостьи.

— Да мне особенно и не чего рассказывать, — решилась ответить Киди, чтобы не обидеть Мелан. — Возможно ли рассчитывать на знакомство с ним.

Киди говорила почти правду. С Гошией она не была знакома, но вот сказать, что о нем она наслышана от генерала Тида, уж точно не могла.

— У вас правильное сложилось мнение, — одобрил ее Корт, все больше выказывая свое расположение к гостье.

— Ну, что же ты не говоришь Киди, что она преувеличивает? — Съязвила Мелан, обращаясь к брату.

— Потому что это действительно так, — улыбнулся Корт.

— А генерал Тид, значит нет? — Лукаво уточнила Мелан.

— Я не знаком с ним.

— А с Гошия вы знакомы? — Невольно вырвалось у Киди.

— Да, он помогал нашей семье в трудные времена и был весьма самоотвержен. При всей его сдержанности он очень открыт для друзей, — ответил Корт. Его глаза наполнились грустью, чуть уловимой, но Киди заметила это.

Признание Корта в близких отношениях с Гошией приоткрыло завесу тайны ее пребывания здесь и ввергло в замешательство. Гошия не мог принимать участия в ее судьбе, он был против ее существования, но тогда почему допустил ее пребывание здесь, кругу семьи, близкой ему?

Корт предложил переменить тему и обсудить развлекательную программу, пока Киди будет гостить у них. Мелан уже составила расписание их развлечений и воодушевленно предлагала мероприятия. Судя по их количеству, ей предстояло провести здесь двенадцать суток по Яше. Так долго она не могла злоупотреблять гостеприимством хозяев, кроме того, она давно не была дома, и следовало навестить осиротевшие стены.

— Последующие дни, мы распределим позже. Возможно у вас есть свои пожелания на время пребывания у нас? — Поинтересовалась Мелан?

— О нет, я признаться, совсем не рассчитывала злоупотреблять гостеприимством, — призналась Киди, допивая третий бокал. Третий бокал ее окончательно расслабил, разводя на откровенность.

Мелан тоже пребывала в доверительном настроении. Ее все смешило и доставляло удовольствие. Корт не отставал от девушек и периодически вставлял колкие замечания по вопросу распоряжения временем гостьи.

— Но как же так, разве вы планируете в ближайшее время покинуть нас? — Искренне удивилась Мелан.

— Признаться, я даже не помню, как оказалась в гостях столь почетных персон, не говоря уже о том, что мне сложно судить, как долго я могу быть вам полезной, — призналась Киди, задавшись целью выяснить обстоятельства своего присутствия в этом доме.

— О, Киди, простите, мы так на вас набросились, что совершенно не подумали о том, что надо объясниться, — смутившись, сказал Корт.

— Но Корт, возможно, Киди не стоит волновать пока, ей надо отдохнуть.

— Объясниться? Я вполне чувствую себя. Что случилось? — Потребовала Киди, взволнованно поглощая очередное пирожное.

— Ваш корабль потерпел крушение, недалеко от Силе. У вашего корабля отключился двигатель, вы врезались в астероид, чудом остались живы, — объяснил Корт.

— Вы успели послать сигнал бедствия, и наш дядя его увидел. Он оказался неподалеку от места крушения вашего корабля, — добавила Мелан.

Киди поняла, что рассказать ей может правду только их дядя, но его нет дома, а племянников он обманул, скрывая правду. Но до какой степени он сам посвящен?

— О, я очень признательна! Но, право, не помню ничего, — сказал Киди, входя в роль жертвы несчастного случая.

— Да, дядя говорил, что вы не сразу вспомните, поэтому, пока мы не удостоверимся, что вы излечены от травм, никуда не отпустим, — серьезно заверил ее Корт.

— Да, да, дядя говорил, что возможно вы будете бредить, но вы, насколько я понимаю, избежали этой участи, так что позволим себе повеселиться, — смеясь, добавила Мелан.

— Ну, что же, вы желаете веселиться, тогда спою вам смешную балладу.

— Смешную? — Удивилась Мелан.

— Да. Трагичность в казусах, это может быть весело, мы должны уметь посмеяться над тем.

— Значит, то, что вы пели на приеме у графа Плермо, ваше личное творение? — Спросила Мелан. — Все смеялись тогда над трагичным.

— Да. Жаль, что тогда мы не были представлены друг другу, — сказала Киди.

Брат и сестра расположились на диване рядышком друг с другом. Первые звуки платформы имитировали земной дождь, этот звук был не знаком галунийцам, здесь не было таких дождей. Звук дождя вызвал у Мелан с Кортом интерес, он интриговал их, а когда к нему присоединились барабанная дробь и духовой инструмент, напоминающий флейту, их лица выражали умиление. Киди начала петь. Слова баллады погружали в печальный мир игривых нарядов важных персон, подводивших их, вызывающих тревогу и вот эти обстоятельства предлагалось увидеть в другом свете. Играющие на ветру наряды, смеялись над своими хозяевами. Когда музыка утихла и Киди допела последний куплет, Мелан взяла ее за руки и девушки закружились, заливаясь смехом.

— Это прекрасно! Эту балладу должны услышать все! — Смеялась Мелан.

Не отказываясь от очередной порции дурманящего напитка гроса, Мелан и Киди принялись разучивать танец, а Корт с интересом наблюдал за веселым действием. У Мелан не сразу получались некоторые движения, и обычно первые попытки заканчивались громким смехом и тостом за прогресс. Корт тоже попытался познать науку движения тела, придуманную гостьей, но вскоре отказался от попыток, предпочитая больше смеяться над сестрой.

Скоро сильное воздействие напитков, добавило своих эффектов. Девушки шатались, движения стали нелепыми. Они все чаще исчезали с поля зрения Корта, он их находил то за диваном, то за упавшей шторой, которая достаточно стойко служила опорой Мелан, но в какой-то момент не выдержала и накрыла девушек своей обильной и тяжелой массой. Один раз неприятность настигла и Т, верно исполняющего свои обязанности. Девушки решили не ограничиваться гостиной и показать Корту, как эффектно будет смотреться их танец у фонтана, но им удалось только дойти до него. Попытка встать на кромку чаши фонтана увенчалась падением обеих в цветную жидкость. Верный Т, поспешил на помощь, и опрометчиво не просканировал периметр позади себя, а там, с тем же намерением уже бежал Корт. К моменту, как Корт настиг Т, попытка уйти от столкновения была тщетной. Оба рыцаря кубарем летели с парадной лестницы дома, заглушая друг друга. Один нещадно грохотал, другой вскрикивал образными выражениями.

В этот момент совершил посадку традистраф хозяев дома. Им не терпелось познакомиться с гостьей. Картина, представшая их утонченному взору, заставила светских персон оцепенеть.

Часть 4. Решение

Второй день на Силе начался очаровательным восходом звезды Пануф. Киди давно проснулась, и какое-то время восторженно любовалась, лежа в кровати, сменой цвета облаков через огромное окно — явление характерное этому времени суток на Силе. Но созерцательное настроение длилось не долго, вскоре после сладкого пробуждения к ней вернулось сознание, а вместе с ним и воспоминание о вчерашнем дне. Конечно, день, проведенный в компании Мелан и Корта, был во всех отношениях приятным, но его кульминация, желала быть лучшей.

«А еще переживала предстать перед четой Наров в наряде предложенном Мелан. Пусть лучше в нем, чем в том виде и состоянии, в котором они лицезрели меня в итоге, — сокрушалась мысленно Киди. — Бедный Корт, это же надо так неудачно упасть, и вдобавок, получить в лоб удар тяжелой клешней, отлетевшей от Т…. Надеюсь, Т соберут, а заодно смажут детали».

Терзания Киди прервал шорох в коридоре, она прислушалась, шорох удалялся. Киди подошла к двери и приоткрыла ее, через щелочку разведывая обстановку. В дальней части коридора вовсю наводили порядок аппараты-уборщики. Удовлетворившись результатом разведки, она вернулась в постель.

Настроение было ужасное, решиться спуститься вниз она не могла.

«И что мне взбрело в голову танцевать у фонтана? Бедная Мелан, она постоянно падала путаясь в мокром платье. Не пойму, почему она отказывалась от помощи лорда, заверяя, что в состоянии дойти сама? Хотя, что это я, сама также себя вела…. Как же стыдно!».

Киди решила принять ванну. Моральные терзания усугублялись физическими, на бедре ныл внушительный синяк. Капсула, предназначенная для вывода алкоголя из организма, не исключила похмельный синдром. Разве что голова не болела. — «Лучше бы она болела!», — негодовала она, погружаясь в приятное тепло желеобразной воды.

Ванна помогала, скорее она дала ей возможность расслабиться, погружая в дремоту. Следовало еще немного поспать, Киди вернулась в кровать и вскоре погрузилась в сон.

Мелан бесцеремонно разбудила ее. После вчерашних гуляний от учтивостей и официального тона ничего не осталось.

— Привет! — Сказала она присев на край кровати. — Как ты чувствуешь себя?

— Пока не знаю, ты же только что разбудила меня, — ответила Киди привстав.

— Не обманывай, я слышала твои шаги, и ты недавно принимала ванну, — улыбнувшись, разоблачила ее Мелан. — Моя комната рядом, — пояснила она.

— Если бы ты пришла до того, я бы тебе сказала, что плохо. Это ты в коридоре бродила?

— Да, но не решилась зайти. Дать тебе еще капсулу?

— Нет, спасибо, еще бы поспать, — призналась Киди. — Тебе тоже рекомендую, — добавила она, указывая на свободную половину кровати.

— Можно? — Обрадовалась Мелан.

— Конечно, вместе спать веселее, — шутливо заверила Киди предвкушая сон.

Мелан прыгнула под одеяло и сладко засопела. Киди удовлетворенно посмотрела на подругу и закрыла глаза, но погрузиться в царствие Морфея ей удалось не сразу. Сладкий, но весьма звонкий сап Мелан становился все глубже и громче, скоро он заполнил всю комнату. С трудом Киди справилась с фактом такого соседства.

Невероятный грохот открывшейся двери, не только разбудил Киди, но и заставил подпрыгнуть. Первые секунды, она пребывала в ужасе, сидя на кровати, не в силах понять, что произошло, но знакомый приближающийся скрип внес ясность. Это был Т, в полном составе деталей.

Киди посмотрела на Мелан ища защиты, но та продолжала спать, даже не сбившись с ритма.

Не найдя поддержки, Киди затаила дыхание, боясь пошевелиться, в ее сознании теплилась надежда, что Т не станет посягать на ее покой и удовлетворится подготовкой туалетного столика к надобности хозяйки. Надежда оправдалась, Т завершив работу направился к выходу. Облегченно выдохнув, Киди легла и закрыла глаза, но не успела уснуть, как Т вернулся. Он деловито направился в ванную комнату и принялся готовить ее к принятию персоны, судя по тому, что там раздавались всплески чистящего состава, умеренное шуршание робота — уборщика, засасывающего небольшие лужицы оставленные Киди, и звуки сосудов с ароматными маслами.

Работа кипела, Мелан спала, а Киди лихорадочно разрабатывала план побега.

Действовать следовало быстро, поэтому не дожидаясь завершения работы за дверью, она стянула с кровати покрывало, накинула его на тело и выскочила на балкон, прижавшись к стене дома так, чтобы из окна Т не мог ее заметить. Немного отдышавшись, она огляделась. К ее радости, в поле зрения никого не было, но на всякий случай она присела на корточки, укрывшись за резными подпорками перилл. Из комнаты, через щель не до конца закрывшейся за Киди двери, все еще раздавался шорок и знакомый скрип. Не найдя Киди, Т взялся за Мелан и настойчиво будил девушку.

— Спасибо Т, — послышался сонный голос Мелан. Через весьма непродолжительное время голос Мелан сменился на требовательный и возмущенный: — Верни меня обратно! Слышишь?! — Настаивала на своем Мелан. Борьба длилась не долго, через минуту все стихло.

Киди заглянула в комнату, там никого не было. Трудолюбивый Т похитил Мелан.

Время показывало позднее утро, пора было готовиться к выходу. Чета Наров наверняка встала и ожидает всех к завтраку.

Понадобилось время, чтобы среди блестящих и ярких нарядов Киди нашла не кричащее платье синего цвета с серебряной тесьмой и кружевом, украшающим верхнюю плечевую часть. Надеть пышную длинную юбку оказалось куда проще, чем включить магниты корсета на спине. Они то и дело скользили, не состыковываясь там, где надо. Киди уже было решила подобрать наряд с другим корсетом или что-либо без него, но явившийся Т, настойчиво завершил дело. Все могло быть замечательно, если бы не переусердствовал с натяжением лент. Киди не могла ни вдохнуть, ни выдохнуть, отчаянно выкручивая руки в поисках узла, отключающего магниты.

— Отключи, — хрипя приказала Киди Т.

Т выполнил приказ и замер в ожидании дальнейших распоряжений. Киди громко и жадно вдохнула, упала на диван, так, чтобы ее спина стала недосягаема для Т.

В такой позе Мелан застала Киди.

— Киди, что с тобой?

— Он желает моей гибели, — простонала Киди, указывая на Т.

Мелан улыбнулась, догадываясь, в чем дело и села рядом. В отличие от Киди была собрана. Яркое зеленое платье со шлейфом, очень шло Мелан, а волосы собраны вверх и украшены диадемой в цвет платья, красиво завершали образ.

— Ты опять выбрала скучный наряд, — сказала Мелан, неодобрительно посмотрев на подругу.

Киди ничего не ответила ограничившись пожатием плеч.

— Ладно. Давай доведем начатое до конца и спустимся к завтраку.

Мелан помогла Киди затянуть корсет и вручила ее голову Т, несмотря на заверение Киди сделать прическу самой.

— У него немного повредилась программа, — пояснила Мелан, подбирая заколку для подруги, — полагаю это после вчерашнего падения, но ничего, сейчас он последует в ремонтную и там все исправят.

«У него повредилась программа уже давно!», — подумала Киди, но вслух сказала:

— Мелан, я сожалею, что потянула тебя к фонтану.

— Ерунда. Я только могу поблагодарить тебя за вчерашнее, давно мы так не веселились.

— А как же Корт, он здоров?

— Я к нему заходила, филустарф справился, он в отличном состоянии и настроении. Кстати, передавал тебе привет!

— Он не сердится?

— Сердится только на себя, что не успел нас уберечь от падения, — Мелан рассмеялась.

— А как лорд Нара и леди Кериза Нара?

— Они рады, что мы стали друзьями.

— Но как же неловко…

— Мои дядя и тетя понимающие. Есть, правда, некоторые исключения, но вчерашнее не тот случай.

— И что же это за исключения?

— Ну, например, непунктуальность.

Киди тяжко вздохнула. В ее памяти всплыли удивленные глаза лорда и леди, когда она попыталась поприветствовать их должным образом. Ее реверанс был жалким подобием. Она поскользнулась и упала к ним в ноги и не могла встать.

— Ты замерзла? — Спросила Мелан, заметив, как та вздрогнула.

— Волнуюсь.

— Посмотри, какая ты красавица, Т снова оправдал свои таланты.

С последним не согласиться было невозможно. Киди очень понравилась прическа, а выбранная Мелан заколка подчеркивала изгибы волн, искусно уложенных прядей Т.

— Спасибо Т. Твоими трудами я действительно схожу за красавицу, — сказала Киди, прощая его за прошлое.

— Ну, теперь пойдем, — поторопила Мелан, взяв под руку подругу.

Это было как раз то, что требовалось. От волнения подкашивались ноги. Она перебирала в голове все возможные извинительные выражения.

В гостиной оказалось пусто, они поторопились в столовую.

— Мы опоздали, — взволнованно сказала Мелан, — очень плохо, этого нам точно не простят.

Зачем Мелан это сказала, Киди не поняла, но теперь совершенно не находила сил встречаться с хозяевами.

Когда они вошли в столовую, лорд Нара, леди Кериза Нара и Корт, уже трапезничали. Появление девушек заставило всех прервать наслаждение. Девушки поприветствовали трапезничающих реверансом и замерли в ожидании приглашения.

Корт лукаво улыбался, даже скрытно от дяди с тетей подмигнул девушкам. Он действительно хорошо выглядел, как будто беды с ним не случилось. Но леди и лорд Нара, явно не разделяли его радости при виде вошедших особ.

Обладательница длинной шеи, в сочетании с высоченной укладкой из копны красных волос, выглядела неестественно хрупкой и сейчас одаривала девушек взглядом полного осуждения. Для жителей Силе столь тонкая шея леди Керизы являлась эталоном красоты и утонченности. Вытянутое лицо, широко расставленные синие глаза, нос с аккуратной горбинкой, на подбородке синяя родинка в цвет глаз, все отвечало положенной статности истинной леди Силе.

Лорд Нара олицетворял полную противоположность супруге. Он имел крупное тело, широкую шею и выразительно круглое лицо, которое в области подбородка скрывалось под пышной рыжей бородой. В тон бороды выглаженная прическа, выдавала слегка вытянутый череп. И, да, он был редким обладателем серых глаз с синей линией, пересекающей их центр. В целом это выглядело эффектно и даже красиво.

— Доброе утро, леди Киди Ронт, — поприветствовал лорд Нара, — Прошу Вас, присоединяйтесь к нам, — предложил он, указывая на место рядом с собой.

Киди удивленно посмотрела на Мелан, та ее легонько подтолкнула, выводя из оцепенения. Пока Киди шла под пристальным взглядом хозяев, ей представилось, что прошла целая вечность. Когда она дошла до указанного места, лорд удовлетворительно кивнул и только теперь продолжил:

— Вы наша гостья, а моя племянница вас задержала, — пояснил лорд, причину своего неодобрения.

— Это моя вина, — набравшись смелости призналась Киди. — Если примите извинения, буду обязана, — добавила она, бросая вызов чопорности лорда.

Повисла пауза, лорд заполнил ее многозначительным, казалось, возмущенным, взглядом, направленным на гостью. Леди Кериза вопросительно смотрела на мужа, не решаясь хоть как-то вступить в разговор.

«И что меня понесло, ну сказала бы просто — „извините“, так нет же — „буду обязана“? С ума сойти, что я себе позволяю?! — Отругала себя Киди».

— Неужели так мало надо, чтобы вас обязать? — Поинтересовался лорд, с любопытством разглядывая гостью.

— Нет, но для друзей я стараюсь делать исключения, — улыбнулась Киди.

— Очень приятно это слышать, — удовлетворенно сказал лорд. — Ну, что же, дорогая племянница, — обратился он к Мелан, — присоединяйся и прими мои извинения за необоснованное обвинение.

— Но-о-о, виновата действительно я…, — начала Мелан, но лорд остановил ее возражение:

— Ты же не хочешь сказать, что наша гостья солгала нам, — переиначил ситуацию лорд.

Мелан поспешила сесть рядом с Киди. Сидевший напротив Корт улыбнулся сестре. Киди он посвятил одобрительный кивок головы. Все приступили к трапезе в кромешной тишине и только хруст булок напоминал, что здесь что-то происходит. Даже Т не решался пошевелиться ожидая распоряжений. От вчерашней, непринужденной обстановки не осталось и следа.

Лицо леди Керизы сейчас выражало блаженный настрой. По всей видимости, еда доставляла ей особое удовольствие, когда как лорд Нара с удовольствием погрузился в свои мысли. Киди несколько раз ловила на себе его любопытный взгляд. Иногда, ей казалась, что он что-то сопоставляет глядя на нее.

— Леди Киди Ронт, — наконец, прервала тишину леди Кериза. — Мелан согласовала с вами план мероприятий?

— Да.

— Рада, что вы будете с нами. Люблю большие кампании, балы и прочие достойные внимания мероприятия.

— Настолько, что иногда теряю тебя, — улыбнулся лорд.

— Мой дорогой супруг, хочешь получать информацию и быть в центре событий, должен посещать общество.

— Зачем это мне?

— Ну, как же. Мы просто обязаны.

— Уверен, пропусти мы с десяток мероприятий, тебя не забудут.

— На что ты намекаешь? — Озадачилась леди Кериза.

— Ты окружила себя столькими, поток желающих собрать сплетни не иссякнет, — неожиданно для Киди, подколол супругу лорд.

Леди Кериза смутилась, панически заняв себя едой.

— Общество — это прекрасно, — поддержала смущенную женщину Киди. — Прошу извинить меня, не на всех мероприятиях смогу сопровождать вас. Надо возвращаться домой.

— Мы вас чем-то обидели? — Не на шутку забеспокоилась леди Кериза.

— Простите, если показались недовольными, — поспешил оправдаться лорд.

Он выдавал большую озабоченность, чем удивил даже племянников.

— Нисколько, спасибо за роскошный прием, в самом деле рада вашему обществу и с удовольствие проведу пару дней у вас, но не могу остаться на дольше.

— Но я уже обрадовала подруг, общество ценит ваше внимание, — возразила леди Кериза.

— Оно надеется на внимание лорда Ронта, — улыбнулась Киди. — Он не будет меня сопровождать, можете успокоить их.

— Согласна, надежда увидеть лорда Ронта на приеме имеется, но поверьте, вам рады и без него. Вы так прекрасно пели на приеме четы Хоним. Все под впечатлением и от ваших танцев на балу у правителей Потуф. Заверяю, вам не могут быть не рады, даже если больше никогда не станет сопровождать вас, — настаивала леди Кериза.

— Тетя, — укоризненно напомнила о деликатности вопроса Мелан.

— Извините меня, леди Киди, — согласилась леди Кериза.

— Не извиняйтесь. Меня это нисколько не задевает, — заверила она.

— Понимаю, мы еще не настолько близки, но не могу сдержаться от замечания в его адрес. Вы такая прелестная, почему же он не добивается вашего прощения?

— Дорогая, ты не можешь это обсуждать, — отдернул супругу лорд.

— Не нужно напоминать, я обещала и сдержу слово, — заверила она. — Все что будет происходить в этом доме, пока леди Киди у нас гостит, останется здесь. Могли бы уже доверять, я и о нашем друге ничего не рассказываю, — заверила она. — Леди Киди, вы знакомы с советником Гошией?

— Нет, не имела чести.

— Останетесь у нас на дольше, возможно, он посетит нас, я вас представлю друг другу. Хотя может огорчить кое-что, он не расположен к лорду Ронту.

— Это ты так не делишься своими наблюдениями о советнике? — Снова подколол супругу лорд.

— Да, это и не секрет, он не скрывает этой своей позиции.

— Не решай за наших друзей и гостей желают они или нет.

— Леди Киди, я надеюсь вы верно понимаете меня. Еще раз извините за излишнюю откровенность.

— Буду признательна, если вы не станете смущаться меня, — успокоила ее Киди.

— Останьтесь на дольше, заверяю, не пожелаете покинуть нас, — благодарно улыбнулась леди Кериза. — Мне от чего-то кажется, мы станем близкими друг другу очень скоро. У нас дружная семья, это только в обществе мы отличаемся чванством, что вам так не понравилось в первые минуты нашей трапезы. Не плохо разбираюсь в характерах, уверена, не ошиблась и в вашем. Оставайтесь, милая.

— Да, Киди, не торопись покинуть нас, — поддержал тетушку Корт.

— Мне так не хватает подруги, такой как ты, — подтвердила свои надежды Мелан. — Ты не стала смеяться надо мной, хотя я видела, не одобряешь моего вкуса, но не стала учить и наставлять, просто приняла мои предпочтения.

— Это твой вкус и нет никакого смысла тебя наставлять или упрекать в том, что тебе нравится, — объяснила Киди. — Ты не станешь столь очаровательна в чем-то, что тебе не по нраву. В ярких нарядах ты светишься изнутри, это главное.

— Вы очень внимательны к чувствам других, — отметила леди Кериза.

— Если я останусь на дольше, боюсь вы измените свое впечатление обо мне. Предупреждаю, многие обиды на меня связаны с моей излишней прямотой.

— Вот и хорошо, — согласилась леди Кериза. — Когда будете готовы, правдиво поделитесь впечатлениями о нас, а то все только хвалят.

— Так принято в приличном обществе, — напомнил лорд.

— Значит, мы не приличное? — Обиделась леди Кериза.

— Иногда, да, — рассмеялся лорд.

— Какие планы у вас на сегодня? — Поинтересовалась леди Кериза.

— Если Киди согласиться составить мне кампанию, мы направимся к леди Сюлие, — сообщила Мелан.

— Разве не вчера вы были приглашены? — Уточнил лорд.

— Вчера, но она любезно согласилась принять сегодня.

— Полагаю, Мелан, тебе следует направиться к Сюиле одной. Леди Киди не будет приятен извинительный визит, — прекратил смеяться лорд.

— Пока Мелан будет в отъезде, мы устроим для вас ознакомительную прогулку по здешним местам, — решила леди Кериза.

— С удовольствием, — обрадовалась Киди.

— Лучше покататься на водопадах, я намерен ее сопровождать, — предложил Корт.

— Корт, я не успел сообщить, тебя ждут в Гроздоне, — сказал лорд.

— Но семинар закончился, все разъехались, кто меня там может ждать? — Удивился Корт.

— Наверное, учитель истории. Я встретил его вчера.

— Ну что же, Киди, я постараюсь вернуться скорее и тогда мы обязательно покатаемся, — подбодрил подругу Корт.

— Я тоже не буду задерживаться, — подмигнула гостье Мелан.

***

После завтрака Киди проводила друзей до платформы, и не спеша направилась к дому. Дом был прекрасен, и многолик. Состоял из нескольких округлых корпусов, облицованных желтыми и белыми камнями. Во всем ассиметричен, это придавало особый шарм.

Киди медленно поднималась по лестнице желая рассмотреть, местами причудливые, изгибы дома.

На встречу к ней из дома вышел лорд.

— Леди Киди, — окликнул он, спустившись по лестнице, — я намерен прогуляться по саду, пока леди Кериза не освободиться, чтобы составить нам кампанию. Буду признателен, если вы присоединитесь к прогулке.

— С удовольствием, — согласилась Киди.

— Вы, наверное, уже задавались вопросом, почему вы здесь? — Неожиданно прямо спросил лорд.

— Да, — призналась она. — Мелан и Корт сказали вы спасли меня.

— А вы помните этот момент?

— Думаю, вы расскажете мне.

— Конечно. Я доставил вас из храма Виф по распоряжению советника Гошии.

Киди замерла, лихорадочно соображая, как так получилось, а главное почему лорд допущен в храм:

— Советника Гошии?! — Переспросила она.

— Да, и просил заверить, все с согласия генерала Тида.

У Киди округлились глаза, она не знала насторожиться ей или довериться. Участие Гошии в ее судьбе никак не сходилось с тем, каким ярым противником ее пребывания с Тидом казался. И что заставило его доверить ее лорду? Почему он ему доверяет?

— Не буду заставлять вас терзаться в догадках, — продолжил лорд после паузы, — скажу прямо. Советник посвятил меня, знаю достаточно. Позвольте сказать вам спасибо.

Киди сделала глубокий вдох и посмотрела в сторону. Ошеломленная фактом, что лорд Нара, совершенно не знакомый ей до сегодняшнего дня, знает правду. Не укладывалось в голове.

— Леди Киди, для меня большая честь принимать вас у себя. Здесь вы в безопасности, заверяю.

— Вы очень добры. Однако мне необходимо встретиться с генералом Тидом. Я должна покинуть вас. Если вы передадите мою просьбу советнику, буду благодарна.

— Советник Гошия предупредил, вы будете не только просить, но и настаивать. Простите, здесь я бессилен. По решению совета, вам и генералу Тиду запрещено видеться какое-то время.

— По решению советника, так точнее, — выдала недовольство Киди. — Какое это какое-то время?

— Не знаю.

— Он всегда был против, — не сдержала своего раздражения Киди.

— У вас сложилось не верное мнение.

— Вы настолько осведомлены?

— Не могу судить, однако смею предположить, если вас оберегают и доверили мне, значит он ценит и доверяет вам.

— Не хотела вас обидеть.

— И не обидели. Мои мотивы кажутся безумны, но я уверен, не помогу сохранить вас, наши шансы на выживание значительно ослабнут.

— Заверяю, кроме меня есть другие. Не преувеличивайте мое значение.

— Конечно есть, но вы нечто особенное. Риска для моей семьи нет. От нас требуется только объяснить вашу связь с вифами. Я рад, что не придется ничего выдумывать, согласен с Керизой, мы по-настоящему станем близки.

— Буду рада.

Леди Кериза, окликнула пару и скоро подошла к ним. Лорд Нара предупредил Киди, что его семья, а главное супруга, не знают о том, что они принимают Воина в красном.

Сославшись на необходимость решить кое-какие вопросы, лорд Нара оставил дам одних, но прежде, заговорщически подмигнул Киди.

К несчастью, Киди вызывала у леди Кериза совсем другой интерес — прически, балы, сплетни. Все прогулку говорила леди Кериза, она безудержно вводила в курс дела Киди относительно всего происходившего в свете. Через несколько часов Киди почувствовала, что уже знает все обо всех, как будто сама явилась свидетелем событий минувших торжеств.

Как бы скучно не казалось ей подобное времяпровождение, Киди старалась внимательно слушать леди Керизу, на случай если ее начнут донимать дамы на предстоящих приемах. Стоило научиться сливаться с ними и не казаться другой, она должна была быть похожа на них, чтобы не вызывать лишних вопросов. Положение леди обязывало быть благовоспитанной и учтивой со всеми.

В любом случае, Киди была рада обществу леди Керизы. Когда они перешли на темы, положенные друзьям, леди Кериза предстала в новом свете. Она оказалась весьма заботливой и внимательной, только немного усердствовала в этом.

— Дорогая, — обратилась к ней леди Кериза, — прости мою бестактность, — обезоруживающе улыбнулась она, — меня не оставляет в покое твое внутреннее состояние. Возможно, я излишне впечатлительно, но не могу избавиться от ощущения, что ты напряжена. Что тебя волнует так? Лорд Ронт? От чего же не вместе?

— Не обижайтесь, но мне не хочется говорить об этом, — натянула улыбку Киди.

— Понимаю. Просто знай, если решишь окончательно не возвращаться, я помогу тебе разглядеть того единственного.

— Есть кто на примете? — Рассмеялась Киди.

— Пока нет, до сегодняшнего дня не думала об этом, но теперь ты стала близка нашей семье, и я сделаю все, чтобы устроить твое счастье, — вполне серьезно решила леди Кериза. — Посмотри на Мелан, как она счастлива. Это я обратила ее внимание на него. Не долго осталось до объявления дня торжества союза Мелан с графом Нодисом. Он замечательный молодой человек, правда, немного застенчив, в присутствии Мелан, конечно, — кокетливо добавила она, — а вообще он вполне бойкий и знающий себе цену. Он служит на флоте Галуны и ожидается повышение. Очень, очень замечательная партия для Мелан, лучшего мы не могли ожидать.

— Она упоминала имя Нодис, но не стала посвящать меня в свои ожидания, — предупредительно остановила полет повествования леди Керизы Киди.

— Вам вчера было не до подобных разговоров, — махнула рукой леди Кериза.

— Мелан, действительно достойна только замечательного мужчины.

— Да, да! Он лучший из лучших, — поспешила подтвердить сказанное леди Кериза. — К сожалению, в наше неспокойное время, доблестных мужчин становится все меньше, — с некоторой грустью сообщила она.

Леди Кериза продолжила воодушевлено придаваться мечтам о скорой свадьбе Мелан с графом Нодисом, настойчиво упуская тот момент, что пока еще не состоялась даже помолвка.

К обеду, от безудержного щебетания леди Керизы, у Киди побаливала голова, и когда та, наконец, оставила ее ненадолго, чтобы переодеться к столу и сделать новую прическу, Киди удрученно упала на диван гостиной. Ураган информации, поступившей в ее голову за столь непродолжительное время, давал о себе знать физическим недомоганием.

За обеденным столом Киди и леди Кериза встретились, как давние подруги. Через несколько минут Киди пожалела о комплементе сделанном леди Керизе относительно помпезности ее прически. Информацию о секретах столь грандиозного сооружения из волос, Киди получила в избытке. В отличие от Киди, лорд Нара мог не скрывать своего не интереса к теме и занимал себя чтением информации, выдаваемой его пультом.

Все было вполне невинно и сносно, пока леди Кериза не обратила внимание на волосы Киди.

— О, леди Киди! — Воскликнула она, заставив лорда Нара оторваться от чтения. — У вас такие шикарные волосы, их красоту не следует скрывать. После обеда займемся вашей прической, — заключила леди Кериза деловитым тоном.

Вздох отчаяния Киди не ускользнул от лорда Нара и тот, решил заступиться за девушку, заверив супругу, что волосы Киди сами по себе хороши и не требуют дополнительной возвышенности.

— Не хочешь ли ты сказать, мой дорогой супруг, — возмутилась леди Кериза, — что мои волосы не столь хороши?

— Нет, конечно, дорогая, — поспешил оправдаться лорд Нара. — Я только желал сделать леди Киди комплимент. Ее скромность ей к лицу и мне кажется, не стоит настаивать на большем, когда она чувствует себя комфортно в том, что имеет на своей прелестной головке сейчас.

— Но она же не знает, насколько будет прекрасна в том образе, который придумала ей я, — гордо заявила супруга.

Киди мысленно ахнула, получалось, что в этом доме женская часть совершенно решила переделать ее на свой лад.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: